регистрация / вход

Современные научные картины мира

Пространство и время в современной научной картине мира. Пространство и время как всеобщие и необходимые формы бытия материи являются фундаментальными категориями в со­временной физике и других науках. Физические, химические и дру­гие величины непосредственно или опосредованно связаны с измере­нием длин и длительностей, т.е. пространственно-временных ха­рактеристик объектов.
  1. Пространство и время в современной научной

картине мира.


Пространство и время как всеобщие и необходимые формы бытия материи являются фундаментальными категориями в со­временной физике и других науках. Физические, химические и дру­гие величины непосредственно или опосредованно связаны с измере­нием длин и длительностей, т.е. пространственно-временных ха­рактеристик объектов. Поэтому расширение и углубление знаний о мире связано с соответствующими учениями о пространстве и времени.


1.1. Развитие взглядов на пространство и время в истории науки


Даже в античном мире мыслители задумывались над природой и сущностью пространства и времени. Так, одни из философов отрицали возможность существования пустого пространства или, по их выражению, небытия. Это были пред­ставители элейской школы в Древней Греции. А знаменитый врач и философ из г. Акраганта, Эмпедокл, хотя и поддерживал учение о невозможности пустоты, в отличие от элеатов утвер­ждал реальность изменения и движения. Он говорил, что рыба, например, передвигается в воде, а пустого пространства не су­ществует.

Некоторые философы, в том числе Демокрит, утверждали, что пустота существует, как материи и атомы, и необходима для их перемещений и соединений.

В доньютоновский период развитие представлений о про­странстве и времени носило преимущественно стихийный и противоречивый характер. И только в "Началах" древнегрече­ского математика Евклида пространственные характеристики объектов впервые обрели строгую математическую форму. В это время зарождаются геометрические представления об одно­родном и бесконечном пространстве.

Геоцентрическая система К. Птолемея, изложенная им в труде "Альмагест", господствовала в естествознании до XVI в. Она представляла собой первую универсальную математическую мо­дель мира, в которой время было бесконечным, а пространство конечным, включающим в себя равномерное круговое движе­ние небесных тел вокруг неподвижной Земли.

Коренное изменение пространственной и всей физической картины произошло в гелиоцентрической системе мира, разви­той Н. Коперником в работе "Об обращениях небесных сфер". Принципиальное отличие этой системы мира от прежних тео­рий состояло в том, что в ней концепция единого однородного пространства и равномерности течения времени обрела реаль­ный эмпирический базис.

Признав подвижность Земли, Коперник в своей теории от­верг все ранее существовавшие представления о ее уникально­сти, "единственности" центра вращения во Вселенной. Тем са­мым теория Коперника не только изменила существовавшую модель Вселенной, но и направила движение естественно­научной мысли к признанию безграничности и бесконечности пространства.

Космологическая теория Д. Бруно связала воедино беско­нечность Вселенной и пространства. В своем произведении "О бесконечности, Вселенной и мирах" Бруно писал: "Вселенная должна быть бесконечной благодаря способности и расположе­нию бесконечного пространства и благодаря возможности и сообразности бытия бесчисленных миров, подобных этому..."1. Представляя Вселенную как "целое бесконечное", как "единое, безмерное пространство", Бруно делает вывод и о безграничности пространства, ибо оно "не имеет края, предела и поверхности".

Практическое обоснование выводы Бруно получили в "физике неба" И. Кеплера и в небесной механике Г. Галилея. В гелиоцентрической картине движения планет Кеплер уви­дел действие единой физической силы. Он установил уни­версальную зависимость между периодами обращения планет и средними расстояниями их до Солнца, ввел представление об их эллиптических орбитах. Концепция Кеплера способст­вовала развитию математического и физического учения о пространстве.

Подлинная революция в механике связана с именем Г. Галилея. Он ввел в механику точный количественный экспе­римент и математическое описание явлений. Первостепенную роль в развитии представлений о пространстве сыграл откры­тый им общий принцип классической механики — принцип от­носительности Галилея. Согласно этому принципу все физиче­ские (механические) явления происходят одинаково во всех системах, покоящихся или движущихся равномерно и прямо­линейно с постоянной по величине и направлению скоростью. Такие системы называются инерциальными. Математические преобразования Галилея отражают движение в двух инерциальных системах, движущихся с относительно малой скоростью (меньшей, чем скорость света в вакууме). Они устанавливают инвариантность (неизменность) в системах длины, времени и ускорения.

Дальнейшее развитие представлений о пространстве и вре­мени связано с рационалистической физикой Р. Декарта, кото­рый создал первую универсальную физико-космологическую картину мира. В основу ее Декарт положил идею о том, что все явления природы объясняются механическим воздействием элементарных материальных частиц. Взаимодействием элемен­тарных частиц Декарт пытался объяснить все наблюдаемые фи­зические явления: теплоту, свет, электричество, магнетизм. Са­мо же взаимодействие он представлял в виде давления или уда­ра при соприкосновении частиц друг с другом и ввел таким об­разом в физику идею близкодействия.

Декарт обосновывал единство физики и геометрии. Он ввел координатную систему (названную впоследствии его именем), в которой время представлялось как одна из пространственных осей. Тезис о единстве физики и геометрии привел его к ото­ждествлению материальности и протяженности. Исходя из

этого тезиса он отрицал пустое пространство и отождествил пространство с протяженностью.

Декарт развил также представление о соотношении длительно­сти и времени. Длительность, по его мнению, "соприсуща мате­риальному миру. Время же — соприсуще человеку и потому является модулем мышления". "... Время, которое мы отли­чаем от длительности, — пишет Декарт в "Началах филосо­фии", — есть лишь известный способ, каким мы эту длитель­ность мыслим... ".

Таким образом, развитие представлений о пространстве и времени в доньютоновский период способствовало созданию концептуальной основы изучения физического пространства и времени. Эти представления подготовили математическое и экспе­риментальное обоснование свойств пространства и времени в рамках классической механики.

Новая физическая гравитационная картина мира, опираю­щаяся на строгие математические обоснования, представлена в классической механике И. Ньютона. Ее вершиной стала теория тяготения, провозгласившая универсальный закон природы — закон всемирного тяготения. Согласно этому закону сила тяготе­ния универсальна и проявляется между любыми материальны­ми телами независимо от их конкретных свойств. Она всегда пропорциональна произведению масс тел и обратно пропор­циональна квадрату расстояния между ними.

Распространив на всю Вселенную закон тяготения, Ньютон рассмотрел и возможную ее структуру. Он пришел к выводу, что Вселенная является не конечной, а бесконечной. Лишь в этом случае в ней может существовать множество космических объектов — центров гравитации. Так, в рамках ньютоновской гравитационной модели Вселенной утверждается представление о бесконечном пространстве, в котором находятся космические объекты, связанные между собой силой тяготения.

В 1687 г. вышел основополагающий труд Ньютона "Мате­матические начала натуральной философии". Этот труд более чем на два столетия определил развитие всей естественно­научной картины мира. В нем были сформулированы основные законы движения и дано определение понятий пространства, времени, места и движения.

Раскрывая сущность времени и пространства, Ньютон ха­рактеризует их как "вместилища самих себя и всего существую­щего. Во времени все располагается в смысле порядка последова­тельности, в пространстве — в смысле порядка положения".

Он предлагает различать два типа понятий пространства и време­ни: абсолютные (истинные, математические) и относительные (кажущиеся, обыденные) и дает им следующую типологическую характеристику:

- Абсолютное, истинное, математическое время само по себе и по своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешне­му, протекает равномерно и иначе называется длительностью.

- Относительное, кажущееся, или обыденное, время есть или точная, или изменчивая, постигаемая чувствами, внешняя мера продолжительности, употребляемая в обыденной жизни вместо истинного математического времени, как-то: час, день, месяц, год.

- Абсолютное пространство по своей сущности, безотноси­тельно к чему бы то ни было внешнему, остается всегда одина­ковым и неподвижным. Относительное пространство есть мера или какая-либо ограниченная подвижная часть, которая опре­деляется нашими чувствами по положению его относительно некоторых тел и которое в обыденной жизни принимается за пространство неподвижное.

Из определений Ньютона следовало, что разграничение им понятий абсолютного и относительного пространства и време­ни связано со спецификой теоретического и эмпирического уровней их познания. На теоретическом уровне классической механики представления об абсолютном пространстве и време­ни играли существенную роль во всей причинной структуре описания мира. Оно выступало в качестве универсальной инерциальной системы отсчета, так как законы движения клас­сической механики справедливы в инерциальных системах от­счета. На уровне эмпирического познания материального мира понятия "пространства" и "времени" ограничены чувствами и свойствами познающей личности, а не объективными призна­ками реальности как таковой. Поэтому они выступают в каче­стве относительного времени и пространства.

Ньютоновское понимание пространства и времени вызвало неоднозначную реакцию со стороны его современников — ес­тествоиспытателей и философов. С критикой ньютоновских представлений о пространстве и времени выступил немецкий ученый Г.В. Лейбниц. Он развивал реляционную концепцию про­странства и времени, отрицающую существование пространства и времени как абсолютных сущностей.

Указывая на чисто относительный (реляционный) характер пространства и времени, Лейбниц пишет: "Считаю пространст­во так же, как и время, чем-то чисто относительным: простран­ство — порядком сосуществовании, а время — порядком последо­вательностей".

Предвосхищая положения теории относительности Эйн­штейна о неразрывной связи пространства и времени с матери­ей, Лейбниц считал, что пространство и время не могут рас­сматриваться в "отвлечении" от самих вещей. "Мгновения в отрыве от вещей ничто, — писал он, — и они имеют свое су­ществование в последовательном порядке самих вещей".

Однако данные представления Лейбница не оказали замет­ного влияния на развитие физики, так как реляционная кон­цепция пространства и времени была недостаточна для того, чтобы служить основой принципа инерции и законов движе­ния, обоснованных в классической механике Ньютона. Впо­следствии это было отмечено и А. Эйнштейном.

Успехи ньютоновской системы (поразительная точность и кажущаяся ясность) привели к тому, что многие критические соображения в ее адрес обходились молчанием. А ньютонов­ская концепция пространства и времени, на основе которой строилась физическая картина мира, оказалась господствующей вплоть до конца XIX в.

Основные положения этой картины мира, связанные с про­странством и временем, заключаются в следующем.

- Пространство считалось бесконечным, плоским, "прямо­линейным", евклидовым. Его метрические свойства описыва­лись геометрией Евклида. Оно рассматривалось как абсолют­ное, пустое, однородное и изотропное (нет выделенных точек и направлений) и выступало в качестве "вместилища" материаль­ных тел, как независимая от них инерциальная система.

- Время понималось абсолютным, однородным, равномер­но текущим. Оно идет сразу и везде во всей Вселенной "единообразно и синхронно" и выступает как независимых материальных объектов процесс длительности, Фактически классическая механика сводила время к длительности, фикси­руя определяющее свойство времени "показывать чродссти-тельность события”. Значение указаний времени в класс иче ской механике считалось абсолютным, не зависяицш от со стояния движения тела отсчета.

- Абсолютное время и пространство служили оснотой цля преобразований Галилея-Ньютона, посредством которых осуществлялся переход к инерциальным системам. Эти системы выступали в качестве избранной системы координат в классической механике.

- Принятие абсолютного времени и постулирование абсолютной и универсальной одновременности во всей Вселенной явилось основой для теории дальнодействия. В качестве дальнодействующей силы выступало тяготение, которое с 6есконечной скоростью, мгновенно и прямолинейно распространяло силы на бесконечные расстояния. Эти мгновенные, вневре­менные взаимодействия объектов служили физическим карка­сом для обоснования абсолютного пространства, существую­щего независимо от времени.

До XIX в. физика была в основном физикой вещества, т. е. она рассматривала поведение материальных объектов с конеч ньш числом степеней свободы и обладающих конечной массой покоя. Изучение электромагнитных явлений в XIX в. выявило ряд существенных отличий их свойств по сравнению с механическими свойствами тел.

Если в механике Ньютона силы зависят от расстояний меж­ду телами и направлены по прямым, то в электродинамике (теории электромагнитных процессов), созданной в XIX в. анг­лийскими физиками М. Фарадеем и Дж. К.Максвеллом, силы зависят от расстояний и скоростей и не направлены ло пря­мым, соединяющим тела. А распространение сил происходит не мгновенно, а с конечной скоростью. Как отмечал Эйнштейн, с развитием электродинамики и оптики становилось все очевиднее, что "недостаточно одной классической механики для полного описания явлений природы". Из теории Максвел­ла вытекал вывод о конечной скорости распространения элек­тромагнитных взаимодействий и существовании электромаг­нитных волн. Свет, магнетизм, электричество стали рассматри­ваться как проявление единого электромагнитного поля. Таким образом, Максвеллу удалось подтвердить действие законов со­хранения и принципа близкодействия благодаря введению по­нятия электромагнитного поля.

Итак, в физике XIX в. появляется новое понятие — "поля", что, по словам Эйнштейна, явилось "самым важным достиже­нием со времени Ньютона". Открытие существования поля в пространстве между зарядами и частицами было очень сущест­венно для описания физических свойств пространства и време­ни. Структура электромагнитного поля описывается с помощью четырех уравнений Максвелла, устанавливающих связь вели­чин, характеризующих электрические и магнитные поля с распре­делением в пространстве зарядов и токов. Как заметил Эйн­штейн, теория относительности возникает из проблемы поля.

Специального объяснения в рамках существовавшей в кон­це XIX в. физической картины мира требовал и отрицательный результат по обнаружению мирового эфира, полученный аме­риканским физиком А. Майкельсоном. Его опыт доказал неза­висимость скорости света от движения Земли. С точки зрения классической механики, результаты опыта Майкельсона не поддавались объяснению. Некоторые физики пытались истол­ковать их как указывающие на реальное сокращение размеров всех тел, включая и Землю, в направлении движения под дей­ствием возникающих при этом электромагнитных сил.

Создатель электронной теории материи X. Лоренц вывел ма­тематические уравнения (преобразования Лоренца) для вычис­ления реальных сокращений движущихся тел и промежутков времени между событиями, происходящими на них, в зависи­мости от скорости движения.

Как показал позднее Эйнштейн, в преобразованиях Лорен­ца отражаются не реальные изменения размеров тел при дви­жении (что можно представить лишь в абсолютном пространст­ве), а изменения результата измерения в зависимости от движения системы отсчета.

Таким образом, относительными оказывались и "длина", и "промежуток времени" между событиями, и даже "однов­ременность" событий. Иначе говоря, не только всякое движе­ние, но и пространство, и время.


1.2. Пространство и врем,я в свете теории

относительности Эйнштейна


Специальная теория относительности, созданная в 1905 г. А. Эйнштейном, стала результатом обобщения и синте­за классической механики Галилея—Ньютона и электродина­мики Максвелла—Лоренца. "Она описывает законы всех физи­ческих процессов при скоростях движения, близких к скорости света, но без учета поля тяготения. При уменьшении скоростей движения она сводится к классической механике, которая, та­ким образом, оказывается ее частным случаем”.

Если бы были найдены абсолютные пространство и время, а следовательно, и абсолютные скорости, то пришлось бы отка­заться от принципа относительности, в соответствии с кото­рым инерциальные системы равноправны. Создатель теории относительности сформулировал обобщенный принцип от­носительности, который теперь распространяется и на элек­тромагнитные явления, в том числе и на движение света. Этот принцип гласит, что никакими физическими опытами (механическими, электромагнитными и др.), производимыми внутри данной системы отсчета, нельзя установить различие между состояниями покоя и равномерного прямолинейного движения. Классическое сложение скоростей неприменимо для распространения электромагнитных волн, света. "Для всех фи­зических процессов скорость света обладает свойством беско­нечной скорости. Для того чтобы сообщить телу скорость, рав­ную скорости света, требуется бесконечное количество энер­гии, и именно поэтому физически невозможно, чтобы какое нибудь тело достигло этой скорости. Этот результат был под­твержден измерениями, которые проводились над электронами. Кинетическая энергия точечной массы растет быстрее, нежели квадрат ее скорости, и становится бесконечной для скорости, равной скорости света".

Скорость света является предельной скоростью распростра­нения материальных воздействий. Она не может складываться ни с какой скоростью и для всех инерциальных систем оказы­вается постоянной. Все движущиеся тела на Земле по отноше­нию к скорости света имеют скорость, равную нулю.

Замечательный русский поэт Л. Мартынов сказал об этом так.

Это почти неподвижности мука, Мчаться куда-то со скоростью звука, Зная при этом, что есть уже где-то Некто, летящий со скоростью света.

И в самом деле, скорость звука всего лишь 340 м/с. Это не­подвижность по сравнению со скоростью света.

Из этих двух принципов — постоянства скорости света и расширенного принципа относительности Галилея — математи­чески следуют все положения специальной теории относительно­сти (СТО). Если скорость света постоянна для всех инерциальных систем, а они все равноправны, то физические величины длины тела, промежутка времени, массы для разных систем отсчета будут различными. Так, длина тела в движущейся системе будет наи­меньшей по отношению к покоящейся. По формуле:

где /' — длина тела в движущейся системе со скоростью V по отношению к неподвижной системе; / — длина тела в покоящейся системе.

Для промежутка же времени, длительности какого-либо процесса — наоборот. Время будет как бы растягиваться, течь медленнее в движущейся системе по отношению к неподвиж­ной, в которой этот процесс будет более быстрым. По формуле:

Еще раз подчеркнем, что эффекты специальной теории от­носительности будут обнаруживаться при скоростях, близких к световым. При скоростях значительно меньше скорости света формулы СТО переходят в формулы классической механики.

Эйнштейн попытался наглядно показать, как происходит замедление течения времени в движущейся системе по отно­шению к неподвижной. Представим себе железнодорожную платформу, мимо которой проходит поезд со скоростью, близ­кой к скорости света (см. рис. 1).


Рис. 1.


В точке а1 на платформе находится наблюдатель N1 (или прибор, фиксирующий эксперимент). На полу вагона в точке А размещен фонарик. Когда происходит совмещение точки А в вагоне с точкой а1 на платформе, фонарик включается, появля­ется луч света. Так как скорость его конечная, хотя и большая, то для того чтобы достигнуть потолка вагона, где расположено зеркало, и отразиться обратно, необходимо время, за которое поезд уйдет вперед.

Для наблюдателя в вагоне луч света пройдет путь 2АВ, а для наблюдателя на платформе — 2А С. Как видно из рисунка, чем больше скорость поезда, тем длиннее линия АС. Очевидно, что 2АС > 2АВ. Это как раз и говорит о замедлении течения времени внутри движущейся системы по отношению к неподвижной.

Необходимо подчеркнуть, что именно в отношении опреде­ленных пространственных координат изменяются отрезки длин и промежутки времени. Наблюдатель, находящийся внутри ва­гона, по своим часам, скажем, ждет полчаса. А по часам на­блюдателя на платформе проходит значительно больше време­ни. Если, например, длина космического корабля в полете уменьшается в два раза с точки зрения наблюдателя на Земле, то при возвращении на Землю корабль сбавляет скорость и его длина становится такой, как и была при отлете.

Время же необратимо. Отсюда известный парадокс близне­цов. После путешествия одного из близнецов на ракете, летев­шей близко к скорости света, он с удивлением увидит, что его брат стал старше его. Можно даже рассчитать такой полет.

Представим себе, что с Земли стартовал космический ко­рабль со скоростью 0,99 или 0,98 скорости света и вернулся об­ратно через 50 лет, прошедших на Земле. Но согласно теории относительности по часам корабля этот полет продолжался бы всего лишь год. Если космонавт, отправившись в полет в возрасте 25 лет, оставил на Земле только что родившегося сына, то при встрече 50-летний сын будет приветствовать 26-летнего отца.

Физиологические процессы здесь совершенно ни при чем. Нельзя спрашивать, почему за один год сын космонавта соста­рился на 50 лет. Теория относительности доказала, что не сущест­вует ни абсолютного времени, ни абсолютного пространства. Сын постарел на 50 лет за годы, прожитые на Земле, в системе отсчета корабля время по отношению к земле другое'.

Релятивистское замедление является экспериментальным фактом. В космических лучах в верхних слоях атмосферы обра­зуются частицы, называемые пи-мезонами, или пионами. Соб­ственное время жизни пионов — 10"8 с. За это время, двигаясь даже со скоростью, почти равной скорости света, они могут пройти не больше чем 300 см. Но приборы их регистрируют. Они проходят путь, равный 30 км, или в 10 000 раз больше, чем для них возможно. Теория относительности так объясняет этот факт: 10~8 с является естественным временем жизни мезона, измеренным по часам, движущимся вместе с мезоном, т. е. по­коящимся по отношению к нему. Но в системе отсчета Земли время жизни мезона намного больше, и за это время пионы в состоянии пройти земную атмосферу.

Говоря об относительности пространственных и временных величин в разных системах отсчета, следует помнить, что в теории относительности мы наблюдаем неразрывную связь от­носительного и абсолютного как одно из проявлений физиче­ской симметрии. Поскольку скорость света является абсолют­ной величиной, то и связь пространства и времени обнаружи­вается как некоторая абсолютная величина. Она выражается в так называемом пространственно-временном интервале по форму­ле . В каждой системе отсчета длина тела и вре­менной промежуток будут различны, а эта величина останется неизменной. Увеличение длины будет соответствовать умень­шение промежутка времени в данной системе, и наоборот.

В общей теории относительности (ОТО), или теории тяготе­ния, Эйнштейн расширяет принцип относительности, распро­страняя его на неинерциальные системы. В ней он также исхо­дит из экспериментального факта эквивалентности масс инер­ционных и гравитационных, или эквивалентности инерцион­ных и гравитационных полей.

Правда, принцип эквивалентности справедлив только при строго локальных наблюдениях. Так, представим себе лифт, стоящий на Земле. Наблюдатель в лифте бросает два шара. Они будут двигаться по направлению к центру Земли и, следова­тельно, друг к другу. Если же мы будем тянуть лифт с ускоре­нием § в пустоте, то те же шары будут двигаться параллельно друг другу (см. рис. 2).

Рис. 2.


Но несмотря на это ограничение, принцип эквивалентности играет важную роль в науке. Мы всегда можем вычислить непо­средственно действие сил инерции на любую физическую систему, и это дает нам возможность знать действие поля тяготения, отвлека­ясь от его неоднородности, которая часто очень незначительна.

Расширение принципа относительности на неинсрциальные «.'истемы, казалось бы, противоречит нашему обыденному опы­ту. Находясь внутри инерциальной системы, никаким экспери­ментом нельзя определить, движется она или покоится. Те, кто летал в самолете, знают, что в нем, как и на Земле, можно де­лать вес: пить чай, играть в мячик и т. п. Даже если посмотреть в иллюминатор, то увидишь, что самолет как бы висит непод­вижно над облаками. Однако, когда самолет начинает сбавлять скорость и идет на посадку, пассажиры сразу же это замечают.

Эйнштейн предлагает провести мысленный эксперимент с лифтом, подвешенным над Землей. Наблюдатели, находящиеся внутри него, не смогут определить в некоторых ситуациях, на­ходятся они в покое или в движении. Представим себе, что в какой-то момент времени канат, на котором подвешен лифт, обрывается, и наблюдатели в нем оказываются в состоянии свободного падения. В этом случае они не смогут определить, какое из двух противоположных утверждений будет истинным: 1) лифт движется в поле тяготения Земли; 2) лифт покоится в отсутствии поля тяготения. Если же в отсутствие поля тяготе­ния Земли лифт будут тянуть вверх с ускорением §, то наблюдатели также не смогут выбрать истинное утверждение из двух противоположных: 1) лифт покоится в поле тяготения Земли; 2) лифт движется с ускорением в отсутствие поля тяготения.

Какие же следствия для пространства и времени вытекают из общей теории относительности? Для этого нужно обратиться вначале к геометрии, которая возникла прежде всего как уче­ние о физическом пространстве, измерении земельных площа­дей и строительных сооружений. Но уже в древности появилась теоретическая, аксиоматическая геометрия Евклида, которая оставалась единственной до XIX в. Правда, до конца XIX в. не делалось какого-либо различия между теоретической и физической геометрией.

С геометрией Евклида связывался тот взгляд, что простран­ство везде одно и то же. Она исходила из пяти аксиом или по­стулатов. Многих математиков не удовлетворял пятый постулат, который гласил, что из одной точки на плоскости можно про­несли только одну прямую, которая не будет пересекаться с джнип, сколько бы ее ни продолжали. Этот постулат не был очевиден, так как никто не мог бы его экспериментально под­твердить даже в воображении — нельзя же линию продолжать в бесконечность.

Ряд известных математиков пытались доказать, что этот по­стулат на самом деле является теоремой, т. е. его можно вывес­ти из четырех других. Но все их попытки оказались неудачны­ми. Они так или иначе неявно предполагали тот же самый пя­тый постулат. Например, в той форме, что сумма углов тре­угольника равна двум прямым. Великий математик К. Гаусс первый поставил под сомнение возможность такого доказатель­ства, т. е. признал, что постулат является аксиомой и, следова­тельно, его можно заменить другими аксиомами, построив но­вую геометрию. Но он на это не осмелился.

И лишь Н.И. Лобачевский в России, Б. Риман в Германии и Я. Больяй в Венгрии построили новые геометрии, отбросив пятый постулат и заменив его на другие. Б. Риман заменил его на аксиому, что через точку, лежащую вне данной прямой на плоскости, нельзя провести ни одной параллельной, все они будут пересекаться с данной. Н.И. Лобачевский и Я. Больяй до­пустили, что существует множество прямых, которые не пере­секутся с данной.

Для пояснения отличия этих геометрий возьмем простран­ство двух измерений, поверхность. Евклидова геометрия реали­зуется на плоскости, Римана — на поверхности сферы, на ко­торой прямая линия выглядит как отрезок дуги большого круга, центр которого совпадает с центром сферы. Геометрия Лоба­чевского осуществляется на так называемой псевдосфере. Так как пространство имеет три измерения, то для каждой геомет­рии вводится понятие кривизны пространства. В евклидовой геометрии кривизна нулевая, у Римана — положительная, у Ло­бачевского—Больяя — отрицательная.

Поскольку постулат параллельности эквивалентен положе­нию о сумме углов треугольника, то различие этих геометрий наглядно изображается на рисунке. В геометрии Евклида сумма углов треугольника равна 180°, у Римана — она больше, у Лоба­чевского — меньше. (Рис. 3, а, б, в соответственно).

Рис. 3.


Под кривизной пространства не нужно понимать искривле­ние плоскости наподобие того, как искривлена поверхность евклидовой сферы, где внешняя поверхность отлична от внут­ренней. Изнутри ее поверхность выгладит вогнутой, извне — вы­пуклой. Если же брать плоскость в пространстве Лобачевского или Римана, обе ее стороны являются совершенно одинаковыми. Про­сто внутренняя структура плоскости такова, что мы измеряем ее с помощью некоторого коэффициента "кривизны". Кривизна пространства понимается в науке как отступление его метрики от евклидовой, что точно описывается в языке математики, но не проявляется каким-то наглядным образом.

Риман впоследствии показал единство и непротиворечи­вость всех неевклидовых геометрий, частным случаем которых является геометрия Евклида.

Создатели геометрий Лобачевский и Риман считали, что только физические эксперименты могут показать нам, какова геометрия нашего мира. Эйнштейн в общей теории относи­тельности сделал геометрию физической экспериментальной наукой, которая подтвердила характер пространства Римана. Здесь опять призовем на помощь мысленный эксперимент. Представим себе, что лифт покоится в отсутствие гравитацион­ного поля (см. рис. 4, а). В стене лифта сделано отверстие А, через которое луч света падает на его противоположную сторо­ну. Линия АВ — прямая. Пусть теперь лифт начинает движение вверх с ускорением §, т. е. 9,8 м/с2. За время, пока свет прохо­дит расстояние между стенками, лифт смещается вверх, и луч света попадает уже не в точку В, а в точку С (см. рис. 4, б).

Рис. 4.


Линия АС сохраняет свойство быть кратчайшим расстояни­ем между двумя точками, но это будет уже не прямая, а пря­мейшая или геодезическая. На Земле, поверхность которой представляет собой сферу, такие линии и называются геодези­ческими. Общая теория относительности заменяет закон тяго­тения Ньютона новым уравнением тяготения. Закон Ньютона получается как предельный случай эйнштейновских уравнений. Рассчитанное теоретически Эйнштейном отклонение луча света было впоследствии экспериментально подтверждено наблюде­ниями во время солнечного затмения, когда луч света от звезды проходит вблизи поля тяготения Солнца.

В общей теории относительности Эйнштейн доказал, что структура пространства—времени определяется распределением масс материи. Когда корреспондент американской газеты "Нью-Йорк Тайме" спросил Эйнштейна в апреле 1921 г., в чем суть теории относительности, он ответил: "Сугь такова: раньше считали, что если каким-нибудь чудом все материальные вещи исчезли бы вдруг, то пространство и время остались бы. Со­гласно же теории относительности вместе с вещами исчезли бы и пространство, и время".


1.3. Свойства пространства и времени

Какие же основные свойства пространства и времени мы можем указать? Прежде всего пространство и время объективны и реальны, т. е. существуют независимо от сознания людей и познания ими этой объективной реальности. Человек все более и более углубляет свои знания о ней. Однако в исто­рии науки и философии существовал и другой взгляд на про­странство и время — как только субъективных всеобщих форм нашего созерцания.

Согласно этой точке зрения, пространство и время не при­сущи самим вещам, а зависят от познающего субъекта. В дан­ном случае преувеличивается относительность нашего знания на каждом историческом этапе его развития. Эта точка зрения отстаивается сторонниками философии И. Канта.

Пространство и время являются также универсальными, все­общими формами бытия материи. Нет явлений, событий, пред­метов, которые существовали бы вне пространства или вне времени. У Гегеля высшей реальностью является абсолютная идея, или абсолютный дух, который существует вне пространства и вне времени. Только производная от абсолютной идеи природа развертывается в пространстве.

Важным свойством пространства является его трехмерность. Положение любого предмета может быть точно определено только с помощью трех независимых величин — координат. В прямоугольной декартовой системе координат это — X, У, Z., называемые длиной, шириной и высотой. В сферической сис­теме координат — радиус-вектор r и углы a и b (3. В цилиндриче­ской системе — высота г, радиус-вектор и угол а.

В науке используется понятие многомерного пространства (и-мерного). Это понятие математической абстракции играет важную роль. К реальному пространству оно не имеет отноше­ния. Каждая координата, например, 6-мерного пространства может указывать на какое-то любое свойство рассматриваемой физической реальности: температуру, плотность, скорость, мас­су и т. д. В последнее время была выдвинута гипотеза о реаль­ных 11 измерениях в области микромира в первые моменты рождения нашей Вселенной: 10 — пространственных и одно — временное. Затем из них возникает 4-мерный континуум {лат. сопйпишп — непрерывное, сплошное).

В отличие от пространства, в каждую точку которого можно снова и снова возвращаться (и в этом отношении оно является как бы обратимым), время — необратимо и одномерно. Оно те­чет из прошлого через настоящее к будущему. Нельзя возвра­титься назад в какую-либо точку времени, но нельзя и пере­скочить через какой-либо временной промежуток в будущее. Отсюда следует, что время составляет как бы рамки для при­чинно-следственных связей. Некоторые утверждают, что необ­ратимость времени и его направленность определяются при­чинной связью, так как причина всегда предшествует следст­вию. Однако очевидно, что понятие предшествования уже предпо­лагает время. Более прав поэтому Г. Рейхенбах, который пишет: "Не только временной порядок, но и объединенный пространст­венно-временной порядок раскрываются как упорядочивающая схема, управляющая причинными цепями, и, таким образом, как выражение каузальной структуры вселенной".

Необратимость времени в макроскопических процессах на­ходит свое воплощение в законе возрастания энтропии. В обра­тимых процессах энтропия (мера внутренней неупорядоченности системы) остается постоянной, в необратимых — возраста­ет. Реальные же процессы всегда необратимы. В замкнутой системе максимально возможная энтропия соответствует наступ­лению в ней теплового равновесия: разности температур в отдель­ных частях системы исчезают и макроскопические процессы ста­новятся невозможными. Вся присущая системе энергия превраща­ется в энергию неупорядоченного, хаотического движения микро­частиц, и обратный переход тепла в работу невозможен.

Писатель-фантаст Р. Брэдбери в одной из своих повестей иллюстрирует свойство необратимости и однонаправленно­сти времени на примере эксперимента, который, якобы, проводят существа, обитающие в четвертом измерении, над землянами. Они ставят над небольшим городком колпак, представляющий собой слой воздуха, в котором время на одну секунду отстает от течения времени в городке. Маши­ны, идущие в город или из города, самолеты, взлетающие в воздух, обнаруживают вдруг невидимое препятствие и выну­ждены возвращаться обратно. И в самом деле, невозможно вернуться во времени на любую долю секунды, и этот колпак является самым прочным препятствием для тех, кто мог бы проникнуть в город или выйти из него.

Пространство обладает свойством однородности и изотропно­сти, а время — однородности. Однородность пространства за­ключается в равноправии всех его точек, а изотропность — в равноправии всех направлений. Во времени все точки равно­правны, не существует преимущественной точки отсчета, лю­бую можно принимать за начальную.

Указанные свойства пространства и времени связаны с главными законами физики — законами сохранения. Если свойства системы не меняются от преобразования переменных, то ей соответствует определенный закон сохранения. Это — одно из существенных выражений симметрии в мире. Симмет­рии относительно сдвига времени (однородности времени) со­ответствует закон сохранения энергии; симметрии относитель­но пространственного сдвига (однородности пространства) — закон сохранения импульса; симметрии по отношению поворо­та координатных осей (изотропности пространства) — закон сохранения момента импульса, или углового момента. Из этих свойств вытекает и независимость пространственно-временного интервала, его инвариантность и абсолютность по отношению ко всем системам отсчета.

В современной науке используются также понятия биологиче­ского, психологического и социального пространства и времени.

Биологическое пространство и время характеризуют особен­ности пространственно-временных параметров органической материи: биологическое бытие человеческого индивида, смену видов растительных и животных организмов.

Психологическое пространство и время характеризуют основ­ные перцептивные структуры пространства и времени, связан­ные с восприятиями. Перцептивные поля — поля вкусовые, ви­зуальные и т. д. Выявлены неоднородность перцептивного про­странства, его асимметрия, а также эффект обратимости вре­мени в бессознательных и транспсихических процессах. Суще­ствует также синхронизм психических процессов, состоящий в одновременном параллельном проявлении идентичных психи­ческих переживаний у двоих или нескольких личностей.

Социальное пространство и время характеризуют особенности протяженности и пространственности социальных объектов. Неоднородность структурных связей в социальных системах определяется распределением социальных групп и величиной их социального потенциала, а также локальными метрическими свойствами объектов. Коммуникативные и интерактивные взаимодействия социальных структур фиксируют особенности параметров времени в ретрансляции социального опыта и од­новременность в протекании социальных событий.


2. Биосфера. Ноосфера. Человек

Жизнь как особое, очень сложное явление природы, оказывает на окружающий мир самое разнообразное воздействие. Существуя в виде различных проявлений, жизнь («живая природа») не только производит продукты своей жизнедеятельности, но и коренным образом преображает природу. В естествознании изучение жизни как целостного феномена в его тесной связи с окружающей приро­дой получило название учения о биосфере.


2.1. Биосфера

Термин "биосфера" впервые был использован в 1875 г. Австрийским геологом Э. Зюссом. Под биосферой по­нимается совокупность всех живых организмов вместе со средой их обитания, в которую входят: вода, нижняя часть атмосферы и верхняя часть земной коры, населенная микроорганизмами.

Два главных компонента биосферы — живые организмы и среда их обитания — непрерывно взаимодействуют между со­бой и находятся в тесном, органическом единстве, образуя це­лостную динамическую систему. Биосфера как глобальная су­персистема в свою очередь состоит из ряда подсистем.

Многообразие живых систем поражает воображение. За все время эволюции жизни на Земле существовало колоссальное количество различных видов живых организмов (всего около 500 млн). В настоящее время насчитывается около 1,2 млн ви­дов животных и 0,5 млн видов растений.

Минеральных же ви­дов неживой материи (так называемое «косное вещество») на­считывается лишь около 10 тыс. видов.

Отдельные живые организмы не существуют изолированно. В процессе своей жизнедеятельности они соединяются в раз­личные системы (сообщества), например, в популяции. В ходе эволюции образуется другой, качественно новый уровень живых систем, так называемые биоцечозы — совокупность растений, жи­вотных и микроорганизмов в локальной среде обитания.

Эволюция жизни постепенно приводит к росту и углубле­нию дифференциации внутри биосферы. В совокупности с ок­ружающей средой обитания, обмениваясь с ней веществом и энергией, биоценозы образуют новые системы — биогеоценозы' (термин введен академиком В.Н. Сукачевым в 1940 г.) или, как их еще называют, экосистемы (термин английского ботаника А. Тенсли, 1935 г.). Они могут быть разного масштаба: море, озеро, лес, роща и т. д. Биогеоценоз представляет собой естест­венную модель биосферы в миниатюре, включающую все зве­нья биотического круговорота: от зеленых растений, создающих органическое вещество, до их потребителей, в итоге превра­щающих его вновь в минеральные элементы. Иначе говоря, биогеоценоз является элементарной ячейкой биосферы. Таким образом, в совокупности все живые организмы, и экосистемы образуют суперсистему — биосферу.

Одним из первых в науке комплексное учение о биосфере стал разрабатывать выдающийся русский ученый В.И. Вернадский. В отличие от предшествующих исследователей природы В.И. Вернадский не ограничивал понятие биосферы только "живым веществом ", под которым он понимал совокупность всех живых организмов планеты. В биосферу он включал и все продукты жизнедеятельности, выработанные за время существования жизни. Так называемый "культурный слой" особенно наглядно заметен в городах. На целые метры уходят в землю здания, по­строенные человеком всего каких-то 100—300 лет тому назад. Почва, богатая гумусом, другими питательными органическими веществами, дает возможность существовать и развиваться но­вым проявлениям жизни, как и кислород, вырабатываемый от­дельными растениями и лесами, которые называют "легкими планеты".

Говоря о принципах существования биосферы, В.И. Вернадский прежде всего уточняет понятие и способы функционирования живого вещества. Живой организм является неотъемлемой ча­стью земной коры и изменяющим ее агентом, а живое вещест­во—это совокупность организмов, участвующих в геохимиче­ских процессах. Организмы берут из окружающей среды хими­ческие элементы, строящие их тела, и возвращают их после смерти и в процессе жизни в ту же самую среду. Тем самым и жизнь, и косное вещество находятся в непрерывном тесном взаимодействии, в круговороте химических элементов. При этом живое вещество служит основным системообразующим фактором и связывает биосферу в единое целое.

Обладая значительно большей активностью, чем неоргани­ческая природа, живые организмы стремятся к постоянному совершенствованию и размножению соответствующих систем, включая биоценоэы. Последние в свою очередь неизбежно вхо­дят во взаимодействие между собой, что и конечном счете уравновешивает живые системы различного уровня. В результате достигается динамическая гармония всей суперсистемы жизни — биосферы.

Современное естествознание в ходе изучения биоценозов вводит новое понятие — "коэволюция", означающее в з а и м н о е приспособление видов. Именно коэволюция обеспечивает условия взаимного сосуществования и повышения устойчивости биоценоза как системы. Коэволюция являет­ся новой перспективной идеей естественных и социальных наук. Ведь в приспособлении (как в природе, так и в обществе) решающую роль играет не борьба за существование, а взаимопомощь, согласованность и "с о т р у д н и ч е с т в о " различ­ных видов, в том числе и не связанных между собой генетиче­скими узами.

Развитие биосферы происходит путем углубления вэаимодействия живых организмов и среды. В ходе эволюции постепенно происходит процесс планетарной и н т е г р а ц и и , т. е. усиления и развития взаимозависимости и взаимодействия живого и неживого. Процесс интеграции В. И. Вернадский считал сущностной характеристикой биосферы. Несмотря на всю свою про­тиворечивость, развитие биосферы является фактором п л а н е т а р н о г о масштаба и означает прогрессирующее овладе­ние жизнью всей планеты. Существование жизни на Земле коренньм образом изменило облик нашей планеты и его составляющие —ландшафт, климат, температуру Земли и т.д.


2.2. Человек и биосфера

Появление человека как "homo sapiens" (человека разумного) в свою очередь качественным образом изменило не только биосферу, но и результаты ее планетарного влияния. Постепенно стал происходить переход от простого биологиче­ского приспособления живых организмов к разумному поведению и целенаправленному изменению окружающей природной среды разумными существами.

Миллионы лет тому назад, на заре формирования человека как разумного существа, его воздействие на природу ничем не отличалось от влияния на окружающую среду других приматов. И лишь много позднее, фактически за последние несколько тысячелетий, все более существенным оказывается его воздей­ствие на жизнь планеты. Постепенно человек становится ре­шающим фактором преобразования органических и неорганических форм. Вот почему изучению эволюционного цроцесса и роли в нем человека сегодня придается огромное теоретическое и практическое значение.

Последствия появления человека как существа, обладаю­щего розумом, и его связь с биосферой многофункциональны. Так, для удовлетворения своих потребностей человек использовал десятки и сотни видов диких живых организмов. С одной стороны, он одомашнил или вывел огромное количество жи­вотных и культурных видов растений, тем самым значительно увеличив разнообразие органических форм в биосфере. С дру­гой стороны, многие виды растений и животных были подверг­нуты им беспощадному сознательному или неосознанному уничтожению.

В таком взаимодействии живая природа не остается ней­тральной. Если геосфера сама по себе в целом пассивно реаги­рует на вмешательство человека, то живое вещество а к т и в н о приспосабливается к новым условиям существования и присутствию в природе человека. Так, многократно возросла устойчивость и невосприимчивость многих насекомых и грызу­нов к ядам, применяемым людьми. Появляются мутационные или измененные виды и популяции, приспособленные к техногенной и загрязненной среде обитания. Многие виды живот­ных меняют формы своего существования, адаптируются к жизни по соседству с человеком (птицы, мелкие животные).

Человек как особая форма жизни и существо, обладающее разумом, вносит принципиально новые элементы во взаимоотно­шения с природой. Он выступает как автономная целостность внутри биосферы. Живое вещество, преобразуя косное и взаимо­действуя с ним, создает биосферу. Аналогично человек, преобра­зуя биосферу, создает техносферу. Но если при формировании биосферы все биоценозы лишь, созданные человеком, в большинстве своем вписываются в общую систему природы, то этого никак нельзя сказать о дру­гих предметах, созданных им: зданиях, сооружениях, ландшаф­тах.... Кроме того, сделанное человеком, как правило, не способ­ствует созданию новых запасов энергии. Бесконечное же истреб­ление полезных ископаемых и живого вещества ставит на грань катастрофы само существование не только разумной жизни, но и жизни как таковой (изобретение ядерного оружия).


2.3. Система: природа — биосферачеловек

2.3.1. Влияние природы на человека. Географическая среда

Человечество, несмотря на всю свою сегодняшнюю мощь и независимость, является составной частью и продолжением единой природы. Человек, общество неразрывно с ней связаны и не в состоянии существовать и развиваться вне природы, и в первую очередь без непосредственно окружающей его природной среды.

Связь человека с окружающей средой особенно ярко выра­жена в сфере материального производства. Природные богатст­ва (прежде всего полезные ископаемые) служат естественной основой материального производства и жизни общества в це­лом. Поэтому, даже "выйдя из природы", человечество не в состоянии существовать без продуктов труда, полученных в ре­зультате материального производства, "очеловечивания приро­ды". Природа является естествеииой основой жизне­деятельности человека и общества в целом. Вне природы и использования созданных на ее основе предметов человек не существует.

Наиболее тесно человек связан с такими составляющими природы и биосферы, как географическая и окружающая среда. Географическая среда есть та часть природы (растительный и животный мир, вода, почва, атмосфера Земли), которая вовле­чена в сферу жизни человека, в первую очередь в производст­венный процесс. Она оказывает существенное влияние на са­мые разные стороны жизни человека, и прежде всего на разви­тие материального производства. Многообразие свойств приро­ды явилось естественной основой разделения труда (охота, рыбная ловля, земледелие, скотоводство, добыча полезных ис­копаемых и т. д.). От особенностей географической среды зави­сят конкретные направления человеческой деятельности, в ча­стности, развитие тех или иных отраслей производства в раз­личных странах и на континентах.

Влияние природы в виде конкретной географической среды на историческое развитие того или иного народа весьма раз­лично, оно проявлялось, например, как наличие или отсутствие благоприятных природных условий для производства сельско­хозяйственных продуктов, а также в других отношениях. Данное различие было особенно чувствительным для человека на ранних ступенях общества, когда преобразование предметов природы составляло лишь весьма незначительный процент по сравнению с их использованием в готовом виде.

Неблагоприятные природные условия существенно тормо­зили общественное развитие. Не случайно поэтому древние циви­лизации возникали первоначально именно у народов - южных стран — на берегах Нила, Ефрата, Тигра, Ганга, Инда и т. д. Благоприятный климат требовал меньших затрат труда на изго­товление жилищ и одежды, на производство продуктов. На Юге открывалась лучшая возможность для развития разделения труда, возникновения прибавочного продукта, появления культуры.

Однако лучшие природные условия южных стран обеспечи­вали эти преимущества главным образом на ранних ступенях развития человечества.

Л.Н. Гумилев много сделал для утверждения концепции пассионарности. По мнению ученого, само возникновение и дальнейшее развитие этносов зависит от многих природных, в том числе и космических факторов (солнечной активности, магнитных полей и др.). Но также развитие этносов в значи­тельной степени определяется наличием в них особых людей — пассионариев, обладающих сверхэнергией, непреодо­лимым стремлением к намеченной цели, пусть даже иллюзор­ной. Именно активностью и деятельностью пасссионариев объ­ясняются, по мнению Гумилева, главные исторические события в жизни народов. Пассионарии оказывают влияние на массы путем пассионарной индукции. Деятельность же самих пассио­нариев, их активность в свою очередь тесно связана с ланд­шафтом, историческим временем и космическими факторами.

По-разному можно оценивать теории, которые относят к географическому детерминизму. Но очевидно, что исследова­ния в данной области помогли привлечь внимание ученых к осмыслению роли окружающей природной среды в развитии человека.

В то же время неумолимая и неподкупная практика, тради­ционно используемая в качестве основного критерия истинно­сти любых теорий, свидетельствует и о значительной степени независимости общества от природы, о возможности самого человека творить свою судьбу, несмотря на превратности кли­мата, погоды и другие природные сюрпризы.

Географический детерминизм в целом мирно пропаганди­ровал свои идеи. Однако постулаты геополитики — теории, опирающейся на выводы географического детерминизма о зна­чении природных факторов, могут носить весьма агрессивный характер. Основы геополитики разрабатывали в начале XX в. ученые Западной Европы, в том .числе Ф. Ратцель (Германия), Р. Челлеи (Швеция, автор термина "геополитика") и др. Со­гласно этой теории, политика государств (в первую очередь внешняя) во многом определяется различными географически­ми факторами (пространственным положением, климатом, природными ресурсами, темпом роста населения и т.п.). Исто­рия человеческого общества сторонниками геополитики толку­ется как постоянная борьба государств между собой. Подобно биологическим организмам страны воюют "за жизненное про­странство" (Ф. Ратцель). Это положение геополитики послужи­ло теоретическим оправданием и обоснованием агрессии Гер­мании, Японии, Италии, Израиля и других государств, якобы боровшихся за жизненное пространство из-за мнимого перена­селения. Этим же геофактором пытаются объяснить надуман­ный "антагонизм" между морскими державами Запада и конти­нентальными странами Востока, между передовым индустри­альным Севером и отсталым аграрным Югом. Сегодня очевид­ны печальные последствия геополитических установок, приме­няемых на практике.


2.3.3. Окружающая среда, ее компоненты

»Окружающая среда» — более широкое понятие, чем географическая. Оно включает в себя, помимо по­верхности Земли и ее недр, часть Солнечной системы, которая попадает или может попасть в сферу деятельности человека, а также созданный им материальный мир. В структуре окружаю­щей среды выделяют две важнейшие составляющие: естествен­ную и искусственную среды обитания.

Естественная среда обитания включает в себя неживую и живую части природы — геосферу и биосферу. Она существует и развивается без вмешательства человека, естественным обра­зом. Однако в ходе эволюции человек постепенно все больше осваивает естественную среду обитания. Первоначально это было лишь простое потребление естественных богатств (диких плодов, растений и животных). Затем человек начал использо­вать и естественные источники средств жизни (полезные иско­паемые, энергетические источники), преобразуя их в хо­де своей практической деятельности.

Для человека положительные моменты освоения и преобра­зования природных источников как составных частей естест­венной среды обитания неоспоримы. В результате этой дея­тельности человек смог не только выжить как биологический вид, но и приобрести то, что принципиально отличает его от других живых существ — способность производить орудия тру­да, создавать и накапливать материальную и духовную культу­ру, целенаправленно преобразовывать окружающую среду.

Однако человек в ходе эволюции не остановился лишь на взятии у природы материала в непосредственном или преобразованном виде. Он перестал бы быть разумным существом, ес­ли бы не смог создать нечто свое, искусственное, чего не было до сих пор в природе. В результате им была создана искусственная среда обитания – все то, что специально сделано чело­веком: разнообразие предметов материальной и духовной куль­туры, преобразованные ландшафты, а также выведенные в ре­зультате селекции и одомашнивания растения и животные.

С развитием общества роль и значение для человека искус­ственной среды обитания непрерывно возрастают. Попробуйте сегодня представить себе хоть на минуту человеческое общество без крупных городов, дорог, предприятий, домов, автомобилей, бытовой техники и т. д. Все это создано человеком и является творением его рук, результатом деятельности его разума.

2.3.4. Влияние человека на природу. Техносфера

Масштабы созданной человечеством материальной культуры поистине огромны. И темпы ее развития постоянно увеличиваются. В наши дни так называемая техномасса (все созданное человеком за год) уже на порядок превы­шает биомассу (вес диких живых организмов). Это тревожный сигнал, он требует вдумчивого отношения к балансу состав­ляющих системы природа—биосфера—человек.

Уровень воздействия человека на окружающую среду зави­сит в первую очередь от технической вооруженности общества. Она была крайне мала на начальных этапах развития человече­ства. Однако с развитием общества, ростом его производитель­ных сил ситуация изменилась кардинальным образом. XX сто­летие — век научно-технического прогресса. Связанный с каче­ственно новым взаимоотношением науки, техники и техноло­гии, он колоссально увеличил масштабы воздействия общества на природу и поставил перед человечеством целый ряд новых, чрезвычайно острых проблем.

Изучение влияния техники на биосферу и природу в целом нуждается не только в прикладном, но и в глубоком теоретиче­ском осмыслении. Техника все менее остается только вспомога­тельной силой для человека. Все больше проявляется ее автоном­ность (автоматические линии, роботы, межпланетные станции, сложнейшие компьютерные самоналаживающиеся системы).

Понятие "совокупность техники и технических систем" лишь начинает обретать право на существование в науке. По анало­гии с живым веществом, лежащим в основе биосферы, мы мо­жем говорить о техновеществе как совокупности всех сущест­вующих технических устройств и систем (своеобразных техноценозов). В его состав, в частности, включают технические уст­ройства, добывающие полезные ископаемые и вырабатываю­щие энергию подобно зеленым растениям в биосфере. Выделя­ется также технический блок по переработке полученного сы­рья и производству средств производства. Далее идет техника, производящая средства потребления. Затем — технические сис­темы по передаче, использованию и хранению средств инфор­мации. В особый блок выделяют автономные многофункцио­нальные системы (роботы, автоматические межпланетные станции и др.). В последнее время появляются также техносистемы по переработке и утилизации отходов, включенные в не­прерывный цикл безотходной технологии. Это своего рода «технические санитары», действующие подобно биологическим, природным подсистемам. Таким образом, структура техновещества (как совокупность отдельных технических устройств и целых подсистем-техноценозов) все больше воспроизводит аналогич­ную организацию естественных природных живых систем.

Другой подход к пониманию структуры и роли техновеще­ства предлагает швейцарский экономист и географ Г. Беш. Он выделяет в мировом хозяйстве три крупнейшие отрасли: пер­вичная (добыча природных ресурсов), вторичная (обработка добытой продукции) и третичная (обслуживание производства: наука, управление).

По силе своего воздействия на планету техновещество в ви­де системы техноценозов в состоянии как минимум на равных спорить с живым веществом. Дальнейшее развитие техники со всей очевидностью требует просчета оптимальных вариантов взаимодействия составных подсистем техновещества и послед­ствия их влияния на природу, и в первую очередь на биосферу.

В результате преобразования человеком естественной среды обитания можно говорить уже о реальном существовании но­вого ее состояния — о техносфере. Понятие «техиосфера» вы­ражает совокупность технических устройств и систем вместе с об­ластью технической деятельности человека. Ее структура доста­точно сложна, так как включает в себя техногенное вещество,

технические системы, живое вещество, верхнюю часть земной коры, атмосферу, гидросферу. Более того, с началом эры кос­мических полетов техносфера вышла далеко, за пределы био­сферы и охватывает уже околоземный космос.

Нет смысла современному человеку подробно говорить о роли и значении техносферы в жизни общества и природы. Техносфера все больше преобразует природу, изменяя прежние и создавая новые ландшафты, активно влияя на другие сферы и оболочки Земли, и прежде всего опять-таки на биосферу.

Говоря о важнейшем значении техники в жизни человека, нельзя не отметить обостряющуюся сегодня проблему гума­низации техносферы. Пока что наука и техника нацелены главным образом на максимальную эксплуатацию природных ресурсов, удовлетворение нужд человека и общества любой це­ной. Последствия непродуманного, некомплексного и, как следствие, антигуманного воздействия на природу удручают. Технические ландшафты из отходов производства, уничтожение признаков жизни в целых регионах, загнанная в резервации при­рода — вот реальные плоды отрицательного влияния человека, вооруженного техникой, на окружающую среду. Все это является также следствием недостаточного взаимодействия естественных и общественных наук в осмыслении данной проблемы.


2.3.5. Ноосфера. Учение В.И. Вернадского о ноосфере

Огромное влияние человека на природу и масштабные последствия его деятельности послужили основой для создания учения о ноосфере. Термин "ноосфера" (гр. пооsразум) переводится буквально как сфера разума. Впервые его ввел в научный оборот в 1927 г. французский ученый Э. Леруа. Вместе с Тейяром де Шарденом он рассматривал ноосферу как некое идеальное образование, внебиосферную оболочку мысли, окружающую Землю.

Ряд ученых предлагают употреблять вместо понятия "ноосфера" другие понятия: "техносфера", "антропосфера", "психосфера", "социосфера" или использовать их в качестве синонимов. Подобный подход представляется весьма спорным, так как между перечисленными понятиями и понятием "ноосфера" есть определенная разница.

Следует также отметить, что учение о ноосфере не носит пока законченного канонического характера, которое можно было бы принимать как некое безусловное руководство к действию. Учение о ноосфере было сформулировано и в трудах одного из его основателей В.И. Вернадского. В его работах можно встре­тить разные определения и представления о ноосфере, которые к тому же менялись на протяжении жизни ученого. Вернадский начал развивать данную концепцию с начала 30-х гг. после де­тальной разработки учения о биосфере. Осознавая огромную роль и значение человека в жизни и преобразовании планеты, В.И. Вернадский употребляет понятие "ноосфера" в разных смыслах: 1) как состояние планеты, когда человек становится крупнейшей преобразующей геологической силой; 2) как об­ласть активного проявления научной мысли; 3) как главный фактор перестройки и изменения биосферы.

Очень важным в учении В.И. Вернадского о ноосфере было то, что он впервые осознал и попытался осуществить синтез есте­ственных и общественных наук при изучении проблем глобальной деятельности человека, активно перестраивающего окружаю­щего среду. По его мнению, ноосфера есть уже качественно иная, высшая стадия биосферы, связанная с коренным преобразо­ванием не только природы, но и самого человека. Это не просто сфера приложения знаний человека при высоком уровне тех­ники. Для этого достаточно понятия "техносферы". Речь вдет о таком этапе в жизни человечества, когда преобразующая деятель­ность человека будет основываться на строго научном и действи­тельно разумном понимании всех происходящих процессов и обя­зательно сочетаться с "интересами природы".

В настоящее время под ноосферой понимается сфера взаимо­действия человека и природы, 9 пределах которой разумная чело­веческая деятельность становится главным определяющим факто­ром развития. В структуре ноосферы можно выделить в качестве составляющих человечество, общественные системы, совокуп­ность научных знаний, сумму техники и технологий в единстве с биосферой. Гармоничная взаимосвязь всех составляющих структуры есть основа устойчивого существования и развития ноосферы.

Говоря об эволюционном развитии мира, его переходе в ноосферу, основатели этого учения расходились в понимании сущности данного процесса. Тейяр де Шарден говорил о постепенном переходе биосферы в ноосферу, т. е. "в сферу разума, эво­люция которой подчиняется разуму и воле человека", путем по­степенного сглаживания трудностей между человеком и природой.

У В.И. Вернадского мы встречаем иной подход. В его уче­нии о биосфере живое вещество преобразует верхнюю оболочку Земли. Постепенно вмешательство человека все увеличива­ется, человечество становится основной планетарной геолого-образующей силой. Поэтому (стержень учения Вернадского о ноосфере) человек несет прямую ответственность, за эволюцию планеты. Понимание им данного тезиса необходимо и для его собственного выживания. Стихийность же развития сделает биосферу непригодной для обитания людей. В связи с этим че­ловеку следует соизмерять свои потребности с возможностями биосферы. Воздействие на нее должно быть дозировано разу­мом в ходе эволюции биосферы и общества. Постепенно био­сфера'преобразуется в ноосферу, где ее развитие приобретает направляемый характер.

В этом и заключаются непростой характер эволюции при­роды, биосферы, а также сложности появления ноосферы, оп­ределения роли и места в ней человека. В.И. Вернадский неод­нократно подчеркивал, что человечество лишь вступает в дан­ное состояние. И сегодня, спустя несколько десятилетий после смерти ученого, говорить об устойчивой разумной деятельности человека (т.е. о том, что мы уже достигли состояния ноосферы) нет достаточных оснований. И так будет по крайней мере до тех пор, пока человечество не решит глобальных проблем планеты, в том числе экологическую. О ноосфере правильнее говорить, как о том идеале, к которому следует стремиться человеку.


2.4. Взаимoосвязь космоса и живой природы

Благодаря взаимосвязи всего существующего космос оказывает активное влияние на самые различные про­цессы жизни на Земле.В.И. Вернадский, говоря о факторах, влияющих на развитие биосферы, указывал среди прочих и космическое влияние. Так, он подчеркивал, что без космических светил, в частности без Солнца, жизнь на Земле не могла бы существовать. Живые организмы трансформируют космическое излучение в земную энергию (тепловую, электрическую, химическую, механиче­скую) в масштабах, определяющих существование биосферы На существенную роль космоса, в появлении жизни на Земле указывал шведский ученый. Нобелевский лауреат С. Аррениус. По его мнению, занос жизни на Землю из космоса был возмо­жен в виде бактерий благодаря космической пыли и энергии. Не исключал возможности появления жизни на Земле из кос­моса и В.И. Вернадский. Влияние космоса на происходящие на Земле процессы (например. Луны на морские приливы и отливы, солнечные за­тмения) люди подметили еще в древности. Однако многие дека связь космоса с Землей осмысливалась чаще на уровне научных гипотез и догадок или вообще вне рамок науки. Во многом это было обусловлено ограниченными возможностями человека, на­учной базы и имевшегося инструментария. В XX столетие знания о влиянии космоса на Землю существенно пополнились. И в этом есть заслуга и российских ученых, в первую очередь пред­ставителей русского космизма — А.Л. Чижевского, К.Э. Циол­ковского, Л.Н. Гумилева, В.И. Вернадского и др. Понять, оценить и выявить масштабы влияния космоса, и прежде всего Солнца, на земную жизнь и ее проявления во многом удалось АЛ. Чижевскому. Об этом красноречиво сви­детельствуют названия его работ: "Физические факторы исто­рического процесса", "Земное эхо солнечных бурь" и т.п. Ученые давно обратили внимание на проявления активно­сти Солнца (пятна, факелы на его поверхности, протуберанцы). Эта активность в свою очередь оказалась связанной с электро­магнитными и другими колебаниями мирового пространства. А..Л. Чижевский, проведя многочисленные научные исследова­ния по астрономии, биологии и истории, пришел к выводу об очень значительном влиянии Солнца и его активности на био­логические и социальные процессы на Земле ("Физические факторы исторического процесса").

В" 1915г. 18-летний А-Л. Чижевский, самозабвенно изучав­ший астрономию, химию и физику, обратил внимание на син­хронность образования солнечных пятен и на одновременнука активизацию боевых действий на фронтах первой мировой войны. Накопленный и обобщенный статистический материал позволил ему сделать данное исследование научным и убеди­тельным.

Смысл его концепции, основанной на богатом фактическом материале, состоял в доказательстве существования космиче­ских ритмов и зависимости биологической и общественной жизни на Земле от пульса космоса. К..Э. Циолковский так оце­нил труд своего коллеги: "Молодой ученый пытается обнару­жить функциональную зависимость между поведением челове­чества и колебаниями в деятельности Солнца, и путем вычис­лений определить ритм, циклы и периоды этих изменений и колебаний, создавая таким образом новую сферу человеческого знания. Все эти широкие обобщения и смелые мысли высказы­ваются Чижевским впервые, что придает им большую ценность и возбуждает интерес. Этот труд является примером слияния различных наук воедино на монистической почве физико-математического анализа"'.

Лишь через много лет высказанные АЛ. Чижевским мысли и выводы о влиянии Солнца на земные процессы были подтвержде­ны на практике. Многочисленные наблюдения показали неоспо­римую зависимость массовых всплесков нервно-психических и сердечно-сосудистых заболеваний у людей при периодических циклах активности Солнца. Прогнозы так называемых "неблаго­приятных дней" для здоровья — обычное дело в наши дни.

Интересна мысль Чижевского о том, что магнитные возму­щения на Солнце в силу единства Космоса могут серьезно ска­зываться на проблеме здоровья руководителей государств. Ведь во главе большинства правительств многих стран стоят немоло­дые люди. Происходящие на Земле и в космосе ритмы, конеч­но же, влияют и на их здоровье и самочувствие. Особенно это опасно в условиях тоталитарных, диктаторских режимов. А ес­ли во главе государства стоят аморальные или психически ущербные личности, то их патологические реакции на косми­ческие возмущения могут привести к непредсказуемым и тра­гическим последствиям как для народов своих стран, так и всего человечества в условиях, когда многие страны обладают мощным оружием уничтожения.

Особое место занимает утверждение Чижевского о том, что Солнце существенно влияет не только на биологические, но и социальные процессы на Земле. Социальные конфликты (войны, бунты, революции), по убеждению АЛ. Чижевского, во многом предопределяются поведением и активностью нашего

светила. По его подсчетам, во время минимальной солнечной активности происходит минимум массовых активных социаль­ных проявлений в обществе (примерно $%). Во время же пика активности Солнца их число достигает 60%.

Многие идеи АЛ. Чижевского нашли свое применение в области космических и биологических даук. Они подтверждают неразрывное единство человека и космоса, указывают на их тес­ное взаимовлияние.

Весьма оригинальными были космические идеи первого представителя русского космизма Н.Ф. Федорова. Он возлагал большие надежды на будущее развитие науки. Именно она, по мнению Н.Ф. Федорова, поможет человеку продлить его жизнь, а в перспективе сделать бессмертным. Расселение людей на другие планеты из-за большого скопления станет необходимой реальностью. Космос для Федорова — активное поприще чело­веческой деятельности. В середине XIX в. он предлагал свой вариант перемещения людей в космическом пространстве. По мнению мыслителя, для этого надо будет овладеть электромаг­нитной энергией земного шара, что позволит регулировать его движение в мировом пространстве и превратит Землю в косми­ческий корабль («земноход») для полетов в космос. В перспек­тиве, по замыслам Федорова, человек объединит все миры и станет «планетоводом». В этом особенно тесно проявится единст­во человека и космоса.

Идеи Н.Ф. Федорова о расселении людей на другие плане­ты развивал гениальный ученый в области ракетостроения К.Э. Циолковский. Ему принадлежит также ряд оригинальных философских идей. Жизнь, по Циолковскому, вечна. "После каж­дой смерти получается одно и то же — рассеяние.... Мы всегда жили и всегда будем жить, но каждый раз в новой форме и, разу­меется, без памяти о прошлом... Кусочек материи подвержен бес­численному ряду жизней, хотя и разделенных громадными про­межутками времени..."' В этом мыслитель весьма близок к индус­ским учениям о переселении душ, а также к Демокриту.

На основании диалектической в своей основе идеи о все­общей жизни, везде и всегда существующей посредством пере­мещающихся и вечно живых атомов, Циолковский пытался по­строить целостный каркас "космической философии".

Ученый полагал, что жизнь и разум на Земле не являются единственными во Вселенной. Правда, в качестве доказательства он использовал лишь утверждение о том, 'гго Вселенная безгра­нична, и считал это вполне достаточным. Иначе,' "какой бы смысл имела Вселенная, если бы не была заполнена органическим, ра­зумным, чувствующим миром?". На основании сравнительной мо­лодости Земли им делается вывод о том, что на других "старших планетах жизнь гораздо более совершенна"!. Более того, она ак­тивно влияет на другие уровни жизни, включая земную.

В своей философской этике Циолковский сугубо рациона­листичен и последователен. Возводя в абсолют идею постоян­ного совершенствования материи, Циолковский видит этот процесс следующим образом. Не имеющее границ космическое пространство населено разумными существами различного уровня развития. Есть планеты, которые по развитию разума и могущества достигли высшей степени и опередили другие. Эти "совершенные" планеты, пройдя все муки эволюции и зная свое печальное прошедшее и былое несовершенство, обладают моральным правом регулировать жизнь на других, примитив­ных пока планетах, избавлять их население от мук развития.

Именно таким образом Циолковский представляет себе технологию "гуманитарной помощи". "Совершенный мир" бе­рет все заботы на себя. На других, более низких по развитию планетах им поддерживается и поощряется "только хорошее". "Всякое уклонение ко злу или страданиям тщательно исправля­ется. Каким путем? Да, путем отбора: плохое, или уклонившее­ся к дурному, оставляется без потомства... Могущество совер­шенных проникает на все планеты, на все возможные места жизни и всюду. Эти места заселяются их собственным зрелым родом. Не подобно ли это тому, как огородник уничтожает на своей земле все негодные растения и оставляет только самые лучшие овощи!. Если и вмешательство не помогает, и ничего, кроме страданий, не предвидится, то и весь живой мир безбо­лезненно уничтожается...".

К.Э. Циолковский наиболее глубоко из современников изу­чал и освещал философские проблемы освоения космоса. Он по­лагал, что Земле во Вселенной принадлежит особая роль. Земля относится к более поздним планетам, «подающим надежду».

Лишь небольшому числу таких планет будет дано право на са­мостоятельное развитие и мучения, в том числе и Земле. В ходе эволюции со временем будет образован союз всех ра­зумных высших существ космоса. Сначала — в виде союза насе­ляющих ближайшие солнца, затем — союза союзов и так далее, до бесконечности, поскольку бесконечна сама Вселенная.

Нравственная, космическая задача Земли — внести свой вклад в совершенствование космоса. Оправдать свое высокое предназначение в деле совершенствования мира земляне могут, лишь покинув Землю и выйдя в космос. Поэтому Циолковский видит свою личную задачу в помощи землянам по организации переселения на другие планеты и расселения их по всей Все­ленной. Он подчеркивал, что суть его космической философии заключается "в переселении с Земли и в заселении Космоса". Именно поэтому изобретение ракеты для Циолковского было отнюдь не самоцелью (как полагают некоторые, видя в нем лишь ученого-ракетостроителя), а методом проникновения в глубины космоса.

Ученый полагал, что многие миллионы лет постепенно со­вершенствуют природу человека и его общественную организа­цию. В ходе эволюции человеческий организм претерпит суще­ственные изменения, которые превратят человека, по существу, в разумное "животное-растение", искусственно перерабаты­вающее солнечную энергию. Тем самым будет достигнут пол­ный простор для его воли и независимости от среды обитания. В конце концов человечество сможет эксплуатировать все око­лосолнечное пространство и солнечную энергию. А со време­нем земное население расселится по всему околосолнечному пространству.

Идеи К.Э. Циолковского о единстве разнообразных миров космоса, его постоянном совершенствовании, в том числе и самого человека, о выходе человечества в космос заключают в себе важный мировоззренческий и гуманистический смысл.

Сегодня уже возникают и практические проблемы влияния человека на космос. Так, в связи с регулярными космическими полетами есть вероятность непреднамеренного заноса в кос­мос, в частности на другие планеты, живых организмов. Ряд земных бактерий способны подолгу выдерживать самые экс­тремальные температурные, радиационные и иные условия су­ществования. Температурная амплитуда существования у некоторых видов одноклеточных достигает 600 град. Как они себя поведут в иной неземной среде — предсказать невозможно.В настоящее время человек начинает активно использовать космос для решения конкретных технологических задач, будь то выращивание редких кристаллов, сварка и другие работы. И уже давно получили признание космические спутники как средство сбора и передачи разнообразной информации.


2.5. Противоречия в системе: природа-биосфера-человек

Взаимоотношения природы общества нельзя рассмат­ривать вне противоречий, неизбежно возни­кающих и существующих между ними. История совместного существования человека и природы представляет собой единство двух тенденций. Во-первых, с развитием общества и его произво­дительных сил постоянно и стремительно расширяется господство человека над природой. Сегодня это проявляется уже в плане­тарном масштабе. Во-вторых, постоянно углубляются противо­речия, дисгармония между человеком и природой.

Природа, несмотря на все бесчисленное многообразие сво­их составных частей, есть единое целое. Именно по-эяому воздействие человека на отдельные части внешне покорной и мирной природы одновременно оказывает влияние, причем не­зависимо от воли людей, и на другие ее составляющие. Результаты ответной реакции часто бывают непредсказуемы, они плохо под­даются прогнозированию. Человек распахивает землю, помогая росту полезных ему растений, но из-за ошибок в земледелии смы­вается плодородный слой. Вырубка лесов под сельхозугодья лиша­ет почву достаточного количества влаги, и в результате поля вско­ре делаются бесплодными. Уничтожение хищников снижает со­противляемость травоядных и ухудшает их генофонд. Подоб­ный "черный список" локальных воздействий человека и от­ветной реакции природы можно продолжать бесконечно.

Игнорирование человеком целостного диалектического ха­рактера природы приводит к отрицательным последствиям как для нее, так и для общества. Об этом в свое время прозорливо писал Ф. Энгельс: "Не будем, однако, слишком обольщаться нашими победами над природой. За каждую такую победу она нам мстит. Каждая из этих побед имеет, правда, в первую оче­редь те последствия, на которые мы рассчитывали, но во вто­рую и третью очередь совсем другие, непредвиденные послед­ствия, которые очень часто уничтожают последствия первых".Пробелы в общем уровне культуры, игнорирование поколе­ниями людей закономерностей и особенностей живого мира, к сожалению, печальная реальность и сегодняшнего дня. Горь­ким свидетельством тому, как упорно человечество не желает учиться на собственных ошибках, могут служить обмелевшие после вырубки лесов реки, засоленные в результате неграмот­ного орошения и ставшие непригодными для земледелия поля, высохшие моря (Аральское) и т.п.

Отрицательным как для природы, так и для общества ста­новится бесцеремонное вмешательство человека в окружающую среду в наши дни, ибо последствия его из-за высокого уровня развития производительных сил зачастую носят уже глобальный характер и порождают глобальные экологические проблемы.

Термин "экология", впервые употребленный немецким биологом Э. Геккелем в 1866 г., обозначает науку о взаимоотно­шениях живых организмов с окружающий средой. Ученый пола­гал, что новая наука будет заниматься только взаимоотноше­ниями животных и растений со средой их обитания. Однако, говоря сегодня о проблемах экологии (этот термин прочно во­шел в нашу жизнь в 70-х гг. XX столетия), мы фактически име­ем в виду социальную экологию — науку, изучающую проблемы взаимодействия общества и окружающей среды.

Сегодня экологическую ситуацию в мире можно охаракте­ризовать как близкую к критической. Первая Конференция ООН по окружающей среде в 1972 г. официально констатиро­вала наличие на Земле глобального экологического кризиса всей биосферы. Сегодня налицо уже не локальные (регио­нальные), а глобальные (всемирные) экологические проблемы:

уничтожены и продолжают уничтожаться тысячи видов расте­ний и животных; в значительной мере истреблен лесной по­кров; стремительно сокращается имеющийся запас полезных ископаемых; мировой океан не только истощается в результате уничтожения живых организмов, но и перестает быть регулято­ром природных процессов; атмосфера во многих местах загряз­нена до предельно допустимых норм, чистый воздух становитсят дефицитом; на Земле практически нет ни одного квадратного метра поверхности, где бы не находилось искусственно создан­ных человеком элементов. С началом космических полетов Проблемы экологии пере­местились и в открытое космическое пространство. Неутилизи­рованные отходы от космической деятельности человека нака­пливаются в космосе, что также становится все более острой проблемой. Даже на Луне американские астронавты обнаружи­ли многочисленные обломки и остатки от искусственных спут­ников Земли, посланных туда в свое время человечеством. Можно уже сегодня говорить о проблеме космической эколо­гии. Не решен вопрос о влиянии космических полетов на по­явление озоновых дыр в атмосфере Земли.

Возникла еще одна неведомая ранее проблема — экология и здоровье человека. Загрязнение атмосферы, гидросферы и почвы привели к росту и изменению структуры человеческих заболе­ваний. Появляются новые болезни, принесенные цивилизаци­ей: аллергические, лучевые, токсические. Происходят генетиче­ские изменения в организме. В связи с крайне неблагоприят­ной экологической ситуацией в крупных промышленных горо­дах во много раз увеличилось число заболеваний верхних дыха­тельных путей. Сверхвысокий ритм жизни и информационные перегрузки привели к тому, что кривая сердечно-сосудистых, нервно-психических, онкологических заболеваний сделала рез­кий скачок вверх.

Становится совершенно очевидной пагубность потребитель­ского отношения человека к природе лишь как к объекту полу­чения определенных богатств и благ. Для человечества сегодня жизненно необходимо изменение отношения к природе и в ко­нечном счете к самому себе.

Каковы же пути решения экологических проблем Прежде всего следует перейти от потребительского, технократического подхода к природе к поиску гармонии с нею. Для этого, в част­ности, необходим ряд целенаправленных мер по экологизациц производства: применение природосберегающих технологий и производств, обязательная экологическая экспертиза новых проектов, а в идеале — создание безотходных технологай замк­нутого цикла, безвредных как для природы, так и для здоровья человека. Необходим неумолимый жесткий контроль за произ­водством продуктов питания, что уже осуществляется во мно­гих цивилизованных странах.

Кроме того, нужна постоянная забота о поддержании дина­мического равновесия между природой и человеком. Человек должен не только брать у природы, но и отдавать ей (посадки лесов, рыборазведение, организация национальных парков, за­поведников и т.п.).

Однако ощутимый эффект перечисленные и другие меры могут принести лишь при условии объединения усилий всех стран для спасения природы. Первая попытка такого междуна­родного объединения была сделана в начале нашего века. В ноябре 1913 г. в Швейцарии собралось первое международное совещание по вопросам охраны природы с участием представи­телей 18 крупнейших государств мира. Ныне межгосударствен­ные формы сотрудничества выходят на качественно новый уро­вень. Заключаются международные концепции по охране окру­жающей среды, осуществляются различные совместные разработ-' ки и программы. Активна деятельность "зеленых" (общественных организаций по защите окружающей среды — "Гринпис"). Экологический интернационал Зеленого Креста и Зеленого Полумесяца в настоящее время разрабатывает программу по решению проблемы "озоновых дыр" в атмосфере Земли. Сле­дует, однако, признать, что при весьма различном уровне соци­ально-политического развития государств мира международное сотрудничество в экологической сфере еще весьма далеко от желаемого и необходимого уровня.

Другой мерой, направленной на улучшение взаимоотноше­ний человека и природы, является разумное самоограничение в расходовании природных ресурсов, особенно энергетических источников, имеющих для жизни человечества важнейшее зна­чение. Подсчеты международных экспертов показывают, что если исходить из современного уровня потребления, то запасов угля хватит на 430 лет, нефти — на 35 лет, природного газа — на 50. Срок, особенно по запасам нефти, не такой уж и боль­шой. В связи с этим необходимы разумные структурные изме­нения в мировом энергобалансе в сторону расширения приме­нения атомной энергии, а также поиск новых, эффективных, безопасных и максимально безвредных для природы источни­ков энергии.

Еще одним важным направлением решения экологической проблемы является формирование в обществе экологического сознания, понимания природы как другого существа, над кото­рым нельзя властвовать без ущерба для себя. Экологическое обучение и воспитание в обществе должны быть поставлены на государственный уровень и проводиться с раннего детства. С большим трудом, совершая мучительные ошибки, челове­чество постепенно все больше начинает осознавать необходи­мость перехода от потребительского отношения к природе к гармонии с ней.


3. Человек как предмет естественно-научного познания

Все рассмотренные в настоящей работе вопросы так или ина­че связаны с человеком, являющимся венцом творения природы. Ведь именно человек — субъект и носитель культуры, именно он интегрирует и замыкает в себе все формы и уровни организации материи, будучи одновременно существом и биологическим, у со­циальным, а главное — обладающим разумом — высшим результа­том развития мира. Для понимания сущности человека требуется комплексный подход, который может быть выработан только на совокупной основе различных наук. В настоящей главе рассматри­ваются вопросы, которые помогут раскрыть тему человека в контексте изучаемого курса.

3 .1. Человек — дитя Земли


Человек имеет не только биологические предпосылки в ^1 лице высокоразвитых животных — своих предшест­венников. Вся природа в целом представляет собой необходи­мую предпосылку для генезиса человека. Биологическое, таким образом, выступает лить непосредственной предпосылкой в общей системе: Вселенная — Земля — Человек. Как уже отмеча­лось, развитию подобного взгляда способствовали исследования многих ученых, в том числе К.Э. Циолковского, В.И. Вернад­ского, П. Тейяр де Шардена, Н.И. Вавилова, А.Л. Чижевского и др. В частности, один из основателей гелиобиологии А.Л. Чи­жевский убедительно доказал влияние солнечного излучения на организм животных и человека.

Если попытаться определить место человечества в истории Земли, то можно констатировать, что человек на Земле — су­щество еще очень молодое. Известный датский этнограф И. Бьерре пишет, что если бы мы могли увидеть историю Зем­ли, втиснутую в рамки одного года, то получилось бы пример­но следующее: "В ноябре впервые появляется жизнь — амебы, ящеры, грибы. В середине декабря появляются гигантские жи­вотные, а за четверть часа до Нового года, т.е. примерно в 23.45 в новогоднюю ночь, на сцену выходит человек. Вся наша эра занимает только самую последнюю минуту уходящего го­да'4. Еще более короткий период существования пото 8ар1еп8 на Земле обозначает не менее известный ученый П. Тейяр де Шарден: "Тридцать тысяч лет. Длительный период в масштабе нашей жизни. Одна секунда для эволюции"2.

Даже если мы возьмем только развитие биосферы, то и в этом случае история человечества займет лишь очень неболь­шой отрезок времени. Действительно, история биосферы пред­ставляет собой чередование целого ряда этапов эволюции, каждый из которых являл все более сложные формы развития жизни. И только в конце этого развития появляются человек и общество.

Человек, человеческий разум и общество являются верши­ной естественного развития Земли и ее биосферы. Со всей оп­ределенностью можно сказать, что человек — дитя Земли. В истории Земли были разные периоды. С точки зрения места в ее истории человека и человечества, их можно разделить сле­дующим образом: 1) период чисто геологической эволюции, когда на Земле еще не было жизни; 2) период геологобиологи-ческой эволюции, на последней стадии которого происходит формирование антропосоциогенеза; 3) период духовной эволю­ции, сфера разума. Это качественно новая эпоха в эволюции Земли. Она характеризуется развитием разума и переходом от биосферы к ноосфере — сфере взаимодействия природы и об­щества, в пределах которой разумная человеческая деятель­ность становится определяющим фактором эволюции.

Большой вклад в такое понимание естественно-научной картины мира и места человека в истории Земли внес П. Тейяр де Шардев. Согласно ему, в ходе развития Вселенной на Земле естественным "скачкообразным образом" совершился переход от неживого к живому, возникла биосфера. Ее эволюция в свою очередь привела к возникновению человека.

Таким образом, человек - дитя Земли. Но речь идет не только о человеке как сугубо биологическом виде. Имеется в виду гораздо большее. Вместе с человеком появляются разум, мысль, сознание. Разум является уже принципиально новым явлением по сравнению со всем тем, что существовало в пред­шествующей истории. По мнению Тейяра де Шардена, возник­новение мысли — явление, которое знаменует собой "тран­сформацию, затрагивающую состояние всей планеты".

Подобная позиция отражена и во взглядах В.И. Вернадско­го, который писал, что человек не является случайным, незави­симым от окружающего мира существом. По мнению ученого, он есть Часть природы и представляет собой неизбежное про­явление закономерного природного процесса. В ходе эволюции совершенно естественно формировался мозг, который и стал материальной основой разума. Его элементы имеют уже выс­шие животные. Но кульминационная точка — разум человека, его "научная мысль", которая в соединении с трудовой деятельностью является основной силой, ведущей к преобразова­нию биосферы в ноосферу.

Постоянно подчеркивая необходимый и всеобщий характер эволюции "природы, космоса или мировой реальности". Вернадский обращает особое внимание на необходимость учета в теории и практике того факта, что "эволюция видов переходит в эволюцию биосферы". Развивая дальше свою мысль, он пишет:

"Эволюционный процесс получает при этом особое геологиче­ское значение благодаря тому, что он создал новую геологиче­скую силу — научную мысль социального человечества. Мы как раз переживаем ее яркое вхождение в геологическую историю планеты. В последние тысячелетия наблюдается интенсивный рост влияния одного вида живого вещества — цивилизованного человечества — на изменение биосферы. Под влиянием науч­ной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние — в ноосферу1.

С учетом всего сказанного хотелось бы обратить внимание3 на следующие важные положения, которые роднят Тейяра де Шардена и В.И. Вернадского. Прежде всего положение о том, что появление разума (Тейяр), научной мысли (Вернадский) в сочетании с трудовой деятельностью человека ведет к превра­щению биосферы в ноосферу. Таким образом, не только эво­люция Земли и биосферы приводит к возникновению человека, но и появление человека и его совершенствование в свою оче­редь влияют на развитие Земли и биосферы. И в этом мы все более и более убеждаемся на практике. Правда, что особенно печально, часто с практикой связано не одно лишь сохранение биосферы, а ее разрушение.

Следующий общий для названных ученых вывод состоит в том, что для своего дальнейшего существования люди должны мыслить и действовать не как изолированные индивиды и не в рамках отдельных социальных групп и даже государств, а в гло­бальном масштабе всей Земли. Без этого невозможно дальней­шее существование человека на нашей планете. "Человек впер­вые реально понял, — писал В.И. Вернадский, — что он жи­тель планеты и может — должен — и мыслить и действовать в новом аспекте, не только в аспекте отдельной личности, семьи или рода, государств или их союзов, но и в планетном аспекте. Он, как и все живое, может мыслить и действовать в планет­ном аспекте только в области жизни — в биосфере, в опреде­ленной земной оболочке, с которой он неразрывно, законо­мерно связан и уйти из которой он не может. Его существова­ние есть ее функция. Он несет ее с собой всюду. И он ее неиз­бежно, закономерно, непрерывно изменяет".

Рассматривая вопрос о месте человечества в истории Земли, мы обязательно сталкиваемся с проблемой, касающейся буду­щей судьбы человека как вида на этой планете. На данном уровне развития научного знания, видимо, она не может быть решена однозначно. "Единственное определенное утверждение о будущем нашего вица состоит в том, что его существование конечно. Из всех когда-либо существовавших видов 99,999% исчезло. Среднее время существования рода плотоядных — только 10 миллионов лет, а среднее время существования вида гораздо короче. Реально жизнь на Земле уже наполовину в прошлом; она началась, судя по ископаемым, около трех мил­лиардов лет назад, а Солнце примерно через 4 миллиарда лет превратится в красный гигант и поглотит в своем огне жизнь на Земле, а в конечном счете и саму Землю".

Спрашивается, как же относиться к этому далеко не утеши-тельному для человечества утверждению? Думается, что впадать в пессимизм все-таки рановато. Во-первых, потому, что у чело­вечества, как пишет и сам автор процитированной книги, оста­ется в запасе еще достаточно времени чтобы найти выход из этой не очень приятной ситуации. И, во-вторых, время, остав­шееся до того периода, когда Солнце, превратившись в крас­ный гигант, поглотит жизнь — это время развития собственно человеческой жизни. История показала, что чело­веческий разум и деятельность не имеют предела совершенст­вования и развития. А ведь от начала неолитической револю­ции, когда произошел переход от собирательства к производя­щему хозяйству, от времени образования города, прошло всего не более 10 тыс. лет. За данный период произошли революци­онные изменения в сознании и деятельности людей. Эти изме­нения можно сравнить с тем скачком в эволюции, который привел благодаря развитию центральной нервной системы че­ловека, его рук и мозга, к освобождению человечества от био­логических ограничений, присущих нашим животным предкам.

Развитие разума, деятельности, социальной организации жизни на Земле, несомненно, приведут к тому, что человечест­во так или иначе решит проблему собственного выживания. Именно такой, оптимистический взгляд на рассматриваемую проблему присущ многим выдающимся естествоиспытателям и мыслителям. К.Э. Циолковский, например, утверждая, что Земля — это "колыбель человечества", вместе с тем был энтузиастом и идеологом космического расселения людей не только в Солнечной системе, но и в других звездных мирах. Подобной точке зрения придерживался и В.И. Вернадский. Он, в частности, считал "более чем вероятным" существование жизни не только на Земле, но и на других планетах, и допускал, что "земная и даже планетная жизнь есть частный случай проявления жизни"2.

Эта мысль великого русского ученого приобрела особое значение в связи с открытием, сделанным в 1996 г. американ­скими исследователями. В частности, на основании изучения метеорита, имеющего марсианское происхождение и упавшего 13 тыс. лет назад в Сибири, ими был сделан вывод о том, что на Марсе в примитивных формах существовала жизнь. Это от­крытие примечательно не только само по себе, а в связи с те­ми выводами, которые из него вытекают. Так, если на "красной планете" нашей галактики существовала элементар­ная жизнь, то вполне допустимо, что она существует, причем в развитых формах, и в других галактиках. Далее из сделанного открытия следует, что земляне вполне могут ожидать встречи с представителями иных цивилизаций. И не такая уж фантасти­ческая это перспектива. Во всяком случае Великобритания го­товится присоединиться к США в поисках внеземной жизни.

Однако нам, живущим на этой планете сегодня, следует по­стоянно иметь в виду, что перед человечеством, кроме пробле­мы будущего, стоит и другая, гораздо более актуальная и сугубо земная задача — сохранение существующей биосферы и созда­ние адекватной ей ноосферы. А для этого необходимо, чтобы возникший в процессе эволюции человек осознал в наивысшей степени свою ответственность за Землю и Космос. Между тем состояние нашей планеты на сегодняшний день таково, что оно внушает уже не только тревогу, но и страх за будущее. И повинны в этом прежде всего человек и его деятельность.


3.2. Проблема антропогенеза

Человек — сложная целостная система, которая в свою очередь является компонентом более сложных систем — биологической и социальной. Это обусловлено тем, что он является существом как биологическим, так и социальным. Одной стороной своего существования человек принадлежит при­роде, другой — социальному миру. А в целом он является предметом изучения различных наук. В нашем случае речь пойдет о том аспекте, который связан с естествеино-научиым познанием человека.

Первый вопрос, на который следует ответить, заключается в том, что биологический организм, принадлежащий к типу хор­довых, подтипу позвоночных, классу млекопитающих, отряду приматов, семейству гоминид, превращается в человека — су­щество не только биологическое, но и социальное, в носителя культуры. В этом и состоит суть проблемы антропогенеза. При­чем термин "проблема" здесь как нельзя более кстати, ибо пе­ред наукой стоит действительно актуальная задача, требующая решения.

Сразу оговоримся: мы оставляем в стороне различного рода' мистические и фантастические концепции объяснения проис­хождения человека и будем рассматривать научное решение этого вопроса, опирающееся на современное естествознание, хотя в данном случае антропогенез в нынешней научной кар­тине мира предстает как процесс со многими неизвестными. Это объясняется тем, что, по словам блестящего уже известного нам философа, биолога, палеонтолога и антрополога П. Тейяра де Шардена, человек является "осью и вершиной эволюции" мира и "расшифровать человека, значит, в сущности, попытаться уз­нать, как образовался мир и как он должен продолжать образо­вываться"1.

До XIX в. в европейской мысли господствовала теистиче­ская антропологическая концепция, согласно которой мир поя­вился в результате акта божественного творения по принципу:

"И сказал Бог: да будет... и стало...". Это же относится и к акту творения человека. В Библии сказано: "И сказал Бог: сотворим человека по образу нашему, по подобию Нашему... И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их (Быт. I, 26, 27). Согласно данной концепции, мир не имеет развития в истории. Прошлое и будущее являются точно такими же, как настоящее. Это пол­ностью относится и к человеку. Мир появился потому, что так сказал Бог. Вот единственная причина его сотворения. Таким образом, в приведенной концепции отсутствует то главное, что делает эту теорию научной — объяснение естественных причин и закономерностей появления и развития мира и человека.

Интенсивное научное осмысление проблемы антропогенеза началось в XIX в. И главное достижение в этой области было связано с утверждением эволюционной теории. Так, уже в 1795 г. шотландский ученый, геолог Дж. Геттон сформулировал теорию эволюции геологических формаций. Он представил геологиче­скую историю Земли как повторение циклов разрушения одних континентов и возникновения других, указав при этом на сход­ство современных и древних геологических процессов.

Вслед за ним в 1796 г. французский астроном, математик и физик П.С. Лаплас предложил свою космогоническую гипотезу происхождения Солнечной системы (гипотеза Лапласа).

В этом же году дед знаменитого Ч. Дарвина, английский врач и натуралист Э. Дарвин, опубликовал теорию эволюции жизни в виде эпической поэмы "Зоономия". В ней в натурфи­лософской форме он развивал представления об эволюции жи­вотных под влиянием внешней среды.

Значительный вклад в утверждение эволюционизма внес и предшественник Ч. Дарвина французский естествоиспытатель Ж.Б. Ламарк. Он создал достаточно целостную концепцию эво­люции живой природы, согласно которой виды животных и рас­тений постоянно изменяются, усложняясь в своей организации в результате влияния внешней среды и некоего внутреннего стрем­ления всех организмов к усовершенствованию. Ламарк провозгла­сил принцип эволюции всеобщим законом живой природы, хотя и не вскрыл её подлинных причин. Одновременно с немецким ученым Г.Р. Травиранусом он ввел термин "биология".

Таковы были естественно-научные предпосылки возникно­вения эволюционной теории Ч. Дарвина, опубликовавшего в 1859 г. свой знаменитый труд "Происхождение видов путем ес­тественного отбора". В этой работе на основе обобщения ре­зультатов собственных наблюдений и достижений биологии и селекционной практики он вскрыл основные факторы и причины эволюции оргаяического мира. В 1871 г. в книге "Происхождение человека и половой отбор" Ч. Дарвин выдвинул гипотезу о происхождении человека от обезьяноподобного предка.

Дарвин преодолел однолинейный детерминизм Ламарка и показал, что эволюция в органическом мире осуществляется в результате трех основных факторов: изменчивости, наследствен­ности и естественного отбора. Изменчивость является основой образования новых признаков в строении и функциях организ­мов. Наследственность закрепляет их. Под воздействием естест­венного отбора в процессе борьбы за существование устраняются организмы, которые не могут приспособиться к условиям жизни. Благодаря этому единому процессу организмы в результате эволю­ции накапливают все новые приспособительные признаки, что и ведет в конечном счете к образованию новых видов.

Таким образом, Дарвин установил движущие силы эволюции органического мира и объяснил естественно-научным путем процесс становления и развития биологических'видов. Его тео­рия дала причинное объяснение развития видов и тем* самим изложила основы научной концепции эволюции. С тех пор ста­ло ясно, что настоящее состояние биологических видов, в том числе и человека, обусловлено их прошлым, а будущее основа­но на настоящем. Дарвин показал, что нет ничего сверхъесте­ственного в происхождении человека.

Однако, разработав теорию естественного происхождения человека, он не включил в нее влияние социального фактора на его развитие. Кроме того, в теории Дарвина отсутствует качест­венное отличие ума человека от животного. Это во многом объясняется тем, что он не затрагивает роли трудя в процессе антропогенеза.

Внимание на это было обращено в трудовой теории антро­погенеза, защитником который был, в частности, Ф. Энгельс. Представителя данной теория считали, что'труд не отменяет действия биологических законов, но преобразовывает характер действия естественного отбора. Труд в процессе становления развивает в нем способность преобразовывать природу по сво­им меркам, а также способствует формированию самого чело­века. Сторонники данной теории именно с трудовой деятель­ностью связывают развитие руки, речи, мозга, мышления, со­трудничества людей Я сплочения их в социальные коллективы.

Нет сомнения, что возникновение труда и его развитие дей­ствительно оказали огромное влияние на антропосоциогенез. Причем важным моментом является то, что любой труд связан с изготовлением орудий труда, в которых закрепляются 'соци­альный опыт человека, его навыки, умения, способ мышления. Кроме того, орудия труда являются и основным способом пе­редачи социального опыта, т.е. лежат в основе новой, социаль­ной формы наследования, которую Дарвин не рассматривает.

Следовательно, становление человека и общества — процесс взаимосвязанный, процесс антропосопиогенеза, и главная роль в нем принадлежит трудовой деятельности. Хотя, как пишет, на­пример, М.И. Урысон, "сама трудовая деятельность возникла в результате жесткого естественного отбора".

•Новый аспект критики дарвиновской концепций возник на волне первых успехов генетики, зародившейся на рубеже XX в.

Появилась мутационная теория эволюции нидерландского уче­ного Хуго де Фриза, согласно которой новые вицы возникают скачкообразно, в результате крупных единичных мутаций в ген­ном наследственном аппарате (геноме). И это явление никак не связано с естественным отбором, о котором писал Дарвин, критика дарвинизма с различных точек зрения была широ­ко распространена в биологии до конца 20-х гг., когда произо­шел синтез классического дарвинизма с новейшими достиже­ниями генетики, который получил название синтетической тео­рии эволюции. Большую роль при этом сыграла популяциониая генетика, основанная отечественными биологами С.С. Четвери­ковым и Н.В. Тимофеевым-Ресовским. Она изучает элементар­ные эволюционные процессы не в индивидуальном организме, а в популяциях животных и растений.

Синтетическая теория эволюции (или обновленный дарви­низм) приобрела широкое распространение среди биологов ми­ра уже в 40-х гг., а в нашей стране — только в 70-х гг. из-за деятельности небезызвестного Т.Д. Лысенко.В Западных странах сопротивление дарвинизму (и эволю­ционизму вообще) оказывали общественные круги, близкие к церкви. И по сей день там довольно широко распространен креационизм (точка зрения, согласно которой человек является венцом божественного творения), даже несмотря на то, что в 1950 г. папа Пий XII в специальной энциклике (послании к ка­толикам) "Происхождение человека" согласился с правомочно­стью эволюционного взгляда на возникновение человеческого те­ла, хотя и подчеркнул, что душа человека создана Богом.

Следует отметить, что споры вокруг эволюционной теории не утихают и сегодня. Так, в последние десятилетия практику­ется синтетическая теория эволюции. Прежде всего это связано с распространением в биологии различных сальтационистских концепций, утверждающих скачкообразный характер развития жизни, в том числе и антропогенеза. Представители современ­ного сальтационизма, используя новейшие достижения молеку­лярной биологии, биологии развития, палеонтологии и других наук, придают решающее значение в эволюции случайным яв­лениям. В основных положениях это течение близко неокатаст-рофизму, который также является достаточно популярным. Его представители полагают, что основное значение в смене форм жизни на Земле имеют массовые вымирания, обусловленные глобальными катастрофами.

На наш взгляд, указанные подходы в общем виде согласу­ются с теорией самоорганизации систем. В ее основе лежит принцип самоорганизации как движущей силы развития любых открытых неравновесных систем, т.е. систем, обменивающихся со средой веществом, энергией и информацией, которые пере­ходят от одного качественного состояния к другому в результа­те скачкообразного процесса.

Причем состояние системы после скачка (флуктуации) носит случайный характер. К таким системам, согласно данной теории, относят все биологаческие системы, включая человека. Разработка теории самоорганизации началась совсем недавно и связана преж­де всего с таким направлением в науке, как синергетика.

С теорией самоорганизации согласуется и эволюционная теория антропогенеза П. Тейяра де Шардена, которую он изло­жил в своей работе "Феномен человека". С его точки зрения, переход к "Феномену человека" определялся внутренними си­лами самого организма будущего пото 8ар1еп8. Находка синан­тропа, одним из открывателей которого был Тейяр, позволила заполнить важнейший пробел в ряду антропогенеза и показать, каким путем шло развитие от предчеловека к "человеку разум­ному": увеличение и усложнение мозга, выпрямление лба, отв-ладение огнем и орудиями.

По мнению Тейяра де Шардена, появление пото зар1еп8 — это скачок в антропогенезе. "Человек, — пишет он, — вошел бесшумно.... он шел столь тихо, что когда мы начинаем его за­мечать, по нестираемым следам каменных орудий, выдающих его присутствие, рн уже покрывает весь Старый Свет — от Мыса Доброй Надежды до Пекина. Безусловно, он уже говорит и живет группами. Он уже добывает огонь". При этом автор делает весьма характерный вывод о том, что возникновение че­ловека — это процесс коллективный и "первым человеком" яв­ляется и может быть только множество людей ...". Заслуга Тейяра де Шардена состоит не только в том, что он как один из от­крывателей синантропа помог замкнуть цепь наших представ­лений об антропогенезе, найдя критическое, недостающее в ней звено между обезьяночеловеком и неандертальцем. Его за­слуга заключается также в том, что он в рамках эволюционной концепции обосновал единство биологической и социальнойприроды человека. Если представить ближайший к пото §ар1еп8 ряд в общей цепи антропогенеза, то, с точки зрения Тейяра де Шардена, он будет иметь следующий вид: австралопитек — пи­текантроп — синантроп — Ьото «арюпв.

А вся цепочка предшественников современного человека, с точки зрения сегодняшнего естествознания, будет выглядеть так: самый древний известный науке предок человека и выс­ших обезьян — рамапитек — жил на территории от Индии до Африки около 14 млн лет назад. Примерно 10 млн лет назад от него отделился предок орангутанга — сивапитек, который ос­тался в Азии. Общий же предок гориллы, шимпанзе и челове­ка, по-видимому, обосновался в Африке, поскольку именно там обнаружены древнейшие орудия труда (примерно 2,5 млн лет назад) и остатки жилищ (1,75 млн лет). В Африке найдены останки человека умелого — зииджавтрооа, жившего 2 млн лет назад. Он обладал уже такими чисто человеческими признака­ми, как прямохождение и заметная развитость кисти руки. При этом название "умелый" ему дано за умение изготовлять и применять первобытные каменные орудия труда. От человека умелого прослеживается связь с древнейшим человекообразным существом — австралопитеком, жившем от 4 до 2 млн лет назад. Далее развитие современного человека прослеживается более определенно: питекантроп (обитавший во временных рамках 1,9—0,65 млн лет назад); синантроп (400 тыс. лет назад) и неан­дерталец (ранняя форма Ьото 5ар1еп8), появившийся, по раз­ным данным, от 30 до 40 тыс. лет назад.

Необходимо отметить, что антропогенез не следует пред­ставлять в вице линейного процесса. В органической жизни (как, впрочем, и в социальной), видимо, вообще маловероятен строго линейный процесс развития и монофакторной детерми­нации эволюции. Поэтому, очевидно, следует прислушаться к мнению Р, Левонтина, концепция которого к тому же хорошо согласуется с теорией самоорганизации. "Все попытки дока­зать, — пишет он, — что тот или иной ископаемый является нашим прямым прародителем, отражают устаревшее пред­ставление об эволюции как о строго линейном процессе и о том, что все ископаемые формы должны составлять некую единую последовательность, соединяющую прошлое с на­стоящим".

На рисунке, взятом из работы этого же автора, изображено типичное высокоразветвленное дерево эволюции, показывающее, что в более раннее время существовало одновременно множество родственньи видов, большинство из которых вымерло.

Рис. 5.


Говоря о нелинейности процесса антропогенеза, следует также иметь в виду (и это хорошо видно на рисунке), что эво­люция осуществляется в процессе постоянного возникновения но­вых ответвлений, большая часть которых очень быстро исчезает. В каждый период времени существует множество параллельных эволюционных линий, происходящих от общего предка.

Основная проблема в восстановлении эволюции человека состоит в том, что у нас нет близких родственников среди жи­вущих ныне предков. Наши ближайшие, хотя и не очень близ­кие, в настоящее время живущие родственники — шимпанзе и горилла — были связаны с нами общим предком не менее 7 млн лет назад.

Такова общая теоретическая ситуация разработки проблемы антропогенеза на сегодняшний день. Не все в ней до конца выяснено и объяснено, не во всем ученые согласны между со­бой. Но в этом нет ничего удивительного, ибо мы имеем дело с венцом творения природы — человеком. Важно подчеркнуть следующее: в науке можно считать доказанным тот факт, ..что человек — это продукт естественного развития природы. -Свои­ми корнями он уходит в биосферу Земли и является ее закон­норожденным дитем.


3.3. Биологическое и социальное в историческом, развитии человека, Продолжается ли биологическая эволюция Hото sарiепs?

В настоящем разделе, теперь уже имея представление об антропогенезе, мы остановимся на рассмотрении соб­ственного развития Ьото 5ар1еп8 и его свойствах. И первый во­прос, который в связи с этим возникает, можно сформулиро­вать так: а продолжается ли биологическая эволюция человека после возникновения 30—40 тыс. лет назад пото 5ар1еп8? Дру­гими словами, как культурная организация жизни людей, включая способы производства, развитие трудовой деятельно­сти, образ жизни и т. д., могла повлиять на биологическую эво­люцию человека, и влияла ли она на нее вообще?

Строго говоря, эволюция человека продолжается на всем протяжении его существования. Но она относится к соци­альной стороне жизни. Что же касается биологической эволю­ции, то с тех пор как человек выделился из животного мира, по крайней мере, она перестала играть решающую роль. Да­же люди с ослабленным здоровьем благодаря успехам меди­цины могут принимать активное участие в жизни общества. Сила естественного отбора в социальном мире все более ос­лабевает, так как социальные институты, здравоохранение постоянно сглаживают влияние индивидуальной биологиче­ской изменчивости. Например, снижение в Европе уровня смертности от туберкулеза с 4000 на 1 млн человек в 1840 г. до 13 человек на тот же миллион в настоящее время свидетельст­вует о том, что отбор по сопротивляемости данной болезни, по существу, прекратился. Это же можно сказать и о многих дру­гих заболеваниях.

Сегодня наблюдается, с одной стороны, очень медленный темп генетических изменений, производимых отбором, и боль­шое генетическое сходство между различными человеческими группами. С другой стороны, имеется огромное разнообразие культур и образов жизней, очень быстрый рост социальных из­менений, свидетельствующих о происходящей культурной эво­люции человечества. Поэтому можно с уверенностью говорить о ведущей роли культуры в эволюции hото 8арiens. Политиче­ские, экономические и социальные изменения во многих стра­нах, обусловливающие улучшение жизни людей, прямо влияют на состояние их здоровья и, следовательно, на уменьшение за­висимости человека от естественного отбора. Проще говоря, в современных условиях уменьшение или увеличение ассигнова­ний на здравоохранение прямо влияет, на тенденцию усиления или снижения роли естественного отбора. При этом важно от­метить, что значение естественного отбора резко меняется в жизни человека и животных. Если у животных отбор — это главный фактор эволюции, то у человека его роль заключается в сохранении генофонда, в сдерживании мутаций, отрицательно влияющих на его здоровье.

Естественный отбор у человека происходит главным обра­зом на уровне зародышевых клеток. В основном дети рождаются из здоровых в генетическом отношении клеток. Об этом свиде­тельствует тот факт, что крупные генетические нарушения в половых клетках родителей в подавляющем большинстве случа­ев обусловливают гибель оплодотворенных яйцеклеток и заро­дышей на ранних стадиях развития.

А меняются ли вместе с социальным обликом человека и его биологическая природа, физический облик, умственные способности? Становятся ли новые поколения людей более развитыми в физическом и умственном плане? Прежде всего коснемся физического здоровья. Очевидно, что его состояние за историю Ьото 5ар1еп8 существенно улучши­лось. Комплексным показателем может служить увеличение средней продолжительности жизни населения. Под влиянием социальных условий она возросла с 20—22 лет в древности до 30 лет в XVIII в. К началу XX в. в странах Западной Европы средняя продолжительность жизни была примерно 56 лет. Сегодня в этих странах она достигла 75—78 лет, т.е., по данным современной науки, ее уровень приближается к средней "нормальной" продолжительности жизни пото 8ар1еп8 — 80—90 лет.

Теперь обратимся к вопросу о развитии умственных способ­ностей. Один из создателей евгеники (теории о наследственном здоровье человека и путях его улучшения), английский психо­лог и, антрополог Ф. Гальтон, был убежден в том, что интеллект современного человека снижается. По его мнению, представи­тели низших классов обладают более низким коэффициентом интеллектуальности — 101. В то же время именно они имеют большее число детей. Причем статистические данные, свиде­тельствовавшие о более высоком репродуктивном уровне людей с низким 10, были. широко распространены до сравнительно недавнего времени. На основании этих данных Гальтоном и некоторыми другими учеными делался вывод о том, что чело­веческий вид будет все более наполняться "худшими породами" людей и, следовательно, уменьшать свой 10. Однако в начале 60-х гг. вывод о том, что существует прямая зависимость между социальным положением, количеством детей и 10, был при­знан ошибочным. И сегодня нельзя считать доказанным, что коэффициент интеллектуальности у людей обусловлен генети­чески.

Сегодня вопрос о том, становятся ли современные дети бо­лее интеллектуально развитыми, является дискуссионным. По­ка нет данных, свидетельствующих о том, что рост интеллекта детей, на который обращают внимание некоторые исследовате­ли, связан генетически с продолжающимся эволюционным раз­витием головного мозга "Более вероятно, — пишет в связи с этим академик Л.П. Татаринов, — что рост интеллектуальных детей — следствие совершенствования системы воспитания и образования, прогресс которой, как мне кажется, в целом не­сколько недооценивается".

Подтверждением этого может служить и известный опыт воспитания и образования слепоглухонемых детей в специаль­ной школе г. Сергиева Посада. Дети, которые родились такими или в раннем возрасте потеряли всякую связь с окружающимздиром, за исключением возможности прикосновения, находи­лись вначале на стадии развития животных. Но в результате специальной системы обучения они стали людьми, нормаль­ными в умственном отношении, а некоторые из них закончили психологический факультет МГУ.

Кроме того, на сегодняшний день нет данных, позволяю­щих говорить об эволюции главного органа Мышления — мозга. Косвенно о прекращении эволюции мозга свидетельствует тот факт, что его размеры у пото 5ар1еп8 остаются неизменными на протяжении примерно 30—40 тыс. лет. А у наших предков они увеличивались постоянно, в течение всей эволюции. Так, у австралопитеков размер мозга составлял 500—600 куб. см., у пите­кантропов — до 900 куб. см., у синантропов — до 1 000 куб. см. У современного человека средний размер мозга составляет 1 400 куб. см. у мужчин и 1 270 — у женщин.

При этом у человека нет прямой зависимости между ве­личиной мозга и индивидуальной одаренностью. Так, по имею­щимся данным, довольно маленький размер мозга Среди та­лантливых людей имел известный французский писатель А. Франс — не более 1 000 куб. см. А самый большой объем мозга среди них имел И.С. Тургенев — 2 012 куб. см. Это еще раз до­казывает, что на основе различий в объеме мозга не следует делать каких-либо выводов об умственных способностях че­ловека.

Современные биологи и антропологи полагают, что про­цесс биологической эволюции человека как вида, т.е. его ви­дообразования, прекратился со времени появления homo sapiens. Прежде всего об этом свидетельствует тот факт, что в течение данного периода мозг человека не изменился, морфологическое изменение его завершилось. Для противо­положной точки зрения, во всяком случае, нет достаточных оснований.

В связи с этим встает вопрос о том, какое же будущее ожи­дает человека в плане видообразования? Можно ли предста­вить, например, всеобщую катастрофу, которая раздробит вид на мелкие группы и изолирует их друг от друга на десятки ты­сяч лет для формирования новых видов? Вероятнее всего, по мнению ученых, мы останемся единым видом, так как силы генетической связи, особенно миграции, и единство в направ­лении отбора все более возрастают. "Вероятность того, что человечество распадется на отдельные виды, — пишет Э. Майр, — становится все меньше и меньше по мере непрерывно про­исходящего совершенствования средств связи и транспорта. Внутренняя интегрированность генетической системы человека постоянно укрепляется".

Итак, развитие процесса антропогенеза завершается вме­сте с прекращением видообразования человека, что про­изошло 30—40 тыс. лет назад. С этого времени заканчивается и действие группового отбора как ведущего фактора эволюции человека. Отныне она связана с социальной стороной, и бу­дущее человека зависит от состояния нашей культуры. В ос­нове эволюции лежит развитие интеллекта и целесообразной деятельности. Необходимо отметить также, что с возникно­вением человека и общества генетическая информация утра­чивает свое главенствующее значение в жизнедеятельности вида — человек. Она заменяется социальной информацией. А развитие последней "определяется уже не столько естест­венным отбором наиболее умелых и одаренных, сколько со­циальными факторами, которым подчиняется и общебио­логический процесс".

При ответе на вопрос, какое же будущее ожидает человече­ство с точки зрения развития вида, иногда высказывается мне­ние, что все виды животных и растений постепенно вымрут вследствие деградации генома (генетической программы разви­тия). По мнению большинства ученых, главная опасность со­стоит не в старении вида, а во все большем загрязнении био­сферы различного рода отходами, повышении уровня радиации в связи с авариями, увеличении мутационной опасности хими­ческих загрязнителей и т.п. Достаточно отметить, что в России в настоящее время уровень рождаемости детей с генетическими отклонениями достиг 17%3. Все более увеличивается число лю­дей, страдающих слабоумием (олигофренией), имеющем гене­тическое происхождение. Приведенные факты свидетельствуют о том, что главная опасность и угроза дальнейшему существо­ванию человека связаны в первую очередь с недостатками и несовершенством нашей культуры.


3.4. Биологическое и социальное в онтогенезе человека

В истории науки в вопросе соотношения биологических

и социальных факторов в индивидуальном развитии чело­века, или в его онтогенезе, встречаются самые различные точки зрения. Так, немецкий биолог Э. Геккель, много сделавший для утверждения учения Дарвина, полагал, что развитие Человека и общества определяется главным образом биологическими фак­торами, а двигателем общественного развития и эволюции че­ловека являются борьба за существование и естественный от­бор. Поэтому возникновение социал-дарвинизма, стоящего как раз-на подобной точке зрения, часто связывают именно с име-немТеккеля.

Выше ухе упоминалось имя двоюродного брата Ч. Дарвина — Ф. Гальтона, который в 1869 г. впервые, сформулировал принципы евгеники. Он предложил изучать влияния, которые могут улучшить наследственные качества (здоровье, умствен­ные способности, одаренность) будущих поколений. При этом прогрессивные ученые ставили перед евгеникой гуманные це­ли. Однако ее идеи нередко использовались для оправдания ра­сизма, как это произошло с фашистской расовой теорией. В современной науке многие проблемы евгеники, особенно борь­ба с наследственными заболеваниями, решаются в рамках ме­дицинской генетики.

Гальтон в 1870 г. в книге "Наследственный гений" утвер­ждал превосходство северной (нордической) расы людей (в том числе и умственное), а также белых над неграми. Он полагал, что представители превосходящей расы не должны вступать в брак с представителями отсталой.

В 1918 г. профессора П. Попенто и Р. Джонсон в книге "Прикладная евгеника", которая в ряде стран использовалась в качестве учебника по расизму, утверждали, что расовая непри­язнь определяетсябиологическим механизмом, а негры явля­ются неполноценной расой по сравнению с белыми.

После разгрома фашизма стали появляться работы, доказы­вающие, что смешение рас биологически не только не опасно, но даже благоприятно (например, книга Л. Данна и Т. Добжанского "Наследственность, расы, общество", 1946 г.). Большое значе­ние имели также Заявления ЮНЕСКО в 1950 и 1951 гг., в ко­торых утверждалось равенство всех рас и говорилось о том, что наука не располагает данными о различиях в интеллектуальных способностях разных рас, а межрасовые браки безопасны.

Однако и по сей день появляются работы, в .которых гово­рится о генетических различиях между расами, о более низком 10 негров и т.п., т.е. делается вывод о том, что коэффициент умственных способностей определяется прежде всего наследст­венностью и расовой принадлежностью. В действительности самые серьезные и тщательные исследования показывают, что особенности генотипа проявляются не на расовом, а на индиви­дуальном уровне. У каждого человека генотип уникален. А раз­личия между 10 обусловлены не только наследственностью, но и средой. Когда известный негритянский общественный дея­тель Р. Иннис провел изучение 10 у негров из развитых рай­онов индустриального Севера США и у • белых из отсталого сельскохозяйственного Юга, то обнаружилось, что более высо­кий коэффициент умственных способностей был у негров. 'Имеются и другие подобные исследования, опровергающие различного рода расистские концепции.

В современной литературе существует два различных подхо­да к решению проблемы о роли социальных и биологических факторов в индивидуальном развитии человека. Одни авторы утверждают, что оно целиком обусловлено генами, абсолюти­зируя, таким образом, биологический фактор. Это направление называется панбиологизм. Вторая точка зрения состоит в том, что все люди рождаются с одинаковыми генетическими задат­ками, а главную роль в развитии их способностей играют вос­питание и образование. Данная концепция получила название пансоциологизм.

Рассматривая эту проблему, следует иметь в виду, что в ин­дивидуальном развитии человека различаются два периода — эмбриональный и постэмбриональный. Первый охватывает промежуток времени с момента оплодотворения женской яйце­клетки мужским сперматозоидом и до рождения ребенка, т.е. период внутриутробного развития человеческого эмбриона (зародыша). "В эмбриональный период, — пишет академик Н.П. Дубинин, — развитие организма происходит по жестко закрепленной генетической программе и сравнительно слабом (через организм матери) влиянии окружающей физической и социальной среды"!. Уже на самой ранней стадии развития эм­бриона начинается реализация генетической программы, полу­ченной от родителей и закрепленной в хромосомах ДНК. При этом развитие человеческого эмбриона и эмбрионов в другах позвоночных очень сходно, особенно на ранних стадиях. А длительно сохраняющееся сходство эмбрионов человека и обезьян свидетельствует об их филогенетическом родстве и единстве происхождения.

Каждый человек является носителем специфического, ин­дивидуального набора генов, вследствие чего он, как ухе гово­рилось, генетически уникален. Свойства человека, как и других живых существ, во многом детерминированы генотипом, а их передача от поколения к поколению происходит на основе за­конов наследственности. Индивид наследует от родителей та­кие свойства, как телосложение, рост, массу, особенности ске­лета, цвет кожи, глаз и волос, химическую активность клеток. Многие также говорят о наследовании способности к вычисле­нию в уме, склонности к тем или иным наукам и т. д.

На сегодняшний день господствующей точкой зрения мож­но считать ту, которая утверждает, что наследуются не сами спо­собности, как таковые, а лишь их задатки, в большей или меньшей степени проявляющиеся в условиях среды. Генетическим материалом у человека, как и у других млекопитающих, является ДНК, которая находится в хромосомах. Хромосомы каждой клет­ки человека несут в себе несколько миллионов генов. Но генети­ческие возможности, задатки реализуются только в том случае, ес­ли ребенок с раннего детства находится в общении с людьми, в соответствующей социальной среде. Если, например, у человека нет возможности заниматься музыкой, то его врожденные музы­кальные задатки так и останутся неразвитыми. "Развиваясь на ос­нове задатков, — писал известный психолог СЛ. Рубинштейн, — способности являются все же функцией не задатков самих по се­бе, а развития, в которое задатки входят как исходный момент, как предпосылка. Включаясь в развитие индивида, они сами развиваются, т.е. преобразуются и изменяются".

Генетический потенциал человека ограничен во времени, причем достаточно жестко. Если пропустить срок ранней социализации, он угаснет, не успев реализоваться. Ярким примером этого могут служить многочисленные случаи, ко­гда младенцы силой обстоятельств попадали в джунгли и проводили среди зверей несколько лет. После возвращения их в человеческое сообщество они не могли уже в полной мере наверстать упущенное, овладеть речью. Приобрести достаточно сложные навыки человеческой деятельности, у них плохо раз­вивались психические функции человека. Это свидетельствует о том, что характерные черты человеческого поведения и дея­тельности приобретаются только через социальное наследование, через передачу социальной программы в процессе воспитания и обучения.

Для понимания роли наследственности и среды в онтогенезе человека важное значение имеют такие понятия, как 'генотип" им "фенотип". Генотип — это наследственная основа организма, совокупность генов, локализованных в его хромосомах. Иными словами, это та генетическая конституция, которую организм получает от своих родителей. Фенотип — совокупность всех свойств и признаков организма, сформировавшихся в процессе его индивидуального развития.

Фенотип определяется взаимодействием организма с усло­виями среды, в которых протекает его развитие. В отличие от генотипа фенотип изменяется в течение всей жизни организма. Таким образом, фенотип зависит от генотипа и среды. Одина­ковые генотипы (у однояйцевых близнецов), оказавшись в раз­личных средах, могут давать различные фенотипы. С учетом всех факторов воздействия фенотип человека можно предста­вить состоящим из нескольких элементов:

• биологические задатки, кодируемые в генах;

• среда (социальная и природная);

• деятельность индивида;

• ум (сознание, мышление).

Исходя из сложной структуры фенотипа человека, можно сказать, что предметом евгеники, о которой шла речь выше, является только Один — первый из указанных элементов. Представители евгеники абсолютизируют именно его. В то жевремя социальные элементы фенотипа человека остаются вне их поля зрения. В этом состоит ограниченность позиции по­следователей данной теории.

Взаимодействие наследственности и среды в развитии чело­века имеет место на всем протяжении его жизни. Но особую важность оно приобретает в периоды формирования организма:

эмбрионального, трудного, детского, подросткового и юноше­ского. Именно в это время наблюдается интенсивный процесс развития организма и формирования личности.

Наследственность определяет то, каким может стать орга­низм, но развивается человек под одновременным влиянием обоих факторов — и наследственности, и среды. Сегодня ста­новится общепризнанным, что адаптация человека осуществля­ется под влиянием двух программ наследственности: биологиче­ской и социальной. Все признаки и свойства любого индивида являются, таким образом, результатом взаимодействия его ге­нотипа и среды*. Поэтому каждый человек есть и часть приро­ды, и продукт общественного развития.

С такой позицией сегодня согласно большинство ученых. Разногласие возникает тогда, когда речь заходит о роли наслед­ственности и среды в детерминации умственных способностей человека. Н.П. Дубинин пишет: "Ученые пытались показать наследование умственных способностей и пришли к противо­речивым результатам. Существует два мнения: первое, что ум­ственные способности наследуются генетически, и второе, что развитие умственных способностей определяется влиянием со­циальной среды"2.

Подобной точки зрения придерживается и академик А.А. Баев. "Вообще вопрос о генетической предопределенности интеллек­та человека и его творческих способностей, — пишет он, — не имеет однозначного с точки зрения генетики решения. Неко­торые крупные ученые не без основания считают, что ее не существует вообще". Хотя Баев и не отрицает некоторого влияния наследственности на интеллект, но при этом подчер­кивает, что осуществляется оно не непосредственно, а опосре­дованно. "Реализация записанной в ДНК наследственности вновом организме, — утверждает Баев, — осуществляется опо-средственно. Ее молекула — только генеральный "чертеж". Оп­ределенные участки ее служат матрицей для "штамповки" — синтеза молекул того или иного белка, который уже определяет признаки организма: цвет глаз и волос, особенности строения тела, деятельности физиологических систем, в конечном счете — всей конституции и в какой-то мере интеллекта, характера... Есть такие особенности генома, которые предопределяют или могут предопределить какие-то преимущества, успех в творче­ской деятельности музыканта или художника, ученого или ин­женера, артиста или спортсмена". В конце концов А.А. Баев делает вывод, что: "Творческие способности человека, вероят­но, предопределены многими генами, а кроме того, подверже­ны влиянию на их формирование и проявление социальных и вообще внешних условий".

В связи с вышеизложенным следует отметить, что точное определение самих умственных способностей также представ­ляет собой довольно трудную задачу. Ведь интеллектуальные способности весьма разнообразны и своеобразны. Человек может быть гениальным шахматистом и плохим артистом (поэтом, ма­тематиком и т. д.), и наоборот. Кроме того, сама процедура применения тестов на определение 10 имеет недостатки, кото­рые отмечают многие ученые. В частности, при определении 10 многое зависит от учета социальной среды, уровня и характера воспитания и образования испытуемых, их организованности, внимательности, собранности и даже темперамента. Более того, результаты тестирования зависят не только от испытуемых, но и от тестирующих — какие вопросы задаются, с какой целью, из какой области или деятельности и т. д. Так, если детям, вос­питанным улицей, задать вопрос о том, как надо вести себя в обществе, а детей аристократов спросить, например, о кулач­ном бое, то, по всей вероятности, 10 и тех, и других будет не­велик и во многом одинаков.

Таким образом, исчерпывающие сведения об умственных способностях людей с помощью 10 получить достаточно труд­но. "Тем не менее, — отмечает А.П. Пехов, — большое количе­ство независимых исследований, выполненных почти в 10 странах, свидетельствует о том, что индивидуальные различия в коэффициентах умственных способностей обусловлены как на­следственностью, так исредой"1. При этом автор ссылается на исследования американских ученых, которые определяли 10 у однояйцевых близнецов, воспитываемых вместе и раздельно, т.е. в условиях одинаковой и разной среды. Оказалось, что у раздельно воспитываемых близнецов различия между коэффи­циентами были большими, чем у близнецов, живущих вместе. В связи с тем, что генотип у однояйцевых близнецов идентичен, полученные результаты указывают на существенное влияние среды на умственные способности. То, что умственные способ­ности определяются не только наследственностью, но и средой, подтверждается и другими исследованиями.

Говоря о биологическом наследовании человека, следует иметь в виду, что не только положительные задатки, но и умст­венная неполноценность часто обусловлены генотипом. Так, если один из однбяйцевых близнецов, имеющих, как уже отме­чалось, практически одинаковый генотип, заболевает шизофре­нией, то в 69% заболевает ею и второй. В случае слабоумия у одного в 97% этот недуг проявляется и у другого, тогда как у разнояйцевых близнецов ь— только в 37%. Высокий процент умственно отсталых людей рождается тогда, когда один или оба родителя неполноценны в этом отношении. При исследовании родословной детей с умственной отсталостью оказывалось, что даже в том случае, когда родители были совершенно нормаль­ными, у них обнаруживались дяди или тети с подобными забо­леваниями.

3.5. Социобиология о природе человека

Хотя развитие человека во многом обусловлено биологически, не следует, однако, абсолютизировать это влияние. В связи с этим большой интерес вызывает такое совре­менное течение, как сопиобиология, о которой и пойдет речь ниже. Возникновение социобиблогии связано с выходом в 1975 г. книги американского энтомолога Э.0. Уилсона "Социобио-логия: новый синтез". В рамках этой концепции ставится зада­ча по-новому подойти к проблемам морали, свободы, агрессии, альтруизма, эгоизма и других качеств человека. Важнейшее ме­сто в ней отводится анализу возможностей и границ примене­ния аналогий между поведением животных и человека. Перво­степенное внимание при решении указанных проблем уделяет­ся принципам и понятиям дарвинизма, в том числе и естест­венному отбору. Используется широкая экстраполяция выво­дов, полученных при изучении животных, на поведение чело­века. С точки зрения методологии, наблюдается биологический и молекулярно-генетическии редукционизм: антропология сводит­ся к биологии, а последняя — к молекулярной генетике.

По мнению социобиологов, принципиальные изменения в представлении о природе человека должна внести теория геиио-культуриой коэволюции. Суть ее состоит в утверждении того, что процессы органической (генной) и культурной эволюции человека происходят совместно. Гены и культура в этой эволюции неразрывно связаны между собой. Однако ведущая роль все же отводится генам. Они оказываются конечными причинами многих человеческих поступков. Поэтому человек выступает на самом де­ле прежде всего объектом биологического знания. Уилсон определя­ет задачу социобиологии как "изучение биологических основ всех форм социального поведения у всех животных, включая челове­ка". Главные положения его теории сводятся к тому, что у чело­века не может быть "трансцендентальных" целей, возникших вне его биологической природы.

По мнению представителей теории геннокультурной коэво­люции, весьма вероятно, что человек наследует моральные чув­ства по биологическим каналам. Так, происхождение запретов кровнородственных браков (инцест) усматривается в поведении животных, из этого и выводятся биологические основания мо­ральных табу вообще. То же самое относится к агрессивности человека, которая якобы является неотъемлемой его чертой. Вот почему, скажем, война — это не что иное, как проявление внутривидовой агрессии. О характере социобиологических ана­логий и изысканий можно судить, например, по объяснению человеческой любви — как поведенческого механизма, обеспе­чивающего оптимальную связь между удовлетворяющими друг друга партнерами. Дело доходит до того, что даже сознание человека рассматривается в качестве инструмента только для исполне­ния биологических функций, "Человеческое сознание, — пишет Уилсон, — является устройством для выживания и воспроизводст­ва, а разум есть всего лишь один из инструментов для биологи­ческого воспроизводства".

Оценивая концентрацию социобиологов, нельзя отрицать продуктивности и эвристической ценности идеи коэволюции. Но сразу же следует дистанцироваться от спекуляций на ней представителей современного социал-дарвинизма, расизма и евгеники.

Коэволюция как взаимодействие биологического и социального в развитии человека и общества действительно имеет место. Бо­лее того, следует особо подчеркнуть, что человек (и человечество) может развиваться только в единстве с природой, т.е. в рамках коэво­люции. И то, что мы сегодня называем этим словом, было осмыс­лено и понято замечательным русским ученым В.И. Вернадским еще в начале нашего столетия. Именно он впервые научно обосновал тесную взаимообусловленность человека (человечества) и природы, и прежде всего человека и биосферы.

Но главное заключается в том, в какой мере и до какого предела признаются влияние биологического на социальное и биологическая детерминация поведения человека. Биология, гены, конечно же, определяют поведение человека, он не мо­жет вырваться за пределы своей биологической природы, даже если бы очень захотел. Есть и эволюционная связь человека с животным, и определенные аналогии между их поведением. Другими словами, существуют биологические основы социально­сти человека.

Однако объяснять развитие и поведение человека преимущест­венно в терминах и рамках биологии, как это делают представите­ли социобиологии, было бы неверно. На самом деле биологическое и социальное в человеке, как мы уже отмечали, находятся в тесной взаимосвязи. Младенец, попавший в условия существова­ния животных, даже если и выживает физически при благоприят­ных обстоятельствах, однако не станет человеком, во всяком слу­чае полноценным. Для этого индивиду нужно пройти определен­ный период социализации. Нельзя не присоединиться к мнению о том, что "Ребенок в момент рождения лишь кандидат в человека, но он не может им стать в изоляции: ему нужно научиться быть человеком в общении с людьми". Другими словами, вне социаль­ных условий одна природа еще не делает человека человеком.

Еще один аспект влияния социального на биологическое в человеке состоит в том, что биологическое в человеке осуществ­ляется и удовлетворяется в социальной форме. Природно-биологическая сторона существования человека опосредуется и "очеловечивается" социокультурными факторами. Это касается и удовлетворения таких сугубо' биологических потребностей, как продолжение рода, еда, питье и т. д. Правда, следует отме­тить, что "очеловечивание" природы на практике не всещаоз­начает ее облагораживание.

Порой индивид неадекватными действиями и поведением может наносить ущерб собственной природе, здоровью, как и все общество способно пагубно влиять на свою природную сре­ду. Подобное влияние сегодня налицо и представляет собой важнейшую экологическую проблему. Решение ее связано с физическим выживанием и развитием человека.

Таким образом, при рассмотрении роли биологических и социальных факторов в развитии человека следует избегать крайностей как панбиологизма, так и пансоциологизма. В пер­вом случае человек низводится до уровня животного. Во вто­ром — предстает как 1аЬи1а гаяа (чистая доска), на которой среда пишет его развитие.


3.6. Социально-этические проблемы. генной инженерии человека

Этические аспекты генной инженерии выражают частный, хотя и очень значимый вопрос, входящий в круг про­блем, рассматриваемых биоэтикой. Последняя включает в себя этические регулятивы отношения к живым существам, в том числе и человеку. Как уже отмечалось, биоэтика сформировалась сравнительно недавно — в конце 60-х — начале 70-х гг. Ее воз­никновение обусловлено прежде всего достижениями медици­ны и ее техническим перевооружением. Достижения медицины определили успех таких ее направлений, как генная инжене­рия, трансплантация органов, биотехнология и т. д. А эти успехи, в свою очередь, обострили старью и вызвали новые мораль­ные проблемы, с которыми сталкивается врач в общении с па­циентом, его родственниками и даже со всем обществом.

Проблемы, о которых идет речь, возникли как неизбеж­ность и часто не имеют однозначного решения. Они становятся очевидными, когда мы задаем такие вопросы: с какого момента следует считать наступление смерти (каков ее основной крите­рий? Допустима ли эфтаназия (легкая смерть)? Имеются ли пределы поддержания жизни смертельно больного человека и если да, то каковы они? С какого момента зародыш следует счи­тать живым существом? Допустимо ли преждевременное пре­кращение беременности, убийство ли это живого существа? В одном ряду с этими вопросами находится и проблема генной инженерии человека. Ее можно сформулировать так: допустимо ли, с точки зрения моральных норм, хирургическое вмешательство в генотип человека?

Актуальность генной инженерии человека обнаруживается сра­зу, как только мы обратимся к необходимости лечения больных с иаеяедственными болезнями, обусловленными геномом1. При этом особенно важна забота о будущих поколениях, которые не должны расплачиваться собственным здоровьем за недостатки и ущерб­ность своего генома и генофонда сегодняшнего поколения.Проблемы, связанные с генной инженерией, сегодня, без преувеличения, приобретают глобальный масштаб. Заболевания на генном уровне все чаще обусловлены развитием цивилиза­ции. В настоящее время человечество пока не склонно отка-, заться от определенной части техники и технологий, несу­щих не только комфорт и материальные блага, но и деграда­цию естественной среды обитания людей. Поэтому в ближай­шей перспективе будут иметь место побочные явления научно-технического прогресса, отрицательно влияющие на организмы человека. Развитие атомной энергетики, получение синтезиро­ванных химических соединений, использование гербицидов в сельском хозяйстве и т. д. создают новую природную среду, ко­

торая очень часто, мягко говоря, не является идеальной для здоровья человека. Повышенная радиация и увеличение доли химических веществ в пище и атмосфере становятся фактора­ми, вызывающими мутации у человека. Многие из них как раз и проявляются в виде наследственных болезней и аномалий.

Имеющиеся исследования свидетельствуют о том, что у со­временных поколений около 50% патологий обусловлены теми или иными нарушениями в структуре и функциях наследствен­ного аппарата. Каждые 5 новорожденных из 100 имеют выра­женные генетические дефекты, связанные с мутациями либо хромосом, либо генов.

Следует отметить, что генотипические факторы играют важную роль не только в появлении физических болезней, но также и в развитии отклонений в психической деятельности человека. Так, в результате проведенных исследований выяснилось, что около 50% усыновленных детей, родители которых были психически больны, даже попав с годовалого возраста в нормальную семью, в последующем страдали психическими за­болеваниями. И наоборот, дети, родившиеся от нормальных родителей, попадая в условия психически больных семей, не отличались по частоте заболеваний от нормальной популяции. Имеются также данные о влияние биологических факторов на предрасположенность к различного рода отклонениям от нор­мального поведения, в частности к правонарушениям.

Необходимость исправления "ошибок природы", генной те­рапии наследственных болезней выдвигает на первый план та­кую область молекулярной генетики, которую называют генной (или генетической) инженерией. Генная инженерия — это раздел молекулярной биологии, прикладная молекулярная генетика, зада­чей которой является целенаправленное конструирование новых, не существующих в природе сочетаний генов при помощи генети­ческих и биохимических методов. Она основана на извлечении из клеток какого-либо организма гена или труппы генов, со­единении их с определенными молекулами нуклеиновых ки­слот и внедрении полученных гибридных молекул в клетки другого организма.

Генная инженерия, безусловно, открывает широкие просторы и множество путей решения проблем медицины, генетики, сельского хозяйства, микробиологической промышленности и т. д. С ее помощью можно целенаправленно манипулировать генетиче­ским материалом с целью создания новых или реконструкции ста­рых генотипов. Имеющиеся достижения в этой области показы­вают перспективность генной терапии наследственных болезней.

Однако возникает законный вопрос о социально-этической оценке и значимости генной инженерии вообще и генной те­рапии человека в особенности. Спрашивается, где гарантии того, что генная терапия не будет использована во вред челове­ку, как это произошло со многими открытиями в области фи­зики, химии и других наук. Иными словами, человечество столкнулось с дилеммой: затормозить прогресс или дать миру новые источники тревог.

На этот вопрос предлагаются различные ответы. Некоторые ученые, например академик Н.П. Дубинин, полагают, что надо вести борьбу за "охрану существующей наследственности челове­ка" и не пытаться "заменить эту наследственность чем-то кажу­щимся в данное время лучшим"1. Он считает, что наследствен­ность современного человека не нуждается в улучшении и оспари­вает правомочность вмешательства в естественный процесс. Дру­гие ученые, в частности А. Нейфах, призывают различать невеже­ственное вмешательство в наследственность человека и катастро­фическое по своим последствиям невмешательство.

Возникает проблема, связанная и с тем, что генная терапия основана на введении в организм чужеродного генетического ма­териала. А это означает непосредственное вмешательство в гено­тип человека. На данном основании некоторые авторы также выступают против генной инженерии.

Думается, что при существующем уровне развития генной инженерии большинство ученых не возьмут на себя смелость дать однозначный ответ на все возникающие вопросы. Но вме­сте с тем, по всей вероятности, возражение против генной ин­женерии на том основании, что в организм человека вводится чужеродный материал, явно устарело. Достаточно привести в пример факты, доказывающие, скольким людям помогли опе­рации по трансплантации органов, спасшие им жизнь. Эти операции воспринимаются сегодня как нормальное явление и не вызывают каких-либо серьезных возражений этического плана. Кроме того, в случае введения в организм генетического материала вместо аналогичного, но не справляющегося со своими функциями, вообще не будет происходить изменение генома. И наконец, противникам генной инженерии следует иметь в виду, что любое лекарственное вещество, введенное в организм, является для него чужеродным телом и довольно часто сопровождается отрицательными последствиями.

На наш взгляд, люди, связывающие исследования генома человека с покушением на свободное развитие личности и вы­ступающие в связи с этим за их приостановление, вольно или невольно допускают возможность ограничения процесса по­знания вообще. Но этого, в принципе, сделать нельзя. Новые знания, получаемые человеком, — это естественный фактор его собственной эволюции. Само познание, научные исследования не несут в себе ни добра, ни зла. Главное, в чьих руках (или в каких головах) они находятся. Открытие атома автоматически не влечет за собой угрозу атомной войны или Чернобыль.

Исследование молекулярного строения генома способствует раскрытию механизма индивидуального развития человеческого организма и ведет к более глубокому пониманию эволюции чело­века. Эти исследования открывают путь к решению практических задач, так как помогают вскрыть генную основу наследственных болезней и в итоге утверждают генную диагностику и терапию.

Противникам генной инженерии человека можно ответить, что в конце концов людей-роботов можно получить и без участия генетики. В большой степени этого можно добиться путем соци­ально-политического, идеологического, педагогического и других форм манипулирования сознанием людей. Исторический опыт богат такими примерами. Но вместе с тем история свидетельству­ет, что рано или поздно наука обязательно выходит за рамки лю­бых запретов. Другое дело, в использовании достижений науки должен действовать этический кодекс ученого, в данном случае — жесткие рамки биоэтики, понимание того, что главное — не навредить здоровью человека, не нанести вреда личности. Что касается России, то сегодня она серьезно отстает от передовых стран в области развития генетики. И отказ от исследования в этой области еще более усугубит положение.

В заключение отметим, что генная инженерия, открывая большие перспективы в лечении наследственных болезней, становится подлинно научной альтернативой евгенике. Ибо она не стремится вывести элитарную "породу" людей в противовесосновной массе населения, а ставит своей задачей исправить ' недостатки природы, помочь избавить человечество от наслед»» ственных недугов. Конечно, при этом нельзя забывать, что ее успехи возможны только при одновременном улучшении и соци­альных условий жизнедеятельности человека. Лишь в условиях благоприятной природной и социальной среды можно стабили­зировать геном и генофонд человека.


3.7. "Бессознательное и сознательное в человеке


С вопросом биологического и социального тесно связана и проблема бессознательного и сознательного в человеке. На протяжении длительного времени в науке и философии • доминировал принцип антропологического рационализма: чело­век, мотивы его поведения и само бытие рассматривались только как проявление сознательной жизни. Этот взгляд нашел яркое воплощение в знаменитом высказывании французского ученого и философа Р. Декарта: "Со&Ио егво зшп" ("Мыслю, сле^ довательно, существую"). Человек в данном случае выступал лишь как "человек разумный". Но начиная с Нового времени в учении о человеке все большее место занимает проблема бессознательного. Такие мыслители, как Лейбниц, Кант, Кьеркегор, Рартман, Шо­пенгауэр, Ницше, начали анализировать роль и значение психиче­ских процессов, не осознающихся человеком, с разных сторон.

Однако определяющее влияние на разработку этой проблемы оказал 3. Фрейд, открывший целое направление в учении о чело-» веке и утвердивший бессознательное как важнейший фактор челове­ческого измерения и существования. Он представлял бессознатель­ное как могущественную силу, которая противостоит сознанию? Согласно его концепции, психика человека состоит из трех пластов. Самый Нижний и мощный шаст — "Оно" — на­ходится за пределами сознания. По своёму объему он сравним с подводной частью айсберга. В нем сосредоточены различны биологические влечения и страсти, прежде всего сексуального" характера, и вытесненные из сознания идеи. Затем следует сравнительно небольшой слой сознательного — это "Я" чело­века. Верхний пласт человеческого духа — "Сверх-я" — это идеалы и нормы общества, сфера долженствования» и моральная цензура.

По Фрейду, личность, человеческое "Я" вынуждено посто­янно терзаться и разрываться между, образно говоря, Сциллой и Харибдой — неосознанными влечениями и побуждениями "Оно" и нравственно-культурной цензурой "Сверх-Я". В итоге оказывается, что собственное "Я" — сознание человека не является "хозяином в своем собственном доме". Именно сфера "Оно", всецело подчиненная принципу удовольствия и наслажде­ния, оказывает решающее влияние на мысли, чувства и поступки человека. Поэтому сам человек — прежде всего существо, управляемое и движимое сексуальными устремлениями и сек­суальной энергией (либидо).

Драматизм человеческого существования, по Фрейду, "усили­вается тем, что среди бессознательных влечений имеется и врожденная склонность к разрушению и агрессии, которая нахо­дит свое предельное выражение в "инстинкте смерти", противо­стоящем "инстинкту жизни". Внутренний мир человека оказал­ся, следовательно, еще и ареной борьбы между двумя этими влечениями. В конце концов Эрос и Танатос1 рассматриваются Фрейдом как две наиболее могущественные силы, определяю­щие поведение человека.

Таким образом, фрейдовский человек получился сотканным из целого ряда противоречий между биологическими влечения­ми и социальна обусловленными нормами, сознательным и бес­сознательным, инстинктом жизни и инстинктом смерти. Но в итоге биологическое бессознательное начало оказывается у него определяющим. Человек, по Фрейду, — это прежде всего эротиче­ское существо, управляемое бессознательными инстинктами.

Проблема бессознательного интересовала и швейцарского психолога и культуролога К.Г. Юнга. Однако он выступил про­тив трактовки человека как существа эротического и попытался более глубоко дифференцировать фрейдовское "Оно". В частно­сти, Юнг выделил в нем, помимо "личностного бессознательного" как отражение в психике индивидуального опыта, еще и более глубокий слой — "коллективное бессознательное", которое являет­ся отражением опыта предшествующих поколений.

Содержание коллективного бессознательного составляют, по Юнгу, общечеловеческие первообразы —- архетипы (напри­мер, образ матери-родины, народного героя, богатыря и т. д):

Совокупность архетипов образует опыт предшествующих поколоний, который наследуется новыми. Архетипы лежат в ос­нове мифов, сновидений, символики художественного творче­ства. Сущностное ядро личности составляет единство индиви­дуального и коллективного бессознательного, но основное зна­чение имеет все-таки последнее. Человек, таким образом, — это прежде всего существо архетипное.

Проблема бессознательного и сознательного развивалась и другими представителями психоанализа — последователями Фрейда, которые уточняли и развивали его учение, внося в него свои коррективы. А. Адлер подверг критике учение Фрейда за его биологическую и эротическую детерминацию человека. По Адлеру, человек — не только биологическое, но и социаль­ное существо, жизнедеятельность которого связана с созна­тельными интересами. Потому "бессознательное не противоре­чит сознанию"2, как это имеет место у Фрейда. Таким образом, Адлер в определенной степени уже социологнзирует бессозна­тельное и пытается снять противоречие между бессознательным и сознанием в рассмотрении человека.

Неофрейдистское видение бессознательного наблюдается и у австрийского психиатра В. Райха, и у американского соци­ального психолога и социолога К. Хории. Но если Райх вслед за Фрейдом биологизирует бессознательное, рассматривая человека вместе с тем как природно-социальное существо, то Хорни по­добно Адлеру пытается социологнзировать бессознательное, де­лая акцент на социо-культурные условия бытия. Для нее чело­век — существо, стремящееся к самореализации.

Наиболее видным представителем неофрейдизма или со­временного фрейдизма является немецко-американский психо­лог и социолог Э. Фромм. Он выступил против биологизации бессознательного и подверг критике теорию Фрейда за про­возглашенный им антагонизм между сущностью человека и культурой; Вместе с тем он отверг и социологизаторские трак­товки человека. Фромм попытался соединить психоаналитиче­ские идеи Фрейда с марксистской концепцией человека и най­ти между ними некоторую середину. По собственному призна­нию» его, точка зрения является "не биологической, и не соци­альной".

Одним из наиболее важных факторов развития человека, полагает он, является противоречие, вытекающее из его двойст­венной природы, человек является частью природы и подчинен ее законам, но одновременно он и субъект, наделенный разу­мом^существо социальное. Это противоречие Фромм называет "экзистенциальной дихотомией". Она связана с тем, что из-за отсутствия сильных инстинктов, которые помогают в жизни животным, человек должен принимать решения, руководству­ясь сознанием. Но результаты при этом не всегда оказываются продуктивными, что порождает тревогу и беспокойство. По­этому "цена, которую человек платит за сознание" — его неуве­ренность.

Человек, по Фромму, биологически неприспособленный индиввд, следствием чего и является его социальное развитие. Но до конца развить свои социальные способности он тоже не может, ибо смертей. Поэтому человек — существо "незавершенное и неполное", существование которого характеризуется внутренними противоречиями. Мотивы поведения человека исследуются Фроммом через призму этих противоречий.

Если говорить об общей характеристике бессознательного, то оно Фроммом социологизируется и экзистенциализируется. Однако в конце концов поведение человека оказывается обу­словленным все-таки побуждениями и конфликтами в области бессознательного. В споре между Фрейдом и Марксом, отдавая должное заслугам последнего, Фромм все же склоняется к точ­ке зрения первого, считая, что Маркс преувеличил роль соци­ального и разумного в человеке.


Оценивая роль бессознательного в концепции Фрейда и его последователей, следует сказать, что сама постановка данной проблемы является несомненной заслугой Фрейда. Подход к человеку и его существованию через соотношение бессозна­тельного и сознания внес новые моменты в науку и философ­ское понимание проблемы. Однако у Фрейда наблюдается яв­ная абсолютизация роли бессознательного. Выступив против абсолютизации роли сознания в жизнедеятельности человека, представители этого направления впали в другую крайность. Так, у Фрейда квинтэссенцией человека оказалось лй^бидо' (сексуальная энергия).

Впрочем, эволюция фрейдизма свидетельствует о том, что представители психоанализа все больше отходили от орто­доксальной концепции Фрейда, склоняясь в сторону прйзнания роли сознания и влияния социального фактора на раз­витие человека.Так, согласно Фромму, самому значительному представите­лю неофрейдизма, новая эпоха, связанная с функционировани­ем рыночных отношений в условиях "развитого капитализма", рождает и "человека нового типа", которого он описывает как "рыночный характер". "Человек, обладающий рыночным харак­тером, — пишет он, — воспринимает все как товар, — не толь­ко вещи, но и саму личность, включая ее физическую энергию, навыки, знания, мнения, чувства, даже улыбки, и его главная цель — в любой ситуации совершить выгодную сделку"1. Аль­тернативой обществу "обладания", порождающего "рыночного человека", должно быть, по Фромму, общество, в котором на первое место ставится бытие. Изменение способа существова­ния человека и его характера связывается им с изменением са­мого общества, в котором основным принципом будет "быть", а не "иметь".


3.8. Человек: индивид и личность


Как уже было сказано, человек имеет двойственную природу. Он является существом биосоциальным, носителем как биологических, так и социальных качеств и свойств. На уровне социального бытия и в рамках социальной теории про­блема человека трансформируется в проблему соотношения ин­дивида и личности. Имеется в вицу то, что со стороны биологи­ческой природы человек выступает прежде всего как индивид, а со стороны социальной — как личность.

Это различие в' понимании человека как индивида и лично­сти хорошо понял русский философ Н.А.Бердяев. "Личность следует отличать от индивида, — писал он. — Личность есть категория духовно-религиозная, индивид же есть категория на­туралистически-биологическая"2. Хотя, на наш взгляд, при объяснении личности речь должна идти не только и не столько о религиозности или нерелигиозности, сколько о культуре и духовности человека вообще.

Человек рассматривается как индивид в качестве единичного представителя человеческого рода. Определение этого понятия не нуждается в каких-либо специфических характеристиках. Индивид — это всегда один из многих, и он всегда безличен.-В этом смысле понятия "индивид" и "личность" являются проти­воположными как по объему, так и по содержанию. В понятии индивида не фиксируется каких-либо особенных или единич­ных социальных качеств человека, поэтому по содержанию оно является очень бедным. Зато по объему в такой же степени богато, ибо каждый человек — индивид.

Если мы говорим "человеческий индивид", то мы имеем в виду лишь видовую общность всех людей пото8ар1еп8 и' еди­ничного представителя человеческого рода. Но как только мы начинаем указывать какие-то другое качества человеческой» инди­вида, мы непременно ограничиваем объем понятия, выделяя осо­бенные социальные группы. То есть здесь действует закон'об­ратно пропорционального соотношения объема и содержания понятия. Так, сказав "бедные люди" или "богатые люди", мы уже выделили определенные группы, отделив их от других. И чем больше мы будем конкретизировать понятие, тем оно будет беднее по объему и богаче по содержанию. В результате путем персонификации индивида, отдельного человека мы придём к единственному, индивидуальному представителю человеческого рода. В этом плане предельно персонифицированный индивид и есть личность. "Личность" — это понятие, весьма богатое по соци­альному содержанию, включающее не только общие и особенные признаки, но и единичные, уникальные свойства человека.Мы могли бы сказать, что личность — это и есть социальная индивидуальность. Здесь человек рассматривается не только со стороны его общих и специфических социальных качеств, но и со стороны индивидуальных социальных свойств. В конце кон­цов то, что делает человека личностью, — это, конечно, его соци­альная индивидуальность, т.е. совокупность характерных для чело­века социальных качеств, социальная самобытность. В понятие "личность" обычно не включают природно-индивидуальные характеристики человека. И это, видимо, правильно. Но следу­ет иметь в виду, что природная индивидуальность оказывает свое влияние на развитие личности и ее восприятие в той мере, в какой биологическое вообще влияет на социальное в человеке.

Социальная индивидуальность человека не вырастает, без­условно, на пустом месте или только на основе биологическихт педпосылок. Человек формируется в конкретном историче­ском времени и социальном пространстве, в процессе практи­ческой деятельности и воспитания. Поэтому личность как со­циальная индивидуальность — всегда конкретный итог, синтез и взаимодействие очень разнообразных факторов, которые сто­ят "за ее спиной". И личность тем более значительнее и тем в большей степени может называться личностью, чем сильнее она аккумулирует социокультурный опыт человека и в свою очередь вносит индивидуальный вклад в его развитие.

Личность имеет сложную структуру, потому возможны раз­личные подходы к ее рассмотрению, которые хотя и взаимосвя­заны между собой, имеют и важные отличия. Так, в общей пси­хологии под личностью обычно подразумевается некоторое ин­тегрирующее начало, связывающее воедино различные психи­ческие процессы индивида и сообщающее его поведению необ­ходимую устойчивость. Исходный момент социологических ис­следований личности состоит не в изучении индивидуальных особенностей человека, а в анализе тех социальных функций (ролей), которые он выполняет. Эти роли определяются соци­альной структурой общества, той социальной группой, в кото­рую включен индивид. На данной основе строится ролевая концепция личности.

Проблема личности в науке — это вопрос о том, в чем за­ключается сущность человека как личности, каково ее место в мире и в истории. Личность здесь рассматривается как индиви­дуальное выражение и субъект общественных отношений, дея­тельности и общения людей. Качество общественных отношений и общения оказывает огромное влияние на формирование ис­торического типа личности, ее конкретное состояние и свойства. То же самое можно сказать и о влиянии деятельности на лич­ность. Деятельность человека является той основой, на которой и благодаря которой происходит развитие личности и выпол­нение ею различных социальных ролей в обществе. Только в деятельности человек выступает и самоутверждается как лич­ность, иначе он остается "вещью в себе". Сам человек может думать о себе, что угодно, строить любые иллюзии, но то, чем он является в действительности, обнаруживается только в деле. Не случайно, конечно, знаменитый Конфуций не только "слушал слова людей", но и "смотрел на их действия", а не менее известный Аристотель писал, что победные венки полу­чают лишь те, "кто участвует в состязаниях".

Другими словами, социально-деятельностная характеристика человека лежит в основе его социализации, в процессе которой и происходит формирование личности. Социализация — это про­цесс усвоения индивидом определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему осуществлять свою жизнедеятель­ность адекватным для данного общества способом. Она происхо­дит по мере усвоения человеком социального опыта, но осуществ­ляется прежде всего через его включенность в определенные обще­ственные отношения, формы общения и виды деятельности.

При этом социализация осуществляется к а к в филогенезе (формирование родовых свойств и качеств человечества), так и в онтогенезе (становление конкретной личности). Как в пла­не исторического развития человека, так и в онтогенезе лич­ность есть не предпосылка, а результат социализации индиви­да. В связи с этим А.И. Леонтьев писал, что "личностью не ро­дятся, личностью становятся"1. Поскольку социализация носит динамический характер, то личность — это всегда процесс, по­стоянное становление. Личность, застывшая в формировании, в своих устремлениях, — деградирующая личность. Деградация личности происходит и тогда, когда индивид оказывается пол­ностью подчинен чужой воле, или его действия в деталях за­программированы, так что не остается места свободе выбора и поступков.

Поскольку в основе формирования личности лежит соци­ально-деятельностная сущность человека, то лишение его об­щения и возможности выбора, известной свободы действий также отрицательно сказывается на развитии личности ин­дивида. Не случайно изоляция человека от общества, лише­ние общения всегда считалось одним из самых суровых нака­заний. И это вполне объяснимо, ибо постоянная изоляция и одиночество противоречат сущности личности. Но еще более отрицательное влияние на личность имеет навязывание ей чу­жой воли и мыслей. Человек, полностью подчиненный чужой воле и лишенный (посредством внушения, идеологического оболванивания, пропаганды и т.д.) собственного мировоззре­ния, мыслей и взглядов, перестает быть личностью. Трудно на­звать личностью так же индивида, лишенного разума и рассуд­ка по каким-то другим причинам. Люди, у которых отсутствуют свобода действий, воля или разум, не могут быть ответственны без свободы нет ответственности и не должны отвечать содеяное, ибо это не ими обусловленные и потому, по существу, не их поступки.

Мы подошли к очень важной характеристике личности — ее нравственно-духовной сущности. В содержание личности в каче­стве важнейшего компонента включается направленность ее сознания, личностные ориентации, обусловленные уровнем сознания, мировоззрением, нравственностью и ответственностью. Безусловно, социальная среда оказывает существенное влияние на формирование и поведение личности. Но Не в меньшей степени личностные ориентации и поведение обусловлены и внутренним, духовным миром человека. Не случайно говорят, что каждый сам кузнецсвоей судьбы и счастья. Чем ярче у человека выра­жены интеллектуально-нравственные и волевые качества, чем больше его жизненные ориентации совпадают с общечеловече­скими ценностями и чем сильнее он положительно влияет на развитие и утверждение этих ценностей, тем колоритнее и зна­чительней его личность. В данном случае она характеризуется силой духа, свободы, творчества и добра. С этой стороны лич­ность как бы возвышается над природной основой и в извест­ном смысле даже преодолевает ее, оставляя свой след и плоды деятельности даже после биологической смерти.

Сила воли и духа личности, ее нравственная доброта и чис­тота не могут подтвердиться и реализоваться никаким другим способом, как только в реальной практической деятельности ив определенных социальных условиях. Поступки человека, яв­ляющиеся важнейшим фактором, характеризующим личность, — это не слова, а дела. Видимо, не случайно даже в библей­ском писании говорится о воздаянии "каждому по делам его". Именно тогда, когда дело доходит до реальных поступков, об­наруживается, как трудно и тяжко быть личностью, быть сво­бодным, честным, принципиальным и т. д. Потому что, если индивид действительно считает себя личностью или стре­мится быть ею, он должен быть ответственным не только в мыслях, но прежде всего в поступках, а это всегда тяжкое бре­мя. Таким образом, характеристика личности с точки зрения сво­бодны, безусловно, необходима. Свобода — это атрибут личности. Но свобода без ответственности — произвол. Поэтому ответствен­ность является не в меньшей, а в большей степени атрибутом личности, ибо быть свободным и ответственным труднее, чем просто свободным.


3.9. Экология и здоровье человека

Выше шла речь об экологии в свете проблемы взаимоотношения общества и природы. Однако сегодня уже го­ворят об экологии культуры, духа, языка и т. д. Настало время поговорить и об экологии самого человека. Экология человека, являясь составной часть общей экологии, определяется прежде всего негативным воздействием на людей ими же изменяемой окружающей среды обитания.

Человек — дитя Земли, продукт природы, результат разви­тия биосферы. Но при переходе от биосферы к ноосфере он может не только улучшить условия своего существования, но и ухудшить их. В настоящее время чаще наблюдается как раз вторая тенденция, выражающаяся в том, что окружающая среда обитания человека неуклонно деградирует. Окружающая среда нашей планеты создана биотой — биологическими организма­ми, которые живут на Земле около 4 млрд лет. За это время биота — система жизни — научилась регулировать состояние окружающей среды, пригодной для живых организмов. Челове­чество же не создало ничего, что тлогло бы заменить биоту в качестве регулятора окружающей среды. Но зато за время своего недолгого существования оно уничтожило 70% есте­ственных экосистем, которые способны перерабатывать от­ходы жизнедеятельности людей. Достаточно привести такие примеры, как разрушение озонового слоя Земли, уничтоже­ние планктона морей и океанов, гибель многих видов жи­вотных и растений и т. д.

Еще в XVIII в. человечество находилось в гармонии с при­родой. Но уже в конце XIX в. возник дисбаланс между челове­ком и окружающей средой. Сейчас объем допустимого воздей­ствия на биосферу превышен в 8—10 раз. Человек выбрасывает в окружающую среду тысячи тонн веществ, которые в ней ни­когда не содержались. По существу, происходит уничтожение биологической и экологической систем, а это знак близкой ка­тастрофы. Вместе с тем практика формирования ноосферы по­казывает, что физическое и психическое здоровье человека ис­пытывает мощное отрицательное воздействие со стороны все более загрязняющейся окружающей среды.

Именно с этим фактором связано возникновение экологи­ческой проблемы, сущность которой состоит в необходимости срочной защиты окружающей среды от вредного воздействия пото 8ар1еп5. Хотя экологическая проблема, в принципе, имеет глобальный характер, но в различных странах она проявляется по-разному. Поэтому при ее рассмотрении недостаточно толь­ко общетеоретических выводов. Необходимо обратиться к кон­кретным реалиям отдельно взятий страны. Мы будем рассмат­ривать ее применительно к условиям современной России, в которой экологическое состояние природы и населения являет­ся, по некоторым оценкам, наихудшим в мире1.

Так, по самым скромным подсчетам 60 млн россиян сего­дня живут в зонах экологического неблагополучия. Лишь 15% городов России можно считать экологически безопасными для здоровья человека. В стране имеется 13 зон с опасной экологи­ческой ситуацией. К ним относятся прежде всего такие рай­оны, как зона аварии Чернобыльской АЭС, Южный Урал — окрестности Челябинска, где появилось новое для врачей поня­тие — "хроническая лучевая болезнь" и др.

Поэтому закономерно, что здоровье населения страны с каждым годом ухудшается. Самое страшное, что речь идет в первую очередь о здоровье молодого поколения. Будущий гра­жданин России во многих случаях еще до рождения обречен на болезнь. В последние годы, например, 70% беременных жен­щин имеют отклонения в состоянии здоровья. До 20% возросла доля новорожденных с физическими и неврологическими на­рушениями. При этом за последние 5 лет заболеваемость их увеличилась в 2,5 раза. Важнейшим индикатором здоровья на­рода и социального благополучия общества является уровень младенческой смертности. В России этот показатель за послед­ние 5 лет увеличился на 15%. Резко снизилось общее состояние здоровья молодежи. Сегодня лишь 20% юношей призывного возраста могут служить в армии. Две трети девушек к 18 годам также имеют отклонения в состоянии здоровья.

Таким образом, экологическая проблема в нашей стране выдвигается на первый план прежде всего в связи с угрозой физическому и психическому развитию и даже выживанию. Отрицательное влияние окружающей среды на человека сего­дня настолько велико, что оно все больше и больше разрушает его генотип и наносит ущерб национальному генофонду.

Говоря о влиянии окружающей среды на здоровье человека, следует иметь в виду, что экологической проблемы в чистом виде не существует. Она всегда прямо или косвенно связана с политикой, экономикой, новыми технологиями, наконец, с общей культурой человека и общества, с уровнем зрелости эко­логического сознания в нем. И если у нации в целом и у каж­дого гражданина в отдельности не будет сформировано ответ­ственное экологическое мышление, то ни о каком решении экологической проблемы не может быть и речи.

Все факторы, влияющие на экологическую проблему, взаи­модействуют между собой, усиливая или ослабляя ее остроту. Так, выдвижение на первый план рыночных интересов в усло­виях нецивилизованной рыночной экономики нередко приво­дит к тому, что производятся и продаются недоброкачествен­ные пищевые продукты, с высоким уровнем содержания вред­ных веществ. Политические интересы также порой бывают не­совместимы с раскрытием истинного положения дел в сфере экологии, что приводит к отрицательному влиянию на здоровье людей. Достаточно вспомнить факт сокрытия в нашей стране масштабов и последствий аварии на Чернобыльской АЭС, Южном Урале и в других регионах. Все это привело к тому, что очень многие люди даже не подозревали о причинах своих болезней и не смогли получить надлежащую медицинскую помощь.

Однако различного рода экологические катастрофы связаны не только с угрозами физическому здоровью человека, они вле­кут за собой психические заболевания. Как отмечают многие эксперты, Чернобыльская авария породила такое явление, как радиофобия, т.е. повышенный страх перед радиацией, увеличе­ние мнительности, необъективности в оценке своего здоровья, немотивированной раздражительности, эмоциональные срывы и т. д. Возникло неизвестное ранее заболевание, получившее название "синдром Чернобыля". В загрязненных районах стало больше употребляться алкоголя, в том числе подростками. А у 30% 5—6-летних малышей наблюдалось отставание в психиче­ском развитии. В областях, пострадавших от аварии на Черно­быльской АЭС, резко возросло число детей с раком щитовид­ной железы.

Не менее удручающими являются показатели влияния некоторых компонентов окружающей среды на здоровье че­ловека. Так, известно, что загрязненность воздуха вызывает заболевания органов дыхания, кровообращения, пищеварения и т. д. Кроме того, она является одной из важнейших причин накопления мутаций организма, затрагивающих ге­нотип человека.

Примерно 85% заболеваний вызываются и переносятся во­дой. К болезням приводит прежде всего низкое качество питье­вой воды, содержащей различные токсические соединения тя­желых металлов, вредные органические примеси и бактерии. Чем больше насыщенность воды солями, тем выше риск забо­левания атеросклерозом, инсультом, инфарктом и т. д. В ог­ромной степени нам портит здоровье хлор. И хотя он вначале спасает от инфекций, потом его производные начинают мед­ленно, но уверенно подрывать здоровье, так как обладают кан­церогенным мутагенным эффектом. Они могут влиять на на­следственность, многие из них являются сильнейшими пече­ночными ядами и т. д.

По имеющимся данным, до 80% нашей питьевой воды опасны для здоровья человека. Качество воды далеко не соот­ветствует госстандартам по биологическим и химическим пока­зателям. При этом следует иметь в виду, что у нас система про­верки качества воды сильно отстает от зарубежной. Всемирная организация здравоохранения учитывает более 100 основных показателей, по которым нужно судить о качестве воды. Наш ГОСТ признает длишь 28. А на самом деле реально и система­тически, как утверждают специалисты, контролируются только 14—18 показателей.

Большую опасность для здоровья человека представляет и загрязнение почвы. Среди загрязнителей в первую очередь сле­дует назвать токсические тяжелые металлы промышленных и бытовых отходов, радиоактивные вещества, гербициды, пести­циды и т. д. О масштабах проблемы свидетельствует тот факт, что только одних накопленных твердых отходов в нашей стране 80 млрд т. Это в 1,5—2 раза больше, чем в других странах. В целом ряде наших городов предельный уровень загрязнения почвы превышен более чем в 100 раз.

Всем известно, как велика опасность влияния повышенной радиации на здоровье человека: происходит ослабление имун-ной системы организма, увеличивается восприимчивость к за­болеваниям. Но главная опасность заключается в том, что при этом страдают не только сами облученные, но и последующие поколения. Рождаются больные дети, страдающие прежде всего онкологическими и нервными заболеваниями. На сегодняшний день, после Чернобыля, население 17 областей России в той или иной степени продолжает подвергаться облучению. В этом кроется одна из причин ежегодного увеличения онкологиче­ских больных в указанных областях.

Главными источниками внешнего и внутреннего облучения человека являются долгоживущие радионуклиды, а среди них наиболее химически активны — цезий, стронций, йод. Радиа­ция попадает в организм через воздух, питьевую воду, но глав­ным образом через продукты растительного и животного происхо­ждения, особенно через мясо-молочную продукцию. Поэтому за­ражение почвы играет в облучении не меньшую роль, чем воз­духа и воды.

Ко всему сказанному следует добавить все увеличивающееся воздействие на окружающую среду промышленности, транспор­та, сельского хозяйства при отсутствии должного финансирова­ния экологических и социальных программ, здравоохранения.

И для того чтобы справиться со всеми названными пробле­мами и сохранить здоровье человека и природу, необходимы в первую очередь ответственная экологическая политика и прак­тика государственных и общественных органов, руководителей предприятий, учреждений и организаций.

Экологическое научное сознание включает в себя формирова­ние научной картины мира, основывающейся на достижениях современной науки. В частности, на передний план выдвигают­ся системный подход, рассматривающий мир во взаимодейст­вии и целостности; принцип универсального эволюционизма, а так же такие современные концепции и теории, как синергети­ка, учение о "феномене человека" П. Тейяра де Шардена, тео­рия биосферы и ноосферы В.И. Вернадского и т. д. Именно экологическое научное сознание необходимо сделать базой для проведения экологической политики и практики, которые должны стать творчеством широких масс населения.

Важное значение в формировании экологического сознания принадлежит утверждению экологической этики. Основной ее принцип был замечательно сформулирован еще Л.Н. Толстым:

"Не только людям не надо делать того, чего не хочешь, чтобы тебе делали, но также и животным". От себя добавим: не толь­ко людям и животным, но и всей природе.

социолога Э. Фромма, то можно сказать, что сущность экологической психологии — биофилия. Под ней он подразумевал "стремление поддерживать рост и развитие независимо от того, идет ли речь о развитии личности, растения или социальной группы". Соот­ветственно этика биофилии, по Фромму, — это признание доб­ром всего того, что служит жизни, "утверждение жизни, роста, расцвета".

В экологическое сознание следует, безусловно, включить и экологическое правосознание, предполагающее осознание всеми гражданами юридической ответственности за нанесение вреда природе и юридическую защиту последней. И это, конечно, должно постоянно подтверждаться действенными юридически­ми мерами.


Левкович Ф.. ,Левкович Г.Н. ИПС 403


Министерство общего и профессионального образования РФ


Брянская государственная инженерно-технологическая академия


Кафедра Строительные Конструкции


РЕФЕРАТ


на тему:


Пространство и время в современной научной картине мира.

Биосфера. Ноосфера. Человек.

Человек как предмет естественно-научного познания.”


Выполнил: студенты: Левкович Ф.Н.

ИПС-403

Левкович Г.Н.

ИПС-403


Принял: Профессор Цыганков В.В.


Брянск – 2000


2

СОДЕРЖАНИЕ


  1. Пространство и время в современной научной картине мира. ……… 3

1.1. Развитие взглядов на пространство и время в

истории науки …………………………………………………………..…..…3

1.2. Пространство и время в свете теории относительности А. Энштейна ….. 9

1.3. Свойства пространства и времени ………………………………………….15


2. Биосфера. Ноосфера. Человек. ………………………………………….…19

2.1. Биосфера ……………………………………………………………………...19

2.2. Человек и биосфера ………………………………………………………….21

2.3. Система природа-биосфера-человек ………………………………………..22

2.4. Взаимосвязь космоса и живой природы ……………………………………28

2.5. Противоречия в системе: природа-биосфера-человек …………………… 32


3. Человек как предмет естественно-научного познания. ……………….. 36

3.1. Человек - дитя Земли ……………………………………………………….. 36

3.2. Проблема антропогенеза ……………………………………………………. 40

3.3. Биологическое и социальное в историческом развитии человека ……….. 46

3.4. Биологическое и социальное в онтогенезе человека ……………………… 49

3.5. Социобиология о природе человека. ………………………………………. 54

3.6. Социально-этические проблемы генной инженерии человека ……………56

3.7. Бессознательное и сознательное в человеке ………………………………. 60

3.8. Человек: индивид и личность ………………………………………………..63

3.9. Экология и здоровье человека ……………………………………………… 67


Литратура ……………………………………………………………………. 72


72


Литература

1. Концепции современного естествознания. Учебник для ВУЗов/ В.Н. Лавриненко, В.П. Ратников, В.Ф.Голубь и др. –М: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997 г. –271 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий