регистрация / вход

Кто Вы, барон Шиллинг? К биографии изобретателя электромагнитного телеграфа

Павел Львович Шиллинг (1786 – 1837), член-корреспондент Петербургской академии наук, был физиком и востоковедом, криптографом и основателем русской литографии. Он изобрел первый минный электрический запал и создал первый электромагнитный телеграф.

Кто Вы, барон Шиллинг? К биографии изобретателя электромагнитного телеграфа

Борис Хасапов

Павел Львович Шиллинг (1786 – 1837), член-корреспондент Петербургской академии наук, был физиком и востоковедом, криптографом и основателем русской литографии. Он изобрел первый минный электрический запал и создал первый электромагнитный телеграф. В борьбе с Наполеоном он был награжден именным оружием с надписью “За храбрость” и боевым орденом.

Его деятельность на благо своей родины- России не осталась незамеченной потомками, как это не раз случалось в нашей истории. Ему посвящены сотни статей, книги и воспоминания современников. Бесчисленны его друзья, среди которых достаточно назвать имя А.С.Пушкина, чтобы понять каким обществом был окружен изобретатель. Он выигрывал сразу у двух соперников в шахматы, играя не глядя на доску. Вот как характеризовал Шиллинга морской офицер, лично его знавший: «Это толстый человек, с большими связями, ученый, весельчак, отличный говорун, знавший всю аристократию Европы. На него смотрели, как на какую-то загадку». Кое-кто беззлобно уподоблял его международному проходимцу графу Калиостро. Действительно, личность неординарная и даже странная.

Окружению П.Л.Шиллинга было известно, что он служит чиновником по Министерству иностранных дел и это почему-то связывалось с дипломатическим поприщем. Мнение подкреплялось частыми командировками барона за границу. На самом же деле Шиллинг был заведующим одного из секретных подразделений МИДа, а именно цифирной экспедиции, а с 1828г. имел чин действительного статского советника, равнозначного генерал-майору или контр-адмиралу.

Чем же занималась цифирная экспедиция? Эта канцелярия занималась практической криптографией или тайнописью, зашифровывая и расшифровывая различные тексты, попадающие в министерство не всегда праведным путем. Каждое государство охраняет свои секреты – политические, экономические, технологические и хочет знать секреты не только противника, соперника, но и союзника. Для этого используется и шпионаж, и подкуп, ковыряние в мусорных ящиках посольств и авиаразведка. Тысячи способов. Но свои тайны надо хранить, а чужие разгадывать. Контора Шиллинга этим и занималась. Она зашифровывала свои документы и разгадывала тексты чужих. В те времена львиная доля информации поступала из почтовых сообщений, поэтому перлюстрация писем была обыденным делом. Но кто любит, когда его письма читают посторонние? А во времена, когда вызывались на дуэль из-за пустяков, декларировать в обществе свою профессию, заметим, весьма нужную, не было целесообразно. Даже если перлюстрации отдел Шиллинга подвергал только международную почту. Но какова была награда за этот, казалось бы, непочтенный труд!

Мы приведем выдержку из разговора Александра I с маршалом разгромленной Наполеоновской армии Макдональдом. «Конечно, -- сказал император России побежденному врагу, -- нам очень сильно помогло то, что мы всегда знали намерения вашего императора из его же собственных депеш». Нам удалось захватить много депеш. «Я считаю странным, что вы смогли их прочесть, -- заметил бывший враг, -- наверное, вам выдали ключ?». Царь ответил: «Даю Вам честное слово. Мы просто дешифровали их». Это событие имело место еще до появления Шиллинга в цифирной экспедиции, но в руководство канцелярии пришел уже подготовленный руководитель. Этот путь, опускаемый биографами Шиллинга, мы и попытаемся воспроизвести.

В самостоятельную жизнь П.Л.Шиллинг вошел очень рано. Согласно традициям его рода старший сын семьи уходил на воинскую службу. Его отец, командир пехотного полка, расквартированного в Казани, записал в 1795 своего одиннадцатилетнего сына подпрапорщиком в свой полк. Но в 1797г. внезапная смерть отца приводит подпрапорщика в Петербург для обучения в Первый кадетский корпус, который он и заканчивает в 1802г. в чине подпоручика.

С местом службы Шиллингу повезло. Он получил направление в Службу Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. Начальником Свиты был генерал П.К.Сухтелен, человек энциклопедических знаний, который собирал в свою службу самых образованных и способных выпускников из Сухопутного, Морского, Пажеского кадетских корпусов, а позже и из Царскосельского лицея. Здесь в армии они получали дополнительные знания по астрономии, геодезии, сферической тригонометрии и после сдачи экзаменов считались первоклассными картографами. В армейской среде они назывались колонновожатыми, потому, что возглавляли колонны войск на марше.

Колонновожатые должны были производить рекогносцировку на местности, составлять топографические планы, давать рекомендации по расквартировке частей в населенных пунктах или полевых лагерях. В мирное время квартирмейстеры вели разведку территории вероятного противника. Такого рода служба требовала незаурядного ума, мужества, знания нескольких языков, аккуратности и точности в сборе разведданных и составлении карт и планов. Новоиспеченного колонновожатого ждала блестящая карьера, но происходят события, на первый взгляд необъяснимые. П.Л.Шиллинг подает рапорт об отставке «по семейным обстоятельствам» и уезжает жить к своей матери.

Какие семейные обстоятельства могли быть у семнадцатилетнего офицера, который и умрёт холостяком? Может быть неустроенность матери? И это не так! Екатерина Ивановна Шиллинг после смерти мужа вышла замуж за барона Карла Яковлевича Бюлера и жила своей жизнью. Удивляет и та поспешность, не свойственная российской бюрократии, с какой оформляются служебные документы на новое назначение отставника: 21 мая 1803г. его отчисляют с воинской службы, а 22 мая его причисляют к русской дипломатической миссии в Мюнхене сверх штата. (значит без жалования).

Всё становится на свои места, когда мы узнаем личность отчима П.Л.Шиллига. К.Я.Бюлер был одним из опытнейших дипломатов России. Тайный советник, он был награжден по представлению А.В.Суворова орденом св. Александра Невского за помощь в знаменитых Альпийских походах последнего. Так вот этого дипломата и назначают в 1803г. русским посланником при баварском дворе в Мюнхене. Бавария – союзница Франции в то время, а кто бы смог заподозрить 17-летнего мальчишку, приехавшего к матери, в шпионаже?

За раскрытием каких секретов посылали Шиллинга? Вне всяких сомнений это новейшие достижения военной науки того времени. Именно тогда Франция была лидером в развитии естественных наук, даже язык мировой науки был французский. И, уж конечно, гений Наполеона Бонапарта пугал всех властителей Европы, но для России это еще и был наиболее вероятный противник.

Франция является родиной воздухоплавания и понятно, что она первой стала применять аэростаты в военных целях. Еще в 1783г. инженер Мёнье представил Парижской академии наук доклад «О применении воздушных шаров в военных целях». Первые попытки начались с 1793г. при осаде Валенсии, а затем Мобежа, Шарльруа, Люттиха. Физик Араго писал об эйфории в армии Франции тех времен: «Полководцы были уверены, что станут обозревать укрепления и расположения неприятельских войск, некоторые составляли даже планы воздушных сражений». Позже были предложения подвешивать к аэростатам бомбы и громить ими врага. Но невозможность наведения воздушных шаров на цель делали эти планы неосуществленными Тем не менее правительство Франции приняло решения основать школу Воздухоплавания и она была основана в 1794г.

Что же могла противопоставить Россия французам? «В предупреждение пожарных случаев и иных приключений, повелеваем учинить запрещение, чтобы никто не дерзал пускать на воздух таковых шаров». Так Екатерина II росчерком пера на долгие годы остановила воздухоплавание в нашей стране. Действительно, подвешенная под шаром жаровня для нагрева воздуха в деревянной России была более опасна, чем война гренадеров. Но наука не стояла на месте и французский физик Ж.Шарль применит водород для своего шарльера. Правда, способы его получения весьма сложны, но в 1801г. лондонские ученые получат при электролизе воды водород. Независимо от них в Мюнхене это сделает И.Риттер, создав первый в мире аккумулятор. Наполеон, понявший возможности способа, субсидирует большие деньги для создания мощного химического источника электричества. Этой задачей займется сам Гей-Люссак.

Отставание нужно было нагонять. Итальянский профессор Черни, состоявший на русской службе, пытался совершить полет в 1802г., но он по техническим проблемам не состоялся, а своих специалистов больше не было. Александр I в Петербурге с помощью француза А.Гарнерена 10 июня 1803г. организовал первый полет, а 18 июля с Гарнереном уже поднялся в воздух генерал С.Л.Львов. Однако до применения в войне воздушных шаров было еще далеко.

В Мюнхене Шиллинг проведет девять лет. Вне штата миссии он будет до 1808г, именно до того момента, когда его отчим К.Я.Бюлер получит новое назначение в Петербург, а послом станет князь И.И.Барятинский. У нового посла офицер стал канцелярским служителем дипломатической миссии с чином коллежского асессора. Для усиления разведывательных служб Барклай де Толли в миссию пришлет в 1810г. еще своего представителя -- графа П.Х.Граббе. Кстати, это был однокашник Павла Львовича по кадетскому корпусу и они были друзьями. Именно им придется выполнить важное специфическое задание своего правительства по аэронавтике.

Именно тогда немецкий изобретатель Франц Леппих предложил конструкцию аэростата, с подвязанными к нему бомбами, который с помощью специальных вёсел и гребцов мог бы подкрадываться в нужное место и бомбардировать противника. Наполеон, разочарованный неудачными попытками своих аэронавтов повлиять на исход сражений, отказал изобретателю. Но, когда тот начал сам изготавливать такой дирижабль, велел арестовать конструктора. Было это в начале 1812г. и поэтому Александр I , боявшийся поражения в предстоящей войне с французами, принимает предложение Леппиха выполнить этот проект для России. Решено было выкрасть изобретателя из Германии, контролируемой Бонапартом.

В Мюнхенском посольстве Леппиху тайно выдают российский паспорт на имя врача Генриха Шмита. Он и сопровождающий его российский фельдегерь Иордан с паспортом на имя Фейхнера прибывают в Москву 14 мая, где в имении князя Репнина и начнется строительство объекта. Из Германии тайно доставляются в Подмосковье и специалисты, каковых еще нет у нас на родине. Весь проект был окутан такой тайной, что о строящемся дирижабле не знает даже московский главнокомандующий граф Гудович. Само предприятие называли для конспирации «фабрикой для приготовления новоизобретенных зарядов для пушек».

Быстрое продвижение французов после Бородинского сражения заставило срочно прекратить работы над дирижаблем и эвакуировать его на подводах вглубь страны. Оставшаяся гондола для гребцов была сожжена. Оказалось, что для Наполеона великая тайна таковой не являлась. При занятии Москвы он срочно направил на место строительства генерала Лауэра. Тот увидел только остатки гондолы и арестовал офицера охраны с 26 ополченцами. После скорого воено-полевого суда они были объявлены «поджигателями» и расстреляны. Сразу же после окончания войны интерес к постройке был утрачен и о ней забыли. Казалось бы, что усилия России в этом вопросе были напрасны. Но хорошие идеи сохраняются веками. Через сто лет во время Первой мировой войны, когда начнет развиваться авиация с ее бомбометаниями, аналогичные аэростаты предложат не для активного нападения на противника, а, наоборот, для пассивной защиты своих объектов, бомбардируемых врагом. У нас в России аэростаты заграждения впервые применят в Финскую войну для защиты Ленинграда от бомб врага, а серийно будут строить в Великую отечественную, защитив центры Москвы и Ленинграда от катастрофических разрушений. Да и сейчас видятся перспективными применения аэростатов заграждения от некоторых видов вражеских крылатых ракет.

Чем же занимался в Баварии Шиллинг? Ничего экстраординарного. Европа в конце XVIII века вступила в период промышленной революции. Появлялись новые технологии, машины, способы разработки полезных ископаемых. Россия безнадежно отставала от самых развитых в то время экономик мира Англии и Франции. Надо было наверстывать упущенное и это прекрасно понимали в Генеральном штабе. Вот с этой задачей и поехал справляться русский офицер, «Во время пребывания своего в Мюнхене, - вспоминал впоследствии Н.И.Греч, - занимался он из любознательности разными художествами и общеполезными ремеслами». Напомним, что в те времена слово художество имело более широкий смысл, чем сейчас и его можно было воспринимать, как изобретательскую деятельность.

С одним из таких изобретателей литографии, неким Алоизом Зонефельдером, и познакомился наш соотечественник в столице Баварии. Этот человек изобрел способ размножения на бумаге рисунков, чертежей, иероглифов, причем даже в цвете. Секрет изобретения состоял в материале так называемого литографского камня. Этот секрет держался в тайне изобретателем. Но сам был очень непрактичным по жизни человеком и не смог завести своего дела даже в деловой Англии, куда переезжал жить. Дружба Шиллинга с изобретателем дала нашей Родине возможность сначала получать литографские камни из Баварии, затем найти такие же и у нас в стране. Но топографические карты для армии при генеральном штабе стали изготавливать именно таким способом. Причем настоял на применении этого метода всесильный тогда граф А.А.Аракчеев.

Сам Шиллинг, ставший позже криптографом, широко пользовался литографией, ибо она позволяла размножать в необходимом количестве секретные документы, зашифрованные любым способом. После победы над Наполеоном его канцелярия размножила дипломатическую переписку Франции, захваченную в качестве трофея нашими войсками в Париже.

Какими только вопросами не занимался П.Л.Шиллинг на государевой службе? На этот вопрос пока невозможно ответить. Все это хранится в соответствующих архивах разных министерств и вряд-ли, станет известным без специальных поисков. Мы только приведем выписки из письма министра иностранных дел России графа Нессельроде в ответ на просьбу уже смертельно больного П.Л.Шиллинга отпустить его на курорты Европы за год до своей смерти. Заметим. что разрешение на отпуск давал сам государь.

«Государю Императору угодно было изъявить на то всемилостивейшее соизволение и вместе с тем, дабы сделать пребывание Ваше в чужих краях полезным для службы, поручается Вам заняться нижеизложенными предметами:

1. Ознакомиться с новыми открытиями, сделанными в последних годах в Германии, Франции и Англии в науке электромагнетизма.

2. Изыскать выгоды и невыгоды телеграфических систем Пруссии, Франции и Англии.

3. Узнать в полноте вновь изобретенный способ обугливать до 80-ти куб. сажень дров в особенно устроенных для сего печах…».

Задание давалось с самого начала невыполнимое, тем более больному. При том обилии текучей работы в своей канцелярии Шиллинг не мог следить за открытиями А.М.Ампера, М.Фарадея, Г.С.Ома, чей расцвет творчества приходился на данный период. и за время отпуска этого всего просто невозможно было познать. Особенно умиляет задание узнать секрет «особо устроенных» печей для фабрикации древесного угля. П.Л.Шиллинг был очень тучным человеком, поэтому рассматривать секреты печи он попросту бы не смог. Хотя нужно сказать, что это задание было очень важным для оборонной промышленности. Ведь в металлургии тогда не могли применять уголь, добываемый в шахтах.

Все это было подслащено припиской в конце письма: «Государь Император всемилостивейшее повелел сохранить Вам, яко чиновнику и за границей имеющему заниматься делами службы, положенное Вам жалование». Деньги всегда нужны, но что чувствовал при чтении этого письма тяжело больной человек?

Но все-таки самым главным событием, повлиявшим на биографию Шиллинга, было, как это не покажется странным, знакомство с лечащим врачом русской миссии в Мюнхене С.Т.Земмерингом. Немецкий врач и анатом Самуил Томас Земмеринг был человеком колоссальных способностей и проявил себя в различных областях науки. С его участием в 1783г поднялся в воздух первый немецкий воздушный шар. Одним из первых в Германии он делает противооспенную прививку, сначала сам себе. Его работы в анатомии человека и животных сделали его самым известным анатомом того времени.

Лечащим врачом анатома сделали некоторые обстоятельства. По приглашении его в Баварию, «где искусства и науки поощрялись проницательными правительствами», обнаружилось, что анатомический театр академии не закончен в строительстве. Пришлось подыскивать себе не очень обременительную работу с тем, чтобы попутно у себя в доме заняться электрическими опытами, новое направление исследований которых дал итальянский анатом Гальвани. Так встретились в 1805г. в Мюнхене Шиллинг и Земмеринг. Вот там и приобрел первые знания в гальванизме русский офицер.

Франция в те времена уже пользовалась для передачи срочных сообщений так называемым оптическим телеграфом. Это были специальные башни, на которых стояли специальные семафоры, положением своих крыльев в пределах прямой видимости передававшие информацию. Ночью и в туманы такой телеграф смысла не имел. Тем не менее однажды Наполеон, получивший быстро сообщение по такому способу о нападении Австрии на Баварию, перегруппировал войска и вскоре уже был со своими гренадерами победителем в Вене. Бавария была спасена.

История точно сохранила даты возникновения нового, быстрого и всепогодного вида связи. Король баварский Максимилиан 9 июля 1809г., пригласив на обед Земмеринга, боясь нового нападения австрийцев (союзников России), пожелал иметь у себя другой, всепогодный телеграф. «Земмеринг чуть ли не в тот же день занялся устройством приборов, и уже 22 июля его прибор был готов». Работал он на принципе электролитического разложения воды на кислород и водород. Известно, что при разложении воды водорода выделяется вдвое больше, чем кислорода. Вот это свойство и наличие нескольких электродов позволяло передать информацию при любых погодных условиях. Хотя опытный экземпляр телеграфа к 1812 уже передал информацию на 3км в его основе лежали принципы невозможные к практическому его использованию. В первую очередь его высокая энергоемкость и наличие многих проводов связи.

Новый телеграф заимствовал и недостаток оптического, так называемый человеческий фактор: «сон так же часто нападает на телеграфщиков, как и туманы». Эта шутка того времени имела под собой реальную основу – трудно не заснуть, уставившись в одну точку и ждать, а мне последует ли от отправителя сигнал? Этот недостаток в телеграфе Земмеринга предложил в 1811г. устранить нюрнбергский физик И.Х.Швейггер установкой на приборе специального вызывного устройства. Напомним, что в те времена не было ни электрических звонков, ни электролампочек и он посоветовал использовать гремучий газ, в избытке получаемый при работе в электролитическом телеграфе. Порцию этого газа он предлагал при вызове поджечь электрической искрой, что сравнительно просто можно было осуществить в приборе Земмеринга.

Но изобретатель телеграфа не воспользовался советом Швейггера. Звук при подрыве газа получался такой мощности, что мог насмерть перепугать не только сонного, но и бодрого телеграфиста своей неожиданностью. Земмеринг применил обыкновенный будильник, который запускался тем же газом, но уже специальным поплавком. Идея Швейггера была бы забыта, если бы в опыте не участвовал русский офицер П.Л.Шиллинг. Идея дистанционного подрыва с помощью электричества его глубоко заинтересовала, тем более, что таким способом можно было производить подрыв заряда даже под водой.

Приоритет российского офицера в этом вопросе неоспорим и известны даже даты сделанного изобретения. Вот что пишет академик И.Х.Гамель в 1860г, имевший возможность ознакомиться с документами уже покойного Земмеринга: «Наш барон Шиллинг в 1812г. пытался изготовить провод,с помощью которого можно было бы взрывать мины. Восьмого апреля Земмеринг отметил в своем дневнике, что Шиллинг пришел к нему запыхавшись, желая сообщить свой план взрывать мины. На следующий день Шиллинг приходил к нему не менее четырех раз, а 13 мая записал, что Шиллинг радуется как ребенок своему электрическому проводнику».

Наполеоновское нашествие на Россию ускорило события и уже осенью 1812г. после вынужденного возвращения в Россию Шиллинг проводит практические испытания нового оружия, подрывая мины на противоположной стороне Невы. Все преимущества нового способа подрыва не были сразу поняты военными разных стран, только Россия вела работы в этом направлении. Отрезвление не заставило себя ждать. В 1753г. началась Крымская вона. Трижды пыталась объединенная англо-французская эскадра с 20-тысячным десантом приблизиться к Кронштадту, но каждый раз, потеряв на минах несколько кораблей, отступала.

При осаде Севастополя русские минеры встретились под землей с врагом. Вот, что писала тогда лондонская газета «Таймс»: «Нет никакого сомнения, что пальма первенства в минно-подрывной войне принадлежит русским». Одна из причин этого был тот факт, что союзники применяли огневой способ подрыва, а российские саперы – электрический. Отказов при взрывах у них было 22%, а у нас – 1%. Но не в этом главная заслуга П.Л.Шиллинга. С развитием минного оружия понадобились специалисты ранее неизвестных специальностей, их тогда называли гальванерами, а для производства проводников, изоляторов и химических источников – новые виды промышленности. Так в России начиналась электротехника.

Обычно главной заслугой Шиллинга считается работоспособная конструкция первого в мире электромагнитного телеграфа. Этого нельзя отрицать. Он уже в 1832г. публично безошибочно передал текст телеграммы, написанной императором Николаем I и в его присутствии. Это многого стоит. Но необходимо помнить, что идею такого телеграфа впервые высказал А.М.Ампер, словами описав конструкцию в 1820г. Тогда же изобрел свой мультипликатор И.Х.Швейггер, примененный в конструкции нашего изобретателя. С ними был лично знаком Шиллинг и неоднократно общался. Причем известен случай, когда наш соотечественник, играя с завязанными глазами в шахматы с великим физиком А.М.Ампером, выиграл партию. Беда в том, что высочайшее повеление на строительство такого телеграфа последовало лишь 19 мая 1837г. (Через пять лет!). И не вина в этом изобретателя. Он умер после удаления злокачественной опухоли 25 июля того же 1837г. Результатом явился факт, что сообщение о поражении в Крымской войне из Севастополя в Петербург принёс телеграф, построенный под руководством немца Сименса. Но можно ли было эту войну выиграть, если союзники из Крыма посылали корреспонденции в свои газеты телеграфом в Париж и Лондон, а приказы главнокомандующего из Петербурга в Крым везли на лошадях.. Это надо помнить современному руководству страны, пустившему уже отстающую электронику в свободное плавание, как тогда сделал Николай I.

Шиллинг провел десятки секретных операций от разведывательных миссий в Китае до организации русского генерал-губернаторства в Северной Америке. Он был родственником шефа жандармов графа Бенкендорфа и протеже печально известного Аракчеева. Веселым толстяком и дамским угодником.

И все же, кем Вы были, барон Павел Львович Шиллинг?

В любом случае талантливейшим человеком и патриотом Родины!

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий