регистрация / вход

Новеллистика Ш. Андерсона

Американский новеллист XX века Шервуд Андерсон. Художественное новаторство Андерсона и его вклад в прогрессивную литературу. Поиск новых форм в искусстве и увлечение модернистскими течениями. Избрание в Национальный институт искусств и литературы.

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы

Кафедра зарубежной литературы и страноведения

Курсовая работа на тему:

Новеллистика Ш. Андерсона

Выполнил:

студентка 204 группы ФИЯ

Новрузова И.Р

Научный руководитель

к.ф.н., профессор Селитрина Т.Л

Уфа 2009 г.

Оглавление

Введение

Глава I

Глава II

Глава III

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Шервуд Андерсон - один из наиболее выдающихся американских новеллистов XX века. Вступил на литературное поприще поздно, когда иные уже заканчивают творческий путь. Его звезда взошла стремительно, вознеся писателя на вершины славы и популярности, а его сборник рассказов «Уайнсбург, Огайо» стал на многие годы ориентиром для поколений американских писателей. Творчество Андерсона, писавшего в разных жанрах, неоднородно и неравноценно. Своими рассказами он внес большой вклад в прогрессивную американскую литературу. На отдельных его произведениях, в особенности романах, сказалось некоторое увлечение разного рода модернистскими тенденциями, уводившими его в сторону от реализма.Художественное новаторство Андерсона позволяет рассматривать его наряду с Драйзером как одного из родоначальников американского реализма XX века. Среди тех, кто обратился к художественному опыту писателя, были Фолкнер и Хемингуэй, Стейнбек и Томас Вулф.«Творчество Шервуда оказалось на скрещении литературных путей XIX-XX веков. Развивая традиции классической американской литературы, он активно осваивал проблематику, порожденную новым этапом социального развития страны.Он выступил подлинным первооткрывателем, ибо сумел отразить явления и процессы, обострившиеся с наступлением нового века или же, напротив, только обозначившиеся, а в полной мере проявившиеся поздно, и не утерявшие своей актуальности и поныне: крах свободной фермерской Америки, пагубность кредо материального успеха, отчуждение личности, которая процессе индустриального капиталистического развития безвозвратно утрачивает духовные ценности.» [1]

Глава I

Жизненный путь Шервуда Андерсона не богат событиями.Андерсон родился в 1876 году в маленьком городке Кэмден, штата Огайо, на Среднем Западе США. Семья была большая и очень бедная; отец занимался разными ремеслами: шорным, малярным и т. п., мать прирабатывала на жизнь стиркой. «Третий из семи детей выходца с Юга». Андерсоны не имели своего дома и часто переезжали с места на место. Мальчику рано пришлось познакомиться с трудом: он был газетчиком, рассыльным, пастухом, помогал отцу в малярных работах. Систематического образования Андерсон не получил.В 1896 году юноша переехал в Чикаго, где устроился грузчиком на холодильнике; несколько позже он начал работать агентом в рекламном бюро. В 1898-1899 годах Андерсон в качестве солдата принимает участие в американо-испанской войне, после окончания которой служит в разных рекламных конторах в Чикаго. «В 1904 году женился на Корнелии Лэйн, переехал в Кливленд, где стал главой почтовой фирмы, затем открыл собственный бизнес в Элирии, штат Огайо»[2] . В 1907 - 1912 годах Андерсон становится управляющим, а потом и владельцем небольшой посылочной фирмы в штате Огайо. «Нищета детства и юности сменяется сначала достатком, затем преупеянием. Казалось бы иллюстрация к знаменитому тезису о равных возможностях, якобы открытых перед жителями Америки,- было бы желание и трудолюбие. Но идиллия продолжалась совсем недолго: выпал центральный персонаж. Биографы писателя доказали, что «Побегу» предшествовал тяжелый душевный кризис, кончившийся больницей, по выходе из которой Андерсон вновь поступил в Чикагское рекламное агентство, после чего, приведя в порядок дела своей фирмы, окончательно освободился от нее. Окончательный разрыв с миром бизнеса, исконно враждебным высшим человеческим устремлениям и духовным запросамличности в действитеьности было не так-то просто осуществить. Бесповоротное решение стать писателем не спасало от необходимости зарабатывать на жизнЬ.»[3] Путь Андерсона в литературу необычен: писать он начал поздно, - когда ему было уже больше тридцати пяти лет. В этот период он составлял разного рода рекламы. Но, как он говорит в своей автобиографической «Истории рассказчика», ему все время хотелось стать писателем: «Я рассказчик - человек, который сидит у камина в ожидании слушателей, человек, жизнь которого протекает в мире фантазии; я тот, кому суждено гоняться за маленькими, обманчивыми словами человеческой речи по неизведанным тропам в чаще фантазии». В 1913 году Андерсон внезапно покинул свою фирму и уехал в Чикаго, где стал служить в рекламной конторе, с которой окончательно расстался лишь в 1922 году.Свои первые новеллы Андерсон опубликовал в журналах в 1914 году. В 1916 выходит его первое большое произведение - роман «Сын Уинди Макферсона», в 1917-м второй роман - «В ногу», в 1920 году - роман «Бедный белый».«Уже первый роман. Андерсона - «Сын Уинди Макферсона» - полемизирует со стандартным изображением в. литературе преуспевающего бизнесмена, довольного собой и думающего только о деньгах. Герой его романа, делец, достигает вершин буржуазного благополучия. Но скоро разочаровывается в богатстве и остро осознаёт свою духовную нищету.Следующий роман Андерсона - «В ногу» - открывается посвящением американскому пролетариату. В этом романе писатель затрагивает тему, которая ранее мало привлекала внимание американских писателей, - это индустриализация американских городов. Жизнь и бедственное положение рабочих.»[4] Мещанскому благополучию преуспевающих и самодовольных буржуа автор противопоставляет судьбу своего героя - бунтаря Мак-Грегора, сына бедного шахтера. Став адвокатом, Мак-Грегор выступает против «всего современного общества и его хаотического уродства».У героя нет ясной программы борьбы - все сводится лишь к неосознанному протесту. Сам Мак-Грегор показан как одинокая героическая личность, стоящая над безликой массой рабочих. Образы романа схематичны, однако в нем привлекает пафос отрицания капиталистического строя, вера в силу рабочих. В этом романе Андерсон уже не ограничивается изображением отдельной личности, а стремится показать борьбу противостоящих друг другу классов общества - пролетариата и буржуазии.Роман «В ногу» имеет определенное значение как веха на пути создания в американской литературе романов о рабочем классе и его борьбе.В романе «Бедный белый» Андерсон рисует процесс индустриализации Америки.Герой романа, инженер Хью Мак-Ви, желая облегчить тяжкий труд фермеров, изобретает машину дли посадки капустной рассады. Строительство завода для производства этих машин ведет к превращению его родного городка в индустриальный центр. Андерсон показывает, как огромное большинство жителей городка приветствует эти перемены, но сам автор на стороне тех, кто выражает протест против индустриализации Америки.В 1919 году отдельным изданием выходит сборник новелл «Уайнсбург, Огайо», поставивший их автора в ряд крупнейших американских писателей.В период своего пребывания в Чикаго Андерсон был тесно связан с кругом молодых писателей и критиков. Среди них были Уолдо Фрэнк, Бен Хект, Флойд Делл, Ван Вик Брукс и другие. Всех их объединяло критическое отношение к американской действительности, которым было проникнуто их творчество.В 1921 году американский литературно-художественный журнал «Dial» присуждает Андерсону за его новеллы первую премию. В том же, году Андерсон вместе со своим другом, критиком Полем Розенфельдом, посетил в Париже известную американскую писательницу Гертруду Стайн. Теория Стайн о творчестве как изображении «потока сознания» героев, несомненно, оказала некоторое влияние на произведения Андерсона, особенно на романы «Множество браков» (1923) и «Темный смех» (1925). Эти романы главным образом посвящены вопросам пола. Они очень рыхлы композиционно и состоят из ряда отдельных монологов, где писатель пытается проследить ход мыслей своих героев.В годы поисков новых форм в искусстве и увлечения разного рода модернистскими течениями в Америке эти романы Андерсона имели успех, а роман «Множество браков» явился его единственным «бестселлером», то есть книгой, получившей широкое распространение.Однако литературные доходы Андерсона были невелики; даже став известным писателем, он все время должен был думать о добывании средств к существованию. С 1925 года Андерсон начал выступать с публичными лекциями на литературные и общественные темы. В том же году он заключил с издателем Лайврайтом договор на пять лет, по которому обязался давать ему по одному роману или несколько соответствующих по объему произведений в год, за что получал сто долларов в неделю.Осенью 1927 года Андерсон стал владельцем двух газет в маленьком городке штата Виргиния, причем сам вел в них местный репортаж и хронику, писал статьи и очерки.С начала 1929 года Андерсон отказался от журналистики и целиком отдался писательской и лекторской деятельности.В период жестокого экономического кризиса 1929-1933 годов в США наиболее ярко проявилась общественная активность писателя: в начале 1930 года он произносит речь перед бастующими рабочими в Данвиле, в которой призывает их в организованности и стойкости, в 1932 году - участвует в антивоенном конгрессе в Амстердаме, вместе с Драйзером и другими американскими писателями посещает бастующих горняков Харлана и совместно с ними пишет книгу «Харланские горняки говорят». Летом 1932 года Андерсон, наряду с Т. Драйзером, Л. Стеффенсом и другими передовыми писателями, подписал манифест, который призывал интеллигенцию бороться за дело рабочих.В эти же годы Андерсон резко отзывается об американской демократии. В письме к жене 13 февраля 1932 года он писал: «Американской демократии нет. Америкой правит узкая группа людей».В 1932 году Андерсон создал свой наиболее значительный роман «По ту сторону желания», посвященный крупной стачке текстильщиков в Гастонии (штат Северная Каролина) в 1929 году. Здесь Андерсон изображает уже не стихийный протест, а организованную борьбу рабочих с владельцами фабрики, с полицией. Андерсон подходит к пониманию необходимости классовой борьбы. В романе показано, что стачкой руководили коммунисты.Герой романа Ред Оливер - интеллигент, ставший рабочим. Однако и приход Реда к коммунистам и его участие в стачке оказываются случайными. Для него неясны цели бастующих, его привлекает главным образом сам момент бунта. Но при всех недостатках романа нельзя преуменьшать его значение: автор показал, как в период подъема американского рабочего движения новые слова, новые мысли проникли в сознание людей: «Коммунизм, социализм, буржуазия, капитализм, Карл Маркс... Жестокая, длительная борьба, которая должна была наступить. Война - это было именно то, что под этим подразумевалось - между имущими и неимущими, создавала новые слова. Слова эти залетели в Америку из Европы, из Советской России». Роман проникнут ожиданием каких-то перемен: «Можно смело сказать, что в Америке должно что-то произойти, в скором времени - быть может, очень скоро. И то же должно произойти во всей Западной Европе. Что-то надломилось, трещит... Что-то должно произойти». В годы временной стабилизации капитализма после мирового экономического кризиса 1929-1933 годов Андерсон порывает непосредственные связи с передовыми общественными и литературными кругами в США.«В 1935 г.вышла книга публицистики Андерсона «Озадаченная Америка» Она была составлена из очерков, репортажей, этюдов, написанных в результате поездок писателя по стране, в частности по южным штатам, где он наблюдал процесс индустриализации, рождения новых фабрик и заводов, крушения старых форм жизни, особое внимание уделяя положению рабочих текстильщиков. Сближение Андерсона с трудовой Америкой в начале 30-х годов оказалось кратковременной страницей его творческой биографии. К середине десятилетия он, как и некоторые его коллеги, отходит от левого движения. Существенную роль сыграли здесь известия о «большом терроре», развязанном сталинистами в России, что дискредитировало идею коммунизма».[5] В самом конце своей жизни, в 1937 году, писатель получил, наконец, официальное признание и был избран в Национальный институт искусств и литературы.Умер Андерсон 8 марта 1941 года.

Глава II

«Новелла-(итал. novella-новость) – лит. жанр, форма небольшого по объему эпического повествования, сопоставимая с рассказом».[6]

Для понимания творчества Андерсона, и особенно его эстетической теории, важна его автобиографическая «История рассказчика» с подзаголовком: «Повесть американского писателя о его странствиях в мире его собственной фантазии и в мире фактов, иллюстрированная многочисленными эпизодами и замечаниями о других писателях». В этой книге дана широкая картина жизни Америки на рубеже XIX и XX веков.Основная проблема книги - судьба художника, судьба писателя в Америке. Здесь «История рассказчика» перекликается с такими известными произведениями американской литературы, как «Гений» Т. Драйзера и «Деньги пишут» Э. Синклера.Вывод Андерсона сводится к тому, что капиталистический строй оказывает разлагающее влияние на искусство, заставляет писателя продавать свой талант. Вспоминая в этой связи об известном американском критике Ван Вик Бруксе, Андерсон пишет: «У него есть своя тема: в Америке человек не может быть художником», и приводит в качестве примера трагические судьбы таких крупных американских писателей, как По, Уитмен, Твен, Хоуэлс. Причины появления стандартной оптимистической литературы Андерсон видит в особенностях капиталистического строя. «Нет в мире людей скучнее и безотраднее, чем авторы радостных, сентиментальных романов и радостных, приятных картинок. Своим отвратительным разложением литература в Америке обязана исключительно этой самой купле-продаже». Мир, по представлению Андерсона, не организован разумно, то каждый живущий в нем индивид - особая величина, к тому же находящаяся в противоречии с другими. Поэтому общество писатель рисует как хаотическое скопление индивидуальностей, не связанных друг с другом.Через все творчество Андерсона проходит тема одиночества, изолированности людей друг от друга. В письме Драйзеру от 12 января 1936 года он писал:«В Америке чувствуешь себя ужасно одиноким... Я живу большей частью в маленьком городке. Маленький городок в известной мере похож на бассейн с золотыми рыбками: можешь смотреть и видеть. И я часто вижу, как наиболее чувствительные сдаются, становятся пьяницами, разбивают себе жизнь из-за угасающей скуки и однообразия».Причину всех этих бед писатель усматривает в индустриализации Америки и гибели ремесленного производства, выход - в утопической мечте о возвращении общества назад, к эпохе ремесла, когда человек «находил применение всем своим способностям».[7] Эти положения, естественно, ведут к ограничению реалистического изображения действительности, окрашивают его в пессимистические тона. Не видя действенных путей к изменению мира, герои Андерсона могут выразить свой протест лишь в бегстве от него - мотив, который не случайно занимает такое большое место в творчестве писателя.«Мои собственные рассказы, рассказанные и нерассказанные, полны, побегами - ночью по реке в лодке с течью, побегами от создавшегося положения, побегами от скуки, от притязаний, от тяжеловесной серьезности мнимых художников. Какой писатель не бредит побегами! Они - воздух, которым мы дышим.» Главным объектом своего творчества Андерсон избирает жизнь американской провинции, преимущественно Среднего Запада. Он ставит вопрос о судьбе простого, «маленького» человека в условиях противоречий капиталистического общества.Обычно жизнь в провинциальных городках изображалась в американской литературе в идиллических тонах. В 1899 году Марк Твен в своем знаменитом рассказе «Человек, который совратил Гедлиберг» показал подлинное лицо американской провинции, за парадной благопристойностью скрывающей дух стяжательства и лицемерия.Крупным литературным событием в развитии этой традиции была «Антология Спун-ривер» Эдгара Ли Мастерса (1915), состоявшая из серии стихотворных эпитафий на кладбище маленького городка. В каждом стихотворении дана краткая биография покойника. Мастерс разоблачает фальшь и грязь внешне респектабельной жизни обитателей городка, одного из многих в Америке. «Антология» Мастерса обнаружила шаткость утверждений о совершенстве американского образа жизни и незыблемости моральных устоев американцев. Как сама направленность «Антологии», так и ее внешняя форма оказали влияние на первый сборник Андерсона «Уайнсбург, Огайо», большинство новелл которого печаталось в журналах в 1916-1918 годах.Андерсон, ставя своей задачей правдиво показать судьбу одинокого, гонимого или не понятого обществом маленького человека, перенес центр тяжести из его внутренние переживания, отказался от искусственного сюжета и стандартных образов, обычных для американской новеллы тех лет.В своих новеллах Андерсон опирался на традиции психологического повествования классиков американской литературы - Н. Готорна, Г. Мелвила и особенно М. Твена. О влиянии последнего писал сам Андерсон, проводя аналогию между своим рассказом «Ну и дурак же я» и творчеством Твена - автора «Геклберри Финна».«Андерсон говорил, что на его новеллистическое творчество оказали влияние также великие русские писатели, которых он хорошо знал и любил.В январе 1923 года Андерсон писал переводчику П. Ф. Охрименко: «Читая мои рассказы, вы должны были заметить, что я очень многим обязан вашим русским писателям, и я буду очень счастлив, если смогу хоть немного уплатить долг, доставляя эстетическое наслаждение русским читателям, или показать русскому народу более полно жизнь в Америке... До тех пор, пока я не нашел русских прозаиков, ваших Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова, я никогда не читал прозы, которая бы меня удовлетворяла. У нас в Америке плохая традиция, идущая от англичан и французов. Наши пользующиеся популярностью рассказы в журналах привлекают остроумным сюжетом, разного рода трюками и фокусами. Естественным результатом этого является то, что описание жизни человека перестает быть важным и становится второстепенным».[8] Сюжет не вырастает из драмы, естественно возникающей из переплетения человеческих отношений, тогда как у ваших русских писателей всюду, на каждой странице чувствуется жизнь. Выступая против сюжетных рассказов, Андерсон называл их «незаконными детьми Мопассана, По, О.Генри», а сам сюжет - «ядовитым», так как он, по его мнению, отравлял всю литературу и заменял изображение подлинной жизни условным, фальшивым миром.Андерсон отрицает возможность существования реалистической сюжетной новеллы и принципиально отказывается от новеллы с законченным сюжетом. Поэтому в большинстве его новелл нет действия, в них почти: ничего не происходит, в них нет конца. Центр тяжести Андерсон переносит на описание переживаний и настроений, но здесь он нередко ограничивается описанием узкой сферы пессимистических ощущений своих героев.В своих новеллах Андерсон не всегда рисует реальные факты жизни. Писатель - великолепный рассказчик, умеющий передать свое настроение слушателям или читателям. В этих новеллах центральный герой - «я», от имени которого ведется повествование. Эти новеллы наиболее близки по стилю к М. Твену, одному из любимых писателей Андерсона.

Глава III

Творческие своеобразие Андерсона наиболее ярко проявилось в сборниках новелл 20-х годов: «Уайнсбург, Огайо» (1919), «Триумф яйца» (1921), «Кони и люди» (1923).

«Что касается традиции американского устного рассказа, Андерсон имел собственное представление о том, каким он должен быть. Его мало интересовал сложившийся фольклорный сказ, в котором фабула главенствовала над психологией, а повествование проходило через ряд стадий — от событий вполне достоверных до очевидной нелепости — и увенчивалось эффектной концовкой, неизменно вызывавшей раскаты смеха. Журнальные рассказы с неожиданной развязкой следовали этому образу (как, впрочем, следуют и по сей день), с той только разницей, что их финал вызывал у читателей уже не грубый хохот, а чувство удовлетворенности или удивления. Андерсон разрушил традиционную модель: его рассказы не только не имели такой эффектной развязки, но и не имели фабулы в обычном смысле слова. По существу, то были не истории, не эпизоды, а мгновения, настолько безграничные во времени, что каждое вмещало в себя целую жизнь.

Лучший из «моментов», составивших сборник «Уайнс-бург, Огайо», носит название «Невысказанная ложь». С риском разрушить истинное впечатление от рассказа я попробую передать его содержание. В нем говорится о двух батраках, которые уже в сумерках работают в поле, очищают маисовые початки. Рей Пирсон — человек небольшого роста, тихий, лет пятидесяти, отец полдюжины тонконогих ребятишек; Хол Уинтерс — молодой, здоровенный и, как гласит молва, «дрянной» парень. «Худо я поступил с Нел Гантер, — внезапно обращается он к своему товарищу.— Это я только тебе говорю, а ты, смотри, помалкивай!» Затем Хол подходит к Рею и кладет обе руки ему на плечи. «Ну старик, — говорит он, — дай мне добрый совет! Может, и ты был в такой передряге. Я знаю, что скажут все другие, знаю, какой выход они считают единственно правильным, но что скажешь мне ты?» И тут автор бросает на своих героев взгляд со стороны. «Так они стояли, затерявшись в большом пустынном поле между аккуратно сложенным в кучи маисом на фоне отдаленных желтых и алых холмов, но это были уже не прежние безучастные друг к другу работники фермы Уилза, а близкие, понимающие друг друга люди»[9] «Новелла Андерсона возникла, конечно, не на пустом месте. За ней стояли определенные традиции американской литературы, связанные в первую очередь с открытиями Марка Твена, хотя сам Андерсон, как свидетельствует М. Каули, не всегда эту связь отчетливо осознавал. В конкретном выражении близость эстетике Твена, получившей наиболее законченное воплощение в «Геккльберри Финне», проявилась в творчестве Андерсона в нескольких аспектах. В стремлении пробиться к правде о людях и обществе. В подозрительном отношении к устоявшимся литературным формам, где желаемое слишком часто выдается за действительное, а реальные конфликты оказываются мистифицированными. В обращении к стихии устной речи в ее специфически американском варианте, что укрепляло в художественной системе Андерсона роль структур, связанных с формами устного творчества и прежде всего устного рассказа».[10]

«Ш. Андерсон, который в своих мемуарах писал: «Я полагал, что форма романа не подходит американскому писателю, что это импортированный жанр... В „Уайнсбурге" я создал енот собственную форму. В книге собраны отдельные рассказы, но все они рассказывают о судьбах, каким-то образом связанных друг с другом». Ш. Андерсон называл свою книгу романом, а «рассказы, из которых она состоит, — писал он, — представ ляют органически связанное единство»[11]

«Роман в рассказах» «Уайнсбург» был направлен против крайнего индивидуализма как нормы, как философии американской жизни. Авторской позицией в «Уайнсбурге» стало отстаивание близкого к брук-совскому идеала личности как «общественного индивида», для которого вовлеченность в поток социальной жизни есть главное условие и источник саморазвития, залог ее полноценности. Движение главной идеи произведения объединило внутренним сюжетом 25 рассказов об «историях и людях Уайнсбурга», повествование об изломанных человеческих судьбах, похороненных надеждах, несостоявшихся личностях — нелепых «гротесках».

Пролог «Уайнсбурга», рассказ «Книга гротесков», вынесен за рамки собственно уйансбургской летописи, но играет в произведении роль идейного и эмоционального «ключа» к основной его части. Здесь открыто выражена та стержневая мысль, которая помогает рассказчику уайнбургских историй «понять многих и многое, непонятное прежде». Правда включает в себя множество взаимоисключающих понятий... Есть «правда» девственно сти и правда страсти, правда богатства и нищеты, бережливости и транжирства, легкомыслия и самозабвения... Как только человек захватывал для себя одну из правд, нарекал ее своею и старался прожить по ней жизнь, он становился нелепым, а облюбованная правда — ложью»[12]

Для понимания новелл. Андерсона важна вступительная глава «Книга о гротескных людях» из, сборника «Уайнсбург, Огайо». Гротески - это люди с некоторыми отклонениями от нормы. Причиной того, что они стали гротесками, обычно является какой-либо случай из их жизни, например оскорбление их человеческого достоинства, неудачная любовь и т. п. Гротески - это не только отдельные жители вымышленного городка Уайнсбурга на Среднем Западе США и городков, упомянутых в других сборниках, но вообще люди, погруженные в самих себя, страдающие от чрезмерного индивидуализма и замкнутости, неумения найти общий язык с другими людьми, найти свое место в обществе.Обобщающий смысл этих гротесков Андерсон хорошо вскрыл в 1937 году, когда говорил о том, что современное общество, а по сути дела – всякое общество, где побудительной причиной действий большинства людей служит погоня за прибылью, не может не быть обществом гротесков.« Творчество Андерсона нашло широкий отклик в период кризиса, ибо он как раз отобразил влияние кризиса на промежуточные мелкобуржуазные слои. Герои Андерсона—это люди с нарушенной психикой, с повышенной чувствительностью, остро ощущающие удары жизни. Их связи с обществом распадаются, они бегут от жизни в индивидуализм, но, внутренне надломленные, лишенные устойчивости, без опоры, без надежд, охваченные безотчетным страхом перед жизнью, не умеющие жить и боящиеся умереть, беспомощные и безвольные, — они являют собой мрачную картину социально-психологического разложения класса мелкой буржуазии. Редкие вспышки их активности быстро исчезают, как сухие безгрозовые зарницы, гаснущие в густой мгле. Они, как Розалинда в рассказе «Из ниоткуда в ничто», ощущают, что «везде мрак и по всей земле тишина». Они «воздвигали возле себя стены, и им всем суждено навеки остаться за этими стенами. Они тщетно бьют кулаками, стараясь пробиться насквозь... Они сами построили эти стены, смутно сознавая, что там, дальше, за пределами этих стен, свет, тепло, аромат полей, красота, сама жизнь, а между тем, в силу их собственного безумия, стены беспрестанно крепнут и поднимаются выше» («Человеческий документ»)».[13] Андерсон показал, как силою обстоятельств эти люди морально искалечены, для них не существует обычных радостей жизни, нет семейного счастья, любви. Все их надежды найти выход из запутанных обстоятельств, найти настоящее место в жизни потерпели крушение, бороться же за свое счастье у них не хватает сил; если они иногда и способны к протесту, то обычно он выливается в какие-то бурные вспышки, малопонятные для окружающих (как, например, избиение молодого репортера Элмером Каули в новелле «Чудак»). Они безвольны и легко поддаются эмоциональным импульсам, обладают повышенной чувствительностью к подлинным, а иногда и выдуманным переживаниям и несчастьям. Преуспевают в нарисованном Андерсоном мире люди пошлые и тупые, которых не тревожат никакие сложные вопросы. Но таких обычно немного.

«Мы видим, — писал он,— как Ник Адаме отправляется удить рыбу осенью, а Джордж Уиллард уезжает из Уайнсбурга в большой город весной. В каждом отрывке главный герой делает все молча, также дается тщательное описание погоды и пейзажа. Предложения короткие и отрывистые. Два предложения из отрывка Ш. Андерсона начинаются с придаточных обстоятельственных предложений».[14]

«Мир Уайнсбурга лишен гармонии, это мир разрушенных связей. Люди здесь изолированы друг от друга, жизнь личности изолирована от жизни социума. Взаимное отчуждение выступило в произведении Андерсона на первый план как главная причина странной деформации и отдельной личности, и человеческого сообщества в целом. Развитие личности и развитие социума в изображении Андерсона равно однобоко и равно гротескно. В американском социуме получила преувеличенное развитие и была возведена в абсолют одна из многих ипостасей жизни — жизнь практическая, обыденная, мелко деятельная. Религией и проклятием личности в Америке стало одиночество души. Созданная Андерсоном модель мира бинарна, и два ее элемента — личность и социум — неестественно отторгнуты друг от друга».[15]

«Страшный мир рисует Шервуд Андерсон. Казалось бы, что это должно было еще сильнее двинуть художника вперед к позиции борьбы, еще решительнее он должен был бы быть в своем отрицании. Но получилось обратное. «Я — смущенный ребенок в смятенном мире»,— говорит он в книге «История рассказчика».

«Уайнсбург, Огайо» — это действительно книга смущенного ребенка, попавшего под обломки рассыпающегося мира. Художник, ослепленный, останавливается перед страшным зрелищем человеческой трагедии, он, переполняясь жалостью и сожалением, скорбью и ужасом, сочувствием и болью, не сгущает эти чувства для уничтожения их источника, — нет, они разъедают его, делают бессильным и безвольным».[16] О первом сборнике новелл «Уайнсбург, Огайо» Андерсон в «Мемуарах» писал, что он стремится создать свою собственную форму - сборник рассказов о разных людях, известный связанных друг с другом, то есть нечто вроде романа.

«Жанр рассказа позволил писателю добиться художественно значимого — не только в пределах его собственного творчества, но и для всей американской литературы того времени — результата. Ко времени появления «Уайнсбурга» американская новелла, представленная такими именами, как Ирвинг, По, Готорн, Марк Твен, Крейн, Генри Джеймс, занимала почетное место в национальной литературной традиции. Вместе с тем, современное состояние этого «истинно американского» жанра вызывало у Андерсона чувство глубокого неудовлетворения. Газеты и журналы были наводнены рассказами, в ухудшенном варианте повторявшими приемы новеллистики О. Генри с упором на острофабульное развитие и неожиданность развязки.

Как правило, это была низкопробная продукция, но критическое отношение к ней Андерсона было продиктовано не столько низким профессиональным уровнем, сколько откровенным пренебрежением к жизненной правде. Вернуть в новеллу настоящую Америку, живых людей с их реальными радостями и горестями, показать сложность человеческих судеб без умилительно красивых финалов — вот что определяло пафос Андерсона-автора «Уайнсбурга».

Итак, писатель обрел жанр, в котором ярко проявились его творческие возможности. Но можно сказать иначе: жанр обрел художника, угадавшего и раскрывшего новые возможности, заложенные в природе жанра. Фабульность, изображение внешнего слоя действительности были в глазах Андерсона серьезным недостатком американской * новеллы. Не новелла с эффектной концовкой, а новелла, повествующая о движениях человеческой души,— таким был эталон Андерсона.»[17]

«По своей композиции «Уайнсбург, Огайо» представляет нечто среднее между типичным романом и обыкновенным сборником рассказов. Как и ряд других книг, написанных позже такими усердными читателями Андерсона, как Фолкнер (Непобежденные» и «Сойди, Моисей»), Стейн-бек («Небесные пастбища») и Колдуэлл («Мальчик из Джорджии»), «Уайнсбург» являет собой цикл новелл, связанных между собой общим местом действия, настроением, образом главного героя, а также не сразу бросающимся в глаза сюжетом, развитию и обогащению которого способствует каждый из составляющих сборник рассказов. Пытаясь суммировать основные идеи книги Андерсона, можно сказать, что в ней выведены люди, беда которых состоит не в том (как об этом говорится в прологе к сборнику) , что каждый из них является обладателем лишь одной из сотен и тысяч истин, а в том, что они лишены возможности раскрыть перед миром свои мысли и чувства. Тяжелый недуг некоммуникабельности превратил их в эмоционально ущербных инвалидов.

В поисках понимания и поддержки эти гротескные люди тянутся к Джорджу Уилларду, и в столь близкие сердцу Андерсона минуты озарения они пытаются раскрыть перед ним свою душу, надеясь, что он им поможет, найдет нужные слова, будет с ними честен. Собеседникам Уилларда хочется, чтобы юноша не растратил попусту своих способностей. «Ты не должен стать мелким торгашом словами, — говорит учительница Кэт Свифт, взяв Уилларда за плечи. — И самое главное для тебя — это понимать, что люди думают, а не то, что они говорят» '. «Если со мной что-нибудь случится, быть может, вы сумеете написать эту книгу, которую, возможно, я никогда не напишу», — обращается к Уилларду доктор Персивал, от лица всех «гротесков» выражая надежду, что с помощью этого юноши им удастся когда-нибудь восстановить связь с человечеством. Уиллард слишком молод, для того чтобы все верно понять, но книга Андерсона завершается своего рода намеком на то, что ему все же удастся стать гласом безъязыких мужчин и женщин, рассеянных по далеким городам и весям. Если наша догадка справедлива и если Андерсону удалось выполнить обещание, данноетсвоим соотечественникам, то вряд ли можно считать «Уайнсбург, Огайо» (как это иногда делается) пессимистическим произведением, исполненным мрачного фрейдизма. Скорее, наоборот, это книга о любви, о стремлении разрушить стены одиночества, а кроме того (и это не лишне отметить), об ушедшей в небытие прелести провинциальной жизни в старой, доброй Америке времен «невинности».[18]

«Объединяющее, гармонизирующее начало в «Уайнсбурге» связано с образом рассказчика. Рассказчик — носитель высшего, поэтического взгляда на мир. Он видит «много удивительных прекрасных черт в неприметных людях», подлинную красоту — в будничных происшествиях. Ему открыта прелесть природы родного края и благородный смысл труда человека на своей земле.

Рассказчик становится главным связующим звеном между центральными элементами художественного мира «Уайнсбурга» — личностью и социумом и всеми остальными его элементами и уровнями, протягивает нить от маленького провинциального городка к огромной Америке, от гротескового мира современного человека к излучающей гармонию вечной природе».[19]

«Ш. Андерсон объединил рассказы местом действия — все происходит в провинциальном городке Уайнсбурге, а Хемингуэй — временем действия — все происходит «в наше время».[20]

Новеллы сборника «Уайнсбург, Огайо» связаны единством места, настроения, образом главного героя - Джорджа Уилларда.

«Ощущение цельности книги было так велико, что рождало среди критиков суждения, относящие «Уайнсбург» к романной форме, а других заставляло говорить о появлении нового жанра — «роман в новеллах»: отдельные моменты в жизни героев сливаются в панораму, рождая многоголосие, удивительно напоминающее множественность и разнообразие самой жизни. Эта обнаруженная Андерсоном форма оказалась «ко двору» в американской литературе: достаточно вспомнить хемингуэ-евский цикл новелл о Нике Адамсе, «Сойди, Моисей» ( Go Down , Moses ) Фолкнера, «Райские пастбища» ( Pastures of Heaven ) Стейнбека, «Мальчик из Джорджии» ( Georgia Boy ) Колдуэлла, чтобы понять, сколь плодотворным оказался андерсоновский "эксперимент, проделанный в «Уайнсбурге».

Единство «Уайнсбурга» поддерживается и введением образа сквозного персонажа Джорджа Уилларда, который присутствует или упоминается почти во всех новеллах сборника? Его выделение сделано с большим писательским тактом, без нажима, но достаточно последовательно и убедительно. Обоснованием для этого служит противопоставление его судьбы судьбам прочих персонажей. Если для них Уайнсбург — это пожизненный крест и надгробная плита, под которой заживо похоронены их души, то в заключительном рассказе книги «Отъезд» ( Departure ) юный Уиллард вырывается из цепких объятий обыденщины и покидает Уайнсбург. По-видимому, навсегда. Джордж не знает, что ждет его впереди, да и его представления о жизни и его месте в ней смутны и неопределенны, а порой и просто наивны, но расставание с Уайнсбургом безошибочно читается как первый шаг на пути к духовному раскрепощению, которого не суждено узнать тем, кого жизнь превратила в гротески.

Это противопоставление множественности и единичности—коллективного отчаяния и шанса на спасение, доступного лишь одиночкам,— подчеркивает основную мысль книги, ее пафос протеста против условий существования, безнадежно калечащих людей, ибо складываются эти условия на основе порочных социальных отношений, сулящих вследствие ложной ценностной ориентации — речь идет не об отдельных неудачниках, а именно об обществе в целом,— духовное бесплодие и отсутствие перспектив.

Центральное положение фигуры Джорджа диктуется еще одним обстоятельством, при всей своей важности сразу в глаза не бросающимся. Пока не проникнешь до конца в суть авторского замысла, оно даже может вызвать недоумение. В самом деле, откуда столь пристальное внимание героев книги к этому юнцу, начинающему газетчику, ничем себя не проявившему? Его жизненный опыт ничтожен, его понятия о жизни, о людях одномерны, в его душе мы видим пока лишь слабые зачатки той глубинной мыслительной работы, которая, быть может, со временем и приведет Джорджа к прозрению истинных ответов на загадки жизни и истинных ценностей. Но покаон в каком-то смысле даже более беспомощен, чем они, не защищен еще жизненным опытом, и столкновения с реальными жизненными проблемами сплошь и рядом ставят Джорджа в тупик.

Отчего же не только мать Джорджа, но и многие другие так искренне мечтают, чтобы он вырвался из Уайнсбурга, чтобы их общая судьба не стала и его уделом? Отчего именно к нему идут они со своими горестями, поверяют сокровеннейшие тайны души, которые по большей части еще недоступны его пониманию, как это делает старый опустившийся Уош Уильяме или Уинг Биддлбом?

«Улица корчится безъязыкая»,— писал Маяковский. В муках безъязыкости корчится и затерявшийся в бескрайних просторах Америки Уайнсбург. Здесь Андерсон уловил и раскрыл один из новых конфликтов, порожденных развитием американской цивилизации, выступив одним из зачинателей традиций, которыми питается современная литература США. Обитателей Уайнсбурга судьба обделила не столько мирскими благами, сколько духовными, и среди них — способностью к самовыражению. Эти люди, которых жизнь бьет беспощадно, не бесчувственные истуканы, которым давно уже все равно. Наоборот, в их душах клокочут страсти, захлестывают их темными волнами. Но они не умеют дать выхода раздирающим душу чувствам. Чтобы назвать то, что их мучит, они должны были как-то осмыслить, оценить настоящее и прошлое, ноих отношения с миром ограничены сферой эмоций. От этой безъязыкости их тяжкая жизнь становится и вовсе невыносима. Порывы одолевающего их неистового отчаяния гонят их — вероятно, неожиданно для них самих — к юному Джорджу. Гонят в смутной надежде, что когда-нибудь он поведает миру об их страданиях. С его первыми опытами, в которых едва проклюнулись ростки писательского дарования, для них начинает слабо брезжить надежда на спасение — не на избавление от страданий, но на вызволение из бездны забвения. Он станет их языком, даст имя их невыразимым мукам, которые в противовес теперешнему хаосу бессмысленности выявят скрытый от них смысл.

«Шервуд Андерсон — мастер слова, его новеллы (в особенности в сборнике «Уайнсбург, Огайо») отточены, лаконичны, слова в них как пули снайперов, они без промаха бьют в цель, чтобы наметить сложный и томительный рисунок отчаяния, безотрадности и разочарования. Создается впечатление, — и сам он об этом не раз говорит (см., например, его книгу «Новое евангелие»),— что слова как бы покоряют его. Об этом он говорит и в «Истории рассказчика».

«Я - рассказчик, — человек, который сидит у камина в ожидании слушателей, человек, жизнь которого протекает в мире фантазии, я — тот, кому суждено гоняться за маленькими обманчивыми словами человеческой речи по неизведанным тропам в чаще фантазии».Покорные слова о властных словах — выражение смятенности художника перед жизнью: непонятной, суровой, холодной и покоряющей.

Большим достоинством писателя является то, что он не любит вычурностей, он находит слова, которые выражают мысль, исчерпывают ее до дна. Это —реалист, который даже своим мечтам придает сочность созревшего плода.

Особенности Андерсона — это как бы растворение себя в героях, уничтожение себя как личности. Они слабы, и он слаб. Они в отчаянии, и он отчаивается. Они слепы, и он не видит выхода. И он никогда не находит сильных людей, победителей мрака и хаоса жизни. Поэтому особенно любопытно звучит признание Андерсона в «Истории рассказчика», что ребенком он как бы вселялся в чужие души и переживал за них».[21]

«Творчество Андерсона как ни одного другого американского писателя «старшего поколения» 10—20-х годов оказалось созвучно умонастроению молодых писателей «потерянного поколения», переживших кошмар первой мировой войны. Но в отличие от многих своих учеников и последователей Андерсон не воспринимает одиночество как фатальный закон человеческого существования. В конце жизни он вспоминал о времени работы над «Уайнсбургом»: «Наверное, я был тогда настолько самонадеян, что думал: когда в конце концов все эти истории будут рассказаны, они помогут преодолеть странную „раздельность" наших жизней, разрушить те стены, которые мы строим вокруг себя»[22]

Андерсон с сочувствием прослеживает печальные судьбы героев своих новелл. Он приводит читателя к осуждению тех условий жизни, которые порождают изображенные им катастрофы и патологические явления. За фасадом внешнего благополучия писатель увидел, самые разнообразные трагедии будничной жизни маленьких людей Америки начала XX века.
Заключение Типичный буржуазный интеллигент, Андерсон не сумел выйти за пределы буржуазного гуманизма, однако до конца своих дней он оставался честным художником. Андерсон горячо выступал против фашизма и опасался роста империалистического могущества США. Он всегда стремился разобраться «в той запутанной и искалеченной жизни», которую создал «индустриализм». Основа творчества Андерсона - это ненависть к миру капитализма, разрушающему нормальные человеческие отношения и калечащему жизнь людей.Новеллы Андерсона показали полную трагедий жизнь простых людей Америки, начала XX века и нанесли сильный удар по стандартной буржуазной литературе с преуспевающими героями и счастливыми концами.Андерсен заметил то неладное, что происходит в Америке, и отразил его в своем творчестве, лучшие образцы которого, в особенности новеллы, представляют большой интерес для читателя.

Список использованной литературы

1. Андерсон Ш. Избранные рассказы: Сборник. Сост. В.И. Бернацкая. На англ.яз. Коренева М. Предисловие. М.: Прогресс. – 1981

2. Андерсон Шервуд. Рассказы. М: ГИХЛ, 1959. Б.Л.Кандель. Шервуд Андерсон

3. Динамов С. О творчестве Шервуда Андерсона(1933). «Зарубежная литература». Сборник статей, Государственное издание Художественной литературы, М., 1960

4. Динамов С. Шервуд Андерсон «История рассказчика» (1935) . «Зарубежная литература». Сборник статей, Государственное издание Художественной литературы, М., 1960

5. «Зарубежные писатели» Биоблиографический словарь в 2 частях, часть 1, М., «Просвещение», «Учебная литература», 1997

6. Каули М. Ш.Андерсон и его книга мгновений// Каули М. «Дом со многими окнами», М.: «Прогресс», 1973

7. «Краткая литературная энциклопедия» гл. редактор А.А.Сурков М.: «Советская энциклопедия», 1962, Том 1

8. «Краткая литературная энциклопедия» гл. редактор А.А.Сурков М.: «Советская энциклопедия», 1962, Том 5

9. Крылова И.Н. Э.Хэмингуэй и Ш.Андерсон К вопросу о языке и стиле. – В кн. : Анализ стилей зарубежной художественной и научной литературы. Ленинград, 1980

10. «Писатели США» Сост. и общ. Редакция Засурского Я., Злобина Г., Ковалева Ю.- М.: Радуга, 1990

11. Якименко Н.Л. «Уайнсбург, Огайо» Ш.Андерсон в контексте духовных искания американской литературы 10-20х гг. XXв. //Научный доклад высшей школы филологических наук, 1989, №2

12. http://ru.wikipedia.org/wiki Андерсон, Шервуд

13. http://www.sergg.ru/doc/literature/world-encyclopedia/428.htm Шервуд Андерсон (SHERWOOD ANDERSON. 1876-1941), Литература США

14. http://www.anderson.org.ru/lib/al/book/298/ Шервуд Андерсон. Краткая справка

15. http://www.anderson.org.ru Уильям Фолкнер. «О Шервуде Андерсоне Перевод Ю. Палиевской» Статьи, речи, интервью, письма. М: Радуга, 1985.

16. http://www.libusa.ru/20/Anderson/index.shtml Шервуд Андерсон

17. http://lib.ru/INPROZ/ANDERSON_S/WINESBURG_OHIO_rus_1959.txt Текст: Шервуд Андерсон. Рассказы. М. ГИХЛ, 1919г. Перевод под ред. Д.М. Горфинкеля. Составление и вступительная статья Б.Л. Канделя. Стр 19-183.


[1] Коренева М. Предисловие.Андерсон Ш. Избранные рассказы: Сборник. Сост. В.И. Бернацкая. На англ.яз. М.: Прогресс. – 1981, с. 6

[2] http://ru.wikipedia.org/wiki Андерсон, Шервуд

[3] Коренева М. Предисловие.Андерсон Ш. Избранные рассказы: Сборник. Сост. В.И. Бернацкая. На англ.яз. М.: Прогресс. – 1981, с. 7

[4] http://www.sergg.ru/doc/literature/world-encyclopedia/428.htm Шервуд Андерсон (SHERWOOD ANDERSON. 1876-1941), Литература США

[5] «Зарубежные писатели» Биоблиографический словарь в 2 частях, часть 1, М., «Просвещение», «Учебная литература», 1997 – с.23

[6] «Краткая литературная энциклопедия» гл. редактор А.А.Сурков М.: «Советская энциклопедия», 1962, Том 5, с. 305

[7] Андерсон Шервуд. Рассказы. М: ГИХЛ, 1959. Б.Л.Кандель. Шервуд Андерсон

[8] Андерсон Шервуд. Рассказы. М: ГИХЛ, 1959. Б.Л.Кандель. Шервуд Андерсон

[9] Каули М. Ш.Андерсон и его книга мгновений// Каули М. «Дом со многими окнами», М.: «Прогресс», 1973, с. 106-107

[10] Коренева М. Предисловие.Андерсон Ш. Избранные рассказы: Сборник. Сост. В.И. Бернацкая. На англ.яз. М.: Прогресс. – 1981, с.19

[11] Крылова И.Н. Э.Хэмингуэй и Ш.Андерсон К вопросу о языке и стиле. – В кн. : Анализ стилей зарубежной художественной и научной литературы. Ленинград, 1980, с.8

[12] Якименко Н.Л. «Уайнсбург, Огайо» Ш.Андерсон в контексте духовных искания американской литературы 10-20х гг. XXв. //Научный доклад высшей школы филологических наук, 1989, №2, с. 35-36

[13] Динамов С. Шервуд Андерсон «История рассказчика» (1935) . «Зарубежная литература». Сборник статей, Государственное издание Художественной литературы, М., 1960, с. 388-389

[14] Крылова И.Н. Э.Хэмингуэй и Ш.Андерсон К вопросу о языке и стиле. – В кн. : Анализ стилей зарубежной художественной и научной литературы. Ленинград, 1980, с. 9

[15] Якименко Н.Л. «Уайнсбург, Огайо» Ш.Андерсон в контексте духовных искания американской литературы 10-20х гг. XXв. //Научный доклад высшей школы филологических наук, 1989, №2, с. 36

[16] Динамов С. О творчестве Шервуда Андерсона(1933). «Зарубежная литература». Сборник статей, Государственное издание Художественной литературы, М., 1960, с. 377

[17] Коренева М. Предисловие.Андерсон Ш. Избранные рассказы: Сборник. Сост. В.И. Бернацкая. На англ.яз. М.: Прогресс. – 1981, с. 9

[18] Каули М. Ш.Андерсон и его книга мгновений// Каули М. «Дом со многими окнами», М.: «Прогресс», 1973, с. 114-115

[19] Якименко Н.Л. «Уайнсбург, Огайо» Ш.Андерсон в контексте духовных искания американской литературы 10-20х гг. XXв. //Научный доклад высшей школы филологических наук, 1989, №2, с. 36

[20] Крылова И.Н. Э.Хэмингуэй и Ш.Андерсон К вопросу о языке и стиле. – В кн. : Анализ стилей зарубежной художественной и научной литературы. Ленинград, 1980, с.9

[21] Динамов С. Шервуд Андерсон «История рассказчика» (1935) . «Зарубежная литература». Сборник статей, Государственное издание Художественной литературы, М., 1960, с. 390-391

[22] Якименко Н.Л. «Уайнсбург, Огайо» Ш.Андерсон в контексте духовных искания американской литературы 10-20х гг. XXв. //Научный доклад высшей школы филологических наук, 1989, №2, с. 35

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий