регистрация / вход

Мораль героев романа А.С. Пушкина "Евгений Онегин"

Роль и значение романа А.С. Пушкина "Евгений Онегин" в русской литературе. Образ Евгения Онегина, его характер и противоречивость взглядов на жизнь и общество. "Евгений Онегин" как роман не только самого Пушкина как автора, но и о нем самом как личности.

Дружківська гімназія «Інтелект»

Реферат

з предмету: «Зарубіжна література»

на тему: «Мораль героїв роману О.С. Пушкіна «Євгеній Онегін»

Виконав: учень 9-Б класу

Ярмоленко Максим

2010 р.


Содержание

1. Роль «Евгения Онегина» в русской литературе

2. Образ Евгения Онегина

3. Роман Пушкина о Пушкине

Литература


1. Роль «Евгения Онегина» в русской литературе

Великая русская литература, за каких-нибудь тридцать-сорок лет занявшая одно из первых мест среди старейших европейских литератур, складывалась, и самым интенсивным образом осваивая их опыт, но и незыблемо опираясь на традиции собственного национального духовного развития, где всегда играл особую роль подвиг выдающейся личности. Гениальные русские писатели, начиная с Пушкина, хотя это имело место и прежде, учась у европейских мастеров, становились и оппонентами их. Тут прежде всего следует указать на Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского. Европа, вглядываясь в русскую литературу, сказочно возвышающуюся в духовном развитии человечества, была ошеломлена русским романом. В русском романе европейский читатель, привыкший к роману, начиная в особенности с 17 столетия, разглядел что-то небывалое: в нем главенствующее место занял исповедальный элемент. Его герой преимущественно личность, а потом уже тип. И это началось с Онегина, Герцену принадлежат следующие слова об Онегине:

«Это человек, который испытывает жизнь вплоть до самой смерти, чтобы увидеть, не лучше ли она жизни. Он все начинал, но ничего не доводил до конца; он тем больше размышлял, чем меньше делал, в двадцать лет он старик, а к старости он молодеет благодаря любви».

От Онегина ведут свою родословною все основные герои всех основных русских романов, - и Печорин, и Рудин, и Базаров, и Пьер Безухов, и Андрей Болконский, и Иван Карамазов, и Райский, и даже Обломов. В Онегине - корень их всех. Однако Онегин и возвышается над ними всеми.

Недаром Герцен чувствовал родство таких людей, как он сам, не с Печориным, а с Онегиным.

«... Все мы в большей или меньшей степени Онегины, если только не предпочитаем быть чиновниками или помещиками».


2. Образ Евгения Онегина

Создавая роман, Пушкин отказался от романтического героя-одиночки. Его Онегин - обыкновенный человек, а не исключительная личность. Читатель должен был узнавать в нем характер своего современника, представленного в сфере будничных событий и дел. Поэт описывал нравственную жизнь дворянства, потому что именно в нем в эти годы появились исполненные благородства люди, общественные идеалы которых были лишены своекорыстия. В последующем общественную важность избранного Пушкиным героя высоко оценит Белинский: « В этой решимости молодого поэта представить нравственную физиономию наиболее оевропеившегося в России сословия нельзя не видеть доказательства, что он был и глубоко сознавал себя национальным поэтом».

Но Пушкин задумал не просто изобразить «внутреннюю жизнь» лучших людей высшего сословия, но их внутреннюю жизнь в определенный исторический момент. Такой роман о современности, оказавшийся и историческим, приобретал огромное общественное значение.

Образ Онегина - отправная точка в развитии главного героя русского романа.

Пушкин рассказал о судьбе молодого человека, показав разочарованную, неудовлетворенную жизнью натуру, каким является Евгений Онегин. Онегин - представитель передовой дворянской интеллигенции эпохи декабристов. По своему происхождению он дворянин, аристократ. Его учили иностранные гувернеры и гувернантки. Сначала его воспитывала «мадам»; потом «monsieur ее сменил». Француз, «чтоб не измучилось дитя, учил его всему шутя, не докучал моралью строгой, слегка за шалости бранил и в Летний сад гулять водил». Ученье его было поверхностное, бессистемное. В конце концов Онегин научился говорить по-французски, танцевать мазурку, кланяться, также знал немного по-латыни. Онегин отличался от молодежи светского общества незаурядностью ума, он мог «без принужденья в разговоре коснуться до всего слегка, с ученым видом знатока хранить молчанье в важном споре и возбуждать улыбку дам огнем нежданных эпиграмм».

Евгений Онегин критически относился к действительности, был принципиальным человеком. Каждому человеку в светском обществе он давал свою оценку.

Изумительную характеристику дал Онегину Достоевский, с одной стороны как человеку своего круга и времени, а с другой – преломившему в себе вечные свойства человеческой натуры. Онегин понял, какие душевные раны нанес себе, оттолкнув от себя Татьяну и убив Ленского из-за пустякового недоразумения. Вследствие этого в его уме и сердце зарождается сомнение не столько в своих душевных силах, сколько в способностях управлять ими.

«Начинаются его мучения, его долгая агония. Проходит молодость. Он здоров, силы его просятся наружу. Что делать? За что взяться? Сознание шепчет ему, что он пустой человек, злобная ирония шевелится в душе его, и в то же время он сознает, что он не пустой человек: разве пустой может страдать? Пустой занялся бы картами, деньгами, чванством, волокитством. Чего же он страдает? Оттого, что нельзя ничего делать? Нет, это страдание достанется другой эпохе. Он страдает еще только тем, что не знает даже, что уважать, хотя твердо уверен, что есть что-то, которое надо уважать и любить. Но он озлобился, и не уважает ни себя, ни мыслей своих: не уважает даже самую жажду жизни и истины, которая в нем; он чувствует, что хоть она и сильна, но он ничем для нее не пожертвовал, - и он с иронией спрашивает: чем же ей жертвовать, да и зачем? Он становится эгоистом и между тем смеется над собой, что даже и эгоистом быть не может. О, если бы он был настоящим эгоистом, он бы успокоился!»

Конечный вывод Достоевского об Онегине: «это дитя эпохи, это вся эпоха».

Да, разумеется, Онегин представляет собою свою эру. Но Онегин прежде всего проникает в себя, устанавливая, таким образом, свою несовместимость с другими. А это ведет к тому, что для Онегина особенно важно прояснить собственную человеческую сущность. Двигаясь в этом направлении, он оказывается в положении человека, для которого первая тайна на свете – он сам, его общезначимая единственность. Его трагедия в том, что он – один. Где же выход для него? Только в нем самом. Лишь при осознании того, что ты один на свете, но именно как человек в полном смысле слова, тебе, рано или поздно, скорее поздно, чем рано, откроется путь к другим, как человеку, неотъемлемому от других.

Очень трудно, в сущности невозможно, было Пушкину закончить свой роман в стихах, о том свидетельствует какой-то насильственный обрыв его:

Блажен, кто праздник жизни рано

Оставил, не допив до дна

Бокала полного вина,

Кто не дочел ее романа

И вдруг умел расстаться с ним,

Как я с Онегиным моим.

3. Роман Пушкина о Пушкине

Автор оставляет героя на перепутье, в полной растерянности. И это как раз говорит в пользу того, что в намерение автора не входило подбросить герою спасительную веревочку, так как он считает, что первая обязанность человека – самому строить свою судьбу, без особенных расчетов на то, что кто-то выведет его на дорогу, когда он собьется с дороги. Не случайно Пушкин расстается со своим героем «в минуту злую для него». Вернувшись к нему в «Отрывках из путешествия Онегина», он лишь подтвердил, что тайна Онегина осталась не до конца раскрытой и что, как ни заманчиво погружаться в нее, до последнего ее дна все равно не добраться ни автору, ни герою. Вот Онегин на Кавказе, в местах, столь близких душе и сердцу Пушкина. Особенное внимание Онегина привлекли целебные источники, у которых ищут облегчения больные, даже к ним пробуждается зависть у него:

Питая горьки размышленья,

Среди печальной их семьи,

Онегин взором сожаленья

Глядит на дымные струи

И мыслит, грустью отуманен:

Зачем я пулей в грудь не ранен?

Зачем не хилый я старик,

Зачем, как тульский заседатель,

Я не лежу в параличе?

Зачем не чувствую в плече

Хоть ревматизма? – ах, создатель!

Я молод, жизнь во мне крепка;

Чего мне ждать? тоска, тоска!

С Онегина принято начинать летосчисление «лишнего человека» в изображении русской литературы. Это и так, но еще более не так. Образ Онегина – отправная точка в развитии главного героя русского романа.

О чем бы Пушкин не писал, он непременно пишет и о себе; в то же время, сколько бы ни был занят собою, он всегда занят целым миром.

Приступив к работе над «Онегиным», даже успев написать несколько глав, Пушкин, однако не говорит об «Онегине» как о романе, а называет его в предисловии к публикуемой первой главе большим стихотворением, оговариваясь, что оно «вероятно не будет окончено». Стало быть, в «Онегине» Пушкин ставил задачу, разрешать которую собирался всю жизнь. Так оно, собственно и получилось: роман не окончен, но оборван, как порою обрывается жизнь человека в самом расцвете ее.

«Онегин» имеет прямое отношение к романам, переходящим в исповедь, а то и в трактат, излагающий взгляд автора на те или иные стороны человеческого бытия. Словом, в «Онегине» весь Пушкин со всеми его представлениями о себе и своем назначении, как и о целом мире, начиная с ближайшего окружения и кончая вопросами, к которым было приковано внимание лучших умов на протяжении всей истории человечества.

«Евгений Онегин» - не только роман Пушкина, но и роман о Пушкине. И хотя он окончен, однако мог бы и продолжаться. Ибо все на этом свете равно возможно, как и неотвратимо.


Литература

1. Бурсов Б. Судьба Пушкина: Роман-исследование. – Л. Сов.писатель, 1986. – 512 с.

2. Пушкин А.С. Избранные сочинения в двух томах. Т.І.М., «Худож. Лит.», 1978. – 751 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий