регистрация / вход

Творчество импрессионистов как проявление противоречивости исторической эпохи

Импрессионизм как художественное направление конца XIX-начала XX века. Понятие импрессионизма и история возникновения. Новый метод живописи. Основные этапы развития импрессионизма в истории. Русский импрессионизм. Особенности постимпрессионизма.

Реферат по истории

на тему:

Творчество импрессионистов как проявление противоречивости исторической эпохи

конца XIX – начала XX века.

Содержание.

I. Вступление

II. Импрессионизм как художественное направление

конца XIX – начала XX века

2.1. Понятие импрессионизма и история возникновения

2.2. Основные этапы развития импрессионизма в истории

2.4. Русский импрессионизм

2.5. Особенности постимпрессионизма

III. Заключение

Список литературы

I . Вступление.

Темой моего реферата является «Творчество импрессионистов как проявление противоречивости исторической эпохи конца XIX – начала XX века». Данная тема актуальна в наши дни, т.к. в последнее время наблюдается увеличение интереса к изобразительному искусству.

Я считаю, что современный культурный человек должен разбираться в искусстве, поэтому целю моего реферата является изучение такого популярного стиля живописи как импрессионизм.

Импрессионизм (Impressionism, франц. impression - впечатление) - направление в живописи, зародившееся во Франции в 1860-х гг. и во многом определившее развитие искусства XIX века. Центральными фигурами этого направления были Сезанн, Дега, Мане, Моне, Писсарро, Ренуар и Сислей, и вклад каждого из них в его развитие уникален. Импрессионисты выступали против условностей классицизма, романтизма и академизма, утверждали красоту повседневной действительности, простых, демократических мотивов, добивались живой достоверности изображения, пытались уловить "впечатление" от того, что глаз видит в конкретный момент.

Наиболее типичной для импрессионистов темой является пейзаж, однако они в своём творчестве затрагивали и многие другие темы. Дега, например, изображал скачки, балерин и прачек, а Ренуар - очаровательных женщин и детей. В импрессионистических пейзажах, создаваемых на открытом воздухе, простой, будничный мотив часто преображается всепроникающим подвижным светом, вносящим в картину ощущение праздничности. В отдельных приёмах импрессионистского построения композиции и пространства ощутимо влияние японской гравюры и отчасти фотографии. Импрессионисты впервые создали многогранную картину повседневной жизни современного города, запечатлели своеобразие его пейзажа и облик населяющих его людей, их быта, труда и развлечений.

Название "Импрессионизм" возникло после выставки 1874 г. в Париже, на которой экспонировалась картина Моне "Впечатление. Восходящее солнце" (1872 г.; в 1985 г. украдена из музея Мармоттан в Париже и сегодня числится в списках Интерпола). Более семи выставок импрессионистов было проведено между 1876 и 1886 г.; по завершении последней только Моне продолжал строго следовать идеалам Импрессионизма. "Импрессионистами" называют также и художников за пределами Франции, писавших под влиянием французского Импрессионизма.

II . Импрессионизм как художественное направление

конца XIX – начала XX века.

2.1. Понятие импрессионизма и история возникновения.

Слово «Импрессионизм» образовано от французского «impression»-впечатление. Это направление живописи, зародившееся во Франции в 1860-х гг. и во многом определившее развитие искусства 19 века. Центральными фигурами этого направления были Сезанн, Дега, Мане, Моне, Писсарро, Ренуар и Сислей, и вклад каждого из них в его развитие уникален. Импрессионисты выступали против условностей классицизма, романтизма и академизма, утверждали красоту повседневной действительности, простых, демократических мотивов, добивались живой достоверности изображения, пытались уловить "впечатление" от того, что глаз видит в конкретный момент, не акцентируя внимания на прорисовке конкретных деталей.

Весной 1874 года группа молодых художников-живописцев, включающая Моне, Ренуара, Писсарро, Сислея, Дега, Сезана и Берту Моризо, пренебрегла официальным Салоном и устроила собственную выставку. Подобный поступок уже сам по себе был революционным и рвал с вековыми устоями, картины же этих художников на первый взгляд казались еще более враждебными традиции. Реакция на это новшество со стороны посетителей и критиков была далеко не дружественной. Они обвиняли художников в том, что те пишут просто для того, чтобы привлечь внимание публики, а не так, как признанные мастера. Наиболее снисходительные рассматривали их работы как насмешку, как попытку подшутить над честными людьми. Потребовались годы жесточайшей борьбы, прежде чем эти, впоследствии признанные, классики живописи смогли убедить публику не только в своей искренности, но и в своем таланте.

Стараясь максимально точно выразить свои непосредственные впечатления от вещей, импрессионисты создали новый метод живописи. Его суть состояла в передаче внешнего впечатления света, тени, рефлексов на поверхности предметов раздельными мазками чистых красок, что зрительно растворяло форму в окружающей свето-воздушной среде. В излюбленных своих жанрах (пейзаже, портрете, многофигурной композиции) они стремились передать свои мимолетные впечатления от окружающего мира (сцены на улице, в кафе, зарисовки воскресных прогулок и т. п.). Импрессионисты изображали жизнь, полную естественной поэзии, где человек находится в единстве с окружающей средой, вечно изменчивой, поражающей богатством и сверканием чистых, ярких красок [2].

После первой выставки в Париже этих художников начали называть импрессионистами, от французского слова «impression» - «впечатление». Это слово подходило к их работам, потому что в них художники передавали свое непосредственное впечатление от увиденного. Художники по-новому подошли к изображению мира. Главной темой для них стали трепетный свет, воздух, в который как бы погружены люди и предметы. В их картинах чувствовался ветер, влажная, нагретая солнцем земля. Они стремились показать удивительное богатство цвета в природе. Импрессионизм был последним крупным художественным движением во Франции XIX века.

Нельзя сказать, что путь художников-импрессионистов был легок. Сначала их не признавали, их живопись была слишком смелой и необычной, над ними смеялись. Никто не хотел покупать их картин. Но они упорно шли своим путем. Ни бедность, ни голод не могли заставить их отказаться от своих убеждений. Прошло много лет, многих из художников-импрессионистов уже не было в живых, когда их искусство было, наконец, признано.

Всех этих очень разных художников объединила общая борьба с консерватизмом и академизмом в искусстве. Импрессионисты провели восемь выставок, последнюю - в 1886 году. На этом собственно и заканчивается история импрессионизма как течения в живописи, после чего каждый из художников пошел своей собственной дорогой.

Одна из картин, представленных на первой выставке “независимых”, как себя сами предпочитали называть художники, принадлежала Клоду Моне и называлась “Впечатление. Восход солнца”. В появившемся на следующий день газетном отзыве на выставку критик Л. Леруа всячески издевался над отсутствием “сделанности формы” в картинах, иронически склоняя на все лады слово “впечатление” (impression), будто бы заменяющее в работах молодых художников подлинное искусство. Против ожидания, новое слово, произнесенное в насмешку, прижилось и послужило названием всего течения, поскольку оно как нельзя лучше выражало то общее, что объединяло всех участников выставки – субъективное переживание цвета, света, пространства. Стараясь максимально точно выразить свои непосредственные впечатления от вещей, художники освободились от традиционных правил и создали новый метод живописи.

Импрессионисты выдвинули собственные принципы восприятия и отображения окружающего мира. Они стерли грань между главными предметами, достойными высокого искусства, и предметами второстепенными, установили между ними прямую и обратную связь. Импрессионистический метод стал, таким образом, максимальным выражением самого принципа живописности. Живописный подход к изображению как раз и предполагает выявление связей предмета с окружающим его миром. Новый метод заставил зрителя расшифровывать не столько перипетии сюжета, сколько тайны самой живописи.

Сущность импрессионистического видения природы и ее изображения заключается в ослаблении активного, аналитического восприятия трехмерного пространства и сведения его к исконной двухмерности холста, определяемой плоскостной зрительной установкой, по выражению А. Хильдебранда, “далевым смотрением на натуру”, что приводит к отвлечению изображаемого предмета от его материальных качеств, слиянию со средой, почти полного превращения его в “видимость”, внешность, растворяющуюся в свете и воздухе [3]. Не случайно П. Сезанн позднее называл лидера французских импрессионистов Клода Моне “только глазом”. Эта “отстраненность” зрительного восприятия приводила также к подавлению “цвета памяти”, т. е. связи цвета с привычными предметными представлениями и ассоциациями, согласно которым небо всегда синее, а трава зеленая. Импрессионисты могли в зависимости от своего видения небо написать зеленым, а траву синей. “Объективная правдоподобность” приносилась в жертву законам зрительного восприятия. Например Ж. Сера с восторгом рассказывал всем, как он открыл для себя, что оранжевый прибрежный песок в тени – ярко синий. Так в основу живописного метода был положен принцип контрастного восприятия дополнительных цветов.

Для художника – импрессиониста по большей части важно не то, что он изображает, а важно “как”. Объект становится только поводом для решений чисто живописных, “зрительных” задач. Поэтому импрессионизм первоначально имеет еще одно, позднее забытое название – “хромантизм” (от греч. Chroma – цвет ). Импрессионисты обновили колорит, они отказались от темных, земляных красок и наносили на холст чистые, спектральные цвета, почти не смешивая их предварительно на палитре. Натурализм импрессионизма заключался в том, что самое неинтересное, обыденное, прозаическое превращалось в прекрасное, стоило только художнику увидеть там тонкие нюансы серого и голубого. [2]

Характерна краткость, этюдность творческого метода импрессионизма. Ведь только короткий этюд позволял точно фиксировать отдельные состояния природы. Импрессионисты были первыми, кто порвал с традиционными принципами пространственного построения картины, восходящими к Возрождению и Барокко. Они использовали ассиметричные композиции, чтобы лучше выделить заинтересовавших их действующих лиц и предметы. Но парадокс состоял в том, что, отказавшись от натурализма академического искусства, разрушив его каноны и декларировав эстетическую ценность фиксирования всего мимолетного, случайного, импрессионисты остались в плену натуралистического мышления и даже, более того, во многом это было шагом назад. Можно вспомнить слова О. Шпенглера о том, что “пейзаж Рембрандта лежит где-то в бесконечных пространствах мира, тогда как пейзаж Клода Моне – поблизости от железнодорожной станции” [2]

2.3. Основные этапы развития импрессионизма в истории.

Начиная с 1860-х годов среди двухтысячной армии художников, живших и работавших в Париже, поднималась волна недовольства. Отчасти предметом недовольства был собственно художественный истэблишмент, а не художественные идеалы, которых он придерживался и до некоторой степени навязывал. Недовольство подогревалось скрытой политической оппозицией умеренному авторитаризму правительства Наполеона III. Примешивались и чувства зависти и отчаяния, которые не мог не вызывать порядок отбора работ в Салоне, а для всех художников, какой бы школы они ни придерживались, Салон был единственной дорогой к успеху. Кризис произошел в 1863 году и стал не только катастрофой сам по себе, но для последующих поколений, в массовом воображении превратился в столь же значительное (и столь же банальное) событие, что и штурм Бастилии.

В тот год жюри Салона установило срок подачи работ на конкурс с 20 марта по 1 апреля. Было подано свыше 5000 работ от 1430 художников, среди них Мане, Уистлера и Ионгкинда. Новые правила отбора (они были установлены после того, как жюри случайно отклонило работы, выполненные самими членами жюри) гласили, что правом входить в состав жюри пользуются все члены Академии и все получившие медали на предыдущих выставках. Это позволяло художникам, содержавшим школы-мастерские, возможность отдавать предпочтение своим ученикам. Обычно жюри находилось под контролем одного наиболее влиятельного члена жюри. В том году им был Эмиль Синьоль, учитель Ренуара по Школе изящных искусств, закоренелый приверженец самых строгих правил. К 5 апреля по всем кафе Батиньоля и Левого берега пошли слухи, что бескомпромиссное жюри отклонило 2783 работы у 442 художников, и, главное, что не все из них были революционерами из барбизонской школы; некоторые из отвергнутых работ были написаны художниками, которым покровительствовала сама Императрица. В общем, разразился скандал. 20 апреля выставку посетил Наполеон III, в сопровождении своего адъютанта генерала Лебёфа. Ему показали некоторые из отвергнутых работ. Он нашел, что они мало чем отличаются от тех, что были приняты жюри. Император выступил с заявлением, напечатанным в газете "Le Moniteur Universel":

"Император получил многочисленные жалобы в отношении произведений искусства, отвергнутых жюри Салона. Его Величество, желая дать возможность общественности прийти к собственному заключению о правомерности этих жалоб, решил, что отвергнутые произведения будут выставлены напоказ в другой части Дворца Индустрии. Выставка эта будет добровольной, и тем, кто не пожелает принять в ней участие, нужно будет лишь уведомить администрацию, которая незамедлительно возвратит им их работы"[3].

К 7 мая - крайнему сроку, к которому художники должны были принять решение о востребовании своих работ, - около 600 картин из представленных на суд жюри были возвращены их создателям. Как писал в "L'Artiste" Жюль Кастаньяри (1830-1888), великий поборник новаторства в искусстве, дело обстояло не так однозначно, как это могло показаться:

"Известие привело парижские мастерские в состояние замешательства. Ликовали и обнимали друг друга. Но затем на смену восторгам пришло отрезвление. Что же теперь делать? Воспользоваться предложением и выставить свои работы? Это значит - решиться (и не без ущерба для себя) дать ответ на вопрос, подразумеваемый в самом решении, - отдать себя на суд публики, в случае, если работа признана явно плохой. И это значит поставить под сомнение объективность Комиссии и перейти на сторону Института не только в настоящее время, но и на будущее. А если не выставлять? Это значит - отдаться на суд жюри и таким образом, признав свою бездарность, способствовать росту его авторитета"[3].

Неофициально новую выставку окрестили Салоном Отверженных. Она открылась 17 мая в пристройке ко дворцу, украшенной столь же пышно, что и Салон. Чтобы избежать разногласий насчет места развески, работы располагались строго в алфавитном порядке - мера эта, хоть и рациональная, в зрительном отношении вызвала разнобой. Успех выставки был сногсшибательным: в первый день было 10 тысяч посетителей, и число не снижалось, притом, что собственно в Салон заходили куда меньше. Выставка представляла собой странную смесь картин. В одном ряду с батальными сценами и обнаженными девами висели работы еще малоизвестных новаторов: три полотна и три гравюры Мане, три полотна Писсарро, три - Йонгкинда и не числившиеся в каталоге работы Сезанна, Гийомена, Баркмона и Фантен-Латура. Всеобщий успех имела картина Уистлера "Девушка в белом".


Моне Клод (Monet, Claude) 1840-1926 гг .

Одним из основоположников импрессионизма является Клод Оскар Моне. Первое “соприкосновение” Моне с импрессионизмом произошло в 1858 году, когда он познакомился в Гавре с Эженом Буденом.

Художественное образование Моне получил в Париже (с 1859), занимался в студии Сюиса, некоторое время посещал мастерскую художника академической ориентации Ш. Глейра. В Салоне внимательно присматривался к полотнам К. Коро, Т. Руссо, Ш. Добиньи. Важное значение имело знакомство с молодыми живописцами, ищущими новых путей в искусстве: Базилем, Писсарро, Дега, Сезанном, Ренуаром, Сислеем. В их кругу зародилось ядро нового живописного направления, получившего впоследствии название «импрессионизм» от названия картины Моне «Впечатление. Восход солнца», которая экспонировалась в ателье фотографа Надара в 1874, на первой выставке импрессионистов. Клод Моне много работает на натуре, ему важно не просто запечатлеть пейзаж, бытовую сценку, а передать свежесть непосредственного впечатления от созерцания природы, где каждое мгновение что-то происходит, где окраска предметов непрерывно меняется в зависимости от освещения, от состояния атмосферы, погоды, от соседства с другими предметами, отбрасывающими цветные отблески — рефлексы. Чтобы воссоздать жизнь в ее непрестанных изменениях, художник работает под открытым небом, делая на пленэре не только этюды, но и завершая картины.

В картине «Дамы в саду» (около 1865, Эрмитаж, Санкт-Петербург), залитой сияющим светом, белый цвет платья словно вбирает в себя все многоцветие природы — здесь и голубые блики, и зеленоватые, охристые, розоватые; столь же тонко разработан зеленый цвет листвы, травы.

Моне начинает работать рельефным мазком, передающим трепет листвы, мерцание солнечных бликов на воде, тени от скользящих по небу облаков: «Скалы в Этрета» (1886, Музей изобразительных искусств, Москва); «Луга в Живерни» (1888), «Поле маков» (1880-е, оба — Эрмитаж, Санкт-Петербург). Композицию художник сознательно строит таким образом, чтобы картина производила впечатление случайно выхваченного фрагмента из потока жизни («Бульвар Капуцинок», 1873, Музей изобразительных искусств, Москва).Моне создает серии, запечатлевая один и тот же мотив, в разное время дня: «Руанский собор в полдень» (1894); «Руанский собор вечером» (1894, оба Музей изобразительных искусств, Москва); контуры предметов, объемы начинают растворяться в световоздушной среде [4].

Добиваясь чистоты и звучности цвета, Моне избегает смешивать краски на палитре; чтобы передать нужный ему тон зеленой листвы, художник кладет рядом мазки желтого и синего, на расстоянии они сливаются, «смешиваются» в глазу зрителя, и листья кажутся зелеными и словно трепещущими на ветру («Стог сена», около 1886, Музей изобразительных искусств, Москва).

Все эти новшества вызывали неприятие публики и критики. Картины импрессионистов не принимались в Салон, покупались за бесценок или не покупались вовсе. Моне жил долгое время в такой нужде, что не было денег ни на хлеб, ни на краски, и он подчас не мог закончить начатый холст. Свои последние работы — 14 больших декоративных панно «Нимфеи» («Водяные лилии», или «Кувшинки»), над которыми Моне работал начиная с 1918, — он завещал в дар государству: пейзажи с мерцающими водами, лилиями, серебристыми ивами и их зыбкими отражениями заполняют пространство двух овальных залов «Оранжереи» Лувра (Париж) [4].

Мане Эдуард (Manet, Edouard) 1832-1883 гг.

Мане родился в семье крупных чиновников, и рисовать начал уже в колледже. Он воспротивился предназначенной ему карьере юриста и поступил в морскую школу. В 1848 году отправился в поход на корабле в Рио-де-Жанейро. В 1850 со своим другом по гимназии Прутом (впоследствии автором воспоминаний о художнике) Мане учится в Школе Изящных Искусств в Париже. Мане провел в этой школе шесть лет, усваивая навыки четкого рисунка и его моделировки цветом, законы композиционного построения. Мане много путешествует, посещает Нидерланды, Австрию, Италию, а позже Германию, Испанию и Англию. Как и в собраниях Лувра, его везде интересуют «секреты» живописи старых мастеров, преимущественно Веласкеса, Гойи, Эль Греко, Халса, Рембрандта, Рубенса, Ван Дейка, Ватто и Шардена. Часто он делает копии с понравившихся ему произведений, порой довольно произвольные. Уничтожив работы, исполненные в Школе Изящных Искусств, он решает начать работать самостоятельно.

Первое значительное произведение Мане - это картина «Любитель абсента» (1858-1859).

Сюжет картины мог быть инспирирован влиянием Бодлера, с которым художник познакомился в это время. В традициях старых мастеров исполнен и «Портрет родителей» (1860), выполненный как жанровая картина; Мане одним из первых художников заметил отчужденность людей друг от друга, изображенные им персонажи находятся рядом, но словно не обращают внимания на окружение.

В 1863 Мане пишет картину «Завтрак на траве», которая под названием «Купание» была выставлена в скандально известном Салоне отверженных, где экспонировались произведения, не принятые официальным жюри. В том же году Мане пишет «Олимпию».

«Олимпия»

В 1867 Мане строит собственный павильон на всемирной выставке в Париже, для которой он создает картину «Расстрел императора Максимилиана в Кверетаро», повествующую о бесславной кончине ставленника Наполеона III на мексиканский престол.

Позже художник сближается с Золя, пишет его портрет. В картине «Балкон» Мане, сочетая принципы бытового жанра с портретом, вновь показывает отчужденность людей друг от друга. В 1874 в год первой выставки импрессионистов, Мане едет «в малую столицу импрессионизма» Аржантей, где работают Клод Моне и Огюст Ренуар. Мазок в его картинах становится более дробным, способным чутко улавливать и передавать нюансы изменчивой жизни природы.

Непосредственными ученицами Мане являлись Б. Моризо, Е. Гозалес и М. Кэссет, однако он оказал значительное влияние на всю группу художников-импрессионистов.

Ренуар ( Пьер ) Огюст (Renoir, (Pierre) Auguste) 1841-1919 гг .

Ренуар с 1845 жил в Париже. С 1854 расписывал изделия из фарфора, шторы и веера. В 1862-64 учился в Школе изящных искусств и в мастерской Ш. Глейра, где сблизился с К. Моне, А. Сислеем и Ф. Базилем.

В ранних работах Ренуара с их плотным письмом и чёткой очерченностью форм заметно влияние Г. Курбе и Э. Мане (портрет четы Сислей, 1868, Музей Вальраф-Рихарц, Кёльн).

На рубеже 1860-70-х гг. Ренуар переходит к живописи на пленэре, естественно и органично включая человеческую фигуру в изменчивую свето-воздушную среду ("Купание на Сене", 1869, Музей изобразительных иск-в им. А. С. Пушкина, Москва). Его палитра светлеет, письмо становится прозрачным, мазок - вибрирующим, колорит насыщается тонкими рефлексами, смягчёнными контрастами тёплых по тону теней и богатых серебристо-жемчужными оттенками освещённых зон ("Ложа", 1874, Ин-т Курто, Лондон).

"Ложа", 1874.

В отличие от большинства импрессионистов, Ренуара (как и Э. Дега) интересует прежде всего индивидуальность человека - в его единстве с природой, в живом общении с другими людьми, в случайных жизненных ситуациях. Он фиксирует тончайшие нюансы настроения модели (портрет В. Шоке, 1876, частное собрание, США), выявляет эмоциональность артистической натуры (этюд к портрету актрисы Ж. Самари, 1877, Музей изобразительных иск-в им. А. С. Пушкина, Москва) и непосредственность юного характера ("Мадмуазель Гримпель с голубой лентой", 1880, частное собрание, Париж).

И в портретах и в жанровых композициях Ренуар стремится подчеркнуть ощущение полноты бытия. Его привлекает праздничная сторона городской жизни - балы, танцы, прогулки с их динамикой и пестротой персонажей ("Мулен де ла Галет", 1876, Музей импрессионизма, Париж), сцены безмятежного отдыха ("После обеда", 1879). Однако эпизоды, кажущиеся выхваченными Ренуаром из потока жизни, фрагментарными, по сути лишены эффекта мимолётного события, как бы замедлены, продлены во времени, всегда композиционно уравновешены [2].

Особым обаянием проникнуты женские образы Ренуара; различные по внутренней характеристике, они сходны между собой внешне (миндалевидный разрез глаз, округлость лиц, плавность силуэтов), словно отмечены общей печатью среды и эпохи ("Зонтики", 1879, Нац. гал., Лондон; "Девушки в чёрном", 1883, Музей изобразительных иск-в им. А.С. Пушкина).

"Зонтики", 1879.

Современный тип женской красоты Ренуар утверждает и в изображении обнажённой натуры, достигая редкой изысканности карнации (построенной на сочетании основного золотистого тона и зеленовато-голубых рефлексов), мягкой и гибкой пластичности в трактовке нагого тела ("Нагая женщина, сидящая на кушетке", 1876, Музей изобразительных иск-в им. А. С. Пушкина, Москва).

С 1880-х гг. Ренуар всё более тяготеет к классической ясности образов (в 1881-82 он посещает Италию), в его живописи нарастают черты декоративизма, формы ограничиваются контуром, моделировка объёмов становится жёсткой, в колорите преобладают оранжево-розовые тона.

Лаконизмом и лёгкостью штриха отличаются многочисленные рисунки Ренуара. Скульптурные работы Ренуара (гл. обр. нач. 1900-х гг.) стилистически сближаются с произведениями А. Майоля ("Венера", бронза, 1914-16, Музей Вальраф-Рихарц, Кёльн).

Жизнерадостное, глубоко гуманистическое творчество Ренуара оказало значительное воздействие на развитие реалистического искусства 20 в.

Писсарро, Камиль (Pissarro, Camille) (1830–1903).

Многие художники разделяли идеи и цели импрессионизма, но лишь два из них последовательно шли по избранному пути - Моне и Писсарро. Ученик Коро, Писсарро был старше остальных членов группы импрессионистов, своего рода ее “отцом”. Он родился на островах Антильского архипелага, вместе с родителями переехал в Париж и там учился в Школе изящных искусств и академии Сюиса. В шестидесятые годы его пейзажи, милые, отнюдь не бунтарские, были приняты в Салон. Однако, преодолев влияние Коро и выработав собственный стиль, Писсарро оказался в числе тех, кто не мог продать свои картины, и было время, когда он чуть было не отказался от занятий живописью.

Официальный дебют Писсарро состоялся в Салоне 1857 года, где он представил «Пейзаж в Монморанси», картина имела успех. В дальнейшем отношения с жюри Салона у Писсарро не сложились, несмотря на быстрый рост мастерства художника.

На один из его пейзажей в Салоне 1865 года обратил внимание Золя. Он писал, что картина Писсарро доставила ему «полчаса наслаждения и отдыха». Начиная с 1866 года, Писсарро постепенно освобождался от влияния Коро, его палитра становилась светлее, исчезают нейтральные тона. Постепенно вырабатываются черты позднейшей импрессионистической живописной техники, он работает теперь шпателем большими, светящимися мазками, которые становятся все более пластичными.

С 1868 по 1870 год Писсарро жил в Лувесьенне. Появляются пейзажи этих мест - «Дорога из Версаля в Лувесьенн» (1870), «Дилижанс из Лувесьенна»(1870).

Семидесятые годы - время расцвета художника. О творчестве Писсарро 70-х годов дает яркое представление луврское собрание. В «Дороге в Лувесьенне» (1870) разрабатывается любимый художником мотив уходящей вдаль дороги.

Все полно сдержанной гармонии неярких голубовато-зеленых тонов, великолепно передающих сырой и прохладный осенний вечер. Лишь розовый дом выделяется на общем фоне, заставляя интенсивнее звучать соседствующие с ним цвета. Писсарро выступает достойным продолжателем Коро, умевшего одним мазком, пятнышком краски оживить колористическую гамму, построенную на градациях одного-двух тонов. Въезд в деревню» (1872) напоминает по композиции «Дорогу в Лувесьенне». Только краски стали светлее, так как картина передает погожий день ранней весны. Весело зеленеет молодая трава, тонкие серо-желтые стволы деревьев отбрасывают на землю густо-зеленые тени. Воздух прозрачен настолько, что очертания домов вдали выступают со всей отчетливостью.

Проходит еще несколько лет, и в 1876 году Писсарро пишет «Жатву». Все части пейзажа неразрывно связаны друг с другом. Связь эта не только колористическая, пространственная, ритмическая. Она в самой манере письма, в плотных, сильных мазках, ложащихся по форме предметов. Способы художественной выразительности подчинены одной задаче - показать щедрость, изобилие родной земли [3].

«Красные крыши» (1877) производят иное впечатление, чем «Жатва». В пейзаже нет крупных живописных масс и пятен, все подчинено передаче эффекта солнечного света и трепетности воздуха. Общее настроение определяется изображенными на первом плане тонкими деревьями. Они купаются в неярком зимнем солнце, их ветви, написанные небольшими зелеными и желтыми мазками, переплетаясь, образуют нежное золотистое кружево.

Если в ранних работах Писсарро человеческие фигуры играют подчиненную роль в картине (как пример можно привести «Малый мост» (1875) и «Красные крыши»), то со временем они занимают в ней все более важное место. В 1879 году Писсарро пишет картину «Отец Мелон за распиливанием дров» (1879). Писсарро с упорством добивался признания движения импрессионистов и много сделал для этого. Он принимал участие на всех выставках, начиная с первой. Официальная критика называла его пейзажи «непонятными».

Работал Писсарро также и как рисовальщик, акварелист и гравер - в технике офорта и литографии. Наибольших достижений он добился в графике. Из всех импрессионистов он лучше всех смог перенести в офорт и литографию атмосферу мимолетного и изменчивого. Последние годы принесли Писсарро долгожданный успех и материальное благополучие. Художник по-прежнему много пишет, но все больше сил отнимает у него не работа, а, по его собственному выражению, борьба со старостью.


2.4. Русский импрессионизм.

Самым ярким представителем русского импрессионизма является художник Коровин Константин Алексеевич(1861-1939). Творчество Коровинапрочно вошло в историю отечественного искусства и принадлежит к высшим его достижениям.

Замечательно одаренный человек и художник, друг В. А. Серова и Ф. И. Шаляпина, сверстник И. И. Левитана, М. А. Врубеля, М. В. Нестерова, он - характерный представитель эпохи рубежа XIX-XX веков со свойственными ей напряженными поисками идеала, стремлением к синтезу, к реформации языка живописи. Коровин оставил яркий след во всех видах искусства, к которым обращался: писал картины, проектировал и оформлял выставочные павильоны; один из немногих мастеров этого времени, он реализовал свои замыслы в монументальной живописи; участвовал в реформации театрального дела России. Одновременно около двух десятилетий мастер вел педагогическую работу, воспитав несколько поколений русских живописцев. Современники высоко ценили искусство Коровина-рассказчика, а в конце жизни он, подобно В. Г. Перову, И. Е. Репину, М. В. Нестерову, стал известен как писатель, автор мемуарных очерков.

Константин Алексеевич Коровин родился 5 декабря (23 ноября по старому стилю) 1861 года в Москве, на Рогожской улице в семье купцов-старообрядцев. Здесь в доме его деда, где он жил с родителями и братом Сергеем, прошло его детство.

Годы учения Коровина (1875-1886) - яркая пора в жизни Училища живописи, ваяния и зодчества. На протяжении этого десятилетия в искусстве протекали важнейшие процессы. Естественно, они непосредственно касались учащихся - ведь одновременно с усвоением профессиональных основ искусства формировалось их художественное мировоззрение. И в этом отношении десять лет юности Коровина были далеко не безмятежными. А путь его из класса в класс был не совсем простым.

С 1879 года Коровин и сам участвовал в ученических выставках Московского училища живописи, ваяния и зодчества, ставших заметным событием культурной жизни Москвы. О них всерьез писали газеты. На одной из них П. М. Третьяков приобрел картину Левитана "Осенний день. Сокольники". На первой выставке Коровин запомнился зрителям этюдом "Весна" - большая ворона на еще не одетом листвой дереве. Полотно выявило лирический талант в будущем мастере [5].

От тех дней среди немногих дошел его пейзаж "Ранняя весна" (1870-е), изображающий согретую вешним солнцем окраину деревни с покосившейся избушкой в тени пушистых ив. Картину отличает тонкость цветовых градаций, в ней ощутимо замечательное колористическое дарование юного автора.

Начиная с 1878 года его натурные этюды постоянно отмечаются премиями и благодарностями в училище, с конца 1880 года он становится стипендиатом князя В. А. Долгорукова, попечителя выставки Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Осенью 1882 года, будучи учеником натурного класса, юноша покинул Москву, перейдя в тот же класс Академии художеств в Петербурге. Однако через три месяца он бежал от господствовавшей там рутины и вернулся в свое училище.

Именно Поленов много сделал для формирования будущего художника. На склоне лет Коровин вспоминал: "Поленов так заинтересовал школу и внес свежую струю в нее, как весной открывают окно душного помещения. Он первый стал говорить о чистой живописи, как написано, говорил о разнообразии красок". Влияние нового педагога и привезенной им с Востока серии этюдов 1881-1882 годов несомненно ощутимо в неожиданном для Московского училища и отечественной живописи тех лет "Портрете хористки" (1883) с его ясной гармонией чистых красок.

Юный художник блестяще решил задачу изображения человеческой фигуры в живой и изменчивой световоздушной среде. Свою, возможно, случайную модель - некрасивую молодую женщину в чуть нелепой шляпке, с веером в руке - он запечатлел на террасе, на фоне залитого солнцем общественного сада.

Картина казалась столь неожиданно новой по исполнению и непонятной по задачам ("Девушка, освещенная солнцем" Серова появится только пять лет спустя), что Поленов, судя по авторской надписи на обороте холста, даже посоветовал питомцу не выставлять ее. Интересно, что одновременно в мастерской того же педагога появились и пейзажи Левитана "Первая зелень. Май" (1883), "Мостик. Саввинская слобода" (1884), как и "Портрет хористки", являющиеся ранними образцами импрессионизма в русской живописи. Странным образом коровинская хористка оказалась сродни женским портретам Огюста Ренуара.

Между тем училище отметило премиями эскизы Коровина на заданные в классе темы: "Братья продают Иосифа". "Беседа Христа с Никодимом", "Петрушка", "Смерть цыгана (по поэме А. С. Пушкина)". В 1883 году он получил малую серебряную медаль за этюд масляными красками, год спустя - медаль того же достоинства за рисунок с натуры.

В конце 1884 года произошло знаменательное для судьбы Коровина событие - Поленов ввел его в дом промышленника и мецената С. И. Мамонтова. Ученик стал членом кружка любителей и художников, получившего позже название Мамонтовского (или Абрамцевского) художественного кружка. Здесь он, общий любимец и активный участник всех начинаний, формировался как человек и живописец, здесь приобщился к театру.

Знаменитый Мамонтовский кружок занял важное место в творческой биографии не одного только Коровина, но и многих крупнейших русских художников: Е. И. Репина, В. М. Васнецова, М. М. Антокольского, В. Д. Поленова, М. А. Врубеля, В. А. Серова и других.

Картина "Северная идиллия" (1886) появилась под влиянием интереса обитателей Абрамцева к народному искусству во всех его проявлениях, а также к театру. На лугу изображена группа крестьянских девушек в ярких костюмах Тульской губернии. Они слушают тихий наигрыш пастушка на свирели. Свойственное персонажам состояние раздумья, просветленной грусти, поглощенности звуками простой мелодии, а также декоративность общего замысла ощутимы и в одноименной работе - этюде к центральной части полотна. Этюд и картина свидетельствуют о развитом чувстве цвета у молодого художника, решившего "музыкальную" задачу на гармонии-контрасте красных и зеленых тонов. "Северная идиллия" принадлежала новому для того времени "бессюжетному" направлению в живописи. Отныне мотив музицирования, сопереживания музыке будет постоянно встречаться в полотнах Коровина.

Во второй половине 1880-х он, оформивший уже более полутора десятков спектаклей, в том числе оперы "Аида" Дж. Верди, "Лакме" Л. Делиба, "Кармен" Ж. Бизе, наряду с Поленовым становится ведущим декоратором Русской частной оперы С. И. Мамонтова в Москве.

С основанием Общества искусства и литературе в 1888 году художник становится деятельным участником его оживленной жизни.

К этому времени Коровин является авторитетным ценителем театрального искусства в глазах Станиславского. Во всяком случае, Станиславский неоднократно цитирует его мнение о своих актерских выступлениях на страницах дневника.

Очень плодотворно поработал он в Жуковке летом 1888 года. Именно тогда создал Константин Алексеевич свои светлые и радостные ранние импрессионистические полотна: "У балкона. Испанки", "За чайным столом" (1888), "В лодке" (1888), "Улица во Флоренции" и другие. Как и "Девушка, освещенная солнцем" В. А. Серова, пейзажи И. И. Левитана и И. С. Остроухова, жанры М. В. Нестерова и А. Е. Архипова, созданные в годы высшего расцвета талантов И. Е. Репина, В. И. Сурикова, Н. Н. Ге, И. И. Шишкина, работы Коровина отмечены новыми для русской живописи тенденциями [4]. Им свойственна особая, лирическая интерпретация натуры, отражающая мироощущение иного поколения, иной положительный идеал, иной художественный строй. Картины молодых новы по трактовке сюжетов, но живописной манере, колористическим поискам. Большее значение, в сравнении с сюжетом, в них обретали передача воздуха и света, многоцветие мира, выявление в натуре состояний, близких переживаниям людей.

Будучи одним из устроителей XVII Передвижной выставки, Поленов отобрал на нее лучшие работы учеников в соответствии с их пожеланиями и уехал в Петербург. Архипов представил - "Под вечер" и "На Волге", Степанов -"Лосей", Нестеров - "Пустынника", Пастернак - "Письмо с Родины", а Коровин - "У балкона". Среди принятых были все посланные картины.

Полотно Коровина предстало перед зрителями впервые на передвижной выставке 1889 года в Петербурге после его поездки в Испанию. Благодаря совершенству художественного решения, музыкальному звучанию артистически тонко разработанной гаммы серебристо-черных тонов это небольшое полотно несет в себе большую эмоциональную и эстетическую силу. Как виртуоз музыкант из двух струн, извлекает художник из двух цветов, черного и белого, богатейшую мелодию серебристых полутонов. На молодых современников полотно произвело сильное впечатление и оно сразу было приобретено Мамонтовым.

На склоне лет, вспоминая о природе Севера и своеобычной жизни местных людей (очерки "На Севере диком", "Новая земля"), Коровин умолчал и о пережитых трудностях, и о вопросах творческих. "Северные" работы, имевшие для русской общественности как эстетический, так и научно-познавательный интерес, отражают разнообразие задач, поставленных перед собой художником. С видами крупных гаваней - "Архангельский порт на Двине" (1894), "Гаммерфест. Северное сияние" (1894-1895) - соседствуют изображения малолюдных становищ ("Мурманский берег", 1894), моря и необитаемых островов. Рядом с широкими панорамами - "Ручей св. Трифона в Печенге" (1894) - интимные, "уголковые" пейзажи - "Зима в Лапландии" (1894); редкий для тех лет натюрморт с рыбой. В октябре 1894 года пристрастный в оценках Нестеров писал: "Видел этюды Серова и Коровина, в общем они очень красивы, по два же или по три у каждого прямо великолепны". Ряд пейзажей первой северной поездки - "Зима в Лапландии", "Ручей св. Трифона в Печенге", "Гаммерфест. Северное сияние" - прочно вошли в "золотой фонд" русской живописи.

Север, суровый и величественный, неуклонно диктовал свою сдержанную гамму, и Коровин составил из ее оттенков изумительную симфонию. Северными работами Коровина нельзя было не восхищаться. Художник Сергей Герасимов, ученик Серова и Коровина писал: "Коровин оказал сильнейшее влияние на Левитана и Серова. Северные этюды Серова нельзя отличить от коровинских. И вообще в живописи Коровина есть особая музыкальность, свой живописный красочный ритм.

Однако, на этом период "северных" работ на этом не закончился. Ему суждено было продлится в ином выражении. Уже не в станковом, а монументально-декоративном искусстве. Вскоре после возвращения художника Мамонтов, видя, насколько Коровин "переполнен" северными впечатлениями и зная его разностороннюю талантливость, заказал ему проектирование и декоративное убранство павильона Крайний Север для грандиозной Всероссийской художественно-промышленной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде.

В 1896 году с гастролей в Нижнем Новгороде на Всероссийской выставке начинается второй период жизни Частной оперы.

С Частной оперой Коровин был связан шестнадцать лет, фактически весь период ее существования, включая первые опыты на домашней сцене в доме Мамонтова.

Кроме "Снегурочки", "Аиды", "Орфея", "Садко", "Лакме", "Кармен", "Псковитянки" Коровин исполнил декорации к целому ряду других произведений, в том числе: самостоятельно - к "Фаусту" Ш. Гуно; совместно с Малевичем и Щукиным - к "Лукреции Борджиа" Г. Доницетти и "Джиоконде" А. Понкиелли; по эскизам В. Д. Поленова, совместно с И. И. Левитаном - к "Алой розе" С. И. Мамонтова; совместно с В. А. Серовым - к "Рогнеде" А. Н. Серова; совместно с С. В. Малютиным - к "Князю Игорю" А. П. Бородина и "Хованщине" М. П. Мусоргского.

В конце 1890-х живописец связал свою судьбу с обществом "Мир искусства". На первую из устроенных С. П. Дягилевым экспозиций отечественного искусства на выставке русских и финляндских художников в 1898 году он был приглашен наряду с Серовым, Врубелем, Левитаном, Нестеровым. Коровин показал девятнадцать картин и акварелей 1880-1890-х годов, в том числе портрет С. Н. Голицыной, пейзаж "Зимой" и театральный эскиз, которые отныне он будет регулярно экспонировать. Летом того же года Дягилев перевез выставку в Германию - в Мюнхен, Дюссельдорф, Кельн и Берлин, где наряду с картиной "Девочка с персиками" Серова успех имели и работы Коровина - портреты и виды Парижа, пейзаж "Зимой". В последующие годы кроме картин на выставках "Мира искусства" появились "северные" панно и мебель, созданные мастером.

Благодаря Коровину "этюдность" стала одной из характернейших черт русского импрессионизма (так же как декоративность). Он разрабатывал эту манеру письма на протяжении всей жизни. Особенно увлекался в девятисотые - десятые годы, на юге России, во Франции. Южное солнце как бы само побуждало к воспроизведению разнообразных световых эффектов. Завораживает легкость и артистизм "крымских" и "французских" этюдов "Парижское кафе" (1890-е), "Кафе в Ялте" (1905), "Улица в Виши" (1906), "На юге Франции" (1908), "На берегу моря в Крыму" (1909), "Пристань в Гурзуфе" (1914), "Рыбачья бухта. Севастополь" (1916).

Декоративность, общее настроение при отсутствии психологизма большинству коровинских портретов. Но есть несколько работ, резко выделяющихся из этого ряда. Их можно включить в число лучших произведений русской портретной живописи. Это Портрет итальянского певца Анджело Мазини (начало 1890-х), портрет Николая Дмитриевича Чичагова (1902) и портрет Федора Ивановича Шаляпина (1911) [1].«Портрет Анджело Мазини» (начало 1890-х)

Портрет Мазини, знаменитого итальянского тенора, неоднократно выступавшего в мамонтовской Частной опере, является без сомнения лучшим. При максимально ограниченной цветовой гамме (которой Коровин, как уже рассказывалось, увлекался в первой половине 1890-х годов) мало можно найти портретов большей художественной выразительности. Достаточно привести слова Шаляпина о Мазини и сразу же становится ясна точность попадания и живописная сила коровинской кисти: "Пел он действительно, как архангел, посланный с небес для того, чтобы облагородить людей. Такого пения я не слыхал никогда больше. Но он умел играть столь же великолепно!". Одного взгляда достаточно, чтобы понять - перед нами прекрасный трагик и "серафим от бога", по словам Коровина [4].

2.5. Особенности постимпрессионизма.

Постимпрессионизм (Post-Impressionism), этот термин впервые употребил английский критик Роджер Фрай по отношению к различным направлениям в искусстве, возникшим во Франции в период с 1880 по 1905 г. как реакция на импрессионизм. Художники постимпрессионизма искали новые и, по их мнению, более созвучные эпохе выразительные средства: Сёра, например, изучал проблемы восприятия света и цвета; Сезанна интересовали устойчивые закономерности цветовых сочетаний и форм; Гоген создал так называемый "синтетизм"; а произведения Ван Гога построены на яркой цветовой гамме, выразительном рисунке и свободных композиционных решениях.

С конца XIX - начала XX вв. разнообразные новые течения во французской живописи объединились под названием постимпрессионизм, который сознательно выступил против некоторых принципов импрессионизма. Постимпрессионизм повысил интерес к философским и символическим началам искусства. Художники этого направления не придерживались только зрительных впечатлений, а стремились свободно и обобщенно передавать материальность мира, прибегали к декоративной стилизации (П. Сезанн, Ван Гог, П. Гоген). К постимпрессионизму относится творчество А. Тулуз-Лотрека, который изображал на своих полотнах жизнь актеров, циркачей, певиц, танцовщиц, завсегдатаев кафе и баров. Картины Ж. Сера, П. Синьяка, некоторые полотна К. Писсарро, написанные раздельными мазками (см. пуантилизм) также причисляют к постимпрессионизму.

Художники, которых в истории искусства именуют постимпрессионистами — Сезанн, Ван Гог и Гоген, — не были объединены ни общей программой, ни общим методом. Они начали работать параллельно с импрессионистами и испытали их влияние.В действительности же каждый из них представляет собой яркую творческую индивидуальность, каждый оставил свой собственный след в искусстве.

Одновременно с импрессионистами в 80-х гг. Во Франции выступает со своими картинами голландец Винсент Ван Гог (1853-1890), искусство которого теснейшим образом связано с развитием французской живописи. Обладая яркой самобытной индивидуальностью, Ван Гог выработал свою собственную живописную манеру. Человек напряженной внутренней жизни, обостренных чувств, художник не мог смириться с окружающей действительностью, полной противоречий и несправедливости. Образы его картин окрашены пессимистическими и тревожными настроениями. Любой портрет, пейзаж или натюрморт наполнен у Ван-Гога теми беспокойными чувствами, которые обуревали и его самого. Он достиг небывалого до сих пор в искусстве эмоционального воздействия цвета, динамичности мазка и линий, острой выразительности форм.

В его картине 'Кафе вечером' интенсивно синее небо кажется зловеще мрачным, несмотря на огромные сияющие звезды. Пронизывающе-ярким, лимонно-желтым светом залито уличное кафе. В нем сидят посетители, по улице идут прохожие, но над всем господствует настроение пустынности и тоскливого одиночества.

То же настроение присутствует и в картине 'Ночной кабачок в Арле'. Он начал заниматься живописью еще в Бельгии, когда был миссионером в «черной стране» бельгийских шахтеров — Боринаже. («Едоки картофеля», 1885).

Ранние его работы имеют определенные черты старой голландской традиции. В 1880—1881 гг. он посещает Брюссельскую Академию художеств. Только после 30 лет Ван Гог целиком посвящает себя живописи. В 1886 г. он приезжает в Париж и через брата Тео, служившего в одной частной картинной галерее, сближается с импрессионистами.

Под влиянием импрессионистов техника Ван Гога становится более свободной, смелой, палитра высветляется («Пейзаж в Овере после дождя», 1890). Вскоре он переезжает в Прованс, в город Арль, где вместе с Гогеном мечтает организовать нечто вроде братства художников. Здесь, на юге Франции, он находит, как пишет своему брату Тео, цветовую гамму Делакруа, линии японской гравюры (увлечение которой было тогда повсеместным) и пейзажи, «как у Сезанна». В невиданном творческом подъеме Ван Гог начинает лихорадочно работать, как будто чувствуя, как мало времени ему отпущено («Красные виноградники в Арле», 1888). Но будучи человеком душевнобольным, он обостренно воспринимает все жизненные конфликты и кончает жизнь самоубийством.При жизни Ван-Гога его картины не встретили признания и были высоко оценены лишь впоследствии[5].

Позднее признание получило и творчество Поля Сезанна (1839-1906). Опираясь на отдельные завоевания импрессионистов, он во многом отходит от них, создав свою особую манеру. Художник стремился найти постоянный, не зависящий от освещения в данный момент цвет изображаемого предмета. Сущностью его исканий была передача формы соотношениями красочных тонов.

'Цвет лепит предметы', - говорил Сезанн. Так, в 'Натюрморте с персиками и грушами' форма каждого предмета передана тончайшими градациями цвета, а композиционное расположение продуманно во всех деталях. Всё кажется материально ощутимым и объемным. Но, завоевав эти качества, живопись Сезанна утратила, однако, конкретность в изображении реальных предметов [3].

Часто в его произведениях нельзя понять, какие именно фрукты изображены, какие взяты ткани, из чего сделан тот или иной предмет. Эти элементы абстрагирования, заложенные в самом методе Сезанна, привели впоследствии искусство его последователей к полной условности форм и отвлеченности.

Поль Сезанн начал творческий путь вместе с импрессионистами, участвовал в их первой выставке 1874 г., затем уехал в родной Прованс (г. Экс), где жил замкнутой, но напряженнейшей творческой жизнью. К концу 80-х годов имя Сезанна стало чем-то вроде легенды, мифа, чему немало способствовали рассказы единственного покупателя его картин коллекционера Ива Танги. В 1894 г. Танги умер, и картины Сезанна пошли с молотка.

В следующем, 1895 году торговец картинами Воллар предложил Сезанну прислать свои произведения на выставку, и художник, не выставлявшийся до этого 20 лет, отправил в Париж 150 картин. Прогрессивная парижская художественная интеллигенция приветствовала Сезанна как великого художника. Молодое поколение видело в Сезанне единственного импрессиониста, который отказался от импрессионизма, сохранив его технику, чтобы исследовать пространство и восстановить формы в картине, т. е. пластическую материальность живописи и устойчивую композицию. С XX столетия Сезанн становится вождем нового поколения. Поиски своего особого пути в искусстве характеризуют и творчество Поля Гогена (1848-1903). Подобно Ван-Гогу, он тоже хотел протестовать своим искусством против окружающей действительности. Но он не боролся с её пороками, а бежал от них.

В1891 г. Гоген уезжает на Таити - один из островов Тихого океана. Художника пленяет экзотическая природа этого острова, а жизнь таитянских племен, нетронутых современной цивилизацией, привлекает его своей наивностью и чистотой. В картине 'Таитянка, держащая плод' силуэт женщины очерчен простыми и ясными контурами. Художник любуется её спокойным смуглым лицом, естественной грацией позы. Узор юбки напоминает форму ветвей и листьев над головой женщины. Гоген не стремится к оптической верности в передаче окружающего мира.

Он пишет не столько то, что видит, сколько то, что хочет увидеть вокруг себя. Картины Гогена по своей плоскостности, орнаментальности и яркости красок напоминают декоративные ткани и в известной степени - искусство восточных народов. Кроме того, Гоген вызвал своим творчеством большой интерес к культуре неевропейских народов, и это составляет его несомненную заслугу.


III. Заключение.

Как художественное течение импрессионизм довольно быстро исчерпал свои возможности, даже импрессионисты первого поколения ощутили на себе всю пагубность своего метода.

Если их самих объединял какой-то особенный стиль, вкус жизни и этому не вредили ни разность взглядов и характеров, ни общественное положение, ни даже личная вражда, то их поздние картины ясно свидетельствуют о глубоком кризисе.

По мнению М.Аплатова, “чистого импрессионизма, вероятно, не существовало… Импрессионизм – не доктрина, он не мог бы иметь канонизированных форм… Французским художникам-импрессионистам в различной степени присущи те или иные импрессионистические и неимпрессионистические черты, и если мы будем отсеивать тех, кто от импрессионизма отступал, останется только разве один Моне, да и у него далеко не все картины будут вполне импрессионистичными” [1].

Классический французский импрессионизм был слишком узок, и немногие всю жизнь оставались верными его принципам, возможно – Писсарро и эволюционировавший лишь внешне Ренуар.

Понятие “импрессионизм” намного шире названия течения французской живописи конца 19 века. Как творческий метод, система мироощущения и самовыражения художника импрессионизм, вероятно, всегда присутствовал в истории искусства задолго до появления этого слова.

О.Шпенглер в соей книге “Закат Европы” писал “…импрессионизм есть широкое выражение определенного мирочувствования, и этим объясняется тот факт, что им проникнута вся физиогномика нашей поздней культуры. Существует импрессионистическая математика… существует импрессионистическая физика… этика, трагедия, логика”. По мнению Шпенглера, импрессионизм – одна из характерных черт разрушения целостности мировоззрения, признак “заката Европы” [4].

И все же, после французских импрессионистов мир живописи стал иным. Художники уже не могли писать по старому. Однако изменения мировосприятия, сыгравшие столь роковую роль для всего развития искусства 20-го века, не были отрешением от условностей живописи.

Импрессионисты не стали писать ближе к природе, чем, скажем, художники-академисты, они лишь “ввели новые условности формы и цвета, от которых последующие поколения не могли отделаться… это был лишь новый эквивалент точности воспроизведения”.

В процессе развития импрессионистического метода субъективность живописного восприятия преодолевала предметность и поднималась на все более высокий формальный уровень, открывая пути всем течениям постимпрессионизма, в том числе символизму Гогена и экспрессионизму Ван Гога.

Верные своим принципам “старшие импрессионисты” неприязненно относились к опытам Гогена и Ван Гога, но именно последние, включая, конечно, Сезанна, открыли новые пути в живописи, а не Моне, Ренуар, Писсарро или Сислей.

Список литературы

1. Андреев Л. Г. “Импрессионизм.” М., МГУ.1980г.

2. Власов В. Г. “Cтили в искусстве.” Спб., “Лита”. 1998г.

3. Ревалд Д. “История импрессионизма”. М., “Республика”, 1997г.

4. Хилл Я. Б. “Импрессионизм. Новые пути в искусстве.” М., “Арт-Родник”.1995г.

5. www.arthistory.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий