регистрация / вход

Усадьбы Всеволожского района

Авторским коллективом была изучена также территория Всеволожского района, образованного на древних землях, освобожденных Петром 1 от шведов во время Северной войны.

Нонна Мурашова, Лина Мыслина

Авторским коллективом была изучена также территория Всеволожского района, образованного на древних землях, освобожденных Петром 1 от шведов во время Северной войны. Как свидетельствуют архивные документы, здесь размещались многие родовые «гнезда» русского дворянства.

Наш рассказ об их истории и сегодняшнем дне.

...Мыза Рябова со множеством деревень принадлежала до середины XVIII века разным владельцам. Среди них - супруга видного военного инженера М. И. Мордвинова. В 1773 году Екатерина Александровна Мордвинова продала это имение, доставшееся ей в приданое от отца Александра Ульяновича Саблукова, придворному банкиру Ивану Юрьевичу Фредериксу (1723-1779 гг.) за 20000 рублей. По плану 1773 года видно, что в небольшой усадьбе на вершине холма были не только барский дом с садом, но и различные хозяйственные постройки.

При следующих владельцах - Г. И. Фредериксе и И. Э. Гертеле в имении почти ничего не изменилось, как и при А. И. Толстой, которая купила его в 1808 году. Именно в это время, в детские свои годы, в Рябове бывал декабрист и друг А. С. Пушкина И, И. Пущин.

В 1818 году хозяином имения стал один из богатейших людей России, камергер Всеволод Андреевич Всеволожский. С присущим ему размахом он всего за четыре года на месте старой создал новую усадьбу с многочисленными строениями и обширным парком. Уже в 1822 году, в свой день рождения, он устроил грандиозный праздник, длившийся три дня.

Одним из гостей был П. П. Свиньин, известный журналист, оставивший подробное описание праздника и усадьбы. [2] Холмистый, пересеченный рельеф местности позволил ему сравнить Рябово с Швейцарией. Его рассказ, гравюра А. Дезарно, датированная 1822 годом, а также планы Рябова позволяют воссоздать оригинальный замысел авторов усадебного комплекса.

Его центром была вершина одного из холмов, на ровном плато которого концентрировались все строения и парк. Крутые, извилистые склоны холма, обработанные террасами, переходили в открытые пространства лугов и полей, спускались к лесным массивам и трем озерам - Круглому, Долгому и Большому.

Создание новых озер диктовалось отсутствием воды в самой усадьбе. На это сетовал и Свиньин: «...хотя место для нового дома избрано самое возвышенное, хотя с террасы оного представляются бесконечные виды на С.-Петербург и Шлиссельбург, но я бы перенес его на полверсты далее, ближе к озеру, ибо что может сравниться с бесконечной массой чистейшей воды, всегда перед глазами находящейся». Несмотря на это, устройство усадьбы на вершине холма имело и свои преимущества - возможность обзора многоплановых панорам.

Парк в усадьбе формировался из естественных насаждений и дополнялся высаженными дубами, липами, лиственницами, соснами, елями, березами, кленами и декоративным кустарником, На восточном пологом склоне холма был разбит большой фруктовый сад и выстроены современные по тому времени оранжереи.

Господские строения были невысокими. Они располагались на западном краю отрога. Одноэтажный с мезонином деревянный дом, выстроенный архитектором П. Д. Шретером, был просторен и вмещал много комнат, в том числе большой театральный зал и домовую церковь во имя Св. Всеволода - Гавриила Псковского, родоначальника всех Всеволожских. Слева от него стоял служебный флигель, а справа, в некотором отдалении, ресторан «Каламбурини». Все хозяйственные строения были вынесены за пределы парадной части и отделялись от нее широкой аллеей на восточной окраине плато.

Автором планировки вполне мог быть мастер архитектурно-планировочного и садово-паркового искусства Д. Буш. Ведь именно его пригласил В. А. Всеволожский для осмотра местности. Буш сразу увидел, что «здесь с малыми издержками можно сделать многое, между тем как в других местах с большими - малое».

Дальнейшим благоустройством усадьбы занимались дети и внуки В. А. Всеволожского.

В семидесятых годах был перестроен и расширен господский дом. «Внутри дом большой, частью новый, устроен с комфортом, от прежнего времени сохранилась только гостиная, выходящая на террасу, в сад. Красива маленькая, низенькая домашняя церковь в верхнем этаже с великолепными царскими вратами». [3] Таким увидел дом Н. Врангель в 1910 году.

В начале XX века было создано, наконец, искусственное озеро Васильевское у западного склона холма. В 1899 году Елена Васильевна, урожденная Кочубей, построила церковь Спаса Нерукотворного над склепом, где был захоронен ее муж Павел Александрович Всеволожский. В описании 1911 года из 53 строений выделены как наиболее ценные: «господский дом-вилла старинной оригинальной постройки с домовой церковью, каменный дом служащих, лесопильный завод, водокачка, четыре фермы». Кроме того, здесь еще сохранились служебные и хозяйственные постройки.

Последние владельцы Рябова продали много земель под дачные участки и поселки у станций Всеволожская, Рябово и Мельничный ручей, из которых со временем и сформировался город Всеволожск.

Исчезли усадебный дом и флигеля, многие хозяйственные постройки. Значительно изменился облик парка из-за развития города, деятельности сельскохозяйственного техникума и завода резиново-технических изделий, расположившихся на территории усадьбы.

Постепенное исчезновение старых деревьев, беспорядочные молодые посадки, уничтожение озера Васильевского нарушили композиционные связи. Однако, несмотря на все утраты, усадьба и сегодня является памятником ландшафтного искусства и историческим местом, связанным с именами выдающихся людей: А. Н. Верстовского, А. А. Алябьева, И. А. Крылова, Ф. Н. и С. Н. Глинки, К. И. Хмельницкого, А. А. Шаховского, П. Б. Мансурова, Я. Н. Толстого. Может быть, здесь бывал и А. С. Пушкин. Ведь братья Александр и Никита Всеволодовичи Всеволожские были его душевными друзьями. Их объединял интерес к литературе и театру, общие друзья и, наконец, общество «Зеленая лампа», созданное Н. В. Всеволожским, которого поэт называл «лучшим из минутных друзей». Это тем более вероятно, что в это время А. С. Пушкин неоднократно бывал в соседнем имении Приютино у Олениных, которые обменивались визитами с Всеволожскими.

Услышав название Приютино, нетрудно понять, что эта усадьба была небольшой, приветливой, уютной, а не респектабельной и обширной, как Рябово. Ведь облик усадьбы во многом определяют вкусы, характер, образ жизни и состояние владельцев.

Елизавета Марковна Оленина в 1795 году купила у барона Г. И. Фредерикса 776 десятин «пустопорожней» земли. Для усадьбы расчистили равнинное место у Рябовского шоссе. Уже к 1805 году была «построена мыза Приютино между речкой Лубьей и небольшим ручьем при вновь заведенной запруде», «мыза деревянная, при ней кирпичный завод». А в 1806 году состоялся первый большой театрализованный прием в честь именин хозяйки, которые отмечались затем ежегодно 5 сентября.

Из-за отсутствия достаточных средств строительство усадьбы велось в течение двух десятилетий, но зато по единому, хорошо продуманному плану. Кирпичный завод за Лубьей обеспечивал возведение всех сооружений, и постепенно деревянные строения сменились каменными, из неоштукатуренного кирпича. К 1820-м годам было выстроено два господских дома, две оранжереи, 26 хозяйственных и служебных построек. Окончательно сформировался и разросся заложенный на берегу пруда пейзажный парк.

Композиционным узлом парка стала широкая запруда, устроенная на ручье Смольном. Деревья и кустарники, обрамлявшие извилистую береговую линию, были сгруппированы так, что по мере движения вдоль берега взору открывались великолепные пейзажные «картины», порой весьма неожиданные. Во многом эффект эмоционального восприятия усиливался от зеркального отражения в воде различных построек и разных по силуэту и цветовой гамме декоративных кустов и деревьев.

Автором этого усадебного комплекса вполне мог быть большой друг семьи Олениных Николай Александрович Львов - архитектор, инженер, художник и строитель. Прямых свидетельств его участия обнаружить не удалось, однако а самом принципе формирования усадьбы улавливаются особенности его почерка, его стиль. В частности, надо отдать должное поразительному мастерству, с каким было использовано для создания старинной усадьбы довольно непримечательное природное место.

Приютино, как и столичный дом Олениных, стало культурным центром для литераторов, музыкантов, скульпторов, ученых. Частыми гостями здесь бывали А. С. Пушкин, И. А. Крылов, В. А. Жуковский, К. Н. Батюшков, М. И. Глинка, А. Г. Венецианов, О. А. Кипренский, В. Л. Боровиковский, Н. И. Гнедич и другие.

Алексей Николаевич Оленин - разносторонне образованный человек, знаток искусств, древностей, истории и литературы, директор Публичной библиотеки и президент Академии художеств, был покровителем талантов и хлебосольным хозяином. Душой общества была его радушная жена Елизавета Марковна.

Здоровье Олениных было подорвано известием о гибели в Бородинском сражении старшего сына Николая. В честь него в приютинском саду в 1813 году был установлен скромный памятник - усеченная пирамида - с посвящением Н. И. Гнедича, старейшего друга семьи. К 1820 году построен мавзолей в виде ротонды, что подтверждает и Н. И. Гнедич:

Вот здесь семья берез, нависших над водами,

Меня безмолвием и миром осенит,

В тени их мавзолей под ельными ветвями,

Знакомый для души, красноречивый вид!

Понимая, как тяжело будет близким жить здесь после ее смерти, Елизавета Марковна завещала продать имение. Покупатель нашелся в 1840 году.

При новом владельце Фердинанде Матвеевиче Адамсе все изменилось. Благодаря статье Я. Ионсена мы узнаем о бурной хозяйственной деятельности, которую развил Адаме в Приютине. [4] В 1853 году он продал имение генерал-лейтенанту Александру Христиановичу Далеру. Ни Далер, ни последующие владельцы - титулярный советник Петр Федорович Серапин и член Государственного совета Егор Абрамович Перетц - ничего в усадьбе не изменили, пользовались ею как летней дачей.

М. А. Краузе, купивший имение в 1897 году, сохранил все усадебные постройки, образцово вел хозяйство.

Сейчас в усадьбе Приютино ведутся реставрационные работы.

Недалеко от Приютина и Рябова находится усадьба Щеглова. Деревня Малая Румполова в начале XVIII века была пожалована князю Сергею Михайловичу Голицыну, но в 1740 году ее владельцами стали братья Щегловы, прапорщики Алексей и Андрей, которые создали усадьбу и дали новое название всему имению.

Последующие владельцы, очевидно, не занимались ее реконструкцией. Это подтверждает план 1849 года, сделанный при статском советнике Романе Михайловиче Михельсоне. Отличительной особенностью этой небольшой усадьбы была веерная композиция парка, охватывающего господские строения с трех сторон. Три лучевые аллеи соединились у центра - барского дома, их связывали между собой дуговые дорожки. Такая жесткая регулярность планировки наиболее характерна для XVIII века, в XIX веке она уже смягчалась пейзажно-живописными элементами.

Более точное определение дать трудно, так как в конце XIX века было осуществлено кардинальное переустройство имения владельцами баронами Медем. Центром усадьбы стал вновь выстроенный господский дом, вокруг которого раскинулся значительно увеличенный по площади ландшафтный парк с прудами и извилистыми дорожками. Остатки старого липового сада сохранились лишь к западу от барского дома.

Территория усадьбы с севера была обвалована, на юге к ней примыкал хозяйственный двор, а на востоке раскинулась поляна, плавно переходящая в склон. На нем были проведены дренажные работы, вырыты два пруда, спланированы террасы, валы, площадки для обзора. Отсюда открывалась панорама на Ладожское озеро.

Щеглово и сегодня является хорошо сохранившимся образцом усадебного пейзажного парка конца XIX века, в котором неизвестный строитель мастерски использовал природный рельеф.

Несколько восточнее Щеглова, ближе к Ладожскому озеру, расположена усадьба Ириновка. Мыза Марисельская, так она еще называлась, с деревнями Ириновка, Ваганово, Морья в середине XVIII века была пожалована Елизаветой Петровной вдове подполковника Марфе Сахаровой. А в 1773 году, как и Рябове, она по купчей перешла к И. Ю. Фредериксу. Если Рябово унаследовал сын Густав, то Ириновку - его вдова Ирина (Регина) Захарьевна, а затем ее сын Петр Иванович. В 1807 году за ним числится «мыза и при ней разные деревянные строения с садом и два стеклянных завода». Возможно, что усадьбу в Ириновке заложил И. Ю. Фредерике, который в 1812 году продал имение надворному советнику Сергею Поскочину. От Поскочина в 1842 году оно перешло к Софье Александровне Голенищевой-Кутузовой.

С 1851 по 1917 годы имением владели бароны Корфы, сначала Леопольд Федорович, затем его дети и внуки. Усадьба пришла в запустение уже в начале XX века. О ней сейчас напоминает разве что двухсотпятидесятилетний огромный одинокий дуб. Это, быть может, произошло потому, что Корфы в 1891-1892 гг. создали неподалеку новую усадьбу, рационально устроенную. Господский дом был выстроен по проекту известного архитектора И. Китнера.

Самым большим в этой части Шлиссельбургского уезда было имение Колтуши, к которому принадлежало 30 деревень. Оно было пожаловано Петром I дипломату, члену Верховного тайного совета Павлу Ивановичу Ягужинскому (1683-1736 гг.). На возвышенном берегу Колтушского озера он и устроил первую усадьбу «Зеленую мызу» и построил деревянную церковь Петра и Павла. После его смерти имение перешло в казну, а затем было пожаловано Екатериной II Григорию Александровичу Потемкину (1739-1791 гг.). В 1798 году у Казенной палаты имение купил Николай Наумович Чоглоков. Он и его потомки владели им 90 лет.

Много сил отдал благоустройству усадьбы в Колтушах Павел Николаевич Чоглоков, генерал-лейтенант, герой Отечественной войны 1812 года. Выйдя в отставку, он подолгу жил в имении, выстроил новый каменный барский дом на месте старого и новую каменную церковь, в которой и был захоронен.

Его сын, офицер Александр Павлович Чоглоков, будучи предводителем дворянства Шлиссельбургского уезда, часто наезжал в Колтуши, держал здесь театр и цирк, принимал на охотах Александра II. Он пользовался любовью крестьян, ибо еще до реформы 1861 года наделил их большими участками земли безвозмездно.

Из подробного плана 1886 года, когда владельцами были Алексей и Афиноген Алексеевичи Ильины [5], видно, что усадьба располагалась на южном берегу озера. От него к дому вела дорожка, в за домом к югу простирался регулярный сад, который на востоке переходил в пейзажный парк. К западу от усадьбы стояла церковь и при ней кладбище. Хозяйственные строения были вынесены за пределы усадьбы и занимали небольшой участок у западного края озера. План 1902 года показывает, что к тому времени сохранилось все, даже абсолютно четкая регулярность сада, разделенного аллеями на прямоугольники.

Последним владельцем имения Колтуши был потомок французских эмигрантов времен Великой революции юрист Сергей Аркадьевич де Каррьер. Он завел при усадьбе лесопильный завод, создал поселок Ильинский к югу от реки Лубьи, вошедший в черту города Всеволожска.

Сегодня она - одна из самых cтарейших усадеб Ленинградской области - почти полностью утрачена. Сохранились лишь некоторые старые деревья. Колтуши получили всемирную известность благодаря Институту физиологии, созданному здесь И. П. Павловым в 1923 году. Он расположился на северном берегу озера напротив усадьбы.

Усадьба Александровская была устроена к югу от реки Лубьи на участке, называемом Апраксин луг. Приобрел участок в 1899 году купец Роберт Андреевич Кенш. Он расчистил лесную вырубку под пашню, осушил болота, ставшие сенокосами, а лесной массив превратил в пейзажный парк, ныне запущенный. Александровская является характерным образцом усадьбы рубежа XIX-XX вв. Купцы и фабриканты не создавали новые парки, а благоустраивали имеющиеся вблизи лесные массивы и водоемы.

Усадьба Кирицкое поле была выделена из имения Колтуши. Ее создал у деревни того же названия Алексей Егорович Сафонов.

Популярным местом в конце XIX - начале XX веков была и та часть Всеволожского района, которая входила ранее в С.-Петербургский уезд. В XVIII веке здесь образовались обширные имения, которые начали дробиться уже в начале XIX столетия. Холмистый, лесистый рельеф, обилие озер, рек, здоровый климат сделали эту местность популярным дачным пригородом столицы.

Цепь усадеб тянулась вдоль Куйвозовского тракта: Оселки, Лилиентруд, Федоровна, Александровна, Софиенгоф, Матвеевская (Пери), а также Куйвози, принадлежавшие в XVIII веке князьям Урусовым, а в XIX веке разделенные на три части: Большое, Среднее и Малое. Для нас интереснее всего история Малого Куйвози, которое получило второе название Пущина горка: с 1844 по 1917 годы она принадлежала братьям декабриста Ивана Ивановича Пущина, затем детям одного из них - Николая Ивановича, который воспитал и сына Пущина. Сам декабрист жил здесь зимой 1857 года.

Деревня Гарболово, принадлежавшая в XVIII веке Петру Андреевичу Шувалову, в начале XIX века новыми владельцами была разделена на две части, в каждой из которых образовалась барская усадьба. Наиболее благоустроенной была усадьба в Малом Гарболове, где строения были каменными, сад регулярным, а парк, раскинувшийся на берегу озера, пейзажным. Еще в XIX веке отмечалась особенная красота здешнего ландшафта. Но теперь все изуродовано. Запущенность особенно больно воспринимается в усадьбах-памятниках русского садово-паркового искусства, какой являются Вартемяки, одна из самых старинных усадеб Ленинградской области.

В 1743 году мыза Вартемяки с деревнями Красная, Агалатова, Рипалова, Кавгалова, Рахта, Перемяки, Верхние и Нижние Станки была пожалована Елизаветой Петровной генерал-фельдмаршалу, участнику дворцового переворота 1741 года графу Петру Ивановичу Шувалову. Она принадлежала его потомкам до 1917 года.

Усадебные строения группировались среди зелени парка у самой Кексгольмской дороги, хозяйственные - по другую сторону шоссе, напротив усадьбы. Со временем здесь сформировалась вторая небольшая усадьба, постройки которой ныне используются как машинный двор, а дубовая роща находится в ужасном состоянии.

Ценнейший в нашей области усадебный пейзажный парк в Вартемяках сохранил свои границы и основу планировочного и объемно-пространственного решения. При его создании неизвестный автор не только учел топографические особенности выбранного места, но и выявил все его преимущества. Обилие леса подсказало широкое использование местных пород (сосна, ель, береза), что создавало впечатление нетронутого человеком пейзажа.

В 1825 году был утвержден проект церкви Св. мученицы Софии, которая была выстроена в 1834, а освящена в 1840 годах. Для церкви Шуваловы отдали прекрасное место - вершину высокой горы, склоны которой спускались к усадьбе, образуя большой заливной луг перед ней. Церковь стояла в окружении елей и пихт. Белокаменная, в классическом стиле, однокупольная, с колокольней и четырьмя дорическими портиками, церковь «парила» в открытом пространстве. Сейчас стоящий в развалинах храм отдан верующим. Службы проводятся в одном из домов, идет сбор денег на восстановление.

Очевидно, прихожанам церкви нужно отдать и усадебный парк, ведь церковная территория была объединена со старинной усадьбой. Только такое решение может охранить парк от дальнейшего разрушения.

Усадьбы Всеволожского и других районов области - памятники прошлых эпох, музей природы, быта и искусства, требуют повышенного внимания и неотложной помощи.

Примечания

1. Авторский коллектив: руководитель группы Л. Мыслина, инженеры - Е. Агрузова, О. Ермаченкова, кандидат искусствоведения Н. Глинка (Мурашова).

2. Отечественные записки. 1822 г., ее. 12, 266.

3. Старые годы. 1910 г., №№ 7-9, с. 60.

4. Труды вольного экономического общества. 1848 г., ч. 2, с. 133.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий