Женщины в жизни и творчестве Генриха Гейне

Министерство образования Украины

средняя общеобразовательная школа № 119

Реферат

на тему:

Женщины в жизни и творчестве Генриха Гейне

ученика 9-В класса

средней школы № 119

Бойко Сергея

Днепропетровск

2001

СОДЕРЖАНИЕ

стр.

1. "Сиял мне в старом храме Мадонны лик святой..."

(Влияние матери и сестры на развитие поэтического дарования Гейне) ……….… 3

2. "Кто впервые в жизни любит, пусть несчастен, все ж он Бог..."

( Трагический характер первой любви юного Гейне) ………………………………… 5

3. "В годы юности, бывало, от любви душа сгорала..."

("Красная Зефхен" как переломный этап в любовной одиссее поэта) …………… 6

4. "Был нежный образ унесен слезами..."

(Кузины Амалия и Тереза в личной и творческой судь­бе Гейне) ………………….. 7

5. "Потому что он хороший..."

(Таинственная и простая жена Гейне — Матильда) ………………………………… 8

6. "Лилия лилий, мой ангел земной..."

(Элиза фон Криниц — последний цветок печальной осени поэта) ………………... 9

7. "Пусть на моем ошейнике стоит: "L'appartiens a madame Varnhagen"

("Женщины-идеи" и их роль в формировании поэти­ческих интересов Гейне) ………………….. 13

8. "...И говорят друг с другом тем чудным языком,что никакому

в мире лингвисту не знаком..."

(О некоторых особенностях любовной лирики Гейне) …………………………….. 16

1. "Сиял мне в старом храме Мадонны лик святой..."

(Влияние матери и сестры на развитие поэтического дарования Гейне).

Его мать, Бетти Гейне, получила отличное воспи­тание. Она владела в совершенстве французским и ан­глийским языками, любила художественную литера­туру и тонко разбиралась в ней. Еще до замужества, будучи молоденькой девушкой, она должна была чи­тать отцу латинские диссертации. Зачастую задавала вопросы, ставящие его в тупик. А, будучи уже мате­рью, первая заметила в Генрихе "божественную ис­кру" любви к литературе и поддержала ее. Гейне не раз обращался в своем творчестве к милому его душе образу матери.

В своих незаконченных "Мемуарах" (впервые уви­дели свет в полном объеме, а не в отрывках, в 1884 году) он посвятил матери самые нежные и трепет­ные строки: "...Она никогда не посягала на подлинный образ моих мыслей и была для меня всегда воплощенная деликатность и любовь ".

Переписка Гейне с матерью и сестрой показывает, каким внимательным, нежным сыном и братом он был.

Сестра Шарлотта — верная подруга его детства, от­рочества и юности. С ней он делился жизненными впе­чатлениями, поверял свои тайны, ей читал первые свои стихи. Да и проявлению поэтического дара он обязан именно сестре. Девочка воспитывалась в монастырской школе, где преподавали лучшие учителя Дюссельдорфа. Один из них, рассказав ученицам ис­торию, дал задание продолжить ее своими словами дома. Но, Шарлотта, придя домой, не могла вспом­нить содержание рассказа и заплакала от своего бес­силия.

— Что случилось? — спросил ее Генрих. Сестра поведала ему о своем горе.

— Успокойся, — сказал он. — Вспомни только, о чем шло дело, а остальное — уже за мной.

Через час он принес сестре тетрадь. Шарлотта просветле­ла лицом и, не читая написанного, подала учителю. Но учи­тель, проверив работы своих подопечных, спросил Шар­лотту на уроке:

— Кто это писал?

— Я! — без запинки ответила Лотта.

— Никаких выговоров или упреков я не сделаю, скажи только, кто писал, — настаивал преподаватель.

Лотте ничего не оставалось делать, как назвать автора. Сочинение было прочитано вслух. Это был рассказ с при­видениями, написанный так ярко и в таких мрачных крас­ках, что Лотта испугалась и разразилась плачем. То же про­изошло и с другими учениками, слушавшими первое произведение Гейне.

А учитель посетил мать Гейне и поздравил ее с талантливым сыном, который написал, по его мне­нию, превосходную вещь. Мать тщательно сохраня­ла рукопись этого сочинения, но во время пожара тетрадь с ним сгорела. Мать потом со слезами на глазах рассказывала, что ей не так жаль брил­лиантов, жемчуга, старинных кружев, серебра и других драгоценностей, погибших в огне, как руко­писи сына...

Когда уже больной Гейне (размягчение позвоноч­ника) пребывал в своей "матрацной могиле", сестра не раз бывала у него и скрашивала своим присутстви­ем его страшные физические страдания...

В письме к сестре из Парижа от 23 января 1844 года он сообщал: и моя жена здоровы и постоянно вспо­минаем тебя. Она никогда не устает слушать мои рас­сказы о том, какая ты превосходная сестра, и любовь, с которой я говорю о тебе, возбуждает в ней чуть ли не ревность... "

Своей сестре Гейне посвятил цикл стихотворений "Новая весна".

Циклу предшествовал эпиграф с пропусками:

На севере кедр

......................растет

……………………..

Он видит сон о пальме,

Что в дальней восточной земле

……………………..

Затем следовали «посвящение: "Сестре своей Шарлотте Эмбден, урожденной Гейне, любовно и учтиво посвящает автор".

2. "Кто впервые в жизни любит, пусть несчастен, все ж он Бог..."

( Трагический характер первой любви юного Гейне).

Кто такая "маленькая Вероника" из гейневской лиричес­кой биографии, остается тайной. Известно лишь, что это была первая любовь поэта. Первая и трагическая. Поэт уве­ковечил ее память в "Путевых картинах" и в других сочи­нениях. Он писал о ней: "Вы вряд ли сумеете себе предста­вить, как красиво выглядела маленькая Вероника в маленьком гробу. Стоявшие кругом зажженные свечи бро­сали мерцание на улыбавшееся личико, на розы из красно­го шелка и шумевшую золотую мишуру, которыми были убраны головка и белый маленький саван. Благочестивая Урсула повела меня вечером в тихую комнату, и, когда я увидел на столе маленький труп со свечами и цветами, мне сначала показалось, что это красивый образ из воска; но я сейчас же узнал милое личико и со смехом сказал: "Поче­му маленькая Вероника так тиха?", а Урсула ответила: "Та­кой делает смерть""...

Уже находясь на краю могилы, Гейне не мог забыть "маленькой Вероники", явившейся ему на заре юности. С ее образом связано частое упоминание в лирике Гейне цветов резеды. Объяснение этой детали можно найти в воспоминаниях подруги Гейне Каролины Жобер. В них она приводит такие строки, принадлежащие поэту: "Когда мы взошли на гору, девочка играла цветком, который держала в руках. Это была ветка резеды. Вдруг она поднесла ее к губам и передала мне. Когда я через год приехал на канику­ лы, маленькая Вероника была уже мертва. И с тех пор, несмотря на все колебания моего сердца, воспоминание о ней во мне живо. Почему? Как? Не странно ли это, не та­инственно ли? Вспоминая по временам об этом происше­ствии, я испытываю горькое чувство, как при воспомина­нии о большом несчастье ".

В тот период жизни Гейне, казалось, смерти тех, к кому обращено было сердце, преследовали его. И если "малень­кая Вероника" была резедой, то красавица гимназистка А. — утренней розой. Но и эта обожаемая Гейне девушка умерла. Так уже в гимназические годы он пережил горе и тоску утраты и был отравлен теми невзгодами, которые человек обычно познает гораздо позже.

3. "В годы юности, бывало, от любви душа сгорала..."

("Красная Зефхен" как переломный этап в любовной одиссее поэта).

Йозефа (Зефхен) вывела поэта из мрачной мелан­холии и вернула с мистико-романтических высот на землю. Свой роман с ней он великолепно описал в "Мемуарах". И Гейне, и Зефхен в ту пору было по шестнадцать лет. И — о боже праведный! — она была... дочерью палача. У девушки были не рыжие, а именно красные, как кровь, пышные волосы, ниспадающие длинными локонами ниже плеч.

Осиротев, Зефхен с четырнадцати лет воспитыва­лась дедом, который тоже служил палачом (профес­сия эта передавалась из поколения в поколение и об­разовывалась, таким образом, династия палачей).

Так как считалось, что Йозефа принадлежит к бес­честному роду, ей пришлось, как пишет Гейне, с дет­ских лет и до девичества вести уединенную жизнь. Отсюда в ней развились нелюдимость, чрезмерная чувствительность и крайняя застенчивость в общении с чужими, "тайная мечтательность, сочетавшаяся с самым своевольным упрямством, вызывающей строп­тивостью и дикостью".

Ее дед, по законам ремесла, когда отсек голову сотому казненному, похоронил свой меч в могиле, спе­циально приготовленной для такого случая. Но бабка, в колдовских целях, после смерти деда выкопала ору­жие казни. Зефхен показала Гейне жуткую достопри­мечательность. В "Мемуарах" поэт так повествует об этом: "Она не заставила себя долго просить, пошла в упомянутый чулан и тотчас же предстала предо мною с огромным мечом, несмотря на то, что у нее были такие слабые руки, взмахнула с большою силою и, шутливо угрожая, пропела:

Мило ль тебе вострый меч целовать,

Господню последнюю благодать?

Я отвечал ей в том же тоне: "Немило мне целовать вострый меч — милее мне целовать Рыжую Зефхен", и так как она не могла защищаться, боясь, как бы не поранить меня проклятым клинком, ей пришлось при­мириться с тем, что я с великим мужеством обвил ее тонкий стан и поцеловал в непокорные губы. Да, на­перекор мечу правосудия, обезглавившему сотню зло­получных мошенников, и несмотря на позор, кото­рый угрожает за всякое соприкосновение с бесчестным родом, я целовал прекрасную дочь палача.

Я поцеловал ее не только потому, что нежно ее любил, но еще из презрения к старому обществу и ко всем его темным предрассудкам, и в это мгновение во мне вспыхнули огни тех двух страстей, которым я посвятил всю свою последующую жизнь: любовь к прекрасным женщинам и любовь к французской ре­волюции..."


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.