Буддийская скульптура в Корее (стр. 1 из 4)

Реферат

Буддийская скульптура в Корее

Астрелиной Инны, гр. 783
Введение

Памятники буддийской скульптуры есть во всех странах, где распространен буддизм, – так как отправление буддийских культов требовало скульптурного изображения будд, бодхисаттв и других представителей пантеона. Наиболее известные памятники расположены в Индии, Китае, Корее, Японии, Таиланде, Лаосе.

Буддизм оказал огромное влияние на развитие искусства (скульптуры в частности) в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако буддизм же в определенной мере сковывал это развитие, так как ваятели при изображении и будд, и бодхисаттв вынуждены были считаться с весьма строгими предписаниями относительно того, как, в каких позах, при каком расположении рук, ног, туловища и каким именно образом они должны быть изображены. Эстети­ческие требования и замыслы скульпторов должны были строго согласовываться со сложившимися правилами дог­матики.

Иконография буддизма была разработана в основном в первые века н. э. Прежде чем достигнуть Северного Китая и Кореи, она прошла сложный путь становления в Индии и Центральной Азии.

Традиционные буддийские атрибуты, символика, канонические образы, позы и условные жесты рук (мудра) были установлены в IV – V веках. Каждая черточка и каждая линия были наделены глубочайшим смыслом. Каждому будде и бодхисаттве были присущи свои специфические мудра, которые позволяли отличить их друг от друга. А при изображении Будды ваятель должен был учитывать 32 основные черты - локшаны, «признаки большой красоты», которые, по легенде, Будда получил при рождении (длинные уши, три складки на шее, урна - точка на лбу, ушниша - возвышение на голове и ряд других, символизировавших различные качества и достоинства Будды) и 80 вторичных (мудра в это число не входят).

Примечательно, что и в Корее, и в Китае, и в Японии ваятелей считали скорее ремесленниками, чем художниками. Ваяние не считалось искусством, как, например, живопись или каллиграфия[1] . Между тем, «ремесленникам» удавалось, не отступая от застывших канонов, создать высокохудожественные, выразительные произведения и придать им особенности национального искусства. В буддийской скульптуре средневековой Кореи такими особенностями можно считать более плавную, мягкую и пластичную (по сравнению с китайскими скульптурами) манеру движения, обобщенную трактовку образа, отображение местного типа лиц[2] .

Скульптура в Корее имеет давнюю историю развития. Самыми ранними из дошедших до нас ее образцов являются фигуры, вырезанные в скале утеса Пангудэ на берегу реки в провинции Кенсанпукто, а также глиняные, каменные и костяные фигурки людей и животных, найденные при раскопках стоянок эпохи неолита. Похожие фигурки из бронзы, глины и обожженной глины в больших количествах создавались в бронзовом веке.[3]

Однако только в эпоху Трех государств (IV - VII в.), с утверждением буддизма, скульптура сделала качественный и количественный рывок в своем развитии.[4] Каждое из Трех государств — Когурё, Пэкче и Силла — активно поддержало новую религию, и местные мастера направили все свое умение на создание буддийских скульптур и пагод.

Кроме культовой скульптуры, в средневековой Корее было развито оформление статуями погребений знати (на этом вопросе я в данной работе останавливаться не буду). Буддийская скульптура исполнялась в основном из камня, бронзы и дерева (в отличие от Японии, где преобладающая часть скульптур выполнялась из дерева), статуй из глины создавалось меньше.

Буддийская скульптура Когурё

В конце IV века буддизм получил уже значительное распространение в государстве Когурё. В Пхеньяне - центре новой религии - впервые в 375 году возникли буддийские храмы, монастыри Чхомунса, Ибулланса и другие. Появились и первые буддийские статуи из глины, бронзы и камня. До нашего времени их сохранилось очень мало, но очевидно, что первыми образцами для мастеров Когурё были буддийские статуи китайских скульпторов периода Северной Вэй (386-535), привозившиеся паломниками-монахами. Известно, например, что в 372 году из Китая прибыл монах Сундо, привезший статую Будды.

Развитие культурных связей с Китаем в V-VI веках позволило отдельным когурёским мастерам изучать буддийскую скульптуру в известных пещерных храмах Юньгана, Лунмэня и Дуньхуана.

Наиболее ранней буддийской статуей Кореи считается довольно примитивная бронзо­вая фигурка Соккамони (Шакьямуни) из Кирёна на юго-востоке страны, случайно открытая в 1963 году[5] . В надписи на ее нимбе указан 539 год.

В Историческом музее Пхеньяна на­ходится фигурка Будды V-VI веков, вылепленная из серой глины. Она очень схожа с вэйскими статуями V века. Несколько обобщенные черты лица отличаются осо­бой пластической завершенностью, а плотно сомкнутые глаза с тя­желыми веками сообщают лицу спокойствие и глубокую отрешен­ность от жизни. Там же находится и вторая небольшая глиняная статуя Будды, стоящего на лотосовом пьедестале, с поднятой рукой в условном жесте абхая-мудра (жест ободрения).

В частной коллекции хранится небольшая алтарная статуэтка VI века будды Амитабхи из позолоченной бронзы. Будда Амитабха представлен на фоне большого ореола с развевающимисяязыками пламени, во фронтальном по­ложении с большим круглым нимбом, со сложенными в жестах мудра руками. Трактовка одежды с ниспадающими складками, остро­конечная форма ореола и застывшая улыбка на лице божества - все это очень напоминает раннюю китайскую буддийскую скульп­туру периода Северная Вэй, но дата 571 год и имена жертвователей, сохранившиеся на задней стороне ореола, свидетельствуют о ее корейском происхождении.

Эти наиболее ранние корейские буддийские статуи VI ве­ка близки к изображениям божеств в пещерном храме Юнь­гана на северо-востоке Китая, но отличаются большей мягкостью и пластичностью.

Буддийская скульптура Пэкче

Немногие сохранившиеся в Корее и Японии статуи буддийских божеств из бронзы, дерева и камня свидетельст­вуют о своеобразии скульпторов Пэкче. Наиболее ранние из них показывают усвоение мастерами китайского стиля периода правления Северной Вэй с его суровой лапидарностью и отвле­ченностью архаичных образов. Позднее, в VI веке, после установив­шихся связей Пэкче с государством Лян (502—556), существовавшим на юге Китая, где сложилась своя школа пластики, сдержанность и суровость образов постепенно исчезают, изображения божеств получают мягкость и пластичность; скульптура Пэкче становится более жизненной.

Моделями для мастеров Пэкче часто служили статуэтки, привозимые монахами-паломниками из Китая, или статуи божеств из Когурё. Как и в Китае, буддийские божества изображались обычно изолированно сидящими на «лотосовых» тронах или стоящими в спо­койных, торжественных позах, облаченными в длинные одежды.Ниспадающие складки скрывали плоские фигуры, лишенные порой трехмерной объемности.

Буддийская скульптура в Пэкче особенно бурно развивалась после перенесения столицы в Сабисон в 538 году, когда началось строи­тельство буддийских храмов с большим количеством статуй.

Один из памятников искусства Пэкче – сравнительно небольшая ста­туя Будды, стоящего в длинном, до земли, плаще, высеченная из монолитного камня. Скульптор, следуя канону «тридцати двух локшан», стремился передать величие божества, его внутреннее спокойствие, отрешенность от окружающей жизни. Широкое, полное лицо Будды, осве­щенное наивно выраженной архаической улыбкой, названной в Ко­рее улыбкой Пэкче, при всей бесстрастности не лишено жизненности и указывает на то, что даже в раннем произве­дении китайский прообраз был интерпретирован скульпто­ром Пэкче по-своему. В рисунке складок одежды можно проследить влияние гандхарского искусства, разви­вавшегося в первые века н. э. на севере Индии и впитавшего в себя традиции поздней эллинистической скульптуры. Это влияние, претворенное в ранних буддийских статуях Китая, достигло Кореи, а через нее позднее и Японии.

Известна вторая, обнаруженная у деревни Кунсури, около Пуё, каменная статуя Будды из стеатита, сидящего в размышлении, со сло­женными руками, с удивительно хорошо переданным состоянием внутреннего покоя. Интересно исполнение пьедестала, задрапированного пышными складками ткани. Он подчеркивает значимость образа, создавая торжественность. Этот декоративный прием был широко использован японскими скульпторами VII—VIII веков.

В Пэкче получила развитие и бронзовая пластика. Представ­ление о ней дает небольшая статуэтка бодхисаттвы Кваным (Авалокитешвары) VI века из позолоченной бронзы, открытая в районе Пуё и хранящаяся в Нацио­нальном музее в Сеуле. В ней ощуща­ется отход от прежней строгой скованности буддийских статуй. Жесты рук более свободны, а мужественные черты лица, оживлен­ные улыбкой, переданы более жизненно.

Очень пластична и вторая известная статуя Ква­ным. В ней тоже сохраняется архаическая наивность образа, проступающая в традиционной улыбке и в фронтальности стоящей фигуры, но вместе с тем улыбающееся лицо божества выполнено более правдиво и ближе к реальному образу живого человека. Новые средства скульптурной выразительности позволяют отнести статую к позднему периоду Пэкче, к началу VII века, когда мастерство скульпторов достигло большей зрелости, что дало им возможность отойти в своем творчестве от строгой каноничности более ранних статуй.

Скульптура Пэкче значительно повлияла на становление буддийской скульптуры в Японии. В 577 году зодчие и скульпторы Пэкче были посланы в Японию для строительства буддийских храмов и создания статуй. Их творения сохранились до наших дней в храмовом ансамбле Хорюдзи близ Нара.

Одно из них – статуя Авалокитешвары, известная как Гюсэ Каннон - было исполнено пэкчесцами в конце VI века из камфорного дерева.[6] (По другим данным, это творение японских мастеров, хоть и сделанное, несомненно, под влиянием корейских образцов[7] ).


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.