регистрация / вход

Эволюция традиционного китайского жилища

Конструктивные особенности жилища: неолита;эпохи бронзы; первых веков нашей эры. Эволюция интерьера. Сельское жилище Северного Китая; сельское жилище Южного Китая; традиционное городское жилище.

Курсовая работа студентки 883 группы Белоусовой Полины.

Новосибирский Государственный Университет.

Гуманитарный факультет.

Кафедра востоковедения.

Новосибирск, 1999 г.

I

Жилище – это область культуры, которая формировалась в течение длительного времени. На развитие жилища оказали влияние многообразные факторы.

“Не зная, в каких домах жили люди в определенную историческую эпоху, нельзя составить достаточно яркого и конкретного представления о самой этой эпохе.” Знание жилища помогает решению многих проблем этногенеза, хозяйства, семейного и общественного быта, верований, искусства.

Одной из наиболее древних форм жилища является щит, или заслон, которым первобытный человек, останавливаясь в поисках пищи в каком-либо месте на короткое время, защищал свой костер от ветра и дождя. Сверху всегда оставалось отверстие для выхода дыма. Позднее, в условиях умеренного, жаркого и теплого пояса человек стал выбирать для жилья природные пещеры в скалах, подходящие для жизни. Из древних китайских источников известно, что существовали две первобытных формы жилища: гнезда и пещеры.

Письменные источники дают возможность представить, как создавались гнездовые жилища – главная форма жилища в условиях жаркого пояса.

При помощи каменных топоров люди делали на дереве развилину – опору для гнезда – и устилали ее листьями и травой. Сверху устраивали густой полог из веток и листьев, защищавших от дождя и ветра. Сначала устраивали навес на одном большом дереве, затем стали объединять несколько небольших соседних деревьев и между ними делали гнездовое жилище. Постепенно люди научились срубать деревья и на подходящем для жилья месте строить гнездовые жилища из обработанных человеком стволов, Такие гнезда часто сооружались по берегам сырых и топких болот при этом использовался метод забивки, между столбами устраивалась жилая комната.

В палеолите существовали также жилища на открытой местности – большие круглые, овальные дома, каркас которых составляли кости крупных животных. Сверху каркас покрывали шкурами зверей. Очагов в жилище было много. Самые ранние – дома с одним очагом, затем с двумя, тремя и так далее. Увеличение числа очагов в больших домах отражало деление большой семьи на малые семьи.

Первичная общественная ячейка – община – состояла из нескольких семей, которые часто жили в больших жилищах (10 на 15 метров).

В то время существовали переносные жилища для охотников, вынужденных следовать за передвигавшимися животными. Остатки этих жилищ – круглые земляные насыпи или каменные валы диаметром 3-4 метра. На такую насыпь ставили колья, которые покрывали шкурами животных. Элементы этого дома могла легко переносить небольшая группа людей даже без использования саней или животных.

С течением времени люди перешли к оседлому образу жизни. Постоянные жилища появились тогда, когда люди смогли обеспечить себя определенным пропитанием.

Переселяясь, люди несли на новые места свою культуру, материальную и духовную. Жилище – один из важнейших элементов материальной культуры каждого народа. Оказавшись в новых условиях, люди старались использовать свои прежние знания и опыт в строительстве.

На разных этапах развития общества жилище выполняло разнообразные функции. Первоначально оно служило для изоляции людей от неблагоприятных природно-климатических условий. На протяжении длительного времени жилище сохраняет ряд традиционных функций, выступая как место ведения домашнего хозяйства, приготовления и потребления пищи, удовлетворение различных бытовых нужд.2

Разнообразие типов жилища определяется прежде всего особенностями хозяйственно-культурных типов и историко-этнографических регионов.3

Огромная протяженность Китая, как в меридиональном, так и в широтном направлении, разнообразие рельефа и климатических условий, неравномерность социально-экономического развития разных районов вызвали возникновение в этой стране многих хозяйственно-культурных типов, из которых большинство существовало здесь в конце XIX – начале XX веков, и существует в настоящее время, другие же сохраняются только в форме отдельных пережитков. Территория современного Китая может быть отнесена к двум крупнейшим историко-этнографическим регионам: весь восток страны, тяготеющий к Тихому океану, принадлежит к Восточноазиатскому региону, тогда как ее западная часть (почти вся Ганьсу, внутренняя Монголия, Тибет, Нинся-Хуэйский и Синьцзян-Уйгурский регионы) входит в состав Центральноазиатского региона. На востоке Китая отчетливо выделяются две историко-этнографические области – северокитайская с умеренным относительно сухим климатом, и южнокитайская с более теплым и влажным климатом, местами имеющим субтропический характер. Граница между этими областями проходит примерно по водоразделу между Хуанхэ и Янцзы. Крайний юг Китая (провинции Фуцзянь, Гуандун, Гуанси и Юньнань, а также остров Тайвань) историко-этнографически теснейшим образом связаны с соседними Юго-Восточноазиатским регионом, к которому он принадлежал по крайней мере до первых веков новой эры. В пределах Центральноазиатского историко-этографического региона могут быть выделены Монгольская, Восточно-туркменская (Синьцзянская) и Тибетская области. В Китае в наши дни чисто кочевых этнических общностей нет. Подавляющее большинство народов страны, включая в первую очередь самих китайцев (хань), издавна ведёт оседлый образ и принадлежит к развитым хозяйственно-культурным типам с пашенным земледелием, в составе которых могут быть выделены типы с интенсивной обработкой земли, огородничеством, садоводством и ограниченной ролью скотоводства (преимущественно на северо-востоке), с интенсивным орошаемым земледелием (главным образом заливной рис) и очень слабым развитием скотоводства (преимущественно на юго-востоке), с пашенным иригационным земледелием и заметным развитием скотоводства в условиях аридной зоны (в первую очередь на западе). У всех народов Китая, принадлежащих к перечисленным выше хозяйственно-культурным типам, господствуют постоянные, хотя и разнообразные жилища, большей частью отличающиеся сложностью архитектурных приемов и внутреннего членения. У некоторых малых народов Гуанси, Гуйчжоу, Юньнани и Южного Тибета, а также острова Тайвань пережиточно сохраняются варианты хозяйственно-культурных типов палочно-мотыжных земледельцев теплого пояса с подсечно-огневым земледелием и конструктивно более простым, нередко свайными жилыми постройками.

Для степей и полупустынь аридной зоны умеренного пояса Центральной Азии характерен хозяйственно-культурный тип полукочевых и полуоседлых скотоводов-земледельцев с переносными, разборными жилищами в форме юрт различных видов. На высокогорных плато Тибета распространен другой тип хозяйственно-культурный тип кочевников и полукочевников – с прямоугольной черной палаткой на растяжке с “воротами”. На крайнем на северовостоке Китая (в Маньчжурии) до последнего времени у сунгарийских нанайцев (хэч-хэ) еще бытовали в отдельных местах землянки и полуземлянки, аналогичные жилищам оседлых рыболовов бассейнов больших рек и морских побережий Дальнего Востока. У другого тунгусоязычного народа Северного Китая, обитающего на востоке Внутренней Монголии, так называемых ороченов, в качестве временного жилища охотников можно встретить конический чум, характерный для таежных и тундровых оленеводов Сибири. К числу жилищ, по своему происхождению связанных с хозяйственно-культурными типами охотников и собирателей, незнакомых с земледелием и скотоводством, надо отнести также легкие шалаши из тростника или бамбука, еще недавно бытовавшие кое-где у Куцун Юньнани или острова Хайнань. Таким образом, как хозяйственно-культурные типы народов Китая, так и связанные с ними формы жилищ отличаются крайним разнообразием.

Рассматривая вопрос о влиянии природных условий на складывание типов древнего жилища, нужно иметь в виду, что внешняя среда не осталась неизменной на протяжении тысячелетий. Температурный режим на территории восточной части Евразии достигал максимума в IV-III тысячелетиях. Потом началось постепенное понижение среднегодовых температур, достигшие на границе нашей эры современного уровня. Позднее, приблизительно в XII-XIII веках, температурная кривая достигла своего перигея, а затем началось постепенное потепление. Эти изменения способствовали перемещению границ между тремя основными природно-климатическими регионами рассматриваемого региона.

Первая из этих зон, характеризующаяся степными и лесостепными ландшафтами, занимает северную часть Восточной Азии – от Тянь-Шаня на западе до територии современной Манчжурии на востоке. В I тысячелетии до н.э. здесь произошел переход населения от хозяйственно-культурного типа, основанного на охоте и собирательстве, к кочевничеству.

Вторая зона захватывает основную часть Восточной Азии, включая Корейский полуостров и Японию. Эта территория стала колыбелью одного из древнейших мировых очагов земледельческой цивилизации. Первоначальные центра земледелия исторически связанны здесь с долинами крупных рек. Начиная с V-IV тысячелетий, вплоть до середины I тысячелетия до н.э. на этой территории господствовал хозяйственно-культурный тип земледельцев умеренного и субтропического пояса, характеризовавшийся применением простейших (преимущественно деревянных) копательных орудий, возделыванием чумизы и отсутствием искусственного орошения. В результате развития производительных сил, приведшего к широкому распространению железных орудий труда, в VII-V веке сначала в Хуанхэ, а затем и на смежных территориях произошел переход к хозяйственно-культурному типу плужных земледельцев умеренного пояса. Помимо поим рек, освоенных еще в неолите, здесь начинают возделываться и твердые почвы лессового плато, до того времени сплошь покрытого лесами. Применение пахотных орудий типа рала, а затем и плуга с железным лемехом, использования на пахоте тягловой силы быков и коров привели к резкому расширению обрабатываемых земель, что, в свою очередь, определяло сокращение площади лесов.

Третья зона включает территорию современного Южного Китая и исторически тяготеет к соседнему Юго–Восточноазиатскому историко-этнографическому региону. Здесь в условиях субтропического и тропического климата начиная с эпохи неолита развивалось ручное подсечно-переложное земледелие, основанное на культивировании клубнеплодов и корнеплодов, а затем и зерновых культур (прежде всего риса). В силу исторических, а отчасти также и естественно-географических условий переход к хозяйственно-культурному типу пашенных земледельцев произошел здесь сравнительно поздно, по-видимому не раньше первых веков нашей эры.

Ландшафтно-климатические условия оказывали существенное влияние на формирование типов древнего жилища не только в отношении его конструктивных особенностей, но и в плане тех строительных материалов, которые применялись в этом регионе. Особенно наглядно это прослеживается в центральной зоне, где исторически сформировался китайский этнос. Специфика лессового плато, первоначально обильно поросшего лесом, при отсутствии удобных для разработки выходов скальных пород определила ставший затем традиционным набор основных строительных материалов, включавших, с одной стороны, глину, с другой – деревянные детали. В более южных районах дерево стало абсолютно преобладающим материалом, причем наряду с ним значительную роль играл также бамбук.

Из всего выше перечисленного можно сделать вывод, что основные этнокультурные особенности китайцев имеют сходства в культурах многих других народов Восточной Азии. Это говорит о том, что исторические судьбы данного региона имеют много общего, а также объясняет, почему в традиционных жилых постройках разных народов Восточной Азии имеется много сходных специфических черт.

II

а) Ряд археологов (например А.А. Формозов) считают, что не стоит уделять внимания археологическим данным о неолитическом жилище для разработки проблем этнической истории. Но, по-моему мнению, будет правильней согласится с М.В. Крюковым, который говорит о том, что в какой-то степени данные о жилище могут быть использованы по этой теме.

О китайских жилищах неолитического населения некоторое представление дают раскопки в северо-восточной части Внутренней Монголии, в бассейне теки Шара-Мурэн. Здесь близ города Луньдун в 1962 году было обнаружено поселение, датируемое II тысячелетием до н.э. Характер каменных орудий микролитического облика, наличие костяных наконечников стрел, следы гаданий на костях животных позволяют полагать, что люди, оставившие эти памятники, занимались преимущественно охотой и, возможно, собирательством. На территории поселения раскопано 37 оснований жилищ.

Все жилища расположены на южном склоне холма и несколько углублены в землю таким образом, что задняя, северная вертикальная поверхность ямы служила упором для каркаса из нескольких столбов. Промежутки между столбами заполнялись глиной, смешанной с травой. В центре жилища располагалась неглубокая яма, выложенная плоскими камнями.

Археологи полагают, что в I тысячелетии до н.э., с переходом населения лесостепных и степных районов Монголии к кочевому хозяйству, происходила эволюция жилища от примитивных полуземлянок к более специализированным формам, приспособленным к частым сменам мест обитания.

С.И. Вайнштейн, изучавший историю жилища степных кочевников Евразии, предлагает именовать такое жилище “шалаш хуннского типа”. восстановить внешний облик его оказывается возможным благодаря анализу письменных свидетельств древнекитайских авторов, сопоставляя их с дошедшими нас изображениями, относящимися к рубежам нашей эры.

Шалаш хуннского типа представлял собой остов, сплетенный из ивовых прутьев и покрытый сверху войлоком. В древнекитайских источниках такой тип жилища именуется цюнлу. “Выдали меня замуж на край света, в далекую чужую страну, за усуньского царя, - писала, например, во II веке до н.э. древнекитайская принцесса, цюнлу служит мне домом, войлок – стенами”. На то, что такой шалаш имел полусферическую форму, указывает этимология слова цюнлу: этот термин записывался древнекитайскими иероглифами, имеющими значение “округлая поверхность”, “свод”.

В V-III тысячелетиях на территории бассейна Хуанхэ и сопредельных районов существовало несколько неолитических культур крашеной керамики, связанных между собой генетически или территориально: яншао – в среднем течении Хуанхэ, мацзяяо – в ее среднем течении, цюйцзялин – в бассейне реки Ханьшуй, цинляньган – в современных провинциях Цзянсу и Шаньдун.

Чтобы найти различие между жилищами этих культур, археологи предлагают следующую классификацию:

1. Размещение относительно поверхности земли:

А. Полуземлянка.

Б. Наземное жилище.

2. Форма жилища в плане:

А. Округлое.

Б. Прямоугольное или квадратное.

3. Планировка жилого пространства:

А. Однокамерное жилище.

Б. Многокамерное жилище.

4. Конструкция очага:

А. В яме.

Б. На поверхности пола.

5. Расположение очага:

А. У входа.

Б. У стены.

6. Наличие оперных столбов внутри жилища:

А. Есть.

Б. Нет.4

Некоторые признаки жилища трансформируются на протяжении неолитического времени, другие – остаются сравнительно стабильными.

В целом для неолитического жилища этого региона свойственны некоторые общие черты, в частности абсолютное преобладание жилищ прямоугольной формы и каркасно-столбовой конструкции. Вместе с тем территория верхнего и среднего течения Хуанхэ может быть разделена на три достаточно четко различимых ареала для каждого из них характерны жилища одного и того же типа.

Первый ареал – прежде всего бассейн Вэйхэ вплоть до Саньмэнься на востоке. Он связан с культурой яншао в двух ее основных вариантах баньпо и мяодигоу. Типичной для этой культуры является квадратная полуземлянка с одним или несколькими опорными столбами внутри нее, очажной ямой перед входом.

Близок к этому тип жилища, распространенный в верхнем Хуанхэ. Наиболее существенными конструктивными отличиями этого последнего типа является то, что очаг устраивался не в углублении пола, а на его поверхности, зачастую даже на небольшом возвышении.

Третий ареал охватывает большую часть западной Хэнани и связан с памятниками типа циньванчжай. По всем основным признакам жилище этого ареала существенно отличается от двух предыдущих типов: оно, как правило, многокамерное; внутри его отсутствуют опорные столбы; очаг устраивался обычно у одной из стен.

Таким образом, с точки зрения типологии жилища западная часть центральной зоны оказывается более тесно связанной с западной, нежели с циньванчжаем.

Однако жилище, зафиксированное в слое Мяодигоу II, относится к совершенно иному типу, нежели в циньванчжае. Это, по-видимому, указывает на то, что возникновение раннего луншаня в среднем течении Хуанхэ не было результатом лишь трансформации местного варианта культуры крашеной керамики. В процессе формирования луншаня принимал участие еще какой-то компонент, вероятнее всего, более северного происхождения. Этим объясняют тот факт, что раннее луншаньское жилище – полуземляночного типа, который к этому времени перестал существовать в долине Хуанхэ. Он был вытеснен наземными жилищами.

б) На протяжении нескольких тысячелетий типы жилища, распространенные на Среднекитайской равнине эволюционировали прежде всего в плане вертикального развития – от жилища углубленного в землю, к наземному, а затем – к строению, возводимому на стилобате.5 Как показывают археологические исследования, представители низших слоев общества жили в эпоху Инь по-прежнему в полуземлянках. Внешним же признаком социального статуса знати были жилища, сооружаемые на утрамбованной земляной платформе, т.е. стилобате.4

Значительно изменились за долгое время техника возведения жилищ и соответствующие материалы. Если в неолите стены обмазывались глиняным раствором, то в Инь получает распространение техника трамбовки земли, использовавшаяся для сооружения как стилобата, так и стен. Для этого в раму, сделанную из вертикально поставленных досок, засыпалась земля, которую, затем трамбовали специальными битами, после чего рама снималась:

“досками место для стен обнесли,

крепко меж досок набили земли [Шицзин]”

Крыши в то время по-прежнему сначала обмазывались глиной, а затем крылись тростником, соломой или другим сходным материалом.

Начало изготовления черепицы относится в Китае к X-IX векам до н.э. В частности, поблизости от столицы Чжоу было найдено большое скопление обломков черепицы раннечжоуского времени. Широкого применения она не получила.5

Несмотря на значительные изменения в строительной технике, древнекитайское жилище сохраняло некоторые существенные черты, сформировавшиеся еще в глубокой древности и просуществовавшиеся почти в неизменном виде вплоть до рассматриваемого времени.

О зданиях иньского времени можно судить по их сохранившимся основаниям. Известно, что под столбы каркаса иньцы подкладывали каменные базы. Данные “шицзина” и “цзочжуаня” прдчеркивают, что дом не может существовать без продолных балок и поддерживающих их столбов – колонн. При описании строительства храма прежде всего упоминается о столбах и балках:

Нынче по склонам на гору Цзин-шань поднялись: сосны и туи на ней устремились ввысь. Мы их срубили, сюда привезли, а потом, их окорив, обтесали стволы топором. Толстые балки длинны оказались такой, как надлежало. Со множеством мощных колонн храм завершили… (Шицзин)5

Жилое помещение представляло в эпоху бронзы прямоугольное основание, ориентированное по сторонам света таким образом, что длинная сторона его, где был расположен вход, была обращена к югу. Основу каркаса составляли расположенные по периметру столбы. На них находились балки – две поперечные и три продольные. Слеги, закреплявшиеся на продольных балках, составляли основу крыши. Наиболее типична была двускатная крыша. Широкое распространение получает кровельная черепица двух видов – плоская и полуцилиндрическая.

Как и ранее, древнекитайское жилище воздвигалось прямо на грунте, однако состоятельные слои общества предпочитали строить дома на стилобате. Для того чтобы попасть в такой дом, нужно было подняться по ступеням, ведущим к главному входу. Эта особенность конструкции жилища нередко использовалась в метафорах и сравнениях: “Авторитет правителя подобен залу, его подданные – ступеням, а простолюдины – основанию дома.”

Внутренняя планировка жилища отражала уровень благосостояния хозяев. Идеалом, к которому стремился каждый состоятельный хозяин, была трехкамерная планировка: центральная комната служила местом приема гостей, две боковые – внутренними покоями.4

Особенности природных условий в южной зоне (жаркий субтропический и тропический климат, значительная влажность) обусловили возникновение здесь специфических форм жилища, хорошо приспособленных к внешней среде. Наиболее характерной для этой зоны стали свайная конструкция.

Археологические находки остатков древнейших жилищ, обладающих признаками свайной конструкции, были сделаны в 1973 году во время раскопок поселения около Хэмуду. В культурном слое этого поселения, относящегося к южному варианту культуры цинмяньчан и датируемого V тысячелетием да н.э., обнаружено большое число деревянных деталей жилищ.

Широкое распространение свайных построек было характерно для территории современного Южного Китая и севера Вьетнама в эпоху бронзы. Описания свайных жилищ, бытовавших у предков тайских и мон-кхмерских народов, содержаться в китайских исторических источниках V-X веков. Так, в династийной истории “цзютаншу” (X век) следующим образом характеризуются особенности жилищ народа ляо: “Испарения почвы во множестве вызывают здесь злокачественную лихорадку, а в горах растут ядовитые травы и водятся вредные насекомые и змеи. Поэтому люди живут в свайных постройках; для того чтобы попасть в них, необходимо подниматься по лестнице.” В источниках этого времени отмечается также, что пространство под сваями используется в таких жилищах как помещение для скота.

в) Если в эпоху древности жилище могло существовать самостоятельно, то уже в первые века нашей эры оно стало являться неотъемлемой частью усадьбы.

Усадьба была основной единицей застройки как сельского поселения, так и города. Окруженная стеной, она была изолирована от внешнего мира. Простейший тип усадьбы состоял из двух жилых помещений, соединенных вместе в виде буквы “Г”. Часто к ним присоединялось еще отхожее место, и, будучи дополнена стеной – забором, такая усадьба получала в плане форму квадрата и представляла собой замкнутый дворик.

С течением времени усадьбы становились сложнее. Подсобные и хозяйственные постройки, находящиеся на территории усадьбы, обеспечивали ее обитателям все насущные нужды повседневной жизни.7

При всем разнообразии облика усадеб среди них преобладают комплексы с основным жилым помещением.

Деревянная модель жилого дома, обнаруженная в погребении XI века близ Факу, детально воспроизводит конструкцию типичного для того времени богатого жилища.

Основу каркаса дома составляли расположенные по периметру прямоугольника (259 см * 168 см) четыре угловые и шесть промежуточных колонн – столбов высотой 102 см.

Столбы каркаса были поставлены в доме не абсолютно вертикально, а с небольшим наклоном внутрь здания. Крепившееся на столбах каркаса балочное перекрытие поддерживало крышу, представлявшую собой комбинацию двускатного и четырехскатного вариантов.

В окна, занимавшие всю ширину проемов между промежуточными и угловыми колоннами, были вставлены рамы с шестью вертикальными планками (с внутренней стороны к рамам прибивались тонкие дощечки, имитировавшие оконную бумагу). Двустворчатая дверь подвешивалась к промежуточным фасадным колоннам на четырех металлических петлях.

Весьма характерны окружавшая дом открытая галерея с резной балюстрадой, а также украшавшие конек крыши керамические изображения мифических животных. Формы и размеры этих украшений были строго регламентированы уже с VI века.

Сельское жилище отличалось своей простотой. Стены домов были сделаны из плетеного бамбука или камыша и поэтому толщина их невелика; сверху их обмазывали глиной и белили.

Бамбук использовался и для изготовления оконных рам. На крышах некоторых домов циновки, закрепленные на деревянных местах. Выступая за край крыши, они предохраняли стены от прямых струй воды в дождливую погоду. Циновки и щиты из плетеного бамбука применялись и для сооружения заборов.

III

Одним из важнейших изменений в интерьере жилища стал распространившийся в Северном Китае обычай сооружать отапливаемую лежанку – как, характерную для современного традиционного северокитайского жилища.

Древним китайцам отопительные приспособления типа кана были неизвестны.6

На кане все члены семьи проводят значительную часть времени – спят, едят, работают и отдыхают. На нем подсушивают отсыревшею муку, крупу, зерно и т.д. Кан застилается циновками, сплетенными из тростника. Иногда весь кан застилают одной большой войлочной подстилкой, которую стелят прямо на глиняную штукатурку кана.8

Хотя применение кана и стало со временем неотъемлемой чертой быта северных китайцев, к коренным изменениям в китайском интерьере привело появление других предметов домашней обстановки, ранее совершенно не свойственных китайскому жилищу, - стола ни высоких ножках и стульев.

Вплоть до первых веков нашей эры вся совокупность навыков бытового поведения древних китайцев была связана с использованием пола как основного уровня жилого пространства. Манера сидеть на циновке, постеленной прямо на полу или на низеньком топчане, обуславливала полное отсутствие мебели, сколько-нибудь значительно возвышавшейся над поверхностью пола: ели древние китайцы на невысоких столиках, домашние вещи хранили в сундуках или плетеных корзинах и т.д.

В III-VI веках у древних китайцев распространился обычай пользоваться раскладными сиденьями, на которых сидели, не подогнув под себя ноги, а свесив их вниз. Однако в это время такого рода сиденья еще не стали постоянными компонентами интерьера: ими пользовались либо вне дома, либо в сугубо неофициальной обстановке, складывая и убирая их после употребления. Распространение обычая сидеть в жилом помещении на стульях повлекло за собой изменения в других предметах домашней обстановки. Это коснулось прежде всего стола: начиная с X-XI веков в употребление входят столы на ножках.

Столы на высоких ножках стали употребляться не только для трапезы, но и для приготовления пищи. В предшествующее время китайцы готовили обед сидя на полу.

Поскольку пол перестал теперь быть основным “культурным горизонтом” интерьера, не только столы, но и другие предметы обстановки обнаруживают тенденцию к увеличению своей высоты и, таким образом, приподнимаются над поверхностью пола. Это относится, в частности, к сундукам, в которых хранили домашний скарб.6

Анализ китайского интерьера ведется на трех уровнях: первый уровень отражает фундаментальные представления о мироустройстве, на втором – определяется место и роль человека в космосе, третий уровень характеризует отношение человека к природе и обществу. Единство этих трех уровней представляет собой образ действительности, который моделируется в китайском интерьере.9

IV

Конструктивные особенности древнего восточноазиатского зодчества сохранились до наших дней.

Однокамерная каркасно-столбовая постройка, обычно небольшого размера, со входом и окнами в фасадной торцевой стене, обращенной на юг, является наиболее архаичным и простейшим по плану видом жилища. Новые жилища такого типа теперь попадаются только в необжитых и целинных районах как первый этап строительства новоселов. Двухраздельное жилище развилось в процессе постепенного усложнения горизонтальной планировки простейшего однокамерного жилища, когда жилое помещение стало разделяться перегородкой, впоследствии превратившейся в сплошную стенку. В результату этого разделения на две комнаты, давшего заметные бытовые удобства обитателям дома, возникла необходимость расширения жилища. А это в свою очередь заставило переместить дверной и все оконные проемы из торцевой стены в продольную. Тем самым изменилась и фасадная сторона постройки. Возможно, что такое перемещение было вызвано еще и желанием максимально использовать все преимущества, предоставляемые большей площадью продольной стены. Перенос световых проемов на эту сторону здания давал возможность увеличить их объем и намного улучшить освещение и вентиляцию всего жилого помещения. Кроме того, это позволяло лучше использовать солнечное тепло.

Более сложный комплекс представляет жилище, сложившееся с течением времени в результате роста семьи и увеличения ее благосостояния. Это трехраздельная постройка с входом посредине, через кухню, которая соединяет два жилых помещения, расположенных по одной оси, с западной и восточной сторон. Для нее характерно симметричное расположение жилых комнат по обе стороны от передней (кухни), а также оконных проемов по обеим сторонам входной двери. Встречаются в деревнях (особенно на юге) и различные формы многораздельного жилища, состоящего из нескольких (иногда даже многих) комнат, разделенных легкими перегородками или капитальными стенами. Однако общие черты китайского варианта восточноазиатского типа жилища – каркасно-столбовая конструкция, бесстропильное покрытие, земляной пол, входная дверь и окна на длинной фасадной стороне, обращенной, как правило, на юг, и др. – сохраняются и в этих случаях.

a) В северных провинциях основным видом жилища широких крестьянских масс является одноэтажный дом каркасно-столбовой конструкции со стенным заполнением из различных строительных материалов. При этом стены и каркас часто обмазывают глиной, а двухскатную крышу делают высокой с глино-соломенным или черепичным покрытием.

Вертикальные столбы каркаса на севере Китая являются основой стен, но заполнение последних с этими столбами органически не связано. Промежутки между столбами заполняют заполняют наиболее доступным в данном районе местным материалом: длинными жгутами травы, вымоченной в жидкой глине, саманным, реже обожженным, а иногда и дерновым кирпичом. Если стены не кирпичные, то их промазывают с обеих сторон глиной и делают по возможности гладкими. В лесных районах северо-востока стены нередко делают из горизонтально уложенных тонких бревен или плах, концы которых вставляют в пазы столбов каркаса, а потом стены обмазывают глиной. На северо-западе – в Шэньси, Ганьсу, Цинхае, Нинся-Хуэйском автономном районе – обычна закладка клеток каркаса в два сырцовых кирпича (толщина стены достигает 50 см.); но иногда для устройства стены используют веерное воспомогательное крепление из реек, промежутки между которыми закладываются скатанными вручную глиняными комьями.

Чрезвычайно характерно для Китая к северу от водораздела между Янцзы и Хуанхэ наличие в сельском жилище кухни и теплой лежанки. Кухня в двух – и трехраздельном жилище всегда расположена на одной оси с жилыми комнатами. Из кухни дверь ведет в спальню семьи. Если комнат в доме несколько, то родители занимают восточное помещение, дети же – западное. Значительную часть кухни (в зависимости от числа жилых комнат) занимают располагаемые по углам одна, две или четыре низкие продолговатые печи простейшего типа, со вмазанными чугунными котлами. Тепло от кухонной печи одновременно используется и для отопления жилища с помощью лежанки (кан). Кан расположен под окнами южной стены, а иногда и вдоль северной стены и занимает большую часть площади жилой комнаты.

С северокитайским жилищем тесно связаны и особенности крестьянской усадьбы. Для крестьянской усадьбы Северного Китая типичен незамкнутый, т.е. открытый, двор, по которому разбросаны отдельно стоящие жилые и надворные постройки.

б) В южной половине Китая, т.е. в провинциях расположенных к югу от гор Циньлин и Хуайянь, крестьянское жилище заметно отличается от сельских построек Северного Китая, хотя и относится по основным конструктивным особенностям к тому же типу. Кан на юге, как правило, отсутствует. Центральное место в жилом доме занимает не кухня, как на севере, а парадная комната или гостиная, в которой у задней стены находиться алтарный стол с табличками предков (или фигурами буддийских святых) и в которой происходит прием и угощение гостей. В Центральном и Южном Китае стенные проемы обычно заполняют обожженным кирпичом (сырцовый кирпич здесь неудобен из-за влажного климата). В некоторых районах (особенно в бассейне Янцзы) нередко используют вспомогательное крепление типа косой (ромбической) реечной клетки “фахверка”, которое позволяет произвести закладку в один или полкирпича, сделать затяжку камышом и обмазку или просто завесить стену изнутри и снаружи циновками.

Гораздо чаще, чем на севере, встречаются в деревнях Южного Китая двухэтажные и даже трехэтажные постройки. Верхние этажи используют как жилые помещения (особенно для молодежи) или кладовые.

V

Во всех китайских городах встречаются в большом количестве, а часто и преобладают жилые дома, в основе которых лежит уже знакомая нам каркасно-столбовая конструкция, но более развитая по сравнению с сельским жилищем. К последнему близки только старые жилища рабочих и малоимущей части городского населения, в большинстве случаев однокамерные, с земляным полом, небольшими окнами и плосковыпуклой двухскатной крышей.

Старые городские жилища, на севере в массе одноэтажные, на юге же нередко двухэтажные, отличаются строгой симметрией по отношению к центральной оси здания. В центре фасада находятся одностворчатые или двустворчатые двери. Верхнюю половину двери сейчас застекляют. Раньше ее заклеивали бумагой. Широкие и высокие окна занимают весь фасад жилища и также заклеиваются бумагой. Они разделяются столбами каркаса и отличаются разнообразием узоров решетки. Теперь их нижняя часть застеклена. Окна жилых построек всегда обращены вовнутрь усадебного участка. Поэтому задние глухие стены жилища чаще являются оградой усадьбы. Обращенное фасадом на юг главное жилище считается лучшим. Худшим считается противоположное здание, в окна которого никогда не заглядывает солнце. Обычно оно примыкает к воротам усадьбы и используется для хозяйственных нужд, раньше здесь помещали прислугу или бедную родню. Главное жилище чаще делится на три комнаты. Посредине расположена большая гостиная в которую входят прямо со двора. С обеих сторон в нее выходят двери спальни и кабинета хозяина. Стены и пол выкладываются из серого кирпича. Двери, оконные переплеты и столбы каркаса часто окрашены в яркий красный цвет.

Планировка типичной городской усадьбы имеет сходство с сельской. Это такой же вытянутый прямоугольник, по границам которого находятся раздельно стоящие постройки. Отличие заключается в ином устройстве и назначении строений, иногда в разделении участка на дополнительные дворики, расположенные один за другим, и т.д. От улицы и соседей усадьбу отделяют высокие, глухие стены ограды или жилых построек, нередко расположенных на одном уровне. В условиях городской тесноты вход может быть с любой стороны двора, но лучшим считается вход с южной стороны.8

VI

Главным признаком “традиционного жилища” является стабильность особенностей конструкции, форма крыши, стен, внутренней планировки и других компонентов жилища на протяжении значительного исторического периода. Эти особенности с течением времени приобрели этнокультурный характер, что позволяет четко отличать жилища данного народа от жилищ других народов. “Традиционное жилище” – те жилые постройки, которые строят согласно обычаям и традициям аборигенов данного региона.

На развитие жилища влияют в первую очередь климатический и географический факторы. Играет роль также форма хозяйственного уклада, образ жизни, различные социальные факторы. Китайское жилище прошло длительный путь развития: от простого к сложному, заимствуя прогрессивные черты домостроительной техники своих соседей, совершенствуя и свои многовековые традиции.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий