регистрация / вход

Возникновение Царицына

Государственный комитет Российской Федерации по высшему образованию Волгоградский Государственный Технический Университет Кафедра истории Реферат

Государственный комитет Российской Федерации

по высшему образованию

Волгоградский Государственный Технический Университет

Кафедра истории

Реферат

«Причины превращения Царицына в развитый промышленный город»

Выполнил:

Студент группы ИВТ - 260

Гонжал М. И

Волгоград -1999.


Общии вид Царицына (1636 г. С рисунка Адама Олеария)

Основанием города принято считать дату царской грамоты «казанскому воеводе Кн. Григ. Осиповичу Засекину да Роману Вас. Ольферову, да Ивану Аф. Нащекину на переволоке острог сделать». Грамота была помечена 2 июлем 1589 г, Город получил название от острова Царицын и р. Царица, а те в свою очередь образовались от созвучия татарских слов Сары-Су (желтая вода), Сары-чин (желтый песок). Впрочем на этот счет существуют и другие предания. В сохранившихся архивах от начала ХVII столетия содержится описание города уже на правом берегу. Наиболее полное из них и к тому же иллюстрированное принадлежит Адаму Олеарию, секретарю Гольштинского посольства, проплывавшего по Волге в 1632 г.: «Город Царицын находится в 350 верстах от Саратова, лежит на правом берегу на холме, невелик, построен в форме параллелограмма и заселен одними стрельцами, которых живет в нем 400 человек. Стрельцы эти обязаны держать стражу против татар и казаков и служить охраной для проходящих мимо судов».[1] Крепость, согласно тому же источнику, имела размеры в пределах «80 сажен в длину и 40 в ширину. Была окружена деревянной крепостной стеной с двенадцатью башнями и усилена по периметру рвом». Под защитой крепости постепенно о6разовались посады, состоящие из деревянных домов ремесленников, рыбаков и разного белого люда. Выбор территории для крепости, ее архитектура и укрепление соответствуют тем приемам, которые сложились в русском градостроительстве в середине ХVI столетия и получили распространение как в Поволжье, так и в Сибири. В отличие от старых русских кремлей и монастырей сооружений, возводимых из камня, крепости, построенные на вновь отвоеванных землях Поволжья и Сибири, возводились наскоро из дерева. Место для нового города в военном отношении было удобным—крутой берег Волги и р. Царица создавали естественные условия для организации защиты. Внутри крепости находились управа, воеводские здания и избы для стрельцов. В то время, как вышерасположенные города-крепости постепенно теряли свое стратегическое значение. Царицын почти до конца ХVIII столетия, т. е. более 200 лет носил исключительно военно-крепостной характер. В 1689 г. были упразднены все ранее созданные по Волге заставы, кроме Царицына, где стрельцы, предназначенные для охраны южных границ, составляли основную часть населения и где постоянно поддерживался строгий порядок. Объясняется это все тем же географическим положением Царицына в Нижнем Поволжье, где длительное время сохранялось сложное военно-стратегическое положение. Находясь под постоянной угрозой вражеских вторжений, все понизовье представляло собой незаселенное дикое поле. А между тем его просторы, богатые охотничьими, рыбными и другими угодьями, привлекали к себе беглый люд, из которого со временем наряду с Донским образовалось еще и более беспокойное и воинственное Волжское казачество. Здесь же издавна кочевали Ногайская орда, а в 1632 г. к левому берегу Волги прикочевали калмыки. Ногайская орда перешла на правый берег. И те и другие находились в постоянных столкновениях с Донским и Волжским казачеством. Калмыки в этих условиях то искали защиты у русского царя, то устраивали опустошительные набеги на его города. Постоянной угрозой для южных границ была Крымская орда, находившаяся под влиянием султанской Турции. Царицынская крепость стояла на пересечении всех военных путей и разбойных набегов. Здесь в 1606— 1609 гг. проходили вооруженные отряды трех самозванцев, а в 1630 г крепость захватили калмыки и полностью разрушили ее. В 1667 г. через город прошел отряд Степана Разина, направлявшийся через Каспийское море в Персию. А с 1670 по 1671 гг. Царицын оказался в полосе поднятой Разиным крестьянской войны В 1707 г. на Дону и Поволжье вспыхнуло восстание возглавляемое Булавиным и Некрасовым, в орбиту которого входил и Царицын.

В 1717 г. произошел крупнейший по своим масштабам набег крымских и кубанских татар на Нижнее Поволжье в результате которого были разграблены Царицын, Саратов и другие города Возникла крайняя необходимость создания сторожевой укрепленной линии на территории между Волгой и Доном, наиболее уязвимой для набегов враждующих племен. По указу Петра 1 в 1718—1720 гг., линия протяженностью 60 км была построена между Царицыном и Паньшино Это было крупнейшее для того времени фортификационное сооружение, состоящее из глубокого рва и вала высотой 12 м, с деревянными палисадами с 23 форпостами и пятью земляными крепостями. Остатки этой линии в виде земляного вала и до сих пор видны на Историческом шоссе и в степи за городом. Для несения сторожевой службы на Царицынскую укрепленную линию были поставлены регулярные войска и Донское казачество. Вслед за тем с учетом новых требований военной техники в частности артиллерии была реконструирована и Царицынская крепость. Петр I посетив по возвращении из Персидского похода в 1722 г. Царицын сам сочинил проект этой крепости в виде четырехугольной бастионной цитадели, укрепленной земляными валами и рвом, прикрытым палисадами и рогатками. Исторические условия заставляли возводить оборонительные сооружения. Строительство Царицынской укрепленной линии протяженностью 60 км. всего за два года даже по современным масштабам представляется явлением уникальным, которое в то время возможно было осуществить только благодаря жестокой эксплуатации десятков тысяч подневольных людей. Что же касается гражданских сооружений, планировки города и его облика, то все это изменялось весьма медленно как и условия и образ жизни людей, медленно росло население. Единственно что заставляло перестраивать город—это часто повторявшиеся опустошительные пожары (1728, 1791 1793 гг. и др. ). Академик Л. И. Лепихин посетивший город в 1768 г. так описывает его: «Город делился на две части: на крепость и форштадт. На территории крепости находились 25 жилых кварталов, дом коменданта, 4 церкви и площадь. В форштадте за пределами крепости селилось прочее население, где со временем образовались Преображенское предместье, примыкающее к западной стороне крепости и Бутырское, расположенное севернее. В 1728 г. образовалась зацарицынская часть города, где селились ремесленники обслуживающие судоходство а также станичники Волжского казачества». Город в основном был деревянным и только возвышавшиеся над ним церкви построены из камня. Иоанно-Предтеченская 1664 г. — самое древнее сооружение в городе, Успенская — 1718 г., Святотроицкая — 1720 г и Преображенская — 1771 г. Если прибавить к тому калмыцкие кибитки которые ютились около города на случайных местах, соляные рыбные склады на берегу, да песчаные безлесные степи, на многие километры окружающие город, то можно себе представить безрадостную картину полупустынного города, как его описывали современники. Однако после строительства укреплений Царицынской линии и организации ее регулярной охраны Нижнее Поволжье постепенно стало заселяться что в значительной степени регулировалось правительством. В 1731 г. сюда на поселение было направлено 1057 семейств украинцев и донских казаков образовавших Волжское казачье войско. В дальнейшем рост населения уже так называемого Царицынского уезда происходил за счет украинцев и выходцев из Харьковской Полтавской губернии, а также из других мест в том числе и за счет возвратившихся в 1748 г. из Персидского похода трех полков В 1765 г. впервые в этих краях в результате двух манифестов Екатерины II, 1762—1793 гг. пригласивших людей из-за рубежа селиться в России, появляются иностранцы, которым предоставлялся ряд льгот — освобождение от рекрутских повинностей податей и налогов на 30 лет, право на беспошлинную торговлю, а также выдача денег на проезд и поселение на новых местах В результате по берегам Волги возникло 102 немецких колонии. И тогда же в 28 км. от Царицына на почтовом тракте Саратов—Астрахань возникла колония, получившая от речки Сарпы, на которой она расположена, название Сарепты. Первыми поселенцами оказались ирнгутеры, принадлежавшие к ассоциации последователей Яна Гуса, бежавшие из Чехии от преследования католического духовенства в Саксонию, откуда они переселились на берега Волги. В те же годы появились села Бекетовка, Отрада, Винновка, Городище и др. Наряду с интенсивной колонизацией земель и укреплением границ, которые предпринимало царское правительство, ХVIII столетие и в особенности его вторая половина характеризуется постоянно возникающими крестьянскими волнениями. Несмотря на жесткие меры, принимаемые правительством, Нижнее Поволжье было переполнено беглыми обнищавшими людьми, из которых собирались большие и малые ватаги, беспокоившие находившиеся здесь гарнизоны. Так, в 1734—1738 гг. вновь появились самозванцы «сыны Петра». В 1772 г. беглый крестьянин графа Воронцова Богомолов, назвавший себя Петром III, вызвал волнение на Волге и на Дону. Богомолов был выловлен и посажен в каземат Царицынской крепости, а затем погублен истязаниями. А вскоре после того, в 1774 г. началась крестьянская война, поднятая Емельяном Пугачевым, которая потрясла до основания всю Россию. Царицын был на пути движения войск Пугачева, и здесь под городом в районе Черного Яра состоялась трагическая развязка этой войны. Многие месяцы шла жестокая расправа над участниками движения. Но и после его подавления в Нижнем Поволжье еще долгие годы возникали всевозможные волнения. В 1785 г. отряд атамана Замятина вызвал большой переполох в царских войсках, в том же году был схвачен атаман Константин Дудкин, затем атаман Филиппов. Несколько лет шли поиски других атаманов Овчинникова, Збойкова, Гончарова, Дегтярева и др. Волновалось волжское понизовье, волновалось донское казачество, придавленное царской властью. В 1776 г, с присоединением к России Крыма и Кубани границы государства отодвинулись далеко на юг. Царицынская сторожевая линия была упразднена, ликвидировано Волжское казачье войско и Царицын утратил свое военно-стратегическое значение. На долгие годы он превратился в захолустный уездный город Саратовской губернии, а унылое время его по-прежнему отсчитывалось то опустошительными пожарами, которые в сухое время года превращали в пепел если не все, то большую часть его строений—(1728, 1791, 1793 гг.), то страшными эпидемиями, идущими из Азии,— холеры и чумы (1693,1807,1827—1830,1879, 1900 гг.), когда Царицын превращался в кордон, защищавший центральные губернии России. Начатая при Петре I и Екатерине II градостроительная деятельность по составлению планов городов дошла до Царицына только сто лет спустя. В 1820 г. Александр I утвердил план Царицына, по которому он с большими отклонениями застраивался вплоть до Октябрьской революции. Этот план в соответствии с принятыми в то время градостроительными принципами предусматривал прямолинейную планировку на основе пересечения параллельных и перпендикулярных Волге улиц, намечал главные улицы, соборные и торговые площади. По границе города был предусмотрен вал. План разрабатывался без учета градообразующей базы, и в нем не нашли отражения даже существовавшие в то время причалы, рыбные и соляные склады, Не предусматривалось и благоустройство берега.

План реализовывался весьма медленно, В 1825 г. в Царицыне имелось девять каменных и 717 деревянных зданий, а в 1860 г., т. е. за 35 лет прибавилось только один каменный дом и 210 деревянных. А. Н. Минх так описывает город того времени; «Царицын окружен песками — началом степного пространства, лежащего по обоим берегам Волги и идущего до Астрахани; окрестности города безлесны и унылы; недалеко к югу начинаются степные кочевья калмыков, кибитки (юрты) которых стояли за городом, где в то время бродили волы чумаков, перевозивших до устройства проезжих дорог товары на Дон и оттуда возвращавшихся; грузы доставлялись тогда в Царицын (1861 г.) Волгою с Нижегородской ярмарки, а затем шли в чумацких фурах на Дон, а также в Ставрополь, на Кавказ».[2] Дальнейшее развитие города относится ко второй половине ХIХ столетия, к пореформенному периоду, когда набрав силу, капиталистическая система, сломив феодальную рутину, стала наращивать производительные силы. Примером интенсивного развития оказался Царицын. За короткое время он превратился в крупнейший торговый, а затем промышленный узел Нижнего Поволжья. Через него пролегли возрастающие связи центральной части с южной частью России. Товары, идущие с верховьев Волги здесь перегружались с воды на чумацкие фуры и далее следовали в Донбасс и на Кавказ. Значение торговых путей между Волгой и Доном, по которым непрерывными потоками шли вереницы обозов, стало возрастать. Снова всплыла идея строительства здесь судоходного канала, которая периодически возникала в разные периоды истории. Соединить Волгу и Дон с помощью канала всегда казалось очень заманчивым, поскольку обе реки в районе Царицына разделяли всего 80 км., а впадающие в них реки Иловлю и Камышинку и того меньше. Уместно здесь вспомнить многовековую историю этой идеи. В 1569 г. войска турецкого султана Селима и крымского хана Девлет-Гирея начали поход против России. Дойдя до переволоки в междуречье Волги и Дона они принялись копать канал на соединение верховья Иловли с Камышинкой, чтобы судами выйти на просторы Волги и двинуться на Астрахань. Построить канал им не удалось и вместе с тем поход кончился неудачей. Более серьезная попытка была сделана в 1696—1701 гг. Петром I. В связи с Азовским походом, который убедил в необходимости строительства в этом месте канала, он дал указание незамедлительно приступить к работам. Была собрана большая армия строительных рабочих, но непреодолимые трудности заставили прекратить работы. Спустя почти двести лет, в 1894 г. было образовано товарищество по сооружению указанного канала, которое тоже потерпело неудачу. Но идея строительства столь значительного сооружения продолжала жить и была осуществлена только в наше время. А между тем возрастающая интенсивность торговых связей в промышленно развивающейся России требовала поиска новых технических средств передвижения. Когда появился железнодорожный транспорт, одной из первых в этом крае была построена Волго-Донская железная дорога, что сразу дало мощный толчок для развития торговли и промышленности города. Сюда потекли новые большие капиталовложения на развитие железных дорог и судоходства. Через шесть лет в 1868 г. было начато и в том же году закончено строительство Грязе-Царицынской железной дороги, которая соединила город с центральными районами страны на севере с Балтийским побережьем, с Ригой. В 1897 г была построена Царицын-Тихорецкая железная дорога, открывшая торговые пути на Кавказ и Донбасс. С целью совершенствования железнодорожного узла и создания непосредственной его связи с пристанями в 1896 г. была построена Волжская станция и железная дорога на берегу Волги, соединившая лесные и соляные причалы с основными железнодорожными магистралями. Город превратился в мощный узел железнодорожных и судоходных путей. За короткое время он вырос в крупнейший торговый и перевалочный пункт не только на Волге, но и в стране Перевалка леса, соли, хлеба, нефтепродуктов, рыбы приносила торговым, железнодорожным и судоходным компаниям огромные прибыли. По данным Министерства путей сообщения, в 1900 г. было ввезено в Царицын 106 млн. пудов и вывезено отсюда 83 млн. пудов грузов. Через местные причалы проходило 1,5 млн. Бревен. Развитие торговли способствовало бурному росту промышленности. Первоначально получила развитие промышленность, связанная с переработкой леса, соли, рыбы, горчицы, в дальнейшем здесь разместились металлургическая, металлообрабатывающая и нефтеперерабатывающая промышленность. Лесозаводы размещались в трех узлах в Зацарицынской части, Ельшанке (четыре завода Максимова) и Бекетовке, примерно на тех территориях, где они расположены в настоящее время. В районе крутого оврага располагалась соляная пристань и при ней пять соляных мельниц производительностью 10 тыс. пудов соли. Перевалка хлеба вызвала создание в городе мукомольной промышленности. В городе разместилось шесть паровых мельниц, крупнейшие из них—в пойме р. Царицы. Заводы по переработке горчицы размещались в Сарепте. С целью стимулирования развития промышленности царское правительство широко привлекало иностранный капитал. В 1880 г. был построен в районе нынешнего Банного кольца нефтепромышленный городок, принадлежащий иностранной фирме Нобель, в дальнейшем он вырос в крупнейший по тому времени нефтепромышленный комплекс В 1897 г с привлечением капиталовложений французских фирм был построен металлургический завод «Урал-Волга» или как его назвали ДЮМО. Строительство металлургического завода повлекло за собой возникновение 16 металлоперерабатывающих предприятий (гвоздильный, проволочный и др. ). В 1915 г. с привлечением английской фирмы «Виккерс и К » был построен пушечный завод. Россия встала на империалистический путь развития. Царицын оказался одним из крупнейших индустриальных центров страны. О том, как развивался город со дня его основания, говорят следующие цифры роста его населения: с 1589 по 1630 г. в городе проживало около 400 человек, в 1786—627; в 1847 г—4805; в 1860—7027, т. е. за 270 дореформенных лет население города выросло всего на 6627 человек. И только с началом развития капитализма начинается его рост с возрастающей силой. Уже через 30 лет после реформы (1890 г.) в Царицыне проживало 38 тыс. чел·; в 1900—63, а в 1915 г —135 тыс. человек. В 1915 г. в городе насчитывалось 454 промышленных предприятий с общим числом рабочих 40 тыс. человек. Оказавшись в центре железнодорожных и водных путей, Царицын стал одним из бурно развивающихся городов капиталистической России, где развитие торговли стимулировало развитие промышленности, а развитие промышленности способствовало развитию торговли В 1913 г. в России насчитывалось 29 городов с населением свыше 100 тыс. чел. и в том числе был Царицын. Царицынское купечество называло его русским Чикаго. И как во всех городах периода капитализма второй половины ХIХ и начала ХХ столетия, в Царицыне ярко проявились характерные противоречия капиталистической системы. За короткое время в городе произошли огромные изменения. От прежнего захолустья старой помещичьей России ничего не осталось, кроме древних церквей. Город неизмеримо вырос, вырос стихийно, и уже к началу ХХ столетия вступил в состояние того глубокого кризиса, в котором находились индустриальные города России и многих других стран. Кризис социальный, территориальный, жилищный, транспортный, архитектурно-градостроительный, из которого его могли вывести только революционные преобразования. Быть может наиболее ярко проявился социальный кризис, выразившийся в резком делении территории города на буржуазный центр и рабочие окраины. Вокруг Александровской площади на месте древнего Царицына и на улицах, идущих к Волге, образовалось своего рода Сити. Здесь располагались крупные здания магазинов — Губанова, Репникова Лапшина, Синявина и др. дворцы и особняки, среди которых своей пышностью выделялись дворец Воронина (после революции преобразованный в Дворец пионеров) дворец Миллера, построенный в виде замка на склонах Царицы, Голдобина, занимавшего самое видное место в устье р. Царицы и др. Здесь же расположились городская управа и городская дума гостиницы и рестораны ( гостиницы «Столичные номера», «Люкс» и др.). Разбогатевшие промышленники по примеру известных миллионеров из купеческого тщеславия брали иногда на себя роль меценатов. Так на средства Репникова (при участии городского бюджета) в 1915 г. был построен Дом науки и искусства (впоследствии после реконструкции — театр им Горького), промышленник Миллер построил здание мюзик холла, рядом был построен роскошный банно-прачечный комбинат Бочкарева с бассейном. Впрочем щедрость промышленников по отношению к городу не простиралась очень далеко.

В других компактных городах, железные дороги располагались по периметру их территорий и на их основе возникал индустриальный барьер, препятствующий развитию города вширь, а в Царицыне индустриальный барьер образовался вдоль берега Волги, отрезав ее от города, и вдоль железной дороги, расположенной параллельно реке. В результате город стал развиваться вдоль Волги (вперемежку заводские территории и жилые кварталы) без соблюдения какой-либо системы. К 1915 г. он достиг протяженности почти 40 км—от завода Виккерс до Купоросного поселка. В итоге город совершенно утратил тот элементарный порядок, который был заложен в плане 1820 г. Город превратился в конгломерат отдельных, не связанных один с другим поселков. В нем было 10 площадей—Соборная, Александровская и Скорбящая, расположенные в центральной части города, Базарная и Кладбищенская — за Царицей, Сенная, Сергиевская и Ярмарочная — в заполотновской части и Никольская — на южной окраине центральной части города, но все они были разобщены и не способствовали планировочной организации города. Именно тогда, на рубеже ХIХ— ХХ столетий, образовались те пороки в планировочной структуре города, которые сказываются до настоящего времени. Город продолжал расти и одновременно возрастал жилищный, транспортный и санитарный кризис. Даже барачное строительство жилья не поспевало за ростом численности населения, которое увеличивалось с ростом промышленности. Но самое устрашающее явление было связано с санитарным состоянием города. В городе возникали эпидемии холеры, чумы, тифа, уносившие тысячи человеческих жизней. Детская смертность в Царицыне превосходила аналогичные показатели других городов России. Эпидемии в Царицыне получили международную огласку, что заставило правительство создать в 1908 г. специальную комиссию для разработки мероприятий по оздоровлению городов Поволжья. Благоустройство города практически не проводилось. Городской бюджет для этой цели не располагал средствами, а местная буржуазия была к этому безучастной. В 1909 г. из всех улиц только 1/12 площади имела булыжное покрытие, остальные тонули в пыли и грязи, затрудняя растущее движение по городу. При огромном количестве оврагов, перекидных мостов через них было только три. Низкая степень благоустройства города вызывала возмущение населения. Под его давлением городские власти в 1890 г. осуществили строительство первого водопровода, в 1913 г. была построена городская электростанция, в том же году был проложен первый трамвай, К этому же времени относится строительство железобетонного астраханского моста через Царицу. Вот почти весь перечень ничтожных мероприятий по благоустройству, которые были проведены в крупнейшем промышленном городе к 1917 г. На таком же уровне находилось развитие учреждений обслуживания города. В 1914 г. перед началом первой мировой войны в Царицыне имелись: мужская и две женские гимназии, реальное училище, торговая школа, три высше-начальных училища, которые в большинстве случаев размещались в частных домах, не приспособленных для ведения в них нормальных учебных занятий. Город располагал всего двумя больницами на 214 коек. Весьма скудные культурные заведения города служили главным образом развлечением местной знати. Это прежде всего Дом науки и искусства, затем «Клуб приказчиков», ныне также реконструированное и расширенное здание Театра музыкальной комедии, и театр «Парнас». Наконец, любимое место царицынских гуляк, нашумевший в то время увеселительный сад «Конкордия» с театром-кабаре, где развлекались купцы да лесопромышленники, сплавлявшие по Волге лес. Имелось еще четыре небольших кинотеатра. Вот и все. Зато город был богат другого типа заведениями. В нем насчитывались 154 трактира, 55 кабаков, 36 винных складов и погребов, 21 постоялый двор.

Таким образом, Царицын за время своего существования пережил несколько периодов спада и нарастания промышленного потенциала (на микро уровне), был не только торговым центром Поволжья, но и важным стратегическим объектом Российского государства (на макро уровне).


[1] Исторические путешествия. Сталинград, 1936, с.59

[2] Минх А. Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии; т. I, вып. 1. – Саратов, 1898.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий