регистрация / вход

Мистическая духовная традиция

Определение и природа мистики в рассуждениях европейских и русских религиозных мыслителей. Суть мистического мироощущения и представления о двойственности мира. Критерии различения мистических переживаний. Рефлексивное мышление и интуитивное познание.

Введение

Мистическая духовная традиция – древний и ценнейший пласт культуры. Невозможно представить себе изначальное восхождение к знанию без тайноведения, античную культуру – без мистерий, средневековье – без гностической эзотерики. Мистика – исторически давний и разноликий феномен. Она вплетена в ткань человеческой культуры, не отторжима от нее. Но эта традиция вовсе не является архаической, прошлой. Она сопровождает историю человеческого рода от истоков до наших дней.

Однако мистический ареал культуры изучен слабо. Несмотря на усилия таких мыслителей, как Я.Бёме, Э.Сведенборг, Р.Штейнер, философские интуиции Н.А.Бердяева, У.Джеймса, В.С.Соловьева, многие грани этой традиции остаются неизведанными. В соответствии с господствующей на Западе традицией более основательно осваивается рациональных опыт. Что касается практики иррационального, то она исследуется недостаточно. Хотя потребность в феноменологии мистической зоны культуры осознается в европейской культуре все острее и острее.

Как можно определить мистическую духовную традицию? Прежде всего, важно отметить, что ее порождает, на чем она основана.


1. Определение и природа мистики

Европейские исследователи часто проводили различие между философией и мистикой. Если философия при этом оценивалась как универсальное, всеохватное сознание, то мистика воспринималась нередко как сугубо индивидуальное, хотя и распространенное переживание. Мистицизм, т.е. истолкование мистики, хотя и использует рассудочную форму, отнюдь не выступает во всеоружии интеллекта.

Русские религиозные мыслители 19 и начала 20 века признавала за мистикой высокий духовный статус.

В рассуждениях православных философов мистика – это совсем не свод наивных иллюзий, слепых верований, помутнений души. Для них это древняя и глубокая духовная традиция. Рассматривая культуру как совокупный духовный опыт человечества, они видели в этой сокровищнице достояние, восходящие к специфически человеческому.

Люди верят в существование иных миров. Истово собирают сведения о гуманоидах и супербогах из космических цивилизаций. В мистических трактатах они пытаются отыскать древнее утраченное знание, в мантре – возможность слиться с Духом. Кое-кто побаивается всесильного дурного глаза. Многие надеются на внезапное и исступленное богообщение. Кому-то ужасно хочется набросить на себя желтое сари и поставить чудодейственную точку на переносице.

Что же такое мистика? Слово "Мистический" часто употребляется в смысле, тождественному по существу со словом "религиозный". Однако между мистикой и религией существует различие, которое в культурологическом смысле можно считать принципиальным. Осознать это несовпадение двух феноменов можно, если попытаться описать состояние человека, захваченного религиозным или мистическим опытом.

Написанная в самом начале нашего века книга известного американского философа У.Джеймса "Многообразие религиозного опыта" претендует на всепроникающее постижение феномена религии. По существу, это своеобразная энциклопедия мистических переживаний, свод исповеданий святых и пророков, размышление над интуитивными прозрениями, к которым автор относится с предельным вниманием исследовательской пытливостью.

Джеймс отвергает бесстрастное, умозрительное, чисто интеллектуальное истолкование религии. Они видит в ней живое, трепетное чувство, невыразимые и многочисленные роптания души. И вместе с тем хочет понять, как соотносится религия с самой жизнью, с ее практическими установками.

2. Мистический опыт, его признаки

Книга Джеймса до сих пор остается непревзойденной по проникновению в тайны мистического опыта. Попытка выявить признаки мистики, к сожалению, не получила в последующей традиции столь глубокого подхода. Слово "мистика" (от греч. – "таинственный") родилось, как считают специалисты, от глагола "мыин", который означал "закрыть глаза и рот". Вероятно, первоначальный смысл был связан с обетом хранить молчание, быть посвященным в мистерии. Это были тайные культы, которые представляли собой подпольные пережитки догреческой религии поклонения матери Земле.

Суть мистического мироощущения сводится к представлению о двойственности мира. За привычным, каждодневным угадывается иное бытие. стремление вступить в прямой контакт со сверхъестественным и выражает по существу психологическую основу мистики. Она составляет базу почти всех без исключения религий. Все вероисповедания всегда во все времена и у всех народов имели и имеют в себе мистическое начало.

Однако было бы ошибкой поставить знак равенства между религией и мистикой. Мистика – это религия в ее наиболее напряженной и живой стадии.

Ученые подчеркивают, что все корни религиозной жизни, как и центр ее, мы должны искать в мистических состояниях сознания. Джеймс выделяет четыре главных характерных признака, которые служат критерием для различения мистических переживаний. Первый из них – неизреченность. Иначе говоря, человек, прошедший через мистический опыт, будь это неожиданное обретение знания, как у средневекового мистика Якова Бёме, или исповеди людей после клинической смерти, не может изложить собственные ощущения и обретенные впечатления на обычном языке.

Обычно мир, который окружает человека, обладает для него статусом реальности. Человек осязает, слышит и видит процессы этого мира. То же, что возникает в душе, не является для него действительностью. Но бывает и так, что люди называют реальными именно те образы, которые возникают в их духовной жизни.

Мистический опыт невыразим. В человеке есть нечто, что вначале препятствует ему видеть духовными очами. Когда посвященные вспоминают, как они проходили через опыт мистерий, они ссылаются именно на эти трудности.

Люди, пережившие клиническую смерть, с трудом приискивают слова, чтобы рассказать о встрече со Светоносным существом, об отделении души от тела, о странствиях души. Невыразимость этих ощущений обусловлена вовсе не тем, что они отгорожены от показаний рассудка. Скорее, речь идет о приобщении к неземному, потустороннему опыту.

Второй признак мистического опыта – интуитивность. Человек проникает в глубины истины, закрытые для трезвого рассудка. Это своего рода откровения, моменты внутреннего просветления. Разумеется, мистический опыт по самой своей природе сопряжен с интуицией.

Известно, что большинство научных открытий совершается самым непредвиденным способом. Рефлексивное мышление действительно тесно связано с творческим порывом. Научное напряжение в чем-то сродни художественному. Бертран Рассел утверждал, что Альберт Эйнштейн при открытии теории относительности начал с поэтического проникновения в истину. Немецкий химик А.Кекуле пришел к идее бензольного кольца, потому что ему приснились извивающиеся змеи, одна их которых схватила себя за хвост.

Интуитивное познание сродни мистическому опыту. В то же время мистика невозможна без интуитивности. Она приоткрывает некую реальность, которая предстает в своей целостности и неразъемности. Интуиция кажется фрагментарной не только по отношению к логической конструкции. На самом деле она всеохватна и всепроникающа.

Интуиция – базисный природный дар человека. Фантазируя, предвосхищая события, он как бы реализует собственную природу.

Джеймс указывает также на два других признака мистического опыты, которые, по его мнению, нельзя рассматривать как базовые. Они менее значительны, чем первый, хотя и часто встречаются. Один из них кратковременность. Мистические состояния не имеют длительного характера. После их исчезновения трудно воспроизвести в памяти их свойства.

Действительно, мистические переживания охватывают человека на непродолжительный срок. Это как бы кратковременный рейд в иное бытие. Оно не может продолжаться слишком долго. Дело в том, что время внутри экстатических переживаний вообще протекает иначе. Оно не соотнесено с земным.

Мистический опыт динамичен, насыщен, скоротечен. Иногда впечатления, которые захватывают человека. Представляются длительными. Человек вспоминает собственную жизнь. Внутри души происходит много неожиданных событий. Кажется, будто протекла целая жизнь. Однако в земном измерении все это может длиться всего две-три минуты. Люди, прошедшие через клиническую смерть, в своих исповедях воспроизводят множество разных эпизодов, в которые они были погружены. В ином мире это заняло бы огромным срок. Но в том-то и свойство мистического опыта, что он демонстрирует иное протекание времени. Более насыщенное и динамичное.

Четвертый признак мистического опыта, по Джеймсу, - бездеятельность воли. Мистик начинает ощущать свою волю как бы парализованной или даже находящейся во власти какой-то высшей силы.

В современных экспертизах встречаются факты, когда человек, захваченных мистическим опытом, демонстрирует волевые импульсы. Например, усопший хочет вернуться к жизни, и светоносное существо отпускает его.

Названные Джеймсом признаки мистического опыта не столько демонстрируют его, сколько эмпирически описывают его для тех, кто не погружен в данное состояние.

3. Мистика как феномен

Современный человек, зачарованный успехами науки, с подозрением относится к интуитивным формам постижения реальности. Между тем древние в определенном смысле знали гораздо больше, чем мы. В этом одно из поразительных открытий современной науки. Физики, создающие картину мироздания, обнаруживают контуры своих космогоний в индийской и буддийской тантре. Химики высказывают предположение, что их наука – ответвление утраченной алхимической символики. Биологи констатируют известную исстари способность мельчайшей клетки воспроизводить целостность живого существа. Реаниматоры читают как некое пособие тибетскую "Книгу мертвых", написанную двенадцать веков назад. Психологи, разъясняющие природу фантомов сознания, обращаются к шаманизму. Культурологи озадачены потрясающими провозвестиями, заключенными в текстах далекой старины. Астрологи предвещают события.

Мистик полагает, что приобщиться к тайне Вселенной можно не только путем размышления, эксперимент, анализа, но и посредством интуиции.

Между наукой и мистикой существуют многомерные связи. Именно в мистике родилась идея всеохватности, универсальности, целостности мира.

Самая сильная сторона большей части оккультных учений – это представление о космичности человека. Только мистики хорошо понимали, что все производящее в человеке имеет мировое значение и отпечатывается на космосе.

Мистические учения дают развернутую картину мира. Они описывают Вселенную, ее различные ярусы, раскрывают тайны психики, предлагают способы исцеления, толкуют о строении духа.

Возникает вопрос: откуда взялось это "тайное знание"? Является ли оно плодом ума, фантазии и вымысла или отражает некую реальность?

Н.А.Бердяев считал, что великий русский философ В.С.Соловьев был мистически одаренным. И в самом деле, в творчестве этот мудреца мы находим множество поразительных мистических прозрений. В.С.Соловьев, в частности был убежден в том, что первый древнейший период человеческой истории воплощал в себе слитность, необособленность всех сфер общечеловеческой жизни. Неразъемлемыми были теология, философия и наука, мистика, изящное и техническое художество. Жрецы, философы, ученые находились в то время в непосредственном мистическом общении с высшими силами бытия.

Действительно, невозможно отделить древнейшую живопись от ваяния и даже зодчества. Трудно проследить различие между теологией, философией и наукой. Мистика, изящное и техническое художество рождаются единым мистическим порывом, представляют собой единое религиозное целое. Мистики в его истолковании – творческое отношение к этому запредельному миру. Вот почему он определяет мистику как "Верховное начало жизни общечеловеческого организма" и объявляет, что в мистике жизнь находится в непосредственной, теснейшей связи с действительностью абсолютного первоначала, с жизнью божественной.

Мистика – это древнейший тип сознания, никогда не угасала совсем, вопреки авторитетным прогнозам. В истории европейского человечества отчетливо видны так называемые волны мистики. Есть эпохи, словно безразличные к тайноведению, а есть буквально зачарованные им.

Представители средневековья в Возрождения унаследовали античную идею о созвучности звездного и подлунного миров. Ученый был одновременно и магом, ибо постигал таинственное. Магия же сводилась к поиску божественных истин в сотворенной природе. Мистическая духовная традиция проникла не только в науку, но и в искусство.

Итак, мистика – это Гносиз, своеобразная форма постижения мира. Мистический опыт подрывает авторитет немистического или рационалистического сознания, основанного только на рассудке и чувствах. Он показывает, что последнее представляет собой только один из видов сознания. Мистический же опыт предельно многолик и разнообразен.

Мистический опыт, несомненно, архетипичен. Однако вряд ли есть основание говорить об универсальных общих характеристиках мистицизма для всех культур, религий и цивилизаций мира. Разумеется, многие современные исследователи пытаются представить сущностное единство мистического опыта, описанного в различных культурных и религиозных традициях. Актуальным остается вопрос: является ли мистический опыт чисто субъективным феноменом или он обладает статусом своеобразной объективной действительности и представляет собой метафизическую реальность?

Действительно ли разум присутствует во всех формах материи? Можно ли материю, жизнь и сознание рассматривать как уровни эволюционного развития? Верна ли гипотеза, что форма взаимодействует с энергией? Бытие многолико и зыбко. Но для мистика такое откровение – совсем не новость. В древнеиндийских учениях майя – это магическая сила сотворения. Она же иллюзия, видимость, фантом. За внешней данностью скрывается нечто иное. Реальность изменчива, но можно привыкнуть к одному из ее образов. Эту древнюю интуицию пытается осмыслить современная физика, которая также наталкивается на обманчивость кажимости, на идею множественности фантомных миров.

Мистика – этот, стало быть, вера в возможность непосредственного общения человека со сверхъестественным началом или убеждение в возможности сверхопытного и сверхчувственного познания. Речь идет о совокупности явлений и действий, которые каким-то образом связывают человека с тайным существом, с непостижимыми силами природы, независимо от условий пространства, времени и физической причинности.


Заключение

Можно, следовательно, говорить о мистике как о поиске истины и реальности, которая выходит за пределы чувственной и интеллектуальной сфер. Этот поиск, не опосредственный чувством или разумом, носит характер личной страсти. Он позволяет войти в такие просторы, которые недоступны обычному познанию. Это непосредственное постижение бытия и смысла всего сущего, включая и наше познание.

Мистика видит единство там, где обычный взор усматривает лишь многообразие и разобщенность. Мистический опыт – особый вид сознания. Оно в этом значении нечувственно и неинтеллектуально. Мистическое сознание улавливает изначальное единство всех вещей. В этом океаническом сознании устраняются различия между индивидом и миром.


Список использованной литературы

Учебное пособие "Культурология", П.С.Гуревич, Москва, издательство "Знание", 1998

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий