регистрация / вход

Определение наиболее эффективных форм и методов организованной преступности

Введение До недавнего времени исследованию организованной преступности в криминологии и уголовном праве уделялось недостаточного внимания. В нынешних же условиях эта проблема стала весьма актуальной в силу необходимости разработки общих методологических подходов к ее изучению.

Введение

До недавнего времени исследованию организованной преступности в криминологии и уголовном праве уделялось недостаточного внимания. В нынешних же условиях эта проблема стала весьма актуальной в силу необходимости разработки общих методологических подходов к ее изучению.

Нарушения многих требований норм права в обществе носят массовый характер и наносят весьма ощутимый вред, как моральный, так и материальный, что позволяет считать организованную преступность явлением социальным.

Целостность организованной преступности является актуальной предпосылкой его эффективности. Актуальность организованной преступности всегда существовала, существует и будет еще определенное время существовать. Потому, что противоречие между различными законодательными актами приводит к искусственному разрыву сложившихся в обществе, в течение многих десятилетий экономических, социальных и иных связей, к резкому спаду всего производства, к росту цен, инфляции. И как следствие этого- к падению жизненного уровня населения. Поэтому, считается, что организованная преступность является актуальной темой рассматриваемой в теоретическом и практическом значении.

Поэтому цель работы является определение наиболее эффективных форм и методов организованной преступности.

Объектом исследования является сама организованная преступность, как явление во всех ее проявлениях. В соответствии с целью работы поставлены следующие задачи:

1. Выявить факторы появления организованной преступности.

2. Выявить прогноз развития организованной преступности.

3. Выявить роль коррупции в организованной преступности.

4. Выявить бизнес организованной преступности.

5. Выявить методы борьбы с организованной преступностью.

Глава I. Понятие организованной преступности.

1.1 Организованная преступность как научная категория.

Из методологии науки известно, что теория - это система категорий и законов. В нашем случае это категория организованной преступности и законы ее возникновения, развития, функционирования и исчезновения. Какие дают определения организованной преступности? Более всего известны правовые из проекта закона об организованной преступности. Они сводятся к следующим. Организованную преступность называют:

1) явлением (феноменом и тому подобным, что слишком не определенно);

2)организованной преступной группой, сообществом, совокупностью криминальных деятелей (что удобно в правоприменительной деятельности, но сводит организованную преступность лишь к наиболее активным субъектам - прямым организаторам, исполнителям, оставляя в стороне тех, кто за взятки создает благоприятные условия для преступных деяний, но не несет ответственности за них, депутаты, высшие должностные лица исполнительной власти и т.п.);

3) системой социальных связей и отношений по поводу из влечения сверхприбыли (что правильно, но слишком обще и потому неудобно для правоохранительных органов);

1 4) преступной деятельностью группы лиц (что правильно, эффективно и практически работает в правовых документах США, ФРГ и ряда западных стран).

К обязательным признакам организованных преступных групп относят следующие:

- устойчивость и долговременность существования,

- разграничение функций между участниками,

- иерархичность,

- специализация деятельности,

- цель - максимальная прибыль в минимальный срок,

- специфическое социальное "страхование" членов группы,

- меры безопасности,

- жесткая дисциплина (вплоть до убийства ослушников).

Возможны обобщения правовых определений, опирающихся на понятие деятельности (этическое, религиозное, культурологическое, антропологическое и другие). Но общее и наиболее глубокое понимание организованной преступности как социального феномена, как деятельности дает философия.* Вслед за Фихте, Гегелем, К.Марксом под деятельностью понимают специфически человеческую форму активного отношения к миру, содержание которой состоит в целенаправленном изменении и преобразовании. Родившись в западной культуре, это понятие предполагает расчленение реальности на субъект и объект, а сама деятельность включает в себя цель, средство, результат и сам процесс деятельности (ее развертывание от осуществления, т.е. движения к цели, которая может и не достигаться). Отсюда можно приблизится к обобщенному определению.

Организованная преступность это сознательная, систематическая, повторяющаяся деятельность устойчивой группы лиц. Хотя бы один или несколько элементов деятельности (цель, средства, процесс ее достижения, результат) должны быть криминальными.

Исходя из социально-философского определения организованной преступности, ее структуру можно представить в следующем виде:

субъект организованных преступных групп -> средства -> объект -> цель -> результат.

Каждый из этих элементов (частей) организованной преступности-деятельности должен быть подробно раскрыт в законе об организованной преступности и каждый раз рассматриваться в ходе конкретного судебного разбирательства. Ведущую роль в организованной преступности как деятельности играет субъект организованных преступных групп. К правовым характеристикам его можно добавить социально-философские:

1) ориентация на ценности, противоположные нормальному обществу и культуре, то есть не на истину, добро, красоту, любовь, а на их противоположности - ложь, зло, ненависть, соответственно и творчество в организованных преступных групп не положительное, а отрицательное, ведущее к разрушению нормального общества;

2) соответствующие деградационные нормы поведения, аморальная система поощрений и наказания;

3) использование недостатков, пробелов, противоречий в экономике, социальной структуре, в законодательстве, в психике людей, то есть ориентация не на светлые, а на темные стороны бытия, в чем проявляется бездуховная, агрессивная и одновременно паразитическая природа преступности вообще;

4) создание собственной, криминальной бюрократии, политической и экономической элиты, средств массовой информации, то есть собственного преступного государства (со всеми его атрибутами). Вначале элементы мафиозного государства скрыты, смешаны с нормальным государством (за счет коррупции чиновников и обычных служащих), а затем стремятся вытеснить последнее, захватить власть в стране в целом. Сегодня этот процесс идет в России, еще раньше он начался в Латинской Америке, Африке.

Войдя в период перестройки, политических и экономических реформ, Россия попала в область хаоса, разделяющую старый социально-экономический порядок и новый, будущий порядок. В области хаоса перед страной время от времени встает проблема выбора между различными вариантами дальнейшего движения (точка ветвления). В настоящий момент перед страной стоит проблема выбора между двумя областями устойчивости: тот или иной вариант рыночной экономики и правового государства либо вариант экономики, базирующейся на организованной преступности, и криминальное государство (возврат к жестко планируемой экономике уже невозможен). Несмотря на драматичность сегодняшней ситуации побеждает (на наш взгляд) первый вариант, так как большинство влиятельных партий осознали опасность второго варианта и не дадут ему развиться.

Таким образом, категория организованной преступности имеет не только правовое, но и этическое, религиозное, культурологическое, антропологическое, социально-философское (наиболее общее) и даже синергетическое понимание (синергетика - наука о самоорганизации, о хаосе и по рядке).

Среди вопросов, на которые должна ответить теория организованной преступности (они выше перечислены) особый интерес вызывают вопросы о классификации организованной преступности по видам и о корнях и возможностях существенного ограничения организованной преступности. Естественно классифицировать организованную преступность по видам элементов (субъектов, объектов, средств, по целям и результатам).

Субъекты (организованных преступных групп). Обычно в практике УОП-ов, РУОП-ов их разделяют по величине (группа, формирование, организация, сообщество), а средства массовой информации добавляют мафия (организация общенационального масштаба) и "сверхмафия" (международные организации, уже напоминающие транснациональные корпорации, где граница между легальным и криминальным бизнесом нередко размыта). Кроме того, организованную преступную группу разделяют по месту базирования (например, в Ульяновске-филатовская,орловская, волковская), по этническому признаку (преимущественному национальному составу): славянские, грузинские, чеченские, дагестанские, ингушские, армянские, азербайджанские, вьетнамские, китайские. К принятым в практике можно добавить и другие критерии - по внутренней структуре (ее развитости), по внешним связям (с коррумпированными чиновниками, с легальным бизнесом...) и другие.

Объекты. Их тысячи, стратегические ресурсы (нефть, металл), наркотики, оружие..., но главный объект - люди, собственники, из которых можно "качать" деньги. Их бизнес, собственность столь же многообразны, как и вся экономика (промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг и т.п.). Существенную роль играет форма собственности государственная, частная, акционерная, иностранная, совместное владение, так как при господствующем российском менталитете легче грабить негосударственные средние и мелкие фирмы. Ведущая для организованных преступных групп характеристика объекта прибыльность. Последняя связана с противоречивостью экономических отношений (сильные перепады цен, инфляция, курс доллара), высоким спросом на запретные услуги и тому подобное.

Средства. Естественно деление на материальные и идеальные (психические) средства воздействия на объект. Материальные средства сверхобогащения сводятся к кражам, ограблениям, разбою, бандитизму, то есть присвоению товаров, денег, информации. Психические средства сводятся к воздействию не на вещи, а на собственника, на лицо, наделенное властными функциями, на душевные слабости. Это эксплуатация низших человеческих чувств страха, жадности, зависти, гордыни, чувства мести, сексуального чувства. Они вызываются через шантаж, насилие, пытки, убийства, распространение лживых слухов, запугивание, соблазнение.

Цели. Подобно средствам они делятся на материальные и духовные. Девяносто девять процентов целей сводятся к получению сверхприбыли. Деньги организованные преступные группы тратят на дальнейшее "делание денег" и чувственные удовольствия. Незначительная часть служат сатане, а ложь, насилие, убийство, даже воровство и материальное богатство - лишь средства утверждения власти дьявола на Земле. Это "Аум Синрике", "Свидетели Истовы", поклонники Муна... К сожалению, в условиях духовного хаоса в современной России получили широкое распространение преступные религиозные организации, многие из которых пришли с Запада и являются в сущности организованными преступными группами. Клубы черных магов известны в Москве, других крупных городах и рекламируются СМИ. Как материально, так и духовно ориентированные организованные преступные группы в идеологическом, культурном плане едины. Различие в том, что вторые дальше проэволюционировали - туда, куда приходят наиболее последовательные воры в законе - к поклонению силам Тьмы и Зла. Внешнее соблюдение обрядов мировых религий (христианства, ислама...) лишь маскирует сатанинскую направленность деятельности воровского мира (паразитирование на нормальном обществе и разрушение его).

Результаты. Делятся на локальные и глобальные. О локальных результатах беспокоятся сами организованные преступные группы, то есть насколько результат деятельности организованных преступных групп близок к цели (достижение сверхприбыли, уничтожение конкурента). Глобальные результаты от организованных преступлений имеют значение для общества в целом. Они в свою очередь делятся на отрицательные и положительные. Отрицательные последствия от организованной преступной деятельности - это подрыв жизнеспособности общества (высокая смертность населения, атмосфера страха, криминальный тупик экономических реформ, в конечном счете - опасность распада государства). Незначительные положительные последствия - осознание обществом (массами, в меньшей степени элитой) необходимости глубокого переустройства страны, то есть:

а) духовного обновления, покаяния, гуманизации воспитания, образования, политических и социальных отношений в целом, приближения к правовому государству (в частности, очеловечивания пенитенциарной системы),

б) создание конкурентоспособной экономики, в которой ресурсы (материальные и духовные) будут эффективно использоваться.

Наконец, о корнях и возможностях существенного ограничения организованной преступности. Общеизвестны корни - экономические, регионализация, этнические противоречия, слабость правоохранительных органов. Это правильно, но неточно и неглубоко. Представим, что в течение нескольких лет эти причины будут устранены. Но инерция организованной преступной деятельности может быть преодолена только за десятки лет.

Крупные формирования глубоко укоренились, сосредоточили многие миллионы долларов в западных банках, получили фундаментально законспирированные связи в самых элитарных кругах. Поэтому и в экономически здоровой России развитые организованные преступные группы найдут новые изощренные способы паразитирования на социальных противоречиях, на людской жадности, зависти, страхе.

Главный корень организованной преступности - социальная бездуховность. В условиях потребительского, паразитически-агрессивного общества мафия "бессмертна". Лишь преодолевая чисто материальную ориентацию, восстанавливая идеалы нормального общества, высокую нравственность, ценность творческого труда, Россия преодолеет инерцию организованной преступности и возродится.

Особая опасность заключается в том, что часто человеку вступающему в ряды организованной преступности не приходится преодолевать психологический барьер, так как непосредственно насилием, вымогательством, кражами (в бытовом понимании)

занимаются только определённые подразделения организованной преступной группы. Большинство заняты обеспечением деятельности этих подразделений, что внешне не выглядит криминалом. Это определяется принципами построения организованной преступности схожими с принципами построения бизнеса, что позволяет применять методы ведения бизнеса в криминальной деятельности.

Так же, как в правильно организованной фирме в организованной преступности падает роль личных качеств отдельных лиц. Преступная деятельность систематизирована. Существует разделение «труда», и чёткая система управления. Отработана технология преступной деятельности, следовательно, к кандидатам в члены преступной группы не предъявляется высоких требований. Достаточно заставить их соблюдать выработанные правила. Здесь приемлемо такое выражение: «незаменимых людей нет».

1.2. Криминологическое понятие организованной преступности.

Признанно,что организованная преступность является одним из сложных опаснейших видов преступности, посягающим прежде всего на экономические, политические, правовые и нравственные сферы общества.

Официально считалось, что в стране нет и не может быть такого рода преступности, поэтому длительное время она не являлась предметом изучения. Впервые на государственном уровне ее наличие было признано Вторым съездом народных депутатов СССР в постановлении «Об усилении борьбы с организованной преступностью». Однако теория и практика оказались неподготовленными к эффективному противодействию ей. По экспертным оценкам, правоохранительная система страны и законодательство отстали лет на 20-25. Поэтому очень важно обратить внимание на понятии, признаки, формы и структуры организованной преступности.

В отечественной криминологии прочно утвердилось понятие «групповая преступность». Однако даже значительное число групп преступников, совершающих хищения, рэкет, преступления, связанные с наркотиками, контролем проституции и азартных игр, еще не говорит о наличии в государстве организованной преступности. Как и любой вид преступности, организованная имеет свои признаки и присущие ей формы нарушения закона. Тем не менее, в мировой криминологии не выработано универсального ее определения. Например, в США в одной из многих дефиниций организованная преступность рассматривается как ассоциация, стремящаяся действовать вне контроля американского народа и его правительства, или же, как тип замаскированной преступности, иногда включающей иерархическую координацию ряда лиц, связанную с планированием и использованием незаконных актов или преследованием цели незаконным способом.

Заместитель комиссара полиции г.Лондона дал шесть определений организованной преступности, сущность которых сводится к действию преступных групп, занимающихся определенными видами преступлений. На международных конгрессах, посвященных проблемам преступности, обращалось внимание на общественную опасность этого явления в сфере наркобизнеса, крупных махинаций и афер. Причем на последнем VIII конгрессе, проходившем в 1990 г. на Кубе, отмечалось, что организованная преступность является второй проблемой после экологии и одно государство уже не в силах с этим справиться на своей территории. Таким образом, проблема приобрела международный характер.

Несмотря на неоднородность деталей в определении организованной преступности, сущность ее усваивается всеми одинаково.

Поэтому исходя из международного опыта, проведенных в нашей стране исследований, практических наработок и некоторых особенностей организованной преступности в России под ней следует понимать функционирование устойчивых, управляемых сообществ преступников, занимающихся преступлениями как бизнесом и создающих систему защиты от социального контроля с помощью коррупции.[1]

1.3 Уголовно-правовое понятие организованной преступности.

Новый уголовный закон России дает ответы на многие вопросы связанные с организованной преступностью, волновавшие ученых и практиков в последнее десятилетие.

Уточнены и закреплены понятия организованных преступных структур.

Согласно п.3 ст.35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. В отличие от группы лиц по предварительному сговору признание организованной группы предполагает ее устойчивость и предварительное объединение участников с целью совершения преступлений.[2]

Пункт 4 этой же статьи признает преступление совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений,

либо объединением организованных групп.

Если для признания преступной группы организованной достаточно таких признаков, как устойчивость и объединение заранее ее участников общей целью совершения любых преступлений, то преступное сообщество характеризуется сплоченностью

ее участников, преследующих цели совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Согласно ч.4 ст.15 Уголовного кодекса тяжкими преступллениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых предусматривается наказание от 5 до 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими преступлениями, согласно ч.5 этой же статьи, - умышленные деяния, за совершение которых установлено наказание

свыше 10 лет лишения свободы и более строгое наказание. Созданное для совершения тяжких и особо тяжких преступлений объединение организованных групп также согласно ч.4 ст.35 УК РФ представляет собой преступное сообщество. И хотя названные в законе отличительные признаки организованной группы и преступного

сообщества нуждаются в комментарии, данное в законе определение обоих понятий позволяет следователю, прокурору и суду правильно квалифицировать преступные структуры и действия их участников. Правоохранительные органы получили новый правовой инструмент борьбы с организованной преступностью.

Значительное внимание в новом Уголовном кодексе уделяется организатору, создавшему организованную группу или преступное сообщество. В ст.33 УК РФ при определении видов соучастников преступления закрепляется, что организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его

исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими. Согласно ч.5 ст.35 УК РФ такое лицо (организатор) подлежит уголовной ответственности за саму организацию преступных структур и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса, а также за все

совершенные этими структурами преступления, если они охватывались его умыслом.[3]

К ним относятся: организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст.208), бандитизм (ст.209), организация преступного сообщества (преступной организации) (ст.210), вооруженный мятеж (ст.279), т.е. преступления, посягающие

на общественную безопасность и основы конституционного строя страны. Организация данных видов деяний как самостоятельный состав преступления влечет квалификацию действий виновных лиц соответственно по названным статьям, а также применение предусмотренного ими наказания при условии вынесения обвинительного приговора.

Законодатель, таким образом, предоставляет возможность правоохранительным органам обезвреживать столь опасные преступные структуры на первоначальной стадии их формирования.

Что касается организаторов преступных сообществ и организованных групп, совершающих иные преступления, то они несут уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых создана преступная структура, по п.3, ст.30, ст.34 и соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса.

В ч.7 ст.35 устанавливается, что совершение преступления организованной группой или преступным сообществом влечет более строгое наказание, на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом. Кроме того, в п."в" ч.1 ст.63 закрепляется, что совершение преступления в составе организованной группы

или преступного сообщества (преступной организации) признается обстоятельством, отягчающим наказание. Следовательно, даже в тех случаях, когда совершение преступления организованной группой не предусмотрено в диспозиции конкретного состава преступления, суд обязан учесть это обстоятельство как отягчающее ответственность.

Таково основное содержание и смысл новелл Общей части Уголовного кодекса, касающихся проблем борьбы с организованной преступностью.

Большое место организованной преступности отводится и в Особенной части Уголовного кодекса. По семидесяти видам преступлений, нормы ответственности за которые содержатся в шестнадцати главах Уголовного кодекса, устанавливается повышенная уголовная ответственность лиц, совершивших эти преступления в составе организованной группы.

Квалифицирующий признак - "совершение преступления организованной группой" - содержится в четырех видах преступлений против жизни и здоровья (гл.16); двух - против свободы, чести и достоинства личности (гл.17); двух - против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл.19); одном - против семьи и несовершеннолетних (гл.20); девяти - против собственности (гл.21);

тринадцати - в сфере экономической деятельности (гл.22); одном - против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл.23); двенадцати - против общественной безопасности (гл.24); восьми -против здоровья населения и общественной нравственности (гл.25); двух - экологических преступлений (гл.26); одном - в сфере компьютерной информации (гл.28); трех - против основ конституционного строя и безопасности государства (гл.29); двух - против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл.30); двух - против правосудия (гл.31); трех - против порядка управления (гл.32) и пяти - против воинской службы (гл.33).[4]

Устанавливая повышенную ответственность за совершение данных деяний организованной группой, законодатель обеспечивает комплексный подход к реализации задач в различных сферах проявления интересов личности, общества и государства. При этом основной акцент сделан на борьбу с тяжкими и особо тяжкими преступлениями, которые составляют 71,4% преступлений

с квалифицирующим признаком "совершение преступления организованной группой".

Наибольший удельный вес среди тяжких и особо тяжких преступлений этой категории составляют деяния, которые условно можно разделить на 4 основные группы:

преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности;

преступления против собственности;

преступления в сфере экономической деятельности;

преступления против общественной безопасности, здоровья населения и общественной нравственности.

Определяя квалифицирующий признак "совершение преступления организованной группой" по основным видам тяжких преступлений, законодатель, следовательно, правовыми мерами защищает общественные отношения от преступлений, наносящих

наибольший вред личности и государству. При этом следует обратить внимание на введение в Кодекс новых составов преступлений, что свидетельствует о его соответствии новым условиям и перспективам развития общественного и государственного устройства России. Это прежде всего такие виды преступлений, как незаконная банковская деятельность, легализация (отмывание) денежных средств или иного

имущества, приобретенного недозволенным путем; монополистические действия и ограничение конкуренции; принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения; организация преступного сообщества; хищение либо вымогательство радиоактивных материалов; пиратство, и некоторые другие.

Наряду с этим в Уголовном кодексе уделяется внимание проявлению организованной преступной деятельности при совершении отдельных категорий преступлений небольшой и средней тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает соответственно двух и пяти лет лишения свободы. В их числе такие преступления, как воспрепятствование осуществлению избирательных

прав или работе избирательных комиссий (ст.141, ч.2, п."в"); нарушение изобретательных и патентных прав (ст.147, ч.2); причинение имущесственного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.165, ч.3, п."а"); незаконное предпринимательство (ст.171, ч.2, п."а"), и др.

Даже беглая оценка этой группы преступлений подтверждает вывод о комплексном подходе законодателя к решению проблем борьбы с организованной преступностью.

Криминализация и введение в Уголовный кодекс новых, неизвестных прежнему уголовному законодательству составов преступных деяний, связаны с формированием рыночных отношений в нашей стране и демократизацией общества. С этой точки зрения, уголовно-правовые задачи пресечения организованной преступной деятельности соответствуют процессу формирования новых экономических и социально-политических отношений в России.

Следует обратить внимание и на новые подходы законодателя к определению мер наказания за совершение преступлений в составе организованных преступных групп. Закрепляя квалифицирующий признак "совершение преступления организованной группой" по составам преступлений, законодатель проявляет последовательность

и устанавливает соответственно повышенную ответственность. За совершение умышленных деяний, повлекших лишение жизни человека, устанавливается ответственность от 8 до 10 лет лишения свободы, смертная казнь либо пожизненное заключение.

По 6 видам тяжких преступлений (терроризм, захват заложника, бандитизм, организация преступного сообщества, вооруженный мятеж, диверсия) предельная мера наказания установлена законодателем до 20 лет лишения свободы; по 9 видам (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека, разбой, вымогательство, фальшивомонетничество, хищение либо вымогательство оружия, пиратство, незаконное изготовление, хранение и перевозка либо сбыт, а также хищение либо вымогательство наркотических или психотропных веществ) - до 15 лет лишения свободы; по 5 видам (грабеж, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным

средством без цели хищения, контрабанда, получение взятки, дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества) - до 12 лет лишения свободы; по 8 видам (кража, мошенничество, присвоение или растрата, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного недозволенным путем, принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения, незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, хищение либо вымогательство радиоактивных материалов, нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности и дезертирство) - до 10 лет лишения свободы.

Таким образом, по 29 видам тяжких преступлений (41,4%) предусматривается наказание до 10 лет лишения свободы и более тяжкое наказание. Кроме того, из 70 преступлений этой категории 32 (45,7%) имеют нижний предел наказания - 5 лет лишения свободы.

Следовательно, оценка высокой степени общественной опасности организованной преступной деятельности со стороны законодателя проявляется и в определении довольно строгих мер наказания виновным лицам, особенно за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. В этом подходе преследуются не только цели кары,

но и успешно реализуется принцип превенции, пронизывающий весь Уголовный кодекс Российской Федерации.

1.3.1 Общественная опасность, и прогноз развития организованной

преступности.

Опасность этого криминально-социального феномена не всегда реально оценивается даже теми, кто призван с ним бороться. Опасность измеряется не количеством краж, грабежей или вымогательств, а угрозами, исходящими от организованной преступности. Прежде всего она посягает на органы управления и власти, разъедая их, как ржа, с помощью коррупции. Она ведет к духовному обнищанию нации, особенно воздействуя на молодежь, устанавливая стереотип «красивой» жизни без ответственности перед обществом, культивируя насилие, анархию, наркоманию. Организованная преступность угрожает экологии, так как участвует в контрабанде ядерных и химических отходов для их захоронения на территории России.

Она подрывает экономику, так как происходит незаконное изъятие из государственного оборота материальных фондов, укрепление позиций криминальной части теневой экономики.

Совершенно очевидна угроза нормальному функционированию кредитно-банковской системы. Большая часть коммерческих банков в той или иной мере попадает под влияние мафии. Мафия уже осуществляет так называемый коммерческий террор, что в условиях перестройки хозяйственного механизма в сторону рынка особенно опасно. Действие организованной преступности в экономике не исключает, а даже предполагает возможность проникновения ее в сферу политики. Отмечались попытки протаскивания лидерами организованной преступности своих людей в парламент, финансирование некоторых партий и движений для создания своего лобби.[5]

Наконец, организованная преступность может посягать как непосредственно, так и опосредственно на конституционный строй.

Опасность организованной преступности заключается еще в том, что она стимулирует, активизирует уголовные элементы, объединяя и контролируя их, заставляя с большей энергией вести преступную деятельность, а это означает рост корыстной преступности.

В целом перспективу развития организованной преступности можно оценить как неблагоприятную для нашего общества на ближайшие десять лет.

Прежде всего, ожидается дальнейшая интеграция преступных объединений. Использование их для отмывания денег коммерческих банков, кооперативов и совместных предприятий. В значительной мере это связано с распространением рэкета, который катализирует организованную преступность, меняет ее структуру.

Количественные показатели организованной преступности в России можно представить следующими цифрами: В 1990 году (по данным МВД России) в стране действовало 785 организованных преступных групп, в 1993 их количество возросло до 5,7 тыс., в 1994 году - 6,1 тыс. криминальных группировок различной степени организованности. В данный период в стране действует около 100 тысяч организованных преступных групп. Они объединяли более 40 тысяч активных участников, руководство которыми осуществляли 4,7 тысяч лидеров уголовной среды. Свыше 900 организованных преступных групп имели межрегиональные, более 300 - транснациональные связи. Среди них свыше 600 преступных групп сформированы по этническому признаку и на основе землячества.

По экспертным оценкам, эта цифра увеличивается более чем в два раза. Происходит криминализация экономики, которая будет усугубляться в ближайшие годы.

Нестабильность политической и экономической ситуации предполагает дальнейшее проникновение организованной преступности в сферу государственной экономики и политики.

Крайне опасная тенденция-наращивание транснациональных связей, чему в значительной мере будут способствовать объективные предпосылки: это открытость границ, расширение экономических отношений между государствами, слабое правовое регулирование этих процессов.

Мафия России и стран СНГ уже имеет свои филиалы в целом ряде стран-Германии, Польше, США и других.[6]

Преступники контрабандным путем вывозят антиквариат, лекарственное и стратегическое сырье, обратно тем же путем идет компьютерная и множительная техника, оружие валюта.

Международная наркомафия постановила избрать для отмывания грязных денег страны СНГ и особенно Россию. Появились уже и первые результаты. В последние годы разоблачены группы международных мошенников, действовавших на территории России. Как правило, они представляли несуществующие фирмы. Утвердился международный институт наемных убийц.

Помимо преступных сообществ существуют и преступные организации, представляющие собой высший уровень преступного объединения, создаваемые, как правило, с целью ведения политической, национальной, классовой, религиозной, расовой борьбы. Примерами таких организаций могут служить незаконные вооруженные формирования в Чечне, различные национально-террористические организации (Ирландская республиканская Армия, турецкие "серые волки", реакционное крыло "таджикской оппозиции" и пр.). Эти преступные организации выделяются в самостоятельный вид преступности - политическую.

Следующая тенденция связана с вовлечением в преступную деятельность неформальных группировок молодежи отрицательной направленности.

Кроме того, отмечается укрепление связей лидеров организованной преступности с экстремистскими элементами, выступающими против существующих национальных отношений. Об этом свидетельствуют ситуации в ряде регионов России, где в кровавых событиях участвовали коррумпированные кланы при содействии лидеров преступных организаций.

Что касается перспективы противоправного бизнеса, то получат свое дальнейшее развитие: торговля наркотиками и оружием; спекуляции недвижимостью-землей, зданиями и так далее; рэкет банковской системы и производственных предприятий; профсоюзный рэкет и предоставление услуг в борьбе с ним; контрабанда радиоактивного сырья и компонентов; наемное убийство; организация бизнеса в сфере трансплантации человеческих органов; детская проституция и ее контроль; предоставление услуг по отмыванию денег, «защиты» от налоговых служб и некоторые другие.

1.3.2 Факторы появления и развития организованной преступности.

Если подходить к явлению организованной преступности через понятия устойчивых групп (шаек, банд) преступников со свойственной им иерархией, планированием преступлений, внутригрупповых норм межличностных отношений, то можно сделать вывод о том, что данный вид преступности существовал с незапамятных времен.

В царской России, например, были группы конокрадов, которые насчитывали до трехсот человек. Они имели свои деревни, где перекрашивали лошадей, связь с полицией. Но это- единичные случаи, не система. Может быть, для полиции тех времен они и являли собой нечто вроде организованной преступности. Так же можно относиться и к тридцатым, сороковым, пятидесятым годам, когда действовала группировка «воров в законе». Однако в лучшем случае можно было говорить о профессиональной преступности и некоторых элементах проявления организованной, ведь не было главного-экономической базы преступников, накопления капитала путем противозаконных прибылей, не было влияния преступных шаек на государственную политику, органы власти и управления.

К тому же нельзя не учитывать, что в жестких условиях сталинского тоталитарного государства не могли появиться, а главное длительное время действовать, уголовные организации, а тем более оказывать какое-то влияние на политику. Тоталитарные режимы не терпят никаких организаций, угрожающих им.

Тем не менее распространена точка зрения, согласно которой организованная преступность в СССР была всегда. Согласиться с ней трудно, поскольку это явление имеет специфические причины и присущие ей признаки.[7]

В каждой стране, где сегодня существует организованная преступность, процесс ее появления и развития имел свои особенности, но связан он и с общими социально-экономическими условиями.

В условиях СССР развитие преступных кланов происходило под воздействием целого ряда социальных, экономических и правовых факторов. Но прежде чем они начали действовать, для них была создана прочная криминогенная база. С начала принятия нового уголовного законодательства (1996 г.) в стране осуждено двадцать четыре миллиона человек, треть из которых встала на путь рецидива. Преступность росла, опережая темпы прироста населения, создавая устойчивый и большой контингент профессиональных преступников (воры, мошенники, грабители, валютчики), живущих за счет преступной деятельности. Они не составили основу организованной преступности, а лишь стали катализаторами криминогенных процессов.

Процессы эти заключались в следующем. В середине шестидесятых годов явно обозначились сбои в экономике. Стали нормой показуха, безответственность, перестал действовать контроль за мерой труда и потребления. Следствием этого явились крупные, сверхкрупные хищения государственного имущества. Появились лица и группы, незаконно сосредоточившие в своих руках огромные суммы денег и ценностей, которые стали вкладываться ими в нелегальное производство. Так начинала укрепляться криминальная часть теневой экономики. Появившиеся мультимиллионеры окружали себя боевиками, боролись за рынки сбыта, подкупая должностных лиц, проникали в государственный аппарат.

Вовлекая в сферу преступных сделок все больший контингент служащих, они превращали отдельные отрасли народного хозяйства в свою вотчину, в постоянный и неиссякаемый источник средств существования. Это особенно проявилось в торговле, в коммунально-бытовой сфере, в хлопковой промышленности и так далее. Началось как бы стихийное и уголовно-организованное перераспределение национального дохода.

С этого периода в уголовном мире прочно утверждается новая категория преступников под названием цеховики. С целью расширения своего нелегального бизнеса и в связи с возникшей конкуренцией они по объективным законам экономики стали объединяться в сообщества и с помощью целой системы взяток, иных противоправных средств создавать надежную защиту от социального контроля. Появились преступные структуры, действующие как по вертикали, так и по горизонтали. Таким образом, организованная преступность, трансформировавшаяся из СССР в Россию, появилась в виде кланов, различного рода дельцов и махинаторов в сфере экономики. Фактически внутри государственных учреждений действовали преступные организации, занимаясь получением незаконной прибыли.

Но на этом не могло остановиться ее развитие, так как существовал достаточно мощный «класс» профессиональных преступников. Началось вторичное перераспределение государственных средств. Традиционные преступники-профессионалы и рецидивисты в этих условиях переориентировались и стали обворовывать, грабить тех, кто сам жил награбленным. Резко возросли различные виды игорного мошенничества, кражи, разбои, похищения людей, стал развиваться рэкет.

Среди профессиональных преступников появились свои некоронованные короли. Они делили территории и сферы влияния, облагали данью дельцов теневой экономики. Все это стало приводить к сращиванию дельцов с главарями преступных групп. Причем этому предшествовали специальные организационные меры. Договоры закреплялись на сходках лидеров уголовной среды, где присутствовали и представители экономической преступности. Одни обязывались выплачивать десять-пятнадцать процентов от суммы противоправного дохода, другие гарантировали им безопасность. В дальнейшем блатные стали охранять дельцов от экономики, помогать им в сбыте продукции и расправе над конкурентами.[8]

Таким образом, в отличие от организованной преступности ряда западных стран, которая развивалась на запрещенных видах услуг- проституции, азартных играх, сбыте наркотиков, наша организованная преступность сформировалась в сфере экономики. В дальнейшем интересы дельцов подпольного бизнеса стали переплетаться с интересами традиционного уголовного элемента. Поэтому в отечественной организованной преступности наиболее распространены экономическая и общеуголовная преступность. Преступные организации, представляющие функционально-иерархическую систему, стали являть собой симбиоз дельцов теневой экономики с профессиональными преступниками и продажными чиновниками государственного аппарата.

1.4 Признаки организованной преступности.

Из криминологического определения вытекают три основных признака организованной преступности.

Первый признак – наличие объединений лиц для систематического занятия преступлениями. В них отмечается выраженная иерархия, то есть, соподчиненность участников, жесткая дисциплина на основе устанавливаемых правил поведения и уголовных традиций, они характерны для преступного мира России. Власть в группе концентрируется в руках одного или нескольких лидеров, а число участников колеблется от пяти до нескольких сотен и даже тысяч человек. Это общее представление о преступном объединении организованного типа.

Вполне очевидно, что группы неравнозначны по уровню организации, структуре и преступной направленности. Это связано с социальными, экономическими, этническими и географическими факторами. Поэтому следует учитывать уровни организованной преступности, что позволяет правильнее оценивать ее состояние в том или ином регионе. Условно уровни можно разделить на примитивный, средний и высокий.

К примитивному относятся устойчивые группы, имеющие простую структуру организации: главарь- участники. Здесь каждый знает свою роль и планирование преступлений осуществляется по утвердившийся модели. Количественный состав групп колеблется от трех до десяти человек. Преимущественное занятие- кражи, грабежи, мошенничества, разбои. Коррумпированные контакты редки.

Средний уровень организованной преступности является как бы переходной ступенью к более совершенным и опасным построениям и представлен группировками. Между главарем и исполнителем существуют промежуточные звенья. Данное объединение включает несколько подразделений: боевики,разведчики, исполнители (шестерки), телохранители, «финансисты» и так далее. Группировка достигает пятидесяти и боле человек, занимается рэкетом, наркобизнесом, контрабандой, незаконными операциями в кредитно-банковской системе. Она,как правило, имеет связи с чиновниками органов власти и управления.

Высокий уровень представлен криминальными организациями-сетевой структурой. То есть, подобные сообщества имеют две и более ступеней управления и в обыденном сознании составляют понятие мафии.

Преступные организации имеют восемь основных признаков:

- наличие материальной базы, что проявляется в создании общих денежных фондов, обладания банковским счетом, недвижимостью;

- официальная крыша над головой в виде зарегистрированных фондов, совместных предприятий, кооперативов, ресторанов, казино и так далее;

- коллегиальный орган руководства, при котором управление организацией осуществляется группой лиц (советом), имеющих почти равное положение;

- устав в форме определенных правил поведения,традиций, «законов» и санкций за их нарушение;

- функционально-иерархическая система- разделение организации на составные группы, межрегиональные связи, наличие промежуточного руководящего ядра (большого совета), телохранителей, информационной службы, «контролеров» и тому подобные;

- специфическая языково-понятийная система, которая включает жаргон, особенности письменной и устной речи (клички, особые моральные институты);

- информационная база (сбор различного рода сведений, разведка и контрразведка);

- наличие своих людей в органах власти, в судебной и правоохранительной системах.

Преступные организации распределяют сферы своего влияния как в географическом плане, так и по конкретным объектам, лицам. Происходит их заметная специализация-одни контролируют азартные игры, проституцию, другие занимаются представлением разного рода криминальных услуг и так далее. Основой преступной мотивации является стремление к получению прибыли незаконным путем.

Особая форма преступного объединения. Выше речь шла об организациях современного типа, хорошо известных специалистам многих стран. Однако характер организационных связей в преступном объединении различен применительно к условиям той или иной страны. Скажем, Коммора отличается от Коза Ностры или японской Якудзи.

В России и странах СНГ тоже есть весьма специфическое объединение преступников, составляющее определенный срез организованной преступности и не имеющее аналогов в мировой криминальной практике. Это сообщество воров в законе.

О ворах в законе специалисты длительное время практически ничего не знали, чему способствовали исключительная конспиративность преступников и жесткие криминальные традиции, являющиеся в данном случае организационной основой.

Это сообщество, которое можно назвать криминальной кооперацией появилось в 30-х годах, оно постоянно модифицировалось, развивалось и в настоящее время можно говорить о новой волне этой организации, насчитывающей свыше восемьсот человек.[9]

На первый взгляд это как бы аморфная организация, которая объединена только рамками блатного закона. Она не имеет постоянного места дислокации, в ней все равны. Однако связь настолько прочная, что воры представляют как бы единое целое. Орган управления- это сходка, на которой решаются те или иные организационные вопросы. В отдельных случаях могут приниматься письменные обращения, которые доводятся до адресата. В 1990 году воры в законе выступили, например, с обращением к уголовному миру о недопущении национализма в их рядах. В 1991 году они пытались поднять на бунт осужденных из-за суровости законов.

Современный вор в законе-это организатор преступной деятельности.

Каковы основные функции этой кооперации ? Она активизирует, сплачивает уголовные элементы с помощью воровских сходок и специальных воззваний, берет под контроль некоторые преступные отрасли (рэкет, кражи, мошенничество), разрешает конфликты, возникающие между группами или отдельными лицами, занимаются сбором денежных средств в общие кассы, завязывает отношения с зарубежным преступным миром и нашими чиновниками. Воры в законе могут возглавлять и преступные группы или присутствовать в них в качестве консультантов. Небезынтересно отметить, что на основе «идеологического» расхождения кооперация воров в законе раскололась на две категории: на так называемых нэпманских (старых) и новых. Последние лишь называют себя ворами, а фактически являются организующей силой уголовной среды, стремятся к коррумпированным связям, а некоторые идут еще дальше- проникают в структуры власти. Это не соответствует воровскому закону. Стали распространяться случаи принятия в сообщество и присвоения звания вора за взятку.

Категории воров враждуют между собой. Старые обвиняют новых в том, что они продались дельцам, воротилам бизнеса, стали их охранниками, а новые упрекают старых в том, что они не идут в ногу со временем. И это понятно. Как и общество, преступный мир находится в постоянном движении, противоречиях.

Второй признак организованной преступности- экономический. По существу это ее стержень. Систематическое нарушение закона преследует главную цель- обогащение, накопление капитала. Поэтому, не случайно все изученные преступные сообщества создавались для постоянного совершения преступлений в виде промысла в целях получения крупных прибылей. Материальный ущерб, причиненный государственным, общественным организациям, отдельным предпринимателям или коммерческим структурам, исчисляется миллионами и даже десятками миллиардов рублей. Это незаконные операции с нефтью, алмазами, так называемой красной ртутью, приватизацией. И только от фальшивых авизовок банки России потеряли сотни миллиардов рублей.

Полученная незаконная прибыль отмывается через сложную систему банковских операций и оседает на счетах в зарубежных банках, а также вкладывается в недвижимость.

Таким образом, часть денег идет на воспроизводство преступной деятельности по известной формуле деньги-товар-деньги. По данным центра аналитических исследований при администрации Президента, до тридцати процентов дохода предпринимателей уходит к мафии.

Третий признак- коррупция, в наших условиях является одним из важных признаков организованной преступности, если последнюю рассматривать как социально-политическое явление.

Коррупция означает продажность, разложение государственных чиновников, в связи с чем ее следует отличать от обычных взяток, так как они лишь средство ее достижения.

Коррупцию можно определить как систему определенных отношений, основанных на противоправных и иных сделках должностных лиц в ущерб государственным и общественным интересам. Только мотивы их могут быть разными. Отсюда и различны формы коррупции.

Распространена, например, так называемая политическая коррупция, когда чиновники аппарата власти вступают в противоречие с нормами морали и закона не столько из-за получения взяток, сколько из-за политической выгоды, амбиций, родственных связей, кумовства и так далее. Поэтому одним из условий такой коррупции является отбор чиновников по мотивам личной преданности. Это традиционный бич России. Не случайно еще в прошлом веке один из французских исследователей отмечал, что в России врать- это спасать престол, говорить правду- посягать на него.

Организованной преступности способствует и прямое участие чиновников на стороне мафии. Эта форма, помимо подкупа, допускает шантаж должностных лиц с постепенным втягиванием их в незаконную деятельность.

Коррумпированные чиновники, предавая интересы государства и общества, прикрывают преступников, снабжают их документами, информацией, оказывают прессинг на честных работников, ведущих борьбу с мафией. По данным выборочного исследования, почти треть преступных кланов имела коррумпированные контакты в самых разных сферах. Что касается мафиозных организаций, то связь с представителями госаппарата имели все.

В последние годы коррупция стала массовым явлением, чему способствовали многие факторы, в том числе массовый уход служащих в коммерческие структуры. Создалась ситуация, при которой вообще проблематично говорить о какой-либо государственной или коммерческой тайне. Все продается и покупается через систему личных связей.

Говоря о коррупции, необходимо решить один принципиальный вопрос: кто руководит преступными группами-чиновники или профессиональные уголовники? Здесь нет единого мнения. Почему-то крупных должностных лиц, осужденных за взятки, частенько отождествляют с мафиози, но это далеко не так. Подобных фактов практически нет. Роль чиновников иная- покровительство. Да и преступникам не нужны такие главари, которые даже на официальной должности остаются весьма слабыми организаторами.

Определенный криминологический интерес представляет распространенность организованной преступности. В России действуют более сто тысяч организованных преступных групп, из которых к мафиозному типу можно отнести около трехсот.

Преступные группы примитивного и среднего уровней, по данным опроса руководителей органов внутренних дел, распространены повсеместно. Преступные организации превалируют преимущественно в южных регионах страны, городах-гигантах, урбанизированных и свободных экономических зонах. С 1991 года мафиозные группы стали появляться и в городах областного подчинения. Отмечается, что многие сообществ (пятьдесят процентов), действующие в разных городах и регионах, связаны между собой и это позволяет говорить об устойчивых межрегиональных связях.

Назовем еще одно обстоятельство- высокую техническую оснащенность преступных групп. Из числа обследованных свыше девяносто процентов имели автомашины, огнестрельное оружие, отравляющий газ, средства радиосвязи, шок- дубинки, шок-перчатки и так далее. В последние годы на вооружении мафии появилось автоматическое оружие, гранатометы, бронетехника.

Глава II . Роль коррупция в организованной преступности.

2.1 Коррупция в организованной преступности.

Как отмечалось выше, неотъемлемой частью организованной преступности является коррупция.

Организованной группе сложнее скрыть свою деятельность чем отдельному преступнику. Можно сказать, что организованная преступность не скрывает свою деятельность, а блокирует реакцию государства с помощью коррупции.

До сих пор не выработано само понятие коррупции. Это объясняется трудностью его определения. Даже рекомендации международных организаций по этому вопросу вряд ли могут быть однозначно приняты в нашей стране. Так, в результате проведения Генеральной Ассамблеи ООН 1979 года, межрегионального семинара по проблемам коррупции (Гавана, 1990 год) в кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка коррупция была определена как злоупотребление служебным положением для достижения личной или групповой выгоды, а также незаконное получение государственными служащими выгоды в связи с занимаемым служебным положением. Злоупотребление служебным положением и получение выгоды, а точнее взяточничество, предусмотрены в ныне действующем Уголовном кодексе Российской Федерации, но явно недостаточно полно отражают признаки коррупции.

На первой сессии Многодисциплинарной Группы Совета Европы по проблемам коррупции (Страсбург, 22-24 февраля 1995 года) коррупция была определена как «подкуп (взятка), а равно любое иное поведение в отношении лиц, наделённых полномочиями в государственном или частном секторе, которое нарушает обязанности, вытекающие из этого статуса должностного лица, лица, работающего в частном секторе, независимого агента, либо других отношений такого рода, и имеющего целью получение каких бы то ни было ненадлежащих преимуществ для себя или иных лиц». Положительным здесь является то, что в сферу коррупции попадает и лицо, склоняющее к совершению таких действий. Однако неоправданное расширение круга субъектов коррупции, ограничение их противоправного поведения одним лишь взяточничеством, а также аморфность формулировки вряд ли могут позволить опираться на это определение при выработке понятия коррупции.

В проекте Федерального Закона "О борьбе с коррупцией" под этим социальным злом понимается использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций или приравненными к ним, своего статуса и связанных с ним возможностей для непредусмотренного законами получения материальных, иных благ и преимуществ, а также противоправное предоставление им этих благ и преимуществ физическими и юридическими лицами. Причем под приравненным к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, понимаются служащие, постоянно или временно работающие в органах местного самоуправления, должностные лица муниципальных хозяйствующих субъектов, лица, участвующие в выполнении функций местного самоуправления на общественных началах либо в порядке частной деятельности, кандидаты на занятие выборных государственных должностей или должностей в органах местного самоуправления.

В связи с этим возникает ряд вопросов. Предлагаемый состав субъектов коррупции (лица, работающие в государственных органах и органах местного самоуправления, должностные лица государственных и муниципальных хозяйствующих предприятий) определен достаточно полно. Но он не согласуется с ныне действующим определением должностного лица как занимающего должность, связанную с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в государственных или общественных предприятиях, учреждениях, организациях. Причем под общественными предприятиями, учреждениями и организациями согласно Закону РФ "Об общественных объединениях" понимаются только те, которые не имеют своей целью получение прибыли. Получается, что, с одной стороны, проект расширяет круг субъектов коррупции, включая в него должностных лиц государственных и муниципальных хозяйствующих субъектов, а, с другой стороны, сужает его за счет исключения из этого круга лиц, выполняющих соответствующие функции в общественных предприятиях, учреждениях, и организациях.

Обращает на себя внимание и то, что использование статуса и вытекающих из него возможностей связывается с непредусмотренным законами получением благ и преимуществ. Однако очень многие блага и преимущества предусматриваются в подзаконных нормативных актах: наставлениях, инструкциях, положениях и так далее. Кроме этого коррупционное нарушение может быть не связано с получением благ и преимуществ. Например, преследуя цель спасти от привлечения к ответственности родственников, друзей и так далее.

Анализ международного и отечественного опыта, а также действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что определение понятия "коррупция" осуществляется по двум основным направлениям:

-установление круга субъектов коррупции:

-понятие личной заинтересованности.[10]

На наш взгляд, ныне существующее в уголовном законе определение должностного лица должно быть кардинально изменено в соответствии с Федеральным Законом "Об основах государственной службы Российской Федерации" от 31 июля 1995 года. В этом Законе дается понятие государственной должности, где оно разделяется на категории "А", "Б" и "В" и устанавливается необходимость создания реестра государственных должностей, если отнести к должностным лицам всех, кто занимает государственные должности и выполняет организованно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в общественных организациях, то мы получим достаточно полный перечень должностных лиц.[11] Из них субъектами коррупции, на наш взгляд, могут быть только те, кто занимает государственные должности.

Сложнее обстоит дело с корыстной заинтересованностью. С одной стороны, она может быть корыстной, а, с другой стороны, отступление от правильного выполнения функциональных обязанностей должностного лица иногда вызвано личной заинтересованностью (выручить родственника, просьба другого руководителя или авторитетного человека). То есть главное заключается в том, что совершается нарушение служебного долга. И поэтому считается, что подобного рода нарушения существуют в следующих формах:

1) должностное лицо незначительно отклоняется от существующих правил, действуя в интересах своей группы (семьи, друзей) и не получая за это вознаграждения;

2) должностное лицо отдает предпочтение членам своей группы (семьи, друзей, клана) при принятии решений, связанных с назначением на должность, заключением контрактов и так далее, при этом не получая материального вознаграждения;

3) должностное лицо получает подношения (деньги, подарки) в качестве условия надлежащего исполнения своих обязанностей (например, оформления документов в установленные сроки, без излишней волокиты и мелочных придирок);

4) должностное лицо получает вознаграждение в обмен на нарушение действующей процедуры рассмотрения вопроса или принятия решения, на базе нарушения законных оснований принятия самого решения. В этом случае при помощи взятки "покупается" ускоренная или облегчённая процедура при наличии законных оснований для того решения, которое нужно взяткодателю (например, принятие единоличного решения там, где требуется комиссионное рассмотрение);

5) должностное лицо получает вознаграждение в качестве условия надлежащею рассмотрения дела. Такая ситуация может сложится, если оно наделено широкими властными полномочиями и не обязано отчитываться в их использовании. Например, судья оценивает факты, характеризующие личность подсудимого на основании внутреннего убеждения и в соответствии с этой оценкой делает вывод об общественной опасности лица и индивидуализирует меру наказания. Но подобное рассмотрение вопроса может быть поставлено недобросовестным судьёй в прямую зависимость от получения взяток, в противном случае смягчающие обстоятельства, перечень которых в законе не является исчерпывающим и зависит от усмотрения суда, не будут должным образом учтены и будет назначено более суровое наказание;

6) должностное лицо получает вознаграждение за принятие незаконного решения в интересах взяткодателя;

7) должностное лицо получает вознаграждение за ненадлежащее выполнение своих прямых обязанностей (например, за попустительство, за терпимое отношение к каким-либо нарушениям);

8) должностное лицо создаёт такие условия обеспечивающие результаты голосования благоприятные для проведения выгодного для себя решения;

9) должностное лицо умышленно использует своё служебное положение вопреки интересам госслужбы в целях получения личной выгоды.

Таким образом, в определении коррупции необходимо учесть два основополагающих момента:

лицо должно быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лицами в противовес другим лицам. В связи с этим мы считаем, что под коррупцией следует понимать незаконное использование должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей влиять на других лиц с целью получения личной выгоды. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими. Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть изначальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. Такое понимание коррупции позволит точнее определить границы правового регулирования этого опасного явления.

Особенно интересна способность коррупции к самовоспроизводству. Подрывая авторитет государства коррупция избавляет людей вступающих в её ряды от мук совести - человек столкнувшийся с несправедливостью со стороны государства в свою очередь считает себя вправе обмануть государство. Образуется замкнутый круг.

2.2 Бизнес организованной преступности.

Профессиональная преступность столь же стара, как и цивилизация. Однако организованная преступность (в современном смысле слова) родилась гораздо позже, примерно век тому назад. Дело в том, что возникновение организованной преступности - это качественно новый этап развития преступного мира. Если "неорганизованные" преступники являются аутсайдерами общества, то деятельность современных мафиози строится в основном по законам бизнеса, и поэтому они стали составным элементом общественной жизнедеятельности.

Общеизвестно, что главная цель преступных организаций извлечение максимальной материальной выгоды. В связи с этим можно вспомнить концепцию М.Вебера о двух принципиально различных типах "жажды наживы".[12] Авантюристическая жажда обогащения (в т.ч. путем грабежа и воровства) наблюдается с древнейших времен. Но только в условиях капиталистического строя складывается отношение к богатству как к закономерному результату рациональной деятельности по производству потребительских благ. Организованная преступность функционирует по законам именно рационального капиталистического предпринимательства, и поэтому ее экономическая история неотрывно связана с историей рыночного хозяйства.

Формулируя определение организованной преступности, отечественные и зарубежные криминологии единодушно подчеркивают такие ее характеристики, как:

а) устойчивость, систематичность и долговременность;

б) тщательное планирование преступной деятельности;

в) разделение труда, дифференциация на руководителей и исполнителей - специалистов разного профиля;

г) создание денежных страховых запасов ("общаков"), которые используются для нужд преступной организации.

Нетрудно увидеть, что все эти признаки полностью копируют характерные особенности легального капиталистического предпринимательства. Поэтому организованную преступность следует рассматривать в первую очередь как особую отрасль бизнеса, специфическую сферу экономической деятельности. Этот подход уже нашел отражение в официальных определениях организованной преступности. Например, в США закон 1968 года о контроле над преступностью характеризует организованную преступность как "противозаконную деятельность членов высокоорганизованной и дисциплинированной ассоциации, занимающейся поставкой [13] запрещенных законом товаров или предоставлением запрещенных законом услуг".

Рассмотрим ряд особенностей экономики организованной преступности, которым в отечественной научной литературе уделено пока недостаточно внимания.*

1.Спрос на мафиозном рынке. "В основе деятельности организованной преступности лежит социальный заказ", пишет американский криминолог Р.Кларк. Мафиозная преступная деятельность это преступления особого рода, "преступления, совершаемые по взаимному согласию, преступления, совершения которых желает потребляющая публика". Это относится не только, например, к наркобизнесу, когда мафиози "всего лишь" продают товар, добровольно делающим выбор клиентам, но и рэкету, когда организованная преступность берет на себя охрану предпринимателей от преступности неорганизованной.

Вообще можно сделать вывод, что организованная преступность складывается только там и тогда, где и когда возникает устойчивый и высокий спрос на запрещенные товары и услуги. Поэтому экономическая история организованной преступности это поиск руководителями мафий свободных рыночных ниш, закрепление и расширение своих позиций в конкурентной борьбе с другими преступными организациями, а также периодическое "перепрофилирование",вызванное с мнениями рыночной конъюнктуры. Мафия может отчасти "заказывать" спрос на свою продукцию (часто рэкетиры "защищают" бизнесменов от самих себя), но в целом она лишь удовлетворяет объективно сформировавшиеся общественные потребности. Например, широки размах рэкета в России - порождение высокого спроса бизнесменов на правоохранительные услуги в атмосфере слабой спецификации прав собственности, разгула "обычной" преступности, низкой эффективности деятельности органов внутренних дел.

2. Профиль преступного производства. Экономика организованной преступности - диверсифицированная экономика, основанная на сочетании разных видов бизнеса, преступного и легального. Мафия (как и легальные фирмы) старается "не класть все яйца в одну корзину",

хотя есть преобладающее производство, дающее основную массу прибыли, мафиози не забрасывают окончательно старых промыслов и одновременно осваивают "плацдармы" для новых. Например, в эпоху "сухого закона" американские гангстеры получали основные доходы от подпольной торговли спиртным, но одновременно продолжали контролировать проституцию и начинали осваивать наркобизнес (основным преступным промыслом наркобизнес стал только в 60-70-е годы). Изменение ведущей специализации объясняется при этом не столько противодействием органов правопорядка, сколько изменениями спроса, деятельностью легального "большого бизнеса" и вытеснением старого малоприбыльного бизнеса новым высоко прибыльным. Кроме того, мафия обычно сочетает два направления экономической деятельности: нелегальное производство, где "зарабатываются" большие деньги, и легальное производство, где эти деньги "отмываются". В результате экономика организованной преступности выглядит как айсберг: на виду - легальный, относительно малодоходный сам по себе бизнес (например, переработка вторсырья), "под водой" - высокодоходный нелегальный бизнес (например, наркобизнес). Такую форму мафиозная экономика приобретает на той стадии своего развития, когда мафия институционализируется, стремиться прочно "врасти" в официальную систему, не порывая при этом с преступными промыслами.

3. Издержки производства и прибыль преступного бизнеса. Нелегальный мафиозный бизнес обязательно высокоприбылен, причем средняя норма гангстерской прибыли отличается от нормальной средней нормы на несколько порядков. В легальном бизнесе десяти процентов годовых считаются очень высоким показателем, в то время как в наркобизнесе норма валовой прибыли в одной торговой сделке превышает 1000%.

Справедливо замечают, что "Коза Ностра" может считаться самой высокоприбыльной корпорацией США. То же самое можно сказать о Якудзе в Японии, о мафии в Италии и т.д. Однако часто забывают, что оборотной стороной высокой валовой прибыли являются не менее высокие издержки. Чисто производственные издержки мафиозного бизнеса достаточно малы (например, в наркобизнесе производители первичного сырья получают менее тысячной доли от конечных розничных цен). Зато трансакционные издержки очень велики и достаточно специфичны.[14]

В этом бизнесе невозможна обычная страховка предпринимательских рисков, которые достаточно высоки (при транспортировке наркотиков правоохранительные органы перехватывают примерно десять процентов всех грузов).

Своеобразной страховкой можно считать систематический подкуп полиции и политиков. Однако эти "страховые взносы" огромны и доходят едва ли не до 2/3 валовой прибыли. Высоки также издержки "отмывания" преступных доходов. Очень своеобразны в мафиозном бизнесе издержки конкурентной борьбы: обычный бизнесмен рискует потерять свой капитал, мафиозный - и свою жизнь. В силу всех этих причин чистая прибыль преступных организаций не так уж велика, а ее легальное использование сильно затруднено.

4. Конкуренция на мафиозном рынке. Экономика организованной преступности олигополистична по форме и монополистична по существу. В стране, как правило, действуют несколько мафиозных организаций (кланов), занимающихся схожими промыслами. Во избежание потерь от самоубийственной междоусобной борьбы территория делится на районы, закрепленные за отдельными мафиозными группами. Центральное руководство гангстерского сообщества (типа "купола" у сицилийской мафии), если оно есть, выполняет координирующие функции аналогично национальным союзам предпринимателей в легальных отраслях. Мафиозное сообщество в результате представляет собой федерацию относительно самостоятельных, часто враждующих организаций. На своем "участке" каждая мафиозная группа действует монопольно, однако время от времени происходит передел территорий "по силе" (как правило, в ходе мафиозных "разборок").

Изучение закономерностей экономики организованной преступности позволяет правильно выбирать стратегию сдерживания мафиозной деятельности, минимизации ее негативных последствий.

Глава III . Борьба с организованной преступностью.

3.1 Социально-правовой контроль- направление борьбы с коррупцией.

Изучение международного опыта показывает, что борьбе с коррупцией чаще всего препятствуют:

1) значительная распространенность коррупционных правонарушений в условиях известной ограниченности ресурсов, выделяемых на нужды юстиции;

2) определенная ограниченность возможностей уголовного законодательства в части формулирования признаков коррупционных преступлений и конкретных форм их совершения;

3) трудности в оперативном выявлении и уголовно-процессуальном доказывании фактов коррупции:

4) недостаточное предупредительное воздействие традиционных мер уголовной ответственности и наказания.

По мнению юристов многих стран, решению этих проблем может в той или иной мере способствовать использование криминологических форм и методов борьбы с преступностью, в том числе установление особого социально-правового контроля за источниками доходов, финансово-экономической и иной деятельностью) лиц, подозреваемых в коррупции. По сути, такой контроль выражается в том, что определенные государственные органы, общественные организации, должностные лица законодательно наделяются властными полномочиями по наблюдению и проверке соответствия деятельности конкретных граждан и юридических лиц предъявляемым требованиям с правом информировать об обнаруженных отклонениях компетентные органы и (или) общественность, продлять ходатайства либо рекомендации о привлечении виновных к ответственности. Кроме того, контролирующие субъекты наделяются правом в период до принятия окончательного решения судом или иным компетентным органом самостоятельно применять к подконтрольному лицу меры, направленные на предупреждение и пресечение правонарушений, например, временно отстранять от работы лиц, подозреваемых в коррупции, вводить ограничения и запреты на их деятельность для воспрепятствования пользованию или сокрытию средств, добытых преступным путем и т.п.

Социально-правовой контроль как средство борьбы с коррупцией получил наибольшее развитие в Японии и США. В Японии осуществляется регламентированная законом регистрация лиц, против которых выдвинуты обвинения в причастности к организованной преступности и коррупции. Факт такой регистрации обычно доводится до сведения общественности через средства массовой информации, является правовым основанием для установления контроля за поведением конкретного лица, источниками его доходов и может повлечь применение к нему ряда правоограничений, препятствующих совершению правонарушению, легализации и расходованию средств, добытых преступным путем, в том числе полученных в виде взяток. В США с 1991 года действует федеральный закон о контроле за организованной преступностью (Государственный закон №91-452). В качестве базового операционного понятия в нем использован термин "рэкетирская деятельность", охватывающий, помимо дачи и получения взяток, довольно широкий круг правонарушений, имеющих связь с организованной преступностью (вымогательство, некоторые виды мошенничества, занятие азартными играми, незаконные операции с наркотиками и др.). Борьбу с рэкетирской деятельностью, помимо судов, призваны осуществлять специальные органы Большие жюри, которые создаются в масштабах отдельного штата или круга и рассматривают на своих заседаниях материалы о занятии отдельных лиц указанной деятельностью. Если Большое жюри находит основания для возбуждения уголовного преследования, то дело передается в суд. До принятия судом решения за поведением обвиняемого устанавливается контроль, на него возлагается ряд запретов и обязанностей, предусмотренных указанным законом.

В соответствии с §1962 данного закона запрещено любому лицу, которое получает какой-либо доход, извлекаемый прямо или косвенно из какого-либо вида рэкетирской деятельности, использовать или вкладывать прямо или косвенно любую часть такого дохода для приобретения какого-либо предприятия или создания и развертывания работы какого-либо предприятия, которое участвует во внешней торговле или в торговле между штатами или деятельность которого влияет на эти виды торговли. Этим же лицам запрещено приобретать прямо или косвенно участие в прибылях или контроль над каким-либо предприятием, вести или участвовать прямо или косвенно в ведении дел этого предприятия с помощью какого-либо вида рэкетирской деятельности или путем взимания незаконных долгов. За нарушение указанных запретов предусмотрено уголовное наказание до двадцати пяти тысяч долларов или до двадцати лет тюремного заключения, или и то и другое одновременно.

Помимо этого, лицо должно добровольно передать в пользу США всю незаконно полученную прибыль или долю имущества. В противном случае на его имущество накладывается арест и оно подлежит конфискации на условиях, которые суд сочтет должными.

Согласно §1964 закона окружные суды США имеют право предотвращать или ограничивать нарушения ранее указанных запретов путем издания соответствующих постановлений, включая (но не ограничиваясь такими мерами) приказание какому-либо лицу отказаться от любого, прямого или косвенного участия в прибылях какого-либо предприятия, распустить или реорганизовывать какое-либо предприятие, не заниматься тем же самым видом деятельности, как и предприятие, в котором он участвует.[15]

Действующее законодательство Российской Федерации, Указы Президента РФ, нормативные акты министерств и ведомств также предусматривают различные меры контроля, которые, помимо прочего, могут использоваться в борьбе с коррупцией. Учитывая довольно значительное количество и разнообразие этих мер, представляется целесообразным рассмотреть их в рамках определенных классификаций.

Так, в зависимости от правовой природы и характера существующие меры контроля можно разделить на две основные группы. Меры финансового контроля. В наибольшей степени они используются государственными органами, специально уполномоченными на осуществление такого контроля: органами Министерства финансов, Государственной налоговой службы. Федерального казначейства. Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью. Центрального Банка России, ревизионными, бухгалтерскими подразделениями министерств и ведомств и др. Например, в соответствии с Законом РСФСР от 21 марта 1991 года "О Государственной налоговой службе РСФСР" и указом Президента РФ от 31 декабря 1991 года «О Государственной налоговой службе Российской Федерации» налоговые инспекции имеют право: получать от юридических лиц и граждан необходимые справки и объяснения, обследовать помещения юридических лиц с целью определения налогооблагаемого дохода, приостанавливать операции проверяемых лиц по расчетам.

Меры оперативно-розыскного, уголовно-процессуального, административно-правового характера, применяемые правоохранительными органами.

Например, Федеральный Закон РФ от 5 июля1995 года "06 оперативно-розыскной деятельности" предусматривает право этих органов и определенных случаях осуществлять опрос граждан, наведение справок, наблюдение, контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров и др. В зависимости от механизма действия меры социально-правового контроля, используемые в борьбе с коррупцией, можно также разделить на две группы.

1.Властные полномочия контролирующих субъектов и корреспондирующие им обязанности контролируемых физических и юридических лиц, объективно не ущемляющие конституционные права и свободы граждан.

Примером таких мер могут служить выраженные в различной правовой форме права контролирующих инстанций на получение [16] необходимой им информации, проверку подлинности предоставленных сведений и соответствующие обязанности контролируемых предоставлять такую информацию, не препятствовать и не уклоняться от контроля.

2.Специально правду приятельны ограничения и запреты, налагаемые на лиц, выступающих объектом контроля, объективно ущемляющие конституционные права и свободы граждан.

Например, ограничения на пребывание в определенных местах, запрет выезжать за пределы населённого пункта для лиц, осужденных с отсрочкой исполнения приговора и состоящих под административным надзором,ранее упомянутые ограничения на финансовую деятельность*

Общим недостатком вышеназванных мер является их бессистемность, рассредоточенность по отдельным нормативным актам, отсутствие специальной нацеленности на борьбу с коррупцией. Если в зарубежных странах борьба с коррупцией и организованной преступностью осуществляется на основе специально разработанных государственных программ и особых законодательных актов, то в нашей стране подобная правовая база отсутствует. На эффективности применяемых мер социально-правового контроля сказывается и слабое взаимодействие органов, его осуществляющих.

Необходимо отметить, что и в России принимаются меры к усилению борьбы с коррупцией и организованной преступностью. В частности, на рассмотрение Государственной Думы РФ вносились проекты законов "О борьбе с коррупцией" и "О борьбе с организованной преступностью". В ходе их обсуждения было принято решение о целесообразности урегулирования указанных вопросов в рамках единого закона. Можно лишь отметить, что в упомянутых двух законопроектах значительное внимание уделено социально-правовому контролю.Например, лица, уполномоченные на выполнение государственных функций и приравненные к ним, при занятии определенных должностей должны будут давать письменное обязательство о предоставлении органам, уполномоченным на осуществление контроля, сведений о своих доходах, имуществе, денежных вкладах, совершенных крупных сделках и т.п., а также о воздержании от названной в законопроекте о борьбе с коррупцией деятельности, несовместимой с выполнением государственных функций или создающей благоприятные условия для коррупции. На банки и некоторые другие учреждения возлагаются обязанности заявлять в правоохранительные органы о сомнительных операциях своих клиентов предоставлять сведения о вкладах и операциях по счетам лиц, подозреваемых в коррупции и других преступлениях, обязательно идентифицировать личность клиента при производстве ряда денежных операций и некоторых имущественных сделок. Должностным лицам правоохранительных органов в необходимых случаях предоставляется право: требовать от юридических и физических лиц доказательств законности совершаемых ими действий; приостанавливать производство денежных операций и имущественных сделок; налагать административный арест на денежные средства и имущество при наличии данных о противоправности их получения; производить предварительную проверку финансово-экономической деятельности, имущественного и финансового положения лица, подозреваемого в занятии организованной преступной деятельностью или коррупцией, его супруга или супруги, близких родственников или совместно проживающих с ним в течение последних пяти лет других лиц, а также физических и юридических лиц общественных формирований, имуществом, средствами которых подозреваемое лицо владело либо пользовалось, либо распоряжалось или именем которых пользовалось.[17]

Наряду с этим в юридической литературе высказываются и другие предложения, направленные на усиление социально-правового контроля в сфере организованной преступности и коррупции. Например, учеными А.Г.Корчагиным, В.А.Номоконовым, В.И.Шульгой предложен свой вариант проекта закона "О мерах против организованной преступности".[18] В числе особенностей этого законопроекта хотелось бы выделить предложение об учреждении в республиканских, краевых, областных, городских судах, коллегий по делам об организованной преступности, в обязанности которым вменяется рассмотрение материалов, дающих основание для регистрации субъекта в качестве лица, причастного к организованной преступности и подлежащего включению в "Список лиц, причастных к организованной преступности". Правовыми последствиями такой регистрации являются:

1) производство проверки имущественного и финансового со стояния лица, его близких родственников, а также всех физических и юридических лиц, с которыми зарегистрированный занимается или занимался в течение последних пяти лет совместной предпринимательской деятельностью;

2) предоставление органам внутренних дел права проводить в отношении зарегистрированного лица предусмотренные законом оперативно-розыскные мероприятия без санкции прокурора;

3) предоставление органам МВД РФ права применять в отношении зарегистрированного лица в полном объеме или частично следующие ограничения:

а) обязать зарегистрировать лицо, не имеющее постоянного места жительства, в течение месяца приобрести постоянное место жительства или покинуть пределы республики, края, области, города;

б) не отлучаться с места жительства в определенное время без разрешения органа внутренних дел;

в) не менять постоянное место жительства без разрешения органа внутренних дел;

г) не выезжать за пределы населенного пункта без разрешения органа внутренних дел и возвращаться в указанное время;

д) не посещать определенные места;

е) не встречаться с другими зарегистрированными лицами, указанными в постановлении;

ж) не управлять транспортным средством;

к) являться для регистрации в орган внутренних дел от четырех до восьми раз в месяц;

л) в общественных местах подвергаться личному досмотру работниками органов внутренних дел по их требованию.

Определение правовых оснований применения мер контроля, связанных с ограничениями прав и свобод граждан.

Из текста законопроекта, предложенного А.Г.Корчагиным, В.А.Номоконовым и В.И.Шульгой, видно, что уже сам факт регистрации лица и объявления его причастным к организованной преступности, не говоря об упомянутых выше ограничениях, существенно подрывает репутацию человека, может повлечь для него неблагоприятные имущественные и иные последствия. Основанием же для такой регистрации, по мнению авторов проекта, является информация о принадлежности лица к организованной преступной группе, полученная при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Эта информация рассматривается судебной коллегией с участием представителя МВД и прокурора, но без участия защитника, после чего в совещательной комнате выносится определение.

Считается, что практическая реализация такого подхода может повлечь необоснованное применение правового ограничения. Основанием для правоограничений может быть лишь противоправное деяние, причем вина лица должна быть доказана в порядке, приемлемом для демократического общества. При этом различные сведения и иные улики, добытые при проведении оперативно-розыскных мероприятий, могут рассматриваться лишь в качестве доказательств. В этом плане более перспективный подход можно обнаружить в проекте закона "О борьбе с коррупцией". Его авторы сформулировали составы коррупционных правонарушений, степень общественной опасности которых не достигает уровня, свойственного преступлениям, но свидетельствует о склонности лица к злоупотреблению своим служебным положением (например, использование своего статуса для решения личных вопросов, оказание неправомерного предпочтения юридическим и физическим лицам при подготовке и принятии решений и т.п.). Представляется, что совершение такого рода деяний могло бы рассматриваться в качестве оснований для применения правоограничений.

Другой вопрос касается определения круга лиц, которые могут выступать объектом наблюдения и проверки при осуществлении контроля в сфере борьбы с коррупцией. Согласно проекту закона "О борьбе с коррупцией" все лица, уполномоченные на выполнение государственных функций и приравненные к ним лица, обязаны представлять в налоговую службу по месту жительства определенные сведения о своем имущественном положении и доходах. Такое же положение содержится в упомянутом ранее Федеративном Законе "Об основах государственной службы Российской Федерации".

Очевидно, однако, что практическая реализация данного законоположения в отношении всех госслужащих и приравненных к ним лиц может столкнуться с большими трудностями, связанными с необходимостью обработки и учета полученной информации, не говоря уже о проверке подлинности представленных сведений. По этому было бы целесообразно предусмотреть в законе обязанность указанных лиц представлять такого рода сведения лишь по требованию контролирующих органов.

Повысить раскрываемость преступлений связанных с коррупцией может снятие ответственности с взяткодателя. Обосновать это можно тем, что коррупция подразумевает использование должностного положения, т.е. субъектом может являться только взяткополучатель.

3.2 Уголовно-правовые средства борьбы со взяточничеством.

При анализе уголовно-правовых норм, направленных на борьбу со взяточничеством, авторы справедливо, как правило, сосредоточивают внимание на анализе норм, предусматривающих ответственность за получение взятки, а вопросы, связанные с ответственностью взяткодателей, чаще всего остаются в тени. Между тем, во взятке участвуют два лица - взяткодатель и взяткополучатель. И высокая латентность этих преступлений объясняется во многом тем, что первый не заинтересован в разоблачении второго, так как сам подлежит уголовной ответственности. Считаем, что надо наказывать только за подстрекательство в тех случаях, когда в результате взятки должностное лицо совершает противозаконное действие - злоупотребление властью или превышение власти. В таком случае была бы разорвана та цепочка, которая связывает взяткодателя с взяткополучателем и значительно была бы облегчена задача разоблачения последнего.

Понизить уровень коррупции в стране может упорядочивание деятельности органов государственного управления. Нужно упрощать правовые нормы, делать их понятными и общедоступными. Санкция в отдельной норме права должна иметь как можно меньший диапазон. Чиновник должен обеспечивать выполнение закона, у него должно быть минимум возможностей для проявления своей личной воли.

Интересна, структура привлекаемых к ответственности коррумпированных лиц, среди которых 43% составляют работники министерств, комитетов и местных органов управления, 11% - работники кредитно-финансовой системы, 26% - сотрудники правоохранительных органов, 3% - работники контролирующих органов, таможенной службы, депутаты.

Решение проблемы видится в создании системы надежного и действенного общественного контроля за чиновничьим произволом. В этом смысле можно определить следующие направления.[19]

1. Перестройка системы налогообложения от контроля за доходами к параллельному контролю за доходами и расходами. Пока не удается внедрить надежную систему даже декларирования доходов, но в будущем, если действительно хотим побороть коррупцию, речь должна идти о декларировании каждым гражданином доходов и расходов.

2. Изменение системы налогообложения в сторону снижения доли в бюджетах разного уровня косвенных налогов (акцизы, налог на добавленную стоимость), от которых страдает большая часть граждан, коррупции не подверженных, и увеличение доли прямых налогов. При этом необходимо полностью ликвидировать систему льгот по налогу на прибыль корпораций (монополий).

Акценты, видимо, должны быть смещены к увеличению доли средств, поступающих от налогообложения, которые оставались бы в распоряжении субъектов федерации.

3. Создание широкой сети информационно-аналитических центров как это делается, например, в США, которые выполняли бы три основные функции:

- сбор и обобщение материалов о финансово-экономической деятельности фирм, организаций и отдельных граждан;

- предоставление аналитических справок по заявкам общественных организаций и частных предприятий на коммерческой основе;

- информирование по запросам (Минфин и законодательные органы).

4. Создание системы агробанков, с помощью и при посредничестве которых возможно было бы осуществление операций по купли- продаже земельных участков. Вопрос о приватизации земли решиться лишь после создания компьютеризированного кадастра с реальной рыночной оценкой каждого участка по мировым стандартам.

5. Проблема коррупции в профсоюзном движении для России пока еще не актуализировалась, но опыт стран с развитым рынком труда свидетельствует о широчайших в этом смысле возможностях. Поэтому необходимо уже сейчас принимать предупредительные меры: противодействовать излишней централизации, разрастанию управленческого персонала, налаживать особый контроль за доходами профбоссов.

6. Скорейшего решения требует проблема внедрения общего государственной системы безналичных расчетов на основе магнитных носителей под контролем Центробанка.

Контроль за распределением кредитных ресурсов, кроме Минфина и Думы, должен осуществлять специальный Наблюдательный совет, формируемый на основе выборности из числа широких слоев общественности.

7. Обвальное увеличение заказных материалов следует остановить путем проведения специальных думских расследований.

Отдельные мероприятия, проводимые с целью уменьшения коррупции (повышение зарплаты государственным служащим и парламентариям, законодательное закрепление взяточничества под страхом наказания), не дают эффекта.

Ещё одним методом борьбы с коррупцией, оправдавшим себя на практике, является частая смена лиц, занимающих конкретные должности, что нарушает сложившиеся коррумпированные связи.

Осталось отметить, что уровень коррупции зависит от культурного развития общества, который связан с экономическим положением. А организованная преступность ещё имеет причины общие с неорганизованной преступностью.

3.3 Методы борьбы с организованной преступностью.21

В основе предупреждения организованной преступности лежат общесоциальные и экономические меры.Прежде всего нужны эффективные законы, отвечающие характеру современной преступности.

Сегодняшний уголовный закон больше рассчитан на мелкого жулика. Нельзя, например, привлечь к уголовной ответственности лидеров преступных сообществ за такие действия, как разработка стратегии и тактики действий уголовных элементов, разделение сфер влияния, создание общих денежных фондов, проведение организационных сходок преступных элементов и тому подобное. Согласно действующему законодательству можно привлечь к ответственности лишь группу лиц, предварительно сговорившихся и совершивших конкретное преступление. А как быть с преступной организацией сложного типа, которая состоит из ряда звеньев с разными функциями? Ведь действующий институт соучастия предполагает ответственность организатора конкретного преступления.

Поэтому в законе целесообразно закрепить такие понятия, как преступное общество и руководитель или организатор преступного сообщества. Это предложение поддержали девяносто пять процентов сотрудников правоохранительных органов из числа опрошенных. Есть и противоположенное мнение. Основной аргумент состоит в возможности объективного вменения вины и, таким образом, осуждения человека за действия других. Это утверждение, мягко говоря, не совсем состоятельно. Аналогичные нормы существуют в ряде правовых демократических государств.

В борьбе с организованной преступностью эффективную роль может сыграть закон об освобождении от ответственности тех, кто был втянут в незаконную деятельность под угрозой насилия, а также добровольно заявил о своих связях с преступным сообществом, либо активно способствовал его разоблачению.

С учетом высокой технической оснащенности преступников необходим и уголовный закон, предусматривающий ответственность за умышленные прослушивания переговоров или перехват информации органов дознания, следователя, прокуроров, судей, защитников и экспертов в целях воспрепятствования правосудию.

Совершенно очевидно, что изощренная преступная деятельность, которую нередко консультируют профессиональные юристы, не может быть успешно доказана традиционными методами. Однако значительная часть достоверной информации, получаемой с помощью технических и оперативно-розыскных средств, сегодня не используется в доказывании преступных действий. Игнорируется самый беспристрастный источник доказательств-технические средства.

В качестве контраргумента выдвигается недостаточность гарантий, возможность фальсификации материалов оперативными работниками и следователями. Но разве нельзя фальсифицировать протоколы допросов, подговорить лицо к лжесвидетельству, что, кстати, сделать гораздо легче. Между тем любая фальсификация устанавливается с помощью специальной экспертизы, а лица, допустившие ее, несут уголовную ответственность. Такого рода аргументы в конечном итоге оказываются на руку только тем, кто противопоставляет себя закону. Если речь идет о дополнительных гарантиях, то их следует разработать и утвердить, но не исключать самой проблемы по надуманным аргументам.

В последние годы становится массовым явлением уклонение свидетелей и потерпевших от явки на предварительное следствие и в суды для дачи показаний. Часто это связано не с отсутствием гражданской позиции, а с воздействием на них преступников. Поэтому был принят закон о защите участников процесса, но не обеспечен материально, а потому бездействует.

Однако уголовный закон, каким бы он ни был-это не панацея от организованной преступности. Нужна соответствующая система в правоохранительных органах, что теоретически было обосновано еще в 1987-1988гг. Сущность такой системы заключалась в создании специальных подразделений в органах внутренних дел с вертикальным подчинением их Центральному управлению в МВД СССР. Одновременно в органах прокуратуры должны создаваться структурные подразделения, которые бы стали осуществлять надзор за законностью борьбы с организованной преступностью и расследованием наиболее важных уголовных дел.

В органах внутренних дел такие подразделения начали создаваться в 1989 г., но за счет внутренних резервов, стихийно.

Это привело к образованию небольших отделов, отделений (от четырех до пятнадцати человек), которые не могли противостоять организованной преступности. Например, в 145 таких подразделений насчитывалось не более полтора тысяч сотрудников. К тому же они находились в разных оперативных аппаратах (уголовного розыска) и не имели централизации. Иными словами, созданное тогда в МВД СССР 6-е Управление из восьмидесяти сотрудников оказалось изолированным от территории. Но это был первый этап и он показал, что именно специализированные подразделения, несмотря на все нюансы, о которых говорилось выше, могут и должны бороться с организованными преступными структурами. К 1991 году определилась и концепция подхода к контролю за организованной преступностью.

Второй этап создания системы борьбы с организованной преступностью связан с Указом Президента от 4 февраля 1991 года «О мерах по усилению борьбы с наиболее опасными преступлениями и их организованными формами».

Согласно Указу в МВД СССР было создано Главное управление по борьбе с наиболее опасными преступлениями, организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом, а на местах- межрегиональные и региональные подразделения, имеющие двойное подчинение, с общей численностью сотрудников около трех тысяч.

Были определены и апробированы направления деятельности, позволявшие отнести эту структуру к разряду спецслужб. После распада СССР на базе союзного Главного управления создается управление по организованной преступности. Оно имеет свои региональные центры, число сотрудников во многом превышает численность союзной службы. Направления деятельности мало чем изменились- это информационное ведение оперативных дел в отношении групп, криминалистический учет, координация усилий в борьбе с международной организованной преступностью. Однако для эффективной борьбы с организованной преступностью необходима идеология этой борьбы, четкие цели и задачи, определение главного удара.

Результаты противодействия мафиозным структурам могут быть значительно повышены при комплексном взаимодействии со спецслужбами России, таможенными органами, национальным бюро Интерпола, налоговой полицией, пограничными войсками и так далее. Достичь этого можно разработкой комплексной программы участия всех субъектов правоохранительной системы, других государственных учреждений и ведомств в контроле за организованной преступностью.

Заключение

И в заключении об организованной преступности отметим, что оно противоречит существующим общественным отношениям, причиняет или способно причинить вред правам и интересам граждан, коллективов, государству и общества в целом, препятствует поступательному развитию общества.

Широко распространенно мнение, что виной всему экономические трудности-достаточно поднять зарплаты государственным служащим и проблема будет решена. Думается, что это не так. Важно, чтобы зарплата не опускалась ниже уровня, обеспечивающего достойное существование. Далее эффект от повышения зарплаты падает. Государство никогда не сможет дать своим служащим денег больше, чем организованная преступность.

Деятельность правоохранительных органов в этой области затруднена, так как они подвергаются сильному воздействию со стороны организованной преступности.

Поэтому, самый эффективный способ борьбы-это создание условий препятствующих ее появлению и развитию.

Список использованной литературы:

Нормативные акты.

1.Конституция РФ.,1993.

2.Уголовный кодекс Российской Федерации.,1996.

3.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.,1960

4.Закон РФ «О Государственной налоговой слежбе РФ» 31.12.91

5.Закон РФ «Об основах государственной службы РФ» 31.07.95

6.Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» 12.08.95

7.Закон РФ «Об органах федеральной службы безопасности в РФ»

4.07.95

8.Закон РФ «Об усилении борьбы с организованной преступностью»

4.02.91

9.Закон РФ «О борьбе с коррупцией». Источник «Российская газета»

ст.3085 1998

10.Государственный закон «О контроле за организованной

преступностью» №91-452. 1991

Книги

11.Долгов А.И.,Дьяков С.В. «Организованная преступность» М.1989

12.Гуров А.И. «Организованная преступность-не миф, а

реальность» М.1992

13.Астафьев Л.В. «К вопросу о понятии коррупции» М.1995

14.Латов Ю.В. «Бизнес организованной преступности» М.1996

15.Журавлев М.П. «Борьба со взяточничеством» М.1996

16.Рарог А.И. Уголовное право. Особенная часть.

Учебник.М.1996

17.Здравомыслов Б.В. Уголовное право РФ. Особенная часть.

Учебник.М.1996

18.Наумов А.В. Комментарий к уголовному кодексу РФ. М.1996

19.Водько Н. «Уголовный кодекс к организованной преступности»

М.1997

20.Егорова Н. «Правокация взятки либо коммерческий подкупа»

М.1997

21.Долгов А.И «Криминология»М.1997

22.Кудрявцев В.Н.,Эминов В.Э. «Криминология» М.1997

23.Кузнецова Н.Ф.,Миньковский Г.М. «Криминология» М.1998

24.Проект закона «О мерах против организованной преступности»

/ Корчагин А.Г., Номаков В.А., Шульга В.И./М.1997

25.Радугин А.А Философия. М.1996


См.: Радугин А.А. Философия. М.,1996

[1] См.:Кудрявцева В.Н., Эминова В.Е. Криминология М.,1997

[2] См.:Уголовный кодекс РФ. 1996

[3] См.: Уголовный кодекс РФ. 1996

[4] См.: Уголовный кодекс РФ.1996

[5] См.: Кудрявцева В.Н.,Эминова В.Е. Криминология. 1997

[6] См.: Кудрявцева В.Н., Эминова В.Е. Криминология. 1997

[7] См.: Долгова А.И. Криминология. 1997

[8] См.: Кузнецова Н.Ф., Минькова Г.М. Криминология. 1998

[9] См.: Гуров А.И. «Организованная преступность-не миф, а реальность».М.,1992

[10] См.: Астафьев Л.В. «К вопросу о понятии коррупции».М.,1995

[11] См.: Закон РФ «Об основах государственной службы РФ» от 31.07.1995

[12] См.: Радугин А.А. Философия.М.,1996

[13] См.: Латов Ю.В. «Бизнес организованной преступности». М.1996

[14] См.: Латов Ю.В. «Бизнес организованной преступности». М..1996

[15] См.: Государственный закон «О контроле за организованной преступностью» №91-452 США.

[16] См.: Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5.07 95

[17] См.: Астафьев Л.В. «К вопросу о понятии коррупции» М.,1996

[18] См.: Корчагин А.Г.,Номоконов В.А.,Шульга В.Н.-проект закона «О мерах против организованной преступности» М.,1997

[19] См.: Журавлев М.П. « Борьба со взяточничеством». М.,1996

21 В данном разделе акцент сделан на проблемных аспектах предупреждения, что обусловленно спецификой борьбы с орга низованной преступностью и отсутствием надлежащей организационно-правовой системы.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий