регистрация / вход

Кружевоплетение, его история

Кружевоплетение как один из самых изысканных видов прикладного искусства. Общая характеристика истории развития техник плетения в мире и России. Отличительные черты самых известных кружевных промыслов: Вологодского, Елецкого, Кировского, Михайловского.

История кружевоплетения на Руси

Кружевоплетение - один из самых изысканных видов прикладного искусства. Считается, что техника плетения на коклюшках была изобретена на Западе в Италии не ранее второй половины XV в., а позднее распространилась по всей Европе. Наиболее древними европейскими центрами, помимо Италии, были Фландрия, Франция и Испания - В России же кружева были привозными весь XVI и первую половину XVII в. Собственное же кружевоплетение предположительно появилось лишь во второй половине XVII в. в царицыной Мастерской палате в Москве, в домашних мастерских царевен, княжеских светлицах - Существует также предание о начале кружевоплетения в тот же период в в Макарьевом монастыре города Калязина, завезённое, во время переселения туда царицы Марии Ильинишны со всем своим штатом дворцовых мастериц, когда в Москве свирепствовала моровая язва - Однако предание о Калязине не подкреплено пока ни архивными, ни материальными свидетельствами.

Вместе с тем плетение как таковое, известно было на Руси в глубоком средневековье. Многочисленные памятники прикладного искусства и архитектуры IX .XV вв. декорированы разнообразными плетёнками. К сожалению, нитяное плетение этого времени до нас почти не дошло за исключением весьма небольшого числа памятников. К ним относится образец из Суздаля, датированный XII в., служивший петлями для рубахи. Плетение выполнено из золотного шнура. Интересно то обстоятельство, что орнамент его очень близок узору резного пояска на Дмитровском соборе во Владимире и инициалам рукописных книг XII - XIII вв. и тем доказывает факт бытования нитяных плетёнок наряду с их изображениями.

Примером раннего бытования плетения на Руси может служить также волосник царицы Софьи Палеолог, найденный в её погребении. Более всего он близок технике макраме. Волосники, обнаруженные в других погребениях, представляют образец филейной работы.

В технике же плетения на коклюшках из известных науке образцов раннего русского кружева выполнены лишь прошвы и края платков и полотенец работы московской царицыной Мастерской палаты. Эти изделия датированы 1670 - 1690-ми гг. XVII столетия. Известно также, что в Ростове во второй половине XVII в. существовала золотошвейная мастерская Марии Луговской, жены князя Алексея Ивановича Луговского - В собрании Ростовского музея есть несколько предметов работы этой мастерской. Все они - образцы лицевого шитья и датируются 1660-ми годами. С указанной мастерской связывается нами происхождение четырёх видов серебряного кружева, обнаруженных в фондах ростовского музея. Они располагаются на фелони XVII в., происходящей из села Угодичи - вотчины князей Луговских. Музей имеет две фелони XVII в., происходящие из этого села. Оплечье одной из них в несколько огрублённом варианте повторяет орнамент другой, более искусной работы. На этой фелони и расположены указанные кружева. Характерные вытертости на ткани заставляют предположить, что они были на этом месте изначально. Исследователь творчества мастерской Марии Луговской В.Г. Пуцко указывает на такую его характерную черту, как подражательность. Именно подражательным является орнамент на рассматриваемой фелони. Это также одна из причин, заставляющих отнести эту фелонь к мастерской Луговских. Другой характерной чертой его этот же автор считает нарочитую архаизацию в манере шитья. Обнаруженные нами кружева также отличаются архаичностью рисунка. Близкие им образцы содержит сборник моделей Фрошауэра .New Modеllbuch., распространённый в Германии в 1561-1562 гг. По технике исполнения эти кружева относятся к плетешковым, т. е все элементы орнамента выведены плетешками, что также свидетельствует об их архаизме. Возможно, что это самые ранние из сохранившихся образцов русского кружева и единственный пример произведений княжеской светлицы.

О дальнейшем развитии кружевоплетения в Ростове мы не имеем многочисленных свидетельств. Мы можем догадываться, что в начале XVIII в. оно существовало также. На это указывает одно из названий видов кружев бытовавших здесь: "фантажное". Фантаж - это модное кружевное украшение причёсок в эпоху Петра I.

О развитии русского кружевоплетения в XVIII обширных сведений также нет. Существует предание, что Пётр I в 1725 г вывез из Брабанта кружевниц и разместил их в Москве в Новодевичьем монастыре для обучения там бесприютных детей. Отсюда кружевоплетение получило широкое распространение.

В 1883 г. была опубликована работа русского учёного иностранного происхождения Иоганна Готлиба Георги "О побочных крестьянских работах".

Работа эта была написана им спустя десять лет после экспедиции по стране, во время которой он вёл записи, в том числе, и о бытовавших на местах промыслах.

Георги пишет: "Многие крестьяне умеют весьма изрядно плести не токмо узкие, но и широкие кружева, коими украшают свои платки, скатерти и прочее. Вместо булавок для прикрепления к подушке употребляют они отчасти рыбные кости и пр. Плетение сие заслуживает более быть известно, поелику оно для девушек полезное упражнение и товар сей хорошо расходится. При поправлении обряда прядения и плетение по доброте ниток будет лучше, особливо когда мы вместе будем стараться и о хорошем сколковом вкусе".

Исходя из его труда, можно предположить, что вышесказанное можно отнести к центральным и северным районам страны. Вероятно, речь идёт о наиболее старых русских центрах кружевоплетения, т.к. следует также учесть, что на момент описания Георги промысел был уже вполне утвердившимся и распространённым, для чего требовалось время - как минимум, десять-двадцать лет на его появление, становление и развитие. Следовательно, речь идёт примерно о середине XVIII в. В крестьянскую среду промысел был, очевидно, занесён дворовыми крепостными девушками - плетеями помещичьих домашних мастерских, где это искусство было освоено ещё ранее.

Ростов - один из самых древних центров. К тому же в здешних местах, как и по всей Ярославщине были развиты выращивание и обработка льна - материала используемого крестьянами для кружевоплетения. Ростовские мастерицы последней четверти XIX в. утверждали, что в здешних местах прежде плели только изо льна. Поэтому наблюдения Георги, в известной степени, касаются и Ростова.

Какие плели кружева здесь в XVIII в." Как они выглядели. К сожалению, на сегодняшний день нам мало об этом известно. Сохранившиеся образцы плетения относятся лишь к концу XVIII в.

В большой моде в этот период были кружева - "подишпаны". Подишпаны - разновидность гипюров, плетёных, а чаще шитых иглой без фоновой решётки. Кружева эти были разнообразными, и среди них были такие, которые носили название французских. Образцы таких впервые обнаружила в коллекции Загорского, а ныне Сергиево-посадского музея-заповедника Г. К. Баранова и опубликовала в каталоге, изданном в1993. Эти подишпаны шиты почти целиком из серебряной бити.

В музее Ростова хранятся два кресчатых покровца и воздух из Рождественского монастыря. Они выполнены также из серебряной бити в технике шитья иглой. По своему внешнему виду они ближе всего к упомянутым выше французским подышпанам г. В сравнении с сергиево-посадскими образцами, ростовские несколько грубее, из более широкой и разной фактуры бити: блестящей, матовой, тиснёной и отличающейся по оттенку. В некоторых местах отчётливо видно, что там, где не хватило бити определённой фактуры и оттенка, продолжили шить такой, какая была под рукой. На наш взгляд, это, возможно, указывает на их местное происхождение и может быть даже в том же монастыре. Исследование их дело будущего. Эти подышпаны датируются серединой XVIII в.

Известно также, что в это время в Ростове выплетали кружева не только мерные, но и штучные. Последние носили название "Nachttisch" и служили столешниками и накамодниками. Это название не раз встречается в дневниках архиепископа ярославского и ростовского Арсения (Верещагина) -

Ростов в XVIII - первой четверти XIX вв. был городом купеческим. Сословие купцов составляло процентное большинство его населения ...Купеческие жёны вели затворнический образ жизни, занимаясь хозяйством и рукоделием. Одним из занятий было кружевоплетение. Об этом повествует неизвестное широкому кругу читателей рукописное художественное произведение "Сын купца", хранящееся в архиве ростовского музея-заповедника. Хоть произведение и художественное, однако, из содержания его очевидно, что речь идёт о Ростове, который выведен под названием города "Р", стоящего на берегу озера. Названия же местных сёл и вовсе не изменены.

В этом труде говорится также, что сколки для кружев брали у игуменьи местного женского монастыря.

В Ростове действительно существовал и существует ныне женский монастырь во имя Рождества Богородицы. Приходо-расходные книги его рубежа XVIII - XIX вв. веков свидетельствуют, что действительно здесь плели кружевные концы полотенец. Материалом для них служили льняные нити.

Образцы кружев этого периода, демонстрируют нам образцы высочайшего мастерства ростовских кружевниц. Они выполнены из очень тонких льняных ниток, изысканы по рисунку и отличаются безупречностью исполнения. Характерной особенностью плетения ростовских гипюров является оригинальная фоновая решётка, составленная из изящных ажурных крестов. В позднейшей литературе о ростовском кружевоплетении она получила название "Ростовская решётка" или решётка "Ростовский крест" - Особенность этой решётки, на наш взгляд, говорит о её монастырской разработке. Позднее, с открытием в 1883 г в Петербурге Мариинской практической школы кружевниц, она была взята на вооружение её воспитанницами и получила широкое распространение. Широкое употребление получил также отдельный элемент, из которого она состоит.

Коллекция ростовского музея имеет также примеры крестьянской кружевной работы конца XVIII - первой четверти XIX вв. Это также концы льняных полотенец. Образцы эти с одной стороны являются отражением народных орнаментальных традиций, с другой носят явное влияние вкусов времени.

На Руси издревле кружево создавалось двумя различными по технологии способами, а именно парным и сцепным способом.

Слово «кружево» впервые появляется в летописи XIII века. Князь Даниил Галицкий при встрече с венгерским королем (1252) имел на себе «кожух оловира грецкаго и круживы златыми плоскими ошит» (Ипатьевская летопись, http://litopys.org.ua/ipatlet/ipat36.htm). В духовной грамоте XV века говорится о ларце «с костьми, а в нем каймы и круживо...», а в духовной грамоте княгини Юлианы, супруги князя Василия Борисовича Волоцкого (1503) упоминается «сорочка шита червчата, рукава сожены... да круживо на портищо шито золотом да серебром...». Кружево было непременной частью приданого. В приданом Гликерии Ивановой Задонской из Вологодской земли перечислены: «телогрея, камка цветная на лисьих лапах, с круживом кованым – цена 10 рублей; да охабень алый... с круживом серебряным кованым – 10 рублей...» (1641). В документах сговора Мавры Суворовой и Силы Пушкина из Твери (1694) упоминается «шуба камчатая, мех белей, круживо кушащатое с серебром; шуба камчатая луданая, мех лисей, пугвицы канительныя с круживом с серебряным, с золотом; шуба тафтеная желтая, мех белей, с круживом, пугвицы серебряныя, круживо немецкое; шуба тафтяная, струйчатая, алая с круживом...». В сговорной грамоте 1612 года крестьянина Марка Скоровского из Вологодской епархии и Милавы Окинфиевой упоминаются «две шапки женских камчатых, лазорева да красная, одна с круживом жемчюжным...». Все эти примеры взяты из замечательной книги Софии Давыдовой «Русское кружево и русские кружевницы» (1892). «Переезжая из одного центра в другой, – писала С. Давыдова в своей книге, – я постоянно имела дело с самими мастерицами; мне приходилось входить в их избы и дома, приглядываться к их обстановке, вслушиваться в их рассказы и воспоминания, изучать их нравы и обычаи – словом, пожить с ними их жизнью». В результате кропотливой исследовательской работы была написана книга с очень ценным приложением – атласом из 77 таблиц с 270 рисунками по истории кружев в России.

В России термин «кружево» не сразу получил современное значение. Изначально в русском быту под этим словом понимали самые разные отделки, с помощью которых «кружили», т.е. украшали край одежды или какие-либо другие вещи из ткани. Это могли быть вышивка, тесьма, низки жемчуга или самоцветов. Новый вид рукоделия – плетение узора из нитей на коклюшках – привезен в Россию из Западной Европы в начале XVII века, где кружевоплетение появилось во второй половине XVI века (до этого были известны лишь шитые кружева). Вот тогда-то слово «кружево» укрепилось именно за сплетенными ажурными изделиями, не имеющими тканой основы. Имя Софьи Александровны Давыдовой (1842 г.– 1915 г.) узкий круг специалистов связывает обычно с организацией знаменитой Мариинской школы кружевниц и её фундаментальным трудом «Русское кружево и русские кружевницы», удостоенным премии Императорской Академией наук. Между тем, заслуги её в становлении женских профессий в России трудно переоценить. Она стояла во главе всего кустарного кружевного дела в России, и во главе женского профессионального образования, принимая непосредственное участие в устройстве профессиональных и промышленных женских школ в разных городах России, в сиротских домах помогала организовывать классы учительниц рукоделия, учреждала школы учительниц домоводства. В 1900 году она была назначена членом Учредительного комитета Министерства народного просвещения по техническому и профессиональному образованию. Перечень печатных трудов Софьи Александровны содержит 33 наименования.

Неоценимой заслугой Софьи Александровны является ее пропаганда изделий русских кружевниц на международной арене. В 1889 году на Международном промышленном Конгрессе в Париже Софья Александровна представляла Россию и была удостоена звания «Officier de L? Instruction publique», в1893 году она получила звание почетного члена Конгресса женского труда в Чикаго. Усилиям Софьи Александровны по воспитанию кружевниц в Мариинской школе мы обязаны тем, что кружева России вошли в общую историю культуры и утвердились под названием «русское кружево». Это случилось после присуждения кружевным изделиям России Grand-prix на Всемирной выставке в Париже в 1900 году «за выдающуюся красоту старинного рисунка». Центры кружевоплетения, существовавшие в Советское время в Вологде, Рязани, Кирове и Ельце, были основаны еще под руководством Попечительского Совета, возглавляемого Софьей Александровной. Помимо практической деятельности С.А. совместно с директором Мариинской школы, Е.Е.Новосильцевой, по настоянию В.В.Стасова и при содействии главного хранителя Императорского Эрмитажа В.Г Бока вели исследовательскую работу по истории происхождения плетеных кружев, пытаясь воспроизвести плетение коптских шапочек из Египта, которое искусствоведами считалось самой архаичной технологией плетеных кружев.

Посвятив себя изучению русского народного искусства, объездила в 1879 - 1883 гг. внутренние губернии, с целью ознакомления с русской кружевной промышленностью. Результаты этого знакомства Давыдова печатала в "Трудах комиссии по исследованию кустарного производства в России" (тома V - XV). В 1892 г. появилось роскошное (in-folio) издание Давыдовой: "Русское кружево и русские кружевницы". В 1887 г. ею издано "Руководство для преподавания рукоделий в школах", в последних изданиях дополненное "Методическими указаниями"; в 1907 г. - "Альбом русских кружев". Несколько раз Давыдова получала командировки в губернии России и за границу, а также в Среднюю Азию и Бухару. В 1892 г. организовала женские работы в наиболее пострадавших от голода уездах Воронежской и Нижегородской губерний. Устроила, при содействии министерства государственных имуществ, ряд школ пряденья, тканья и вышиванья, принимает активное участие во многих женских обществах и особенно известна деятельностью по распространению женского профессионального образования. Член ученого комитета министерства народного просвещения по профессиональному образованию и кустарного комитета при главном управлении земледелия. Мариинская практическая школа кружевниц-первое в России профессиональное учебное заведение для женщин, обладавшее мощной педагогической и практической базой. Оно готовило мастеров - преподавателей кружевоплетения для всей европейской части России. Возникновение подобной школы не было случайностью. Ему способствовал особый период в истории России, когда усилия, направленные на улучшение жизни беднейших слоев населения, в особенности крестьянства, находили горячую поддержку общественности и, что самое главное – поддержку в высших эшелонах власти. Это был период правления Александра III. Александр III поощрял все, что было связано с развитием отечественной кустарной промышленности. Среди женских кустарных промыслов кружевоплетение занимало ведущее место. Очевидно, поэтому в первую очередь именно оно и нашло свою патронессу-вдохновительницу – Софью Александровну Давыдову. Школа, получила название Мариинской в честь своей покровительницы – императрицы Марии Федоровны. Школа находилась в ведомстве Министерства финансов, а затем – Министерства торговли и промышленности; управлялась Попечительным комитетом, состоящим из председательницы, помощницы и члена от министерства. В Попечительном комитете в разное время работали: баронесса Э. Ф. Раден, Е. А.Нарышкина, кнг. М. А. Шаховская, Н. А.Огарева, Е. Н.Половцова и др. Сама С. А. Давыдова вначале была помощницей председательницы Попечительного комитета, с 1908 – председательницей.

Цель, которую ставила перед собой школа, заключалась в том, чтобы помочь мастерицам из внутренних губерний России совершенствоваться в технических приемах их ремесла, образовать свой вкус и упражняться в рисовании кружевных узоров и составления сколков. По возвращении ученицы обязаны были обучать своих односельчанок приемам плетения и распространять среди них новые образцы кружев. С таким планом устройства школы С.А.Давыдова обратилась к баронессе Э.Ф. Раден, на которую были возложены поручения, касавшиеся женских заведений ведомства Императрицы Марии, и при содействии Министра финансов Н. Х. Бунге и директора Технологического института Н. П. Ильина были окончательно разработаны правила для школы кружевниц, утвержденные затем министром. С 1890, помимо кружевоплетения, в школе начали преподавать также ковроделие и вышивку. Сюда принимались взрослые мастерицы на срок от 1 года до 2-х лет. Во время пребывания в школе они пользовались готовой квартирой, полным содержанием и, сверх того, каждая получала по 50 рублей в год (средний заработок кружевницы в провинции) для личных расходов. Путевые расходы от места жительства мастериц до С.-Петербурга и обратно производились за счет школы. По возвращении на родину выпускницы были обязаны обучатьодносельчанок приемам плетения. Поначалу в школе училось всего несколько мастериц, к 1908 их число увеличилось до 40. Всего с 1883 по 1908 школу закончили 834 мастерицы, в дальнейшем ежегодно их выпускалось около 20. С 1890 г в школе начали преподавать ковроделие и вышивку. До 1901 года школу возглавляла опытный педагог Е.Е. Новосильцева, а с 1908 г. Е.Н. Воробьева В 1890-е при школе открыли платные курсы для всех желающих, где кружевоплетению обучали сами ученицы. Школа не имела собственного здания и неоднократно меняла адрес (Кирочная ул., 8; Знаменская, ныне ул. Восстания, ул., 18; Невский пр., 147; Старорусская ул., 5). В 1916, после смерти С. А. Давыдовой, начальница школы М. С. Орлова, ввиду предполагаемой эвакуации Петрограда, перевела заведение в свое имение в Рязанской губернии. Вскоре после большевистской революции школа была закрыта. Программа занятий была рассчитана на 3 года. В качестве преподавателей Попечительный Комитет приглашал высоких профессионалов. Об успехах школы можно судить по перечню наград на выставках, в которых принимала участие школа: 1885 г. – ремесленная выставка в СПб, 1888 г. – Международная выставка к Копенгагене, 1893 г. – Колумбова выставка в Чикаго, 1894 – Международная выставка в Антверпене, 1896 г. – Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде, 1897 г. – Международная выставка в Антверпене, 1900 г. – Всемирная выставка в Париже, 1901 г. – выставка в Глазго, 1902 г. – Всероссийская кустарная выставка в СПб Помимо практической деятельности руководство школы вело и исследовательские работы. С.А. Давыдова и Е.Е.Новосильцева, по настоянию В.В.Стасова, предприняли попытку, но, к сожалению, безуспешно воспроизвести технику «старинных кружев из Египта», которые, как теперь ясно не без основания, многими искусствоведами считались предшественниками плетеных кружев. Безусловно, наиболее плодотворный период существования Мариинской школы приходится на период до 1915 года, когда Попечительный Комитет возглавляла С.А.Давыдова. Она не только сделала школу базой подготовки квалифицированных кружевниц для промыслов, но и способствовала открытию кружевных школ под руководством членов попечительского комитата. Так, Н.А.Огарева открыла собственную кружевную школу в Елецком уезде Орловской губернии, Е.Н. Половцова открыла три школы и мастерские в Скопинском уезде Рязанской губернии, в 1893 году была открыта кружевная школа в слободке Кукарка Яранского уезда Вятской губернии. Уроженка Вологды Ю. П. Шипова (Бараева) училась, затем работала в Мариинской школе, а после Октябрьской революции вернулась в Вологду и в 1928 году стала организатором и руководителем кружевной школы в Вологде.

Характер русского кружева менялся со временем. Если в описаниях XIII века кружево характеризуется как «плоское», в XV веке – «кожушное», то в XVI веке встречаются самые разнообразные названия: «в кружки», «колесчатое», «немецкое зубчатое», «немецкое золотое с полосами кованными», «низано жемчугом в шахматы», «сожено рясою», «сожено жемчугом» и т. д. Еще позже, в XVII веке, появились описания различных узоров, среди них узор «мелкотравный», «кубы», «кустики», «деревца», «гребешки», «корабль», «бантики», «кулишки». Иногда узор (сколок) кружева придумывался заранее – и это кружево называлось «русское сколочное кружево»; иногда узор повторялся, как в тесьме, а фигуры соединялись сеткой («сцепом») – такое кружево называлось «сцепным»; иногда узор срисовывали с вышивки и повторяли его посредством счета ниток – такую работу называли «численным кружевом». Первым кружевам в России «скромность» не была свойственна: плетёные кружева иногда дополнялись жемчугом и драгоценными камнями. Впервые о русских кружевах из золотой и серебряной нити упоминается в летописи второй половины XVI столетия. Кружево выплеталось с золотым шитьем, парчой, с драгоценными камнями и ценилась не столько искусная работа, сколько сам материал. Привезенное из Европы золотосеребряное кружево прекрасно гармонировало с крупноузорчатыми тяжелыми тканями, бытовавшими в России XVII века, со свободным покроем одежд, с русским жемчужным и золотым шитьем, достигшим совершенства в этот период. В музеях сохранились «металлические» кружева из золотых и серебряных нитей, которые поражают своим богатством и великолепием. Такие украшения из-за их дороговизны могла позволить себе лишь высшая знать. Предназначались они для декоративной отделки светской парадной одежды, а также церковных облачений; ими украшались разнообразные предметы великосветского и церковного обихода. Второе рождение «русского кружева» произошло, когда Петр I ввёл моду на западноевропейский костюм в России в начале XVIII века, что весьма способствовало распространению кружева.

В 1725 году в Новодевичий монастырь Москвы даже были выписаны 30 мастериц из монастырей Брабанта, организовавшие мастерскую, где обучались плетению кружев девочки-сироты.

Ко второй половине XVIII века золотосеребряное кружево полностью исчезло в одежде крупной знати, но продолжало использоваться в одежде русского покроя (кокошники, сарафаны, душегреи) и в украшении предметов церковного обихода. В этот же период в кружево стали добавлять цветную нить, что повысило его декоративный эффект. Постепенно оно стало выполнять не только вспомогательную роль нашивки в украшении, но и основную – создание различных аксессуаров одежды. Русские мастерицы, перенимая пришедшее из Европы коклюшечное кружево, оказались неимоверно талантливы и самобытны. Русские кружева вобрали в себя сюжеты и орнаменты, свойственные русскому народному искусству.

В Россию привозили не только готовые кружевные изделия, но и плоские золотые и серебряные нити с повышенным блеском, называемые «бити» или «плащенки», которые широко использовались в шитье и кружевоплетении. Из одного грамма золота получалось около 20 см такой нити, поэтому кружево оценивалось по весу. Узоры в ту пору были незатейливыми, геометрическими. Плели кружева без предварительного рисунка, ориентируясь на число переплетений нитей. Первым и основным поставщиком золотосеребряного кружева была Царицына мастерская палата в Москве. Позднее искусные русские кружевницы, овладев этим рукоделием, работали ив княжеских мастерских Москвы, а также во многих боярских и монастырских мастерских, расположенных в столице или вдали от нее. Сначала тончайшие кружева различных видов («валансьен», «шантильи», «алансон» и др.) поступали в Россию в качестве импортного товара. Но вскоре искусством плетения таких кружев овладели и русские умелицы-крепостные в мастерских помещичьих усадеб. Образцы и рисунки для этого привозились из Германии, Фландрии и Франции. К концу XVIII - началу XIX века практически все виды известного в европейских странах кружева производились в России. Усадебные кружевницы для этого использовали тончайшие «драбантские» нити. Постепенно производство такого типа разрослось, продукции стало хватать не только для собственных нужд, но и на продажу. Плетенное по заграничным сколкам кружево выдавали за иностранное.

Мода на кружева находила все больше и больше почитателей. Эти новомодные украшения стали широко использовать в отделке представители разных сословий – дворянства, купечества, мещанства.

Кружева высоко ценили и в крестьянской среде. Это ремесло обрело большое значение в крестьянской жизни в качестве дополнительного заработка: оно не отвлекало от домашних и сельских работ, избавляло от поисков заработка вдали от дома, превращало в помощников и малых детей. В основном им занимались женщины, но изредка к нему подключались и мужчины. Сажали за коклюшки и мальчиков 7-15 лет. Девочек же к этому рукоделию приучали в некоторых губерниях с пятилетнего возраста.

Правительство России через земские организации всячески поддерживало развитие промысловой деятельности населения, для чего содействовало созданию «складов» с образцами и сколками кружев, специальных школ и курсов по обучению этому ремеслу. Опыт Мариинской школы подчеркивал особую ценность труда кружевниц, показывал, что создание кружева является сложным творческим процессом. Он требует сосредоточенности, глубоких знаний основных закономерностей декоративного оформления предметов из тканей, умения составить или понять готовый узор и выплести его на коклюшках. Чтобы достигнуть высокого мастерства, недостаточно было одной усидчивости и трудолюбия – требовалась большая ловкость рук, художественный вкус и острый глаз. Мастерице приходилось в своей работе одновременно следить за рисунком, прокалывать его булавками и перебрасывать коклюшки. От нее зависела и возможность несколько видоизменить узор, «приукрасить» его, что достигалось введением дополнительной пары-другой коклюшек. Это делалось с целью получения нового, более изящного «манера». Некоторые кружевницы самостоятельно «сочиняли» новые «манеры» целиком. Продать такое кружево можно было более выгодно.

Коклюшечное кружево, шедшее на продажу, представляло собой 2 вида – штучное и мерное. Штучные изделия (покрывала, занавески, скатерти, салфетки, шарфы, воротники, жабо, манжеты) требовали от кружевниц высокого уровня мастерства. Мерное кружево (ажурная лента с прямыми или волнистыми краями) служило для украшения различных изделий из тканей и имело много общего с лентами и тесьмой фабричного производства. Но оно было богаче по своим декоративным свойствам и более разнообразным по ширине (до 15 и более сантиметров). Это значительно расширяло сферу его использования. Коклюшечные кружева могли быть как белыми, так и цветными; плелись изо льна, шелка, хлопчатобумажной нити.

Наряду с делением по технике исполнения на численное, многопарное и сцепное кружево различали и по месту производства. К началу 19 в. появились кружевные промыслы - в Вологде, Ельце, Рязани, Новгороде, Туле, Вятке и др. городах. В каждом кружеве были свои приёмы, по которым можно было определить, где оно было сделано. С отменой крепостного права изготовление кружев резко сократилось, со временем отличительные черты различных промыслов сгладились и стали трудноразличимы. В царской России насчитывалось 17 районов, где плели кружева. Какие-то из них впоследствии стали промыслами, в каких-то кружево выплетали только для себя. В настоящее время кружевных промыслов осталось мало, из них самые известные - Вологодский, Елецкий, Кировский, Михайловский промыслы.

Вологодское, Елецкое, Кировское, Михайловское кружево

Вологодское кружевничество, как промысел, существует с 1820 года. Официальным исследованием (С.А. Давыдовой) установлено, что во времена крепостного права во всех значимых помещичьих усадьбах губернии находились кружевные «фабрики», поставлявшие кружевные изделия в Санкт-Петербург и Москву. И одна из таких фабрик была основана помещицей Засецкой в трех верстах от Вологды в селе Ковырино не позднее 20 годов XIX века. Там крепостные выплетали тончайшее кружево для отделки платьев и белья, подражая западноевропейским узорам. Со временем из помещичьих мастерских плетение кружев переместилось в народную среду и стало одним из видов народного искусства, отражавшего запросы и вкусы широких кругов местного населения.

Немного позднее в Вологде развила замечательную деятельность Анфия Федоровна Брянцева. Талантливой мастерице пришла счастливая мысль объединить полотнянку густого «белозерского» манера с плетешковыми решетками. Так и получился знаменитый, и ставший модным, «вологодский манер». Анфия вместе с дочерью Софьей разработали целый ряд оригинальных кружевных рисунков и образцов, ввели в употребление мелкие и крупные кружевные вещи, как, например, тальмы, накидки, целые костюмы и т.п. А также обучили кружевному делу свыше 800 городских и деревенских девушек и женщин.

В Вологодской губернии в начале Х1Х века также как и в других регионах России был организован ряд мастерских при помещичьих усадьбах, которые впоследствии назывались фабриками. В 1820 году такую фабрику открыла помещица Н. Засецкая в имении села Ковырино, расположенном в трех верстах от Вологды. Кружевницы выполняли заказы, в связи с чем их творческий потенциал не мог в полной мере проявляться в художественном решении кружева. Вологодский кружевной промысел особое развитие получил в середине Х1Х века. Плетением кружев занимались не только сельские, но и городские жители, для которых этот вид ремесла становился единственным источником к существованию.

В середине Х1Х века, особенно после реформы 1861 года, в Вологодской губернии насчитывалось свыше 40 тысяч кружевниц, которые работали не только в мастерских, но и дома по заказам скупщиков, стремившихся взять в свои руки сбыт крупных изделий. Вологодское кружево становилось известным во всем мире. Спрос на него рос с каждым годом, торговля достигла значительных размеров.

В большом потоке кружева не всегда удалось следить за качеством выполняемых изделий. Далеко не все кружевницы могли выполнять сложные и добротные по техническому качеству узоры. Многие мастера, стремились к большому заработку, упращали рисунки и технические приемы их плетения.

В середине 80-х годов прошлого века, много сил развитию кружевного промысла России отдала С.А. Давыдова, способствовавшая открытию в 1883 г. в Петербурге Мариинской практической школы, одной из задач которой являлась подготовка профессиональных художников кружевоплетения для работы в Вологодской губернии. В числе первых выпускниц этой школы была С.П. Брянцева, которая вместе со своей матерью А.П. Брянцевой ввела новые приемы кружевоплетения, существенно отличающиеся от приемов других центров.

Именно в этот период в Вологодском кружеве появляется полотнянка, с помощью которой мастера и художники добивались четкости в конструктивном членении узора, в рисунок вводятся разнообразные по узору решетки, насновки, многие другие элементы, ставшие традиционными для вологодского кружева.

В числе выпускниц Мариинской школы следует назвать Р.А. Борисоглебскую, А.И. Чурину, Ю.П. Шипову и многих других.

С целью налаживания постоянного контроля за качеством вологодского кружева в 1886 году в Вологде организуется специальный кустарный комитет, при котором открывается склад, где кружевницы получали сколки, образцы кружев, необходимые материалы. Здесь же принимались готовые изделия для сбыта. Комитет проводил работу по пропаганде Вологодского кружева, устраивал ярмарки и выставки, организовал публикации о вологодском промысле и ведущих мастерах.

В 1900 году склад был передан в губернское земство, что способствовало лучшей организации его работы. При нем была открыта профессиональная школа кружевниц, что позволило повысить квалификацию кружевниц и существенно улучшить качество выпускаемых изделий.Четко налаженная система организации процесса изготовления кружевных изделий, предъявления более строгих требований к качеству кружева, привели к некоторому снижению численности кружевниц. Так, по данным исследователя этого промысла С.А. Давыдовой в 1910 г. в Вологодской губернии работало 35426 мастеров кружевоплетения. А в 1913 году по сведениям Министерства земледелия число кружевниц вновь возросло и достигло 39000.

В период империалистической войны (1914 г.) кружевной промысел переживает упадок, который продолжается до 1918 года, когда за возрождение и развитие этого промысла взялись такие организации как Северосоюз, создавший отделы кружевниц при кредитных кооперативных товариществах и обществах.

В 1919 году был издан первый декрет Советского правительства о кустарной промышленности. С этим годом связано зарождение кооперации кустарей, в том числе и вологодских кружевниц.

На возрождение и развитие вологодского кружевного промысла большое влияние оказало создание в 1920 году специальной секции кустарно-промышленной кооперации. Эта секция способствовала организации артелей, подготовке кадров, решению организационных вопросов.

В 1919-1921 годах кружевницы Вологодской области были объединены в артели, в 1928 году в Вологде была восстановлена профессиональная кружевная школа, которая уже в новых условиях стала готовить кружевниц. Школа много сделала для возрождения традиционных приемов кружевоплетения, восстановления характерных для этого центра орнаментальных решений. В течение 34-х лет (1930-1964 гг.) директором школы была К.В. Исакова - проводившая практическую работу по возрождению и развитию вологодского кружева, подготовке квалифицированных мастеров-исполнителей. Вместе с учащимися школы она выезжала в районы области для сбора образцов старинного кружева, привлечения к работе опытных мастеров кружевоплетения.

В 1930 году в Вологде был создан Волкружевосоюз, который объединил 50 разбросанных по различным селениям артелей с числом 40000 кружевниц. Форма организации труда в артелях была, в основном, надомная. В помещении аретелей мастера приходили для получения задания и сдачи готовой продукции. И только в 1932 году Союз создал коллективные мастерские, что позволило усовершенствовать технологию изготовления кружев, усилить контроль за качеством кружевных изделий.

В 1936 году при Волкружевосоюзе была организована художественная лаборатория, в которую вошли опытные художники-профессионалы, сумевшие значительно обновить ассортимент кружевных изделий за счет включения в него более крупных штучных изделий, скатертей, накидок, покрывал и др.

С 1938 по 1946 г. организатором работы лаборатории была А.Г. Петрова, которая создала профессиональный экспериментальный творческий центр развития вологодского кружевоплетения.

Великая Отечественная война прервала работу кружевных артелей. Однако, уже во второй половине 1942 г. началась работа по восстановлению кружевного промысла. В 1944 г. кружева плели артели: Вологодская, Усть-Кубинская, Кубено-Озерская, Грязовецкая, Сокольская, Харовская, Лежская, Кирилловская, Биряковская, а позднее и Чебсарская. Наиболее крупной была Вологодская и Усть-Кубинская артели.

В 1960 г. в связи с упразднением промкооперации и передачей кружевных артелей в государственную систему - местную промышленность в Вологодской области образовалась 5 кружевных фабрик: Вологодская, Усть-Кубинская, Сокольская, Грязовецкая и Кубено-Озерская, а в 1964 г. было создано Вологодское специализированное кружевное объединение <Снежинка>, которое вошло в число ведущих традиционных промыслов России.

С объединением <Снежинка> связана активная деятельность многих выдающихся художников и технологов. Среди них: М.Н.Груничева - зав. лабораторией с 1952 по 1960 гг., К.А.Блинова - главный инженер объединения, А.Н.Петрова - директор с 1947 по 1979 г., В.Д.Веселова - главный художник с 1962 по 1975 г., В.Н.Ельфина - главный художник с 1975 по 1985 г., Г.Н.Мамровская - главный художник с 1985 г., А.Ф.Смирнова - директор объединения с 1983 по 1990 г. и многие другие. В развитии вологодского кружевного промысла активное участие принимали художники НИИ художественной промышленности, в частности, А.А. Кораблева, создавшая за 45 лет совместной с промыслом работы более 200 новых видов кружевных изделий. Выполненный в Вологде по ее рисунку занавес <Русские мотивы> получил на Всемирной выставке в Брюсселе высшую награду <Гран-при>.

Вологодский кружевной промысел особенно активно развивался в 1970-е и 1980-е годы. За успешную работу Вологодское объединение в 1986 году было награждено орденом Трудового Красного Знамени. Всего Вологодское кружевное предприятие имеет более 200 орденов и моделей, дипломов, почетных грамот. Выполненные им изделия демонстрировались более чем на 300 отечественных и зарубежных выставках. О промысле и работающих в нем мастерах опубликовано свыше 250 статей, научных трудов, альбомов, брошюр.

В настоящее время Вологодское кружевное предприятие по-прежнему является ведущим в числе традиционных промыслов России. В связи с переходом к рыночной экономике в нем произошли существенные изменения. С 1992 года объединение перешло в коллективную долевую собственность, преобразовалось в Товарищество с ограниченной ответственностью, а затем в Закрытое акционерное общество и стало называться Вологодская кружевная фирма <Снежинка>. Вологодские кружева отличаются резким делением на фон и рисунок, крупными выразительными формами, извилистым контуром. Орнамент кружевных изделий чаще всего геометрический - решетки, составленные из сквозных шестигранников, кругов, квадратов. Рисунки кружев имеют своеобразные народные названия: денежки, паучок, пуговка, березка. Вологодские мастера используют также растительные узоры. Часто для придания рисунку рельефности вплетается утолщенная нить - скань. В изделиях, выпускаемых объединением, используется около 400 разнообразных рисунков.

Елецкие кружева известны в России с конца XVIII века. Именно тогда здесь, в Ельце, возник один из центров, где россияне начали активно осваивать это пришедшее к нам из Европы искусство.

Центр кружевного промысла, возникновение которого восходит к началу 19 в., - г. Елец (Липецкая обл.). Елецкое кружево плетётся на коклюшках, преимущественно из белых катушечных ниток, реже из льняной, шёлковой (а с середины 20 в. и синтетической) пряжи. Отличается мягким контрастом мелкого узора (растительного и геометрического) и тонкого ажурного фона. С 1960 Елецкое кружево вырабатывается на Елецком комбинате художественных изделий (мерные кружева, воротнички, перчатки и т. д.).

Для традиционного елецкого кружева характерна парная техника плетения. Местные жители овладели плетением кружев в начале XIX в. на частной фабрике Протасовой.

С середины века оно распространилось во многих селах и деревнях и особенно большой размах получило в конце XIX в. Много выплетали модных в то время черных шелковых ковсынок. С 1921 г. существовало товарищество кружевниц. В 1930 г. был организован Елецкий союз кружевниц. Елецкий промысел во время Отечественной войны прекратился в связи с оккупацией и после победы пережил сложный период восстановления.

Елецкие кружева более тонкие и легкие, чем вологодские. Полотнянка елецких кружев — изменчивая по плотности и ширине, часто переходит в ажурные разработки. Но иногда решетка по плотности мало отличается от вилюшки, и нет здесь такого контраста, как в вологодском кружеве. Своеобразие ряда елецких кружевных изделий — в сочетании разной плотности плетения в одних и тех же элементах, что придает им как бы светотеневую игру и создает впечатление некоторой объемности узора. Специфика крупных елецких штучных изделий и в построении композиции центрального поля из отдельных элементов — розеток или квадратных фигур, которые, ритмично повторяясь, отвечают орнаменту края и как бы рельефно выступают на плотной узорной решетке фона. Иногда в одном орнаменте решетки имеют разный рисунок, сочетая сцепную технику с парной. В этом — одна из выразительных особенностей елецкого кружева. Для кружевных решеток Ельца тоже характерны мотивы снежинок, морозных узоров, с которыми часто ассоциируется белое кружево разных центров.

Особенностью Елецкого кружева является необычайная тонкость и изящество узора. Для него типичны очень легкие и воздушные решетки, соединяющие узор; растительные мотивы имеют черты особой прозрачности. Более разнообразным в последнее время стал цвет кружев. С давних пор в Ельце выполняют черные косынки, в которых рисунок растительного характера хорошо вписывается в трехугольную форму вещи. Многие Елецкие кружевные изделия выполняют в сером цвете, что придает изделиям еще большую легкость и элегантность.

Наряду с изготовлением дополнений к костюму в промысле идет постоянная работа по созданию предметов интерьера. Чаще всего это - панно, занавески, в которых привлекают внимание не только своеобразная трактовка темы, но и само кружево, поражающее богатством приемов и тонкостью исполнения.

Европа впервые познакомилась с кружевным чудом из Ельца в 1873 году на Всемирной выставке в Вене, причем работы елецких мастериц сразу привлекли внимание публики и получили высокую оценку специалистов. Елецкие кружева получали разного рода дипломы, медали на Всемирных выставках в Париже, Брюсселе, Монреале, Осаке. Лишь за последние десять лет "елецкое чудо" экспонировалось на 120 международных выставках, всякий раз неизменно вызывая восхищение. А в 1994 году на выставке в Москве елецкие кружева были удостоены золотой медали. Они традиционно реализуются как в России, странах СНГ, так и в дальнем зарубежье.

Вятские кружева появились в начале XVIII века. Во второй половине XIX века промыслом занималось многочисленное крестьянское население, заказы поступали из Петербурга. В 1893 году в слободе Кукарке Яранского уезда Вятской губернии в числе 9 других была организована земская школа кружевниц. Преподавателями были ученицы Мариинской школы из Петербурга. Все школы, учрежденные «Мариинкой», опирались на её методическую базу и разработанные в ней учебные программы. Вместе с тем, в кружеве вятских школ сформировались особые качества, выделяющие его среди изделий других учебных заведений. Формы изделий разнообразны и порой необычны, не имеют аналогий в других школах: это жилеты, оплёты платков, воротники, салфетки с узорами в виде бабочек, пышных цветов, прихотливых петель. Учреждённая школа способствовала расширению промысла по всей губернии.

Кировские кружева отличаются большим изяществом, легкостью, прозрачностью. В кировских кружевах встречаются мотивы, близкие к вологодским и елецким, но здесь они приобретают особый, местный колорит. Для кировских кружевных изделий характерно разнообразие узоров, переходящих из плотного плетения в сетку, паучки, узорную тесьму с ажурным рисунком. Узоры кружев кировских мастериц отличаются легкостью и носят растительный характер, часто цветы и листья имеют остроконечные формы. Ассортимент кировских кружевных изделий сходен с ассортиментом вологодских и елецких изделий.

В развитие местных черт вятского (кировского) кружева большой творческий труд вложила художница А.А. Гужавина. В 1906 году она окончила Кукарскую кружевную школу, более 50 лет проработала в промысле. В 60-е годы значительные работы были созданы художником промысла 3.А. Вараксиной — уникальные панно «Дымковская игрушка», «Дружба народов», которые и сегодня можно увидеть в музеях Кирова.

B 70-х годах ряд сложных многофигурных произведений создала А.Ф. Блинова. Ее праздничные панно орнаментально насыщены, как, например, панно «Вятские страдания», где использован сюжет молодежного гулянья; они весьма индивидуальны и тщательно исполнены с применением многообразных приемов плетения. В настоящий момент панно выставлено в постоянной экспозиции музея народных промыслов Кирова — «Приказной избе».

В 90-е годы прошлого века кружевная фабрика была ликвидирована, здание пустовало 10 лет, а затем было продано районному суду. Но кировские кружевницы сохранили традиции и технологию народного промысла и, объединившись в артели или небольшие предприятия, продолжают радовать всех своеобразием своих декоративных решений. Среди них Куприна Е.П. (член Союза Художников), Кузьмина К.И., Дерягина В. И.

Михайловское. Начиная с ХVIII в. в г.Михайлове сформировался центр кружевоплетения и сопутствующая ему художественная вышивка. В среде крестьян сел Стрелецкие Выселки, Виленки, Новопанское, Пушкари, Прудская, Козловка, Щетиновка, Рачатники и Николаевка, выселившихся из посадов Михайловской крепости и не знавших крепостного гнета, возникло кружевоплетение. Это кружево оригинально. В нем нет цветочных, растительных и животных мотивов, которые широко распространены в других районах России. Узор кружева, строгий и геометричный, стал основой этого уникального, единственного в своем роде художественного промысла. Плотное, почти без ажурного фона плетение напоминает полотно, полученное на ткацком станке. Жизнерадостность кружева - в многоцветьи красок: от сочетаний красного и белого до красного с черным. Красный цвет - особый в русском искусстве и в кружеве, как основной, утвердился только в Михайлове.

Первое упоминание о цветном михайловском кружеве относится к середине 18 века. Оно значительно отличается от кружев, изготовляемых в других областях (Вологодское кружево, Елецкое кружево и т.д.), как по технике плетения, так и по характеру рисунка. Выполняют его в простой технике численного кружевоплетения, сохраняя старинный характер рисунка и расцветки. Эта техника уникальна и не имеет аналогов и мире. Для выполнения численного кружева не нужны были заранее нарисованные узоры - сколки. Его выполняли по памяти, соблюдая определенное количество переплетений нитей на коклюшках, необходимое для получения узора. Отсюда и название кружева- численное (счетное). Михайловское кружево вначале выполнялось из льняных нитей, а для придания кружеву большей нарядности нити подкрашивали натуральными красителями. С появлением хлопчатобумажных нитей различных цветов кружевницы стали использовать их наряду со льном. Плетение кружев в Михайловском уезде издавна бытовало в крестьянских семьях. Цветное кружево рано приобрело промысловый характер, так как отличалось красотой узора и разнообразием колорита.

Плетение кружев в Рязанской губернии издавна бытовало в крестьянских семьях. В украшениях одежды кружево зачастую сочеталось с ткаными узорами и вышивкой. Особого развития достиг кружевной промысел в 70-х годах XIX в. в г. Михайлове. В 1925 г. в г. Михайлове было организовано небольшое предприятие, впоследствии выросшее в современную Михайловскую фабрику "Труженица".

Кружева Рязанской области значительно отличаются от кружев, изготовляемых в других областях, как по технике плетения, так и по характеру рисунка. Выполняются они в простой технике численного плетения, сохраняя старинный характер рисунка и расцветки. Кружевам Михайловских мастериц присущи несложные кружевные узоры, которые носят народные названия: бубенцы, мыски и т.п. В богатую расцветку Михайловских кружев, кроме белых и серых, входят красный, синий, желтый и другие цвета. Для Михайловских кружевных изделий характерно также сочетание кружева с вышивкой.

Соперничая с кружевами фабричной выделки Франции и Бельгии, михайловское цветное кружевоеще 100 лет назад уже покорило Европу, Америку, Канаду.

Цветные кружева шли для декоротивного оформления праздничного народного костюма, как женского, так и мужского, где предпочтение отдавалось красному цвету. Ими украшали женские праздничные рубахи, навершники, передники, шушпаны, головные полотенца, а так же мужские рубахи из холста. Кружево зачастую сочеталось с ткаными узорами и вышивкой.

Традиции кружевоплетения после некоторого забвения были возрождены вновь, благодаря сподвижничеству заслуженного художника России Д.А. Смирновой и старейших кружевниц - М.И. Игнатовой, К.Ф. Краюхиной, М.Д. Морозовой. Легкие женские платья, украшенные кружевными воротниками и вставками, нарядные полотенца, дорожки, скатерти, салфетки с кружевной отделкой изготовлялись несколько лет назад на Михайловском строчевышивальном объединении "Труженица". Оказавшиеся без работы кружевницы объединились в художественно-творческие мастерские "Михайловское кружево", где продолжают создавать великолепные предметы прикладного искусства на основе всестороннего изучения богатейшего опыта и традиций кружевоплетения.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий