регистрация / вход

Исторические труды М. А. Коростовцева

Начало творческого пути. Пик научной деятельности. Анализ работ М. А. Коростовцева. Михаил Александрович Коростовцев – один из известнейших отечественных востоковедов. Значительно продвинул вперед отечественную и зарубежную египтологию.

СОДЕРЖАНИЕ

Начало творческого пути 3

Пик научной деятельности 7

Анализ работ М. А. Коростовцева 10

Заключение 12

Примечания 13

Список литературы 14

Начало творческого пути

Михаил Александрович Коростовцев родился 23 апреля 1005 года в семье военного, связанной тесным родством с некоторыми известными русскими учеными (его мать была урожденная Герсеванова). В 1919 году он окончил гимназию в Тбилиси, где проучился еще два года в Политехническом институте. Однако подлинные его интересы были далеки от техники. Уже тогда им овладело непреходящее увлечение великими древними цивилизациями Востока, в особенности культурой древнего Египта. Юноша обращается к академику Б. А. Тураеву. Но переписка вскоре оборвалась: основоположник отечественной науки о древнем Востоке скончался летом 1920 года. В 1921 году Михаил Александрович был призван в Красную Армию и прослужил там до 1924 года. Постоянное общение в это время с морем и моряками и неугасимое стремление к познанию побудили его в 1925 году уйти в плавание. За десять лет М. А. Коростовцев прошел путь от простого матроса до капитана, получив диплом штурмана дальнего плавания. Тогда же, в 1929 году, он вступает в ряды Коммунистической партии.

Но «зовы древности» не замолкали и на капитанском мостике среди морских просторов. Он заканчивает в 1934 году заочно курс исторического факультета Азербайджанского государственного университета в Баку, а в следующем году расстается с морем и переезжает в Ленинград, чтобы, наконец, полностью посвятить себя занятиям египтологией, мечта о которой не оставляла его с юности.

По рекомендации академика В. В. Струве Михаил Александрович поступает научным сотрудником в Институт истории Академии наук СССР. Здесь он полностью отдается научной работе.

Жизненный опыт в сочетании с большой увлеченностью и одаренностью и такие первоклассные учителя, как академик В. В. Струве и Ю. Я. Перепелкин, позволили М. А. Коростовцеву уже через три года выступить с первой небольшой самостоятельной работой – заметкой о книге Dairaness, а еще через два года – с переизданием важнейшего текста – декрета Сети I из Наури, который за восемь лет ддо того впервые опубликовал Ф. Гриффис. Михаил Александрович значительно дополнил исторический и филологический комментарий, что в немалой степени способствовало лучшему уяснению этого столь часто используемого источника. Напечатанная в 1941 году статья о V династии, по-новому и притом вполне убедительно освещающая ход событий, завершившихся приходом к власти последней династии периода Древнего царства, и защищенная в 1939 году кандидатская диссертация «Рабство в эпоху XVIII династии» показали, что М. А. Коростовцев за сравнительно краткий срок вырос в серьезного исследователя, несмотря на то что ему приходилось совмещать собственные научные изыскания с хлопотливыми и трудоемкими обязанностями ученого секретаря Института истории.

После нападения на Советский Союз фашистской Германиии и ее сателлитов он поступает добровольцем в армию. Вскоре из армии его направляют в Москву, где он выполняет административные обязанности по Академии наук. Михаил Александрович в это время был ученым секретарем Отделения истории и философии. В 1943 году он успешно защищает диссертацию на тему «Язык и письмо древнего Египта» на соискание ученой степени доктора исторических наук. [1]

Вот перечень первых работ академика:

1937

Рец.: Dairaness, Un socialisme d’etat quinze siecles avant. I. – C. L’Egypte economique sous la XVIII dinastie pharaonique. Paris, 1934. – «Историк-марксист», М., 1937, №2, С. 170 – 172.

1938

Германский фашизм и африканская колониальная проблема. – «Пропаганда и агитация», М., 1938, №23, С 54 – 60.

Цитадель мировой реакции. (Внешняя политика Англии и международные отношения). – «Проппаганда и агитация», М., 1938, №19 – 20, С. 79 – 85.

1939

Декрет Сети I в Наури. – «Ист. Архив», М., 1939. Т. 2, с. 239 – 287.

Происки германского фашизма в Палестине. – «Пропаганда и агитация», М., 1939, №10, С. 45 – 49.

1940

Египет. – «Пропаганда и агитация», М., 1940, №17, С. 52 – 55.

1941

Из истории V династии в древнем Египте. – «Вестник древней истории», М., 1941, №1, С. 31 – 44.

Хеттское царство. – В. В. Струве. История древнего Востока, М., 1941, с. 247 – 255.

1942

Изучение истории древнего мира за 25 лет. – 25 лет исторической науки в СССР. М. – Л., 1942, С. 189 – 208.

1945

О фашистской фальсификации истории древнего Египта. – «Ученые записки МГУ», вып. 81, 1945, с. 45 – 54.[2]

Пик научной деятельности

Затем его направляют в длительную командировку в Египет, сначала корреспондентом ТАСС, а затем назначают официозным представителем Академии наук. Служебные задания, особенно в трудные воеенные и первые послевоенные годы, отнимали много времени и сил. Но Михаил Александрович все же выкраивает часы для занятий наукой. Он пишет ряд статей, опубликованных в 1947 году в «Бюллетене Египетского института» и «Бюллетене Французского Общества восточной археологии», в которое он был избран иностранным членом. В тематике этих работ, равно как и в теме докторской диссертации, отчетливо проявляется возникший у М. А. Коростовцева интерес к проблемам истории египетского языка и письменности, которым со временем он будет уделять все большее внимание.

По возвращении из Египта в 1947 году Михаилу Александровичу не сразу удается вернуться к научной деятельности. Подавляющее большинство его трудов создано за последние два десятилетия – срок весьма ограниченным особенно если принять во внимание, что число это приближается к ста и среди них имеются такие капитальные публикации и монографии, как полное комментированное издание известного папируса из собраний Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина – «Злоключения Ун-Амуна» editio princeps столь трудного в палеографическом и филологическом отношении текста, как папирус №127 из коллекции того же музея, обширное «Введение в египетскую филологию» – первый труд подобного рода, краткий очерк египетской грамматики «Египетский язык», книга о писцах древнего Египта, также первое обобщающее исследование на эту тему, и, наконец, «Грамматика новоегипетского языка». В 1976 году вышел в свет первый в отечественной литературе общий очерк египетской религии.

Содержание этих книг, равно как и многочисленных статей, помещенных в различных сборниках и журналах, отчетливо показывает, что М. А. Коростовцеву теперь гораздо ближе проблемы языка, текстологии и истории письма древнего Египта, чем его социально-экономическая и политическая история, которые в первую очередь привлекали его в ранние годы научной деятельности.

См. А. Коростовцеву было поручено возглавить редакционную коллегию трехтомной «Истории древнего Востока». Он активно участвовал в создании другого коллективного труда – «Истории культуры древнего Египта». В популярных журналах неоднократно появлялись его статьи, предназначенные для массового читателя, интересующегося культурным наследием минувших веков.

Когда в 1965 году скончался академик В. В. Струве, ни у кого не возникло сомнения, что никто лучше М. А. Коростовцева по сочетанию деловых, научных и человеческих качеств не сможет заменить его на посту заведующего отделом древнего Востока Института востоковедения АН СССР. Он был заместителем председателя ученого совета Института востоковедения АН СССР, входил в состав филологической секции этого же совета и в ученый совет Института Африки АН СССР и Института международных отношений, состоял в редколлегии «Вестника древней истории».им подготовлено несколько апирантов, и некоторые его ученики успешно защитили кандидатские диссертации. Под титульной редакцией М. А. Коростовцева вышло около десяти монографий как по истории, так и по филологии стран Востока.

Французское египтологическое общество избрало М. А. Коростовцева в 1958 году своим действительным членом, а в 1965 году он был удостоен звания почетного члена Египтологического института Карлова университета в Праге.

Непреходящего значения вклад в отечественную и мировую науку о древнем Египте был по достоинству оценен научной общественностью: в ноябре 1974 года М. А. Коростовцев был избран в действительные члены Академии наук СССР.[3]

Анализ работ А. М. Коростовцева

Я ознакомилась с тремя работами М. А. Коростовцева.

Это две статьи в сборнике Древний Египет и Древняя Африка.[4] В «Комментарии к Urk. IV» ученый аргументированно доказывает, что фразу некоего Ахмоса, переводившуюся ранее с древнеегипетского как «Я высказал свою доблесть перед ним в Нильских порогах... суда на опасном месте», следует переводить как «Проявил я доблесть перед ним в нильских порогах в буксировании судна через стремнину».[5]

В статье «Эргативный «падеж» в египетском языке» ученый исследует сочетание «служебное слово in + существительное», которое в грамматиках египетского языка до него описывалось чисто теоретически без каких-либо попыток обобщить и теоретически осмыслить его значение. М. А. Коростовцев, рассматривая многочисленные примеры употребления этого сочетания, доказывает, что оно близко к эргативному (синтетическому) падежу и эргативной конструкции.[6]

Огромную известность получил труд академика «Религия древнего Египта».[7] В этой монографии ученый подробно останавливается на всех стадиях развития древнеегипетской религии начиная с тотемических представлений, подробно говорит об Осирисе, Исиде, мистериях, пирамидах, останавливается на локальных богах древнего Египта. Он говорит о трансформации религии Египта в эпоху античности, когда в страну пришли греки, анализирует представления о божественности царской власти, роль жречества.

Заключение

Михаил Александрович Коростовцев – один из известнейших отечественных востоковедов. Он внес огромный вклад в развитие отечественного востоковедения, прежде всего египтологии, написав свыше сотни различных статей и целый ряд капитальных трудов.

Прежде всего Алекандра Михайловича Коростовцева интересовали проблемы развития древнеегипетского языка и культуры (в том числе и религии).

В этой области он добился наиболее значимых результатов и значительно продвинул вперед не только отечественную египтологию, но и зарубежную. Заметим, что, например, книга «Религия древнего Египта» была первым отечественным обобщающим трудом по этой теме. Его статьи публиковались за рубежом. А сам он был избран иностранным членом Французской Акдемии Наук.

ПРИМЕЧАНИЯ


[1] От редактора: о М. А. Коростовцеве. // Древний Восток. М., 1975. С. 3 – 4.

[2] Список трудов академика М. А. Коростовцева. // Древний Восток. М., 1975. С. 7 – 8.

[3] От редактора: о М. А. Коростовцеве. // Древний Восток. М., 1975. С. 4 – 6.

[4] Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967.

[5] Коростовцев М. А. Комментарий к Urk. II. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 81 – 82.

[6] Коростовцев М. А. Эргативный «падеж» в египетском языке. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 83 – 93.

[7] Коростовцев М. А. Религия древнего Египта. М., 1976.

Список литературы

1. Коростовцев М. А. Комментарий к Urk. II. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 81 – 82.

2. Коростовцев М. А. Религия древнего Египта. М., 1976.

3. Коростовцев М. А. Эргативный «падеж» в египетском языке. // Древний Египет и Древняя Африка. М., 1967. С. 83 – 93.

4. От редактора: о М. А. Коростовцеве. // Древний Восток. М., 1975. С. 3 – 6.

5. Список трудов академика М. А. Коростовцева. // Древний Восток. М., 1975. С. 7 – 8.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий