регистрация / вход

Искусство Византии

Искусство Византии было по преимуществу христианским искусством, призванным служить Церкви, под контролем которой оно в большей или меньшей степени находилось; оно представляло и толковало принципы христианской веры.

Эпоха, стиль, направление - Византия

Римский император Максенций, захватив власть, стремился стать единоличным правителем огромной империи. Константин, император Галлии и Британии, пошел на Максенция войной. Не уверенный в исходе предстоящего сражения, Константин ждал знамения. И вот, по его собственным словам, записанным историком Евсевием, он увидел в небе огромный, лежащий на солнце крест, на котором были написаны слова «Сим победиши» (Этим победишь). В ту же ночь во сне ему явился Христос и велел изобразить крест на боевом знамени. Приглашенные к императору христианские священники истолковали это знамение как предсказание победы. Действительно, в скором времени Максенций погиб, а Константин с триумфом вступил в Рим. В благодарность христианскому Богу Константин объявил христианство официальной религией Римской империи. Словно отрекаясь от языческого наследия, он в 324—30 гг. построил на берегу Мраморного моря новую столицу — Константинополь (город Константина), которую стали называть «новым Римом». Именно с этого момента обычно ведут историю Византии. В 395 г. Римская империя разделилась на две части — Западную и Восточную. Первая из них пала под нашествием германских племен, вторая, получившая название «Византийской империи», просуществовала целое тысячелетие — до захвата Константинополя турками в 1453 г.

Искусство Византии было по преимуществу христианским искусством, призванным служить Церкви, под контролем которой оно в большей или меньшей степени находилось; оно представляло и толковало принципы христианской веры. Особенность византийского искусства состоит в том, что в нем преобладало отвлеченное, «абстрактное» начало; ритмическая структура и внутреннее, духовное содержание имели большее значение, чем сходство с натурой. Тем не менее это было изобразительное, фигуративное искусство, мотивы и образы которого пришли из античного мира. Тем не менее это было искусство зрелое и развитое, интеллектуальное и сложное, где внешняя форма имела глубокий смысл.

Византийское искусство развивалось на протяжении тысячелетия и охватило огромную территорию, включавшую (полностью или частично) современные Италию, Грецию, Турцию, Египет, Сирию, Болгарию, Сербию, Македонию, Армению, Грузию и др. страны. После падения Византийской империи сформировавшиеся в нем направления и стили получили дальнейшее развитие в средневековой Греции.

Архитектура и изобразительное искусство Византии, в отличие от большинства стран Европы, не испытали существенного воздействия культуры «варварских» народов. Избежала Византия и катастрофических разрушений, постигших Западную Римскую империю. По этим причинам античные традиции долго сохранялись в византийском искусстве, тем более, что первые века его развития прошли в условиях позднего рабовладельческого государства. Процесс перехода к средневековой культуре в Византии затянулся надолго и шёл по нескольким руслам. Особенности византийского искусства определились отчётливо к VI в. В градостроительстве и светской архитектуре Византии, в значительной мере сохранившей античные города, средневековые начала складывались медленно. Архитектура Константинополя IV—V вв. (форум с колонной Константина, ипподром, комплекс императорских дворцов с обширными помещениями, украшенными мозаичными полами) хранит связи с античным зодчеством, главным образом римским. Однако уже в V в. начинает складываться новая, радиальная планировка византийской столицы. Центром города стал гигантский императорский дворец, выходивший на большую площадь — Августейон. От дворца начиналась широкая главная улица, обрамленная рядами арок, — Меса, в которую, втягивался веер боковых улиц. Сооружаются новые укрепления Константинополя, представляющие собой развитую систему стен, башен, рвов, эскарпов и гласисов. Со стороны суши город защищало трехступенчатое укрепление, охватывавшее весь полуостров. Первая стена начиналась за рвом десятиметровой глубины и имела высоту в три человеческих роста. Вторая стена, укрепленная мощными башнями, была вдвое выше первой. Третья стена, толщиной 6—7 метров, была еще выше, а ее башни достигали высоты современного 12-тиэтажного дома. Такая же стена защищала город и со стороны моря. Фундаменты стен уходили в землю настолько глубоко, что подкопать их было практически невозможно. Строительство крепостных стен было закончено только в V в. при императоре Феодосии.

В культовой архитектуре Византии уже в IV в. возникают новые типы храмов, принципиально отличающиеся от своих античных предшественников, — церковные базилики и центрические купольные здания. Скупость и простота их наружного облика контрастируют с богатством и великолепием интерьеров, связанных с нуждами христианского богослужения. Внутри храма создаётся особая, отделённая от внешнего мира среда. В архитектуре церковных интерьеров выражается ощущение бескрайности и многосложности мироздания, неподвластного в своём развитии человеческой воле.

Центрические здания, восходящие к античным мавзолеям, были небольшими и служили крещальнями (баптистериями) или мартириями (поминальными храмами над могилами мучеников). В плане они представляли квадрат, круг, восьмиугольник или равноконечный (греческий) крест. Примером центрических сооружений могут служить мавзолей Галлы Плацидии и баптистерий Православных в итальянском городе Равенне.

Со временем внутреннее пространство храмов становится всё более текучим и динамичным, вовлекая в свои ритмы античные ордерные элементы (колонны, антаблементы и т.п.), которые обильно используются в византийской архитектуре вплоть до VII—VIII вв.

Высочайшего подъёма зодчество Византии достигает в VI в. По границам страны возводятся многочисленные укрепления. В городах сооружаются дворцы и храмы, отличающиеся подлинно имперским великолепием (центрические церкви Сергия и Вакха в Константинополе, 526—27, и Сан-Витале в Равенне).

Другим типом ранневизантийского храма является базилика. Базилика представляет собой прямоугольное в плане здание. Большие базилики внутри делились столбами или колоннами на три продольных прохода-нефа. Иногда таких нефов было пять, реже — семь или девять. Центральная часть в многонефной базилике обычно делалась высокой и перекрывалась двускатной кровлей; к ней примыкали более низкие боковые, образуя ступенчатый силуэт. Окна в верхней, возвышающейся части центрального нефа обеспечивали хорошую и равномерную освещенность внутреннего пространства. Ярким своеобразием отличаются базилики итальянского города Равенны — Сант-Аполлинаре Нуово и Сант-Аполлинаре ин Классе.

Внутреннее пространство центрического храма собирало молящихся в середине, где они пребывали в покое. Что же касается базилики, то ее интерьер, напротив, ориентирует вошедшего на движение. Базилика символизирует корабль, на котором верующие устремляются в вечность (вечность символизирует апсида). В этой форме храмов отсутствует идея «Царствия Божия внутри человека». Это не вполне отвечало характеру византийского богослужения, во время которого молящиеся не перемещались по храму, а действия священников происходили преимущественно в его восточной и центральной частях. В силу этого еще в V в. в византийском зодчестве начались поиски синтетического культового здания, объединяющего базилику с купольной конструкцией (каменные церкви с деревянными куполами в Сирии, Малой Азии, Афинах). В VI в. возводятся большие купольные, крестообразные в плане храмы (Апостолов в Константинополе, Панагии на острове Парос и др.) и прямоугольные в плане купольные базилики (церкви в Филиппах, Св. Ирины в Константинополе и др.). Шедевром среди купольных базилик является храм Святой Софии в Константинополе (532—37, архитекторы Анфимий и Исидор). Его огромный купол (диаметром 31,4 м) возведён на 4 столбах с помощью парусов. По продольной оси здания давление купола принимают на себя сложные системы полукуполов и колоннад. Массивные опорные столбы при этом маскируются от зрителя, а 40 окон, прорезанных в основании купола, создают необычайный эффект — чаша купола кажется легко парящей над храмом. Соразмеренный с величием византийского государства VI в., храм Св. Софии воплощает в своём архитектурно-художественном образе представления о вечных и непостижимых «сверхчеловеческих» началах.

Тип купольной базилики, требующий чрезвычайно искусного укрепления боковых стен здания, не получил дальнейшего развития. В градостроительстве Византии к VI в. определяются средневековые черты. В городах Балканского полуострова выделяется укрепленный Верхний город, у стен которого разрастаются жилые кварталы. Города в Сирии часто строятся по нерегулярному плану, отвечающему рельефу местности. Тип жилого дома с внутренним двором в ряде районов Византии долго сохраняет связь с античным зодчеством (в Сирии — до VII в., в Греции — до X—XII вв.). В Константинополе сооружаются многоэтажные дома, нередко с аркадами на фасадах.

Переход от античности к средним векам сопровождался значительными изменениями в художественной культуре, обусловившими исчезновение одних и зарождение других видов и жанров изобразительного искусства. Главную роль начинает играть искусство, связанное с церковными и государственными нуждами, — росписи храмов, иконопись, а также книжная миниатюра (преимущественно в культовых рукописях). Проникаясь средневековым религиозным мировоззрением, искусство изменяет свою образную природу. Представление о ценности человека переносится в потустороннюю сферу. В связи с этим разрушается античный творческий метод, вырабатывается специфическая средневековая условность искусства.

Искусство скульптуры приходит к острой экспрессии, разрушающей античную пластическую форму (так называемая «Голова философа из Эфеса», V в., Музей истории искусств, Вена); со временем в византийском искусстве почти совсем исчезает круглая пластика. В скульптурных рельефах (например, на так называемых «консульских диптихах») отдельные жизненные наблюдения сочетаются со схематизацией изобразительных средств. Наиболее прочно античные мотивы сохраняются в изделиях художественного ремесла (изделия из камня, кости, металла). В церковных мозаиках IV—V вв. сохраняется античное ощущение красочности реального мира (мозаики церкви Cв. Георгия в Салониках, конец IV в.). Позднеантичные приёмы вплоть до X в. повторяются в книжной миниатюре («Свиток Иисуса Навина», Ватиканская библиотека, Рим). Но в V—VII вв. во всех видах живописи, включая первые иконы («Сергий и Вакх», VI в., Киевский музей западного и восточного искусства), нарастает духовно-умозрительное начало. Приходя в столкновение с объёмно-пространственным способом изображения (мозаики церкви Хосиос Давид в Салониках, V в.), оно подчиняет себе впоследствии все художественные средства. Архитектурно-пейзажные фоны сменяются отвлечённо-торжественными золотыми фонами; изображения становятся плоскостными, их выразительность раскрывается с помощью созвучий чистых пятен цвета, ритмической красоты линий и обобщённых силуэтов; человеческие образы наделяются устойчивым эмоциональным смыслом (мозаики с изображением императора Юстиниана и его супруги Феодоры в церкви Сан-Витале в Равенне; мозаики церкви Панагии Канакарии на Кипре и монастыря Cв. Екатерины на Синае, VI в., а также мозаики VII в., отмеченные большей свежестью восприятия мира и непосредственностью чувства, — в церквах Успения в Никее и Св. Димитрия в Салониках).

Исторические потрясения, пережитые Византией в VII — начале IX вв., вызвали существенный перелом в художественной культуре. В зодчестве этого времени совершается переход к крестово-купольному типу храма (его прототип — церковь «Вне стен» в Русафе, VI в.; постройки переходного типа — церкви Успения в Никее, VII в., и Св. Софии в Салониках, VIII в.). В яростной борьбе взглядов иконопочитателей и иконоборцев, отрицавших правомочность использования реальных изобразительных форм для передачи религиозного содержания, разрешались противоречия, накопленные в предшествующее время, формировалась эстетика развитого средневекового искусства. В период иконоборчества церкви украшались главным образом изображениями христианских символов и декоративными росписями.

В середине IX—XII вв., в период расцвета искусства Византии, окончательно утверждается крестово-купольный тип храма, с куполом на барабане, устойчиво укрепленном на опорах, от которых крестообразно расходятся четыре свода. Более низкие угловые помещения также покрываются куполами и сводами. Такой храм представляет собой систему надёжно связанных друг с другом небольших пространств, ячеек, выстраивающихся уступами в стройную пирамидальную композицию. Структура здания обозрима внутри храма и наглядно выражена в его внешнем облике. Наружные стены таких храмов нередко бывают украшены узорной кладкой, керамическими вставками и т.п. Крестово-купольный храм является завершенным архитектурным типом. В дальнейшем архитектура Византии лишь развивает варианты этого типа, не открывая более ничего принципиально нового. В классическом варианте крестово-купольного храма купол воздвигается с помощью парусов на свободно стоящих опорах (церковь Аттик и Календер, IX в., церковь Мирелейон, X в., храмовый комплекс Пантократора, XII в., — все в Константинополе; церковь Богоматери в Салониках, 1028, и др.).

На территории Греции развился тип храма с куполом на тромпах, опирающимся на 8 торцов стен (храмы: Католикон в монастыре Хосиос Лукас и в Дафни — оба XI в.). В монастырях Афона сложился тип храма с апсидами на северном, восточном и южном концах креста, образующими в плане так называемый триконх. В провинциях Византии встречались частные разновидности крестово-купольного храма, строились также и базилики.

В IX—X вв. росписи храмов приводятся в стройную систему. Стены и своды церквей сплошь покрываются мозаиками и фресками, расположенными в строго определённом иерархическом порядке и подчинёнными композиции крестово-купольной постройки. В интерьере создаётся проникнутая единым содержанием архитектурно-художественная среда, в которую включаются также и иконы, размещённые на иконостасе. В духе победившего учения иконопочитателей изображения рассматриваются как отблеск идеального «архетипа»; сюжеты и композиция росписей, приёмы рисунка и живописи подвергаются определённой регламентации. Свои идеи византийская живопись выражала, однако, через образ человека, раскрывая их как свойства или состояния этого образа. Идеально возвышенные образы людей господствуют в искусстве Византии, в известной мере сохраняя в претворённом виде художественный опыт античного искусства. Благодаря этому искусство Византии выглядит относительно более «очеловеченным», чем многие другие великие искусства средних веков.

Общие принципы византийской живописи IX—XII вв. по-своему разрабатываются в отдельных художественных школах. Столичное искусство представлено мозаиками константинопольской Cв. Софии, в которых от «македонского» (середина IX — середина XI вв.) к «комниновскому» периоду (середина XI в. — 1204 г.) нарастали возвышенная строгость и одухотворённость образов, виртуозность живописной манеры, сочетающей изящество линейного рисунка с изысканной цветовой гаммой. В то же время для изображений характерна некоторая статичность и орнаментальность.

Со столицей связаны лучшие произведения иконописи, отличающиеся глубокой человечностью чувств («Владимирская богоматерь», XII в., Третьяковская галерея, Москва). Большое число мозаик было создано в провинции — величаво-спокойные в монастыре Дафни около Афин (XI в.), драматически-экспрессивные в монастыре Неа Мони на острове Хиос (XI в.), провинциально-упрощённые в монастыре Хосиос Лукас в Фокиде (XI в.). Разнообразие течений существует и в фресковой живописи, распространившейся особенно широко (исполненные драматизма росписи церкви Панагии Кувелитиссы в Кастории, XI—XII вв.; наивно-примитивные росписи в пещерных церквах Каппадокии и др.).

В книжной миниатюре после краткого расцвета искусства, проникнутого жизненной непосредственностью и политической полемичностью («Хлудовская псалтирь», IX в., Исторический музей, Москва), и периода увлечения античными образцами («Парижская псалтирь», X в., Национальная библиотека, Париж) распространяется ювелирно-декоративный стиль. Этим миниатюрам свойственны вместе с тем и отдельные меткие жизненные наблюдения, например, в портретах исторических лиц. Скульптура IX—XII вв. представлена главным образом рельефными иконами и декоративной резьбой (алтарные преграды, капители и т.д.), отличающейся богатством орнаментальных мотивов, нередко античного или восточного происхождения. Высокого расцвета достигает в это время декоративно-прикладное искусство: художественные ткани, многоцветная перегородчатая эмаль, изделия из слоновой кости и металла.

В 1204 г. Константинополь был завоеван крестоносцами. Однако греки не были полностью разгромлены; члены императорской фамилии стали правителями небольших государств: одни царствовали в Трапезунде, другие — на территории материковой Греции, в Эпире, третьи — в Никее, на Азиатском материке, недалеко от Константинополя. Дольше всех просуществовала Трапезундская империя, где правила династия Комнинов. Эпирское царство было недолговечным. В то же время Никейская империя становилась все более сильной, и в 1261 г. Михаил VIII Палеолог вновь утвердил себя императором в Константинополе. Несмотря на то что размеры империи существенно сократились, а экономическое положение было весьма трудным, вновь возродился старый порядок с православными императорами, окруженными пышным двором, которые действовали в тесном союзе с патриархом и Церковью при поддержке знати и интеллектуальной элиты. В искусстве Византии началась новая, весьма прогрессивная эпоха — так называемое Палеологовское возрождение. Этот этап, существенно отличавшийся от предыдущих периодов, продолжался до середины XV столетия и принес Византии громкую и прочную славу.

Изобразительное искусство этого периода переживает подлинный расцвет, мозаики и фрески отличает яркая жизненность, человечность и радостное мироощущение, а также новое понимание декоративных свойств живописи. Образы обретают большую индивидуальность, пробуждается интерес к конкретно-жизненному содержанию, бытовым деталям, реальным взаимоотношениям людей, пространств, изображению среды. Искусство Палеологовского возрождения наиболее полно раскрылось в маленькой церкви монастыря Хора (Кахрие-джами) в Константинополе, замечательной своими живописными декорациями — фресками и мозаиками.

Одновременные и сходные по стилю с Кахрие-джами мозаики сохранились еще в одной константинопольской церкви — Богоматери Паммакаристы (Фетие-джами).

Церковная архитектура XIV—XV вв. повторяет в основном старые типы (небольшие изящные церкви Фетие и Молла-Гюрани в Константинополе, XIV в.; украшенная узорами кирпичной кладки и обнесённая галереей церковь Апостолов в Салониках, 1312—15).

В Мистре строятся церкви, объединяющие в себе базилику и крестово-купольный храм (двухъярусная церковь монастыря Пантанасса, 1428). Средневековая в основе архитектура порой впитывает некоторые мотивы итальянского зодчества и отражает становление светских, ренессансных тенденций (церковь Панагии Паригоритиссы в Арте, ок. 1295, дворец Текфур-серай в Константинополе, XIV в., дворец правителей Мистры, XIII—XV вв., и др.). Жилые постройки Мистры живописно расположены на скалистом склоне, по сторонам идущей зигзагом главной улицы. Двух-трехэтажные дома, с хозяйственными помещениями внизу и жилыми комнатами в верхних этажах, напоминают небольшие крепости.

Традиции изобразительного искусства, а также светского, культового и монастырского зодчества Византии этого периода были унаследованы в средневековой Греции после падения Константинополя (1453), положившего конец истории Византии.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий