Знаковая природа речевой коммуникации

Камчатский Государственный Институт Имени Витуса Беринга Дисциплина: «Речевая коммуникация» РЕФЕРАТ Знаковая природа речевой коммуникации Выполнил: студент группы СКСТ-09

Камчатский Государственный Институт

Имени Витуса Беринга

Дисциплина: «Речевая коммуникация»

РЕФЕРАТ

Знаковая природа речевой коммуникации .

Выполнил: студент группы СКСТ-09

Кисиленко Максим Александрович

Проверила:

Елизово 2010

Оглавление

Введение

  1. Понятие знака. Ст. 2

2. Знаковые системы. Ст. 2

  1. Важнейшие свойства знака. Ст. 3

4. Единицы человеческого языка как знаки Ст. 5

5. Семиотика языка. Ст. 9

6. Развитие языкового знака. Ст. 11

Заключение

Источники

ПОНИЯТИЕ ЗНАКА

Знак - основное понятие семиотики. В широком смысле знак понимается как материальный объект, которому при определенных условиях (как говорят ученые: образующих знаковую ситуацию) соответствует некое «значение», могущее быть чем угодно - реальной или вымышленной вещью, явлением, процессом, фантастическим или сказочным существом, абстрактным понятием.

Знак представляет собой соглашение (явное или неявное) о приписывании чему-либо (означающему) какого-либо определённого смысла (означаемого) (см. значение).

Знак — это материально выраженная замена предметов, явлений, понятий в процессе обмена информацией в коллективе.

Юрий Лотман.

Ю. М. Лотман утверждает, что знаки делятся на две группы: условные и изобразительные.

Условный — знак, в котором связь между выражением и содержанием внутренне не мотивирована. Самый распространённый условный знак — слово.

Изобразительный или иконический — знак, в котором значение имеет естественно ему присущее выражение. Самый распространённый изобразительный знак — рисунок.

Буквы и слова человеческого языка являются знаками. Цифры и числа являются знаками.

Знаком также называют конкретный случай использования такого соглашения для передачи информации.

Знак может быть составным, то есть состоять из нескольких других знаков.

Наука о знаковых системах называется семиотикой. Явление возникновения знаковой реальности называется семиотизацией.

ЗНАКОВЫЕ СИСТЕМЫ

Знаковые системы – это например, языки, системы дорожных знаков на дороге, награды, вручаемые героям в какой-нибудь стране, математические формулы, и т.д.

ВАЖНЕЙШИЕ СВОЙСТВА ЗНАКА

Важным свойством знака является то, что он может обозначать или замещать не единичный объект или конкретное явление, а целое множество объектов или явлений. В связи с этим вводится понятие объема знака. Чем больше конкретных объектов реального мира представляет данный знак, тем больше его объем. Например, слово «дерево» как языковой знак имеет значительно больший объем, чем слово «береза». В данном случае речь идет о денотате знака.

Другим, не менее важным, свойством знака является его способность вызывать у человека представления о характере обозначаемого знаком объекта или явления – концепт знака.

Независимо от того, имеется ли в виду сфера специального, узкопрофессионального общения или же речь идет о передаче информации общедоступной, рассчитанной на самого широкого потребителя, знак, имеет преднамеренную, целенаправленную природу, он специально используется для передачи определенного смысла. Преднамеренность – первое из свойств знака. И отсюда же вытекает второе его важнейшее свойство: двусторонность . В самом деле, у знака обязательно должны быть две стороны. Это идеальная, внутренняя (то, что передается, - значение, смысл, или, еще по-другому, семантика) и материальная, внешняя (то, чем передается, - форма).

Материальная сторона знака, его план выражения, может быть самой разной – лишь бы она воспринималась органами чувств: слухом, зрением, осязанием… Подавляющую часть информации о мире человек получает с помощью зрения. И не случайно те примеры знаковых ситуаций, что приводились выше, имели визуальную, зрительную природу. Но если говорить о знаке языковом , о единицах человеческого языка, то его основная материя, конечно же, звук. Это важно подчеркнуть, так как сегодня, в эпоху поголовной грамотности, человек привыкает к письменной форме языка. Привыкает настолько, что зрительный образ слова теснит в нашем сознании образ слуховой. И все же не будем забывать о том, что основная материальная форма существования языка – это звук , колебания воздуха. На протяжении сотен и сотен тысячелетий человеческий язык существовал исключительно в звуковой форме (еще ему, конечно, помогали жесты), и только в последние несколько тысячелетий этому способу передачи информации сопутствует письменность. Не забудем также о том, что еще совсем недавно целые народы пользовались языком исключительно в его устной, звуковой форме: письменности они просто не знали.

Одни и те же предметы в разных языках называются по-разному. Получается, что в основе названия лежит договоренность, соглашение, конвенция . Мы, то есть коллектив людей, как бы решили придать данной звуковой форме данное содержание; так появляется знак. Конвенциональность – третье основное свойство знака.

Но знак никогда не существует изолированно, сам по себе. Он всегда входит в целую систему, действует на фоне своих «собратьев». Поэтому подписать конвенцию, договориться о содержании знака на практике означает разделить сферы влияния знаков: вот это обозначает то-то, а вот это – другое…

И конвенциональность знака оборачивается его обусловленностью: каждый знак – член своей системы. Обусловленность – четвертое свойство знака.

Нетрудно показать это и на примере языковых единиц. Так, слова в целом образуют систему, и эта система складывается из множества частных подсистем. Одна из них – названия цветов солнечного спектра: красный, оранжевый, желтый, зеленый … Но вот что любопытно: во многих языках русским названиям голубой и синий соответствует одно слово. Например, для немца цвет чистого неба, василька и полоски леса на горизонте будет все blau. Der Blaufuchs – так по-немецки называется голубой песец (букв. ‘голубая лиса’), а die Blaubeere – черника (букв. ‘синяя ягода’): первая часть в этих немецких словах одинакова… Нет, конечно, при необходимости можно различить данные цветовые оттенки – скажем, при помощи определений himmelblau – ‘небесно-голубой’ и dunkelblau – ‘темно-синий’. Однако в огромном большинстве случаев немец скажет просто blau , без всяких уточнений. Не получается ли тем самым, что значение слова синий в немалой степени зависит от того, есть ли в данном языке слово голубой или нет? Если есть (как в русском), то объем его семантики сужается, если нет (как в немецком), то соответственно возрастает… Как писал Велимир Хлебников, «каждое слово опирается на молчание своего противника».

Содержание знака обусловлено содержанием других знаков, всем устройством данной системы, лежащей в ее основе конвенцией. Можно сказать, что языковой знак есть производное от языка как целого.

Единицы человеческого языка как знаки

Теорией знаков в наши дни занимаются специалисты в самых различных областях знания. Более того, на стыке семиотики и других наук возникли самостоятельные области исследования. Например, такие, как биосемиотика, изучающая сигнализацию в животном мире с позиций теории знаков; этносемиотика, исследующая знаковые системы человеческого общества, «смысл и роль которых самими членами общества не сознается»; абстрактную семиотика, родившаяся на стыке математики, логики и теории знаков; кибернетическая семиотика, рассматривающая человеческий мозг как «черный ящик», производящий операции со знаками. В нашей стране за последнее десятилетие вышли замечательные работы, посвященные семиотическому анализу искусства, будь то пословицы или живописные произведения, поэтическое творчество или «язык кино». Вопросы лингвистической семиотики освещались в монографиях профессоров Ю. С. Степанова, В. М. Солнцева, Ю. В. Рождественского, А. Г. Волкова, И. И. Ревзина и в работах многих других советских исследователей.

Наш язык совершенно справедливо называют самой полной, уникальной и незаменимой системой связи. «Другие, искусственно созданные человеком системы и языки (например, письмо, сигнализация флажками, азбука Морзе, азбука Брайля для слепых, искусственные языки типа эсперанто или волапюк, информационно-логические языки и др.) воплощают лишь некоторые из свойств естественного языка,— пишет профессор Ю. С. Степанов.— Эти системы могут значительно усиливать язык и превосходить его в каком-либо одном или нескольких отношениях, но одновременно уступать ему в других, точно так же, как телефон, телевидение, радио (вообще всякое орудие, всякий инструмент) усиливают некоторые свойства отдельных органов человека».

Почему же наш язык, такой, казалось бы, обычный и привычный, является одновременно и самой полной, и самой совершенной, и самой богатой, и самой экономной системой знаков изо всех, что мы знаем в человеческом обществе и в сообществах животных?

Потому, отвечает семиотика, что он иерархичен. У всех остальных знаков есть выражение и содержание, означающее и означаемое. Язык же устроен гораздо сложней.

Знак немыслим без системы знаков . Рассмотрим такой пример: один и тот же символ «!» может иметь пять совершенно различных значений. Для школьника - это восклицательный знак. Для шахматиста - обозначение сильного хода. Для математика- факториал. Для водителя — знак «Осторожно!». А для лингвиста - условное обозначение характерного щелкающею звука, который имеется в некоторых языках Южной Африки!

Но во всех этих случаях знак соотнесен с каким-либо понятием, звуком, нормами пунктуации. Короче говоря, это знаки, имеющие значение, заданное системой знаков... А в нашем человеческом языке?

Строго говоря, в языке знаки — это только слова. Звуки и буквы, очевидно, никакого значения не имеют. Это не знаки, а только составные части, своего рода кирпичики, или, как говорят в семиотике, фигуры, из которых строится знак.

Таким образом, знаками в нашем языке могут быть названы только слова (хотя есть точка зрения, что и слова — это не знаки, а лишь элементы знаковой системы, человеческого языка). Слова сочетаются в предложения, число которых практически бесконечно. Предложения, в свою очередь, являются элементами, из которых строится наша речь. Таким образом, перед нами иерархическая лестница: звук—корень слова или служебная частица — слово — предложение — речь или письменный текст. Причем во многих случаях один и тот же элемент языка может выступать в этой иерархии на разных уровнях.

Можно привести классический пример. Два римлянина заспорили, кто скажет самую короткую речь или напишет самую короткую фразу.

— Ео rus (еду в деревню), — таков был текст первого.

— I,—отвечал второй (в переводе с латыни значит: езжай!).

Рассмотрим это, действительно, предельно краткое высказывание. Во-первых, оно и в самом деле высказывание, текст, речь. Состоит этот текст из одного предложения. Предложение, в свою очередь, состоит из одного корня. Слово—из одного корня. Наконец, и корень выражен с помощью одного звука или же передающей этот звук на письме буквы. Мы имеем здесь и фонетику, и морфологию, и лексику, и синтаксис! И все это—в одном значке, вертикальной палочке «I», передающей звучание «и».

Число звуков речи в любом языке мира меньше сотни. Даже в самом бедном словами языке число слов равно нескольким тысячам. Число предложений, которые можно построить, пользуясь словами, достигает астрономических величин. Число различных текстов, которые можно записать с помощью предложений, практически бесконечно. «Таким образом, язык организован так, что с помощью горстки фигур и благодаря их все новым и новым расположениям может быть построен легион знаков,—пишет датский ученый Луи Ельмслев, перекинувший мост между лингвистикой, наукой о языке, и семиотикой, наукой о знаках.— По своей цели языки, прежде всего, знаковые системы, но по своей внутренней структуре они, прежде всего иное, а именно — системы фигур, которые могут быть использованы для построения знаков».

Благодаря этому свойству языка мы получаем возможность в любое время высказать любую мысль, любое чувство, любую фантазию или причуду. С помощью горстки фигур строится все бесконечное многообразие и богатство языка, подобно тому, как с помощью горстки химических элементов строится тот удивительный мир, в котором мы живем.

Анализ языка с позиций семиотики, по сути дела, открыл науке язык как таковой. До того времени лингвисты интересовались не языком как таковым, не системой знаков и составляющих эти знаки фигур, а речью, текстами, порожденными системой. Наиболее четко это выразил основоположник современной структурной лингвистики Фердинанд де Соссюр.

«Единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя»,—такими словами завершал свой знаменитый «Курс общей лингвистики» Соссюр.

Соссюр считается создателем так называемой социологической школы в языкознании, исходящей из того, что наш язык—продукт общественный, и понять его невозможно без связи с другими общественными науками и явлениями. Но есть, так сказать, лингвистика внутренняя и лингвистика внешняя, лингвистика языка и лингвистика речи.

«Наше определение языка предполагает устранение из понятия ''зык" всего того, что чуждо его организму, его системе - одним словом, всего того, что известно под названием «внешней лингвистики», хотя эта лингвистика и занимается очень важными предметами и хотя именно ее главным образом имеют в виду, когда приступают к изучению речевой деятельности, — писал Соссюр, — Язык есть система, которая подчиняется лишь собственному порядку. Уяснению этого может помочь сравнение с игрой в шахматы, где довольно легко отличить, что является внешним, что внутренним. То, что игра пришла в Европу из Персии, есть факт внешнего порядка; напротив, внутренним является все то, что касается системы и правил игры. Если я фигуры из дерева заменю фигурами из слоновой кости, то такая замена будет безразлична для системы; но если я уменьшу или увеличу количество фигур, такая перемена глубоко затронет «грамматику» игры».

Продолжая аналогию Соссюра, можно заметить, что фигуры вообще могут отсутствовать: например, игра опытных шахматистов вслепую, не глядя на доску, не притрагиваясь к шахматам. Если правила игры в шахматы являются системой, языком, то любая партия, которую мы станем играть, будет текстом, порожденным этой системою, «речью».

Число шахматных фигур невелико, так же как и число полей доски и число правил, которым подчиняется игра в шахматы. А вот число различных партий в шахматы настолько велико, что его можно считать бесконечным. Так и с помощью языка, состоящего из конечного числа элементов и грамматических правил, можно образовывать любое число фраз и текстов.

Язык и речь, система и текст—их взаимоотношение интересует не только лингвистику, но и семиотику. Методы теории знаков, применяются ныне в фольклористике и литературоведении, в теории музыки и театра, искусствоведении, этнографии, поэтике, инженерной и социальной психологии. И везде мы имеем дело с ситуацией язык — речь, система — текст, будь то «язык» жестов или «текст» человеческого поведения.

Семио́тика , или семиоло́гия (греч. σημειωτική, от др.-греч. σημεῖον — «знак, признак»), — наука, исследующая свойства знаков и знаковых систем (естественных и искусственных языков).

Семиотика выделяет три основных аспекта изучения знака и знаковой системы:

* синтаксис (синтактика) изучает внутренние свойства систем знаков безотносительно к интерпретации;

* семантика рассматривает отношение знаков к обозначаемому;

* прагматика исследует связь знаков с «адресатом», то есть проблемы интерпретации знаков теми, кто их использует, их полезности и ценности для интерпретатора.

Си́нтаксис в семиотике — совокупность отношений между знаками, а также раздел семиотики, изучающий эти отношения. Называется также термином синтактика.

Термин «синтаксис» в его семиотическом смысле достаточно прочно вошёл и в лингвистическую терминологию, хотя и воспринимается в ней как своеобразная метафора. А именно, это происходит в тех редких случаях, когда термин «синтаксис» употребляется именно в семиотическом, а не в собственно лингвистическом смысле слова. Например, когда лингвисты говорят о «синтаксисе морфем» (внутри слова) или о «синтаксисе фонем» (внутри слога) или о «синтаксисе значений» (или «синтаксисе семантических элементов») внутри смысловой (содержательной) структуры речевых отрезков, имея в виду «сочетаемость» («синтагматику») этих элементов.

В отличие от синтаксиса в логике и синтаксиса в лингвистике, синтаксис в семиотике включает не только отношения сочетаемости между знаками (их синтагматику), но и их парадигматику, то есть совокупность парадигматических отношений между знаками.

Сема́нтика (от др.-греч. σημαντικός — обозначающий) — раздел языкознания, изучающий значение единиц языка. В качестве инструмента изучения применяют семантический анализ. В конце XIX — начале XX века семантика часто называлась также семасиологией (от др.-греч. sēmaino — указываю, означаю). Учёные, занимающиеся семантикой, до сих пор называются семасиологами (хотя с этим термином конкурируют другие). Также «семантикой» может обозначаться сам круг значений некоторого класса языковых единиц («семантика глаголов движения»).

Прагматика (от др.-греч. πράγμα, родительный падеж πράγματος — «дело, действие») — термин языкознания, обозначающий:

Раздел семиотики, изучающий отношения между знаковыми системами и теми, кто их использует (см. Чарльз Уильям Моррис).

Совокупность условий, сопровождающих употребление языкового знака.

Раздел языкознания, изучающий условия использования говорящими языковых знаков.

Воздействие прагматики определяется содержанием и оформлением высказывания. В результате перевода часть прагматического значения может быть утрачена.

По Нойберту, существует 4 уровня прагматических взаимоотношений в переводе:

Высшая переводимость (научно-техническая литература и т. д.)

Успешная (информационно-аналитический материал для иноязычной аудитории)

Перевод текста с ограничениями (перевод художественной литературы)

Почти невозможность воспроизвести прагматический оригинал в переводе (когда оригинал текста специфично направлен на носителей языка)

Развитие языкового знака.

Ввиду того, что изучение знакового аспекта языка шло в основном путем сравнения его с чисто механическими системами или с формально-логическими построениями, исследование знаков естественных языков ограничивалось установлением шкалы признаков, свойственных знакам этих систем: полная произвольность и механический характер связи означающего с означаемым, однозначное соответствие формы знака и его содержания, непродуктивность знака, отсутствие смысловых отношений между знаками и т. п. В семиотике, стремящейся абстрагироваться от специфики разных видов знаков, определение понятия знака непомерно широко: знаком считается любое явление, обозначающее, репрезентирующее другое.

Естественно, что при такой дефиниции знака человеческий язык во всем его объеме — как инвентарь словарных и звуковых единиц, так и модели их сочетаемости, даже буквенная репрезентация звуков, могут быть одинаково легко отнесены к категории знаков. Но такой подход мало что дает для выявления семиотической природы естественного языка, знаки которого, будучи непосредственно связаны с психической деятельностью человека, с его мышлением, создают большую самобытность и неповторимое своеобразие этой сложной, многофункциональной системы. Даже в тех случаях, когда отнесенность к категории знака происходит на основе более конкретных дифференциальных признаков (односторонняя, двусторонняя природа знака, функция, по которой знак квалифицируется и т. п.), разнообразие подходов поразительно велико. Однако понятия «знаковая си-тема», «знак» применительно к естественному языку имеют определенный смысл лишь в том случае, когда они определяются чисто лингвистически и когда за презумпцией о знаковом характере языка в целом или отдельного его уровня стоит целостная теория языка, построенная на результатах изучения этих его свойств и сформулированная вследствие четких импликаций понятия языкового знака. Там, где эти термины употребляются без приданной им системы лингвистических определений, они остаются пустыми ярлыками. Именно этот факт часто создает в лингвистике ситуацию взаимонепонимания: чем менее обоснованно и определенно употребляют одни термины «знак», «знаковый», «знаковая система» без изучения их специфики, тем более категорично отклоняют другие самое идею знаковой репрезентации — основное свойство естественного языка,— также не обращаясь к исследованию этого свойства языка. Поэтому не аксиоматические посылки о знаковой природе языка, а пристальное изучение структурных и функциональных особенностей знаков естественных языков, определение основных семиотических понятий (сущность знаковой репрезентации человеческого языка, типы языковых знаков, специфика таких знаковых категорий, как значение, значимость, смысл и др.) могут и должны составить предмет лингвистической семиотики (подробнее об этом см. раздел «Язык в сопоставлении со знаковыми системами иных типов»). С проблемой знаковости естественного языка связаны самые кардинальные вопросы его сущности: 1) основной гносеологический вопрос, определяющий методологию лингвистического исследования, о соотношении языка, объективной действительности и мышления; 2) характер структурной организации языка как семиотической системы особого рода; 3) специфика языковых знаков, их типы и закономерности функционирования; 4) природа и виды языкового значения.

Искусственно созданный на основе естественного языка сугубо конвенциональный символический аппарат наук (язык логики, математической логики, математики и пр.), так называемый «предметный язык».

Сформулированные при логическом анализе языка семиотические понятия, будучи применены в различных исследовательских целях в лингвистике, несколько продвинули изучение знакового аспекта языка, вызвав к жизни новые лингвистические направления, начиная с создания «алгебраической» теории языка Л. Ельмслева , где язык сведен к формально-логическому построению, и кончая порождающей грамматикой Н. Хомского, теоретические обоснования которой в известном плане восходят к тому же источнику.

В дальнейшем неразграничение логической и лингвистической семантик, лексических и грамматических значений языковых элементов, подмена категорий языка категориями логики, гипертрофированный интерес к универсальным логическим основам языка и пренебрежительное отношение к специфике значений языковых знаков разных типов в конкретных языках стали препятствовать адекватному, непредвзятому исследованию значимой стороны языка, его знакового аспекта.

Второй областью знаний, с которой лингвистика не установила четких границ в основных понятиях и соответствующих терминах, является семиотика, наука о знаках вообще.

Хотя имплицитное понятие знака встречается в контексте философских работ довольно рано, упорядочение теоретических основ и методов семиотики как науки о знаках падает на первую половину XX в. Обсуждение проблем языковых знаков началось в истории науки не с собственно лингвистической, а с общесемиотической точки зрения, поэтому основные понятия теории знаков разрабатывались на основе формализованных языков разных наук и прежде всего метаязыка и предметного языка логики, математической логики и ряда других неинтерпретированных систем. В исследовании проблем знаковой природы языка образовался замкнутый круг: с одной стороны, определения таких основных семиотических категорий, как знак, форма знака, значение и т. п., — складывались на базе описания чисто конвенциональных, искусственных знаковых систем (метаязыки наук, коды, системы сигналов и дорожных знаков и т. п.) без учета специфики знаков естественных языков, с другой стороны, человеческий язык всегда служил основной, если не единственной сферой приложения общей семиотики, поставляя ей свой материал. В силу этого в теории знаков, разработанной на основах логического позитивизма, лингвистика объявляется частью семиотики как эмпирическая, описательная ее область, состоящая из прагматики, описательной семантики и описательного синтаксиса.

Заключение

Знак - минимальный носитель языковой информации. Совокупность знака образует знаковую систему, или язык.

Но, знаком может быть все что угодно например, мох на какой-то стороне дерева может быть знаком направления на север, морщины на лбу могут быть знаком плохого настроения, слово “мама”, написанное на доске, - это знак мамы, моей или вашей, и т.д.

Основу любой знаковой системы составляет знак. Знаковые системы – это например, языки, системы дорожных знаков на дороге, награды, вручаемые героям в какой-нибудь стране, математические формулы, и т.д.

Знак представляет собой двустороннюю сущность. С одной стороны, он материален (имеет план выражения, или денотат), с другой - он является носителем нематериального смысла (план содержания).

Понятие знака имеет свои признаки и свойства, даже если рассматривать его с разных уровней абстракции. В связи с тем, что невозможно дать исчерпывающего и универсального определения знака, существует значительное число классификаций знаков, основанных на различиях формы, содержания, связи формы с содержанием и других параметров.

Поскольку классификация Ч. Пирса развивалась более полувека, она считается классической. Хотя множество исследователей считают ее недостаточной, т.к. его классификация претендует только на предварительный обзор, а не семиотический, и тем более не философский анализ его идей.

Классификация Соломоника вполне претендует на утверждение, т.к. знак рассматривается как с семиотической, так и с философской стороны и классификация проходит по двум направлениям - анализ знаков и анализ знаковых систем.

Классификация, основанная на комбинации знаков используется человеком в процессе общения.

Список литературы:

· Филология в Сети. Поиск по лингвистическим сайтам

· Русский филологический портал. Статьи по языкознанию

· Книги по лингвистике и русистике в библиотеке филолога E-Lingvo.net

· Книги по лингвистике и языкознанию в библиотеке Гумер

· Языкознание на Яндексе.

· Список филологических факультетов ВУЗ

· Бесплатные электронные журналы по языкознанию и филологии в сети

· Лингвистика в России: ресурсы для исследователей

· Государственный рубрикатор научно-технической информации (ГРНТИ) (по состоянию на 2001 год): 16 ЯЗЫКОЗНАНИЕ

· Литература по лингвистике и филологии в библиотеке Языкового острова

· Статьи по языкознанию из научных библиотек

· Предмет, объект и задачи языкознания

· Абаев В. И. Общегуманитарные аспекты теоретического языкознания

· Сайт http://ru.wikipedia.org

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ