регистрация / вход

Традиции Японии

Традиции Заветы предков для японца это всё: чайная и свадебная церемонии совсем не изменились за прошедшие века, так же, как и кимоно, которое носится некоторыми представительницами старшего поколения в качестве повседневной одежды. К отмечаемым праздникам добавились несколько новых «красных дней календаря», но в общей массе состав праздников почти не изменился.

Традиции

Заветы предков для японца это всё: чайная и свадебная церемонии совсем не изменились за прошедшие века, так же, как и кимоно, которое носится некоторыми представительницами старшего поколения в качестве повседневной одежды. К отмечаемым праздникам добавились несколько новых «красных дней календаря», но в общей массе состав праздников почти не изменился.

Минка: традиционный японский дом

Минка (minka; дословно «дом(-а) людей») – это традиционный японский дом.

Страница: 1/2

В контексте деления японского общества на классы минка были жилищами японских крестьян, ремесленников и торговцев, т.е. несамурайской части населения. Но с тех пор классовое деление общества исчезло, поэтому словом «минка» могут называться любые традиционные японские дома соответствующего возраста.

Минка обладают широким диапазоном стилей и размеров исполнения, что в значительной степени связано с географическими и климатическими условиями, а также с образом жизни обитателей дома. Но в принципе минка можно разделить на два типа: деревенские дома (нока; nōka, 農家) и городские дома (матия; machiya, 町屋). В случае с деревенскими домами также можно выделить подкласс рыбацких домов, которые называются гёка (gyoka, 漁家).

В целом сохранившиеся минка рассматриваются как исторические памятники, многие из них являются объектами охраны для местных муниципалитетов или национального правительства. Особо следует отметить так называемые «гассё-дзукури» (gasshō-zukuri, 合掌造り), которые сохранились в двух деревнях в центральной Японии – Сиракава (префектура Гифу) и Гокаяма (префектура Тояма). В совокупности эти постройки были занесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Особенностью этих домов являются их крыши, которые сходятся под углом в 60 градусов, как руки, сложенные в молитве. Собственно, это отражено в их названии – «гассё-дзукури» можно перевести как «сложенные руки».

Центральным положением при строительстве минка было использование дешёвых и доступных строительных материалов. Крестьяне не могли позволить себе импортировать что-то очень дорогое или использовать то, что сложно найти в их родной деревне. Так что нока почти поголовно сделаны исключительно из дерева, бамбука, глины и различных видов трав и соломы.

«Скелет» дома, крыши, стены и опоры сделаны из дерева. При изготовлении внешних стен часто использовались бамбук и глина, а внутренние стены не возводились и вместо них использовались скользящие перегородки или ширмы-фусума.

Травы и солома использовались также для изготовления кровли, циновок мусиро и матов татами. Иногда кровля в дополнение к соломе покрывалась черепицей из обожженной глины. Для создания или укрепления фундамента дома часто использовался камень, но при строительстве непосредственно самого дома камень никогда не использовали.

Как и в других формах традиционной японской архитектуры, деревянные опоры выдерживали основной вес постройки, так что «окна» можно было делать в любой части дома. Опоры формировали «скелет» дома, соединяясь с поперечными балками хитроумной структурой без применения гвоздей, а «отверстия» в стенах дома делали при помощи сёдзи и более тяжёлых деревянных дверей.

Гассё-дзукури, возможно, являются самыми узнаваемыми японскими домами, а также самыми высокими – из-за их выдающихся во всех смыслах крыш. Высокие крыши позволяли обходиться без дымохода и устраивать обширные складские помещения, а также – в первую очередь – защищать дом от попадания влаги. Благодаря конструкции крыши снег или дождь сразу скатывались вниз, не задерживаясь, благодаря чему крыша была практически «непромокаемой», а солома, покрывающая её, почти не гнила.

Существуют три основных стиля крыш, которые имеют ряд сходных черт с крышами домов других стилей японской архитектуры. Большинство матия имеют двускатные остроконечные крыши «киридзума» (kirizuma, 切妻), крытые кровельной дранкой или плиткой. В отличие от этого, большинство нока покрывались либо соломой (ёсэмунэ; yosemune, 寄せ棟) и обладали крышами со скатом на четыре стороны, либо их крыша делалась с многочисленными фронтонами и покрывалась дранкой и соломой (иримоя; irimoya ,入母屋).

На коньке крыши и в местах стыковки различных секций устанавливались специальные колпаки. Плитка или дранка, которыми покрывались крыши, часто служили единственным художественным украшением домов, плюс коньки крыш украшались орнаментом.

Внутреннее убранство минка обычно делилось на две секции. В первой из них оставляли земляной пол, эта территория называлась «дома» (doma, 土間), а во второй пол поднимали на 50 см выше уровня дома и покрывали татами или мусиро. Дома использовалась для приготовления пищи и других сельскохозяйственных нужд. В ней, как правило, устанавливалась глиняная печь камадо (kamado, 竈), деревянный умывальник, бочки для еды и кувшины для воды.

Большая деревянная дверь одо (ōdo) служила главным входом в здание. В приподнятом полу часто сооружали встроенный очаг ирори (irori, 囲炉裏), но при этом не сооружали никакого дымохода, который соединял бы очаг с внешней средой. Только иногда в крыше делали небольшое вентиляционное окошко. Дым уходил в вверх, под крышу, так что жители не дышали им и сажей, но тем не менее дым пачкал солому, которую приходилось часто менять.

«Дзюнси»: самоубийство верных

Дзюнси (junshi, 殉死) иногда переводится как «убийство из-за верности» и является подвидом традиционного японского самоубийства сэппуку.

Словом «дзюнси» сейчас обозначают случай, когда вассал решал уйти вслед за умершим или убитым господином, но первоначально дзюнси как таковое совершалось только если господин был убит в бою или наёмными убийцами, т.е. естественная смерть от старости или длительной болезни первоначально не являлась основанием для совершения вассалом самоубийства.

Эта практика описывается в китайской летописи, созданной ещё в VII веке и описывающей «людей Ямато». По данным «Вэйчжи» («Weizhi», «Хроника Вэй»), в 646 году указом было запрещено дзюнси, но разумеется самоубийства происходили ещё на протяжении многих веков.

В эпоху сёгуната Токугава о войнах и сражениях практически ничего не знали и дзюнси постепенно стало повсеместной практикой в случае вполне мирной кончины сюзерена.

К примеру после смертей Мацудайры Тадаёси (Matsudaira Tadayoshi) и Хидэясу (Hideyasu) произошло 1607 самоубийств. Самоубийства совершали даже самые высокопоставленные лица – например, после смерти Токугавы Хидэтада (Tokugawa Hidetada) добровольно ушли из жизни его «рёдзю» («rōjū», старший советник), а после смерти Токугавы Иэмицу (Tokugawa Iemitsu) покончили с собой 13 его ближайших советников (в том числе и двое рёдзю), что привело к резкому изменению баланса в совете.

В итоге дзюнси практиковалось столь широко, что множество даймё поставили это деяние вне закона, а на уровне сёгуната дзюнси было запрещено в 1663 году. Тем не менее практика продолжила своё существование. В 1668 году, когда скончался даймё Окудайра Тадамаса (Okudaira Tadamasa), один из его вассалов совершил самоубийство. С целью соблюдения запрета на дзюнси, сёгунат убил его детей, выслал прочь всех родственников и вместо имеющегося феода выдал другой, поменьше.

Однако случаи дзюнси всё равно продолжались и в итоге этот вид самоубийства был запрещён повторно, в 1683 году. Как видно из практики с другими законами сёгуната Токугава, многочисленные повторы различных запретов означают лишь, что запреты слабо соблюдаются или не соблюдаются вообще. Одним из последних и нашумевших случаев ритуальных самоубийств после гибели господина стало двойное убийство генерала Ноги и его жены после смерти императора Мэйдзи в 1912 году.

Сэппуку совершалось самураями добровольно, когда те хотели с честью уйти из жизни, а не попасть в руки своих врагов, а также было формой высшей меры наказания для тех самураев, которые совершили различные тяжкие преступления.

Сэппуку осуществляется путём вонзания меча в живот и перемещением его слева направо режущим движением.

Также существовала практика совершения сэппуку после смерти своего господина: «оибара» («oibara», 追腹 или追い腹) в случае «кунного», японского чтения иероглифов, или «цуифуку» («tsuifuku», 追腹) – в случае «онного», японо-китайского чтения.Сэппуку является ключевым моментом бусидо, кодекса чести самураев, оно совершалось воинами в целях избегания попадания в плен и для смягчения позора. Самурай также мог сделать сэппуку по приказу своего даймё. Позднее опальным воинам также разрешали сделать сэппуку, а не убивали в обычном порядке посредством отрубания головы.

Наиболее распространённой формой сэппуку для мужчин было именно вспарывание живота, а когда самурай заканчивал ритуал, помощник помогал ему «сохранить лицо», отрубая голову. Поскольку суть этого ритуала заключалась в восстановлении и защите чести воина, никому не за пределами касты самураев не приказывали сделать сэппуку и не ожидали от них этого. В целом самурай мог совершить этот акт только с разрешения господина.

Иногда даймё призывали совершить сэппуку в качестве основы для мирного соглашения: этот шаг ослабил бы ещё больше побеждённый клан, после чего сопротивление было бы фактически прекращено. Тоётоми Хидэёси (Toyotomi Hideyoshi) подобным образом в некоторых случаях использовал самоубийства своих врагов, например, когда клан Ходзё (Hōjō) был побеждён в осаде замка Одавара (Odawara) в 1590 г., Хидэёси настаивал на самоубийстве даймё Ходзё Удзимасы (Hōjō Ujimasa) и изгнании его сына Удзинао (Ujinao). Так, в результате одного удара меча был уничтожен самый мощный клан в восточной части Японии того времени.

Ритуал

Со временем сэппуку превратилось в тщательно регламентированный ритуал. В случае, если самоубийство совершалось не на поле боя и планировалось заранее, оно проводилось при зрителях.

Самурай принимал ванну, одевался в белое кимоно, вкушал любимую пищу, а когда завершал последние приготовления, перед ним клали ритуальный короткий меч («танто», «tantō»; также это мог быть вакидзаси) на блюде или подставке. Одетый торжественным образом, сидя перед мечом, самурай готовился к последнему действу в своей жизни и писал своё предсмертное стихотворение.

Перед проведением ритуала будущий самоубийца мог выбрать себе помощника («кайсякунин», «kaishakunin», 介錯人; «кайсяку», 介錯), который, как правило, был его близким другом или родственником и должен был отрубить ему голову. Как правило, отсечение головы производилось в тот момент, когда самоубийца вонзал танто себе в живот. При этом кайсякунин мог продемонстрировать наивысшее мастерство, отрубив голову таким образом, чтобы она повисла на тонкой полоске кожи. Этот удар назывался «дакикуби» («dakikubi») и требовал от исполнителя такого мастерства, что его мог исполнить только очень опытный фехтовальщик.

Этот ритуал вошёл в обиход после того, как сэппуку перешло с полей схваток и военного времени в околосудебную практику. При этом кайсякунин уже не обязательно был близким другом самоубийцы. Также, если воин, потерпевший поражение, тем не менее, хорошо сражался, противник мог оказать дань уважения его мужеству и выступить для него в роли кайсяку.

Ямамото Цунэтомо (Yamamoto Tsunetomo) в «Хагакурэ» («Hagakure») написал следующее: «С незапамятных времен среди самураев просьба стать кайсяку считалась плохим предзнаменованием. Причина этого в том, что кайсяку не приобретает славы, даже если хорошо совершил свое дело. Но если, по какой-то случайности, он совершит оплошность, он опозорит себя до конца жизни. В соответствии с практикой прошлых времён были случаи, когда головы укатывались, и было сказано, что лучше отрубать их, оставляя тонкую полоску кожи, чтобы голова не откатилась в сторону проверяющих чиновников. Тем не менее, в настоящее время лучшим считается чистое отрубание головы».

Специализированной формой сэппуку в феодальные времена считалось «канси» («kanshi», 諌死; «смерть по убеждению»), когда вассал мог совершить самоубийство в знак протеста против решения господина. Вассал делал один глубокий горизонтальный надрез в области желудка, после чего быстро перевязывал рану. Затем он представал перед лицом своего господина, выражал ему свой протест и открывал рану, которая, разумеется, была смертельной. «Канси» не следует путать с другим видом самоубийства под названием «фунси» («funshi», 憤死; «смерть в знак протеста»), которое представляет собой выражение недовольства или протеста.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий