Проблемы развития культуры на рубеже тысячелетий в современной России

На сегодняшний день в науке существует около трехсот определений культуры. В данном докладе культура будет пониматься как форма исторической жизни человека и общества и как центральный элемент цивилизации.

Ляпустин Б.С.

Культура как явление сложное и многогранное связано множеством нитей с современным историческим процессом. Именно в ней наиболее ясно высвечиваются все противоречия и сложности развития общества. Поэтому анализ тенденций развития культуры интересен не только сам по себе, но и позволяет лучше понять процессы, протекающие в других сферах жизни общества.

На сегодняшний день в науке существует около трехсот определений культуры. В данном докладе культура будет пониматься как форма исторической жизни человека и общества и как центральный элемент цивилизации. В этом случае носителем формы исторической жизни выступает культурно-исторический тип со своей картиной мира и системой ценностей, созданных обществом, в которых отражены присущие представителям каждой цивилизации "привычки сознания", т.е. способ оценки действительности, особенности видения мира и мотивации поведения. Сама картина мира и система ценностей раскрываются через такие категории культуры, как пространство, время, жизнь, смерть, счастье, труд, богатство и т.д. Смысл и содержание функционирования цивилизации заключается в том, что каждый культурно-исторический тип в рамках своей культуры стремится гармонизировать свои отношения с миром природы, социальным миром и миром духовным. Иными словами, культура выступает как сумма правильных и неправильных ответов в рамках цивилизации на взаимоотношения человека с природой, обществом и доминирующей системой ценностей.

Современная Россия живет в сложное и противоречивое время. Распад Советского Союза знаменовал конец существования особого типа цивилизации - советской. И теперь путем проб и ошибок мучительно нащупываются пути создания новой цивилизации. В это переломное время в России столкнулись несколько типов человека, их культур и систем ценностей, сложно взаимодействующих друг с другом. Главным итогом существования советской цивилизации явилось создание нового типа человека - советского человека, создавшего особый вариант небуржуазной культуры. Его картина мира с системой ценностей складывалась на протяжении нескольких десятилетий и окончательно оформилась к шестидесятым годам. Картина мира советского человека выросла из марксистской идеологии, которая объясняла пролетариату, кто он есть и каково его место в мире. Но сейчас она стала богаче и шире своей первоосновы, и партийная идеология может занимать в ней (и то не обязательно) лишь небольшое место. А центральным элементом является своеобразное представление о пространстве и времени.

Весь мир мыслился открытым для советского человека: Сибирь и пустыни, океан и даже космос - все покорялось человеку труда. Это порождало оптимизм, чувство уверенности, хозяина своей жизни и окружающего его мира. Однако взаимоотношение с окружающей природой строилось на основе взаимоотношения господства и подчинения, что неизбежно приводило к нарушению гармонии с природой и в конечном итоге - к негативным и даже плачевным результатам.

Но с другой стороны, такое понимание пространства вело к тому, что любой уголок земли мог восприниматься им как близкий и родной: будь то республиканская Испания, революционная Куба или освобождающиеся от колониализма страны Азии и Африки.

В то же время для советского человека была характерна коммунальность, при которой теснота выступает как ценность, порождающая социальный оптимизм, несмотря на бытовые неудобства. Теснота давала непосредственное ощущение слитности с обществом и коллективом, воспринималось как реальное выражение социального равенства и демократизма в жизни. Значительно большее раздражение и даже враждебность вызывали не бытовые неудобства и скученность, которые столь тягостно воспринимаются в наши дни, а мещанство, понимаемые как тихий и теплый мирок, отгороженный от всего мира с его романтикой покорения пространства и "запахом тайги".

Человек мыслил себя только в рамках коллектива, подчиненного ему и растворенного в нем. Коллектив давал человеку естественное чувство самосохранения, защищал его от произвола бюрократии, жизненных неурядиц и ударов судьбы, которые в одиночку человеку вынести невозможно. Эта защищенность, уверенность в завтрашнем дне давала еще один источник оптимизма, окрашивала окружающий мир в мажорные тона вне зависимости от трагичности существования отдельных судеб.

В такой картине мира восприятие времени наиболее внятно и наглядно было воплощено лозунгом "Время вперед!" Оно имело конкретное начало - создание пролетарского государства - и конец - построение общества всеобщего благоденствия и справедливости (коммунизм). Советский человек был устремлен в будущее, жил и переносил тяготы ради его достижения. Такое отношение ко времени порождало в общественной психологии советского общества, спокойное, терпимое отношение к неудобствам и недостаткам (прежде всего бытовым) сегодняшнего дня, создавало обстановку энтузиазма строительства нового общества и радостное ожидание скорого прекрасного будущего.

Однако при таком восприятии времени возникала ситуация, при которой все, что было до победы пролетариата оказывалось лишенным смысла и порождало иллюзию ненужности. Это выразилось в слабости исторической и культурной традиции, в безоглядном вычеркивании из духовной культуры многого из того, что было создано в предшествующие столетия, так как ошибочно считалось, что это не нужно для плодотворной жизни и деятельности.

На основе представлений о пространстве и времени и вырастающих из них эмоционально-психологических реакций личности и сложилась система ценностей советского человека. Одно из центральных мест в системе этих ценностей занял труд. Именно он выступал как высшая нравственная ценность. Труд существовал не столько для материальной выгоды и накопления богатств, сколько как источник неформальных личностных связей: дружбы, любви, ненависти и т.д. То есть трудовая деятельность создавала тот эмоциональный фон, который выдвигал на первый план духовное общение среди близких по образу жизни и деятельности людей и который необходим человеку для комфортного, счастливого существования, и стал основой превосходства духовного над материальным.

При этом недовольство монотонностью труда, физической усталостью отходила на второй план при осознании общественной оценки значимости трудовой деятельности. Именно эта сопричастность к высшей общественной ценности приводила к утверждению у советского человека пренебрежительное отношения к погоне за деньгами, накоплению богатств как самоцели и выдвигало на первый план духовное общение среди близких по образу жизни, деятельности и мотивации поступков людей. Это ощущение равенства и породили у советского человека такие черты характера как простота, скромность, отзывчивость, добросердечие, воспринимавшиеся как наиболее значимые морально-этические качества, наличие которых только и позволяло положительно характеризовать человека.

На этой основе у советского человека сформировалось представление о счастье как о жизни в коллективе и среди коллектива, ради которого совершаются все деяния и подвиги. А в ответ человек получал гарантию социально защищенного существования для себя и своей семьи. Это сформировало одно из важнейших качеств советского человека: для него не существует разрыва между личным интересом и общественно-государственным. Советский человек дал пример гармонии человека и общества на уровне трудовых и производственных коллективов.

Эта система ценностей создала особую духовную атмосферу, породила советскую духовность. Духовность формируется только тогда, когда в рамках личности происходит слияние доминирующей картины мира и системы ценностей с нравственным имеративом. Формирование духовно богатой личности никак не завязана жестко на религиозную веру или принадлежность к какой-либо конфессии. Когда духовность оказывается сформированной, то происходит как бы встреча человека с самим собой как с культурно-историческим типом.

В советской цивилизации картина мира была пронизана светскими, атеистическими началами. И это было не только потому, что атеизм был одним из краеугольных камней коммунистической идеологии, но и потому, что в рамках советской цивилизации удалось совершенно иначе, чем в буржуазной цивилизации, решить одну из главных проблем, лежащих в основе духовности, - проблему бессмертия человека.

В отличие от христианства, предлагавшего индивидуальный путь спасения и обретения бессмертия в потустороннем мире, в советском обществе было утверждено бессмертие в реальном земном мире среди людей. Это достигалось благодаря сохранению в памяти современников и потомков подвигов и славных дел, совершенных ради родного коллектива. И надо признать, что в общественном сознании за годы советской власти успешно закрепилось представление, что счастлив и бессмертен тот человек, который совершил великое деяние ради своего общества и государства, стал героем и остался в памяти своих сограждан. А сферы, где можно было прославиться, были безграничны: воинская доблесть, трудовые свершения, научные открытия, спортивные победы, достижения в области культуры. Именно этому представлению удавалось оттеснять религиозную идею бессмертия и в месте с этим и саму религию.

Однако у советской духовности было одно уязвимое место. Она открывала простор для активной общественной позиции, но подавляла индивидуальное начало. Исключение из духовной жизни исповеди и очищения души зачастую лишало человека индивидуального душевного покоя.

Культурно-исторический тип личности возникает из реальных социально-экономических и политических структур. Но получает окончательное завершение и оформление в любой цивилизации после того, как он находит отражение в художественных образах. В СССР это было совершено в рамках стиля соцреализма, и с присуждением Нобелевской премии Шолохову, что знаменовало собой признание существования советской художественной культуры и, следовательно, советского типа человека как всемирного культурно-исторического явления.

После закрепления сложившейся системы ценностей в художественных образах тип советского человека получил самостоятельное существование уже никак не связанное с социально-экономической действительностью. И с этого момента он автоматически воспроизводится и будет воспроизводиться до тех пор, пока будет существовать художественная культура. Формирование культурно-исторического типа через художественный образ приводит к тому, что уже не бытие определяет сознание, а сознание, пропущенное через художественную культуру, взгляд на жизнь через художественный образ определяло и будет определять становление культурно-исторического типа, часто помимо и вне идеологической сферы. Поэтому тип советского человека не связан с его профессиональной деятельностью и возникает среди всех групп общества. Советский человек благодаря художественной культуре, созданной в период существования СССР, сохраняется в российском обществе и принадлежит будущему, постоянно возрождая себя в определенной части новых поколений.

Однако современное российское общество намного сложней, чем советское общество 60-х годов. Хотя советский человек остается самой многочисленной группой общества, ему противостоят другие группы общества с иными картинами мира и системами ценностей. В связи с ограниченным объемом доклада их характеристики будут даны кратко.

В России исконно существует крестьянский тип личности с его мощной традиционной народной культурой. Она базируется на патриархальной картине мира и присущей ей системой ценностей, который дошел до наших дней благодаря длительному периоду существования феодальных пережитков и, в частности, сохранению крестьянской общины вплоть до начала XX века. Крестьянское представление о времени подчинено круговороту смены времен года и связанным с ним регулярным повтором сельскохозяйственных циклов. Поэтому циклическое, двигающееся по кругу время формирует консервативный, ориентирующийся на апробированный предками и предшествующими поколениями образ жизни и хозяйственной деятельности. Прогресс и крестьянство - вещи мало совместимые, и крестьянин настороженно и даже враждебно относится ко всему новому, приносящему изменения.

Кроме того у крестьянина пространство, освоенное им, не выходит дальше околицы. Это формирует в нем возможность существования без политических структур и надстроек, и крестьянин легко передает все функции, выходящие за пределы его хозяйственной деятельности, государству. Однако в ответ он требует от государства, без которого в этом смысле не может существовать, сохранения привычного ему мира, образа жизни и деятельности.

Крестьянин, связанный с землей вековыми традициями, предстает единственным культурно-историческим типом, который находится в гармонии с окружающей природой. Кроме того, для него характерны общинные, коллективные начала, при которых индивидуализм предстает не только одиозным, но и угрожающим его устоявшемуся миру враждебным явлением, подлежащим уничтожению или изгнанию с освоенной им территории.

Однако не следует крестьянство воспринимать как отжившее и принадлежащее только прошлому явление. Его традиционная культура является основой духовности нации, гарантом культурного развития. Именно в тех обществах, где крестьянство или было уничтожено буржуазной цивилизацией, или его изначально не было, духовные и культурные кризисы поражают общества глубже и болезненней. Кроме того, традиционная культура была в XX веке обогащена деревенской поэзией и прозой, и многогранная художественная культура крестьянского типа личности с развитыми духовными началами будет и дальше оказывать влияние на воспроизводство данного типа личности в России.

Благодаря позднему развитию капитализма в России, и поскольку вся русская национальная классическая художественная культура от Пушкина и до Солженицына является дворянской, в современной России присутствует культурно-исторический тип дворянина с его представлениями о чести, достоинстве, порядочности, как обязательными чертами каждой личности. Их образ жизни, деятельности и творчества является наиболее внятным выражением служения отечеству и превалирования духовного величия над мелкой материальной меркантильностью. В количественном выражении эта группа общества немногочисленна, но именно она, в значительной мере, составляет художественную элиту России и вместе с возвращенной досоветской художественной культурой оказывает через литературу и искусство постоянное и сильное влияние на современное российское общество. Поэтому дворянский культурно-исторический тип человека, несмотря на кажущийся анахронизм, принадлежит будущему России и будет воспроизводиться наряду с советским и крестьянским.

Несмотря на различия в системе ценностей и жизненных ориентиров, эти культурно-исторические типы объединяет то, что, во-первых, они все принадлежат небуржуазным цивилизациям и, во-вторых, для них характерно неразрывное единство личного и общественно-государственного, когда наличие сильного, активно регулирующего все аспекты общественного развития государства, выступит как одна из важнейших ценностей в картине мира.

Наконец, в последние два десятилетия в нашем обществе активно формировался буржуазно-индивидуалистический тип человека, и прежде всего в среде интеллигенции и партийно-государственной номенклатуры. Этот тип человека с его превалированием индивидуальных интересов над коллективными, материальных интересов над духовными, культом денег является господствующим в западном обществе, но не в России. К тому же он выступает антагонистом как по отношению к советскому, так и к крестьянскому и дворянскому типам человека.

У буржуазного индивидуалиста картина мира сформирована особым восриятием времени, так называемым "временем бизнесмена". Носителя буржуазных ценностей интересует практический интерес и выгода сегодняшнего дня, и откладывание на завтра получение прибыли для него неприемлемо. А в его системе ценностей готовность к подвигу и самопожертвованию ради общественного блага стоит на последнем месте.

Правда, здесь не все так однозначно. Буржуазный индивидуализм не имеет в России сколько-нибудь значительной художественной культуры и тех художественных образов, которые были бы яркими и притягательными. Наоборот, и в дворянской, и в советской, и в крестьянской художественной культуре он подан только негативно. А индивидуализм, созданный художественной культурой "серебряного века", с его прославлением "почестей, доблести и славы", в своей системе ценностей ближе стоит к дворянской культуре. Это делает поле индивидуалистической культуры России, тесно связанной с либеральными идеями и ценностями, еще более узким, пестрым и противоречивым.

Вообще картина мира буржуазного индивидуалиста в России до сих пор находится в стадии становления, и это ведет к тому, что нет устойчивой буржуазной "привычки сознания", лежащей в основе стабильного и полноценного рыночного капиталистического мира. Поэтому многие предприниматели до сих пор несут в себе различные аспекты небуржуазных картин мира и их реальная хозяйственная практика далека от строгих либеральных моделей.

Таким образом, современное российское общество предстает многослойным, что неизбежно порождает многочисленные противоречия и конфликты. Ситуация усложняется тем, что ни один культурно-исторический тип не находится в присущей ему цивилизации. Советская цивилизация сошла с исторической арены, а новая еще не сложилась.

Однако, с другой стороны, нынешняя сложная социокультурная ситуация имеет и одно важное качество. Именно современная Россия имеет то, чего нет ни в одной стране мира: современная Россия с четыремя типами человека (где три из них являются небуржуазными) и с соответствующими им картинами мира представляет собой самую динамичную социальную структуру в мире, которая взаимодействуя в рамках одного общества неизбежно будет создавать и принципиально нового человека, и новую духовную культуру.

Как показал М.М. Бахтин, все развитие культуры идет через диалог культур. Новое рождается на границах, где активно взаимодействуют между собой принципиально различные образы, инаковая духовность и картины мира. И наиболее плодотворная атмосфера для этого создана в России, где среди политической нестабильности и конфликтов, доходящих до кровопролития, идет выплавление новой духовной культуры, нового человека и новой российской цивилизации.

Ситуацию в современном российском обществе позволительно сравнить с той, которая сложилась в Италии в эпоху Возрождения. Тогда в духовной жизни активно взаимодействовали элементы античной, феодальной и буржуазной культур. Но в результате появился новый культурный феномен, который по своему содержанию не был ни античным, ни феодальным, ни буржуазным. Так и для современной России можно предположить, что новая культура, складывающаяся в условиях активного диалога, не будет ни советской, ни буржуазной, ни дворянской, ни крестьянской. Это будет новая российская культура XXI века, сконцентрировавшая в себе все ценностное и значимое для всей мировой культуры.

Таким образом, объективно самим ходом исторического развития Россия в III тысячелетие входит державой-лидером в мировом культурном процессе, и на ее роль и место в этой сфере не может претендовать ни одна страна мира. А русский язык - язык мировой культуры. Но для реализации этой тенденции должна быть создана в стране благоприятная духовная ситуация.

Всем хорошо известно, что за время существования советской власти была уничтожена частная собственность, а вместе с ней и та социальная структура, которая соответствовала экономике, основанной на частной собственности, эксплуатации наемного труда и рыночных отношениях. Но вместе с этим была ликвидирована основа, порождающая присущую современному буржуазному обществу всю сферу социально-экономических интересов, а также политических и духовных устремлений, столкновения и противоречия которых успешно могут быть разрешены только в рамках существующего на Западе гражданского общества. Отсутствие социальной структуры характерной для современной промышленной цивилизации в развитых капиталистических странах и породило наблюдаемый сегодня в России "дефицит" гражданского общества. Поэтому предъявлять к российскому обществу те же требования, что и к гражданскому обществу Запада, и ждать от российского человека поведения адекватного поведению граждан буржуазного общества - это в лучшем случае утопия.

В таком случае возникает закономерный вопрос, если в России нет такого же как на Западе общества с такими же мотивациями поведения и интересами, то что же тогда есть?

Как известно, за годы советской власти построить коммунистическую формацию не удалось. Но в границах СССР сложилась новая цивилизация - советская. В ее рамках, как и во всех остальных цивилизациях в истории человечества, были сформированы новые типы социально-экономических и политических структур от семьи до государства. Но главная отличительная черта каждой цивилизации - это создание нового типа человека. И в рамках советской цивилизации новый тип человека был создан - это homo sovieticus, основа советского общества.

Современное общество и его социальные структуры являются объектом анализа различных наук. Поведение и поступки человека буржуазного общества, где превалирует порожденный рынком доминирующий над всеми мотивациями экономический интерес, успешно анализируются и предсказываются политологами и социологами. Но в обществах небуржуазных, каким было и общество советское, поведение небуржуазного типа человека, мотивация его поступков и действия коллектива или социальной группы, в которую он входит, зачастую могут показаться нелогичными и абсурдными, и, как представляется, наиболее полно могут быть поняты только через призму культурно-исторического подхода.

История культуры исследует человека как культурно-исторический тип в рамках конкретной цивилизации, поступки которого предопределены картиной мира и системой ценностей, созданных обществом.

Рассмотрим теперь, что же лежит в основе мотивации поведения советского человека.

Это предопределяет и историческое значение появления советского человека и советской цивилизации. Оно заключается в том, что СССР в одиночку на 1/6 части суши создал культурно-исторический тип, выросший из класса пролетариата, последнего в истории человечества класса, не имевшего до тех пор своей художественной культуры. Он оказался последним типом в истории человечества (так как процесс классообразования с появлением буржуазии и пролетариата закончился), создавшим картину мира, духовную культуру и систему ценностей несущих не себе печать классовой ограниченности, идеологической тенденциозности. Но зато теперь после завершения этого исторически объективного и обязательного процесса создания советского типа человека, когда все классовые ниши духовного развития оказались заполненными, перед человечеством встала реальная перспектива перехода к созданию новой общечеловеческой духовной культуры, свободной от классовой ограниченности и однобокости.

Однако, на сегодняшний день советский человек оказался в сложной ситуации. Новое государство стало для него чужим и враждебным. Он потерял не просто политическую власть, а возможность активно участвовать в общественно-государственной жизни, что является для него одним из обязательных условий существования. Советский человек оказался выбитым из привычного русла жизни.

Но самое болезненное для него оказалось то, что из-за политической и идеологической конъюнктуры оказалась публично растоптанной и осмеянной его картина мира и его система ценностей. Состояние спокойной, предсказуемой жизни, порождавшей радостное восприятие мира разрушено для советского человека. У него из под ног выбито главное, что формировало его поведение - это достижение бессмертия в земной жизни через служение коллективу. А это ведет к растерянности, чувству оскорбленности и униженности. И именно протест против этого унижения и толкает советского человека к конфронтации с нынешним политическим режимом и поиском своей ниши и места в этом кардинально изменившимся мире.

В этот сложный период естественно не могла не появиться политическая сила, которая смогла наиболее адекватно выразить интересы довольно многочисленной социальной группы - советского человека. Этой партией является КПРФ, хотя делает она это вероятно интуитивно, так как связь ее деятельности с интересами именно советского человека в программных документах не отражена. Эта связь просматривается в нескольких направлениях.

Для советского человека вся общественная и политическая деятельность, оценка происходящего выражается через традиционную коммунистическую фразеологию. Однако вкладываемый смысл довольно сильно расходится с тем, что выражали программные документы руководства КПСС, связанные с узкопартийной коммунистической идеологией. Просто через коммунистическую фразеологию советский человек выражает в привычных для себя терминах свою картину мира и систему ценностей.

Точно также и КПРФ и ее лидер Г.А. Зюганов, хотя и использует привычную коммунистическую фразеологию, тем не менее прежней коммунистической идеологии в ее реальной деятельности нет, что служит основанием для "истинных" коммунистов обвинять и партию, и Г.А. Зюганова в измене коммунистическим идеалам. С другой стороны напрасно пытаются видеть в КПРФ партию социал-демократическую. Так как социал-демократы это сторонники социалистической идей, но с индивидуалистической картиной мира. У Зюганова не произойдет ни скатывания к однобокости коммунистической идеологии, ни к конформизму социал-демократии.

Так как советский человек - это явление созданное только в рамках СССР, то и КПРФ будет связана всегда с социалистической идеей и защитой национальных интересов одновременно, но не с пролетарским интернационализмом в его ортодоксально коммунистической трактовке.

В принципе КПРФ стоит на пороге создания партии нового типа, которая будет руководствоваться не классовой идеологией, т.е. тем, что исторически отжило, что не имеет в России социальной основы, а непосредственно выражением картины мира защищаемого ей советского типа человека. В этом ее сила, так как это необходимо в настоящем и будущем, что дает ей основу для длительного существования, но в этом и ее ограниченность, так как она не может выражать интересы остальных культурно-исторических типов.

Таким образом, советский человек это сложное и противоречивое явление сегодняшней России, но это реальная социальная сила, интересы которой нельзя не учитывать, какую бы сферу деятельности мы ни затрагивали.