регистрация / вход

Архитектура Франца Хайтмана

СОДЕРЖАНИЕ Введение … 3 §1. Палестра Альбертина . 5 §2. Последняя жертва 9 §3. Капелла святого Адальберта … 12

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ……………………………………………………… 3

§1. Палестра Альбертина ……………………………………. 5

§2. Последняя жертва ………………………………………… 9

§3. Капелла святого Адальберта …………………………… 12

§4. «Кенигсбергское общество недвижимого имущества и строительства» и Амалиенау ………………………………………….. 14

§5. Озеленение Кёнигсберга ……………………………….. 18

Заключение ………………………………………………….. 19

Список литературы …………………………………………. 20


ВВЕДЕНИЕ

27 октября 1853 года в Алене (Вестфалия) родился Франц Хайтман, человек, оставивший значительный след в архитектурном облике Кенигсберга.

В 1875 году он получил диплом инженера строителя.

С 1886 года несколько лет Хайтман был занят проектированием и строительством почтамтов в Гуммингене (ныне город Гусев) и Пиллау (ныне город Балтийск). Оба здания сохранились.

Затем Франц Хайтман работал как свободный архитектор в Кенигсберге и вскоре стал одним из самых популярных в городе.

Хайтман построил студенческий дом Палестра Альбертина (здание в сильно измененном виде сохранилось; сейчас его занимает спорткомплекс ДКБФ), капеллу святого Адальберта (лаборатория Измаран на углу проспекта Победы и Каштановой аллеи), католическую кирху в Хаберберге (органный зал филармонии), кирху памяти королевы Луизы (кукольный театр), большинство вилл в Амалиенау (район улицы Кутузова) и многочисленные здания кирх и больниц в городах Восточной Пруссии.

Данная работа посвящена деятельности этого великого архитектора, во многом определившего облик не только Кенигсберга, но и в какой-то степени Калининграда – ведь многое из того, что он создал, до сих пор возвышается на улицах города и области.

К сожалению, о таком известном архитекторе нашего края практически нет никаких статей на русском языке. Это огромное упущение очень помешало в работе. Даже в «Восточной Пруссии» нет достаточной информации. В большинстве же календарей памятных дат, путеводителях и т. д. имя Хайтмана упоминается только при упоминании того или иного памятника – хорошо еще, если указаны годы жизни!

Эта работа как раз и ставит своей целью попытаться собрать воедино клочки упоминаний о Франце Хайтмане, разбросанные по различным изданиям, и создать целостное представление о великом кенигсбергском архитекторе XIX века.


§1. ПАЛЕСТРА АЛЬБЕРТИНА

Одно из наиболее известных творений Франца Хайтмана - студенческий спортивный комплекс Палестра Альбертина, относящийся к Кенигсбергскому университету –Альбертине.

Закладка комплекса состоялась в год 350-летия Кенигсбергского университета, то есть в 1894 году.

Открытие «Палестры Альбертины» состоялось через четыре года – в 1898 году.

Изначальный вид здания

Палестра Альбертина – дворец спорта Кенигсбергского университета стал первым спортивным сооружением подобного рода и масштаба в германской системе высшего образования. Комплекс располагал большим спортивным залом, крытым плавательным бассейном, залом для фехтования, кегельбаном, бильярдной комнатой, душевыми, читальным залом и бесплатной студенческой столовой.

В момент своего возведения Палестра Альбертина была чем-то сенсационно новым. Впервые в одном здании было объединено всё то, что требовалось студентам помимо учёбы для восстановления и сохранения своей физической силы.

Главное здание (длиной 62,5 м) имело две лестничные клетки, выдававшиеся к улице; на первом этаже тогда было два магазина и холл, из которого главная лестница вела на 2-й этаж. Оттуда из роскошного зала для прогулок путь вёл налево в гимнастический зал и направо в столовую с 5-ю большими окнами по обеим сторонам.

Вид здания после капитального ремонта в 1930 году

Перед этим залом была большая терраса, из которой большая двойная лестница вела вниз в сад. На этом этаже были бильярдная, читальный зал и кабинет директора, на третьем этаже было три зала для фехтования и пять залов для собраний. В северном флигеле (длиной 60 м) до сих пор располагается гимнастический зал; на первом этаже – раздевалки; размеры гимнастического зала над ними составляют 29 х 16 м в плане и от 7 до 10 м в высоту. На зрительскую трибуну можно было попасть с третьего этажа.

С востока примыкает тракт с плавательным бассейном (доступ через 1-й этаж). При сдаче здания насчитывалось 6 кабин для принятия ванн, 12 для душа, 2 бассейна для чистки и 30 кабин для переодевания. Размеры бассейна были тогда: 18,5 м длина, 8,25 м ширина и 3,5 м глубина. В начале 90-х годов он был продлён до 25 м. Это не было единственной перестройкой, в целом, внутри сейчас сложно установить, что осталось с немецкого времени, а что было изменено во время восстановления или позднее. И хотя в основу чертежа-реконструкции лёг советский чертёж обмера, с достаточной уверенностью можно отнести к немецкому времени только показанную чёрным стену. За трактом бассейна находилась котельная и машинное отделение.

По восточной стороне раньше был кегельбан длиной в 40 м и шириной в 4 м. С юга к главному зданию примыкал короткий боковой флигель с хозяйственными и жилыми помещениями. На первом этаже в нём была большая кухня. С юго-востока примыкает узкий флигель, в котором тогда (как и сейчас) были квартиры.

Трёхэтажный клинкерный фасад был расчленён двумя лестничными клетками. Его романские формы украшения (тогда называемые «Орденским стилем»), реконструированные на рисунке, исчезли не во время восстановления, а были, как доказывают старые открытки, сняты с фасада в ходе их “очистки” в 30-е годы.

Современный вид

Сейчас в здании Палестры Альбертины расположен спортивный клуб ДКБФ. Таким образом, здание, построенное Хайтманом, используется по назначению. Правда, оно дошло до нас в сильно измененном виде, и теперь, глядя на него, сложно представить его первозданный облик.

§2. ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА

Одно из интереснейших произведений Франца Хайтмана так и не дошло до нас. Речь идет о кирхе, строительство которой началось в 1907 и закончилось освящением 18 декабря 1910.

Кирха, о которой идет речь, построена в стиле позднего ренессанса с переходом в барокко. Такое сочетание стилей было характерно для конце XX – начала XX века, когда в европейской архитектуре утвердился так называемый эклектический стиль.

От ренессанса кирха Лютера восприняла четкость и завершенность форм, от барокко – пышность и торжественность.

Кирха Лютера до войны

Кирха имела приличные размеры — 30 на 45 м. Башня была высотой почти 70 м. Зал имел специально оборудованные скамьи, рассчитанные на 1400 человек. Купол зала был высотой 30 м и был выполнен из железобетона, что впервые было применено в кирхах Восточной Пруссии.

Кирха Лютера в начале 60-х гг.

Отопление осуществлялось из подвала специальным котлом. Орган выполнен мастером Новак. Кирха располагала 3 стальными колоколами с бронзовыми пластинками для смягчения звука.

Во время боев Второй Мировой кирха почти не пострадала. После войны она практически никак не использовалась и простояла до мая 1976, после чего была взорвана, а обломки вывезены. На месте кирхи разбили «клумбу».

Современный вид на бывшую кирху Лютера

Это последняя кирха в Кенигсберге, уничтоженная властями. Произведение Франца Хайтмана стало последней жертвой «культурной» политики в отношении культовых немецких зданий, проводимой властями после Второй Мировой Войны на территории бывшего Кенигсберга.


§3. Капелла святого Адальберта

Католический костел Святого Адальберта представляет собой постройку в строгом стиле архитектора Франца Хайтмана. Она была освящена в 1904 как капелла для новой «колонии вилл» Амалиенау.

Уже в 1932 капелла была достроена и получила статус кирхи Святого Адальберта — покровителя Пруссии.

Во время боевых действий при атаке Кенигсберга в апреле 1945 кирха пострадала. Наибольшие повреждения были причинены новой пристройке.

После войны пристроенная часть была разобрана на кирпич, а старая часть кирхи была отдана под протезное предприятие, которое просуществовало до 1975.

Затем здание кирхи было передано магнитно-ионосферной обсерватории «Измиран». Помещение внутри перестроено и разделено на три этажа.
§4. «Кенигсбергское общество недвижимого имущества и строительства» и амалиенау

В 1898 году было основано «Кенигсбергское общество недвижимого имущества и строительства». Возглавляли его архитекторы и советчики по строительству Фридрих Хайтманн и Иозеф Кречманн.

По их проектам в городе были построены десятки роскошных вилл с башенками и фронтонами, загородных домов, похожих на замки, окруженных зеленью и прудами.

В Кенигсберге возникли новые районы (Амалиенау, Ратсхоф и другие). Когда строилась колонию престижных вилл «Амалиенау» (тогда это была окраина города, и вряд ли кто даже сейчас будет спорить, что район ул. Кутузова – нынче самый престижный в городе), – были чётко сформулированы правила совместной застройки: расстояния между домами должны быть не менее 30 и не более 35 метров; все виллы имеют два этажа (не считая мансардных), и планировка их обязана иметь ряд общих принципов, свойственных виллам. А именно: все квартиры на этаже соединяются между собой дверями «по кругу», а коридор желательно осветить естественным светом, для чего архитекторы придумывают специальные хитрости вроде глубокой врезки с обратной стороны главного фасада. Чтобы соблюсти все эти достаточно непростые требования и сохранить разнообразие архитектурных замыслов общего «исторического» стиля, все здания на Амалиенау строились через единого подрядчика с участием архитектора Хайтмана. Сам он спроектировал около трети вилл Амалиенау, остальные – другие архитекторы.

Под это новое строительство Хайтман добился изменения городского Устава. С его подачи муниципалитет отменил средневековые положения об обязательной прямоугольной сетке улиц, и ввел возможность строительства в новых районах улиц кривых и радиально расположенных.

Амалиенау впервые произошёл отказ от принятого до сих пор на новостройках Кёнигсберга растра улиц, перекрещивающихся друг с другом под прямым углом. Вместо этого план предусматривает не только изогнутые в плане улицы, но и, прежде всего, площади, к которым выходят улицы. В южной части квартала вилл есть несколько площадей, преимущественно, круглой формы. В северной части имеется только одна площадь квадратной формы — Цитенплац. Она повёрнута на 45° вокруг растра улиц, благодаря чему смогли быть образованы четыре длинные стороны площади, не прерываемые окончаниями улиц. Красивая площадь была застроена по северо-западной стороне ещё до 1914 года. Остальные стороны площади, как и вообще большая часть улиц в северном Амалиенау, тогда уже не смогли быть застроены. Строительные просветы были закрыты только в 20-х и 30-х годах.

В итоге Амалиенау стал прототипом строительства других зеленых районов города. В отличие от Миттельхуфена примыкающая с запада “Колония Амалиенау” впервые была освоена и застроена по единому плану. Планирование и освоение производились основанным в 1898 году Кёнигсбергским обществом недвижимости и строительства, в создание которого существенный вклад внёс архитектор Фридрих Хайтманн. В 1901 году такое планирование было закреплено законодательно новым строительным уставом. Более крупная южная часть Амалиенау была предусмотрена исключительно для застройки виллами. В северной части, впрочем, которая охватывается в форме треугольника с Хаммервега, Хагенштрассе и по направлению к Миттельхуфен с Харденбергштрассе, была разрешена застройка «трёхэтажными домами на 6 семей в стиле вилл».

Идея застройки колонии Амалиенау по возможности самым широким спектром различных форм жилых зданий и вообще домов принадлежит Фридриху Хайтманну. Это выразилось, с одной стороны, в разнообразии стилей, которые были здесь возможны, с другой, в смеси вилл и многосемейных домов, которые должны были приспособиться к характеру вилл. Задумывалось привлечь зажиточных горожан, которые не отваживались потратиться на отдельно стоящий дом и не хотели жить в одиночестве, но, тем не менее, желали жить в зелёной зоне за пределами города.

Хайтманн отнёсся со всей серьёзностью к заданию выстроить эти дома в стиле вилл.

Например, Дом на шесть семей по Харденбергштрассе, 8-10 (ныне Пугачева, 9). Для лестничной клетки им была выбрана элегантно изогнутая форма. Потом он попытался устроить освещение коридора естественным светом (что издавна считалось признаком виллы), сделав на обратной стороне глубокую врезку. От представительного, хорошо скроенного коридора отходят три из пяти комнат. Все остальные помещения, носящие более частный характер, имеют вход с другого узкого коридора. Все комнаты — как принято в виллах — соединены между собой дверями.

Таких же усилий Хайтманну стоил фасад, который он, как и свои виллы, разделяет на три сдвинутые формы. Сначала на два боковых ризалита с одной парой окон и расположенной рядом лоджией и широким вальмовым фахверковым фронтоном, как было принято в стиле виллы (или сельского дома). А потом добавляется отступающая назад средняя часть, к которой посередине он добавляет крытый балкон, увенчанный маленькой башней.

При восстановлении сгоревшего дома фахверковый фронтон и маленькая башня не были восстановлены. Наверное, потому, что российские архитекторы не имели никакого представления о том, как выглядел фасад прежде. Вместо этого над выступами и нишами руины был устроен по всему периметру водосточный карниз. Из-за этого подвижность сохранившегося внизу фасада, который продолжался раньше в форме крыши, находит отнюдь не самое подходящее завершение.

Многие из этих построек сохранились и по сей день, хотя частично в измененном виде. К сожалению, многие дома были разрушены войной.
§5. ОЗЕЛЕНИЕ КЕНИГСБЕРГА

В СВЯЗИ С ИМЕНЕМ Франца Хайтмана стоит упомянуть и процесс озеленения Кенигсберга. До середины 19-го века это был обычный средневековый город – с очень небольшим количеством деревьев на улицах. В 1875 году, в столице Прусии – Кенигсберге – был организован союз озеленения. Первую очередь союз занялся учетом всех деревьев и улучшением парковых зон. Был «упорядочен» старинный парк, основанный в 17 веке.

В 1908 году в Кенигсберге было около 820 тысяч кв.метров парков и садов. В 1909 году по сторонам улиц произрастало около 14 тысяч специально выращенных деревьев редких пород. К 1928 году зеленое «убранство» Кенигсберга выросло до 6303744 кв.метров. Среди высаженных пород были бук краснолистный, каштан красноцветный, азалия, гинкго, тополь Вильсона, кедровая и австралийская сосна, ель сербская, пихта голубая, несколько видов клена, ильмов, плющ, миндаль и другие. Эти деревья и сейчас можно увидеть на улицах Калининграда.

По всему периметру старых городских укреплений был создан мощный пояс зеленых насаждений. Общая их площадь, включая пруды и дачные участки, составила 7 872 000 квадратных метров.

заключениЕ

Умер Ф. Хайтман 13 августа 1921 года в Кёнигсберге.

Он оставил потомкам огромное наследие в виде прекрасных строений: вилл, кирх, таких зданий, как Палестра Альбертина.

К сожалению, значительная часть этих зданий была разрушена или повреждена во время Второй Мировой войны. Кроме того, многие уцелевшие здания были разрушены уже в ходе «культурной» политики советских времен.

Многие здания сейчас используются не по назначению, как, например, капелла Святого Адальберта, в которой размещена лаборатория «Измиран».

Правда, некоторые сохранили относительное назначение – например, в спортивном комплексе Кенигсбергского Университета Палестре Альбертине сейчас расположен спортклуб ДКБФ.

Большинство зданий перестроены и перепланированы, но тем не менее остается остов, заложенный Францем Хайтманом, архитектором, во многом определившим облик Кенигсберга конца XIX – начала XX веков и отчасти – современного Калининграда.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Восточная Пруссия: С древнейших времен до конца второй мировой войны. Калининград, 1996.

2. Губин А. Если вы в Калининграде впервые: Путеводитель. Калининград, 1990.

3. Календарь памятных дат. Калининград, 1998.

4. Лохова Л. В. Страницы прошлого: Кенигсберг. Калининград, 1995.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий