регистрация / вход

Духовная культура старообрядцев Западного Забайкалья

Министерство культуры РФ ФГОУ ВОГ Кафедра культурологи Тема: «Духовная культура семейских» Написал: струдент гр. 519 Игнатьев М.Т. Проверила: Дементьева В.В.

Министерство культуры РФ

ФГОУ ВОГ

Кафедра культурологи

Тема: «Духовная культура семейских»

Написал: струдент гр. 519

Игнатьев М.Т.

Проверила: Дементьева В.В.

Улан-Удэ

2009

Содержание

Введение

1. История заселения и религиозные обряды старообрядцев Западного Забайкалья

2. Церковно-певческая культура старообрядцев Западного Забайкалья.

Литература

Введение

На рубеже XX-XXI веков в нашей стране пришлось время особенно внимательного отношения к своему прошлому. В процессе осмысления традиций русской культуры, в поисках новых ценностей мы обращаемся к историческому опыту минувших столетий. Сегодня Россия столкнулась с необходимостью решения важнейших мировоззренческих проблем, поиска основ национальной идентичности. В своем развитии и исторической рефлексии русская культура не может пройти мимо трагического опыта многих внутренних конфликтов и расколов общества в ходе своей тысячелетней истории.

Церковный раскол XVII века стал действительно переломным событием для последующей судьбы православия в России. В нашей культуре он выглядит особенным, ни с чем не сравнимым явлением, и с этой точки зрения, его изучение носит постоянную научную и национально-духовную актуальность.

Старообрядчество – это уникальное явление не только российской, но и мировой религиозной, и социально-культурной истории. Оно стало фактом истории двадцати стран и четырех континентов, оказало существенное влияние на развитие отечественной культуры, на облик и ценностные ориентации общества. В старообрядчестве – религиозном, социальном и культурном движении, в той или иной степени, и сегодня сохраняющем древние традиции веры и жизни, современная наука и современные общественные движения ищут ответы на многие вопросы, связанные с истоками российской истории и культуры.

1. История заселения и религиозные обряды старообрядцев Западного Забайкалья

Начало XVII столетия в России ознаменовалось страшным голодом и смутой, первой гражданской войной и закончилось оно стрелецким восстанием 1698 года, так в народе XVII век назвали «бунташным». В эту бурную эпоху были рождены два крупнейших явления в истории России: раскол и Петр Великий[1] .

При непосредственном и активном участии царя Алексея во второй половине XVIIвека в истории России произошли коренные и необратимые перемены. Реформа русской православной церкви была вызвана дальнейшим усилением централизации Российского государства, правительству хотелось расположить к себе народы, исповедующие православие: славян, грузин, греков. Именно с этой целью царь решил реформировать церковь и приблизить формы богослужения и обряды к новогреческим образцам, которые были уже приняты в других православных центрах, таких как Украина, Грузия, Армения. Таким способом царь предполагал усилить свою власть и влияние церкви на общество. Церковь в то время являлась единственным, самостоятельным институтом в стране, но она не была единой организацией. Авторитет церкви был низок в глазах русских людей, как невысок был и нравственный уровень служителей культа. Это не могло не вызвать тревоги правящих верхов и справедливого возмущения низов общества.

Для подготовки назревших реформ царь привлек группу лиц, в основном из священства, известную как кружок «ревнителей древнего благочестия», который возглавил духовник царя Стефан Вонифатьев, впоследствии активный участник Соловецкого восстания (1668-1676), проходившего под лозунгом борьбы в защиту старой веры. В кружок вошли: архимандрит Никон, протопоп Казанского собора Иван Неронов, дьякон Благовещенского собора Федор Иванов, окольничий Федор Ртищев и протопопы из провинции: Аввакум, Даниил, Логин.

В 1652 году скончался патриарх Иосиф, а на его место был избран митрополит Новгородский Никон[2] . Это и ускорило проведение реформ. Уже в марте 1653 года новый деятельный патриарх заслал по церкви «память», в которой предписывалось заменить земные поклоны поясными, а двуперстие, каким знаменовали себя верующие русские люди, - троеперстием. Были унифицированы, исправлены книги, изменено хождение посолонь, то есть хождение по солнцу при совершении обрядов, уменьшалось количество поклонов, сильно изменено и церковное песнопение. Вся корректива совершалась в соответствии с обрядами греческой церкви, различия в которых за период многовекового отдельного существования русской церкви накопились весьма существенные. Эти изменения были окончательно закреплены постановлениями церковных соборов 1654–1655 годов[3] .

Для многих верующих показалось, что на Руси была фактически введена новая вера, взамен старой. Начались протесты и против нововведений Никона. Русский православный епископат не посмел на соборах перечить царю, патриарху и не стал на защиту старой веры. Наиболее видные вожди оппозиции были прокляты и сосланы в разные места[4] .

Реформа высоко подняла Никона и он решился противопоставить свою власть монарху, за что в 1666 году он был лишен патриаршего сана и отправлен в Ферапонтов монастырь. Его уход не повлиял на сохранение старых обычаев и обрядов, реформа оставалась в силе. Она разделила русскую церковь на два лагеря православия: господствующий и старообрядческий. Нововведения вызвали мощное и сложное антифеодальное, антиправительственное движение, известное под названием «раскол», суть которого связывалось с защитой старой веры.

Русский раскол XVII века породил такие легендарные фигуры, как Аввакум Петров, Павел Коломенский, боярыня Федосья Морозова, Епифаний, Стефан Вонифатьев, князь Иван Хованский, Андрей и Семен Денисовы (князья Мышецкие) и другие. Эти люди настойчиво и дерзко выступали против введения немецких обычаев, греческого культа в православии и прочих иноземных атрибутов культуры.

По мнению деятелей раскола, русская культура должна развиваться своим особым путем, предназначенным ей историей, а новые обычаи не должны насаждаться реформами, от кого бы они ни исходили[5] . Вот почему мы должны рассматривать раскол не только как социальный и политический протест русских крестьян против своих угнетателей, выраженный в религиозной форме, но и как защиту национальных особенностей: старинных русских обычаев, обрядов, одежды, верований, языка, духовных ценностей, самобытного искусства. Общество, сохраняя старинные традиции, веру, свою этническую специфику, должно было идти вперед, содействуя поступательному развитию страны.

Смелые выступления народа против официальной церкви и правительства за свои права привели к тому, что представители власти обрушили на своих противников град репрессий. Приверженцы двуперстия были объявлены вне закона, после чего начались гонения, ссылки, казни, сожжения, которые особенно усилились после ряда неудачных, несогласованных выступлений сторонников староверия. Это и способствовало массовому бегству старообрядцев за пределы родных мест, а именно в Стародубье и на Ветку, принадлежавшие в то время Польше, а также на Украину, в Белоруссию, Прибалтику.

Старообрядчество представляло очень сложное по своему социальному составу религиозное общественное движение. Оно состояло из низшего духовенства, крестьянства, служилых людей, стрельцов, ремесленников, купцов и мелких торговцев, а также некоторой части сановитого боярства, потерявшего часть своих сословных привилегий и находившегося в немилости государя. Это движение, столь неоднородное по классовому составу, не могло быть длительное время однородным и по своим социально-экономическим и политическим установкам, взглядам и идеям. Старообрядческий раскол через два, три десятилетия распался на два основных течения: «поповщину», первоначально существовавшую в форме беглопоповщины и «беспоповщину»[6] .

Зажиточные слои староверов и духовенства, не признававшие реформ Никона выступали за то, чтобы старообрядческая церковь имела своих священников, попов, которые совершали бы богослужения по старым книгам и обрядам, такое направление в старообрядчестве получило название «поповщины». Первоначально представители этого направления привлекали в качестве священников попов, переходивших или перебегавших к ним из никонианской церкви, поэтому оно и называлось «беглопоповщиной».

Более сложным направлением в старообрядчестве была «беспоповщина». Последователи этого направления не признавали попов, они считали, что со времен Никона православная церковь отступила от «истинной веры», а православные священники перевелись. «Беспоповщина» отражала интересы и идеи наиболее демократической части русского общества; в ней антифеодальный протест был выражен более решительно. Данное направление следовало положению, по которому «каждый христианин есть священник», а оно вытекало из слов одного из ранних деятелей христианской церкви Иона Златоуста: «Сами себя освещайте, сами себе священники бывайте»[7] . Именно поэтому место попа у старообрядцев – беспоповцев заняли наставники, начетчики, уставщики, которые осуществляли богослужения не в церквях, а в обычном доме по старым дониконианским богослужебным книгам.

Во второй половине XVIIIвека правительство Екатерины II усмотрело в старообрядцах прекрасных колонистов, которые смогут производить хлеб и другие сельскохозяйственные продукты там, где их не хватает. Будучи исконными земледельцами, они обладали такими чертами, как предприимчивость, трудолюбие, были отличными общинниками, да и на западных границах без них было бы спокойнее, поэтому и возложила на них задачу развития земледелия. Часть староверов пришла, вернее, сбежала в Сибирь на вольные земли по своей инициативе, скрываясь от преследователей за веру. Другая часть старообрядцев была отправлена в Сибирь из пределов Польши насильственно. Первая партия старообрядцев прибыла в Иркутск в декабре 1756 года, а в январе – феврале 1757 года староверы были отправлены из Иркутска в Забайкалье, в Селенгинскую Даурию и поселены по притокам реки Селенги (Хилку, Куйтуну, Чикою, Уды, Тугную).

На новых местах поселения, а именно в Западном Забайкалье, старообрядцы совершали религиозные обряды. Религиозность – это качество, присущее религиозной группе или личности. Благодаря ему в сознании формируются соответствующие идеи, представления, потребности, которые находят свое внешнее проявление в религиозном поведении – культе (обряде), а также в повседневной личной и общественной жизни последователей каждого вероисповедания. При этом необходимо иметь в виду, что в любой религии обнаруживается два уровня религиозного мировоззрения: официально-богословский и обыденно-религиозный. Между ними существует достаточно большой разрыв. Поскольку культ является важнейшим средством воздействия на чувства и поведение верующих, то важно оценить культовую практику вообще в данном течении, выявить характер и силу отдельных элементов культовой системы[8] .

В систему культа старообрядчества входят молитвенные храмы, богослужения и таинства ( крещения, покаяния или исповедь, причащение) и другие обряды (молитвы, культы икон, святых, креста), праздники, пост, религиозно-культовые акты (поклоны поясные и земные, двуперстное знамение, сложение рук во время богослужения). Тесно связаны с культом и религиозные обычаи, которые составляют предписания, действующие в сфере семейно-бытовых отношений и обусловленные вероучительными положениями и традициями.

Религиозные обряды старообрядцев Забайкалья отличались своеобразием. Это многократно повторяемые традиционные действия, которые происходят в строгом порядке. По случаю каждого более или менее значительного события в жизни человека церковь требует соблюдения определенных обрядов. При рождении человека производится обряд крещения, затем ежегодный обряд исповеди, причащения, при свадьбе – обряд венчания, после смерти – обряд похорон[9] .

Обряд крещения совершался, как правило, в доме уставщика, для чего он держал специальную купель (лохань). Ребенка крестили в холодной воде, трижды окуная его, а затем читали «Символ веры». Бывали случаи, когда в зимнее время его окунали в специально вырубленную на реке прорубь, после чего заворачивали в шубу, при этом нередко простужали новорожденного. Имя ребенку давали по святцам (Святым Отцам)[10] . Как и у бурят, у семейских было два имени: одно по святцам, другое в миру. Девочке выбирали одно из имен святых, приходившихся на восьмой день до или после рождения. Поэтому у многих семейских очень редкие имена, которые у православных почти не встречаются, например: Афимья, Фикинья, Ефросинья, Лукерья, Пистимея и прочие. На окрещенного во время обряда одевали крест.

Старообрядцы – поповцы соблюдали такую же последовательность при крещении, только обряд совершался священником в старообрядческой церкви (Прил.2, стр.86-87, табл. 1).

Обряд похорон. Семейские хоронили покойников не в гробах, а в так называемых домовинах, которые выдалбливали из сухого толстого дерева, предварительно расколов его на две части. Одна из них была собственно домовиной, куда клали покойника, одетого в белый саван (закутывали поверх одежды в белую ткань с головой), другая служила крышкой. Необходимо сказать, что домовины ничем не обшивались. Выносили покойников по-разному: поповцы – через дверь и отпевали (Прил.1, стр.83) умершего в церкви, а беспоповцы – через окно и во время похорон все родственники «голосили» - плакали с причитаниями и даже специально приглашали плакальщиц, с которыми и отпевали покойного. Готовили на поминки специальные кушанья (блины, оладьи и др.).

Обряд венчания совершали лишь старообрядцы – «поповцы». Беспоповцы жили без всякого благословения церкви как «блудно сошедшиеся». Брак у них был основан на чисто договорных условиях и заключался, как правило, между единоверцами. Вступать в брак с православными, а тем более с представителями другого вероисповедания считалось позором и грехом. Запрещались браки и с родственниками до 8-го колена. Во время совершения обряда венчания в церкви зажигали свечи (огонь), жениха и невесту окуривали дымом ладана и читали молитвы.

Кроме этого, старообрядцы – «поповцы» исповедовались и причащались. Исповедь или покаяние заключалось в том, что верующий рассказывал свои грехи священнику и получал от него «прощение» грехов, а обряд причащения обеспечивал вечное блаженство на небесах. Его сущность заключалась в следующем: служитель религиозного культа нарезал мелкими кусочками хлеб и опускал его в чашу с вином. Затем верующие должны были принять и поглотить это причастие, и верить, что они вкусили тело и кровь Христа.

Большое значение старообрядцы Забайкалья придавали следующим постам[11] :

1) Рождественский пост (с 26 ноября по 6 января включительно)

2) Великий пост (продолжался в течение 7 недель до Пасхи)

3) Пост «Святых апостолов» или как называли старообрядцы «Петровский пост» (продолжается 6 недель до 12 июня)

4) Успенский пост (с 14 августа по 27 августа включительно). Отмечается 28 августа

5) Однодневные посты (накануне праздников)

Все посты и постные дни, как понедельник, так и особо положенные уставом соблюдались строго. Во время них церковники говорили «Не хлебом единым жив человек, слово Божье заменяет пищу. В дни поста церковники призывал верующих бороться со своими страстями, отрешиться от всего земного[12] .

Нельзя оставить без внимания и молитвы, в которых старообрядцы Забайкалья проводили много времени. Поповцы, а также некоторые беспоповцы устраивали общественные богослужения. Проводились они в молитвенных домах, часовнях или церквях. Каждые субботу и воскресенье семейские ходили на богослужение. В субботу вечером – вечернее служение, а в воскресенье утром – «часы». Перед всеми большими праздниками они молились всю ночь, например от Рождества Христова до Крещения каждый день дома староверы – беспоповцы молились всей семьей долго, усердно, стоя на коленях перед иконами, а поповцы молились в церквях. Необходимо отметить, что молитвы староверов почти не отличались от молитв православных.

Таким образом, в XVII веке реформация русской православной церкви привела к возникновению такого явления в русской культуре как «старообрядчество», которое усмотрело в религиозных изменениях угрозу развития старорусских традиций. Правительство и господствующая церковь предприняла различные попытки искоренить данное течение, вплоть до казни, сожжения, ссылки староверов, но даже этим они не смогли сломить стойкий дух и упорство приверженцев старых обычаев и обрядов. Сам старообрядческий раскол через два, три десятилетия распался на два основных течения: «поповщину», первоначально существовавшую в форме, беглопоповщины и «беспоповщину». Староверы – «поповцы» выступали за то, чтобы старообрядческая церковь имела своих священников, которые совершали бы богослужение по старым книгам и обрядам, а старообрядцы – «беспоповцы» не признавали попов и жили без благословения церкви.

Во второй половине XVIII века правительство Екатерины II усмотрело в раскольниках колонистов, и возложила на них задачу развития земледелия в Сибири. На новых местах поселения, а именно в Западном Забайкалье, старообрядцы совершали богослужения, которые имели свои характерные особенности и совершались в строгом порядке. В систему обряда староверов входили молитвенные храмы, богослужения и таинства (крещения, покаяния, причащение), а также праздники, молитвы, культы икон, религиозно-культовые акты (поклоны поясные и земные, двуперстные знамение, сложение рук во время богослужения). И если старообрядцы – «поповцы» совершали данные обряды в церквях, часовнях, молельных домах, то старообрядцы – «беспоповцы» обряды проводили в доме уставщика, поэтому в настоящее время у беспоповцев некоторые элементы богослужений утратились.

2. Церковно-певческая культура старообрядцев Западного Забайкалья.

Роль пения в старообрядческом богослужении – одна из главных. В пении и службах староверы сохраняют древнехристианские традиции, сложившиеся к XVII веку в отличие от новоправославной церкви (Прил.2, стр.88,89-90,табл.2,3). Цикл певческой христианской обрядности старообрядцев возник в письменной культуре: певческих книгах, посвященных праздничному и обиходному календарю, службах почитаемым святым.

В старообрядческой традиции, наиболее ревностно придерживающейся древнерусского календаря, мы встречаем наиболее архаичные в музыкальном отношении богослужебные обряды, модифицированные под влиянием конфессиональных различий. Все праздничные службы, в которых принимают участие старообрядцы оформились в дониконианский период. Они отличаются развернутой последовательностью богослужебного ритуала, обеспечены обширным корпусом певческих книг со строгой иерархией праздничных циклов[13] .

Основной цикл двунадесятых праздников (Прил.1, стр.81) отражен в нескольких типах книг: Минее праздничной, Праздниках и Стихираре праздничном. Если в первой из названных книг дается полное последование праздничной службы со всеми необходимыми текстами, то в последних двух изложены только песнопения, приуроченные к конкретному празднику и нигде больше не повторяющиеся. Отдельные песнопения двунадесятых праздников включены также в Ирмологий, Триоди и различные части Обихода. Повсеместно празднуемые службы из цикла нарочитых святых: «Месяца декабря в 6 день Николе Святителю», «Месяца июня в 29 день святым апостолам Петру и Павлу», «Месяца июня в 20 день святого пророка Илии», «Покрову Пресвятой Богородицы» и так далее.

Значение праздников в древнерусском и старообрядческом календаре имели воскресения, которые назывались «неделями» и образовывали свой особый цикл. Наиболее упоминаемыми по книге Обиход, на которые приходились значимые в смысловом отношении чтения, и пения, охватывали круг лунного и солнечного календарных последований: «В неделю крестопоклонную», «В неделю мытаря и фарисея», «В неделю цветную», «В неделю 50-цы», «В неделю Фомину». Целый цикл воскресных канонов излагается в Ирмологии.

Особое значение имеет цикл Пасхальной Седмицы. Он выделялся в обиходе самостоятельными песнопениями: «Канон Пасце», «Светилен Пасце», «Часы Пасце» «ины стихиры Пасце» и некоторые другие. Кроме этого, выделялись все дни Страстной (или Великой) Недели: вторник, среда, четверг, особенно Пяток (со службой Страстей Христовых) и Великая суббота[14] .

И, наконец, третий праздничный цикл, зафиксированный в рукописях, это круг, так называемых, малых святых, связанных с культами конкретных местностей. Тексты, исполняемые в честь этих святых, приобретают чудодейственную силу на месте культа.

Все три праздничных цикла старообрядческого календаря в мировоззрении крестьян отражают разные стороны картины мира. Если двунадесятый цикл является олицетворением устойчивого порядка в христианском мире, воплощая непоколебимые принципы христианского вероучения, заповеданного древнеправославным преданием, то цикл нарочитых святых – это конкретная историческая память русского народа с представлениями о его судьбах, запечатленных в музыкально – поэтических памятниках деятелям церкви, чудотворцам и подвижникам. Третий же малый цикл местным культам раскрывает собственно местную историческую летопись, запечатленную в духовной деятельности местночтимых подвижников.

Примечательно, что каждому циклу соответствует обрядовый код, своего рода музыкальный язык. Для двунадесятого круга характерен язык профессиональный, высокий. В старообрядческой среде этот певческий тип четко определяется и не смешивается с мирским. Обрядовая сторона имеет свое отдельное время в контексте всего праздника, и ведение этой стороны отдается специально подготовленным к этому грамотным людям[15] .

Певческим языком богослужения у старообрядцев является старославянский. Здесь используется древнерусский текст с включением славянизмов; распев традиционный, так называемый знаменный (Прил.1, стр.82), дополнен торжественными общерусскими стилями пения: путевым (Прил.1, стр.84), демественным (Прил.1, стр.81). Местные традиции заявляют о себе, но не настолько, чтобы изменить искони сложившийся древнерусский облик службы. В местных традициях складывается «сибирский» распев. При этом используются из старых книг не только распевы, но и целые песнопения и службы[16] .

Другая черта местной традиции связана с преобразованием самой службы, ее сокращением. В условиях преобладания беспоповских согласий в Сибири складывается определенный тип общины не имеющий священнического статуса, в результате которого функции священника распределены между несколькими лицами. В службе их выполняли и выполняют по сей день наставник или «отец духовный», уставщик, головщик. Ввиду отсутствия священников не совершается ряд треб, как например, одна из существеннейших частей службы – евхаристия (причастие) (Прил.1, стр.82). В силу этого выпадает часть певческого текста, сопровождающего это обрядовое действо. С точки зрения церковного регламента – это великий грех. Но в старообрядческой среде он объясняется с помощью соответствующих догматов и заменяется другим, узаконенным древнеправославной церковью обрядом, так называемый литургией Преждеосвященных даров.

Еще одна местная черта появилась в упразднении часов царских во Всенощном бдении (Прил.1, стр.81), обязательном для всех двунадесятых праздников. Это связано с тем, что во время часов поются особые песнопения в честь царствующей фамилии. А так как старообрядцы считали царей, начиная с Алексея Михайловича антихристами ( в связи с гонениями на веру), то пение этих песнопений считалось неуместным. Не признавались и певческие новшества, введенные этим царем: греческий, киевский распевы[17] .

Если циклы двунадесятых праздников и нарочитым святым полностью обеспечены певческим корпусом и выполняются в соответствии со старыми уставами, то с местными культами много неясностей. Молебны, устраиваемые в соответствующие даты местным святым не сохранились в письменной традиции, за исключением частично распетых песнопений в локальных традициях. Большая часть молебных исполнялась устно и принадлежала к так называемому обиходному распеву. Этот распев никем и никогда не фиксировался, поэтому мы можем только предполагать, что он представлял собой в музыкальном отношении: либо пение по гласу (Прил.1, стр.81), либо локальный вариант напевки.

Изучение как певческой культуры старообрядцев, так и всеобщей истории старообрядчества невозможно без освоения его книжной культуры. Книга занимает важное место в системе традиций Древней Руси. Книжная культура старообрядцев, корни которой уходят в эти традиции, с наибольшей полнотой отражает «состояние духовного просвещения» в старообрядческом движении от самых его истоков и до настоящего времени. Это, по сути своей, средневековая культура с культом рукописной книжной традиции, где Святое писание – ориентир жизни, святыня.

На территории Западного Забайкалья наиболее часто встречаются такие богослужебнопевческие книги, как Апостол апракос, Библия, Евангелие апракос, Канон, Каноник, Минеи-Четьи, Минея Служебная, Обиход церковный, Псалтырь, Служебник (Литургиарион), Требник, Устав (Око церковное), Часовник (Орологион), Чин (Чинопоследование,Устав)[18] .

Известно, что в книгах, сложившихся в старообрядческой практике, прослеживается упрощение обрядов и служб, что отразилось в исполнительской манере, сохранности музыкальных текстов и самое главное – в разном сокращении их состава. В полном богослужении удержались основные книги годовалого круга: Октоих (Октай, Охтай, Охтаик, Осмигласник), Триодь (Трипеснец), Ирмологий, Ирмологий нотный, Праздники, Трезвоны.

Апостол апракос – это богослужебная книга, содержащая отрывки из Деяний св.Апостолов, 7-и Соборных посланий, 14 посланий апостола Павла и иногда Апокалипсис.

Евангелие апракос – это богослужебная книга, предназначена для недельного чтения, которая содержит отрывки из Евангелий, читаемые за 1 раз в ходе церковной службы.

Ирмологий – это богослужебная книга, которая является одной из наиболее древних. Содержит молитвы, предназначенные для пения при богослужении. В состав входят: ирмосы (Прил.1, стр.82), все песнопения литургий (Прил.1, стр.83), Богородичны (догматики) (Прил.1, стр.80), тропари воскресные (Прил.1, стр.85), об усопших, песнопения утрени (Прил.1, стр.85), прокимны (Прил.1,стр.84), стихи, особые на праздники Господские, песни Св.Писания.

Ирмологий нотный – богослужебная книга, куда входят лишь ирмосы и припевы 9 песни канонов, с нотами для пения.

Канон – богослужебная книга, содержащая песнопение, входящие в состав утрени. Канон может быть посвящен прославлению какого-либо святого или события, праздника. Состоит из 8 или 9 песен, которые в свою очередь подразделяются на ирмосы и стихи (краткие части песнопения). Каждому стиху предшествует припев, соответствующий главной теме канона[19] .

Каноны – самый обширный раздел христианской гимнологии.

Каноник (каноник) – богослужебная книга, содержащая в себе избранные каноны Богоматери, ангелу хранителю и др., а также некоторые акафисты и молитвы.

Минея Служебная – годовой цикл служб. Основные виды:

1. Минея месячная – 12-ти томный сборник служб на весь год. Каждому месяцу соответствует 1 том;

2. Минея общая – в одном томе собраны службы на весь год;

3. Минея праздничная – чинопоследования наиболее важных и крупных праздников года.

Обиход церковный – богослужебная книга, содержит церковные песнопения (находящиеся в постоянном употреблении при общественном богослужении). В составе: главные песнопения вечерни (Прил.1, стр.81) и утрени, литургии Златоуста, Василия Великого и преждеосвященных даров, кондаки (Прил.1, стр.83), тропари, величания (Прил.1, стр.80), припевы и пр.

Октоих – богослужебная книга песнопений, содержит в себе чинопоследование вечерни, повечерия (Прил.1, стр.84), утрени, литургии для будней и дополнительно малой вечерни и полуношницы для воскресных дней. (Прил.1, стр.84).

Праздники – книга песнопений с нотными записями. Содержит песнопения на двунадесятые Господские и Богородичные праздники. Расположены по порядку их следования в году, начиная с сентября. Впервые напечатана в 1772 году[20] .

Псалтырь (Псалтирь) – книга псалмов (Прил.1, стр.84), она из библейских книг Ветхого Завета. Псалтырь получила очень широкое применение в богослужении, послужив источником большей части утренних и вечерних молитв; псалмы входят в состав почти каждого чина богослужения. Псалтырь читается при утреннем и вечернем богослужении, так что вся книга прочитывается каждую неделю, а в период Великого поста, дважды в неделю. Содержит 150 псалмов.

На Руси Псалтырь была широко распространена. Она имела важное значение в жизни: употреблялась и как богослужебная книга, и как назидательная для домашнего чтения, а также была основной учебной книгой.

Служебник – богослужебная книга, содержащая в себе главным образом церковные службы – литургии. В ее состав входят литургии; Устав, как служить Великую вечерню и утреню; Чинопоследования, совершаемые вместе с дневными богослужениями, изменяемые части вечерни, утрени и литургии – отпусты (Прил.1, стр.83), прокимны апостолов, аллилуарии (Прил1, стр.80), причастны (Прил.1, стр.84), церковный месяцеслов.

Требник (Потребник) – богослужебная книга, употребляемая в частных или особых случаях (требах). Содержит священнодействия и молитвословия, совершаемые по необходимости для одного или нескольких христиан; как правило это касается церковных таинств (кроме евхаристии) – крещения, исповеди, причащения больного.

Триодь – богослужебная книга песнопений, в которой излагаются последования с изменяемыми молитвословиями для подвижных дней годичного круга, в которые поются неполные каноны (трипеснцы). Состав книги сложился в XIV веке.

Триодь бывает Цветная и Постная.

- «триодь цветная» содержит молитвенные песнопения на период от Пасхи до недели всех святых. Отличается от Октоиха тем, что содержание песен касается Воскресения Христова, Вознесения Господня и Сошествия Святого Духа на апостолов.

- «триодь постная» содержит молитвословия на период поста и приготовительных к нему недель. Триодь этого вида также подобна Октоиху, но отличается содержательно (в основном – покаятельные песнопения) и формат (неполные поклоны).

Трезвоны. После выделения в конце XVI века песнопений великих двунадесятых праздников в отдельную книгу, остальные песнопения стихаря в честь «великих и народных святых» вошли в состав другой книги – Трезвоны. Трезвоны образуют песнопения в честь апостолов, богородичных икон, наиболее почитаемых святых, так называемых средних и малых праздников (Козьмы и Дамиана, архангела Михаила, местных чудотворцев)[21] .

Устав (Око церковное) – богослужебная книга, содержит в себе систематическое указание порядка и формы совершения церковных служб. В составе: полное описание воскресных всенощных бдений, подробное и крайние указание как соединять с изменяемыми частями богослужения службы святым и праздникам – они изложены по дням и месяцам всего года; правила о пище для мирян, священнослужителей и монахов; храмовые главы, Пасхалия (Прил.1, стр.83).

Часовник (Орологион) – богослужебная книга для ежедневных служб. Название книги дали молитвы, называемые «часы» - то есть молитвы в определенное время дня. Часовник состоит из нескольких частей:

1.Неизменяемые молитвословия ежедневных служб (утреня, полуношница, вечерня, повечерие);

2. Чины и молитвы (утренние молитвы, благословение трапезы, канон Богородице, молитвы на сон);

3. Краткие изменяемые песнопения (тропари, кондаки, богородичны, прокимны, причастны);

4. Месяцеслов с тропарями, кондаками, прокимнами, причастными, величаниями и указаниями евангельских и апостольских чтений;

Чин (Чинопоследование, Устав) – богослужебная книга, где изложены определенные молитвословия и их порядок в общественном богослужении.

Таким образом, богослужебное пение старообрядцев сформировалось в дониконианский период, поэтому оно сохраняло и сохраняет до сих пор исконно русскую певческую традицию знаменного распева для которого характерно: однородность звучания, целостность, монодийная форма. Богослужебное пение в Западном Забайкалье имеет свои местные особенности, а именно прослеживается сокращение служб, в связи с отсутствием ряда треб, например, евхаристии; сокращением царских часов и устное исполнение богослужений. Кроме этого, необходимо отметить, что при всем различие в певческих традициях старообрядческой и новоправославной культуры, нельзя забывать о том, что они имеют одни исторические корни.

В свою очередь, изучение певческой культуры старообрядчества невозможно без освоения его духовно-книжной культуры, корни которой уходят в традиции Древней Руси и с наибольшей полнотой отражают «состояние духовного просвещения» в старообрядческом движение от самых его истоков и до настоящего времени. Это, по сути своей средневековая культура с культом рукописной книжной традицией. На территории Западного Забайкалья наиболее часто встречаются такие богослужебные книги, как Апостол апракос ,Библия, Евангелие апракос, Канон, Каноник, Минея Служебная, Обиход церковный, Псалтырь и др. Богослужебно-певческие книги старообрядцев Забайкалья сохранились на протяжении нескольких столетий и были основными источниками древних певческих канонов, по которым совершались и совершаются сейчас службы.

Литература

1. Батажкова В. Н. Очерки истории архитектурных стилей / В. Н. Батажкова, И. А. Бражников. – М.: «Наука», 1983. – 285 с.

2. Болонев Ф. Ф. Календарные обычаи и обряды семейских / Ф. Ф. Болонев. – Улан-Удэ : Бурят. кн. изд - во, 1975. – 96 с.

3. Болонев Ф. Ф. Русские православные посты / Ф. Ф. Болонев. Новосибирск : Кн. изд - во, 1992. – 56 с.

4. Болонев Ф. Ф. Семейские : историко - этнографические очерки / Ф. Ф. Болонев. – Улан-Удэ : Бурят. кн. изд - во, 1992. – 205 с.

5. Болонев Ф. Ф. Старообрядцы Забайкалья в XVIII – XX вв. / Ф. Ф. Болонев. – М. : ИПЦ «ДИК», 2004. – 350 с.

6. Болонев Ф. Ф. Церковь в народной жизни старообрядцев Забайкалья / Ф. Ф. Болонев. // Мировые религии в истории народов Сибири : сб. статей – Новосибирск : АОЗТ Изд.-во «Февраль», 1989. – Вып№1. - С. 30-47

7. Буганов В. И. Бунтари и правдоискатели в русской православной церкви / В. И. Буганов, А. П. Богданов. – М. : Политиздат, 1991. – 525 с.

8. Бураева С. В. «Богодуховенные» книги старообрядцев (семейских) Забайкалья / С. В. Бураева. – Улан-Удэ : Изд – во БНЦ СО РАН, 2003. – 99 с.

9. Бураева С. В. Из истории изучения книжной культуры старообрядцев Забайкалья / С. В. Бураева // Филологический сборник. – Улан-Удэ : Изд – во БНЦ СО РАН, 1998. – 106 с.

10. Бураева С. В. Изучение старообрядческой книжности Забайкалья : метод. рекомендации / С. В. Бураева. – Улан-Удэ : Издат. – полигр. комплекс ВСГАКИ, 2002. – 93 с.

11. Васильева С. В. Религиозные воззрения старообрядцев Забайкалья / С.В. Васильева // История, культура и язык старообрядцев Забайкалья : тез. регион. науч. - практ. конф. (Улан-Удэ,19-20 окт. 2000г.). – Улан-Удэ : Издат. Бурят. Гос. университета, 2000. – С. 46-51

12. Васильева С. В. Политика правительства и православной церкви по отношению к старообрядцам Забайкалья во II половине XVII – первой половине XIX веков / С. В. Васильева // Шестая Дальневосточная конференция молодых историков. – Владивосток : Дальнаука, 2000. – С. 50-68

13. Владышевская Т. Ф. К вопросу об изучении традиций древнерусского певческого искусства / Т. Ф. Владышевская // Из истории русской и советской музыки : сб. статей. - М. : Музыка, 1976. – Вып.3. - С. 40-62.


[1] Болонев Ф.Ф. Семейские : историко-этнографические очерки. – Улан-Удэ, 1992. – С. 3-96

[2] Костомаров Н.И. История раскола у раскольников // Собр. соч. - Спб., 1984.- Т.12. - С. 87-142

[3] Буганов В.И. Бунтари и правдоискатели в русской православной церкви. – М,1991. – С. 161-280

[4] Болонев Ф.Ф. Семейские. – Улан-Удэ, 1992. – С. 6-105

[5] Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. – М.,2004. – С. 434-490

[6] Мотицкий В.П. Старообрядчество Забайкалья : прошлое и настоящее (XVIII-XX века). – Улан-Удэ, 1976. – С. 36-72

[7] Болонев Ф.Ф. Старообрядцы Забайкалья в XVIII-XX вв. – М., 2004. – С. 244-275

[8] Васильева С.В. Религиозные воззрения старообрядцев Забайкалья // История, культура и язык старообрядцев Забайкалья : тез. регион. науч-практич.конф.(Улан-Удэ,19-20 окт. 2000 г.).–Улан-Удэ.-С. 46-52

[9] Болонев Ф.Ф. Календарные обычаи и обряды семейских. – Улан-Удэ, 1975. – С. 34-68

[10] НАРБ, ф.207, оп.2, д.307, л.8

[11] Сидоров Д.М. О праздниках, постах и обрядах. – М., 1962. – С. 107-203

[12] Болонев Ф.Ф. Русские православные посты. – Новосибирск, 1992. – С. 8-46

[13] Федоренко Т.Г. Певческая культура старообрядцев Сибири: богослужебное пение // Традиционная музыкальная культура народов Сибири. – Новосибирск, 1997. – Т.1. - С. 92-127.

[14] Федоренко Т.Г. Забайкальское старообрядчество: книжные традиции и современная певческая практика: автореф.дис.канд.искусствоведения.- Новосибирск, 1995.- С. 3-15

[15] Федоренко Т.Г. О культовом пении в старообрядческих семейских общинах // Совр. проблемы гуманитарных и естественных наук: сб. науч. трудов. – Новосибирск, 1994. – Вып №7. - С. 66-74

[16] Владышевская Т.Ф. Традиции древнерусского церковного пения и современная практика старообрядцев // Старинная музыка в контексте современной культуры : материалы музыковедческого конгресса: сб. статей. – М.,1989. – С.427-435

[17] Старикова И.В. Представление о церковном пении в старообрядчестве // Старообрядчество: история, культура, современность: материалы VI науч. – практ. конф. (Москва,19-20 ноября 2002 г.). – М., 2002. – С. 280-384

[18] Бураева С.В. Изучение старообрядческой книжности Забайкалья : метод. рекомендации. – Улан-Удэ, 2002. – С. 11-52

[19] Бураева С.В. «Богодуховенные» книги старообрядцев (семейских) Забайкалья. – Улан-Удэ, 2003. – С. 34-78

[20] Бураева С.В. Из истории изучения книжной культуры старообрядцев Забайкалья // Филологический сборник. – Улан-Удэ, 1998. – Вып.№4. - С. 69-74.

[21] Вознесенский А.В. Старообрядческие издания XVIII – начала XIXвека : ведение в изучение. – Спб, 1996. – С. 40-134

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий