регистрация / вход

История Таганрогского парка культуры и отдыха (XIX–XX в)

Становление городского сада как одного из главных культурных центров Таганрога. Сохранение старых черт в жизни сада-парка. Новые увлечения таганрожцев, отразившиеся в жизни городского сада. Рождение парка, первые шаги по озеленению крепости в эпоху Петра.

«Отношение природы и человека –

это отношение двух культур,

каждая, из которых, по-своему,

«социальна» и общежительна…»

Д.С. Лихачев.

«Был в саду…Сад

великолепен…»

А.П.Чехов

Взаимодействие человека с природой, с ландшафтом не всегда длится столетиями и тысячелетиями и не всегда носит «природно-бессознательный» характер. След в природе остается не только от сельского труда человека, и труд его не только формируется природой: иногда человек сознательно стремиться преобразовать окружающий его ландшафт, сооружая сады и парки.

«Сады и парки создают своего рода «идеальное» взаимодействие человека и природы, «идеальное» для каждого типа человеческой истории, для каждого творца садово-паркового произведения».1.

Садово-парковое искусство – наиболее захватывающее и наиболее воздействующее на человека из всех искусств. Такое утверждение кажется на первый взгляд странным. С ним как бы трудно согласиться. Но вдумайтесь беспристрастно и вспомните собственные впечатления от посещения наиболее дорогих нам всем исторических парков, пусть даже и запущенных.

Вы идете в парк, чтобы отдохнуть – без сопротивления отдаться впечатлениям, подышать чистым воздухом с его ароматом весны или осени, цветов и трав. Парк окружает вас со всех сторон. Вы и парк обращены друг к другу, парк открывает вам все новые виды: поляны, боскеты, аллеи, перспективы, - и вы, гуляя, только облегчаете парку его показ самого себя. Вас окружает тишина, и в тишине с особой остротой возникает шум весенней листвы вдали или шуршание опавших осенних листьев под ногами, или слышится пение птиц, или легкий треск сучка вблизи, какие-то звуки настигают вас издали и создают особое ощущение пространства и простора. Все чувства ваши раскрыты для восприятия впечатлений, и смена этих ощущений создает особую симфонию - красок, объемов, звучаний и даже ощущений, которые приносят вам воздух, ветер, туман, роса…

«Сады и парки – это важный рубеж, на котором объединяются человек и природа. Сады и парки одинаково важны – и в городе и за пределами города».

Есть и еще одна сфера, которую человеку дарит по преимуществу парк или даже только парк. Это сфера исторического времени, сфера воспоминаний и поэтических ассоциаций.

«Исторические воспоминания и поэтические ассоциации – это и есть то, что больше всего очеловечивает природу в парках и садах, что составляет их суть и особенность. Парки ценны не только тем, что в них есть, но тем, что в них было. Временная перспектива, которая открывается в них, не менее важна, чем перспектива зрительная». 3.

Отношение к прошлому может быть двух родов: как к некоторому зрелищу, театру, представлению, декорации и как к документу. Первое отношение стремится воспроизвести прошлое, возродить его зрительный образ.

Второе стремится сохранить прошлое хотя бы в его частичных остатках. Для первого в садово-парковом искусстве важно воссоздать внешний, зрительный образ парка ил сада таким, каким видели в тот или иной момент его жизни. Для второго важно ощутить свидетельство времени, важна документальность. Первое говорит: таким он выглядел, второе свидетельствует.

В двух отношениях к прошлому есть и еще одно существенное различие. Первое будет требовать: только одна эпоха – эпоха создания парка, или его расцвета, или чем-либо знаменательная. Второе скажет: пусть живут все эпохи, так или иначе знаменательные, ценна вся жизнь парка целиком, ценны воспоминания о различных эпохах.

«Восприятие памятника искусства только тогда полноценно, когда он мысленно воссоздает, творит вместе с творцом, исполнено историческими ассоциациями».

Первое отношение к прошлому создают, в общем-то, учебные пособия, учебные макеты: смотрите и знайте! Второе отношение к прошлому требует правды, аналитических способностей: надо отделить возраст от объекта, надо вообразить, как тут было, надо в некоторой степени исследовать. Это второе отношение требует большей интеллектуальной дисциплины, больших знаний от самого зрителя: смотрите и воображайте. И это интеллектуальное отношение к памятникам прошлого рано или поздно возникает вновь и вновь. Нельзя убить подлинное прошлое и заменить его театрализованным, даже если театрализованные реконструкции уничтожили все документы, но место осталось: здесь, на этом месте, на этой почве, в этом географическом пункте, было – он был, оно, что-то памятное произошло.

Заметили ли вы, что самый светлый эпизод «Идиота» Достоевского – свидание князя Мышкина и Аглаи – совершается в Павловском парке утром? Это свидание нигде в ином месте и не могло произойти. Именно для этого свидания нужен Достоевскому Павловск. Вся эта сцена как бы вплетена в приветливый пейзаж Павловска.

Самый счастливый момент в жизни Обломова – его объяснение в любви – также совершается в саду.

В «Капитанской дочке» у Пушкина радостное завершение хлопот Маши Мироновой также происходит в «лорреновской» части Екатерининского парка.

Светлыми впечатлениями и воспоминаниями о таганрогском парке навеяны строки одного из самых ранних чеховских рассказов «И то, и се», в котором много местного, таганрогского колорита.

Нам, жителям чудесного уютного зеленого Таганрога, – родины А.П. Чехова, очень повезло. В нашем небольшом городе довольно много достопримечательностей, и мы к ним как-то привыкли, и, как правило, редко обращаемся к ним. Мы просто живём с ними. Мы воспринимаем многие из замечательных и достопримечательных мест Таганрога, как обычное, вечно существующее явление в городе. Именно так мы относимся и к нашему городскому парку. «Все мы родом из детства, и каждый из нас сохранил трепетное отношение к тому, что связано с ним. Для большинства таганрожцев одним из любимых мест, связанных, прежде всего с детством, вот уже более 200 лет является наш парк. Мы привыкли смотреть на наш старый парк, как на место отдыха…».1.

А если взглянуть на парк по-другому? Если посмотреть на парк, как на социальное явление в жизни в городе, как на «живой, меняющийся организм», если рассмотреть его (парк) как живое изменяющееся общественное явление?

Парк, как место, часто посещаемое и достопримечательное, а в городе, как нам кажется, во многом зависит от политики государства, областных, городских властей в области культуры, от отношения к парку тех, кто ухаживал за ним, кто посещал его, от того, как к парку относятся сами жителя города.

Согласно веянию и требованиям сиюминутной моды, наш парк, во многом или совсем мало, менял свои черты. Каждое поколение жителей нашего города находили в нем что- то свое, своё обычное, привычное и необычное, понятное и радостное только для них. Всех таганрожцев, и живших ,и покинувших город, и ныне живущих, объединяло и объединяет общее – наш парк, привязанность и любовь к нему…

Целью данной работы является изучение изменения «социального облика» таганрогского парка за более 200 летний период его существования. Для решения данной проблемы необходимо исследовать ряд следующих задач: во-первых, собрать и изучить документальный материал, позволяющий создать целостную картину становления, развития таганрогского парка. Во-вторых, выявить какие цели, задачи становились перед парком и теми, кто работал в нем в разные периоды существования парка. В-третьих, провести опрос у современных жителей Таганрога разных поколений, о роли нашего парка в их жизни и значение его для их поколения, для сравнения отношения к парку и его роли за 200 лет. В-четвертых, провести визуальный анализ фотодокументов, с целью выяснения того, как изменялся социальный облик нашего парка.

На основе проведенных исследований можно будет судить о том, как часто и почему изменялся социальный облик нашего парка, и как к этому уникальному и любимому месту жителей нашего города относились и относятся таганрожцы.

Актуальность данной работы состоит, прежде всего, в том, что она позволяет по-новому взглянуть на хорошо известные и любимые уголки родного города.

Рассмотреть парк, как часть живого города, не застывшую, конкретную, а, постоянно изменяющуюся, живущую вместе с нами – таганрожцами.

Новый подход позволяет еще раз подчеркнуть прелесть одного из любимых уголков жителей нашего города, поднять интерес к новым исследованиям и изучениям нашего парка, и напомнить всем нам, что «Каждый человек обязан знать: среди какой красоты и каких ценностей он живет».

Еще 15 – 20 лет назад слова Д.С. Лихачева: «Человек живет не только в природной среде, но и в среде культуры, созданной его предками или им самим…факт воспитательного воздействия на человека окружающей культурной среды не подлежит ни малейшему сомнению».2 ., только обсуждались общественностью нашей страны. Тогда становилась только одна задача – сохранение социально-культурной среды обитания человека.

Сейчас мало только сохранять социально-культурную среду и обсуждать проблему ее сохранения, необходимо изучать хотя бы отдельные объекты в ретроспективе их развития. Это, как мне кажется, одно из актуальных проблем, стоящих пред краеведами. Данная работа должна привести к большому пониманию эпохи, людей, живших ранее.

Понимание приведет к еще большей любви к своей малой и большой родине... Правильное понимание прошедших эпох, воспитание любви к родине – одна из самых актуальных проблем в нашей стране на сегодня. Именно с таких позиций была написана данная исследовательская работа.

Работа над поставленной проблемой потребовала изучения большого объёма литературы, исторических источников, документальных материалов. К сожалению, по данной теме специальной литературы практически нет. Всю используемую при работе литературу можно разделить на несколько блоков.

К первому блоку относится общая литература по истории России XVIIIXX веков и связанные с ней работы по истории русской культуры XIX – XX веков, по истории развития садово-паркового искусства в России и мире XIXXXвеков. Особое впечатление в этой связи заслуживают книги: «История России 1682-1861гг», «История России 1861-1991гг», Е.В. Симонова; А.Б. Каменского «Россия XVIII – XIXвв.», «История России XXвека»; Ю.С. Рябцева «История русской культуры». Второй блок представлен литературой по истории русского быта, по истории культуры повседневности. Внутри данного блока можно выделить узкоспециальные темы, посвященные, во-первых, изучению быта россиян XIX – XX вв. Историческими источниками по данной теме могут служить книги: М. И. Козьяковой « История культуры повседневности»; М. В. Коротковой «История русского быта», Л.М. Лященко «История России», «Энциклопедический словарь российской жизни и истории». Во-вторых, изучение мемуарной литературы XIX – XX вв., позволяющей расширить представление о жизни россиян, в том числе и таганрожцев в XIX начале ХХ века.

Третьим, самым обширным отдельным блоком, необходимо рассмотреть краеведческие издания по истории таганрогского парка. Во-первых, документальные материалы, хранящиеся в фондах ТГЛИАМЗ, в фондах Таганрогского ГАРО, позволяющие изучить быт, культурные традиции Таганрога XIX – XX вв. Особое внимание здесь заслуживают материалы по градостроительным работам в нашем городе и его благоустройству в XIX веке, документы первых лет Советской власти.

Во-вторых, одним из главнейших источников для работы являлись дневники, мемуары жителей нашего города, письма, заметки, побывавших в Таганроге гостей. Особого внимания заслуживают: письма, заметки А.П. Чехова о родном Таганроге в целом, и таганрогском парке в частности, письма Ф.Г. Раневской, дневники первого историка в городе П.П. Филевского, воспоминания о Таганроге и его достопримечательностях обыкновенных жителей города 50-90-х годов XX века, собранные учениками нашей школы для школьного музея. Дополняет этот материал фотоархив, позволяющий расширить представление о парке и нашем городе, собранный учащимися нашей школы.

Литературные источниками XIX – XX вв., тоже дают возможность создать художественный образ таганрогского парка в разные периоды, более чем 200 летней его истории. Все эти документальные материалы позволяют воссоздать атмосферу нашего города в XIX – XX вв., выявить роль парка в жизни обитателей Таганрога.

В-третьих, важным источником является историко-краеведческая литература, дающая дополнительные справочные материалы о парке нашего города и об особенностях жизни в Таганроге XIX – XX вв. Книги О.П. Гаврюшкина: «Гуляет старый Таганрог», «Вдаль по Питерской» – помогают исследовать проблему парка, как социально-культурной среды, играющей довольно значительную роль в жизни города. Дополняют эти материалы книга М.С. Киричек «Наш парк», фотоальбом Л.И. Невговзина и Г.Н. Орлова. «Таганрогский парк на старых открытках и фотографиях».

Все эти материалы как публицистические, так и документальные, а так же анализ фотоархива позволит решить поставленную в работе проблему. Объект предполагаемого исследования является Таганрогский парк культуры и отдыха. Предметом изучения становятся:

А) Вся территория парка;

Б) Изменяющаяся социально-культурная среда Таганрогского парка жизнь Таганрога XIX – XX вв..Хронологические рамки ограничивают тему XIX – XX веками. Именно в эти века происходит становление, развитие, расцвет парка в Таганроге, невозможно ограничить тему только одним XX веком, т.к. в этом случае будет нарушена целостность восприятия и полноты изучения социально-культурной среды объекта.

Для решения поставленных задач применялись сравнительно-исторический метод, метод анализа, обобщения, метод статистических исследований, позволяющие получить полную картину изменения социально-культурной среды Таганрогского парка.

Практическая значимость работы состоит в том, что она может быть использована на уроках истории, 8-11 класс, посвященных изучению социальной, культурной жизни нашей страны XIX – XXIвв., на уроках краеведения, обществознания. Во внеклассной работе при подготовке и проведении мероприятий, посвященных истории города, изучения его быта, культуры. Материал исследовательской работы пополнит материалы школьного музея, позволит на основе исследования продолжить дальнейшее изучение жизни и быта таганрожцев, их культурных традиций.

Знания, полученные при знакомстве учащихся с данной исследовательской работой, помогут юным жителям нашего города взглянуть на жизнь в нём, его традиции, любимые места, несколько «под иным углом». Они смогут познакомиться с иным, отличным от традиционного подхода, взглядом к любимому и известному месту в городе, который можно встретить в современной краеведческой литературе. Этот новый взгляд позволит, как нам, кажется, по-другому взглянуть на современную жизнь города, почувствовать свою сопричастность с тем, как жил и живёт наш город , необходимость родному городу, возможно, это чувство сопричастности и необходимости родному городу даст «толчок» для активной работы на благо Таганрога.

Данная работа только часть всей работы. Она охватывает период XIX в., начало XX(до 40-х годов). Не будем забывать еще одно, самое главное – для нас, парк не только объект социально-культурного исследования – был, есть и останется живым существом, важной частью нашего родного Таганрога.

Как всякое живое существо, парк имел свое рождение.… Своим рождением он обязан, правда, не на прямую, основателю нашего города – Петру I. Именно при Петре I было начато озеленение Таганрога. В инструкции на имя своего сподвижника Ф.М. Апраксина, губернатору южных территорий России, Азова и крепости Троицкой на Таган - Роге, в 1701г. Петр I распорядился: «Кругом Таганрога насеять желудей для лесу, также в городе по берегу и по морским пригожим местам посадить ивы».1 . Так возникли первые искусственные лесные насаждения в степной зоне Приазовья. Можно предположить, что цель посадок вокруг города была в меньшей мере украшательская. Вероятно, Петр знал и предвидел пользу леса в крае, богатом ветрами и солнцем. Позднее, в 1708г., Петр обращается к азовскому губернатору И.А. Толстому: «В Троицком зело надобно разводить сады, а также и травы всякие, а больше майоран и розмарин».2. Появление же самого городского сада связано с именем градоначальника «...Образец энергии и понимания нужд края, где действовать он был призван» – так характеризовал этого человека П.П. Филевский

Поначалу иными мотивами, нежели заботами об отдыхе горожан, руководствовался градоначальник, когда принимал решение о создании сада. Б. Б. Кампенгаузен обратил внимание на то, что карантинная аптека покупает лекарственные травы, которые можно было бы выращивать на месте. Аптечные сады, называемые также «огородами», появились на Руси в XVI – XVIII вв. В 1706г. Петр I закладывает аптекарский огород при Генеральном военном госпитале в Москве, который позднее превратился в Ботанический сад МГУ. В 1714г. Был основан аптекарский огород в Петербурге.Высаживать в садах душистые пряные травы и цветы стало к тому времени установившейся традицией русских садоводов. Ароматные цветы были использованы в садах Измайлова (XVII век), позднее в цветниках летнего сада и Монплезира в Петербурге. В петровских садах наряду с пионами, лилиями и нарциссами росли мяты, мелисса, иссоп, шалфей, базилик.

К сожалению, до нас не дошли сведения о том, как проходил подготовительные работы по созданию проекта будущего сада. Но уже 30 июня 1806г. план сада был готов. Помимо аптечных плантаций в нем предусматривались посадки винограда и фруктовых деревьев с беседкой в центре. Осенью высаживали яблони, груши, вишни, рябина, черемуха, ясени. Так была положена основа городскому парку. Известно, что до второй половины XIX века публичные сады в русских городах были редкостью, поэтому Таганрогский сад можно считать одним из старейших городских садов. «Если учесть, что только с 80-х годов XIX века в Таганроге началось планомерное озеленение улиц, к которому привлекались все без исключения домовладельцы, то городской сад, несомненно, являлся особой достопримечательностью»/

Судя по всему, лекарственные плантации развивались довольно успешно.

Здесь выращивали ромашку, мяту, мелиссу, чабрец, щавель, горчицу, цикорий. Теперь нужды местной аптеки в лекарственных растениях были удовлетворены. Их хватало даже на продажу в казенные аптеки Москвы, Херсона и др. Б.Б.Кампенгаузен, видя пользу аптечных плантаций, принимает решение о разведении в Таганроге отдельного аптечного сада и приглашает профессора медико-хирургической академии С.С. Стефании для заведования им.

По плану, представленному 30 июня 1806г., землемером Ростовского уезда, инженером Шаржинским, часть сада отводилась под аптечные плантации, другая – под посадку фруктовых и декоративных деревьев и виноградников. Летом и осенью были произведены земляные работы, для которых использовались арестанты острога. Были спланированы плантации, несколько аллей и дорожек, вырыты колодцы, построены помещения для сторожей и хранения инструментов, произведены первые посадки растений.

К 15 октября 1806г. были доставлены из Курской губернии саженцы двухлетнего возраста: яблонь – 600 шт., груш – 400 шт., малины – 100 кустов. Из лекарственных трав посадили: ромашку, мяту, чабрец, щавель, горчицу и т.д.

Весной 1807г. было подсажено еще 1000 штук рябины и черемухи. Местные помещики М.И.Платов, Д.И. Алфераки, А.В. Трандафилов и другие безвозмездно предоставили из своих собственных имений саженцы декоративных деревьев. Этот благородный жест был весьма кстати, т.к. эти затраты по устройству аптечного сада были возложены на карантинную контору, вынужденную соблюдать строжайшую экономию.

Климат, земля Таганрога оказались благотворными, сад быстро разрастался. В 1809г. Б.Б. Кампенгаузен оставил пост градоначальника. Его приемник П.А. Папков не поддержал начинания своего предшественника. Однако, сад продолжал свое существование. Удивительно, но в это время сад не имел никакой ограды. «Находился сад в северной части мыса на пустынной окраине города. Размеры сада на тот момент, (как считает краевед М. Киричек), составляли 12 десятин и 1720 саженей

Очень скоро в истории городского сада наступит период небывалого расцвета. В 1825г., во время пребывания царя Александра I в Таганроге, новороссийский губернатор граф М. С. Воронцов представил ему проект разведения в городе казённого сада. «С того времени сад перешёл в ведение правительства и средства на его нужды выделялись из государственной казны. Увеличилась садовая площадь, были построены дом для садовника, казармы для воспитанников, магазин для провизии и инструмента, оранжерея»2. Ведя в Таганроге, как указывают историки, довольно замкнутый «частный» образ жизни, Александр I и его жена Елизавета Алексеевна много времени проводили в путешествиях. Особенно часто они выезжали в Карантин или в рощу Дубки. Оба этих места находились за чертой города. Дальние поездки в карантинную рощу Александр Павлович обычно совершал в экипаже вместе с супругой. А в городской сад любил приходить один. Вот что рассказывал директор мужской гимназии Я.С. Флоренсов: «Обыкновенная его ежедневная прогулка была по Петровской улице в городской сад. Любимое место… пригорок, где стояло пять старых дубов, насаженных… Касперовым при Екатерине Великой. Под тенью дубов часто сидел император на каменной скамейке один по целым часам, с глубокой думой на челе.… Эти тайные думы он унёс с собой в вечность».

Здесь следует дать некоторые пояснения, Аптечный сад одной своей стороной граничил с имением бывшего коменданта города И.П. Касперова. При отводе земель он включил в свои владения большую часть рощи «Ближние дубки насаженной еще в 1707г. по указанию Петра I. Бытовала легенда, что якобы царь самолично посадил три дуба, когда находился в городе в мае 1709г. Этот участок называли «Петровская горка».

Возможно, именно здесь облюбовал себе место для отдыха потомок Петра Александр I. О «горке» упоминает также историк П.П. Филевский, однако он почему-то деревья, под которыми сидел император, называет не дубами, а шелковицами: «Проходя через сад, он усаживался на скамейке под тремя шелковицами, где горка, где теперь дом №21 на Канатной улице, и задумывался. Перед ним налево расстилалась необозримая степь, а направо плескались воды Таганрогского залива.… Три громадные шелковицы, правда, уже засохшие, а также скамья и столик существовали в 1877г.»

Такое противоречие в отношении породы деревьев, скорее всего можно объяснить тем, что «петровские» дубы могли быть впоследствии заменены шелковицами. По свидетельству бывшего главного агронома и директора парка В.П.Литвиненко, в 1980-е годы спилили за непригодностью один из самых старых дубов. Оказалось, что срез имел чуть более 200 годовых колец, т.е. этот дуб был уже «екатерининского» времени. Во время проживания Александра Павловича в Таганроге, генерал-губернатор Новороссии, граф М.С. Воронцов, представил государю проект об устройстве в городе «Казенного сада» (т.е. субсидируемого из государственной казны) с целью распространения садоводства в здешнем крае. По смете предлагалось выделить 11,5 тысяч рублей единовременно и по 6 тысяч ежегодно.

Предлагалось также присылать сюда каждую весну по 15 воспитанников из сиротских домов для обучения их садоводству и использованию по уходу за садом. Император этот проект одобрил, однако сказал, что, нет надобности устраивать еще один сад, а следует присвоить статус «Казенного» уже имеющемуся Аптечному саду. 9 октября 1825 года им был подписан указ «О казенном саде в Таганроге».

Сам государь уделял нашему саду значительное внимание. По его распоряжению сад был увеличен за счет прикупленных у частных лиц дач и рощицы, назначены рабочие для ухода, и Александр Павлович лично давал им указания по приведению в порядок аллей и клумб.

Александру I мы обязаны появлением в саду оранжереи. Тогда она была заложена специально для поставки зелени к императорскому столу. Но после его кончины занялись выращиванием аптечной, цветочной и огородной рассады. Лекарственных трав было такое количество, что ими обеспечивались нужды не только местных аптек, но они отправлялись в аптеки Москвы, Херсона и других городов. Благодаря средствам, поступавшим из казны, значительно облегчалось содержание сада. В 1827 году была устроена первая ограда.

«Плодовые деревья продолжали занимать основную часть площади. Было высажено ещё 100 яблонь, 100 грушевых, 35 сливовых деревьев, 50 – вишнёвых и черешневых. Большая аллея, или Большой проспект, была асфальтирована ценной декоративной породой – липой, а также клёнами и ясенями». Таким образом, с самого начала своего существования городской сад не был чисто декоративным.

Из Екатеринославского казённого сада привозили (за определённую плату) деревья и кустарники для дальнейших посадок. Садовниками работали вначале некто Семенов, а затем присланный из Петербурга опытный специалист, парковый архитектор Е. Эстерн. Он сочетал утилитарные функции сада–огорода с эстетическими. Такое сочетание является самобытной, древней чертой русских садов. По характеру планировки и размещению зелёных насаждений его можно отнести к пейзажным садам.

Пейзажное направление в садово-парковом искусстве возникло в середине XVIII века. Регулярные приёмы планирования парков подвергались критики, парковые композиции стремились приблизить к естественной природе. Этому способствовало описание в европейской литературе планировки китайских садов. Основоположником таковой в Европе стал английский архитектор Хеморрей Рептон (1752 – 1817 гг.). Тогда в России появился термин «парк», имеющий английское происхождение.

Извилистые, напоминающие лесные тропинки аллеи, свободно растущие группировки деревьев и кустарников, отсутствие строгой геометрической симметрии – это основные черты пейзажных садов. Однако в России, как и в самой Англии, считалось возможным сочетать регулярные и пейзажные приемы планировки. Поэтому, очень часто в российских садах, главные аллеи могли быть ровными и прямыми, кое-где допускалась даже стрижка растительности, а боковые аллеи могли, имели естественный вид.

Таковым был и Таганрогский сад в период с 40-х годов XIX века до начала XX. После 1834 года, когда из Таганрога был переведен Главный карантин Приазовья, надобность в больших количествах лекарственных растений отпала. Поэтому, аптечные плантации стали сокращать, а на их место высаживать деревья, кустарники и цветы. Сад постепенно менял свое лицо, все более превращаясь в место отдыха жителей. «По свидетельству историка П.П. Филевского «…таганрогский сад состоял в статусе «Казенного» до 25 марта 1841 года. Новый император Николай I распорядился лишить его такой привилегии и передать на содержание городу».

«По прошествии пятнадцати лет, с 1841 года, сад вновь был передан на содержание городу и суммы, выделяемые на его содержание, резко сократились. Тогда же в саду был устроен шелковичный завод».3 . Чтобы объяснить причины его устройства необходимо дать информацию о предназначении такого завода.

Всем хорошо известное тутовое дерево в России чаще всего называют шелковицей от слова «шелк». Листья тутовых деревьев являются основным кормом для насекомых, именуемых тутовыми шелкопрядами. Их гусеницы имеют способность заворачиваться в кокон, используя, продукт желез внутренней секреции в виде тончайших, но крепких нитей.

Путем специальной переработки этих коконов в трикотажном производстве, получают шёлковые нитки, из которых затем ткут натуральный шелк. Таким образом, чтобы организовать выработку шелка, необходимо разводить шелкопрядов, а, следовательно, в качестве корма для них выращивать как можно больше тутовых деревьев.

Производством шелковых тканей в России начали заниматься гораздо позже, чем в таких странах, как Китай и Индия, где тутовые деревья росли в изобилии. С целью его развития Пётр I приказал заложить под Москвой плантацию из 3000 тысяч шелковиц. Но для этого более подходил климат южных провинций, в том числе в Приазовье.

Первые попытки высадки тутовых в Таганроге с целью заведения здесь в дальнейшем шелководства (так называют процесс разведения тутовых шелкопрядов) были предприняты в конце XVIII века в период возрождения города Екатериной II. Жителям раздавались пустующие участки земли с условием обязательной посадки, наряду с иными растениями, шелковичных деревьев. Великолепную шелковичную аллею создал у себя в имении И.П. Касперов.

В феврале 1800 года император Павел I подписал указ о развитии шелководства в России. В соответствии с ним в 1806 году в Таганрог прибыл инструктор по шелководству англичанин Стивен, который привез семена шелковицы и безвозмездно раздавал их всем желающим. «К тому времени лучшие пригородные, и приморские участки отводились под тутовые плантации. В Приазовье, согласно высочайшему повелению от 11 февраля 1800 года, принимались все меры для развития тутоводства и шелководства».1. Посевы производились во всех удобных местах, в урочищах балок Большая и Малая Черепаха, по берегам реки Миус. В наших краях эти деревья хорошо приживались, и шелководство получило широкий размах. К 1840- м годам появилась необходимость в организации руководства этим процессом. С этой целью и был открыт шелковичный завод. Его возглавил мастер Ермолаев, который давал консультации по правильному ведению дела.

Завод осуществлял прием от населения коконов и отправку их на трикотажные фабрики. «Причиной размещения завода на территории сада, вероятно, стало то обстоятельство, что после сокращения там плантаций трав образовался свободный участок, где посадили шелковицы. Как в самом саду, так и в прилегающей к нему Касперовке росло немалое кол-во тутовых».

К сожалению, более подробной информацией о заводе и о времени его закрытия нет. Известно, что в нашем городе некоторая часть населения занималось шелководством длительное время. Даже в 20 – 30-е годы XX века в Таганроге существовала городская «шелководно-опытная станция»….

Но вернемся к истории сада. С целью более эффективного управления его делами в 1849г. был создан Садовый комитет. В него вошли уважаемые и состоятельные люди: М.Н. Комнено-Варваци, А.Н. Авьерино, И.Е. Кобылин и другие. В 1860-е годы членами комитета являлись: Э.К. Лоренц, П.И. Камбуров, П.Ф. Перушкин, С.А. Аргиропуло. Последний состав садового комитета прославился тем, что выстроил в саду изумительную «Китайскую беседку», в которой город дал торжественный обед в честь прибывшего в Таганрог великого князя Николая (1863 год).

Свое существование комитет прекратил в 1867г., когда наступил новый период в истории сада. За это время парк меняет свой облик. Прежде всего: со стороны Мало-Кампенгаузенского (ныне Спартаковского) переулка существовал, да и сейчас существует, центральный вход в парк. От него перпендикулярно к садовой ограде начиналась ровная, длинная - Большая аллея, оканчивающаяся беседкой. Влево от Большой аллеи, примерно в центральной ее части, ответвлялась такая же прямая, как линейка - Гимназическая аллея, выходившая на Большой Садовый переулок. Справа от места разветвления, на небольшом от нее расстоянии располагался знаменитый «круг». Вокруг «круга» по замкнутой аллеи, гуляла публика, по обе стороны её шли сплошные скамейки.

В 1867г. градоначальник И.А. Шестаков распорядился: «Поддерживать в саду исключительно дикие деревья для тени, а все плантации, винограда, ботанические и огородные, уничтожить; цветы разводить только для украшения сада, а не для продажи».1. Можно предположить, что такое решение было принято из финансовых соображений. Безусловно, содержание плодового сада и плантаций лекарственных трав требовало больших человеческого труда. Однако, не менее вероятно, что это была дань веяниям нового времени.

Во II половине XIX века в России появляется новое веяние. В больших и малых городах появляются городские сады, а в них обязательно отводится место под оркестр, исполняющий в определённые вечера музыкальные произведения разных жанров.

Родоначальником этого веяния в российских городах многие музыковеды считают музыкальные концерты в пригороде Санкт-Петербурга Павловске. Именно там еще «… в 1838 году был построен на лоне прекрасной русской природы воксал.

Воксад – вокзал (от англ. Vauxhall), отличался от курзала тем, что последний является концертным залом при месте для лечения – курорте. Например, курзалом назывался концертный зал при Сестрорецком курорте, где устраивались концерты по типу летних концертов в Павловском вокзале.

Первоначально «… Музыке в Павловском вокзале тогда никто не предавал серьезного значения. И не удивительно. Функции оркестра ограничивались исполнением «приятных» пьес во время обеда и «игранием танцев по вечерам (упоминаний о бальном оркестре в Павловске в это время ни в прессе, ни в делах Правления в ЦГИА и ЛГИА не встречается)».1

Однако уже к 60-м годам XIX века все меняется «Иллюминация бывала, по словам «Северной пчелы», «… истинно изящна. Разноцветные фонари обвивали арки галерей и всего здания», которое «изнутри ликовала светом. Вы знаете, как при иллюминации странно освещаются деревья; тишина, сон их листьев, наводят сладкую задумчивость… Музыка довершала очарование». Она хорошо слышна была в уставленной скамейками открытой галерее вокзала, откуда виден был полускрытый роскошными купами деревьев дворец».2

Примеру Павловска последовали другие города России. Так, строившийся по примеру Санкт-Петербурга, Новочеркасск – столица Войска Донского, обзаводится своим городским садом. Н.В. Кукольник, побывавший в это время в молодом городе, писал: «… кругом сочные, жирные волны свежей зелени молодого городского сада, изящно украшенного щегольской оранжереей, красивым воксалом (сборное помещение для прослушивания музыкальных произведений), беседками, мостиками, сюрпризами и т.д.».3

Однако, в Новочеркасске традиции музыкальных вечеров на открытом воздухе, в парке не прижились. Новочеркассцы, по мнению краеведа А.А. Данцева, в этот период предпочитали «… отдых в садах возле домов или выезжая на прогулки, пикники».4

В Таганрогском саду не стали строить «воксал» в парке. Для выступления оркестра было выделено специальное место – «открытая площадка» с построенной эстрадной ротондой практически в центре парка.

В середине XIX века одним из самых главных факторов, привлекавших публику в городской сад, долгие годы являлась возможность услышать хорошую музыку. Репутация Таганрога, как города музыкального, прочно установилась еще в середине XIX века. Этому содействовало разнообразие национальностей жителей с их музыкальной культурой, обилием мелодий и напевов.

Музыку в этот период любили все слои населения. Особой популярностью пользовалась итальянская музыка, с которой таганрожцы сроднились после появления в городе нового здания театра (1866г.), где функционировала итальянская оперная труппа, и имелся прекрасный симфонический оркестр.

По окончании зимнего сезона большинство артистов и музыкантов возвращались в Италию, но некоторые оставались в Таганроге и на лето, подрабатывая концертами и уроками музыки.

3 мая 1869 года в газете «Полицейский листок» было напечатано объявление: «Имею честь объявить, что, арендовав буфет в здешнем городском саду и желая доставить публике, удовольствие слушать хорошую музыку… я договорил здешний оркестр, который будет играть по вечерам. Хантемиров».1

С начала 1870-х годов выступления итальянского оркестра в саду стали регулярными. Городская Управа при заключении договора с арендаторами зачастую специально оговаривала обязанность их содержать за свой счет оркестр. Причем, играли оркестранты теперь уже не только для посетителей ресторана или буфета, а на открытой эстраде, расположенной в отгороженной части сада («круге»). П.П. Филевский писал, что, придя в сад, «бабушки, тёти и мамы располагались в так называемых полукружьях против оркестра, молодёжь вертелась в кругу вокруг оркестра... Симфонического однообразия тогда не было, была музыка, доступная для всех… Оплату за вход по 5 копеек стали взимать только с 80-х годов… Оркестр начинал играть с 7 часов вечера, а в 12 под звуки марша публика расходилась».2

Упоминает П.П. Филевский и несколько запомнившихся ему имен: дирижеры оркестра – Выгарницкий, отец и сын Мола, скрипачи – Офичиозо, Сартини, Березовский, тромбон – Берарди, виолончель – Палкин и другие. Как видим, среди музыкантов встречаются не только итальянские фамилии, но и русские.

Наиболее значительная роль в организации постоянного садового оркестра и его деятельность принадлежит Гаэтано Варфоломеевичу Молла. Уроженец Генуи, Г.В. Молла работал в Милане хормейстером оперного театра Ла Скала. В этом же качестве приехал с одной из оперных трупп в таганрогский театр в конце 1860-х г.

В то время из Италии приезжали только солисты, а хор комплектовался их местных певцов и певиц. Молодой Гаэтано влюбился в одну из русских хористок, женился и навсегда остался жить в нашем городе. В зимний сезон он работал в театре, а в летнее время руководил оркестром в городском саду. На его симфонических вечерах таганрожцы знакомились с лучшими произведениями европейской и русской музыки.

В 1886г. итальянская опера прекратила свое существование, но несколько ее музыкантов остались в России. Из их числа скрипач Николо Офичиозо, потомки которого до сих пор живут в нашем городе. Остался в Таганроге и руководитель таганрогского театрального оркестра Гаэтано Мола. Г.В. Молла был не только хорошим музыкантом, но и композитором, и педагогом. Среди его учеников был живший в детские и юношеские годы в Таганроге будущий известный композитор С.М. Майкапар.

Скончался Г.В. Молла в 49 лет от тяжелой болезни, похоронен на старом городском кладбище, могила его утрачена.

Еще при жизни Г.В. Молла был период, когда оркестром городского сада руководил другой дирижер. Так в 1886 – 1889 годы это был выходец из Чехии – Вячеслав Иванович Сук (1861 – 1993) – скрипач, композитор, дирижер. О его величайшем профессионализме свидетельствует тот факт, что он с 1906 по 1993 год являлся дирижером Большого театра, в 1925 получил звание народного артиста РСФСР.

После отъезда В. И. Сук из Таганрога оркестр в саду до самой кончины вновь возглавлял Гаэтано Молла, а когда его не стало, оркестр 3 года влачил жалкое существование, пока дело отца не взял в свои руки один из сыновей Молла – Валериан Гаэтанович (1872 -1938).

Он родился в Таганроге. Музыкальные его способности проявились уже в раннем детстве и развились под руководством отца.

Валериан окончил Петербургскую консерваторию и вернулся в родной город. В 1897г. В.Г. Молла занял место за дирижерским пультом в городском саду.В это время городской сад с его симфоническим оркестром был популярен, и любим, как среди жителей, так и среди гостей, приезжающих в город. Известный столичный журналист В.Я. Светлов написал, после посещения одного из летних концертов в таганрогском саду: « Летом здесь играет прекрасный, хотя и небольшой оркестр музыки под управлением даровитого капельмейстера Молла, молодого обрусевшего итальянца, уроженца города; за крайне дешевую плату – 7 копеек, даже бедный житель города может провести вечер в саду, отдышаться от дневного зноя и послушать образцовую музыку в прекрасном исполнении энергичного и талантливого дирижера».1 . Эти слова вполне можно дополнить отрывком из книги детского писателя И.Д. Василенко, проведшего в Таганроге детские годы, «Жизнь и приключения Заморыша». «На дирижерский мостик музыкальной раковины поднимался художник Минолла (в книге фамилия изменена), итальянец с большим бледным лбом, черной бородкой и волнистой шевелюрой.… По мере того, как он принимался водить в воздухе палочкой, передо мной возникали удивительные картины, и душа моя то сжималась, то испытывала блаженство покоя, то гневалась, обливаясь слезами.… Все скамьи перед раковиной уже были заняты. Четыре деревянные ложи, на места в которые билеты рассыпались местной знати, тоже были полны…

Публика, плотно окружившая скамьи, смотрела на вдохновенные движения рук дирижера…».2.

Все, кто приходил в таганрогский сад слушать музыку, хорошо знали правую половину парка. Именно она предназначалась для гулянья. Именно здесь находился отгороженный участок овальной формы, названный «кругом».

Круг посещали, как указывал П.П. Филевский – интеллигенция.

В душистой тени деревьев под музыку можно было неспешно побеседовать со знакомыми о городских новостях. Писатель И. Д. Василенко так описал это место: «… в другой, называемой кругом половине спасалась от жары публика. Здесь на высоких столбах ярко горели фонари, играл симфонический оркестр…»1 .

В 1887г. А.П. Чехов в своем письме из Таганрога в Москву также упоминает «круг»: «Был в саду. Играла музыка. Сад великолепный… Круг битком забит».2. Известны еще слова Чехова о «круге», которые приводят по свидетельству местного журналиста А.Б. Тараховского. Во время очередного приезда писателя в родной город в 1894г. они вместе посетили городской сад.

Тараховский вспоминал, что Антон Павлович уселся в сторонке и долго смотрел на гуляющих. «Ни одного знакомого, все новые лица, – сказал он, – а между тем все по-прежнему. И тот же круг, и так же ходят вокруг музыкальной эстрады, и скучают. Все до мелочей осталось, как было в мое время, когда я бегал сюда гимназистом».3 .

Наш земляк Гущин (Гутмахер) писал: «Погулять по Большой аллее бывает иногда интересно… Толпа непроходимая и разношерстная. Смесь запахов духов, семечек, ваксы, дегтя, сивухи и прочая. Картузы, фуражки, косынки, но чаще шляпы и шляпки…»4.

Примерно в середине Большой( Главной) аллеи влево от нее отходила довольно длинная, ровная аллея, получившая звание «Гимназическая». Это объяснило тем, что ее облюбовала молодежь, в основном учащиеся гимназии и училищ. Здесь скамьи стояли на некотором расстоянии друг от друга, что способствовало большему уединению. Это был один из самых романтических уголков сада.

Это нашло отражение в повести Чехова «Огни». Ее герой инженер Ананьев, вспоминая свою юношескую влюбленность в Кисочку, говорит: «Бывало, по вечерам она сидела в городском саде на скамье, а мы, гимназисты, толпились около нее и благоговейно созерцали».5

Александр Чехов старший брат писателя, впоследствии вспоминал, что «здесь возникали, расцветали и увядали каждое лето тысячи романов. Здесь мы, гимназисты и гимназистки, впервые испытали уколы стрел шаловливого амура и жестоко влюблялись, предавая забвению и науку, учебники.… И всему виной были: городской сад, прекрасная музыка…и возраст…»6

На гимназической аллее происходили ожесточенные драки между давними соперниками и врагами – гимназистами и учащимися уездного училища.

Эта аллея отличалась еще тем, что была обсажена почти сплошь тутовыми деревьями.

«Когда поспевали сладкие белые и черные ягоды, то гимназисты целыми толпами совершали нашествия в эту часть сада.В дневное время, когда сад был почти пуст, здесь в тишине и покое, под тенью раскидистых деревьев хорошо было посидеть в одиночестве с книгой в руках на удобных скамьях с высокой спинкой.» .1

Даже после ликвидации аптекарских плантаций и начала работ по перепланированию левой части она отличалась от более цивилизованной правой части. Порядок в парке и около него поддерживался постоянно. Для случайностей у ворот одних и других ставились городовые, которые не должны были впускать пьяных и оборванцев. По мнению П.П. Филерского «Разные столичные Аркадии, Ливадии, Сокольники, Яры не годятся в моральном сравнении с тем, что представлял собой городской сад в Таганроге».2.

Если говорить о развлечениях в саду, то их было немного. Аттракционов в современном понимании тогда не существовало. Очень редкими были выступления здесь, каких-либо акробатов. Настоящий фурор произвели на публику показные полеты на воздушном шаре(1874г.). В садовых беседках играли в карты и бильярд, позже появился тир. На Большой аллее располагались павильоны для продажи мороженого, кефира, и кумыса. В 1887г. для заведования садом городской Думой был избран П.А. Вальяно, который добросовестно отнесся к своим обязанностям. Опытные садовники Игнатьев, затем Овчаренко произвели посадки деревьев, появились цветники и оранжереи.

В 40 – 90е. годы XX века Таганрогский парк процветает. В этот период в летние месяцы парк становится «пульсом жизни» Таганрога. Сюда перебирались в летние постройки городские клубы. Здесь не только гуляли, отдыхали, дышали воздухом, наполненным ароматом цветущих растений, слушали музыку, но и общались с нужными людьми, заводили новые знакомства. Пока солидные мужчины вели деловые разговоры или предавались играм в карты, женщины обсуждали моду и сплетничали. Молодежь, пользуясь, случаем увидеться с предметом своих воздыханий, флиртовала, а дети имели возможность вдоволь побегать и поесть сладости. Каждый из жителей или гостей города мог найти себе занятие по душе в парке. Довольно быстро казенное название – «публичный сад» заменяется в городе на душевное – «наш сад» или «городской сад».Городской сад становится частью жизни всех слоев общества Таганрога. Теперь это место отдыха, прогулок, развлечений для всех таганрожцев и гостей города.

Демократичность парка – одна из привлекательных его черт в этот период. Он пока вне политической борьбы и практически лишен идеологических влияний.

В 1895г. городская Дума утвердила проект новой планировки сада на манер европейских садов. К тому времени определяющими становились такие признаки общественных садов как: дополнительное озеленение территории, укрупнение масштаба, доступность, наличие устройств для развлечений и спорта.

Еще в середине 70х начале 80х годов таганрожцы видели свой сад таким, как описал его П.П. Филевский в своей повести «на берегах Тамаринды». «Было часов шесть. Начинался роскошный вечер. Все лужайки сада были зелены, как изумрудный ковер, украшенный полевыми цветочками. Майские жуки перелетали с цветка на цветок, оживляя этот ковер».

Но уже к концу XIX века старые деревья начали болеть и погибать, поэтому пришлось эти деревья вырубать и заменять новыми – молодыми. Многочисленная часть жителей, не понимая, что это вынужденная мера, горячо протестовала против уничтожения исторических реликвий. Наш земляк, ученный и писатель В.Г. Тан ( Богораз), посетивший родной город в 1909г., писал: «Старый городской сад, давняя таганрогская гордость, весь вырублен под корень и снова засажен молодыми деревьями. Говорят, весной в нем, как прежде, зелено и тенисто. Но я тщетно ищу старые ветвистые деревья, под которыми когда-то любил отдыхать Александр I».2.

Озабоченность по поводу недостаточного, по его мнению, ухода за зелеными насаждениями выражал наш земляк А.П. Чехов, советуя в письме П.Ф. Иорданову (городскому Голове) «посылать на летнее время учителей в подмосковную школу для изучения основ садоводства и огородничества»… Антон Павлович надеялся, что «…они смогут передать эти знания своим ученикам и привить им желание ухаживать «за садом и другими городскими насаждениями».

Сам Чехов бережно хранил в памяти и сердце таганрогский сад, вкрапливая в свои произведения, теплые, лирические строки о нем. Например, в рассказе «Учитель словесности» он писал: «был седьмой час вечера – время, когда белая акация и сирень пахнут так сильно, что, кажется, воздух и сами деревья стынут от своего запаха. В городском саду уже играл оркестр».

В конце XIX начале XX века началась посадка различных экзотических растений из разных зон земного мира. Возле новой каменной ротонды высадили клены, японскую сапфору.

В парке появились такие редкие представители флоры, как гинго, дуб, черешчатый.

Новые освободившиеся от зеленых насаждений территории в парке стали занимать под различные постройки. При всех стремлениях сохранить сад, как территорию максимально приближенную к естественной природе, конец XIX начало XX века принес в садово-парковое искусство потребность в устройстве объектов развлечения и спорта. Следствием этого стало строительство на территории сада большой каменной ротонды с концертным залом и бильярдной, помещения для катания на роликовых коньках.

Вообще-то, до революции ни парки, ни сады не ставили своей целью развитие физической культуры своих посетителей. Строительство спортивных площадок на территории парка в начале XX века - это, по-видимому, дань времени. Такой спортивной площадкой в таганрогском парке стал с скетинг – ринк (1909 год). «Между центральным входом и каменной ротондой в сентябре 1909г. городская дума и предприниматель Суходольский заключил соглашение о передаче ему в арендное пользование участка земли под устройство крытого скетинг-ринка – площадки для катания на роликовых коньках».1.

Скетинг-ринк пользовался в дальнейшем большой популярностью, а когда в апреле 1910 года стали вырубать под каток вековые деревья на площади 640 квадратных метров, горожане были взволнованны и возмущены раздавались голоса, что трек можно было устроить и в другом месте. «При открытии скетинг-ринка на катке устроили маскарад на коньках. За лучший оригинальный костюм для мужчин назначали приз – серебряный бокал. В соревновании женщин первое место присудили госпоже Ивановой с вручением золотого медальона, второе место и приз – золотой жетон получила госпожа Александрова, серебряным жетоном за третье место отметили госпожу Цибулькину… Восьмого сентября 1914г. в пятилетнюю годовщину существования таганрогского скетинг-ринка в городском саду организовали празднование. В показательных выступлениях приняли участие местные мастера господа Лекас, Мацано, Потапенко, Филь, Самборский. Трек был покрыт бесшумной и непыльной мастикой. Играл духовой оркестр. Цены билетам установили от 30 копеек за вход до 3 рублей (ложи), за прокат коньков брали 60 копеек».2 .

Скетинг-ринк был новым явлением в жизни города, особенно молодежи. Практически все желающие покататься на роликовых коньках могли посещать это заведение. Скетинг-ринк в таганрогском парке был одним из первых в России. Однако тот факт, что для высвобождения площадки под строительство скетинг-ринка пришлось выкорчевывать не мало росших здесь вековых деревьев, вызывало возмущение таганрожцев, которые всегда любили и ревниво защищали свой сад, его зеленый убор.

Вслед за строительством скетинг-ринка в парке начали устраивать каждый год в зимний период каток. Коньками жители города увлекались давно. Этому способствовало наличие замерзшего моря, где зимой устраивались катки. Начиная с конца XIXвека и вплоть до октябрьской революции, каток в парке работал в зимнее время для всех желающих и бесплатно.

Даже те, кто не умел кататься на коньках – пожилые люди, могли покататься на катке. В их распоряжении были специальные кресла на полозьях. Молодые, неопытные конькобежцы и просто любители покататься на коньках, как правило, управляли санями, доставляя радость и тем, кого катали и себе от катания на коньках.

И зимние катки в парке, и увлечение скетинг-ринком были прерваны событиями первой мировой войны, революциями. Но в памяти жителей Таганрога эти спортивные увлечения и занятия спортом на территории таганрогского сада оставили неизгладимый след в памяти на долгое время …

Кроме спортивных площадок, в таганрогском парке происходило строительство других менее важных и абсолютно не нужных сооружений. Александр Павлович Чехов (старший брат писателя), посетивший родной город в 1912г., писал: «Отцы города вырубили в самом лучшем месте самые лучшие деревья и соорудили на образовавшейся территории неуклюжее и безобразное летнее здание для клуба.

В 1896г. арендатор сада Ханамиров выстроил деревянное большое здание, имевшее не только хорошо оборудованный ресторан, но и бильярдный зал с дорогим бильярдом. Однако через два года это здание полностью сгорело. Место пустовало. В начале 1900-х годов городская Управа приняла решение произвести здесь постройку за счет города. По проекту архитектора Б.И. Гершковича в 1909г. было выстроено белокаменное здание с концертным залом. Несмотря на то, что в этот период в архитектуре уже царил «модерн», здание имело многие элементы угасшего классицизма: колонны, поддерживающие свод, замковые камни и т.д. Форма здания в плане не соответствовала точному определению того, что называлось «ротондой» (от итальян. слова «круглая», однако таганрожцы называли ее именно так: «новая ротонда»).

«Находилось здание в пределах ограды городского сада и поэтому являлось как бы составляющей частью. Внутри здание имело неширокое фойе и зрительный зал в два яруса: внизу партер, наверху по бокам ряды лож, в задней части балкон. Сцена была довольно узкой. Помимо этого зала имелись ресторан со вспомогательными службами и бильярдный зал. Строя это здание с хорошим концертным залом, городская Управа имела цель привлечь в наш город известных музыкантов певцов, которым было бы, где выступить»..2 . В период с 1909 по 1917 год здесь состоялись концерты: русского скрипача и композитора Я. Кубелика, польского пианиста И. Гофмана, первого тенора С.-Петербургской оперы А. Лабинского и даже величайшего пианиста и композитора С.В. Рахманинова (дважды), и других.

Чтобы в промежутках между концертами зал не пустовал, городская Управа сдавала его в аренду также, как и другие помещения и весь сад в целом. В 1910 году, в результате жарких торгов, сад «со всеми ротондами» перешел к некоему Оганесянцу, который в свою очередь сдал зрительный зал владельцу кинематографа «Мираж» В.И. Кулику, где тот открыл театр «Новый Мираж».

Когда арендатором стал другой владелец кинематографа Г.Д. Букатин, то он произвел переоборудование сцены, установил экран и кинобудку и открыл в 1913 году здесь кинотеатр «Аполло» По воспоминаниям старожила города А.А. Александровского одновременно в здании работал театр миниатюр.

А по воспоминаниям П.П. Филевского «К часу ночи сад пустел, фонари тушились, а только в китайской беседке и ротонде игроки азартных игр проигрывали свои выигрыши и допивали остатки от проигрышей»

В конце XIX начале XX веков к комплексу парковых аттракционов относился и бильярд. В Таганроге конца XIX начале XX века, как и повсеместно, в России, да и за рубежом, очень широко была распространена игра на деньги в карты, бильярд, лото. Летом крупные игры велись в ротонде и в китайской беседке в городском саду. Это вызывало справедливый гнев жителей города. Но поскольку игры велись на определенной территории и определенными представителями таганрогского общества, то городские власти смотрели на подобные явления довольно спокойно. Жителям, видевшим свой городской сад местом отдыха, это естественно не нравилось…

Таганрогский сад всегда, был частью социо - культурной среды нашего города и все, что происходило в городе, все те или иные изменения касались существования парка. Конец XIX начало XXвека для Таганрога это период утверждения капитализма. Здесь, как и в других городах страны, происходит формирование буржуазии и пролетариата.

Историк города П.П. Филевский ещё в 1898 году писал: «Соль общества заключается в денежной аристократии, которая, однако же, следствии скудности образования в общественной жизни тона не задает»… 2 . Имеющая много средств и тратящая их в большом количестве на свои развлечения таганрогская аристократия часто устраивала и в парке большие великолепные праздники подобно тому, который был описан в таганрогской прессе летом 1813 года: «…28 июля 1913 года вольное пожарное общество организовало в саду грандиозное гуляние, что собрало громадное количество публики. Гвоздем программы объявили конкурс «дамской ножки» и к десяти часам вечера публика тесным кольцом окружила эстраду, на которой должны выступать соискательницы. В двенадцать часов ведущий, наконец, возвестил о начале конкурса. Все возвышенные места и скамейки заполнила густая толпа зрителей. Жюри объявило правила и условия, по которым возраст участниц не должен превышать восемнадцати лет и обладать ножкой при размере обуви не более номеров 32 и 33. Наступила тишина. Сначала это сообщение не нашло откликов среди присутствующих и жюри повысило размер до 35 номера. После некоторого времени нашлось вес же три соискательницы с размером ножки 32 и 33 номеров, которых публика наградила шумными аплодисментами. Все они получили призы - стеклянные вазы, туфельки и ручные зеркальца».

Давая характеристику посещавших городской сад в конце XIX начале XXвека, П.П. Филевский отмечает: «В саду сходилась публика всех слоев общества и всех возрастов. Лучшими молодыми людьми были гимназисты старших классов и немногочисленные студенты, приехавшие на каникулы домой . Другая молодежь, это клерки хлебных контор, большие греки и вообще иностранцы. Были еще чиновники, но их было всегда мало в Таганроге, и служащие частных банков. Переведена была в Таганрог артиллерийская бригада, и появились новые мундиры. Это был новый элемент, в общем, вполне добропорядочный: артиллерийские офицеры стояли много выше армейских и кавалерских во всех отношениях.

Здесь в городском саду встречались молодые люди. Это было те удобнее, что в сад ходили по вечерам целыми семьями и в то время, когда отцы беседовали за стаканом чаю или скромною выпивкой в буфете, а матери сидели в «кругу» и рассматривали скромные летние туалеты, молодые люди перебегали от одного цветка к другому, производя оживление среди публики».

Но в то же время в парке все чаще встречались новые представители таганрогского общества – рабочие с окраины города, крестьяне, окрестных деревень, уходившие на заработки в Таганрог. Количество рабочих в городе неуклонно росло в конце XIX начале XX века. «В канун Первой Мировой войны на промышленных предприятиях города, железной дороге и в порту имелось около 8,5 тысяч рабочих».2 Местный писатель Гущин (Гутмахер) описывает посещение городского сада уже в начале XX века: «Я вхожу в городской сад. Большая аллея наполнена чистокровными фараонами*, «круг» –так называемою «интеллигенцией Легкая пыль, мелькающие лица, отрывки фраз. Остроты, каламбуры – часто свобода слова и обращения.

- То ись, тим более! – слышится тонкий голосок какой-то «барышни».

- Ах, вуспокойтесь, Анна Ликсеевна, уговаривает ее, прижимая руку к сердцу, «кавалер» с багровым, как морковь, лицом и мутными глазами,

- Какая ви, право, сунтиментальная!

Возле каменной ротонды на столиках идет попойка. Проходящие «чистокровные» с завистью посматривают на сидящих за столиками, а те восседают с достоинством, и свысока глядя на прохожих.

- Здравствуйте, Зелихвон! – кричит кто-то из гуляющих, кому-то сидящему за бутылками, в компании надеясь на приглашение

-Здравствуйте, Зелибон!- отвечает тот отрывисто и отворачивает голову. Зелибон безнадежно проходит дальше.

В стороне небольшая группа фараонов* о чем-то горячо рассуждает. Слышны воинственные крики. Особенно кипятится один маленький, разукрашенный синяками субъект.

- Да куда ты лезешь? – говорит ему кто-то, - ты на морду свою погляди!

- Уходь, - не унимается тот, - наша морда известная.

- Сидю я под квасом, - вдруг восклицает подле меня новый визгливый голос. –

-Ладно. Сидю это я и глядю. Идет Ульяша. Я, значит, к ней. Ну и пошли мы. А вон это подходит ко мне.

- Ви, - говорит, - это шо здесь хвигурировайте?

- А я ему: «А, ви, шо, говорю, как шляпу надели, так и заломались. Барин, шо ли».

- Звините, - говорит, - я хоть и в шляпе, а не барин.

Из боковой аллеи входит в толпу солдат с дамою сердца. Дама в красном полуплатке и в белом переднике.

- А мороженное уважаете? – спрашивает любезно солдат.

- Оченно сладкое, да и холодно от него, - ломается дама, пощелкивая семечки.

Какой- то, по-видимому, приезжий франт в макферлане, спокойно гуляет по «кругу» со своей дамой. Двое молодых любителей женского пола затрагивают мимоходом «известную» им даму и придумывают средство овладеть ею.

Один из них поспешно отправляется на Большую аллею и отыскивает там одного, авторитетного между фараонами субъекта, обещает ему угощение, приводит в «круг» и , указывая на франта, говорит:

- Помоги, друг, припугни как-нибудь этого.

- Можно, - соглашается авторитет, - для вас все можно.

Авторитет возвращается на большую аллею и через пять минут оттуда уже направляется на макферлан с разных сторон двое чистокровнейших, один из которых пишет ногами мыслете и, употребляя при этом руки как крылья, точно изображает собою подстреленную птицу.

Оба сходятся как раз возле франта. Один преспокойно берет в руку полу макферлана и начинает ее презрительно мотать из стороны в сторону.

- Шо это на нем, чи ротонда, чи матонда? – со спокойной многозначительностью спрашивает он товарища.

- Бей его с хвонда, - раздается грубый голос за спиной макферлана. Дама внезапно вскрикивает и исчезает.

В этот момент появляются со свистком и бряцанием шашек трое городовых во главе с околоточным надзирателем. Порок наказывается, а добродетель, хотя и бледная и с помятой шляпой, но все же торжествует». В праздничные дни городской сад буквально заполнялся гуляющими. В местах, где прохаживалась простая публика, треск от щелкивания подсолнухов был настолько силен, что собственно разговора не слышно было».

В 1908 году штат охраны городского сада довели до восьми человек при одном заведующем. Патрулирование осуществлялось с восьми часов вечера до утра. В 1912 году городская управа распорядилась направить для борьбы с хулиганством членов полиции, которые находились у ворот сада, у входа в отгороженную часть со стороны Большой алле, вблизи ротонды, у входа в театр «Марс» и в театре «Мираж».

«Развитие российского общества, перераставшего рамки сословной организации и неограниченной монархии, требовало перемен в социальной политике. Углублялся разрыв между относительно развитым индустриальным и архаичным аграрным сектором. Возрастает раскол между либерально настроенной интеллигенцией, ждущих конструктивных реформ, пролетариатом, которому нечего было терять и не склонным к преобразованию правительством».

Все эти раздираемые страну, а значит, и наш город, противоречия ощущал и городской сад. Он в это время становится местом проведения собраний, митингов. Помнит наш городской сад и революционные события первых лет ХХ века.

«В революционные дни 1906 года в десять часов вечера 10 июля в городском саду толпа рабочих, количеством около тысячи человек, ворвались в «круг» отгороженной части и потребовала от оркестра исполнения «Марсельезы». Музыканты разбежались, а гуляющие стали поспешно покидать сад. Революционно настроенные рабочие, несмотря на запрет со стороны полиции, с музыкальной эстрады стали призывать присутствующих к роспуску Государственной Думы и к вооруженному восстанию. Затем с красными флагами покинули сад и с пением «марсельезы» направились по Греческой улице».

Те немногие материалы, сохранившиеся в таганрогских архивах, позволяют говорить о том, что состояние городского сада (парка) постепенно ухудшалось. Но, по-прежнему, сад остается важным элементом жизни города, его населения. По-прежнему, сад лишен внешней и внутренней агитации. Но он продолжает оказывать свое влияние на таганрожцев своим природным обаянием, умиротворением и красотой.

Новый XX век готовил много перемен и жителям города, и сада. Близилось время коренных переломов и бурных событий.

В 20е годы XX века сад находится в плачевном состоянии. «Появилась опасность гибели зеленых насаждений в больших количествах; 30% деревьев были поражены вредителями, 10% деревьев и кустарников потеряли свою форму и вид. Нужен был целый комплекс мероприятий, чтобы оживить сад. Решено устроить розариум до двух тысяч кустов, разводить цветы для украшения продажи, построить новую оранжерею»1 .Практическая возможность приступить к решению данной проблемы и воплощению выработанного решения в жизнь стало возможно только лишь в 1926г.

Но даже в этом плачевном состоянии парк не был оставлен или забыт В годы революции и гражданской войны большевиками предприняли попытку изменить направленность парка. Они превращают парк в место мемориального захоронения. Большевики впервые за всю историю парка устраивают здесь захоронение

По данным краеведа М.С. Киричек «…после вооруженного восстания таганрогских рабочих под руководством РСДРП (б) в сентябре 1918г., погибших в результате трехдневных боев, в количестве 70 человек, по решению установившейся в городе Советской власти, похоронили в братской могиле в саду, в огороженной его части, неподалеку от «новой ротонды».

Когда 1 мая того же 1918г. Таганрог захватили германские войска, и вновь была восстановлена прежняя власть, останки погибших были перезахоронены на городском кладбище.

В январе 1920г. снова в городе власть перешла к Советам. А в 1922г. на месте бывшей братской могилы был сооружен памятник, называемый «Борцам революции». В качестве постамента был использован пьедестал от разрушенного большевиками монумента императору Александру I.

Описание самого памятника обнаружить не удалось. О нем можно судить по сохранившимся фотографиям.

На лицевой стороне постамента изображена фигура упавшего раненого красногвардейца. С двух сторон стоят скульптуры рабочих – участников восстания. Наверху находится большой камень, опоясанный металлическим венком. Памятник венчает фигура женщины с развивающимся знаменем. По-видимому, это аллегория, обозначающая свободу во всем мире, на всем земном шаре. На пьедестале выбита надпись: «Ваша кровь будет напоминать рабочим о необходимости довести великое дело». 3 Именно в этот период большевики превращают многие публичные места в городе в территории, где размещаются памятники павшим, захоронения погибших в ходе революционных боев.

Исключением, как мы видим, не стал и наш городской сад. Эта традиция сохранялась довольно долго в нашем городе. Перед глазами пример нашей главной площади страны. Часть Красной площади превращается в кладбище в тот же период, что и наш парк. По сей день в нашем парке, как и на Красной площади, существуют места скорби. Новая традиция новой власти дожила и до наших дней.

Кроме того, городской парк становится более чем на 20 лет местом проведения митингов и сборов. Так «22 августа 1920г. в городском саду на многочисленном митинге горожан выступал с приветственной речью нарком просвещения А.В. Луначарский».

Сам же сад находится в это время в плачевном состоянии: в тяжелые годы жители ломали ветки, разоряли деревянные постройки на топливо, многие насаждения были поражены вредителями, потеряли свою форму и вид. Требовался большой объем работы для приведения сада в порядок, но средств не было.В это время сад находился в ведении отдела коммунального хозяйства. В 1922г. он передал отгороженную часть сада (бывший «круг») в аренду отделу народного образования с условиями произвести там ремонт аллеи, эстрады, обеспечить охрану арендуемого участка. Позднее сад перешел в ведение Тагокрсовпрофа, с 1926г. – Окрисполкома. При этом хозяйственная часть возлагалась на Местхоз, а культурно-просветительная – на Политпросвет. Практиковалась сдача в аренду коммерческих объектов сада в основном государственным и кооперативным учреждениям, в исключительных случаях – частным предпринимателям. Чтобы ощутить атмосферу, царившую в парке, в первые десятилетия после установления Советской власти в городе, обратимся к книге жалоб закусочной №1, которая располагалась у каменной ротонды. Закусочная принадлежала ЦРК – центральному рабочему кооперативу.

«Чтобы минэ давала афичиантка на мой стол». Подпись неразборчива.

«Сукин сын. Никогда не додаешь по две, три копейки». Потерпевший.

«Предлагаю части закусочной выходящей в сторону Большую аллеи, установить штат официантов в два человека, а то один не успевает подавать. Ведь есть такие жери, которые выпивают по 20 бутылок за один присест.. Например, заведующий, не удобно, узнает, неприятностей наживешь». Петров.

«Мало тебе Петров одного, троих поставили». ЦРК

«Молодец, Петров, подействовало». Металлист.

«В ЦРК. Срочно организовать чайную, т.к. не всякий трудящийся хочет утолить жажду алкоголем». Василий Воздушный

«Не задавайся, пей, что дают, а хош чаю, иди на Гоголевский в Окрдом крестьянина, там, на десять копеек можно выкупаться». Сосед.

«А, барышни, што подают пиво, и прочая, ничего». Васька Гармонист.

«Прошу глупости не писать. Нужно о деле говорить. Администрация спит, поэтому ставлю вам известность, чтобы вы в срочном порядке повесили на наличники новую марлу, а то мухи на хлеб и колбасу. Старая марла в дырах». Член лавкомисси В. Муровцев.

«Я бы желала ознакомиться с заведующим закусочной. Хотя у него физиономия похожа на брынзу, но принимая во внимание… я согласна». Катя Пиявкина.

«Интересно посмотреть, какая у тебя рожа. Он».

Чем ни чеховская «жалобная книга»?..

Несмотря на частую смену хозяев, в плане работы парка 1926г. были намечены не только хозяйственные меры по восстановлению паркового хозяйства; строительство новой оранжереи, создание розария, разведение цветов не только для сада, но и для продажи, а так же некоторые спортивные состязания: бег в мешках, велосипедные гонки. В той части парка, где был «бывший круг» проводились концерты.

В первые десятилетия после установившейся Советской власти, в городе согласно одному из направлений проводившейся в стране «культурной революции», большое внимание уделялось спорту. «Стране нужны были сильные, закаленные для нынешней и будущей борьбы личности».

К сезону 1927г. было вновь отстроено помещение тира, проводились соревнования в стрельбе. Кроме того, были очень распространены различные соревнования развлекательно- спортивные (бег в мешке, велосипедные гонки, лазание на высокую гладкую мачту и т.д.), за победу в которых, в качестве призов, вручали часы, самовар и даже поросенок. Цена входного билета – 20 коп. Сад был радиофицирован - работал громкоговоритель.В рамках проходившей в июле 1927г. «Недели обороны страны» в городском саду состоялось грандиозное гуляние в пользу обороны Советского государства. Была проведена лотерея с дорогими призами, в числе которых имелись: корова, козы, свиньи, 20 пудов пшеницы, золотые вещи и т.п.В саду играло три оркестра, проводился конкурс с раздачей призов среди всех желающих гармонистов и балалаечников. Были организованы танцы, игры, «летучая почта», а под конец состоялся фигурный фейерверк».

В 1928г. постановлением президиума Горсовета саду было присвоено название «Пролетарский». « Открытие летнего сезона состоялось 19 мая. В этот день число посетителей достигло 20 тысяч, что составляло на тот момент ¼ всех жителей города. На следующий деньбыли установлены на входах перегородки, чтобы контролеры могли регулировать людской поток входящий и выходящий. «В этом же году намечено строительство двух эстрад, общественной столовой и чайной, организация оркестра, приобретение киноаппарата».4 «Начиная с шести часов вечера, вход в сад по билетам стоимостью 35 копеек. Здесь запрещается копать землю, ездить на велосипедах, а дежурный милиционер может оштрафовать виновного в повреждении зеленых посадок на 1 рубль».5. Периодическая печать не оставляла без внимания парк и то, что происходило в нем.

В газете «Красное знамя» мы находим очерк «В Пролетарском саду», в котором рассказывается о жизни таганрогского сада. Вот он в сокращенном виде: «…Сад оживает с раннего утра. Через него по всем направлениям идут вначале рабочие – на предприятия и домохозяйки – на рынки, затем служащие, дети, безработные и прочая публика. К часу дня собираются любитель пообедать на воздухе, и на веранде столовой ЦРК многолюдно. Более спокойная жизнь сада кончается к 6 часам вечера. В это время публика удаляется, сад чистится, поливается, в общем, готовится к вечеру.

Часов в семь сад, как магнит, притягивает к себе поток людей, стремящихся сюда через трое ворот: с Ленинской, Греческой и с Касперовки. Вход платный, многие имеют абонементы.

К восьми часам все скамьи перед эстрадами и киноэкраном заполнены. По аллеям снуют шумные газетчики, продавцы сливочных ирисок и цветочницы. В столовой ЦРК пьют пиво и закусывают. На окраинах сада освещения почти нет, аллеи запущены, но на деревьях и кустарниках масса светлячков, что очень красиво. На главных аллеях светло, они заполнены гуляющей публикой и там, с трудом, можно найти место на скамейке. У читальни десятка два рабочих с упоением играют в шашки, реже - шахматы.

Вдоль главной аллеи «шпалерами» стоят молодые люди, в основном жители окраин, рабочие и нахально отпускают двусмысленные шуточки в отношении проходящих мимо девиц.

К 11 часам оркестр играет финальный марш. Постепенно сад пустеет, фонари тушат, сторожа обходят аллеи и закрывают калитки. Сад затих до завтрашнего дня».

Автор очерка в присущей тому времени простоте изложения, доносит до нас атмосферу жизни таганрогского парка в 30-е годы XX века. К тому времени удалось залечить, в какой-то мере, раны, нанесенные гражданской войной. Появились новые посадки, красивые клумбы, дежурство милиции.

Если сравнивать описание таганрогского парка 30-х годов XX века с более ранним, конца XIX века, то можно заметить, что парк во многом поменялся: изменился основной контингент его посещавших. В конце XIX века это, в основном, представители ведущих сословий, лишь вечерами в праздники представители рабочих, служащих сословий посещали парк. Теперь, в 30е годы, состав посещавших сад жителей Таганрога стал ещё более демократичным: служащие, рабочие приходят в сад не только отдохнуть и погулять, но и поиграть в шашки и шахматы. ( Правда их немного, всего «десятка два» и собираются они у читальни.) Понятие «летняя читальня», «читальня» впервые встречается в описание таганрогского сада в 30е годы XX века. И это новые явление в жизни таганрогского сада.…Появилась и постоянная оплата за вход в сад, что раньше или вообще не делали, или делали в определенные краткие периоды.

По-прежнему, в саду одним из главных развлечений оставались концерты симфонической музыки. По-прежнему, сад был беззащитен во время прихода на его территорию представителей окраин.

Но, в целом, изменения в жизни таганрогского парка к 30-м годам XX века произошли и многие из этих перемен были продиктованы теми изменениями, которые произошли в жизни нашей страны, в жизни нашего города. Таганрогский городской сад был и оставался частью социально-культурной среды города. Изменяется социально-культурная среда города, изменяется и жизнь городского сада, вначале медленно, но зато быстрей и уверенней. Единственное, что остается неизменным – это любовь к городскому саду у жителей Таганрога.

«1932г. городской сад «на основе развертывания массовой культурно-политической роботы» становится парком культуры и отдыха – так гласит протокол заседания президиума горсовета от 1932г.».

С этого момента название «сад» остается только в памяти старожилов города. И сейчас можно легко проверить, кто из жителей Таганрога имеет «старые» корни, относящиеся к дореволюционному периоду, и кто приехал в город в 30е годы ХХ века и позже. Местные жители «аборигены» из поколения в поколение передают изначальное название парка- «сада». И даже молодые люди из этих семей и по сей день чаще называют парк- садом. Люди, приехавшие в город после революции 1917г. называют парк- парком и никак иначе. Многие из них удивляются старому названию парка. Им это кажется необычным, «режущим слух». Казалось бы, маленькая деталь, а как хорошо показывает изменения социально-культурной среды города. До 1932г. в Таганроге был городской сад, и в этом названии заключалось его своеобразие и его романтизм. После 1932г. таганрогский сад стал одним из тысячи советских парков культуры и отдыха. Название нивелировало особенности парка. Так же, как и все парке страны, наш парк в 1932г., после смерти пролетарского писателя, получил его имя. Новое имя не принесло саду бурных изменений. Сад-парк продолжил жить своей особой повседневной жизнью. И менялся вместе с изменениями, происходившими в жизни страны, но, прежде всего в жизни города.

В 1932г. для особо «уважаемых людей граждан Таганрога; тех, кто устанавливал в городе Советскую власть или участвовал в партизанском движении, был установлен бесплатный вход в парк»2 , как и для членов Горсовета, членов Горсовпрофа, ГК ВКП (б) и ВЛКСМ.

«Делают» революцию и «строят новое общество» люди, выросшие в условиях старой культуры. Уже в это заключено противоречие: можно ли создавать новое при помощи старого? Однако других людей не было, и быть не могло. Поэтому перед новой властью становилась сложнейшая задача – проведение культурной революции».

Ее первый этап начался практически сразу после прихода к власти большевиков. В 30е годы начинается новый этап «культурной революции». В ходе нее утверждается доктрина: «Революция никогда не была, и не будет целью… Революция – средства к созданию гармоничной культуры, к бесконечному росту сил и красоты человека. Человек – вот цель всех важных вещей.… Но не отдельный представитель революционной борьбы, а народ, действие, борьба масс, вот, что нужно показывать и выделять… Необходимо отказаться от индивидуальности, эмоций, старостей человека. Общество должно работать, как сложный механизм, в котором каждый член его знает свое место и не выделяется по сравнению с другими. Народ – подлинный герой большинства произведений данного периода культурной революции».

Исходя из выше сказанной доктрины, начиная с 30х годов ХХ в советской культуре, особое внимание уделяется показу «настоящего человека: физически развитого, сильного, мужественного, готового на любые жертвы во имя процветания отчизны».

Идеалом физической красоты и гармонии служат античные образы. Фигуры, хорошо сложенных, красивых атлетов античного склада, философы Древнего Рима и Древней Греции украшают фронтоны домов, парки и скверы городов Советского Союза. Таганрогский городской парк в 1925г. украшался многочисленными гипсовыми скульптурами.

«К 1 мая 1925г. в городском парке установили свыше 20 гипсовых копий античных скульптур времен I – V вв. до н.э., среди которых: «Дискобол», «Копьеносец» и другие. А также 30 больших греческих и римских ваз. На аллее философов, обсаженной могучими берестами и кленами, выставили бюсты Сократа, Платона, Гомера, Пифагора…».

Как мы видим, таганрогский парк не стал, да и не мог стать исключением из списка советских культурных центров, задачей которого стало воспитание «нового человека».

Согласно новым веяниям изменяется и облик парка. Появляются красочные клумбы с выкладкой модных в то время лозунгов: «Слава Труду»; «Жить стало лучше, жить стало веселей!» и т.д. Для привлечения в парк «новой публики», для удобства в нем, «Открыли павильон «Азчербродтрест» с продажей пива, фруктового морса, кваса, крем- соды, лимонада, газированной воды чистой, с. натуральным сиропом , воды с ликером».

Но, по-прежнему, большая часть любящих музыку жителей Таганрога, старожил города ходят в парк на бесплатные музыкальные концерты. По-прежнему, оркестром руководит Валериан Гаэтанович Молла – старший сын известного итальянского музыканта, создателя симфонического оркестра в нашем городе Г.В. Молла. П.П. Филевский, историк, автор первой книги о Таганроге, замечал: «Валериан Молла по таланту не его отец, хотя и музыку любит и всегда у него лето».

В 30е годы ХХ века В.Г. Молла исполняет со своим оркестром в парке классическую музыку. Однажды он исполнил увертюру П.И. Чайковского «1812г.» и включил в ее исполнение фрагменты из гимна царской России «Боже царя хранит». За это он был арестован… Исполнение классической музыки в тот период времени небезопасно. Исполнять музыку признанных во всем мире классиков Шопена, Чайковского и других выдающихся композиторов с мировым именем якобы не нужно было советскому человеку.

14 июня 1931г. в газете «Таганрогская правда» некто Лазарев объяснял таганрожцам, почему музыка этих и других классиков вредна советскому человеку в исполнении В.Г. Молла. Оказывается: «элементарные сведения об искусстве, определение Маркса и Ленина о месте и роли искусства у руководства городским оркестром отсутствует. Иначе, чем можно объяснить появление в репертуаре враждебных пролетариату по замыслу и идеологии вещей, бескритического отношения к старым музыкальным произведениям русских и иностранных композиторов? Неужели так необходимо для пролетариата знание старинного танца аристократов – «Менуэт Помпадур»? Танца, названного по имени любовницы короля Людовика XIV, состоящего из кривляний, ломаний и бесчисленного множества реверансов, исполняемого аристократами – бездельниками, живущими за счет обнищания французского народа.

Появляется в репертуаре «Тень полководца» - тень Наполеона, завоевателя, мечтающего о народах и их завоеваниях.

Совершенно иной подход должен быть к произведениям Чайковского, представителю дворянской интеллигенции, отражающего в своих произведениях свойственную дворянской интеллигенции того времени, упадническую психологию Фредерика Шопена – отражающего в своих произведениях настроение польской буржуазии».3 При проведении следствия по делу В. Молла сыграл, вероятно, определённую роль, и факт участия его сына Бориса в составе второго Дроздовского офицерского полка. Борис Молла, имея чин подпоручика, погиб 26 февраля 1919г. в возрасте 22 лет.

Пробыв несколько лет в заключении В.Г. Молла, не без участия и по ходатайству художественного руководителя Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио Н.С. Голованова, был освобожден досрочно и вернулся в Таганрог.

Первое появление его на сцене после заключения было встречено аплодисментами.Впоследствии Валериан Молла одно из своих произведений, посвятил стахановцу Бусыгину.

«- Неужели он думает, - писал по этому поводу П.П. Филевский, - что кто-нибудь поверит искренности посвящения, неужели он думает, что самим Советским властям не противно такое лицемерие после всего того, что было и что известно…».1 Перу В.Г. Молла принадлежит и «Ворошиловский марш».

Когда в декабре 1938г. умер Валериан Гаэтанович Молла, гроб с телом выставлен в музыкальной школе на улице Ленина. Его симфонический оркестр исполнял траурные мелодии – панихиду. Директора школы срочно вызвали в горком и строго предупредили. Он бегом вернулся и запретил играть. Музыканты разошлись, но когда процессия двинулась к кладбищу, молодые студенты составили оркестр. По пути их поддерживали музыканты из клуба Кожевников. Мороз был настолько силен, что губы играющих примерзали к инструментам.

Могила В.Г. Молла сохранилась и находится на старом таганрогском кладбище. Ее содержат в образцовом порядке поклонники таланта Валериана Гаэтановича.

Так таганрогский парк и жители города теряли своих кумиров, свои легенды…. Но оставалась память о том, «золотом времени» в жизни парка, когда:

«Размещены, почти, что рядом они на улице родной:

Театр с классическим фасадом

И парк культуры городской,

И Молла, дирижер известный,

Мазуркой в парке кончив бал,

На радость меломанов местных,

В театр к увертюре поспевал…»

Но, отдавая дань времени, а перед войной было модно открывать эстрадные площадки на свежем воздухе, приглашать на открытие летней эстрады известных в стране артистов кино, эстрады, балета, цирка, в таганрогском парке на открытой эстраде выступали многие известные мастера.

За период 1938 – 1939 годы здесь давали свои концерты: Клавдия Шульженко с мужем Владимиром Коралли – героика и сатира; Владимир Хенкин – рассказчик; джазы американский, женский Якова Скомаровского, Бориса Ренского; балерина Ольга Лепешинская; исполнительница песен и романсов Кето Джапаридзе; Краснодарская оперетта и другие коллективы.

Концерты эти были очень популярны и собирали не меньше зрителей, чем концерты таганрогского симфонического оркестра под руководством В. Молла. Но это была уже новая страница в жизни нашего парка. К сожалению, традиция, которая возникла в 30 – 40е годы, приглашать известных мастеров культуры разных жанров для выступления на открытой эстраде городского парка не получила своего распространения. Эта традиция еще была жива некоторое время в послевоенный период.

Одним из направлений культурно-массовой работы советского правительства и Коммунистической партии в 20е – 30е годы было военно-патриотическое воспитание. Оно тесно переплеталось с военно-спортивным и ему уделялось огромное внимание. «Готовность страны и защите завоеваний социализма всегда находилось в центре внимания Всесоюзной Коммунистической партии большевиков и Советского государства. Берегите обороноспособность нашей страны и нашей Красной армии, как зеницу ока – завещал В.И. Ленин».

В деле укрепления обороноспособности Советской страны особая роль отводилась оборонно-массовой работе. Эта работа велась везде и повсюду, и особой упор в ней делался на молодое поколение советских людей. «Популярное в 30е – 40е годы общество содействия армии, авиации и флота к 1940г. объединяло в своих рядах более 10 миллионов молодых советских граждан»2 . Для нужд «Осоавиахима» отдавались лучшие площади и территории. В Таганроге в это время во всех практически школах и на заводах оборудуются тиры. Проводятся занятия для желающих освоить лётное дело, на недавно созданном за чертой города аэродроме. Для желающих заняться прыжками с парашютом, городские власти Таганрога решают построить в парке парашютную вышку.

С особым вниманием жители нашего города следили за сооружением в парке парашютной вышки. Строительство велось долго. Открытие ее откладывалось несколько раз. При основании в 7 кв.м. она имела высоту 55м., что превышало высоту таганрогского маяка в два раза. Площадка для прыжков находилась на высоте 45м.

Вышка двухконсольная, позволяла прыгать двум парашютистам одновременно. Верхняя часть вращалась, благодаря чему можно было прыгать и при ветре, который относил прыгающего от конструкции вышки. Каждый парашютист был подвешен к тросу, сбалансированный грузом, на другом конце, который придвигался к трубе. Этим можно было регулировать скорость спуска. Лестница имела 340 ступеней. К началу 1941г. парашютная вышка была не готова. Ее открытие планировалось провести в День Авиации 18 августа.

Говоря о таганрогском парке 20 – 30х годов, хочется отметить, что за это время наш парк из городского сада превратился в городской парк культуры и отдыха им. Горького. Он получил это название так же, как и все парки нашей страны, в которых могли отдыхать, развлекаться жители нашей страны.… За это время парк преобразился, украсился клумбами с лозунгами, цветниками, статуями античных героев и философов, что вполне соответствовало идеалам социалистической пропаганде того времени.

Он стал белее демократичен. Основной посещавшей его массой были рабочие и служащие, интеллигенция Таганрога того времени. Несмотря на то, что вход в парк стал платным, в парк приходило довольно много таганрожцев, которые стремились найти здесь занятия, и развлечения по душе и парк многое мог им предложить.

Отдавая дань времени, новым веяниям, в парке на открытой эстраде начинают выступать артисты разных жанров со всей страны с преобладанием выступлений эстрадных исполнителей. Реже стала звучать классическая музыка, из-за политики партии и правительства многие замечательные классические произведения и их знаменитые авторы находятся под запретом. Культурные запросы, культурный уровень жителей города в этот период резко падает. Это от части связано с причиной, указанной выше, а также с тем, что парк становится более демократичным, его посещают большее количество людей, чем до революции.

Снижение культурных запросов и общего уровня культуры в Таганроге 20 – 30х годов связано еще и с тем, что состав жителей города довольно сильно изменился. Греческие, турецкие, немецкие и другие купцы, служащие корабельных контор, порта, консульств за годы революции и гражданской войны покинули город. От «греческого царства», каким считали Таганрог в конце XIX века, не осталось и следа. Большинство богатых и знатных таганрожцев навсегда покинули город. Их место в период и после гражданской войны занимают переехавшие из центральной России рабочие, мещане, крестьяне из сел, ищущие работу на заводах Таганрога, в период голода и разрухи. Их уровень культуры значительно ниже бывших жителей города, покинувших его. Они сильней и быстрей подпали под влияние идей «культурной революции», которая в это время осуществляется в стране ВКП(б) и советским правительством.

Но, тем не менее, в городе удается сохранить важные культурные традиции и одну из самых главных – посещение концертов классической музыки в городском парке, даже в урезанном виде. И еще одну не менее важную традицию – посещать сам городской парк тоже удаётся сохранить. Необходимо отметить, что, несмотря на все изменения, парк остается в довоенный период самым доступным, самым демократичным, самым любим местом пребывания таганрожцев, и всех, кто приезжает в город.

Городская газета «Таганрогская правда» в октябре 1936г. отмечала: «За 1936г. за прошедший сезон парк посетило 748 800 человек. В наше время парк стал центром рационального использования свободного времени трудящихся города и их семей, главной агитационно-пропагандистской площадкой Таганрога в весенне-летний период года».

В заключении подводятся основные итоги на первом этапе исследования, в частности можно сделать следующие выводы: менее чем 130 лет своего существования таганрогский парк изменял по крайне мере трижды не только свой внешний вид , но и свой социальный облик.

Будучи созданный, как аптекарский сад он должен был служить нуждам жителей города, обеспечивая их необходимыми полезными травами для « лекарственного пользования ими ».1 Эту свою общественную роль, сочетание утилитарных функций и эстетических сад выполнял недолго.

Довольно скоро из «Аптекарского сада» превратился в городской, который знали и посещали многие известные люди живших и бывавших в городе в первой половине XIXвека. Император Александр I, который любил ходить в парк пешком, и часто посещал его, по приданию, даже имел в нём свою любимую скамью, своё место отдыха и уединения. «Обыкновенная его ежедневная прогулка была по Петровской улице в городской сад Любимое место … пригорок, где стояло пять старых дубов, насаженных Касперовыи при Екатерине Великой. … Под тенью дубов часто сидел император на каменной скамейке один по целым часам, с глубокой думай на челе. … Эти тайные думы он унёс с собой в вечность».

Удивительно, но в этот период парк даже не имеет изгороди, но зелёные насаждения в нем некто не портит, горожане сад оберегают. Для имущих жителей города сад- место отдыха, уединения, для бедных неимущих летом и осенью место, где можно бесплатно пополнить свои запасы фруктами или просто подкрепиться.

С 40 годов XIXвека сад не только меняет свой статус, но и переживает свой один из лучших периодов существования. С 1842 года парк получает статус « Публичного сала» и становится одним из самых любимых и известных мест отдыха горожан. Именно этот сад хорошо был известен А.П.Чехову, именно его он запечатлел в своих рассказах «Огни» « Ни то ни сё», « Учитель словесности», «Ионыч»… Об этом парке, будучи уже известным писателем много раз вспоминал, о нем не забывал заботиться, прося прислать в подмосковную школу садовников для изучения основ садоводства несколько человек, чтобы, « …впоследствии было бы кому наблюдать и за садом и за городскими насаждениями…».

Именно в этом саду поддерживая и воспитывая музыкально- эстетические вкусы жителей города в летнее время в саду играл симфонический оркестр.

Эти садовые концерты были настолько популярны и известны, что на них приходили не только таганрожцы, но и специально приезжали любители музыки со всего Приазовья. И началом новых уже спортивных увлечений был парк в то время. Именно в таганрогском саду впервые в городе появился скетинг-ринк _ который до первой мировой войны был очень популярен в городе.

П. П. Филевский писал о значении городского сада в жизни города в этот период «… сад посещали всем городом, шли туда целыми семьями, каждый мог найти себе здесь занятие по душе…Разные столичные Аркадии, Ливадии, Сокольники, Яры никуда не годятся в моральном отношении в сравнении с тем, что представлял собой городской сад Таганрога.»1 . Без всякой наглядной агитации, без всякой политической, идеологической подоплеки, таганрогский сад, своими великолепными пейзажами, своим природным обаянием, отношением к нему горожан воспитывал, прививая жителям города высокий уровень культуры. «Сад был великолепный».

Начало XX века принесло парку ещё большую привлекательность. После проведения некоторой перепланировки сада, позволившей максимально приблизить садовые посадки к естественной природе, «… после подведения в сад электричества, сад ещё больше похорошел, встречая гостей иллюминацией по вечерам. Отдавая дань времени, в помещении новой ротонды, заработал кинотеатр, были устроены площадки для занятия спортом. Вдоль главной аллеи расположились цивильно павильоны по продаже кумыса, кефира, морса, лимонада, мороженного».

В годы революции и гражданской войны городской сад сильно пострадал. С установлением советской власти в городе парк первоначально превращается в место захоронения борцов за революционное дело, затем в место проведения массовых митингов. Былое предназначение парка, довольно быстро забывается. Он частично теряет свой социальный статус центра городской культуры, превращаясь в центр пропаганды новых коммунистических и социалистических идей.

В 30-40 годы XXвека парк из зоны отдыха превращается в главную агитационно-пропагандистскую площадку города, частично изменяя свой облик и содержание, согласно тем изменениям, которые происходят во всей стране, крае, города. Меняется социальная направленность сада, который уже с 1934 года официально именуется городским парком. Везде по всему парку можно увидеть лозунги, прославляющие новую жизнь, везде можно увидеть аллегорические фигуры, показывающие каким должен быть новый советский человек. Романтизм сада (парка), особенности чеховского сада, прелесть его зелёного убранства, его таинственность аллей – всё уходит на второй план или исчезает из жизни возможно навсегда, а кое - что лишь на время. Всё подчиняется в парке пролетарским лозунгам: « Жить стало лучше - жить стало веселей», «Человек венец природы! Мы не можем ждать милости от природы; взять их у неё – наша задача!» Так утверждает свою идеологию новая власть и таганрогский парк, как социо - культурная среда города чётко отображаетте процессы, которые происходили в жизни всего советского народа, всей страны, в жизни нашего города.

« Отношение природы и человека- это отношение двух культур, каждая из которых по-своему общежительная, обладает своими « правилами поведения». И их встреча строится на своеобразных нравственных основаниях. Обе культуры – плод исторического развития, причём развития человеческой культуры, совершается под воздействием природы издавна ( с тех пор как существует человечество), а развитие природы сравнительно с её многомиллионолетним развитием – недавно, и не всюду под воздействием человеческой культуры. Одна (культура природы) может существовать без другой (человеческой), а другая (человеческая) не может. Но всё же в течение многих минувших веков между природой и человеком существовало равновесие.

Подобное переживал и таганрогский парк в 20-40 годы XX века, следуя социально - культурным изменениям, происходившим как во всей стране, так и в нашем городе. Единственное, что оставалась неизменным, так это любовь таганрожцев к своему парку саду- парку. «К 1940 году на территории нашего парка насчитывалось несколько тысяч деревьев и кустарников. Как по своему зелёному богатству, так и по художественному оформлению, по культурно - массовой и идеологической работе таганрогский парк культуры и отдыха имени М. Горького явился одним из лучших в РСФСР.


Список используемой литературы

I. Источники

1.«Письма и бумаги императора Петра Великого1688-1701гг.» ( том 2 ) СПБ 1829 – 1830 гг.

2. «Письма и бумаги императора Петра Великого Июль декабрь 1708 года», Издательство АН- СССР, М. 1948 г., выпуск 1, том 8

3. Архив ТЛИАЗМ, фонд № 6 , опись 3, дело 81. Андреев- Туркин М.М. « Растительность Таганрога» 1928 год.

4. Архив ТЛИАЗМ. На правах рукописи Карпун П.Д. Краеведческие очерки.

5. Архив ТЛИАЗМ., дело 73, Карпун П.Д.Шелководство в Таганроге и районах бывшего Таганрогского округа XVIII-30е годы XX века. Общество изучения Черноморского края. Таганрог.

6. Таганрогский филиал ГАРО, ф. Р.165, оп 1, д. 14План работы, а городском саду местхоза .1926 г.

7. Таганрогский филиал ГАРО, ф. Р. 165, оп 1, д.29. Выписка из протокола заседания горсовета.

8. Таганрогский филиал ГАРО, ф. Р. 165, оп 1,д 37. Из обязательного постановления горсовета « О правильном и рациональном использовании городского сада 1929 г.

9. Таганрогский филиал ГАРО, ф. Р. 165, оп 1,д.137. Из протокола заседания президиума горсовета « О строительстве Парка культуры и отдыха в Таганроге» 1932 г. июль.

II. Литература.

1 А.Е. Басманов «Весь я не умру». Альманах .М 1912 г.

2. А. А. Данцов « Город на холме» Новочеркасск 1993 г.

3. И.И. Долуцкий «История Отечества ХХ век», часть 1. 1994г

4.И.Д. Василенко «Жизнь и приключения Заморыша», М. 1978г..О.П. Гаврюшкин «Гуляет старый Таганрог». 1997г.

5. О.П. Гаврюшкин « Из прошлое старого Таганрога» Таганрог 2003г.

6. Н.В. Загладин, С.И. Козленко и т.д. «История Отечества ХХ начало ХХIвека» М. 2003г., учебник для 9 класса средней образовательных учреждений.

7 «История России». Эпоха социализма под редакцией член-корреспондента АН СССР Ю.С. Кукушкина. Учебник для ВУЗов по специальности «История». 1985г., стр. 268.

8. «История России 1917-1991гг». Советское общество. М..1997г.

9. М.С. Киричек «Два века таганрогского парка». Таганрог. 2006г.

10. « КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций, и пленумов ЦК». М. 8- издание, т. 5.

11. Кукушкин, З. А. Бойко « Музыкальная культура Таганрога»; Ростов - на Дону 1999 г.

12.Д.С. Лихачев «Письма о добром и прекрасном». М. 1988г.

13. Д.С. Лихачев. Без доказательств. М. 1996г.

14. Д.С. Лихачёв « Размышление о парках и садах». М. 1992 год.

15.Л.И. Невговзина и Г.Н. Орлова. «Таганрогский парк на старых открытках и фотографиях».Таганрог 2006.год

16.А.С. Розанов «Музыкальный Павловск», Л. 1978г.

17 Н.Я. Светлов «Город Таганрог» С П (б) 1902г.

18. В.Г. Тан – Богораз « На родине Чехова»,Современный мир СП( б) 1910г

19.К. М. Темербаев, В. В. Украинцев « Очерки истории советской культуры». М. 1980 г.

20. «Таганрог». Историко-краеведческий очерк. Ростов-на-Дону 1971г.,

21. « Таганрог» фотоальбом .М. 1987 год.

22.Ю.А. Федосюк «Что непонятно у классиков или Энциклопедия русского быта XIX века» М. «Наука» 2006г.

23.А.П. Чехов Полн. Собр. Соч. в 30 томах; М 1980 г.; Письма, том 8 .М. 1978 г.

24.А.П. Чехов Полн. Собр. Соч. в 30 томах; М 1980 г.; Письма, том 9. М. 1978 г.

25. А.П. Чехов «Рассказы» М. 1961г.

26. П.П. Филевский «История Таганрога». М. 1898г.

27. Г. Т. Шмульян «Таганрог глазами современников» Таганрог 2001.

III. Периодическая печать.

« Вехи Таганрога»№ 18 А.И Николаенко « Н.В. Кукольник в Новочеркасске»

«Вехи Таганрога» №11. 2001г.,стр.6 С.Разуваева «Из истории таганрогского городского парка»,.

«Вехи Таганрога» №11 2001 г.«П.П. Филевский. Дневник Воспоминания»

«Вехи Таганрога» №11 2002г. П.П. Филевский «На берегах Тамаринды».

«Вехи Таганрога» № 9 С. Брансбург «Театр и парк».

«Красное знамя», от 29.06.1928г. А.Волевой «В Пролетарском саду», «Полицейский листок» 28 июля 1913 год. Архив библиотеки им. А.П. Чехова.

« Таганрогский вестник» ноябрь 1912 года А. Седой «50 лет спустя » (записки случайного туриста) Архив библиотеки им. А.П. Чехова.

« Таганрогская правда» от 19 сентября 1940 года

« Таганрогская правда» от14.06.1931г.Н.Лазарев «За пролетарское движение в музыке».

«Таганрогская, правда» от 15. 10. 1936 год

Л.И. Невговзина и Г.Н. Орлова. «Таганрогский парк на старых открытках и фотографиях».

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий