регистрация / вход

Повесть о Петре и Февронии Муромских

Петре и Февронии дошли до нас известия уже достаточно позднего происхождения, по всей вероятности XV – XVI века, появившиеся, как можно полагать, одновременно с канонизацией муромских чудотворцев. Известия эти дошли до нас в виде повести о святых князьях. Житие Петра и Февронии служило основой для произведений многих иконописцев.

Петре и Февронии дошли до нас известия уже достаточно позднего происхождения, по всей вероятности XV – XVI века, появившиеся, как можно полагать, одновременно с канонизацией муромских чудотворцев. Известия эти дошли до нас в виде повести о святых князьях. Житие Петра и Февронии служило основой для произведений многих иконописцев. Так муромский изограф А.И. Казанцев создал на эту тему две замечательные иконы – "Звезда лучезарная " и "Муромские чудотворцы ".

древнерусских рукописях такие произведения часто называются «Житием» или «Повестью о житии». Однако вместо религиозных подвигов святых здесь рассказана история любви крестьянской девушки из Рязанской земли и муромского князя. Разумеется, есть здесь и некоторые сказочные элементы. Повесть построена на использовании двух народнопоэтических мотивов: сказания об огненном летающем змее и сказки о мудрой деве. Легенды, рассказанные в повести о Петре и Февронии, находят себе параллели в ряде западноевропейских сюжетов: исследователи сравнивают эту повесть с песней старшей Эдды о битве Зигурда со змеем Фафнаром и о союзе этого героя с вещей девой, с сагой о Рагнаре и Ладброке. Особенно много общего наблюдается между повестью о Петре и Февронии и повестью о Тристане и Изольде.

днако существует ряд исторических данных, подтверждающих существование этих князей. В поздних записях сохранилось устное предание о Февронии из села Ласково Рязанской области. Возможно, автор повести о Петре и Февронии использовал какой-то из вариантов этой устной легенды, но необходимо отметить, что повесть отличается от легенды более высокой художественностью и поэтичностью. В повести о Петре и Февронии нет никаких указаний на действительных исторических прототипов героев. Высказывались предположения, что под именем князя Петра надо подразумевать князя Давида Юрьевича, княжившего в Муроме с 1204 по 1228 г. (до него княжил старший брат его Владимир Юрьевич). Но существует и другое мнение — что прототипом Петра был муромский князь Петр, живший в начале XIV в., родоначальник бояр Овцыных и Володимеровых.

отелось бы сказать несколько слов об авторе. Ермолай-Еразм(Ермолай Прегрешный) — писатель и публицист. Литературное творчество его относится к 40—60-м гг. XVI в. Биографические сведения о нем очень малы и устанавливаются, главным образом, на основании его собственных сочинений. В 40-е гг. Е.-Е. жил в Пскове, в конце 40-х — нач. 50-х он оказался в Москве. В 60-х гг. он постригся в монахи под именем Еразма.

ереезд Ермолая в Москву и получение им должности протопопа дворцового собора надо, скорее всего, связывать с привлечением к нему внимания как образованному писателю. В это время как раз под руководством митрополита Макария особенно интенсивно работал большой круг церковных писателей по созданию житий русских святых. Макарий, по всей видимости, привлек к этой работе и Еразм. По поручению митрополита им было написано по крайней мере три произведения. Ермолай в своем “Молении к царю” сообщает о том, что “благословением превеликаго всея России архиерея Макария митрополита составих три вещи от древних драги”. Существуют разные мнения, о каких именно трех произведениях говорит здесь Еразм. Упоминание, что в них говорится об историческом прошлом (“от древних”), позволяет из числа его произведений выбрать “Повесть о Петре и Февронии” и “Повесть о епископе Василии”. Тематика их действительно связана с историческим прошлым Руси. Кроме того, они удовлетворяют и второму признаку, появлению рассказов с муромской тематикой обусловлено было писательской деятельностью в связи с собором 1547 г., на котором были канонизированы муромские святые, поэтому и можно думать, что написаны они были по поручению митрополита Макария. “Повесть о Петре и Февронии” была написана как жизнеописание муромских святых.

ремя работы над этими произведениями было для Ермолая наиболее благоприятным и для его творчества и в его церковной карьере, но оно оказалось очень непродолжительным. Уже в упомянутом выше “Молении”, которое исследователи датируют концом 40-х — нач. 50-х гг, он жалуется на притеснения и враждебное отношение к себе со стороны царских вельмож. Видимо, скоро и Макарий охладел к его писательскому таланту — его явно не удовлетворили произведения на муромскую тему. Он не захотел включать “Повесть о Петре и Февронии” в составляющиеся в это время Великие Минеи Четьи.

отя Ермолай и находился в непосредственном общении с влиятельными церковными и политическими деятелями своего времени, он не принадлежал к какой-либо определенной группировке или к какому-либо из существовавших в то время идейно-политических направлений. Не имея поддержки со стороны какой-либо определенной политической группировки, он не смог сыграть какой-либо значительной церковно-политической роли. Возлагаемые им большие надежды на царя как на главную силу в установлении им социальной справедливости и в устройстве своей личной судьбы не оправдались. Преодолеть создавшуюся вокруг него неблагоприятную обстановку, видимо, не удалось, и примерно в нач. 60-х гг., как было сказано выше, постригся в монахи, о чем свидетельствует появившееся второе имя в списках некоторых его произведений (“Ермолай, во иноцех Еразм”). Его писательское имя было еще известно в 60-е гг., но позже о нем забывают и произведения его переписываются как анонимные.

овесть о Петре и Февронии и “Повесть о рязанском епископе Василии” можно характеризовать как произведения художественной прозы, а значит, Еразм был не только публицистом и церковным писателем. Эти повести были написаны одновременно — в конце 40-х гг., они имеют много общих черт: источниками для них послужили муромские легенды и изложены они в одной стилистической манере. “Повесть о епископе Василии” написана предельно сжато, сюжетные детали в ней не разработаны. Совершенства в разработке сюжета (ясность в передаче главной мысли, конкретность деталей, четкость диалогов, имеющих большое значение в развитии сюжета, композиционная завершенность) он достиг в “Повести о Петре и Февронии”. Влияние на автора народного предания о муромском князе и его жене оказалось столь велико, что он, образованный церковный писатель, перед которым была поставлена цель создать жизнеописание святых, написал произведение, по существу далекое от житийного жанра. Это особенно заметно на фоне житийной литературы, создававшейся в то же время в писательском кругу митрополита Макария “Повесть о Петре и Февронии” резко отличается от других житий, включенных в Великие Минеи Четьи.

ак видим, сюжет “Повести” построен на активных действиях двух противостоящих сторон, и только благодаря личным качествам героини она выходит победительницей. Ум, благородство и кротость помогают Февронии преодолеть все враждебные действия ее сильных противников. В каждой конфликтной ситуации противопоставляется высокое человеческое достоинство крестьянки низкому и корыстному поведению ее высокородных противников. Ермолай Еразм не был связан с каким-либо реформационно-гуманистическим течением, но высказываемые им в этом произведении мысли о значении ума и человеческого достоинства созвучны идеям гуманистов.

овесть о Петре и Февронии является одним из шедевров древнерусской повествовательной литературы, и имя автора ее должно стоять в ряду самых видных писателей русского средневековья.

русских сказках, былинах и преданиях не раз говорится о женской мудрости. Например, наиболее популярный и широко используемый персонаж русских сказок – Василиса Премудрая, которая не только умеет загадывать загадки, но у нее всегда есть и ответ на любой вопрос, и что-нибудь волшебное для помощи попавшему в беду. У нее обязательно найдется клубочек, указывающий дорогу Ивану царевичу, или шапка-невидимка для Иванушки-дурачка, который пытается спасти красавицу-девицу. И на сражении добра и зла, когда силы явно не равны, она обязательно придумает, как хитростью врага одолеть. Она всегда знает, как выручить из беды царя, престол которого занял злой колдун или Кощей Бессмертный. Василиса всегда добра и услужлива, в ее доброте также проявляется ее мудрость. И всегда ее советы помогают безотказно.

первую очередь хотелось сказать о том, что такое мудрость. Вот как определяет это понятие Владимир Даль: «Мудрость – свойство мудрого; премудрость, соединение истины и блага, высшая правда, слияние любви и истины, высшего состояния умственного и нравственного совершенства». А вот что говорит о мудрости самый мудрый человек на земле, Соломон: «Начало мудрости – страх Господень» (Притч. 1,7) и «Блажен человек, который снискал мудрость, и человек, который приобрел разум, – потому что приобретение ее лучше приобретения серебра, и прибыли от нее больше, нежели от золота: она дороже драгоценных камней; и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею. Долгоденствие – в правой руке ее, а в левой у нее – богатство и слава; пути ее – пути приятные, и все стези ее – мирные. Она – древо жизни для тех, которые приобретают ее, – и блаженны, которые сохраняют ее!» (Притч. 3, 13-18). «Приобретай мудрость, приобретай разум …Не оставляй ее, и она будет охранять тебя; люби ее, и она будет оберегать тебя. Главное - мудрость: приобретай мудрость, и всем имением твоим приобретай разум. Высоко цени ее, и она возвысит тебя; она прославит тебя, если ты прилепишься к ней; возложит на голову твою прекрасный венок…» (Притч. 4, 5-8). И Феврония, как мы знаем, прославила и возвысила собой и своей мудростью и себя и своего Петра.

з всего вышесказанного видно, что мудрость – это не просто умение логически мыслить и размышлять, а нечто, что дается Самим Богом. Это сочетание человеческого разума и Божьего замысла, нечто, что может действовать только на благо человека, хотя он сам этого часто не понимает. Именно так действовала Феврония. В повести говорится, что у нее был дар прозорливости, то есть предвидения, а значит, она имела определенную мудрость от Бога. Вот как пишет об этом автор: «И вот поплыли они по реке в судах. В одном судне с Февронией плыл некий человек, жена которого была на этом же судне. И человек этот, искушаемый лукавым бесом, посмотрел на святую с помыслом. Она же, сразу угадав его дурные мысли, обличила его, сказав так:

– Зачерпни воды из реки с этой стороны судна сего.

Он почерпнул. И повелела ему испить. Он выпил. Тогда сказала она снова:

– Теперь зачерпни воды с другой стороны судна сего.

Он почерпнул. И повелела ему снова испить. Он выпил. Тогда она спросила:

– Одинакова вода или одна слаще другой?

– Одинаковая, госпожа, вода, – ответил человек. На что княгиня Феврония промолвила:

– Так и естество женское одинаково. Почему же ты, позабыв про свою жену, о чужой помышляешь? И человек этот, поняв, что она обладает даром прозорливости, не посмел больше предаваться таким мыслям». Не даром ведь Февронию и Петра называют святыми и чудотворцами. Возможно, когда она просила князя взять ее в жены, она и сама еще не знала, что это будет для блага их обоих, но ее мудрость подсказывала ей как действовать. Зато потом Петр (в переводе с греческого – камень) живет с Февронией как за каменной стеной и все больше ценит свою супругу.

роме того, Феврония использовала данную ей мудрость не для себя, а для своего мужа. Она вела его, помогала в делах, в том числе и государственных, была ему настоящей помощницей. При том, Петр не потакал ей, как бояре, которые предложили ей оставить их город, потакали своим женам. Они пошли у них на поводу, что было их самой большой глупостью. Ермолай Еразм показывает это таким образом: «Бояре, по наущению жен своих, не любили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению своему; Бог же прославил ее ради доброго ее жития. Однажды кто-то из прислуживающих ей пришел к благоверному князю Петру и наговорил на нее: “Каждый раз,– говорил он,– окончив трапезу, не по чину из-за стола выходит: перед тем как встать, собирает в руку крошки, будто голодная!” И вот благоверный князь Петр, желая ее испытать, повелел, чтобы она пообедала с ним за одним столом. И когда кончился обед, она, по обычаю своему, собрала крошки в руку. Тогда князь Петр взял Февронию за руку и, разжав ее, увидел ладан благоухающий и фимиам. И с того дня он ее больше никогда не испытывал». И «Неистовые же бояре, потеряв стыд, задумали устроить пир. Стали пировать, и вот, когда опьянели, начали вести свои бесстыдные речи, словно псы лающие, отрицая Божий дар святой Февронии исцелять, которым Бог наградил ее и по смерти». Хотелось бы обратить внимание на то, что перед тем, как подойти к ней с такой просьбой, они устроили пир, им, похоже было очень стыдно предложить княгине уйти на трезвую голову. Феврония же не заставляла князя делать то, что хотела она. Мудрая жена – всегда радость для своего мужа и для окружающих. Феврония, как мы знаем, прославила и возвысила своей мудростью и себя и своего мужа, Петра. Существует такое изречение, что семейная жизнь – это корабль и капитан на нем – муж, но все это огромное судно находится в руках у жены. Таким образом, куда она повернет руль, туда и поплывет корабль, а она может повернуть его в сторону тихого и спокойного моря, а может – в сторону рифов. «Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками». (Притч. 14,1).

от, что говорил мудрый царь Соломон о качествах жены: «Благонравная жена приобретает славу, а трудолюбивые приобретают богатство» (Притч. 11,16). «Добродетельная жена – венец для мужа своего; а позорная – как гниль в костях его». (Притч. 12,4). «Кто нашел добрую жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа». (Притч. 18,22) «…Сварливая жена – сточная труба». (Притч. 19,13) «Дом и имение – наследство от родителей, а разумная жена – от Господа». (Притч. 19,14). «Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена – равны» (Притч. 27,15). «Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов» (Притч. 31,10).

аким образом, явно видно, что если бы князю досталась другая жена, глупая и сварливая, ему было бы очень сложно справляться с властью. Да и в доме, в его семье и в личной жизни были бы одни проблемы. И как мы видим из произведения, он был очень благодарен Богу за такую жену, и когда бояре и знать предложили ему выбирать между женой и престолом он выбрал ее: «Блаженный же князь Петр не захотел нарушить Божиих заповедей ради царствования в жизни этой, он по Божьим заповедям жил, соблюдая их, как богогласный Матфей в своем Благовествовании вещает. Ведь сказано, что если кто прогонит жену свою, не обвиненную в прелюбодеянии, и женится на другой, тот сам прелюбодействует. Сей же блаженный князь по Евангелию поступил: пренебрег княжением своим, чтобы заповеди Божьей не нарушить».

еврония скончалась в 1228 г., в один день со своим супругом. Оба они, согласно завещанию, положены в одном гробе. В 1547 г. память их установлено праздновать "в Муроме повсюду" июня в 25 день. Мощи святого князя Петра и святой княгини Февронии почивают под спудом в одной раке, в муромском соборном храме.


Библиография

Библия, Книга Притчей Соломоновых

Ключевский В.О. "Древнерусские жития святых, как исторический источник" Москва, 1871 г.

Скрипиль М. О. «Повесть о Петре и Февронии Муромских в ее отношении к русской сказке» 1949 г.

Лихачев Д. С. «Великое наследие»

Росовецкий С. К. «К изучению фольклорных источников “Повести о Петре и Февронии”; Вопросы русской литературы, Львов 1973 г.

Дмитриева Р. П. «Ермолай-Еразм (Ермолай Прегрешный)»; Словарь книжников

Дмитриева Р. П. «Отражение в творчестве Ермолая Еразма его псковских связей», 1989

Ржига В. Ф. Литературная деятельность Ермолая-Еразма, 1926.

Клибанов А. И. «Сборник сочинений Ермолая-Еразма» 1960

«Повесть о Петре и Февронии», Подг. текста и примеч Р. П. Дмитриевой; Изборник 1969

«Русская литература XI—XVIII вв», Москва, 1988

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий