регистрация / вход

История медной промышленности Урала XVIII-XX вв.

Урал как старый промышленный район страны. Первые российские горнозаводские предприниматели. Строительство железоделательных и чугуноплавильных заводов. Выплавка меди, платины и добыча золота. Значение Урала как промышленного центра в конце XVIII в..

оглавление

Введение

Начало промышленного освоения Урала

Выплавка меди на Урале

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

Урал является старым промышленным районом страны. Основы металлургической промышленности были заложены еще при Петре I. Строительство железоделательных и чугуноплавильных заводов началось в конце XVII — начале XVIII вв. В конце XVIII в. Урал снабжал железом не только Россию, но и Западную Европу. Но постепенно уральская промышленность пришла в упадок. Это обусловливалось пережитками крепостничества, кабальным положением уральских рабочих, технической отсталостью Урала, оторванностью от центра России, конкуренцией южной металлургии. По мере того, как вырубались леса, все большее количество уральских заводов закрывалось. Царское правительство во время Первой мировой войны делало попытку возродить уральскую металлургию, но успеха не добилось.

Помимо черной металлургии в промышленности дореволюционного Урала имели некоторое значение выплавка меди, платины и добыча золота. Машиностроение было развито слабо. Преобладало производство простейших машин и оборудования: плугов в Челябинске, инструмента в Златоусте, различных металлических изделий на Кусинском, Нязепетровском и других заводах. Наиболее крупными из машиностроительных заводов были Мотвилихинский, Боткинский, Усть-Катавский.


Начало промышленного освоения Урала

Значение Урала как промышленного центра определилось в XVI в., когда развернулась предпринимательская деятельность Строгановых. Однако широкое освоение ископаемых богатств края началось в XVIII в., когда Петр I, проводя реформы, учредил 1700г. Рудный приказ, преобразованный в 1719г. в Берг-коллегии, имевшую цель развития горного промысла.

Дошедшие до нас известия рисуют картину возникновения и развития крупного производственного центра на далекой окраине, среди болот и непроходимых лесов, где в неблагоприятных условиях создавались важнейшие предприятия металлургической промышленности.

Во второй половине XVIII в. на Северном Урале сформировалось крупное горнопромышленное хозяйство верхотурского купца М. М. Походяшина. Освоению края, несомненно, способствовала Бабиновская дорога, которая прошла по территории будущего Богословского округа по направлению из Соликамска в Верхотурье.

На севере Верхотурского уезда Походяшиным были основаны Петропавловский завод (теперь это город Североуральск) и первый из Турьинских медных рудников-Васильевский (1758г.)

Добыча меди на Турьинских медных рудниках в некоторые годы составляла треть всей российской добычи! Были и тяжелые времена: добыча руды и плавка ее сокращались, в1827 г. закрылся по нерентабельности Петропавловский завод. Вместе с рудниками, приисками и заводами переживали взлеты и падения их жители.

В 1771г. завод, именуемый Турьинским, был построен и пущен в действие. Ввиду того, что Богословский медеплавильный завод был крупнейшим и важнейшим объектом обширных Походяшинских владений, здесь начал формироваться их административный центр. Не потерял своего главенствующего значения и после продажи его в казну сыновьями Походяшина - Николаем и Григорием, как и весьма крупного хозяйства. С введением в 1806 году Проекта горного положения были образованы горные округа для управления казенными горными заводами и надзором за частными. Богословский медеплавильный завод возглавил и дал свое имя Богословскому горному округу.

Построенный ранее Богословского завода Петропавловский чугуноплавильный завод быстро утратил свое значение ввиду удаленности от рудно-сырьевой базы (Турьинских рудников) и не мог возглавить округ; завод был закрыт в 1827 году. Третий Походяшинский завод - Николае-Павдинский (1765) по схожим причинам также не мог занять центральное положение; в 1791 году он был тоже продан казне наследниками М. М. Походяшина и больше в состав округа не вернулся, а стал центром и дал свое имя другому горному округу - Николае-Павдинскому. Основанный в 1894 году Надежденский сталерельсовый завод, хотя и стал крупнейшим заводом округа, уже не изменил исторически сложившегося названия.

Переименование случилось в более близкие к нам времена. В бывшем Б. Г. О. от переименований пострадали более крупные населенные пункты: Петропавловск-Североуральск (с 1944 года), Богословск - Карпинск (с 1941 года), Турьинские рудники - Краснотурьинск (с 1944), Надеждинск - Кабаковск (с 1934) - Надеждинск (с 1937) - Серов (с 1939).

Немного о Богословском горном округе. В 1752-1754 годах в районе будущего округа были открыты месторождения железных и медных руд. Эти открытия, по многим историческим источникам, принадлежали верхотурцу Григорию Постникову, который продал их своему земляку - купцу Максиму Походяшину. Последний с 1758 года по 1764 год построил на базе месторождений заводы на реке Колонге, Турье, Павде - Петропавловский, Богословский и Павдинский. Богословский горный округ за время своего существования принадлежал и частным лицам, и казне, и акционерному обществу. Это довольно обширная территория с шахтами, приисками, заводами и населенными пунктами.

Начав строительство Петропавловского, Турьинского (Богословского), и Николае-Павдинского чугуноплавильных и железоделательных заводов, Походяшин, человек предприимчивый, деятельный и энергичный, сумел довольно-таки быстро перепрофилировать свои предприятия в основном на медное производство, когда узнал о необычайном богатстве местных медных рудников. И вскоре стал получать самую дешевую в России медь. К тому же в Богословском горном округе она, вследствие наличия в ней некоторой части никеля, оказалась настолько высокого качества, что на рынке ценилась дороже других русских и зарубежных сортов. Металла же на Походяшинских заводах выплавлялось много: от 32 до 55 тысяч пудов только меди, что составляло 30% общеуральской выплавки. А 84 медеплавильных, доменных и железоделательных уральских заводов давали 90% выплавки меди и 65% производства чугуна всей России.

Первое описание Турьинских Рудников составил в 1807 - 1809 годах Павел Екимович Томилов, работавший первым берг-инспектором в образованном в 1807 году Пермском горном правлении. Он не понаслышке знаком был со многими горными предприятиями Урала, состоял командиром на Юговских, а с1799 по 1806 годах начальником банковских и Богословских горных заводов. По просьбе выдающегося горного деятеля, ученого А. С. Ярцова, Павел Егорович организовал составление “Описания казенных и частных заводов Пермской губернии” для “Российской горной истории”. Вот что говорится в работе Томилова о Турьинских Рудниках.

“Турьинский рудник стоит от Богословского завода вниз по речке Турье в 12 верстах. Главных рудников названием три: Васильевский, Суходойский и Фроловский. Из коих два между собой смежные, а последний, т. е. Фроловский, от Суходойского в 2-х верстах на другой стороне речки Турьи. При Суходойском руднике главная Першинская шахта глубиною 51 сажень, а прочие шахты от 28 до 48 сажен. Руда лежит пластами, большею с поверхности под дерном, хотя и тонее и с большими пережимами, однако в глубину продолжается. Оные рудники ведутся по горному правилу поэтажно шахтами, гезенками и ортами.

Бесспорно, огромные доходы Походяшину приносил и тяжелый труд работников. Выдающийся исследователь Урала, горный деятель Наркиз Константинович Чупин в своей работе “О Богословских заводах и заводчике Походяшине” писал: “Большая часть рабочих не получала заработной платы, а только одежду и пропитание... расчета с рабочими не делалось”. На заводы принимались беглые люди, которым некуда было деться зимой. Они всю зиму работали из-за хлеба и теплого жилья, а весной уходили разбойничать на Каму и другие места. Заводчик также ловко опутывал кабальными обязательствами беглых и приписных крестьян, а за тем принуждал их работать за скудный провиант и одежду. На тяжелое положение рабочих на походяшинских предприятиях в 1776 году было даже обращено внимание правительства.

Как отмечал Н. К. Чупин, Походяшин не может служить образцом для других деятелей ни по отношению к своим рабочим, ни по техническому своих рудников и заводов. И тем не менее, по словам В. Словцова он “не достоин памяти”. Этот заводчик много средств своих истратил на горнозаводское дело на Северном Урале, можно сказать оживил его, завел в нем поселения, деревушки, зимовья. В 1791году казна купила у братьев Походяшиных Григория и Николая 10 заводов: три горных и семь винокуренных, 160 медных рудников, 40 железных, один свинцовый и один каменноугольный да еще лесные дачи. А все было создано при жизни талантливого горнозаводчика Максима Походяшина, благодаря его кипучей деятельности.

Выплавка меди на Урале

Первые российские горнозаводские предприниматели на Южном Урале появились около 1740 года. Это было вторичное открытие медных месторождений.

Обогащенные и истолченные медные минералы - готовые к плавке – сваливали на рудном дворе. Однако главной проблемой для каргалинских металлургов, судя по всему, являлось топливо. Для плавки необходим древесный уголь, а для угля - качественный лес: лучше всего сосна или береза. На степных Каргалах леса нет, лишь редкие колки встречаются по вершинам оврагов, да развесистые ветлы окаймляют узкие пойменные полоски вдоль степных речек.

В XVIII столетии на Южном Урале только для выплавки и рафинирования одной тонны меди необходимо было добыть около 300 тонн обогащенной руды, а также свалить примерно от 300 до 500 кубометров качественного леса. Такая масса леса требовала полной его вырубки с площади до полутора двух гектаров. Специально подготовленные поленья пережигались в уголь.

Выжиг угля был ответственной операцией, требовавшей заметного профессионального навыка. Металлургия бронзового века мало чем отличалась от горно-металлургического производства XVIII века, поскольку в XVIII веке оно базировалось принципиально на той же архаической модели, что господствовала на Урале в бронзовом веке. Выплавляли медь на Каргалах, причем в немалом количестве. Из полученного металла отливали и отковывали необходимые для горняков и прочих обитателей селища орудия.

Сохранившиеся в целости орудия здесь, конечно же, редки, а вот каменных литейных форм - множество. В них по преимуществу отливали тяжелые и массивные заготовки кайл для горно-проходческих работ. Наверное, эти орудия быстрее всего и выходили из строя. Судя по всему, однако, львиная доля руды шла на экспорт. Ведь ничтожные лесные ресурсы края не позволяли реализовывать все эти бесконечные тысячи и тысячи тонн руды на месте. Поэтому руду главным образом меняли на скот и везли в западном направлении, за сотни километров - к волжскому бассейну, а также на север, где лесов было несравненно больше. Так удавалось снижать избыточно тяжкий экологический пресс на бедный древесной растительностью край. В XVIII веке точно таким же путем пошли и русские промышленники: все свои медеплавильные заводы они построили на богатом лесами горнотаежном Южном Урале. Ближайшие из этих горных заводов располагались в двухстах километрах, а наиболее отдаленный - даже в пятистах от исходных рудников. Да и руду перевозили так же, как и в бронзовом веке, - на лошадях и быках. Однако даже при таком богатстве лесами уже через 25-30 лет огромные площади южноуральских лесов оказались истребленными, и это вызвало почти панику в администрации Оренбургской губернии – металлургия порождала стремительный экологический кризис.

В 1733 году заводы Урала дали 18 тысяч пудов меди; к 1762 году выплавка меди достигла 192 тысяч пудов, и Россия вышла на второе место после Англии. Медные пушки были все же легче и прочнее чугунных - и после окончания войны со Швецией наметился переход к изготовлению медных орудий.

В Мелеузовском районе есть село со звучным названием — Воскресенское. До сих пор в этом селе можно увидеть стены разрушенного медеплавильного завода, с истории которого начинается и история Воскресенского, связанная с горнозаводской колонизацией башкирских земель. Горнозаводскую колонизацию проводила Оренбургская экспедиция, начальником которой был назначен статский советник Иван Кирилов.

В 1734 году экспедиция Кирилова обследовала природные богатства Южного Приуралья. Когда результаты экспедиции были сообщены правительству, Иван Кирилов получил из казны средства для строительства первого в Башкирии медеплавильного завода, который он начал строить в десяти верстах от Табынска на берегу речки Воскресенка. Но завод пустить так и не удалось, потому что плотина и рудники были сожжены во время восстания башкир в 1735—1740 гг. Татищев, назначенный вместо Кирилова, отказался продолжить строительство завода, не видя в нем выгоды, так как сырье находилось далеко от завода.

Первый губернатор Оренбургской губернии И.И.Неплюев, активно осуществлявший колониальную политику Русского государства, с согласия и одобрения правительства выработал условия передачи остатков Воскресенского завода в частные руки. Получения завода на речке Воскресенке требовали статский советник Акинфий Демидов, «железных заводов заводчик», «соляной промышленник» Петр Осокин и другие.

За восстановление завода, переговорив с И.И.Неплюевым, решил взяться симбирский купец Иван Борисович Твердышев. И.И.Неплюев вошел с ходатайством в Берг-коллегию о передаче ему завода, охарактеризовав его как рачительного хозяина.

16 апреля 1774 года был издан Сенатский указ «Об отдаче Табынского медного завода симбирскому купцу Твердышеву и о заключении с ним от казны контракта», в котором говорилось: «Доношением в сенат Берг-коллегия представляла, что по доношениям и мнениям тайного советника и кавалера Неплюева и бригадира Аксакова об отдаче заведенной бывшаго при статском советнике Кирилове в Уфимской провинции при Табынске негоднаго меднаго завода, обгорелой плотины и казенных тамошних рудников и о прочих к тому принадлежностях, для лучшаго содержания и умножения таких заводов и фабрик и Уфимской провинции и во всей Башкирии обретенныя руды и которые впредь найдены будут, за полезно разсуждается отдавать надежным людям... К тем казенным рудникам и полезному произведению явился и представляется охотник симбирский купец Иван Твердышев, который ко взысканию руд ревность показывает и в некоторых местах через старание свое новое рудные признаки обыскал и, ревнуя к действительному того завода произведению, просит, чтобы ему оные отданы были; а по содержанию де берг-регламента таким ревнительным охотникам велено давать позволение напредь других; а он де Твердышев, не требуя того, обязуется за издержанные на произведение бывшего Табынского застроенного завода расходы 565 рублей 79 копейки, кои втуне пропадают, заплатить».

Завод был отдан И.Б.Твердышеву, который восстановил Воскресенский завод, но на новом месте, в 90 верстах от Табынска, на берегу речки Тора, где его привлекли медно-рудные залежи и высокий строевой лес. Обманув башкирских старшин, И.Б.Твердышев получил на юге Башкирии обширные пространства земли, заплатив за каждую десятину меньше копейки. Он оформил в Уфе купчую крепость на землю, в которой говорилось, что вся речка Тора вместе с лесами и лугами от истока до устья передается И.Б.Твердышеву и его зятю И.С.Мясникову. Его компаньонами стали также братья Яков и Петр Твердышевы.

Таким образом, в 1745 году был построен медеплавильный завод, который был назван Воскресенским, так как оставшееся от Табынского (Воскресенского) завода оборудование было использовано для его строительства. По названию завода стало называться село, которое строилось одновременно с ним. Дома в поселке предназначались для мастерских и работных людей, среди которых были башкиры, ссыльные, каторжники и раскольники. Число работных людей постепенно пополнялось за счет 320 приписных крестьян, купленных И.Б.Твердышевым и прибывших в поселок из Нижегородской, Пензенской, Рязанской и других губерний. Твердышеву указом Сената от 27 октября 1758 года разрешалось покупать крестьян и переселять к заводам.

Завод был хорошо укреплен. Его обнесли высоким забором, где на специальных выступах размещались семь деревянных батарей, на которых стояли пушки. С одной стороны он был защищен высоким правым берегом реки. Часовые охраняли завод и днем и ночью. Видимо, Твердышев боялся, что обманутые им башкиры могут напасть на завод и разрушить его.

И.Б.Твердышев и его компаньоны стали крупнейшими промышленниками Российской империи. За год после пуска Воскресенского завода было выплавлено 15000 пудов чистой меди.

Продукция Воскресенского и построенного в 12 верстах от него в 1759 году Верхоторского заводов отправлялась далеко за пределы Урала: в Нижний Новгород, Царицын, Санкт-Петербург, в основном, водным путем. В деревне Береговка была пристань, от которой отплывали весной по реке Белой баржи, груженые медными плитками. Потом баржи плыли по Каме, затем по Волге, увозя все дальше ценный груз.

Медь шла на производство пушек и снарядов. Особенно много меди было выплавлено во время русско-турецкой войны.

За развитие металлургии И.Б. Твердышеву и И.С.Мясникову императрица Елизавета Петровна присвоила титул потомственных дворян.

В 1745—1756 гг. башкиры-вотчинники Ногайской дороги продали заводовладельцу 482 рудных места.

В годы войны под предводительством Е.Пугачева завод являлся арсеналом повстанческой армии. Чтобы наладить производство пушек, Пугачев направил туда своих сподвижников Ивана Чику-Зарубина, И.И. Ульянова, Я.С.Антипова. 12 октября 1773 года завод был захвачен пугачевцами.

На Воскресенском заводе было налажено изготовление пушек и снарядов. Руководителем работ был Я.С. Антипов, а Чика-Зарубин и И.И.Ульянов были направлены в Уфу для руководства повстанческим движением. Я.С.Антипов — яицкий казак — сумел наладить производство орудий, используя для этого технические познания приказчика Беспалова. За пять месяцев повстанческого правления было изготовлено 15 пушек (мортир, дробовиков, гаубиц) и большое количество боеприпасов. Я.С.Антипов в марте 1774 года был направлен Е.Пугачевым в Бердскую слободу. Он погиб в бою под д.Пронкиной.

И.Б.Твердышев во время Крестьянской войны под предводительством Е.Пугачева посылал донесения Оренбургскому губернатору Рейнсдорпу о необходимости выслать войска для защиты заводов от нападения повстанцев.

После поражения под Оренбургом Е.Пугачев сам побывал на Воскресенском заводе. Среди жителей села до сих пор ходит легенда, что после того, как Пугачев присутствовал на богослужении в церкви завода, он со своими людьми ушел оттуда подземным ходом. Ход этот шел до леса, поэтому в Воскресенске Пугачева больше никто не видел. Он ушел, взяв с собой с завода годных для службы людей, на Авзяно-Петровский завод. Заводской крестьянин Григорий Туманов стал повстанческим атаманом и сподвижником Пугачева, был писарем у атамана Грезнова. До этого он был переводчиком Воскресенского завода «по причине знания татарского языка».

Среди повстанцев в Чесноковском лагере под Уфой находилось 48 воскресенских заводских крестьян, попавших в плен к Михельсону. «Важными преступниками» из них объявили Карпа Григорьевича Хохлова и Якова Владимировича Одинцева (Козла). Возмутителями крестьян были Родион Елистратов, Егор Степанович Мохов и Иван Степанов.

Воскресенский завод был разорен. В разгар восстания умер владелец завода И.Б.Твердышев. Еще раньше умер его брат Петр. Восстанавливать работу завода пришлось Якову Твердышеву и И.Мясникову. Они, чтобы возместить убытки, вводят изнурительные круглосуточные смены, установив норму не ниже 30 пудов меди на артель из 3-х человек при 12-часовой смене.

1783 год стал последним и для Я.Твердышева и для И.Мясникова. У Петра и Якова Твердышевых не было детей. У И.С.Мясникова было четыре дочери. Одна из них — Дарья Ивановна — еще при жизни отца вышла замуж за небогатого офицера Александра Ильича Пашкова, являвшегося представителем старинного дворянского рода. После смерти отца дочери поделили его состояние между собой. Дарье Ивановне достались Белорецкий и Воскресенский заводы. В 1787 году Дарья Пашкова приобрела еще земли у башкир-общинников.

В книге А.З.Асфандиярова «История сел и деревень Башкирской АССР» об этом говорится: «...В 1787 году санким-кипчаки и в 1790 году юрматынцы продали заводу земли по р.Нугушу и Зирганке». К Воскресенскому заводу были приписаны села Дарьино, Васильево, Береговка, Александровка, Хлебодары, Привольная. После смерти отца Воскресенским заводом стал владеть Андрей Иванович Пашков, получивший чин «двора его императорского величества егермейстера генерал-майора и кавалера». Затем завод перешел к его братьям Николаю и Сергею.

В 70-х годах XIX века завод перешел к английской компании «Прогден, Леббок и К». Эта компания столкнулась с проблемой истощения запасов медной руды. Руду стали возить с Преображенского завода, затем с Харалинских рудников. В 1891 году завод был куплен Пашковым Василием Александровичем. В 1896 году на заводе была прекращена выплавка меди. Завод перестроился на производство чугуна на местной руде. Руду добывали в горах в 8-10 километрах от Воскресенска в сторону хутора Веселый. Сейчас этого хутора уже нет, а обвалившиеся рудники XIX века еще можно увидеть.

Во время промышленного кризиса в 1902 году Воскресенский завод был закрыт. Так завершилась история первого на Южном Урале крупнейшего российского завода, который в течение длительного времени занимал «ведущее место по количеству выплавляемой им меди».

А полуразрушенные стены этого завода напоминают нам, ныне живущим, о событиях, связанных с его историей.


Заключение

Несомненно, Урал являлся одним из центров развития русской металлургической промышленности.

Строительство заводов на Южном Урале после создания в 1744 г. Оренбургской губернии приняло невиданный до того размах. Медные и железоделательные заводы в 40-60-е годы XVIII в. открывались в Уфимской провинции и в северных районах Исетской провинции. Повышенной концентрацией заводов отличался район Уфимско-Бельского междуречья, наиболее богатый металлами и лесом для древесного угля. Развитие горнозаводской промышленности в середине XVIII в. стало возможным после создания системы Оренбургских укрепленных линий и крепостей внутри Башкирии. Крепости и укреплинии обеспечили защиту заводов от нападений кочевников из казахских степей и разорения бунтующими башкирами.

Однако местные и центральные власти осторожно подходили к изъятию башкирских родовых земель под строительство заводов и распашку примыкавших к ним окрестных земель горнозаводскими крестьянами. На Южном Урале пока отсутствовали горно-заводские административно-территориальные единицы, подобно уже имевшемуся Екатеринбургскому ведомству в Центральном Зауралье. Все заводы находились в основном на территориях башкирских волостей, все еще остававшихся в составе четырех башкирских дорог. Требовался специальный государственный орган, который бы руководил заводами, координировал их строительство, несмотря на то, что большинство из них были частными. Этим органом стало учрежденное в 1754 г. в Уфе Оренбургское горное начальство (ведомство), подчинявшееся с одной стороны Оренбургскому губернатору, а с другой - Главному правлению Сибирских и Казанских горных заводов в Екатеринбурге (так с 1728 г. после перехода Прикамья в Казанскую губернию назывался Сибирский обер-бергамат), а также Берг-Коллегии. Такой же орган в январе 1725 г. был создан и в Пермской провинции. Он также подчинялся Екатеринбургским горным начальникам и Казанским губернаторам. Так на Урале была создана система органов горнозаводского управления, которые совмещали административно-полицейские, финансовые и судебные функции с организационно-техническим управлением заводами.


Список использованных источников и литературы

1. Архипова Н.П., Ястребов Е.В. Как были открыты Уральские горы. Челябинск: Южно-Уральское кн. изд-во, 1982.

2. История Урала с древнейших времен до 1861 года / Под ред. А.А. Преображенского. М.: Наука, 2001.

3. Контарь Е.С. Условия размещения и история формирования месторождений меди, цинка, свинца на Урале. Департамент природных ресурсов по уральскому региону. Екатеринбург: Уральская геологосъемочная экспедиция, 2008.

4. Мартынова В. Н. История медной промышленности Урала XVII - XIX вв. //Известия вузов. Горный журнал. 2005. № 5. С. 134-143.

5. Михляева С. История Воскресенского медеплавильного завода. //Ватандаш. 2008. № 3.

6. Сигов С. П. Очерки по истории горнозаводской промышленности Урала. /С.П. Сигов. Свердловск, 1936.

7. Черноухов А.В. История медеплавильной промышленности России в XVII-XIX вв. Ек., 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий