регистрация / вход

"Медный всадник". Замысел и исполнение

Важность, величие и неповторимость памятника Петру I – "Медный всадник", расположенному на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Достижения Этьена Мориса Фальконе и его работа над "Медным всадником": цель, замысел и исполнение. Легенда о майоре Батурине.

МОУ СОШ №3

Реферат

«Медный всадник». Замысел и исполнение

Работа выполнена

ученицей 10 класса

Феничевой Наталией

Кашин 2010

Содержание

Введение

Часть 1. Замысел

Часть 2. Исполнение

Легенда о майоре Батурине

Заключение

Список литературы

Приложение


Введение

Тема «Медный всадник» была выбрана мною, потому что меня заинтересовал данный памятник. Я неоднократно видела его на фотографиях. Надо обладать незаурядными способностями и талантом, чтобы создать столь величественное произведение архитектуры.

«Медный всадник» не оставил равнодушными многих деятелей культуры. Например, великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин создал одноименную поэму. Вот как он описывает статую Петра:

«…Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта!

А в сем коне, какой огонь!

Куда ты скачешь, гордый конь,

И где опустишь ты копыта?

О, мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной

На высоте уздой железной Россию поднял на дыбы?»

Данная работа состоит из двух частей, раскрывающих тему этого проекта. В первой части рассказывается о Этьене Морисе Фальконе, архитекторе этого памятника, его достижениях, о подготовке к работе, о легендах, связанных с «Медным всадником». Во второй части представлен сам процесс выполнения монумента.

Материал для данной работы тщательно отобран. Использованы достоверные источники, исторические материалы.

Задача, поставленная передо мной, - отразить всю важность и неповторимость памятника Петру I, его величие, и, помимо этого, изложить важные и интересные факты, которые имели место быть при выполнении данного архитектурного произведения.


Часть 1. Замысел

В первую очередь следует указать на деятельность Этьена Фальконе, который согласился выполнять заказ Екатерины II за вознаграждение в два раза меньшее, чем запрашивали другие мастера – Фальконе жаждал проявить себя в монументальном творчестве. Он подписал контракт в 1766 году и оправился в Санкт-Петербург, где сразу взялся за работу – скульптор разработал эскизы статуи.

Стоит отметить, что Фальконе был чрезвычайно талантливым мастером. Его первые работы «Грозящий Амур» и «Купальщица» вызвали у критиков только восхищения.

Это был первый конный памятник русскому царю. В условном одеянии, на вздыбленной лошади, Пётр изображается Фальконе, прежде всего как законодатель: в иерархии классицизма законодатели находятся выше полководцев. Вот что писал по этому поводу сам Фальконе: «Монумент мой будет прост… Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя законодателя…» Скульптор изобразил Петра в подчёркнуто динамическом состоянии, одел его в простую и легкую одежду, а богатое седло заменил звериной шкурой, чтобы всё это не бросалось в глаза и не отвлекало внимание от главного. Постамент в виде громадной скалы — символ преодоленных Петром I трудностей, а введённая в композицию змея представляет собой остроумную находку в решении задачи по обеспечению статической устойчивости монумента. Её появление под ногами вздыбленного коня достаточно убедительно объясняется тем, что она изображает "враждебные силы".

И только венок из лавра, венчающий голову, да меч, висящий у пояса, указывают на роль Петра как полководца-победителя. В обсуждении концепции памятника принимали участие Екатерина II, Дидро и Вольтер. Памятник был должен изображать победу цивилизации, разума, человеческой воли над дикой природой. Постамент памятника призван был символизировать природу, варварство, и тот факт, что Фальконе обтесал грандиозный Гром-камень, отполировал его, вызвал возмущение и критику современников. Надпись на постаменте гласит: «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782» с одной стороны, и «PETRO primo CATHARINA secunda MDCCLXXXII» — с другой, подчеркивая тем самым замысел императрицы: установить линию преемственности, наследования между деяниями Петра и собственной деятельностью.

Памятник Петру I уже в конце XVIII века стал объектом городских легенд и анекдотов, а в начале XIX века — одной из самых популярных тем в русской поэзии.

В начале 1768 года скульптор приступил к работе над моделью памятника Петру I в величину будущей статуи. Предварительно он долго и детально изучал движение коня с всадником. Для этого был насыпан холм земли, по форме соответствующий пьедесталу. «Не однажды, но сотни раз наездник проскакал галопом на различных лошадях,- пишет Фальконе.- Ибо глаз может схватить эффекты подобных быстрых движений только с помощью множества повторных впечатлений. Изучив избранное мной движение коня в целом, я перешел к изучению деталей. Я рассматривал, лепил, рисовал каждую часть снизу, сверху, спереди, сзади, с обеих сторон, ибо это единственный способ ознакомиться с предметом».

Не менее важным был также выбор определенной породы коня и наиболее удачного экземпляра этой породы. Только долгие поиски позволили Фальконе найти в конюшнях графа Орлова подходящую модель. Самого всадника скульптор также лепил, руководствуясь натурой: ему позировал генерал П.И. Мелиссино, по росту и телосложению напоминавший Петра.

«Установив композицию памятника, Фальконе был озабочен устойчивостью статуи. Он сумел найти остроумный выход из положения, введя змею в качестве опоры. Эта мысль вызвала возражения Бецкого, боявшегося «дурных истолкований». Екатерина после некоторых колебаний согласилась с доводами Фальконе, писавшего ей: «Эта мысль тем более удачная, Что змея возвышает идею памятника, при этом поддерживает статую и выполнена таким образом, что скрывает необходимость, заставившую к ней прибегнуть». В 1770 работа над большой гипсовой моделью была завершена. «Наконец-то полотно снято, я нахожусь в полной власти публики, моя мастерская всегда переполнена»,- пишет Фальконе императрице 28 мая 1772.Многие критиковали памятник резко и недоброжелательно. Такое отношение обижало и раздражало скульптора, ранило его самолюбие, что видно из его писем. «Смейтесь над глупцами и идите своей дорогой»,- отвечала ему императрица.

При всех затруднениях Фальконе обращался к Екатерине, но уже в конце 1770 года ее письма стали сухими и короткими: «Заключите перемирие с вашими врагами, как я с султаном»,- советовала она». Д.К. Самин «100 великих памятников»

В ожидании отливки статуи Фальконе взялся за подготовку постамента. Отказавшись от общепринятой геометрической формы, он задумал его в виде гранитной скалы, составленной из отдельных каменных глыб, хорошо скрепленных, но, следуя совету военного инженера Карбюри Ласкари, решил высечь его из монолита.

«Найти подходящие камни для монумента сразу не удалось. И тогда в газете «Санкт-Петербургские ведомости» было опубликовано обращение к частным лицам, которые пожелали бы «для постановления… монумента в гору выломать и привезти сюда, в Санкт-Петербург». Подходящий камень был указан казённым крестьянином Вишняковым Семеном Григорьевичем, поставщиком строительного камня в Санкт-Петербург, давно знавшем об этой глыбе и имевшем намерение найти ей применение для собственных нужд, расколов на куски, но не нашедшем для этого нужного инструмента. Об этом он сообщил Ласкари, руководителю поисковых работ в этом проекте. Место, где найден был Гром-камень до сих пор точно не установлено. Известно лишь, что это было лесистое и весьма сырое место в районе деревни Лахта, и что путь камня до места погрузки был равен приблизительно 8 верстам, то есть примерно такому же числу километров». Проскурина В. «Петербургский миф и политика монументов: Пётр IЕкатерине II»

«Гром-камень» получил свое название из-за ударившей в него молнии. Жители ближайших сел связывали его с именем Петра Великого, по преданию, обозревавшего отсюда местность еще до основания Петербурга.

Потребовалось долгих шесть недель, чтобы перетащить камень к заливу. Для ускорения всех работ прямо на скале была устроена кузница с огромной наковальней.

Шесть кузнецов непрерывно исправляли необходимые для передвижения инструменты, изготовляя новые части для замены сломанных. Одновременно сорок каменотесов обсекали скалу, придавая ей задуманную Фальконе форму. Многие петербуржцы приезжали смотреть, как двигается «Гром-камень». Прибыла и сама императрица со своей свитой в Лахту. Доставка камня, его предварительная обработка, погрузка на большой плот, закрепленный между двумя кораблями, и установка на месте – все это заняло время с 1768 по 1770 год.

Часть 2. Исполнение

Приближалось время из отливки монумента. Литейщик Эрсман из Франции, которого долго ожидали, в итоге отказался от работы. Фальконе пришлось самому взяться за отливку. Он не был новичком в этом деле, освоив его еще в мастерской своего учителя Лемуана в Париже.

В 1775 году Фальконе приступил к работе. Стремясь обеспечить равновесие и устойчивость бронзового коня, вставшего на дыбы, он сделал точный расчет и, определив необходимое положение центра тяжести, увеличил толщину бронзы, а значит и вес задних ног и хвоста коня. Это дало возможность обойтись без каких-либо подпорок.

«Отливка статуи чуть не закончилась катастрофой. В плавильной печи, топившейся уже много дней, рабочие в ту ночь развели сильный огонь. Дежуривший литейщик-иностранец заснул, и верхняя часть формы сгорела. Металл, хлынувший в эту часть, превратился в бесформенную массу. В мастерской начался пожар, Фальконе был ранен и потерял сознание, все убежали, кроме артиллерийского литейщика Емельяна Ефстафьевича Кайлова ». Топоров В. Н. «Фальконетовский памятник Петру I»

1 ноября 1777 года была безупречно отолита и недостающая часть памятника. Вместе с опытным чеканщиком Сандозом, работавшим до этого над курантами в Петропавловской крепости, скульптор сам чеканил и отделывал бронзу.

В 1778 году в своем последнем письме к Екатерине II Фальконе докладывал об окончании работ. Здесь же он опровергал слухи о недостаточной устойчивости коня. На это письмо императрица уже не ответила – она успела охладеть к художнику, который больше ей не был нужен.

Не дождавшись установки памятника, в сентябре 1778 года Фальконе покинул Санкт-Петербург. После открытия памятника, на которое скульптора даже не пригласили, Екатерина послала ему две медали – золотую и серебряную, отчеканенные по случаю этого события. Вручил ему их князь Дмитрий Голицын в имении Фальконе в Шатене. Скульптор расплакался.

Таково было последнее событие в жизни Фальконе, связанное с памятником Петру. Оно происходило примерно за полгода до того, как с ним случился апоплексический удар, приведший к параличу. Болезнь приковала Фальконе к постели, и последние восемь лет жизни за ним ухаживала его ученица-Мари Анн Колло. В 1791 году жизнь замечательного художника оборвалась.

Руководство сооружением памятника после отъезда Фальконе перешло к архитектору Фельтену. Устанавливали статую, мостили площадь, отливали решетку. Со всем этим особенно не торопились. Наконец, всё было готово, и открытие назначили на 7 августа 1782 года – в столетний юбилей воцарения Петра. День был с утра ненастный. Нок полудню небо очистилось. На площадь прибыли гвардейские петровские полки, созданные им, - Преображенский, Измайловский, Бомбардирский, Семеновский, лейб-гвардии Конный и другие. Всего 15 тысяч солдат и офицеров.

Едва Екатерина появилась на балконе здания Сената, взвилась ракета. Тотчас полотняные щиты, окружавшие памятник, упали на мостовую. Войско отдало памятнику «честь ружьем и уклонением знамен, а суда – поднятием флагов, и в ту же минуту производимая пальба с обеих крепостей и с судов, смешанная с беглым огнем полков и барабанным боем и игранием военной музыки, поколебала восторгом город, Петром созданный…»

Фальконе сумел нарушить традиции конных памятников XVIII века со спокойно сидящими фигурами королей, полководцев, победителей в пышных одеждах, окруженных многочисленными аллегорическими фигурами.

«…Труд этот, друг мой, как истинно прекрасное произведение, отличается тем, что кажется прекрасным, когда видишь его в первый раз, а во второй, третий, четвертый раз представляется еще более прекрасным, покидаешь его с сожалением и всегда охотно к нему возвращаешься…» Из письма Дидро к Фальконе.

Легенда о майоре Батурине

Во время Отечественной войны 1812 в результате отступления русских войск возникла угроза захвата Санкт-Петербурга французскими войсками. Обеспокоенный такой перспективой, Александр приказал вывезти из города особо ценные произведения искусства. В частности, статс-секретарю Молчанову было поручено вывезти в Вологодскую губернию памятник Петру I, и на это было отпущено несколько тысяч рублей. В это время некий майор Батурин добился свидания с личным другом царя князем Голицыным и передал ему, что его, Батурина преследует один и тот же сон. Он видит себя на Сенатской площади. Лик Петра поворачивается. Всадник съезжает со скалы своей и направляется по петербургским улицам к Каменному острову, где жил тогда Александр I. Всадник въезжает во двор Каменоостровского дворца, из которого выходит к нему навстречу государь. «Молодой человек, до чего ты довел мою Россию, — говорит ему Петр Великий, — но покуда я на месте, моему городу нечего опасаться!» Затем всадник поворачивает назад, и снова раздается «тяжело-звонкое скаканье». Пораженный рассказом Батурина, князь Голицын передал сновидение государю. В результате Александр I отменил свое решение об эвакуации памятника. Памятник остался на месте.

Есть предположение, что легенда о майоре Батурине легла в основу сюжета поэмы А.С. Пушкина «Медный всадник». Есть также предположение, что легенда о майоре Батурине стала причиной того, что в годы Великой Отечественной Войны памятник остался на месте и не был, подобно другим скульптурам, спрятан.


Заключение

Памятник Петру Великому – важное культурное достояние России. Процесс его изготовления, проблемы и обстоятельства, сопутствовавшие на протяжении 12 лет, грандиозность этого памятника, известность мастеров и скульпторов, - все это лишний раз доказывает, что «Медный всадник» - скульптура, которой нет подобных. Она величественна, суровое выражение лица царя, огромные размеры памятника(10 метров) – все это восхищает и заставляет удивляться все больше и больше искусности и тонкости выполненной работы. Но все же «Медный всадник» стоил не только огромных денег и много времени, но и неоправданных жертв и надежд, что можно увидеть на примере самого архитектора Этьена Мориса Фальконе. Человек, делом жизни которого была работа над этой скульптурой, не был приглашен на церемонию ее открытия и кончил жизнь больным и всеми забытым.

«Медный всадник» - это не просто памятник, это напоминание всем поколениям о Петре Великом и о его преобразованиях, без которых, возможно, не было бы современной России.


Список использованной литературы

1. Бакмейстер И.Г. библиотекарь Академии наук. Русское издание 1786 г.

2. Памятники архитектуры Ленинграда. — Л.: Стройиздат, 1975..

Кнабе Г. С. Воображение знака: Медный всадник Фальконе и Пушкина. — М.: 1993..

3. Топоров В. Н. О динамическом контексте трехмерных произведений изобразительного искусства (семиотический взгляд). Фальконетовский памятник Петру I // Лотмановский сборник. 1. М., 1995.

4. Проскурина В. Петербургский миф и политика монументов: Пётр Первый Екатерине Второй // Новое литературное обозрение. — 2005. — № 72.

5. Д.К. Самин «100 великих памятников»

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий