Архитектура Марокко

В сравнении с архитектурой других арабских стран марокканская заметно выделяется пышностью, вниманием к деталям. Объясняется это долгими прочными связями Марокко с Испанией.

В сравнении с архитектурой других арабских стран марокканская заметно выделяется пышностью, вниманием к деталям. Объясняется это долгими прочными связями Марокко с Испанией.

Так, грозную крепость, построенную в марокканском Рабате архитекторами-мусульманами из Испании, вполне можно принять за европейскую.

На Иберийском полуострове мавры продержались до конца пятнадцатого века, пока их не изгнали христианские рыцари.

Большая часть вытесненных из Европы арабов обосновалась в Марокко. С этого времени архитектурный стиль арабской Испании окончательно утвердился на северо-западе Африки…

Этот стиль еще называют мавританским. Очень похожие арки и мозаики я видела в Испании, во дворце Альгамбра. Улицы исторической части марокканской столицы — Рабата — выглядят совсем не по-африкански…Такие белые с голубым, дома я видела во многих средиземноморских странах… Но большинство исторических городов Марокко на Рабат отнюдь не похожи.

Обычные жилые кварталы старинных марокканских городов — того же Феса – выглядят отнюдь не так празднично. Они кажутся бессмысленным нагромождением унылых серых стен, над которыми кое-где возвышаются минареты мечетей. Забитые народом улочки — узкие, путаные, полутемные.

Площадью здесь называется любой пятачок размером с просторную гостиную. Единственный транспорт, способный продвигаться по этому лабиринту, — ослики и мулы.

Трудно себе представить, что за мрачными стенами может обнаружиться нечто достойное внимания. Однако, войдя в неприметную дверь, оказываешься чуть ли не во дворце.

Двери всех комнат городского марокканского дома выходят в риад — внутренний дворик. Летом в риаде всегда прохладно, поэтому здесь проходила жизнь всей семьи.

Несмотря на всю роскошь, стоит такой дом на удивление недорого — как половина заурядного трехэтажного особняка под Москвой.

Женская половина богатого марокканского дома: весь второй этаж занимают спальни. Как правило, посторонних сюда не пускают, а если приходят гости, их принимают внизу, на мужской половине.

Сейчас в богатых домах над риадом обычно делают прозрачную крышу и превращают его в просторную гостиную. Так что хозяева и их гости не зависят от капризов погоды. Африка Африкой, но и здесь зимой достаточно прохладно. Современные технологии, конечно, побеждают, но отказываться от традиционного жилища марокканцы не спешат.

За сотни лет марокканцы научились строить так, что их дома как нельзя лучше подходят для африканского климата. Летом в них всегда прохладно, а зимой тепло. Сейчас многие в Марокко, если позволяют средства, предпочитают жить в старых традиционных домах. Они просто приспосабливают их немного к современному образу жизни.

Телевизоры и прочие приметы современности облик такого жилища не меняют. Оно остается традиционно восточным.

Во внутреннем дворике традиционного марокканского дома обязательно есть фонтан. Он помогает хоть как-то спасаться от летнего зноя. Ведь летом температура часто достигает сорока градусов.

Традиционный марокканский дом делается из простой глины. Этот материал плохо проводит тепло, и потому в глинобитном доме летом прохладно, а зимой тепло. К тому же глина ничего не стоит — буквально лежит под ногами.

Из глины в Марокко строили не только скромных размеров одноэтажные дома. На юге страны берберы испокон века живут в глинобитных касбах. Некоторые из них выглядят как настоящие укрепленные города или замки.

Но даже в касбах глинобитное строительство практически прекратилось — их обитатели только подновляют свои жилища.

Новые дома повсеместно строят из железобетона — он гораздо технологичнее глины. Кроме того, архитекторы стремятся к новизне и современности, хотят использовать возможности современных материалов.

В результате искусство возведения глинобитных зданий лет тридцать-сорок назад было утрачено. Возродить его решил архитектор Эли Муяль. В Марракеше у него есть свое ателье.

Эли Муяль:

— Начал я с совсем маленького дома — практически кукольного. Маленького, потому что строил своими руками, проверял новую технологию, которая на самом деле очень древняя…

Я строю из глины, поэтому и макеты у меня из глины. Простой глины, беру ее прямо из-под ног. Это технология наших предков, которые использовали для строительства смесь глины и навоза. Мы ее немного усовершенствовали, кроме глины и навоза используем цемент, дерево, железобетон.

Эли Муяль показал макет небольшой типовой школы для горной деревни: их строят из камня и глины. Свет вовнутрь проникает через отверстие в своде, дождевая вода не задерживается — тут предусмотрены стоки. Стоит она не дороже бетонной. Но гораздо лучше подходит к климату.

Но Муялю уже тесно в рамках одного здания. Недавно он взялся за строительство целого поселка в нескольких километрах от Марракеша.

Это — новый тип поселка с единой планировкой. Небольшие жилые дома окружены зеленью – садами, огородами, пальмовыми рощами. Все это довольно дорого — но многие преуспевающие люди хотят жить среди природы, в доме из натуральных материалов. Строительство только начинается, а большинство участков уже раскуплено.

…На месте, где вскоре вырастут виллы, пока только бетонный фундамент. Рабочие только-только приступили к возведению стен…

Эли Муяль:

— Этому способу строительства больше тысячи лет. Рыхлую землю очень тщательно утрамбовывают в опалубке древним инструментом. Раньше для утрамбовки земли использовались деревянные колотушки — им много веков. Но мы применяем металлические. Они тяжелее — удар получается сильнее и долговечнее.

Д.С.:

— Месье Муляль, сколько времени уходит на то, чтобы сделать фрагмент стены?

Эли Муяль:

— Хорошим работникам обычно хватает одного дня.

В Марокко говорят не «изобрести велосипед», а «изобрести кирпич». Вот Эли Муяль и изобрел кирпич. Добавляя в глину пять процентов цемента, он делает такие прочные кирпичи, что их не надо обжигать — они и так выдерживают любые дожди.

Использует Муяль и глиняные кирпичи, произведенные совсем уж простым способом, применявшимся, наверное, еще в каменном веке, — это снятый и нарезанный дерн, который остается только высушить на солнце.

Технология, придуманная Эли Муялем, очень быстро стала популярна в Марокко. Теперь он выполняет заказы богатейших людей страны. Например, дом в пальмовой роще под Марракешем может обойтись его хозяину в три миллиона долларов. Один такой мне дом удалось рассмотреть поближе и побывать в его интерьерах…

…На первый взгляд дом кажется небольшим и изящным. Но это всего лишь эффект, который возникает благодаря трем застекленным аркам, образующим фасад. Внутри дом очень просторный.

Первый этаж, как это принято в Марокко — парадный. Здесь находятся столовая. И непременная в любом марокканском доме комната, предназначенная для отдыха и общения за чаем и кальяном. Называют ее марокканцы французским словом «салон» — прежнее арабское, похоже, успело прочно забыться.

И конечно же, обязательный для марокканского дома внутренний дворик. Вроде все есть — и пальма, и цветы, и апельсиновое дерево.

На втором этаже спальни — небольшие, но очень уютные… И обширная открытая терраса, с которой открывается вид на пальмовые рощи.

В них разбросаны загородные дома состоятельных марокканцев. Многие построены по возрожденной Эли Муялем старинной технологии. Парадокс: то, что когда-то было доступно каждому, сегодня могут себе позволить только богачи.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ