регистрация / вход

Чайная церемония

“ Чайная церемония ” Введение. Глава 1 - Немного истории. Глава 2 –Вкус чая» и «вкус дзэна. Глава 3 – Принципы чайной церемонии. Глава 4 – Чайный домик.

Чайная церемония


-Введение.

-Глава 1 - Немного истории.

-Глава 2 –Вкус чая» и «вкус дзэна.

-Глава 3 – Принципы чайной церемонии.

-Глава 4 – Чайный домик.

-Глава 5 - Чайное действо.

-Глава 6 – Как готовить чай.

-Выводы.

-Список использованной литературы.

ВВЕДЕНИЕ

Японская чайная церемония - что это? Традиция, искусство, блажь или что-то другое, непостижимое для понимания обывателя? Для чего существует маленький домик с соломенной крышей, спрятанный от суеты под тенью вековой сосны? Ты входишь, оставляя на пороге сандалии, покрытые пылью шумных мостовых, зависть, разъедающую сердце еще сильнее, чем время, оставляешь все, что может помешать тебе слиться с природой и ощутить удивительную внутреннюю гармонию.

Древняя культура Японии насыщена непривычными для нас символами и традициями, загадочными, как иероглиф. Одна из таких традиций — знаменитая на весь мир чайная церемония.

Этот ритуал на протяжении столетий в практически неизменном виде исполняют почти в каждом японском доме. Девушки еще в школе запоминают основы старинного искусства. Умеют проводить чайную церемонию и многие мужчины. Сами японцы считают, что суть чаепития выражается в трех взаимосвязанных понятиях: отдых, гостеприимство, утешение. Человеку, вошедшему в жилое помещение, обязательно предложат чашку чая. В офисах существуют специальные комнаты, где в десять часов утра и в три часа пополудни для чаепития собираются все сотрудники. Неподготовленного зрителя чайная церемония может даже разочаровать. Ну нет в ней, на первый взгляд, ничего особенного — просто затянутое чаепитие.

Определить точную видовую принадлежность чайной церемонии в системе искусств, пользуясь категориями европейского искусствознания, нелегко. Ей нет аналогии не в одной художественной культуре Запада или Востока. Обыденная бытовая процедура чайного напитка была превращена здесь в особое канонизированное действо, разворачивавшееся во времени. Происходившее в специально организованной среде, “режиссура” ритуала строилась по законам художественной условности близкой к театральной. Архитектурное пространство организовывалось с помощью классических искусств, но при этом цели ритуала были не художественные, а религиозно-нравственные.

При простоте общей схемы чайной церемонии она представляет собой встречу хозяина и одного или нескольких гостей для совместного чаепития - основное внимание уделялось самой тщательной разработке всех деталей, вплоть до мельчайших, касающихся места действия и его временной организации.

ГЛАВА 1

Немного истории.

Чай завезли в Японию из Китая в VII веке. В Китае его ценили как лекарственное растение, помогающее от усталости, болезни глаз, ревматизма. Потом, как утонченное времяпрепровождение. Но такого культа чая, как в Японии, пожалуй, не было ни в одной стране.

Как известно, впервые чайный напиток стали употреблять в Китае еще в эпоху Тан (VII-IX века). Первоначально настой чайных листьев применяли в медицинских целях, но с распространением Чань буддизма (по-японски – Дзэн), считавшего основным методом проникновения в истину - длительные медитации, чай стали пить как стимулирующее средство. В 760 году китайский поэт Лу Юй написал “Книгу чая” (Ча цзин), где изложил систему правил приготовления чайного напитка путем заваривания кипятком чайных листьев. Чай в порошке (как впоследствии для чайной церемонии) впервые упоминается в книге китайского каллиграфа Х века Цзян Сяна “Ча лу”(1053г.). О питье чая в Японии имеются сведения в письменных источниках VIII-IX веков, но только в Х11 веке, в период усиления контактов Японии с Китаем, питье чая становится сравнительно распространенным. Основатель одной из школ Дзэн-буддизма в Японии священник Эйсай, вернувшись из Китая в 1194 году, посадил чайные кусты и стал выращивать при монастыре чай для религиозного ритуала. Ему принадлежит и первая японская книга о чае – “Кисса Едзеки”(1211г.), где говорится и о пользе чая для здоровья.

В XVI веке в самурайских кругах вошла в моду игра "чайное соревнование". Чай привозили из разных мест. Выпивая чашку чая, участники должны были определить его родину. С тех пор чай полюбился японцам, чаепитие вошло в обычай. Появились постоянные чайные плантации в районе Удзи возле Киото. До сих пор лучшие сорта чая в Японии собирают в Удзи.

Монахом, который познакомил с этим ритуалом японцев, был Дайо, Народный Учитель (1236-1308 гг.). Это произошло полвека спустя после Эйсая. После Дайо несколько монахов стали мастерами этого искусства, и, наконец, Иккю (1394-1481 гг.), известный настоятель Дайтокудзи, обучил технике чайной церемонии одного из своих учеников, Суко (1422-1481 гг.), художественный гений, которого развил ее и с успехом приспособил к вкусу японцев. Таким образом, Суко стал основоположником чайной церемонии и обучил ее искусству Асикагу Псимацу (1435-1490 гг.), Сегуна, который был великим покровителем искусства. Позже Дзе-О (1504-1555 гг.) и особенно Рикю внесли в чайную церемонию дальнейшее совершенствование и венчали ее тем,что теперь известно под названием "тя-но-ю" и что обычно переводится как "чайная церемония" или "культ чая".

Сен но Рикю, мастер чайной церемонии, решил однажды повесить на колонну корзинку с цветами. Обратившись к помощи плотника, он указывал ему приподнять корзинку выше, опустить ниже, сдвинуть ее вправо или влево, пока точно не нашла нужного места. "Вот здесь" - сказал Сен но Рикю, наконец. Плотник заметил место, но потом,решив проверить мастера, сказал, что потерял метку. "Тут? А можетбыть, здесь?" - спрашивал он, указывая на разные точки колонны.Но чувство пропорциональности было у мастера чайной церемонии настолько верным, что он одобрил лишь ту же самую точку, которую указывал прежде. (Сто одна история о Дзэн).

С XV века японские монахи осваивают технику чайного ритуала, а в XVI веке она достигает совершенства. Чайная церемония становится искусством воплощения изящества Пустоты и благости Покоя (тя-но ю).

В свою очередь этот ритуал породил такие искусства, как икэбана, стиль керамики в духе ваби, японские сады, оказал влияние на фарфор, живопись, интерьер японского дома. Чайный ритуал повлиял на мироощущение японцев, и, наоборот, мироощущение японцев XVI века вызвало к жизни стиль ваби, определив размеренный уклад жизни, вкусы, психический склад японцев. Японцы говорят, что всякий, кто хорошо знаком с чайной церемонией, должен уметь регулировать свое поведение во всех случаях жизни с легкостью, достоинством и изяществом. Японские девушки перед замужеством брали уроки тя-но ю, чтобы приобрести красивую осанку, изящные манеры. Усиление влияния дзэнских священников на политическую и культурную жизнь Японии в XIII-ХIV веках привело к тому, что питье чая распространилось за пределы дзэнских монастырей, стало любимым времяпровождением самурайской аристократии, приняв форму особого конкурса-развлечения по угадыванию сорта чая, выращенного в той или иной местности. Такие чаепития-дегустации длились с утра до вечера при большом количестве гостей, и каждый получал до нескольких десятков чашечек чая. Постепенно такая же игра, но менее пышная по антуражу, распространилась и среди горожан.

Мастер чая (тядзин), посвятивший себя чайному культу, как правило, был человеком широко образованным, поэтом и художником. Это был особый тип средневекового “интеллигента”. Мастера чая могли быть выходцами из самых разных социальных слоев, от высокородного дайме до городского ремесленника. В сложных условиях социального брожения, нестабильности, перестройки внутренней структуры японского общества они оказались способными поддерживать контакты как с верхушкой общества, так и со средними слоями, чутко улавливая перемены по своему реагируя на них. В период, когда влияние ортодоксальных форм религии шло на убыль, они сознательно или интуитивно способствовали ее приспособлению к новым условиям.

ГЛАВА 2

«Вкус чая» и «вкус дзэна»

Уже две недели Бодхидхарма медитировал в пещере на горе Та. Тяжелые веки слипались, а голова падала на плечи. Он возвращал тело в прежнее положение, но предатели-глаза все не хотели открываться. Тогда, разгневавшись на самого себя, Бодхидхарма схватил нож, отрезал непослушные веки и бросил их на землю. После этого он просидел в пещере девять лет и стал первым патриархом дзэн, а его ресницы проросли кустами чая.

После того, как ресницы Бадхидхармы превратились в чайные кусты, чай стал буддистским напитком - символом осознанности для всех медитирующих. Везде, где распространен дзэн-буддизм, существует и культ чая. Монахи и миряне относятся к чаепитию не просто как к утолению жажды или заполнению паузы между делами, а как к медитации.

В начале всех дзэнских искусств включен иероглиф “до” - “путь”: “кен-до” - путь меча, “кюдо” - путь лука, “дзюдо” - гибкий путь. “Путь чая” - звучит как “тядо”. Так следующие ему называют простое, казалось бы действие - выпить чашечку чая. На западе большое распространение получило название “ ` чайная церемония , по-японски “тя-но-ю”.

Связь Дзен и чая вошла в пословицу и чайная церемония явилась развитием ритуала Дзен. Имя Лао-Цзы, основателя Даосизма, также тесно с историей чая. Родоначальником церемонии поднесения чая гостю был Гуань Инь, знаменитый ученик Лао-Цзы, который первым у ворот заставы Хань преподнес старому философу чашку золотого эликсира.

Практически каждый чайный мастер имел наставников в дзэнских храмах и в той или иной степени занимался дзэнской практикой. Большими поклонниками и знатоками чайного действа были настоятели храмового комплекса Дайтокудзи в Киото. Они являлись и духовниками ведущих чайных мастеров страны, а некоторые даже идеологами чайной церемонии. Контакты священнослужителей с «чайными людьми» носили весь массовый и многоплановый характер. Дзэнские идеологи сыграли весьма значительную роль в систематизации философских и эстетических принципов чаепитий-ваби. Ваби – трудно переводимое на другие языки понятие, передающее идею внутреннего благородства, красоты, скрывающихся за внешней простотой и неказистостью, это свобода от притязаний ко всему земному (богатству, чувственным удовольствиям).

В первой половине ХУШв. Формируется система руководства чайными школами, существующими до настоящего времени. Лидером школы, пользующимся беспрекословным авторитетом становится «глава дома» (иэмото). Иэмото аттестовали прошедших профессиональную подготовку чайных мастеров, определяли стратегию и тактику деятельности школы в конкретной ситуации и т.п. В определенном смысле школы стали напоминать средневековые корпорации ремесленников. Учреждение института иэмото консервировало традицию, резко уменьшало вероятность отступления от канона. В связи с канонизацией правил поведения чайной церемонии стал вопрос о методике подготовки достаточно большого количества чайных мастеров. Данная проблема была весьма успешно разрешена. Был разработан комплекс из семи тренировочных упражнений, выполняя которые ученик приобретал необходимые навыки мастера. Четыре или пять будущих чайных мастеров объединялись в группу и проводили чаепитие, выполняя поочередно роль «хозяина», отрабатывая по определенной методике соответствующие движения.

Однако главным в семи упражнениях был не детально разработанная методика обучения, а их дзен буддийский дух. Число упражнений и их содержание соотносится с семью «вещами», которыми должен обладать учитель дзена.

1) великая способность и великое действие;

2) быстрота интеллекта (сообразительность);

3) духовность в речах;

4) решимость убивать или даровать жизнь в зависимости от обстоятельств;

5) ученость и опыт;

6) ясность в осознавании собственных восприятий;

7) способность свободно появляться и исчезать.

Таким образом, делая семь упражнений, ученик постигал и истины дзэнского учения, лежащего в основе чаепития-ваби.

Для дзэнских монахов ХУШ-Х1Х вв. неизменной оставалась трактовка чайного действа как пути обретения просветления. Торэй-Эндзи (1721- 1792) в своем трактате о пяти дзен буддистских школах посвятил чаепитию специальную главу, в которой подробно описывает чайный ритуал и делает вывод, что при тщательном соблюдении всех правил и соответствующем душевном состоянии участник церемонии преодолеет мирские желания и приблизится к очищению, т.е. просветлению. Сэнгей Гиьон (1750-1837) указывал, что постижение единого вкуса дзена и чая требует естественной гармонии сердец участников чайного действа и знания ритуала чаепития.

Чай-ваби, по сути, изначально осмыслялся в качестве своеобразного заменителя полноценной даосской медитации для мирян, стремившихся обрести просветление, но не имеющих возможности стать монахами дзэнского монастыря. Чайное действо благодаря умелой организации по определенным правилам должно было явиться эквивалентом медитирования. Именно в этом смысле нужно понимать «чайное самадхи», которое встречается в «Записках о дзэнском чае». Самадхи - состояние «погруженности», глубокой сосредоточенности на одном объекте, медитирование как состояние.

«Чайная церемония в чайной комнате - это, прежде всего обретение Пути посредством следования Дхарме Будды. Заботиться об устройстве чайного домика и радоваться еде – мирское дело! Достаточно того, чтобы в доме не протекала крыша и хватало пищи, чтобы не голодать. Это - согласно учению Будды, и в этом - изначальный смысл чайной церемонии. (Мурата Сюко, Такено Дзео –«Записки Намбо») В данном случае имеется ввиду, что участник чаепития ощущает условную реальность собственного «я» и постигает свою истинную природу –«природу будды».Успокоенность- отсутствие каких-либо мирких желаний, направленных на мирские дела, т.е. отрешенность в буддистском смысле слова. «Чистота» – незамутненность какими-либо пороками и чистота помыслов.

Таким образом, участник чайной церемонии вступал на путь постижения шуньи, открытия своей истинной природы, этой задаче была подчинена вся организация чайного действа. По словам Нанрэя Сохаку, монаха из храма Дайокудзи, «искусство чая – эстетическое выражение дзена», поэтому экстерьер, интерьер, утварь и сам ритуал чаепития должны оказывать эстетическое воздействие на участника церемонии, направленное на создание у него психического состояния, которое возникает у него в процессе медитирования. Организация чайного действа подчинялась дзэнскому правилу использования минимума средств, имеющих знаковую природу и повышения их ассоциативности.

Непритязательность экстерьера и интерьера, минимальное количество утвари, выглядящей к тому же не элегантно, т.е. бедность, бросающаяся в глаза, являются не целью, а средством достижения просветления.

ГЛАВА 3

Принципы чайной церемонии

Классическое чайное действо как процесс регулируется четырьмя принципами: гармония (ва), почитание (кэй), чистота (сэй), покой (дзяку), которые называют «четырьмя благородными истинами» пути чая, по аналогии с «четырьмя благородными истинами» буддизма, подчеркивая их важнейшее значение для чайной церемонии. Их воплощением должна была стать и вся церемония в целом - ее смысл, дух и пафос, - а также каждый ее компонент, вплоть до мелочей. Эти четыре элемента необходимы для доведения этого искусства до совершенства.

"Гармония" предполагает внутреннее единство между участниками чаепития, когда перестают ощущаться различия между «гостями» («главным гостем» и остальными «гостями») и между «гостями» и «хозяином»- все присутствующие становятся неким внутренним однородным целым. Душевное состояние участников церемонии должно быть созвучным атмосфере царящей в чайной комнате.

Общая атмосфера чайной комнаты стремится пропитать гармонией все вокруг: предметы, к которым вы прикасаетесь, аромат в комнате, она гармонично освещена. Вы берете в руки чашку ручной работы, неправильной формы, и иногда неровно покрытую глазурью, но, несмотря на всю примитивность, этот маленький прибор дышит своеобразным очарованием и гармонией, умиротворенностью и скромностью. Курильница никогда не распространяет терпкого и возбуждающего запаха, а испускает нежный аромат, наполняющий собою все. Окна и шторы также преисполнены нежного очарования, и комната всегда залита мягким и спокойным светом, который предрасполагает к созерцательному настроению. Ветерок, просачивающийся сквозь иглы старой сосны гармонично сливается с шипением железного чайника на огне.

Первый принцип подразумевает также гармонию Неба и Земли, упорядоченность мироздания, а также естественную гармонию человека с природой. Обретение человеком естественности, освобождение от условности сознания и бытия, наслаждение красотой природы вплоть до слияния с ней - всё это внутренние, скрытые цели “пути чая”, получавшие внешнее выражение в гармонии и простоте чайной комнаты, непринуждённой, естественной красоте всех материалов - деревянных деталей конструкции, глинобитных стен, железного котелка, бамбукового венчика. Гармония подразумевает также отсутствие искусственности и скованности в движениях мастера чая, общую атмосферу непринуждённости. Она включает в себя сложную сбалансированность в композиции живописного свитка, росписи чашки, когда внешняя асимметрия и видимая случайность оборачиваются внутренней уравновешенностью и ритмичной упорядоченностью.

«Почитание» – В нем просматриваются два уровня. Первый уровень – общекультурный. Участник чаепития должен с почтением относиться к собравшимся в чайной комнате, к своему настроению, к действу, к окружающим вещам.

Второй уровень- буддистский. Пример такого почитания можно увидеть в отношении к окружающим Бодхисаттвы Садапарибхуты (Никогда Не Презирающий), персонажа Сутры о Цветке Лотоса Чудесной Дхармы. Садапарибхута относился с почтением даже к последнему негодяю, поскольку знал, что истинная природа любого живого существа – «природа будды». С таким же почтением должен относиться участник церемонии к чайному действу. Абсолютное в буддистском смысле почитание, не направленное на какой-либо объект и даже неосознаваемое в качестве почитания.

«Чистота » – участвовать в чайной церемонии можно только с чистым сердцем и помыслами, без каких-либо корыстных намерений. Чистота отождествляется с добром, и освобождение от нечистот ассоциировалось с обретением покровительства богов, и, следовательно, со здоровьем и получением всевозможных благ. Прохождение участников чайного действа по «росистой земле», ополаскивание рта и омовение рук перед входом в чайную комнату повторяет церемонию очищения водой рук и рту перед входом в синтоистское святилище.

В саду около чайного домика сооружался туалет, который не использовался по назначению, а символизировал очищенность как примыкающей к домику территории, так и внутренних его помещений.

«Покой» – Непременным условием участия в чайной церемонии является спокойное состояния духа как «хозяина» так и «гостей».С полным спокойствием, т.е. без волнения или раздражения, участники чаепития должны относиться к ритуалу, используемой утвари. Эти требования представляют собой всего лишь внешние выражения следования этому принципу. Он имеет глубинный буддистский пласт, который открывается в процессе чайного действа. Итак, состояние полного покоя обретается участниками чаепития тогда, когда он постигает истинную сущность бытия, его пустоту, и чайное действо как раз и является средством достижения этого покоя. Участие в чайной церемонии представляет собой восхождение по уровням покоя – от относительного (спокойствие мыслей, движений, взгляда на окружающее) до абсолютного.

«Гармония», «почитание», «чистота» и «покой» являются разными сторонами единого целого, поэтому все четыре категории взаимозависимы, поэтому несоблюдение какого-либо принципа делает чаепитие неполноценным. Ощущение участника чайной церемонии ваби, проведенной в соответствии с основополагающими установками такого рода действа передается знаменитой фразой «единственное собрание в жизни (итиго-итиэ).»

Классическими считаются рассуждения о «единственном чаепитии в жизни» ИИ Наосуке в трактате «Собрание о единственном чаепитии». В этом произведении подробно рассматривается настроение хозяина и гостя с начала и до конца чайного собрания. Даже если собрание с тем же хозяином и с теми же гостями повторять неоднократно, собрание в котором участвуют сегодня эти лица не будет таким же второй раз. Это действительно единственное собрание. Хозяин направляет свое сердце на десять тысяч дел, полностью исчерпывает свою сердечность и искренность, чтобы не было ни малейшей грубости по отношению к гостям. Гости же знают, что встретиться с хозяином на таком собрании еще раз- трудно и поэтому должны обменяться с ним искренностью. Высший смысл «единственного собрания в жизни» заключается именно в том, чтобы ни хозяин, ни гости ни в коем случае не пили даже ни одного глотка чая с пренебрежительностью к этому действу. Все участники данного чаепития общаются непосредственно через сердце. Именно во время «единственного собрания» участники освобождаются от привязанностей ко всему внешнему, «к временным именам», и открывают в себе «природу будды», то, что в свое время дает импульс к проявлению в обычной жизни всех скрытых физических и духовных сил, а также ощущение безграничного счастья.

ГЛАВА 4.

Чайный домик

Мастера чая самое пристальное внимание уделяли организации пространства вокруг чайного дома, в результате чего появился специальный чайный сад (тянива), получивший распространение с конца XVI века.

Если основой для появления специфической формы чайного дома был предшествующий архитектурный опыт, воплотившийся в буддийском и синтоистском храме, то форма чайного сада развивалась на основе уже имевшего длительную традицию садового искусства. Прежде чем сложился тип собственно чайного сада, в Японии уже в течение многих веков искусство садов развивалось как самостоятельная ветвь творчества

Строившиеся, как правило, на небольшом участке земли между основными зданиями чайные дома имели сначала лишь узкий подход в виде дорожки (родзи), что в точном переводе значит “земля, увлажненная росой” или «росистая земля». Функция «родзи» заключается в очищении гостя от скверны бренного мира. Впоследствии этим термином стали обозначать и более обширный сад с целым рядом специфических деталей. К концу XVI века чайный сад получил более развернутую форму. Он стал делиться невысокой изгородью с воротами на две части - внешнюю и внутреннюю. Эти зоны должны создавать контрастное настроение. «Внешняя Росистая земля» должна создавать ощущение очищенности, «внутренняя» – усиливать настроение ваби.

Проход через сад был первой ступенью отрешения от мира повседневности, переключения сознания для полноты эстетического переживания. По замыслу мастеров чая, сад становился границей двух миров с разными законами, правилами, нормами. Он физически и психологически готовил человека к восприятию искусства и, более широко, - красоты.

Поскольку чайные дома стали строить в городах, вблизи от основного жилого дома, как правило, окруженного хотя бы небольшим садом, то постепенно возникла идея специального чайного сада, устройство которого подчинялось правилам ритуала.

От «внешней росистой земли» «внутренняя росистая земля» отделена живой изгородью, и вступить в нее можно только через «средние врата». Центральным компонентом «внутренней росистой земли» является место для омовения рук и ополаскивания рта. Очищение тела от мирской суеты и грязи является необходимым условием полного очищения человека. К месту омовения рук и рта, к входу в чайный домик гости проходят по тропе из положенных на некотором расстоянии друг от друга камней, которые называют «летящими камнями». Эти камни являются важнейшим функциональным компонентом «росистой земли» Камни кладут на таком расстоянии друга от друга, чтобы по ним было удобно ступать , Композиции камней могут быть самыми разнообразными, однако их сочетание не должно выглядеть вычурным. На тропу укладывается более крупный камень, чем любой из «летящих»камень, с которого удобно обозревать сад. Такой камень называется главным камнем, или камнем для осмотра вещей». Камни играют огромную роль в ландшафте «чайного сада». Традиционно выделяется семь основных камней: 1) камень с выемкой для воды, 2) «передний камень»; 3)камень перед входом в чайный домик ; 4) камни-подставки; 5) камень на который с средние века гости складывали свои мечи; 6) камень у места сбора гостей; 6) декоративные камни.

Наконец, на росистой земле» устанавливаются каменные светильники , которые выполняют две функции: освещают родзи во время чаепитий вечером и ранним утром, и восстанавливает нарушаемое с наступлением темноты равновесие двух начал в пространстве инь и ян. Как правило устанавливаются три каменных светильника: у «средних ворот», около места омовения рук и рта и еще где-нибудь по выбору планировщика «росистой земли». Светильники стараются разместить среди деревьев, причем так, чтобы фонарь слегка прикрывался веткой. Большое значение уделяется траве, растущей на «росистой земле»: за ней тщательно следят, подстригают и при необходимости высаживают те или иные злаки. Иногда ее покрывают тонким слоем тщательно подобранных и хорошо промытых сосновых иголок, в разных местах сада делают горы, придавая им вид естественных.

Место сбора гостей – строение неподалеку от входных ворот. Как правило домик имеет прихожую, комнату для приведения себя в порядок и комнату, в которой гости ожидают выхода на «росистую землю»

«Закрытое пространство» – чайный домик с помещением для проведения чаепитий – является прямым продолжением пространства открытого. Для классической чайной церемонии является чайный домик итипа хижины-саан. Непременным компонентом хижины-соан является лаз-нидзиригути, через который гость попадает с росистой земли в чайную комнату. Пролезание через лаз символизирует переход в некое новое состояние.

Пол в чайном павильоне покрывают циновками (татами). Стандартные размеры циновок 190х95см. позволяли с их помощью не только определять размеры помещения, но и все пропорциональные отношения в интерьере. В чайном павильоне Тай-ан имеет размер два татами. В квадратном углублении пола помещался очаг, употреблявшийся для церемоний в зимнее время.

Высота потолка различна в разных частях комнаты: самый низкий над местом где сидел хозяин. Выполненный из натуральных неокрашенных материалов, как, впрочем, и все другие элементы, потолок мог варьироваться в разных частях - от простых досок до узорчатых плетеных панелей из бамбука и тростника. На потолок обращали особое внимание там, где в крыше или верхней части стены были устроены окна.

Стены чайной комнаты чаще всего покрываются грубой штукатуркой. На решетчатый остов наносится земля, глина, перемешанная с водой и соломой. После высыхания смеси соломинки должны просматриваться достаточно отчетливо.

Важнейшим и почти непременным элементом чайной комнаты является ниша – токонома. Она играет главную роль в интерьере чайной комнаты: в нее помещают каллиграфическую надпись бокусэки, ставят вазу с цветком. Первое, что делает гость, войдя в чайную комнату, это осматривает токонома и все находящееся в ней. Содержание бокусэки, а также цветок и выставленный предмет, в немалой степени задают настрой чаепитию. Осмотр ниши является ритуальным актом, поэтому без токонома в чайной комнате обойтись трудно.

В самых первых чайных домах окон вообще не было, и свет проникал лишь через вход для гостей. Устройству окон, их размещению, их форме и величине придавалось большое значение. обычно небольшого размера, они расположены нерегулярно и на разном уровне от пола, используясь мастерами чая для точной ”дозировки” естественного освещения и его направленности на нужную зону интерьера. поскольку интерьер был рассчитан на полуфигуру сидящего человека, то наиболее важной была освещенность пространства над полом.

В помещениях где проводятся чайные церемонии отсутствует какая-либо мебель в современном понимании, однако схожую с ней роль играют полки, которые являются важнейшим после ниши компонентом. Внешний вид полки, предметы, лежащие на ней привлекают внимание и вызывают у участников чаепития те или иные ассоциации и создают в комнате определенный настрой.

К чайной комнате примыкает помещение, в котором хранится различная утварь, используемая в церемонии, чай, пищевые продукты. Здесь же проводится и предварительная подготовка к чайному действу. Это помещение называют водной комнатой.

Нет необходимости говорить, какую роль в чайной церемонии играет используемая в ней утварь. Утварь бывает далекая и близкая. В «Списке вещей, используемых для чайной церемонии» составленном в 1572 г. дается такая классификация утвари:

Чайницы и чайные чашки-тэммоку – первое близкое.

Кувшин с водой и чаша для сливания воды – второе близкое.

Чайная ложка, подставка для черпака, подставка для крышки – третье близкое.

Ваза для цветов – далекое.

Свитки-какэмоно – более далекое

Курильница для благовоний, банка с благовониями – самое далекое. Критерием далекости или близости тех или иных предметов утвари являлась роль соответствующего предмета в чайном действе.

Во время церемонии все предметы чайной утвари используются в определенной последовательности, вписываясь в интерьер помещения, они функционируют следуя установленному ритму, а ритм задает ритуал чайного действа.

ГЛАВА 5

Чайное действо.

Чайная церемония- сложное и достаточно многоплановое действие, реализуемое прежде всего через ритуал. В свою очередь следование ритуалу требует соответствующего душевного настроя и так сказать материального обеспечения. Только в таких условиях возможно достижение цели чайной церемонии – постижение ее участниками «вкуса дзена « и вкуса чая».

Организация чайного действа начинается с приглашения гостей. Основополагающим принципом этого первого акта, а за ним и всех остальных, является удовлетворение желаний других, подлаживание под настроение других и даже за счет собственных чувств и симпатий. Это правило базируется в первую очередь на почитании. Устроитель чайной церемонии , хозяин, должен тщательно обдумать список приглашаемых гостей, количество которых в стандартной церемонии составляет пять человек. Особое внимание уделяется выбору главного гостя (секаку). Это должен быть уважаемый человек, хорошо знающий ритуал, поскольку именно главный гость начинает все ритуальные действия, которые надлежит выполнить гостям. Лицо, которое хозяин решил пригласить в качестве главного гостя, извещается за неделю и даже еще раньше.

После переговоров с главным гостем и согласованием списка остальных участников церемонии хозяин направляет письменные приглашения другим потенциальным участникам действа. В письмах указывается время и место проведения чаепития, его вид, перечисляются все приглашенные лица. Получив письмо, данное лицо должно как можно скорее дать ответ хозяину.

Для церемонии гости подготавливают соответствующую одежду. Гости приносят с собой сложенные листы бумаги, своего рода салфетки, которые кладут за отворот кимоно; два шелковых платка- большой и маленький а также заостренную палочку ( куромодзи). Куромодзи берут некоторые виды сластей, которые подают после закусок.

За многовековую историю чайной церемонии устоялось и обрело канонические формы семь типов чаепитий:

1) «Чайное действо на рассвете» (анацуки-но тядзи).

2) «Чайное действо утром» (аса-но тядзи).

3) «Чайное действо в полдень» (сего-но тядзи).

4) «Чайное действо ночью» (ебанаси-но тядзи).

5) «Чайное действо со сластями» ( каси-но тядзи).

6) «Чайное действо вне (определенного) времени» (фудзи-но тядзи).

7) «Чайное действо ( устраиваемое для тех, кто) пришел после (основного чаепития)» (атоми-но тядзи).

Эталонной считается чайная церемония, устраиваемая в середине дня, что совпадает со временем обеда.

Чайное действо представляет собой долгое по продолжительности ( около четырех часов) и сложное по ритуалу мероприятие, состоящее из трех видов: приема пищи, питие «густого чая» и питие «жидкого чая». Хотя центр тяжести попадает на питие «густого чая», не менее важным является строгое выполнение всех без исключения ритуальных действий.

Каждый жест, движение мысли, последовательность выполняемых действий, всеми участниками церемонии, наполнены глубоким смыслом. Ни одного лишнего жеста, ни одной лишней фразы. Каждое движение строго расписано и имеет свой глубинный смысл, понятный только тем, кто знаком с чайной церемоний. Для западного человека, чайная церемония не больше, чем затянутое чаепитие с непонятным ритуалом. Но чайный обряд – это тоже путь к познанию национальной психологии, не менее важный чем бусидо – моральный кодекс самурая.

Чайное действо начинается со сбора гостей в специальном помещении, которое называется матиаи – ожидание. Тогда же вступает в силу комплекс правил, четко регламентирующий поведение гостей. В чайной церемонии роли распределяются между двумя сторонами – хозяином и гостями. Формально хозяин – устроитель, организатор, дирижер чаепития. Гости – ведомые, подчиняющиеся указаниям хозяина. Однако на всем протяжении чайного действа хозяин выполняет по существу роль слуги: он приветствует гостей в начале церемонии, выносит в чайную комнату утварь, готовит напиток, подносит его гостям, по окончании церемонии уносит утварь, провожает гостей. Наконец сам хозяин не пьет чай, а только готовит и предлагает его гостям.

Чайное действо в полдень.

Приглашенные лица приходят на церемонию по отдельности или группой не менее чем за 15-20 минут до начала церемонии. Дорожка от входных дверей на внешнюю росистую землю до домика, в котором собираются гости, незадолго до прибытия поливается водой, что вызывает у проходящих по ней ощущение свежести. Кроме того, окропление водой несет и сакральную функцию – очищение пути, следовательно самих участников чаепития.

Входные ворота и дверь домика для сбора гостей должны быть приоткрыты примерно на 3 см., что символизирует приглашение войти. Из прихожей гэкан гость проходит в комнату-ерицуке, где отряхивает пыль с одежды, снимает обувь, в которой пришел и надевает специальные сандалии.

Из комнаты –ерицуке гость переходит в помещение доя ожидания, где осматривает висящий в нише токонома свиток, цветы в вазе, а также предметы, выполняющие чисто декоративную функцию. Участники чаепития выбирают из числа присутствующих «последнего гостя». Это лицо, хорошо разбирающееся в чайном ритуале, так как последнему гостю приходится выполнять в ходе церемонии ряд важных действий.

Наконец в помещение для ожидания приходит главный слуга хозяина во время чаепития. Он приносит поднос с чашками, наполненными горячей водой и передает его последнему гостю. Тот в свою очередь предлагает ее каждому гостю. Подношение воды и ее питие символизирует начало акта очищения. После этого гости надевают приготовленные для них сандалии из соломы и идут к скамейке, где садятся на приготовленные заранее подушечки. Наступает момент встречи гостей. Хозяин подходит к скамейке и приветствует гостей поклоном. Гости встают и в молчании отдают ответный поклон, причем кланяться хозяину начинает главный гость. Хозяин делает еще один поклон, и это означает, что приготовление к чайному действу закончены и наступает время следовать в помещение, где проводится церемония.

Сначала главный гость подходит к месту ритуального омовения рук и рта. После него следуют все остальные. В то время как остальные гости омывают руки и рот, главный гость подходит к входу-лазу нидзиригути и встает на камень для снимания обуви, осторожно открывает створку лаза и заглядывает в чайную комнату. Потом, опираясь на обе руки, пролезает внутрь. Данный ритуал должен помочь участнику чаепития уменьшить зависимость от собственного «я», так сказать смирить гордыню. Находясь в чайной комнате гости сидят поджав под себя ноги, передвигаются на коленях. Наконец главный гость делает легкий поклон, и держа у колен складной веер, приближается к нише-токонома и осматривает висящий в ней свиток. Написанные на нем слова должны намекать гостям тональность предстоящего чаепития и задавать настрой всему действу. Если видят в нише только свиток, это значит устраивается чаепитие со строгим соблюдением ритуала, похожее на официальный прием. Наличие в нише цветка указывает на неформальный характер встречи: гостям будут подавать только жидкий чай.

Затем главный гость передвигается к месту приготовления чая, где осматривает очаг-фуро и котел для кипячения воды. Аналогичную процедуру осмотра совершают и другие участники чаепития. После этого гости рассаживаются на предназначенные для них места.

Во время сбора гостей в чайной комнате хозяин находится в примыкающей к ней водной комнате. Когда он чувствует, что гости окончили осмотр ниши и утвари, открывается дверь «входа на Путь чая», соединяющего два помещения и обменивается с гостями поклонами. После церемонии приветствия хозяин возвращается к входу на Путь чая и закрывает дверь, что означает начало поднесения гостям закусок. Еда должна создавать у участников чайного действа определенное настроение.

После окончания еды гости вытирают салфетками использованную обеденную утварь и ставят ее на поднос-осики. Удар палочек, которые гости бросают на поднос, означает завершение трапезы. Услышав этот звук, хозяин выходит из водной комнаты, собирает и уносит подносы.

Вернувшись из водной комнаты в чайную комнату хозяин начинает церемонию «первого угля», в которой участвуют гости. Гости внимательно наблюдают за действиями хозяина. Главный гость может задавать хозяину вопросы об утвари, которая используется при проведении церемонии «первого угля». Заключительным аккордом первого этапа чайного действа является поднесение гостям сладостей. Сласти, подаваемые во время чайной церемонии, представляют собой засахаренные фрукты, поэтому их выбор зависит от времени года.

После трапезы устраивается перерыв –накадати, который гости проводят вне чайного домика, на «росистой земле». Гости разминают ноги, потом садятся на скамейку для ожидания и любуются пейзажем сада.

Первый удар гонга настраивает гостей на возвращение в чайный домик. Услышав последний удар, участники церемонии друг за другом повторяют ритуал омовения рук и рта и вхождения в чайную комнату. Возвращение гостей в комнату знаменует начало второго этапа чайного действа- питие «густого чая». По консистенции «густой чай» напоминает свежие сливки. Такой чай пили в монастырях дзэнские монахи, пытаясь преодолеть сонливость во время медитации. «Густой чай» участники церемонии пьют по кругу, начиная с главного гостя, из одной чашки.

После окончания церемонии «густого чая» следует церемония «последнего угля», аналогичная по функциям церемонии «первого угля».

Наконец начинается следующий этап чайного действа: приготовление и питие «жидкого чая». «Жидкий чай» имеет меньшую концентрацию. Ритуал пития «жидкого чая» несколько иной. Атмосфера в комнате неформальная. Гости чувствуют себя свободнее и поведение их более непринужденно.

После завершения чаепития гости друг за другом покидают чайную комнату и собираются на внутренней росистой земле Хозяин открывает из чайной комнаты створку лаза и все делают поклон. Хозяин смотрит как все гости покидают росистую землю и закрывает створку ниди-зиригути, когда они исчезают из вида. На следующий день главный гость приходит к хозяину и от имени всех участников благодарит за чаепитие.

«Чайное действо на рассвете»

«Чаепитие на рассвете проводят в феврале и марте, т.е. в холодное время года Такие церемонии называют также чаепитиями при оставшихся (зажженных) фонарях, « при оставшейся луне», на исходе ночи».

Гости собираются в помещении для ожидания в промежутке между четырьмя и четырьмя тридцатью утра.

После того, как гости войдут в чайную комнату, хозяин выносит им рисовые лепешки с фасолевой пастой и имбирную настойку на рисовой водке саке. Затем не спеша приготавливает жидкий чай. Участники церемонии ведет между собой неторопливую беседу. На этом заканчивается первый этап церемонии, который называется «ранним чаем».

Затем гостям подается угощение кайсэки, причем ко времени когда в комнату вносится поднос с блюдами уже начинает светать В заключение гостям подают сласти. Далее устраивается перерыв-накадати.

После первого перерыва действо развертывается по стандартным правилам: питие «густого чая», церемония « последнего угля», питие «жидкого чая».

Необходимым условием проведения чайного действа на рассвете считается высокое мастерство хозяина и наличие известного опыта участия в такого рода чаепитиях у приглашаемых гостей.

«Чайное действо утром»

Утренние чаепития устраиваются летом и ранней весной ( с середины июля до середины сентября). Главная задача хозяина – дать гостям ощутить вкус чайного напитка до наступления жары.

Гости вступают на росистую землю в шесть или шесть тридцать утра. Церемония проводится в том же порядке, что и в каноническом варианте, однако пропускается ритуал «последнего угля»: после «густого чая», сразу же приготавливается «жидкий чай».

«Чайное действо ночью»

Чаепитие такого рода устраивается в холодное время года ( с середины ноября до середины февраля). Чаепитие начинается обычно в шесть часов вечера, когда уже темнеет Вечернее время и холод накладывают отпечаток на ритуал приема гостей.

Гости собираются в помещении для ожидания и вместе с горячей водой им подается имбирная настойка из сакэ, питие которой должно согреть участников церемонии.

В начале чаепития хозяин готовит для гостей большую чашку жидкого чая, которая передается по кругу. Каждый гость отпивает некоторое количество, для того, чтобы согреться.

Во время перерыва гости согревают себя специальными грелками для рук. Сигналом для возвращения гостей в чайную комнату является удар в особый без языка, колокола.

«Чайное действо со сластями»

Называется также «чайное действо после еды» – устраивается после еды в любое время года Гостям подается светлый бульон, сакэ, легкие закуски и сласти, а после перерыва готовится «густой чай» и «жидкий чай». Церемония «последнего угля» опускается.

«Чайное действо вне определенного времени.»

Чаепитие такого рода организуется спонтанно, без предварительного приглашения заранее выбранных гостей. Намерение устроить чаепитие возникает во время встречи друзей или коллег, что обуславливает достаточно свободное распределение ролей в подготовке проведения чаепития: один его участник готовит бульон, другой занимается подбором и установкой цветов. В таком случае все гости должны заранее знать правила организации чайного действа. Церемония чаще всего проводится по следующей схеме: ритуал «первого угля» – поднесение сластей- перерыв – накадати- питие «густого чая»- поднесение закусок-кайсэки- ритуал «последнего угля» – питие «жидкого чая».

«Чайное действо, устраиваемое для тех, кто пришел после ( основного чаепития)».

Такое чаепитие устраивается для тех, кто не смог по уважительным причинам принять участие в утренней или дневной церемониях, но все-таки пришли осмотреть чайную утварь, т.е. организуется как бы дополнение к чайному действу. Устраивать такие чаепития после вечерней церемонии не принято, поскольку питие чая вечером как бы кладет конец чаепитиям на сегодняшний день.

Гости собираются где-нибудь недалеко от чайного домика и через кого-нибудь извещают хозяина о своем намерении осмотреть чайную утварь.

Хозяин посылает слугу встретить их. Следуя стандартному ритуалу гости входят в чайную комнату, осматривают нишу-токонома, чайную утварь и занимают свои места. Хозяин открывает створку входа в чайную комнату и приветствует гостей. Затем вступает в чайную комнату и сразу же принимается за приготовление напитка. Чаепитие проходит в такой последовательности: питие «густого чая» – добавление углей в очаг, угощение сластями – питие «жидкого чая». Окончив чаепитие, гости возвращают хозяину осмотренные чайницу и чайную ложку, после чего покидают чайную комнату.

Характер проведения чаепития данного типа и общую атмосферу чайного действа определяет то обстоятельство, что, несмотря на занятость, делами лица, которое приглашал хозяин, все-таки нашло возможность зайти к нему на некоторое время. Этот факт свидетельствует об уважении, оказываемом гостями хозяину. Церемония проводится в достаточно быстром темпе из-за ограничении времени, располагаемого гостями.

Помимо описанных выше типов чайных церемоний существует еще не менее десятка видов чаепитий, с неканоническим ритуалом, имеющих свои специфические черты. Чайное действо представляет собой сложную динамическую систему, все функциональные элементы которой находятся в тесной взаимосвязи.

Этапы церемонии как законченного самостоятельного ритуала, имеющего собственную эстетическую программу, связан с именем высоко почитаемого в Японии мастера чая Сэн-но Рикю (1521-1591г.). Ему принадлежали основные принципы создания специального чайного сада. Он разработал конструкцию дома, начиная от ориентации по частям света и связанного с этим освещение и кончая мельчайшими особенностями организации внутреннего пространства. “Заповеди” и “Сто параграфов” Мастера чая Сэн-но Рикю строго соблюдаются при проведении чайной церемонии. Эти заповеди регулируют не только соблюдение ритуала, но это своего рода и этические нормы поведения.

Чайную церемонию можно уподобить театральному спектаклю. Невозможно абсолютного повтора чайной церемонии. Каждый мастер чая выступал в роли импровизатора, руководствуясь составом приглашенных, конкретными особенностями момента, вплоть до погоды.

ГЛАВА 6

«Как готовить чай»

Чай - это взаимодействие огня, воды, чайного листа, пространств и состояний. Все эти составляющие должны быть сбалансированы спокойной безмятежностью внимательности человека, заваривающего чай. Огонь, на котором кипятится вода, лучше всего добывать из древесного угля, сделанного из твердых пород дерева. Огонь должен быть жарким и ровным. След огня останется в воде.

Вода лучше всего подходит из горных источников, в идеале расположенных недалеко от того места, где выращивался тот конкретный чай, который вы хотите заварить. Конечно же, в большинстве случаев такая вода недоступна, поэтому ее можно заменить водой из любого источника, находящегося в пределах досягаемости. Следующая по уровню качества вода происходит из горных ручьев и рек. И третий уровень качества дает вода из колодцев. Другие типы воды тоже могут употребляться для заваривания чая, но они неизменно дадут худший результат, и поэтому состояние и качество энергии, полученное после употребления чая, будут явно менее четкими.

Важно правильно вскипятить воду, обращая внимание на "циклы огня", которые воспринимаются и воспроизводятся в кипятке. Вода не должна доводиться до бурного кипения, так как в результате этого уходит энергия воды, которая, соединяясь с энергией чайного листа, и производит в нас искомое чайное состояние. Есть четыре стадии внешнего вида кипятка, которые соответственно называются "рыбий глаз", "крабий глаз", "жемчужные нити" и "бурлящий источник". Этим четырем стадиям соответствуют четыре характеристики звукового сопровождения закипания воды: тихий шум, средний шум, шум и сильный шум, которым в разных источниках тоже иногда даются разные поэтические названия.

Кроме того, отслеживают и стадии образования пара. Например, легкая дымка, туман, густой туман. Все последние стадии вышеперечисленных параметров указывают на переспелость кипятка, который уже не подходит для заваривания чая, так как энергия огня в нем уже настолько сильна, что подавила энергию воды, и в результате вода не сможет должным образом войти в контакт с чайным листом и дать соответствующее качество энергии во мне, попившем чаю.

Теперь у нас есть правильно приготовленный кипяток. Сначала следует ополоснуть им чайник и слить эту воду в чашки, из которых мы собираемся пить чай. Важно быть спокойным, внимательным и собранным, сохраняя плавность и последовательность движений так, чтобы вода не расплескивалась и минимально колыхалась в сосудах, струя не прерывалась, была плавной, длинной, тонкой и мягкой, то есть точно такой же, какой должна быть струя вдоха и выдоха в вашем теле, чтобы обеспечить вам максимально длинную, спокойную и здоровую жизнь.

Чай, перед тем, как насыпать его в чайник, следует посмотреть и понюхать в специальном сосуде из фарфора., Если этого предмета нет, тогда чайную коробочку можно сделать из собственной, чисто вымытой и насухо вытертой ладошки. После этого чайный лист высыпается в предварительно прогретый чайник и заливается кипятком. Существуют определенные особенности и тонкости заварки чаев.. При создании взаимодействия воды и пространства посуды всегда следует помнить, что "переполнение" навлекает беду, а умеренность призывает богатство. Поэтому не нужно наливать воды слишком много.

Первая заварка может считаться готовой буквально через несколько секунд после залива кипятка в чайник. Когда чай разливается по чашкам (которые не должны быть большими, так как чай - это не объем воды, а тонкость качества энергии в чайном состоянии), нужно помнить, что вкус первой и последней налитой чашки будут значительно отличаться. После первого разлива нужно сразу же залить чайный лист кипятком снова и в дальнейшем стараться не оставлять его голым, то есть без воды. С каждым заливом время взаимодействия воды и чайного листа должно увеличиваться сообразно с качеством чая и обстоятельствами чаепития, чтобы гости пили чай, а не воду.

ВЫВОДЫ

Конечно все это экзотика. Где современному горожанину, живущему на восьмом этаже панельного дома, приютить чайный домик и старую сосну. Но. оказывается и сосна и домик и горный ручей уже есть внутри нас. Чай – тропинка, которая ведет к ним.

Человеку, привыкшему к бешенному ритму современной жизни, чайная церемония кажется поначалу пустой тратой времени. Действительно сколько дел можно провернуть за это время. Но постепенно атмосфера спокойствия и уравновешенности овладевает им.

Иностранцы удивляются тому, как много японцы устраивают так много шума из ничего. «Что за буря в чашке чая». Они видят в чайной церемонии лишь еще один пример тысячи и одной странности, которые составляют непостижимость и ребячливость Востока. Прежде чем смеяться над этим обрядом, стоит подумать, как, в сущности мала чаша человеческих радостей и сколь мудры те, кто умеет ее заполнить. Именно в чашке чая мы находим нечто общечеловеческое. Чайная церемония для японца – это религия. Это обожествление искусства жить.

Список используемой литературы

1. Игнатович А.Н. Чайное действо М., Русское феноменологическое общество, 1997г.

2. Окакура Какудзо Книга чая М., Итиль, 1992г.

3. Васюра Т. Японская чайная церемония «Здесь и сейчас» № 3,4 1999г.

4. Веряскин В. Путь чая «Здесь и сейчас» № 3,4 1998г

5. Всеволод Овчинников « Сакура и дуб» Минск, Народная Асвета, 1987г.

6. Игнатович А.Н. Буддизм и даосизм в Японии М.,1982г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий