Белорусские народные праздники и обычаи

Белорусские народные праздники и обычаи.. Деды. Димитриевская родительская суббота. «Чтобы ощутить себя настоящим человеком, почувствовать принадлежность к своему родному, белорусскому, славянскому, понять своё место в этой жизни, необходимо изучать традиции, которые столетиями создавали, использовали и сохраняли наши предки.»

Белорусские народные праздники и обычаи..

Деды. Димитриевская родительская суббота.

«Чтобы ощутить себя настоящим человеком, почувствовать принадлежность к своему родному, белорусскому, славянскому, понять своё место в этой жизни, необходимо изучать традиции, которые столетиями создавали, использовали и сохраняли наши предки.»

И. В. Казакова.

В современном обществе остро чувствуется потребность больше знать о народных праздниках и обычаях. Общественность старается возродить самобытность, индивидуальность своей национальной культуры.

Некоторые из этих праздников – Рождество, Крещение, Пасха, Деды приобрели статус государственных праздников Республики Беларусь.

Праздник Деды , как и Радуница, связан с широко распространённым на Беларуси культом предков - почитанием умерших родителей и всех родственников. Этот праздник символизирует не только «смерть» человека, природы, но и неизбежный конец жизненного пути и переход «на тот свет» к предкам каждого человека. Перед смертью человек бессильный. Умершие, по представлению предков(пращуров), не уходят в небытие, а переходят на «тот свет», откуда могут влиять на жизнь кровных родственников.

Осенним Дедам наши предки придавали гораздо большее значение, чем Радунице. Об этом свидетельствует и название димитриевских Дедов – «великие». Когда на Радуницу на могилках поминают только некоторых умерших предков, могилы которых находятся рядом, то на великие Деды поминают всех без исключения дедов-предков, независимо от места их захоронения. Кроме того, торжественности этого праздника способствовало то, что отмечался он осенью, когда у крестьянина свободного времени было больше, чем весной. Да и разных блюд осенью, после того, как собран урожай, можно было наготовить достаточно. На особенную торжественность этого праздника влияет осень – пора года, когда будто бы «умирает» природа, и человека окутывает грусть, мысли о быстротечности жизни, о умерших родных и близких людях.

Димитриевскими Деды назывались потому, что обычно отмечались в субботу перед праздником Димитрия Солунского. Осенние Деды не имели строгой привязанности к конкретному дню: в разных местах Беларуси они отмечались в период с 26 октября по 2 ноября. Существует легенда о не одновременности празднования осенних Дедов: «Когда царь Дмитрий пошёл на войну с неверными, то он, проезжая по разных местностях, просил православных христиан молится за упокой душ тех воинов, которые по Божьей воле погибли на войне. Вот с того времени установленные поминки проводятся не в одно и то же время, потому что царь Дмитрий не в одно и то же время проезжал по разных сёлах».

С самого утра этот день начинался с подготовки к празднику: мужчины убирали, подметали двор, приводили в надлежащий вид все постройки. Женщины тем временем наводили порядок в доме: мыли пол, лавы, стол, готовили разнообразную еду. «Чистота способствует приходу духов дедов, вкусная еда и напитки склоняют их к исчезновению на минутку с небесного приюта, чтоб спуститься на родную землю», - так толковали люди необходимость наведения чистоты перед праздником. Считалось, что порядок в доме очень понравится душам предков, которые посещают свой родной дом в этот день, и они будут ещё с большим желанием помогать во всём живым.

Обязательной для всех членов семьи была и баня, а также чистая праздничная одежда.

Вечером вся семья (на праздник обычно приезжали или приходили родственники) собирались вокруг праздничного стола. Перед тем как садиться за стол, в доме открывали двери (окна), чтоб заходили умершие предки, которые там жили. Обрядом руководил хозяин – старший член семьи, который прежде всего зажигал большую свечку, которая ставилась в посуду с зерном, как символ памяти о предках. После общей молитвы перечислялись поимённо все деды-предки, которых приглашали на общий ужин (вечерю). Хозяин при этом говорил: «Святые деды! Просим за праздничный стол!» или другие варианты: «Святые деды и бабы и малые детки! Просим к нам на вечерю. Кому не к кому и те к нам заходите!» - трижды произносилось приглашение. И все были уверенны, что тени предков незримо выходят в эту минуту из могил и, восседая с ними за столом, питаются паром, который идёт от еды…

После слов хозяина все присутствующие начинали кушать кутью (ритуальную кашу из ячменной крупы с мёдом), причём, прежде чем съесть ложку каши, каждый с присутствующих откладывал немного еды у «дедовскую миску», что находилась на столе – для дедов. Во время праздничного ужина перед каждым новым блюдом говорили: «Помяни, Боже, наших святых дедов! Пошли им рай пресветлый, царство небесное! Пусть они с святыми отдыхают, а нам хлеб-соль посылают!».

Количество блюд на столе могло быть разным, но обязательно – нечётным и не меньше пяти. Обычно на Деды готовили кутью, клёцки, оладьи, колбасы, разные подливки (рыбную и мясную), сушеные яблоки и груши, варенье на мёде, овсяной кисель с медовой сытой, ячменные коржи и др.

Во время торжественного праздничного ужина разрешалось говорить только о дедах – их жизни, особенных случаях, чертах характера, вспоминались их слова и наказы, мудрые советы и добрые поступки. Начинался этот разговор с рассказа о самом старшем и наиболее известном предке, а заканчивалась воспоминаниями о умерших совсем недавно. При этом господствовала сдержанная уважительная атмосфера, произносились скупые слова, фразы. Скрип дерева, звон стекла, резкий шум последних листов на дереве за окном, воспринимался как присутствие невидимых предков.

После окончания ужина все должны были одновременно встать из-за стола, а хозяин снова обращался к дедам, как бы расставаясь с ними: «Святые деды! Ели и пили, идите к себе!» Стол, за которым ужинала семья, оставляли неубранным на всю ночь, только накрывался скатертью. Еда, которая находилась на «дедовской миске», отдавалась обычно нищим: они воспринимались как посредники между «этим» и «тем» светом.

На второй день утром все члены семьи снова садились за стол и доедали то, что осталось от праздничного ужина, но уже без соответствующих обрядовых действий.

Осенние Деды – это свидетельство не причуды, но высокой моральности белорусов с их устоявшимся чествованием памяти своих предшественников.

Подготовила

преподаватель ___________________ Волчек Т.М.