И.П.Бардин и его вклад в развитие металлургии

Сибирская Государственная

Горно - Металлургическая

Академия

Контрольная работа N0 1

по культурологии

студентаЗЭПА 95-051

Лавриненко

Дениса

Викторовича.

Реферат на тему:

И.П.Бардин и его вклад в развитие металлургии.


Содержание .

1. Детские и юношеские

годы И.П.Бардина. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3 стр.

2. Работа в США. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7 стр.

3. И.П.Бардин и Сибирь. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10 стр.


1. Детские и юношеские годы И.П.Бардина.

Иван Павлович Бардин родился 10 ноября 1883 года, 14 ноября рождение было зарегистрировано православной церковью: у портного села Широкий Уступ Антарского уезда Саратовской губернии Павла Дмитриевича Бардина и его жены Дарьи Михайловны появился сын, в соответствии со святцами он наречен Иваном.

Родители Ивана были типичные представители среды, где каждодневное бытие людей заполнялось борьбой за своё маленькое благополучие, за то, чтобы сегодня и завтра было чем накормить семью, наконец, обязательно, чтобы всё было “как у всех”. Это был серый, неисходный и жестокий мир людей, которые всю свою жизнь “выбивались в люди”, у них незаметно для себя исчезало всё, что было связано с теплотой отношений, остротой восприятия чужой и своей боли.

Конечно, и в этом мире не все были одинаковы. Словно для того, чтобы показать богатство человеческих натур, он рождал характеры цельные и светлые, людей шагавших по своему, ой какому нелёгкому, жизненному пути с доброжелательной улыбкой ко всему, что их окружало.

Родители Вани Бардина не принадлежали к таким людям. Окидывая взглядом детские годы академика Бардина, нельзя не увидеть как много у него общего с детством Горького. И тот и другой прошли полный курс самого важного университета — университета жизни, испытали все “прелести” мира, в котором им пришлось расти и учиться, чтобы затем подняться над этим миром, погубившим столько талантов, коими всегда была щедра наша Родина.

Мальчик рос, ничем не выделялся среди своих деревенских сверстников. Вместе с другими участвовал в детских набегах на ягодные посадки и яблоневые сады; увлеченно играл в “казаков и разбойников”: каждому из ребят хотелось быть разбойником. Ведь казаки избивают народ!

Куда более опасными были массовые драки, происходившие обычно зимой. Бои проходили на дне оврага — одна улица с другой. Вначале задирали друг друга мальчишки, а затем вмешивались взрослые — стенка на стенку. Участники драки вкладывали в перчатки и руковици кастеты, болты, гайки. Многих выносили с поля боя замертво. Особенно жестокими были бои в рождественские святки и на масленой неделе.

Дерущихся неизменно разгоняла конная полиция, но драки ежегодно повторялись по несколько раз.

Бардины решили перебраться из деревни в город. Ближайшим был Саратов. Туда и уехал Павел Дмитриевич, оставив Ваню у деда, со стороны матери Михаила Егоровича Бородачева. Затем его забрала к себе в Колокольцовку тетка Александра Михайловна, которая в то время учительствовала, но столкновения с местным священником и волостным старшиной привели к тому, что ей пришлось уехать в другую школу, и Ваню отправили в Саратов к родителям.

Первыми впечатлениями мальчика от старого Саратова были связаны с теми местами, где ютилась семья Бардиных. Это были городские трущобы. Отец сначала работал грузчиком на пароходной пристани, а затем снова занялся своим портновским ремеслом. Жили плохо. Деревенский портной, отец не умел шить модных вещей и зарабатывал мало. Единственно, что по-настоящему хорошо шил Павел Дмитриевич, это бекеши, но мода на них уже проходила. От тех лет у отца Ивана Павловича осталось только одно приятное воспоминание: он сшил бекешу всемирно известному борцу Ивану Поддубнову.

В доме, где жили Бардины, под ними находилась мастерская, изготовляющая валенки. Это сильно отравляло и без того нерадостную жизнь. Валяние шерсти требовало высокой температуры и пара. Зимой в квартире было трудно дышать. Летом становилось легче, производство валенок прекращалось, и можно было открывать окна.

Нищенская жизнь в Саратове ещё больше озлобила родителей Ивана Павловича. Неумение воспитывать детей проявлялось во всём. И, как и прежде, больше страдал нелюбимый сын. К счастью, дедушка Михаил Егорович к тому времени тоже перебрался вместе с бабушкой в Саратов и нанялся садовником в духовную семинарию. Половину своей жизни мальчик провёл у них в доме.

Саратов тех лет “славился” огромной запыленностью и плохим водоснабжением. Эпидемии дизентерии, брюшного тифа и холеры ежегодно уносили многие сотни жизней.

Холера, пришедшая сюда после голодной зимы 1891 года, косила людей особенно бесжалостно. Почти вымерли кварталы, населённые беднотой. Из детей Бардиных остался в живых один Ваня.

У родителей и родственников мальчика были противоречивые пожелания — каждый из них, в меру своего мировоззрения, хотел по-своему видеть его будущее.

Двоюродный дед, торговец готовыми платьями, Василий Михайлович, да и все другие родные хотели видеть его приказчиком, а затем, конечно, владельцем какого-нибудь торгового предприятия .

Иного мнения держалась тетка Александра Михайловна. “Племянник должен учиться в гимназии, — решила она. — А затем и в университете.”

После первых трёх классов начального училища мать Вани повела его в гимназию, но его там не приняли. “Что делать сыну сельского портного в гимназии? — сказали там его матери — Всё равно вы не сможете платить за обучение.” Но тут снова проявила характер тётушка Александра Михайловна. Она решила взять племянника к себе в Казань и готовить к поступлению в гимназию. “В Казани я пробыл девять месяцев, но очень мало успел в науках, — признавал позднее И.П.Бардин. — Грамматика Кюнера явилась для меня непреодолимым препятствием. Работать самостоятельно я ещё не умел, а тётушка и дядюшка не могли уделять мне много времени, — они сами сдавали экзамены. Поэтому пребывание в Казани мне ничего не дало, кроме разве того, что нигде раньше, да и много лет потом, с таким страстным интересом не посещал я театры.”

Александра Михайловна была настойчивой. Прошёл год, и Ваня готовился, сидя дома, уже во второй класс гимназии. Для этого полагалось изучить латинский язык, а с ним у будущего металлурга дело явно не клеилось. Между тем время шло и надо было что-то предпринимать, а споры и разговоры продолжались.

Наконец обе стороны сошлись на том, чтобы Ваня держал экзамен в первый класс Александровского ремесленного училища, содержащегося за счет городского управления.

Прошёл год. Тётка юного ремесленника снова вмешалась в его судьбу. Она была сельской учительницей и не хотела, чтобы её племянник стал слесарем. Она мечтала видеть его агрономом или землемером, что, по её мнению, дало бы ему в будущем возможность жить обеспеченно. Бардин поступает в сельскохозяйственное училище. Шесть лет протекли в напряженной учебе. Как только ему был вручен диплом Мариинского училища, все мысли сконцентрировались на одном: надо учиться дальше. Иван Бардин поступает в Ново-Александровский сельскохозяйственный институт. Но пребывание в нём оказалось недолгим. Шёл бурный 1905 год. По всей стране поднималась и ширилась волна первой русской революции. За срыв спектакля в Люблинском театре Ваню исключили из института. Он уехал в Ставропольскую губернию и работал там землемером.

Однажды Бардин попал на лекцию известного профессора — металлурга В.П.Ижевского. Вот этот человек и увлёк молодого “сельскохозяйственника” на свою стезю.

2. Работа в США.

Окончив Киевский политехнический институт первого февраля 1910 года, Бардин стал инженером-технологом. И сразу же стал вопрос: что делать дальше? Как это не звучит в наше время дико, но устроиться на работу в России русскому инженеру было труднее чем иностранцу!

Металлургические заводы той поры делились на две группы: русские, с преобладающими в них русскими капиталами, и иностранные.

Молодой специалист стучался в двери одного завода, другого ... отказ.

А между тем хотелось побывать и в родных пенатах. С дипломом инженера !

“Встретили меня здесь с радостью и надеждой, но пора восторгов миновала, и нужно было вновь думать о своей судьбе. Через две недели я возвратился в Киев,” — вспоминал И.П.Бардин.

В Екатеринославе Бардин устроился экскурсоводом на выставке американского сельского хозяйства. Осенью выставка должна была закрыться. И тут совершенно неожиданно Иван Павлович получил манящее предложение от русского эмигранта Розена, который предложил ему помощь в поисках работы в Америке.

Встреча с Новым Светом была единственной и неповторимой. Вечером он торопливо записывал свои впечатления:

“Ранним утром, в густом тумане мы подплыли к Нью-Йорку. Подошел маленький пароходик. Выскочивший из него санитарный инспектор поинтересовался, нет ли больных, проверил документы ...

Прошло немного времени и началась высадка пассажиров.”

Насколько дней Иван Павлович бродил по Нью-Йорку. А когда осталось денег на билет до Мулена и два доллара на завтрак и обед, искатель американского счастья выехал из города.

В Мулен, небольшой городок в глубине континента, в штате Иллинойс он приехал ночью, а утром уже работал на заводе “Дир-Компани”, в цехе сборки культиваторов.

Работа была несложной, но тяжелой. Смена длилась десять часов. Если рабочий не выполнял заданную норму, его увольняли, перевыполнял — получал незначительную премию.

Так началась американская одиссея русского металлурга Бардина.

А собственно, металлургии пока он и не видел.

Через некоторое время, чтобы хоть как-то поближе быть к “огненному производству”, он попросил перевести его в кузницу — на ковку деталей сельскохозяйственных машин.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.