регистрация / вход

Развитие аграрных отношений в России

История развития земельных отношений в России. Земельный рынок, реализация земельной собственности и ее теневой оборот. Дискуссия о значении формы собственности на землю. Институционализация земельной собственности: инструментарий и проблемы применения.

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана"

Калужский филиал

Факультет"Фундаментальных Наук"

Кафедра "Политэкономии и экономической теории " (CЭ1-КФ)

Реферат

по экономической теории

На тему: "Развитие аграрных отношений в России"

Калуга - 2010

Содержание

Введение

История развития земельных отношений

Земельный рынок

Реализация земельной собственности и ее теневой оборот

Дискуссия о значении формы собственности на землю

Институционализация земельной собственности: методологический инструментарий и проблемы применения

Список литературы

Введение

Земля, ее недра, леса, животный мир и другие ресурсы составляют основу жизни и деятельности людей.

Россия обладает уникальными богатствами, созданными самой природой, и эти богатства - её земли. На всемирной выставке в Париже наши земли, богатые чернозёмом, были признаны эталоном почвы. Проблема совершенствования правового регулирования земельных отношений в России в последнее время стала одной из наиболее актуальных и широко обсуждаемых не только среди юристов, законодателей и политиков, но и в обществе в целом. Мнения участвующих в дискуссии сторон порой противоположны, но все сходятся в одном: действующее земельное законодательство не соответствует современным потребностям регулирования земельных отношений, так как Россия перешла на качественно новые отношения, а следовательно изменилось и отношение к земле. Появились различные нововведения. Одно из них - свободная купля-продажа земли. Понятие "рынок земли" на современном этапе было введено после периода, когда про него практически никто не слышал, поэтому его введение породило различные противоречия при освещение этого вопроса. Это в свою очередь возникло из-за того, что долгое время в нашей стране существовал стереотип, как поведения так и мышления, что всё общественное, а значит ничьё. Бесплатность пользования землей являлось одной из главных причин неэффективного использования в сельском хозяйстве, высокой землеемкости в градостроительстве и промышленности.

Только в этих условиях могла сформироваться ситуация, когда при массовом нерациональном землепользовании, наличии заброшенных и неиспользуемых земель создан искусственный дефицит земли для желающих получить ее под фермерское хозяйство, личное подворье, сад или огород. При наличии значительных пустующих территорий в городах, территории, занятые малоценной ветхой застройкой, занимаются особо ценные плодородные пригодные земли. Но последние глобальные преобразования и изменения системы ценностей породило некий интерес общества к земельной проблеме.

История развития земельных отношений

В России в девятнадцатом веке земельные отношения развивались весьма ускоренными темпами. Тогда в России можно было усмотреть как феодальные так и капиталистические отношения. Существовало множество форм собственности и землевладения. Правовое регулирование земель, зачастую находившихся по соседству, но принадлежащих разным ведомствам, происходило разными отраслями права. Так например земли казарм, транспорта и крепостей регулировались нормами административного или полицейского законодательства; церковные, монастырские, удельные и частновладельческие нормами феодально-сословного права, а городские земли нормами гражданского права. На этом этапе исторического развития можно было сказать, что рынок земли касался более или менее состоятельных слоев населения, да и только в той её части, где дело касалось уплаты суммы при покупке или продаже земли. Но положение резко изменилось после провозглашения манифеста 19 февраля 1861 году, в котором было объявлено, что крестьяне освобождаются от крепостной зависимости и наделяются землёй. В это время крестьяне узнали, что такое плата за землю, потому что они получили землю не в собственность, а только в пользование, хотя оно и было пожизненным. Крестьяне работали на своих наделах и платили помещику земельную ренту, кто деньгами, кто продуктами, а кто работал на помещика, только за то чтобы остаться на своей земле. Спустя полвека Россия была уже более развитой в правовом смысле страной и крестьяне, которые работали на земле как сообща (общиной), так и единолично, понимали, что земля нужна им в собственность. Этот факт сразу бы дал огромный стимул и для сохранения плодородия земли и для более бережного её использования. Так земельные отношения в России, к началу двадцатого столетия, стали приобретать иную окраску и перерождаться в более цивилизованные.

Земельный рынок

Рынок земли является неотъемлемой частью экономики любого развитого государства. В развитых странах принимаются законы, которые стоят на защите любых прав собственности, в том числе и земельной.

Землю можно свободно покупать и продавать, конечно в рамках этих законодательств. Например в США сейчас насчитывается более 630 тысяч фермерских хозяйств. Они владеют огромным количеством земли на правах собственников и производят примерно 80% всей сельскохозяйственной продукции в стране. К примеру в России фермерами производится всего 6 - 8%. Так в чем же здесь дело? Все дело в том, что что у нас в стране рынок земли фактически отсутствует, хотя право приобретения земли в собственность конституционно закреплено за жителями государства. Это происходит не от того, что люди не хотят покупать землю, а из-за отсутствия четкой законодательной базы по этому вопросу. Ведь мало кто согласится вкладывать в землю немалые денежные средства, не являясь ее собственником. В результате мы имеем на нашем рынке "засилье" импортных продуктов питания (в некоторых случаях не качественных), хотя сами можем производить продукцию, намного превышающую по качеству импортную, а по цене в 1.5 - 2 раза ниже (в районах, где все же складываются земельные отношения - Н. Новгородская область и др., цены именно такие).

Земельный рынок - одна из самых прибыльных статей доходов бюджета многих государств.

Начало XXI века характеризуется столкновением разнообразных, нередко противоположных точек зрения на различные аспекты анализа земельной собственности, формы хозяйствования на земле. С 1990 г., ставшего рубежным для экономики России, был принят целый ряд политических и экономических решений, определивших новую направленность аграрных реформ, создана законодательная база для функционирования и реализации земельной собственности, в результате чего произошли серьезные перемены в земельных отношениях. Несмотря на это, проблемы прошлого столетия не стали менее острыми, продолжается тенденция деградации российского сельского хозяйства, а единства мнений среди российских ученых о ее причинах и о способах ее преодоления так и не сложилось.

Приватизация, масштабное и "скоростное" разгосударствление собственности, проведенные с надеждой на решение значительной части задач с помощью введения частной собственности, в 90-е гг. заведомо носили отнюдь не созидательный характер, привели к возникновению неэффективных земельных собственников, к резкому падению уровня жизни российских домохозяйств. Россия, обладающая огромными земельными ресурсами, занимающая седьмую часть мирового пространства (1,7 млрд га), или 12,5% мировой территории, на которых сосредоточено 55% черноземных почв мира, снова и снова мучительно ищет ответ на вопрос о рациональном устройстве аграрных дел, и прежде всего земельной собственности. В отношении к сельскому хозяйству до сих пор продолжается политика шоковой терапии, направленная якобы на повышение конкурентоспособности отечественной аграрной экономики. В рамках этой политики сокращается государственная поддержка сельхозпроизводителей. В отличие от стран с развитой рыночной экономикой, дотационная политика по отношению к отечественному товаропроизводителю, которая должна быть направлена на обеспечение нормальных условий воспроизводства земельной собственности, не только не усиливается, но даже постепенно все больше и больше сворачивается.

Все согласны с тем, что создание новой системы земельных отношений является для России знаковым социально-экономическим явлением. Именно степень разрешения земельного вопроса, практическая реализация собственности на землю определяет успех преобразований в аграрной сфере, переживающей, как и экономика страны в целом, сложный период институциональных преобразований.

Рассмотрим проблемы, сопровождающие этот процесс в практике реализации земельной собственности в России.

Реализация земельной собственности и ее теневой оборот

Современные российские исследователи рассматривают частную собственность как перспективный путь развития земельных отношений. При этом "исторический анализ форм реализации отношений собственности опровергает идеализированные представления о частной собственности как вершине общественного развития". Институт земельной собственности получил в России законодательную государственную поддержку. Однако реформа, конституируемая Федеральным законом "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" от 10.07.2002., имеет парадоксальную общность с проведенной двести лет назад столыпинской реформой, осуществленной на основе массового обезземеливания крестьянства. Можно легко обнаружить параллели земельной реформы и с "чубайсовской ваучеризацией", в результате которой граждане, получившие право на долю государственной собственности, в действительности остались ни с чем.

На сегодняшний день приватизация сельскохозяйственных земель, охватившая 13% от общей площади земельного фонда и закрепившая большую часть из них в частной собственности, практически завершена. При этом приватизацией земель сельскохозяйственного назначения, находившихся в пользовании совхозов и колхозов, проведенной в соответствии с указами президента РФ, в собственность граждан фактически были переданы не земельные участки, а права на земельные участки, так называемые земельные доли, или паи. Большинство их владельцев - пенсионеры, работники социальной сферы села и другие сельские жители - не собирались заниматься сельским хозяйством. Вскоре они написали заявления о внесении своих паев в капитал вновь организованных АО, получив взамен тонну картошки или еще что-либо полезное, что, разумеется, несопоставимо как по ценности, так и по стоимости с полагавшейся им землей.

В этой связи были высказаны прогнозы о предстоящем вторичном перераспределении земли посредством земельного рынка с целью обеспечения концентрации земельных участков у энергичных и эффективно работающих землевладельцев. Однако сегодня проблема находит такое разрешение, последствия которого чреваты множеством негативных эффектов, тормозящих прогресс агросферы и народного хозяйства в целом. Недооценка институциональных проблем при разработке земельной политики вынуждает участников земельных операций вступать в неформальные отношения и в целом обеспечивает преимущества тем, кто имеет лучшее материальное положение и доступ к информации, и при этом ставит в невыгодное положение малоимущих. Вышеназванный Федеральный Закон от 10.07.2002., представлявший собой своего рода компромисс между нарождающимся классом крупных землевладельцев и владельцами земельных паев, не смог препятствовать тому, что на земельный рынок сегодня привлечены огромные деньги банков, инвестиционных компаний, нефтяные деньги. По данным специалистов, в процессе скупки земель оказались задействованы крупные западные средства, частично имевшие российское происхождение, а также деньги международных венчурных фондов.

Аграрное производство в России сегодня отличается низкой рентабельностью, в немалой степени из-за той аграрной политики, которая проводилась в стране в последние 15 лет. Сельскохозяйственные угодья в настоящее время не образуют земельной ренты как основы рыночной оценки (цены) земли. В результате земля скупается за бесценок.

Неизбежным следствием сосредоточения земельных ресурсов в руках крупных частных собственников будет падение жизненного уровня большинства населения, а также уровня конкурентоспособности отечественного производства. Так, известно, что инфляция издержек особенно ощутимо бьет именно по сельхозпроизводителям, которые вынуждены работать в условиях ценового диспаритета. Но наряду с этим издержки в агросфере будут продолжать расти и потому, что значительная часть средств будет затрачиваться производителями и предпринимателями либо на покупку земли у собственников, либо на выплату земельной ренты частным арендодателям, в то время как их крайне актуально было бы использовать для развития материально-технической базы сельскохозяйственного производства. "Зачем, - спрашивают Л. Резников и А. Мелентьев, - нам гальванизировать средневековый феномен - помещичьи латифундии, от которых ныне страдают даже страны, имеющие длительную историю капиталистического развития?", имея в виду ограниченную роль рынков купли-продажи земли в эффективном распределении земель и реализации земельной собственности. В России же это "будет тот собственник отечественного или иностранного происхождения, который руками наших же управляющих будет нещадно эксплуатировать наших же крестьян … за счет наших же собственных кошельков (при покупке возросшего в цене продовольствия) и вымогания с нас же повышенных налогов (для компенсации расходов на многократное повышение дотаций сельскому хозяйству), с тем чтобы обеспечить образование той ренты, львиная доля которой будет перетекать в карманы этих так называемых эффективных собственников земли, безвозвратно уходя из сферы аграрного предпринимательства".

И все же следует заметить: после 2002 г. наблюдалась активизация попыток владельцев паев выделить их из коллективно-долевой собственности. Однако оказалось, что мелким землевладельцам распорядиться участком земли практически невозможно, что объясняется, в первую очередь, наличием множества проблем при выделе земельного пая. Эти проблемы вызваны сложностью и запутанностью самой процедуры, а также незавершенностью кадастровой оценки земель, окончание работ по которой намечено на 2011 г. Сегодня в ряде местностей еще не проведено межевание земель, отсутствуют четкие границы между областями. Кроме того, большинство граждан оказываются неспособны оплатить достаточно высокие затраты по оформлению прав собственности (например, только межевание земельного участка, являющееся лишь одним из этапов процесса, стоит не меньше 10 тыс. рублей). К тому же отсутствие легального рынка и реальной стоимости земли не позволяет сегодня мелкому землевладельцу продать или заложить свой земельный участок. Этому препятствует и норма закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", запрещающая ипотеку сельхозугодий, в том числе из состава крестьянских (фермерских) и личных подсобных хозяйств), однако при этом созданы все условия для формирования теневого рынка земли.

Теневой сектор в настоящее время стал устойчивой частью экономической системы, способствующей ее воспроизводству. Более того, в связи с тем, что механизм "теневизации", активно внедряясь как на макро-, так и на микроуровне экономики, стабилизирует спрос, устраняет диспропорции, стимулирует производительность труда, не будет преувеличением сказать, что официальная экономика не может сегодня существовать без теневой, имеющей при этом устойчивую тенденцию к росту [6]. Возникновение теневого оборота земли, представляя пока, может быть, лишь верхнюю часть айсберга теневой экономики, является свидетельством того, что "теневизация" входит и в сферу земельных отношений. В сельском хозяйстве на протяжении последней четверти века сфера теневых отношений росла наиболее высокими темпами (более чем в 30 раз), оживляя конкуренцию на рынке и культивируя новые теневые отношения, расширенно воспроизводимые в области реализации земельной собственности.

Приведем некоторые данные по Республике Татарстан. Доля валовой добавленной стоимости ненаблюдаемого сектора в валовой добавленной стоимости сельского хозяйства в 2002 г. составила 72,2% (т.е. по сравнению с 2000 г. увеличилась на 11,5 пункта). В динамике ряда лет по этому показателю, в том числе по доле неформального сектора в структуре ненаблюдаемой экономической деятельности (35,2%), сельское хозяйство в списке отраслей экономики занимает лидирующие позиции.

Несогласованные тенденции роста ненаблюдаемого сектора (в том числе теневого и неформального), а также отраслевой структуры валовой добавленной стоимости сельского хозяйства в официальном секторе экономики Республики Татарстан еще более строго подтверждают наличие латентных процессов, имеющих место в сельском хозяйстве республики. Наличие указанных процессов свидетельствует о пагубности продолжения догматической веры в отдельные положения либеральной философии (XVI-XVII веков!) о том, что достаточно дать крестьянину собственность и "он нас накормит", а "остальное сделает рынок".

Прошло достаточно много времени, чтобы убедиться в том, что углубление аграрной реформы должно состоять не в том, чтобы ускорить приватизацию земли и собственности, а в том, чтобы создать условия для экономической реализации уже имеющейся собственности. При этом земля, так же, впрочем, как и другие средства производства, может быть продана или даже бесплатно передана и в собственность при условии, что предполагаемый собственник способен соблюдать основной принцип собственности - осуществление процесса воспроизводства и эксплуатации объекта собственности (земли) своими силами и за свой счет.

Земельная собственность экономически реализуется через реальный доход, получаемый от использования объектов собственности, а он зависит не только от типа собственности на землю, но и от создания условий ее экономической реализации, в частности, на основе оптимизации существующего соотношения цен на средства производства и произведенную сельскохозяйственную продукцию. Иначе говоря, "эффективный собственник" сможет проявить свое преимущество лишь в том случае, если обмен сельского хозяйства со смежными отраслями будет приближен к эквивалентному, если каждый участник агропромышленной цепочки получит ту часть конечного дохода (розничной цены продовольствия), которая соответствовала бы его вкладу, его затратам.

Сегодня 35% сельскохозяйственных организаций в России являются убыточными. Это связано с негативной ролью монополизма в отношениях между сельским хозяйством и смежными производствами, а также с отсутствием доступной для крестьянина инфраструктуры рынка, которую государство, свертывая закупки и распределение продовольствия, так и не сумело сформировать. Кроме этого, сложившийся диспаритет цен и соответствующее ухудшение финансово-стоимостных пропорций межотраслевого обмена ведут к консервации существенного дисбаланса между доходами и затратами сельскохозяйственных предприятий как причины их заведомой убыточности. Таким образом, получается, что при любой форме собственности на землю объективно сложно говорить об ее эффективной экономической реализации.

При воспроизводственном подходе собственность может быть представлена как "институционализированные на общественном уровне и воспроизводящиеся отношения, возникающие между субъектами экономической деятельности по поводу присвоения и обеспечения принадлежности ценностей". И лишь в случае, "если данные ценности расширенно воспроизводятся… можно констатировать, что сформирована высокоэффективная собственность". В этом смысле возможность экономической реализации земельной собственности в России является крайне проблематичной, а следовательно, сложившиеся модели не имеют надежных экономических механизмов реализации земельной собственности.

Дискуссия о значении формы собственности на землю

В рамках существующих альтернативных теорий собственности (континентальной, романо-германской, англо-саксонской модели спецификации прав собственности) можно выделить различные подходы к данной проблеме.

Одни исследователи убеждены в могучей целительной силе фактического установления института частной собственности и поэтому настаивают на немедленном введении частной собственности везде и без всяких ограничений, прибегая для обоснования этой позиции и к таким аргументам, как "хозяйственный инстинкт и хозяйственное творчество человека"; значение "постоянно действующих ценностных ориентаций и устремлений крестьянского сословия", а также "врожденного чувства собственности". Новейшая история капитализма подтверждает справедливую оценку роли частной собственности на землю, как фактора сдерживания капитала, данную К. Марксом более 150 лет тому назад. Многочисленные факты передачи земли в государственную или муниципальную собственность в Европе свидетельствуют о том, что причины продовольственного изобилия в наиболее развитых странах совсем не определяются наличием у них частной собственности либо частного землевладения. Подтверждением этого является то, что в ХХ в. доля государственной собственности в разных странах выросла примерно в пять раз и составляет от 42 до 65%. В России же в результате стремления во что бы ни стало разрушить государственную собственность в максимально короткие сроки и в наибольшем масштабе в процессе приватизации критерий экономической эффективности приносится в жертву политическим, идеологическим и иным неэкономическим соображениям. При этом доля государственной собственности уже на сегодня в России составляет 15-17%, что соответствует уровню слабейших колоний. Отсюда возникает отнюдь не риторический вопрос: не идет ли современная Россия в направлении, обратном современному мировому развитию?.

С другой стороны, противники частной собственности, не менее убежденные в правильности своих позиций, ссылаются на якобы исконную и ничем не устранимую приверженность российского крестьянина к патриархальным ценностям, исключающим частную собственность; утверждают, что с помощью общинной собственности на землю были сформированы основные черты русской национальной системы хозяйствования, традиции коллективного труда, эти традиции передаются от поколения к поколению, и поэтому "в современной экономике главенствующей формой собственности должна быть общественная собственность".

В своем роде промежуточной является точка зрения о том, что "слухи о частной собственности на землю в странах развитого капитала как о неограниченном праве частного лица распоряжаться ею изрядно преувеличены… по существу и здесь мы имеем дело не с частной собственностью на землю, а с частным земельным владением при общественной собственности на нее".

Хотя частная собственность на землю сегодня имеет место в большинстве стран мира, в полном смысле слова она была присуща лишь феодализму и начальной стадии капитализма, когда частные собственники были безраздельно наделены полнотой всех функций собственности. Свидетельством ограничений реализации полноты права земельной собственности в мировой практике является пересмотр в зарубежном законодательстве концепции статуса земельного собственника, направленный на резкое сокращение пределов его юридической власти. При этом в развитых странах экономическая сущность земельных отношений все чаще рассматривается в связи с задачей служения общественным интересам. По этой причине земельная собственность является одним из наиболее контролируемых и регламентируемых видов собственности, в отношении которого установлено множество ограничений, и в ее современном виде она менее абсолютизирована, чем право собственности на продукты труда.

В качестве отдельной научной позиции можно выделить растущее число заявлений о необходимости многообразия форм собственности. Так, В.В. Орлов полагает, что коренной проблемой современной России является необходимость выработки эффективной (в экономическом, социальном и других отношениях) формулы собственности как соотношения государственной, коллективной и классической частной собственности с учетом мирового опыта в ХХ в.

Следует заметить, что возникновение различных моделей земельного строя, значительное разнообразие форм землепользования и землевладения в мире было обусловлено целым рядом объективных факторов, определялось социально-экономическими, этнокультурными, историческими, природными и иными особенностями, оказавшими сильное влияние на решение земельного вопроса в конкретных странах. В рамках этих моделей в равной степени прогрессивные сдвиги могут принимать разные формы, а формы, доказавшие свою эффективность в одной стране, далеко не обязательно будут столь же эффективными в другой.

Возвращаясь к дискуссии между сторонниками доктрин частной и общественной собственности на землю, выделим следующие принципиально важные моменты.

В проектах реформирования собственности (например, бывшей социалистической, государственной и т.д.) зачастую речь идет преимущественно об изменении ее субъектов (что напоминает механизм общественной революции), о необходимости перехода собственности в другие руки. Между тем для плодотворного реформирования отношений собственности не столько необходима смена субъектов, сколько требуется изменение самой природы института собственности. Это значит, что, начиная с преобразования собственности как правоотношения, нужно перейти к преобразованию содержания собственности и, учитывая чрезвычайно сильно выраженную особенность земли как объекта собственности, перейти и к пересмотру вопроса об отношении субъекта собственности к ее объектам. Вопрос о субъектах земельной собственности может быть поставлен только в последнюю очередь. При этом в качестве формообразующего фактора следует рассматривать не субъекта собственности, а совокупность ее характеристик, таких как способы присвоения условий и результатов труда, особенности распоряжения ими, господствующий способ обмена деятельностью, основания и способы перераспределения продуктов и доходов, способы воспроизводства условий труда и собственности.

Данный подход будет полезным и при рассмотрении формирования и развития института земельной собственности. Есть основания полагать, что в течение длительного времени в сельском хозяйстве России будут сосуществовать и конкурировать фермерские хозяйства, объединенные в кооперативы по западному образцу, коллективные хозяйства (в том или ином виде), в равной мере опирающиеся на российские традиции общинного землепользования, и на определенные традиции социалистического этапа истории страны. Опыт развития двухсекторной (кооперативно-индивидуальной) модели сельского хозяйства Израиля, входящей в группу малых стран с высокоразвитой экономикой, обладающей явными признаками постиндустриального типа и глубоко вовлеченной в мирохозяйственный обмен, свидетельствует не только о возможности такого сосуществования, но и об определенных его преимуществах.

Дискуссии вокруг частной собственности на землю заслоняют от нас еще одну проблему, а именно необходимость восстановления (формирования) института земельной собственности в целом, который нельзя свести исключительно к частной собственности. Отношения собственности существуют и тогда, когда собственность на землю носит публичный, общинный характер, и в условиях, когда собственниками становятся абстрактные юридические лица, и в ситуации, когда в качестве субъектов выступает государство. Реально сложившееся положение дел за рубежом свидетельствует о том, что "успешное развитие всякого рода деятельности на земле возможно при любых формах собственности, в том числе и на основе арендных отношений (которые в развитых странах являются преобладающими)". Это объясняется тем, что "основу института собственности составляет свобода перераспределения имущественных прав между различными субъектами хозяйственной деятельности", предполагающая наделение собственника четко определенными правами и возможностью свободной передачи их любому лицу, т.е. создание свободного рынка всего многообразия прав собственности на землю.

Таким образом, для эффективного землепользования необходимо и достаточно юридически закрепить право каждого на владение землей. Как свидетельствует опыт ряда капиталистических стран, развитое сельскохозяйственное производство базируется на государственной форме собственности на землю. Система аренды, основанная на передаче права пользования, являясь весьма выгодной как для собственника, так и для арендатора, позволяет решить проблемы эффективного распределения рисков между партнерами сделки соответствующим подбором условий передачи аренды без потери титула собственника. При этом "различия между частной и арендной формами собственности по существу становятся неразличимыми". В этой связи, поскольку "важнейшей экономической формой реализации собственности, ее "плодоношения", и вместе с тем важнейшим экономическим признаком собственности являются доходы", постольку критерием определения субъекта собственности на землю является способность предполагаемого собственника самостоятельно, своими силами и за свой счет осуществлять процесс их применения и воспроизводства.

В этой связи неубедителен аргумент о том, будто право частной собственности на землю дает гарантию того, что по воле органов государственной власти земля у собственников не будет отнята или права его не будут ущемлены, а право частного владения такой гарантии не дает. Хотя передача земли в постоянную собственность, может быть, и создает более надежные стимулы к долгосрочному инвестированию, однако роль рынков купли-продажи земли в более эффективном распределении земель и реализации земельной собственности все же является ограниченной в силу следующих обстоятельств.

Во-первых, рынки купли-продажи земли, как правило, связаны с более высокими трансакционными издержками, чем арендные рынки.

Во-вторых, приобретение земли путем ее покупки требует значительных наличных средств, которых наверняка может не оказаться у домохозяйств, получающих доход только от сельскохозяйственного производства (более того, проблема обостряется в связи с отсутствием возможности получения долгосрочного ипотечного кредита для покупки участка).

В-третьих, результаты деятельности рынка купли-продажи земли в большей степени, чем арендного рынка, зависят от работы других рынков, особенно рынков сбыта и кредитных рынков10. Там, где кредитные и страховые рынки несовершенны, предложение на рынках земли может обеспечиваться главным образом за счет принудительной продажи недвижимости в обеспечение исполнения обязательств.

Таким образом, учитывая тот факт, что низкий уровень доходов, недостаток материальных средств и несовершенство кредитного рынка в России служат серьезным препятствием для получения крестьянами доступа к земле, излишний акцент на рынках купли-продажи по сравнению с арендными рынками является неоправданным, тем более было бы неразумно полагаться на рынки купли-продажи как на главное средство формирования земельной собственности. В этой связи арендные отношения следует рассматривать не только как существенный фактор роста производительности, а во многих случаях и повышения жизненного уровня, но и как источник формирования эффективной системы земельной собственности в России.

Институционализация земельной собственности: методологический инструментарий и проблемы применения

В современных экономических исследованиях при соединении принципов методологического индивидуализма и теоретического институционализма особой популярностью пользуется институционализм. Возникшая в рамках маржиналистско-институционального направления теория прав собственности, которая трактует собственность как "пучок" (набор) прав, распределенных обычно в неодинаковых пропорциях между различными лицами, придает все большее значение не столько абсолютному владению вещами как объектами собственности, сколько владению с правами использования их только как экономических ресурсов. Общая тенденция дифференциации прав собственности и формирования "пучков" правомочий идет в направлении вытеснения римско-правовой традиции собственности, для которой характерна абсолютизация концентрации всех правомочий в одном лице, англосаксонской традицией разделенных прав собственности. Указанная тенденция характерна и для развития экономических отношений в сельском хозяйстве. Однако утверждение о наибольшем соответствии теории прав собственности современному уровню развития экономики не означает устарелости классического подхода к частной собственности. Более того, теория прав собственности имеет существенные недостатки, которые могут быть преодолены путем привлечения марксистского подхода. Так, теория прав собственности, тщательно детализируя правомочия собственности, описывая экономическую необходимость их распределения и комбинации для эффективного использования ресурсов, как отмечает К.А. Хубиев, не ставит вопроса о качественной и количественной концентрации прав собственности. Между тем концентрация прав собственности является источником экономической власти, обеспечивающей возможность ее обладателю распорядиться объектами собственности и доходом от процесса их функционально-экономического бытия. Исследование проблем концентрации прав собственности нельзя не отнести к заслугам классической экономической теории, и в первую очередь марксизма. Заметим, что в теории прав собственности не рассматриваются также и такие вопросы, как природа дохода земельного собственника (арендодателя), его влияние на распределение богатства, цены и, соответственно, на спрос, хотя указанные вопросы имеют прямое отношение к исследуемому предмету.

Другое замечание связано с тем, что в ходе использования прав собственности полезность, которую могут давать блага, существенным образом зависит от величины так называемых трансакционных издержек, перспектива снижения которых повсеместно является важным стимулом для возникновения и изменения прав собственности. Однако серьезные проблемы возникают прежде всего в связи с разграничением и измерением трансакционных издержек, а также установлением реалистических норм эффективности. Кстати, в том, что вопрос о поиске социальных элементов, способствующих достижению адаптивной эффективности, пока остается открытым, признаются и сами представители институционализма. Поэтому одним из возможных способов справиться с этой ситуацией, мог бы вообще явиться отказ от любых попыток сколько-нибудь точного или системного измерения эффективности12. Например, можно просто сформулировать определения, удовлетворяющие требованиям конкретных задач по мере их возникновения. Так, при рассмотрении достоинств различных институтов можно использовать сравнительный институциональный анализ.

Однако несмотря на полезность скрупулезной оценки альтернативных институциональных устройств, обычно при этом удается сделать лишь самые общие качественные оценки, и постигнуть суть проблемы, таким образом, возможно лишь отчасти, поэтому, так или иначе, всякий раз, когда выдвигаются нечеткие определения эффективности, они могут показаться ущербными при сравнении с неоклассическим стандартом эффективности.

Следует заметить, что вопрос об эффективности использования объектов собственности (земли) и смене собственников (не являясь предметом специального внимания, скажем, при правовом подходе) для экономического подхода является главным, поскольку именно экономические критерии преобразования форм собственности выступают важнейшими для определения соответствия конкретных путей и форм преобразования собственности историческому и экономическому прогрессу, и, как показывает сегодняшнее положение дел в России, игнорирование этого обстоятельства может сопровождаться преобразованиями, приводящими к большим потерям, экономическому и общественному регрессу.

Следовательно, при всей их важности, предпосылки институциональной теории нельзя однозначно отнести к универсальным методам анализа собственности. Теория прав собственности исходит из того, что все объясняемые феномены сводятся к действиям и определяющим их правам, влияющим на поведение индивидов. Поэтому теория прав собственности стремится к углубленному микроэкономическому исследованию возникновения, преобладающей структуры, влияния и целесообразного оформления защищенных правовым или иным образом возможностей определенного обращения с благами.

Область применения теории прав собственности связана и с проблемой внешних эффектов (понимаемых как проблема недостаточно специфицированных и вмененных прав собственности, дающих повод задуматься о надлежащем в данной ситуации изменении правовой системы). С этим связаны соображения о необходимости спецификации и новом распределении прав собственности на землю. Необходимая для этого методика нацелена на приближенное к реальности обоснование и обновление неоклассической теории. При этом экономическая сила прав собственности и обусловленное ими стимулирующее и контролирующее воздействие зависит от возможности их применения, вида и масштаба деления прав с другими лицами, а также от размеров трансакционных издержек. Моменты собственности, такие как распоряжение, пользование, владение, в их единстве, реализуемом при полноте права собственности, могут рассматриваться как основа тех стимулов к эффективному хозяйствованию, которая является внутренним экономическим мотивом деятельности. Если личность безраздельно располагает всеми возможностями использования прав таким образом, что должна нести имущественную ответственность за связанные с этим ценностные последствия, то существует полная (абсолютно специфицированная) частная собственность. Чем в большей степени указанные возможности оказываются поделенными между различными лицами, тем сильнее права деятельности подвергаются угрозе "разжижения" и тем значительнее становится роль мер, нацеленных на превентивное сохранение ценности (например, в рамках арендного соглашения). При этом, если в рамках англо-саксонской модели, признающей расщепление прав собственности, предлагается рассматривать известные одиннадцать правомочий собственности А. Оноре, то, по подсчетам американского юриста Л. Беккера, возможно существование 1500 правомочий в рамках полного права собственности. В аспекте проблем земельной собственности интересно мнение С.Р. Гафурова, который считает, что правомочий собственности Оноре неполно охватывают уже сложившиеся де-факто права собственности на рентообразующие факторы, и предлагает их дополнить еще шестью, четыре из которых (права на дифференциальную ренту I, на дифференциальную ренту II, на абсолютную ренту "собственника" и абсолютную ренту "нормальная прибыль") связаны со структурой ренты.

Несомненно, даже такие базовые институты, как земельный рынок и право собственности на землю, не могут функционировать без поддержки государства. Рынок земли во всех цивилизованных странах является особым объектом государственного регулирования. Одна из главных задач государственной земельной политики, состоящая в обеспечении защищенности прав землевладения, может быть обеспечена при разных формах собственности на землю. Однако вместо установки на введение всей совокупности прав частной собственности (являющейся нередко идеологизированной), следовало бы ориентироваться на использование потенциала арендных отношений, обеспечивающих владельцам большую часть выгод, связанных с правом собственности, и сопряженных со значительно меньшими финансовыми затратами. Экономисты связывают рынки аренды земли с существенной возможностью повысить производительность труда и укрепить социальное равенство, поскольку эти рынки содействуют не связанному с большими затратами переходу земли в руки тех, кто обеспечит их наиболее эффективное использование при сравнительно низких трансакционных издержках.

Сегодняшнее положение дел в сфере аренды земли в России таково, что работники, предоставляя свою землю (земельный пай) в аренду сельскохозяйственным предприятиям и продолжая там же работать, по существу остаются их наемными работниками, а следовательно, в этом случае никак нельзя говорить об их становлении не только в качестве полноправных арендодателей, но и полноправных членов этих предприятий, не говоря уже о том, что они не участвуют в управлении предприятиями. Кроме того, как подтверждают данные многочисленных исследований, условия договоров аренды земельных долей обычно определяются не в ходе переговоров между их владельцами и руководством сельхозпредприятий, а диктуются руководителями хозяйств, которые к тому же при невыполнении условий договоров аренды со своей стороны вместо переговоров о пересмотре условий, просто отказываются от своих обязательств перед арендодателями.

В этой связи решающее значение для полной реализации возможностей, обеспечиваемых арендными рынками, будут иметь институциональные меры, направленные на повышение степени защищенности прав владения землей и снижение трансакционных издержек посредством внедрения стандартных форм договоров и совершенствования средств обеспечения их исполнения и разрешения споров, а также на более целенаправленное распространение информации. Как показывает опыт стран Восточной Европы, во многих случаях отсутствие четко установленных правил доступа к земле и неопределенность права собственности на землю негативно сказывается на инвестиционном климате. В принципе, необходимость защиты имущественных прав в аграрной сфере и состоит в том, что таким образом обеспечиваются стимулы для вложения капитала в землю и устойчивого управления ею. Страны, создавшие благоприятную институциональную среду в области земельной собственности, позволили собственникам земли лучше ее использовать и тем самым обеспечили весьма высокую инвестиционную привлекательность своей экономики. В исторической ретроспективе именно определенность права собственности на землю является одной из движущих сил, способствующих развитию коллективной деятельности, связанной с инвестированием в сфере землепользования.

Список литературы

1. Шюллера А. и Крюссельберга Х. - Г "Анализ экономических систем: основные понятия теории хозяйственного порядка и политической экономики" // пер. с нем. - М.: ЗАО "Изд-во "Экономика", 2006

2. Архангельская Н., Матвеева А. "Землю-матушку оптом и в розницу " // Эксперт. - 2006. - №6 (13-19 февраля).

3. Басалаева Е. "Проблемы формирования конкурентоспособного сельского хозяйства" // Вопр. экономики. - 2006. - №9.

4. Буздалов И.Н. "Аграрная теория: концептуальные основы, исторические тенденции, современные представления РАСН" // Всерос. ин-т агр. проблем и информатики им.А. А. Никонова. - М.: Academia, 2005. - 344с.

5. Волков С.Н. "Современное состояние и задачи землеустройства в Российской Федерации " // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. - 2006. - №4

6. Гафуров С.Р. "Анализ рентной модели экономики с позиций отношений собственности с целью раскрытия институциональных источников экономического роста" // Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2004.

7. Грандберг З.А. "Методология исследования земельных отношений и проблема их реформирования в российской Федерации. Экономическая теория: истоки и перспективы." // Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2006.

8. Грандберг З.А. "Особенности преобразования земельных отношений в России в переходный период" // М.: Финансы и статистика, 2006.

9. Макаров А.Н. "Институционализация земельной собственности в России: вопросы теории" // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. - 2006. - №7.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему