регистрация / вход

Троице-Сергиев Варницкий монастырь

История Варницкого монастыря. Основание обители в 1427 году, пять лет спустя после обретения мощей игумена Радонежского. Исцеление больной женщины у иконы Сергия Радонежского. Окончание мирных времен, 1919 год - закрытие монастыря, разрушение храмов.

Историю Варницкого монастыря не назовешь простой. Он разорялся поляками, влачил нищенское существование, был почти до основания разрушен в годы советской власти. Но остались в прошлом беды, и монастырь на родине преподобного Сергия возродился. Как ни лютовала злоба, не удалось ей угасить лампаду перед образом великого угодника Божия.

В первых веках существования Троице-Сергиева Варницкого монастыря известно очень мало. Он не был ни богат, ни знаменит, и теплился, как тихая лампада, обозначая и охраняя место, где родился и вырос преподобный Сергий.

Основана обитель была в 1427 году, пять лет спустя после обретения честных мощей игумена Радонежского. В то время в Ростове и его окрестностях еще живы были люди, которые слышали рассказы своих родителей о преподобных Кирилле и Марии и могли указать основателю монастыря, архиепископу Ростовскому Ефрему, место, где некогда находился их дом. Неизвестно, какое имя носило в то время это селение, расположенное близ речек Ишни и Песошни (последнюю, заросшую травой, сейчас не так-то легко заметить — она открывается взгляду лишь во время разлива). В XVI—XVII веках оно называлось Никольской слободой, об этом мы узнаем из писцовых книг («в слободке Никольской, где бывали варницы на речке Ишне...»). Название это происходило от храма свт. Николая, разобранного вследствие своей ветхости в конце XVII века. В указанное время слобода была довольно многолюдной, здесь стояло три храма, из которых к концу XVIII столетия остался лишь один — во имя свт. Климента, Папы Римского.

Процветание слободки уместно связать с соляным промыслом. Когда добыча соли прекратилась, то и слобода начала пустеть. От соляных варниц ей осталось лишь имя, под которым она известна и сейчас.

А монастырь между тем жил своей смиренной жизнью. Подвижников, известных особыми молитвенностью и прозорливостью, здесь не было, святынь, ради которых паломники были бы готовы преодолевать десятки и сотни верст, — тоже. И поэтому отнюдь не странно, что долгое время он оставался не просто бедным, а очень бедным, и не имел каменных храмов даже в XVII веке, когда уже во многих городских и «пригородных» обителях они появились.

Во время польско-литовского нашествия Варницкий монастырь не избежал печальной участи — интервенты сожгли его и разграбили, выместив еще на монахах свое недовольство тем, что «мало пограбилось», нечего взять было. После этого обитель влачила самое жалкое существование вплоть до 1624 года, когда царь Михаил Федорович дал ей жалованную грамоту. Состояние монастыря несколько поправилось, однако благополучным его все же назвать было сложно.

В 1725 году последовало определение архиепископа Ростовского и Ярославского Георгия, согласно которому Варницкий монастырь обращался в девичий и сюда переводились монахини Рождественского монастыря. Варницкую братию переселили, в свою очередь, в Спасо-Песоцкий монастырь, находившийся бок о бок с Яковлевским монастырем и спустя несколько десятилетий приписанный к нему.

Инокиням в Варницах пришлось тяжело. Испытывая недостаток во всем, начиная с дров и пропитания, они в том же 1725 году обратились к владыке Георгию с просьбой перевести их обратно в Рождественский монастырь. Ходатайство было удовлетворено, однако не сразу. Шесть лет сестры переносили невзгоды, подвизаясь в бедной, удаленной от города обители. В 1731 году в Троице-Сергиев Варницкий монастырь вернулись монахи.

В первой половине 1760-х годов над монастырем нависла угроза упразднения, но дело обошлось «малой кровью»: он был всего лишь оставлен за штатом, то есть на своем содержании. Кроме того, если прежде монастырем управлял игумен, то отныне — строитель, что также означало определенное понижение его статуса. Тем не менее, именно последняя треть XVIII века ознаменовалась благоустройством и украшением монастыря. Своих средств у него на это не было, но нашлись благотворители.

В 1770 году началось строительство каменного собора с колокольней, освященного в 1771 году во имя Святой Троицы (как и прежний, деревянный, храм). В 1783—86 годах у северной стены обители был возведен еще один каменный храм — во имя свт. Николая. Простоял он менее полувека: в 1824 году он сильно пострадал при пожаре и впоследствии был разобран.

С начала XIX столетия в Варницком монастыре велась, согласно повелению Ярославской духовной консистории, своеобразная летопись — «Книга для записок о случающихся достопамятностях исторических, служить могущих к продолжению Российской истории». Сейчас она хранится в архиве Ростовского музея, и из нее мы можем почерпнуть немало любопытных — а порой бесценных — сведений о существовании монастыря в XIX — начале XX века. Наряду с «эпохальными» событиями — такими, как строительство и ремонт церквей, сюда скрупулезно заносились и такие «факты биографии»: «1896. 16 июля. Монастырь посетил Преосвя-щеннейший Иоанникий, епископ Угличский, викарий Ярославской епархии. Владыка осмотрел храмы, нашел их в отличном состоянии, после чего ездил с казначеем иеродиаконом Мака-рием на лодке купаться в монастрскую купальню. Купальня владыке весьма понравилась».

А вот события из разряда «эпохальных»: «1871. С половины июня до половины сентября свирепствовала холера, много людей в Ростове и окрестностях умерло. В Варницкой обители по молитвам заступника своей родины Преподобного Сергия все остались живы и никто не болел».

Но вернемся к хронологическому описанию. В мае 1811 года над окрестностями Ростова пронеслась сильная буря. Много неприятностей причинила она Варницкому монастырю, снеся кровли зданий. О немедленной замене их в «Книге для записок» ничего не сказано, зато под 1823 годом в ней помечено, что настоятельские и братские кельи покрыты листовым железом. Деньги (500 рублей) на эту роскошь (для Варницкой обители — действительно роскошь) выделила уже, возможно, знакомая читателю графиня А. А. Орлова, примерная благотворительница многих монастырей и церквей, а также щедрая подательница милости всем тем, кто заявлял в ней нужду.

В 1829 году в монастырской летописи впервые встречается упоминание о новой Введенской церкви — в связи с приездом архиепископа Ярославского и Ростовского Авраама, осматривавшего ее.

В 1831 году летописец оставляет в «Книге» следующую запись: «В обители подвизаются 13 человек: настоятель, три иеромонаха, один вдовый священник, один иеродиакон и семь послушников». Надо думать, «перепись населения» была сделана по велению начальства. Дальнейшие записи говорят главным образом о посещениях монастыря иерархами, поновлениях существующих строений и вкладах благотворителей. Большой интерес вызывает запись от 1892 года: «В память 500-летия преставления преподобного Сергия вблизи монастыря с южной стороны выстроена богадельня для престарелого и бедного духовенства Ярославской епархии и странноприимный дом. Постройки созданы на деньги разных благотворителей, первым из которых был ярославский владыка Иоанафан, Варницкая обитель внесла 1 тысячу рублей». Запись эта показывает, помимо всего прочего, что состояние Варницкого монастыря в течение XIX века настолько поправилось, что он уже сам получил возможность благотворить.

1907 год ознаменовался посещением обители «вновь назначенным на Ярославскую кафедру архиепископом Тихоном (Беллавиным)». Краткая эта помета заставляет нас внутренне вздрогнуть — святитель молился на родине преподобного Сергия. До революции и его избрания Патриархом оставалось десять лет. И менее двадцати — до его кончины. Кажется, не так много времени прошло. Но — целая жизнь, целый век. Здесь: «Архипастырю преподнесли икону от братии монастыря. После осмотра храмов архиепископ последовал в покои настоятеля, где ему был предложен чай». Там — ЧК, ГПУ, постановления ЦК РКП (б), допросы, «тихоновщина», «опиум». Долгая темная ночь.

Но пока идет своим чередом. И выбиваются из этой чреды события радостные, а не скорбные: «1909. 5 февраля в обители произошло чудо на глазах у всей братии, прихожан, паломников, пришедшех на Божественную литургию. Перед литургией в храм была внесена больная женщина, крестьянка из деревни Низова Савинской волости Ростовского уезда Мария Федоровна Васильева. По ее просьбе она была положена у иконы преподобного Сергия Радонежского. Здесь Мария Федоровна усердно, со слезами молилась угоднику Божию. В конце службы она поднялась на колени, а потом и совсем встала, подошла к свечному ящику, взяла свечи и ставила у многих икон, смогла даже подняться на две ступени солеи. У многих свидетелей этого чуда появились на глазах слезы умиления. По окончании Божественной литургии и молебна преподобному Сергию исцеленная и счастливая Мария Васильева в сопровождении мужа и сына свободно вышла из храма и отправилась в свою деревню, славя и благодаря Всесильного Бога и Его угодника преподобного Сергия Радонежского».

Скорбные события начались в 1918 году. Впрочем, «первый звонок» об окончании времен мирных прозвенел еще в 1915 году. Тогда в обитель прибыли «эвакуированные» монахини Полоцкого Спасо-Евфросиньевского монастыря вместе с епархиальным училищем. Они находились в Варницах до конца 1918 года. В канун нового, 1919-го, года монастырь «был занят людьми, изгнанными из ростовских богаделен». Спустя несколько месяцев, 1 марта 1919 года, декретом новой власти Троице-Сергиев Варницкий монастырь был закрыт. Братию приписали к приходской церкви. Начались изъятия монастырского имущества. Последние записи в «Книге» такие: «1923. 20 марта иеромонах Георгий (последний настоятель Варницкой обители) в Яковлевском монастыре возведен во игумена и архимандрита», «1924. 26 февраля архимандрит Георгий по распоряжению безбожной власти выселен из келий и монастыря. 27 февраля. „Гонимый архимандрит Георгий здравствует"». На этом летопись обрывается. Дальнейшая судьба архимандрита Георгия неизвестна. Не знаем мы и о судьбе других варницких иноков. Где настигла их кончина, в каких могилах упокоились они? Кто из них окончил свои дни мирно, кто принял мученическую смерть? Поиски в архивах пока не дают результата, и вопросы остаются без ответов. Но известна судьба Варницкого монастыря. Сначала была ночь — долгая и темная. Разорение храмов, разрушение Троицкого собора. Ночь кончилась. В 1995 году монастырь был возвращен Церкви.

Троице-Сергиев Варницкий монастырь красив особой, приветливой, красотой. Его храмы как-то необыкновенно точно вписаны в смиренную природу ростовской земли. Трудно представить себе, что еще пятнадцать лет назад здесь, на родине преподобного Сергия Радонежского, царила мерзость запустения.

«Преподобный Сергий, — писал он, — представляется нам гармоническим выразителем русского идеала святости, несмотря на заострение обоих полярных концов ее: мистического и политического. Мистик и политик, отшельник и киновит совместились в его благодатной полноте».

Фигура преподобного Сергия занимает в сознании православного {хотя бы даже православного лишь по факту крещения) человека совершенно особое место. Нет необходимости рассказывать читателю о том, сколь многие люди прибегают к молитвенной помощи и заступничеству преподобного, о том, что побывать в Троице-Сергие-вой Лавре и поклониться мощам ее основателя стремится едва ли не каждый верующий. «Паломническая история» многих (в особенности, конечно, москвичей) начинается именно с Трои-це-Сергиевой Лавры. Не всякий отдает себе отчет в том, почему именно образ преподобного Сергия живет в нас как образ «главного» русского святого, чем так уникальны его путь и его миссия. Лишь с погружением в церковную историю феномен преподобного Сергия становится более ясным.

На поверхности лежит, по крайней мере, то обстоятельство (не заметить его нельзя), что большинство святых XIV — начала XV столетий (а это был так называемый «золотой век русской святости») были учениками или собеседниками преподобного, то есть испытали в той или иной мере его духовное влияние. Но даже и это не самая существенная «черта к портрету» игумена всея Руси. Весьма емко, как нам кажется, выразил сущность подвига преподобного Сергия.

Несколько другие акценты расставляет В. О. Ключевский, называя прп. Сергия «благодатным воспитателем русского народа»: «Преподобный Сергий своей жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло; своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и сени смертной, он открыл им глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч... При имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной. Это возрождение и это правило — самые драгоценные вклады преподобного Сергия, не архивные или теоретические, а положенные в живую душу народа, в его нравственное содержание».

Мы привели эти цитаты не ради красного словца. Раскрывая обстоятельства, легшие в основу почитания прп. Сергия, они показывают его (почитания) поистине всенародный масштаб. В свете всего вышесказанного не кажется удивительным то, что множество храмов по всей России освящалось и освящается во имя игумена Радонежского. Естественно, существует такой храм в Трои-це-Сергиевой Лавре. И, по некоторым сведениям, деревянная церковь во имя преподобного Сергия некогда была и в Варницком монастыре.

Сейчас, после долгих лет запустения, Троице-Сергиев Варницкий монастырь возрождается. Уже отреставрирован Введенский храм, заново отстроен Троицкий собор. И сравнительно недавно в обители был заложен обширный каменный храм во имя преподобного Сергия. «Это будет храм, — говорил архимандрит Силуан в 2007 году, когда строительство было еще только в планах, — который займет центральное место в монастыре. Святейший Патриарх благословил строительство, лично подписал проект строительства этого храма». К январю 2009 года заложили фундамент. Конечно, завершение собора — дело не самого ближайшего будущего. Предполагается, что закончат его к 700-летию со дня рождения преподобного Сергия, которое выпадает на 2014 год.

Достаточно посмотреть на макет будущего храма, чтобы убедиться в том, что он действительно будет очень величественным и масштабным. Особенно видно это при взгляде на макет монастыря в целом. Появление такого храма, несомненно, станет большим событием не только для самого монастыря и окрестных жителей, но и для паломников издалека — ведь во время праздничных богослужений (в частности, в дни памяти преподобного Сергия) он сможет вместить в себя гораздо больше богомольцев, чем нынешний соборный храм обители, Троицкий.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий