регистрация / вход

Литературные герои в художественных произведениях

Слово о полку Игореве. Горе от ума. Образ автора в романе "Евгений Онегин". Любовная лирика Пушкина. Ольга и Ленский. "Парус" Лермонтова. Мертвые души. Отцы и дети. Поэзия Фета. Сергей Есенин - один из самых ярких и самобытных поэтов XX века. Сказки Салты

Билет 1

1. В основе «Слово о полку Игореве» лежат исторические события: поход на половцев в 1185 году Новгород-Северского князя Игоря Святославича, его брата Всеволода и сына Владимира. Однако автор «Слова» превратил этот частный, хотя и трагический эпизод русско-половецких войн в событие общерусского масштаба; не случайно он призывает прийти на помощь Игорю не только тех князей, которые были в этом непосредственно заинтересованы, так как их уделы могли стать объектом половецкого набега, но и владимиро-суздальского князя Всеволода Большое Гнездо. Автор «Слова» настойчиво подчеркивает основную идею: необходимость единства князей в борьбе со степняками, необходимость прекращения усобиц — войн между отдельными феодалами, в которые враждующие стороны втягивали и половцев. Автор «Слова» не возражает против феодальных взаимоотношений своего времени, утверждавших удельную систему (со всеми пагубными последствиями раздробленности Руси), он возражает лишь против междоусобиц, посягательств на чужие земли («се мое, а то мое же»), убеждает князей в необходимости жить в мире и, безусловно, подчиняться старшему по положению — великому князю киевскому. Поэтому так прославляются в «Слове» победы Святослава Киевского. Именно он обращается с укором к Игорю и Всеволоду, отправившимся «себе славы искати», именно он с горечью порицает «княжеское непособие». Автор «Слова» стремится подчеркнуть главенствующее положение Святослава даже тем, что, вопреки действительным родственным связям, киевский князь в «Слове» именует своих двоюродных братьев — Игоря и Всеволода — «сыновьями» (племянниками), а его самого автор называет их «отцом». Этой же идее — необходимости единства князей — подчинены и исторические экскурсы «Слова»: автор осуждает Олега Гориславича (изменяя на этот укоряющий эпитет действительное отчество князя — Святославич!), «ковавшего крамолы». Он с гордостью вспоминает о времени Владимира Святославича — времени единения Руси, тогда, как сейчас, порознь развеваются «стязи Рюриковы, а друзии Давыдови». «Слово о полку Игореве» — это не воинская повесть в собственном смысле этого слова. Автор не рассказывает подробно о событиях 1185 года, он рассуждает о них, оценивает, рассматривает их на фоне широкой исторической перспективы, едва ли не на фоне всей русской истории.

2 Рассказ «Старуха Изергиль» относится к шедеврам раннего творчества М. Горького. Герой первой легенды — Ларра, сын женщины и орла. Он лишь внешне похож на человека, являясь при этом сеятелем смерти и противопоставляя себя жизни. Бездумное следование инстинкту, стремление к достижению цели любой ценой, существование, лишенное прошлого и будущего, — все это обесценивает и гордость, и красоту, изначально было присущие Ларре. Ларра — воплощенная бездуховность: только себя он мнит совершенным и губит неугодных ему: «Я убил ее потому, мне кажется, — что она меня оттолкнула... А мне было нужно ее <...> я один... я не поклонюсь никому в жизни... ибо первый в ней я!» Нарушив закон бытия: «за все, что человек берет, он платит собой: своим умом и силой, иногда — жизнью», Ларра

лишается человеческой судьбы: он не умирает, а перестает быть. Попытка самоубийства неудачна: земля отстраняется от его ударов. Все, что осталось от него, — тень и имя «отверженный»: «он стал уже как тень и таким будет вечно! Он не понимает речи людей, ни их поступков — ничего». Судьбу Ларрыопределил суд человеческий. Суть наказания — отторжение от людей. б) Герой второй легенды — Данко, сын человеческий. От глубокого сострадания к соплеменникам, жившим без солнца, в болотах, потерявшим волю и мужество, к их погибающим душам и зажегся в сердце Данко огонь любви к ним, а вспыхнувшая в них злоба к смелому юноше, когда он вел их к свету, стала причиной разгорания этой искры до яркого факела, осветившего им путь. Но не только боль за несчастных, темных людей превратила обычного человека в подвижника. Источник его подвига — глубокая вера в возможность пробуждения в соплеменниках человеческого начала. «Горящее сердце» символизирует заключительную фазу подвига Данко. Но начинается он с того, что трусливым мыслям о преимуществе рабского существования перед смертью герой противопоставляет идею преодоления несчастий активным действием. Уже тогда люди увидели, что «он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня», — потому-то и пошли они за ним, что «верили в него». Писатель наделяет обычного человека почти божественной силой. Смысл деяний Данко — установление нового порядка, новых законов бытия человека среди людей. Поэтому и ведет он свой народ из тьмы, холода и смерти — хаоса — к свету, солнцу, теплу — к гармонии. Но его подвиг по-настоящему не понят соплеменниками, забывшими о своем вожаке и спасителе. «Осторожный человек» незаметно растаптывает угольки от горящего сердца Данко, стараясь убить даже память о нем. Видимо, память о Данко, честном и мужественном юноше, всегда заставляла бы людей вспоминать о собственной трусости и нравственной низости.В обеих легендах люди племени воплощают ту самую «томительно бедную жизнь, лишенную благородных порывов, духовных взлетов». Ларра использует свою силу во зло людям, и потому, даже обретая бессмертие, он страдает. Данко отдает свою жизнь во имя людей и, умирая, испытывает истинную радость. «Голубые искры в степи» и «бесплотное облачко» — эти явления наблюдают автор и старуха, и они явились поводом к рассказу двух легенд о славе Данко и бесславии Ларры.Между двумя легендами в рассказе показана история жизни Изергили. Она тоже романтическая героиня, идеал ее — свобода. Она гордый человек, живет так, как ей хочется. Ради любимого человека она способна на подвиги самопожертвование. В этом она близка Данко. Вся жизнь ее — поиск любви, а по сути попытка найти в жизни личность яркую, способную на смелый поступок. Но реальный мир небогат такими людьми, и поиск оказался бесплодным. Слабость, бесцветность окружающих людей иссушили эту некогда красивую женщину, но не убили ее мечту о гордом человеке. «В жизни, знаешь ли ты, всегда есть место подвигам», — делится Изергиль с рассказчиком своей сокровенной мыслью. Да и сам автор верит в это, изображая великолепные картины природы, окружающей героев, и гордые, красивые фигуры молдаван: «Они шли, пели и смеялись; мужчины — бронзовые, с пышными, черными усами и густыми кудрями до плеч... женщины и девушки — веселые, гибкие, с темно-синими глазами, тоже бронзовые».

Билет 2

1 " Горе от ума " одно из самых злободневных произведений русской драматургии. " Горе от ума " - плод патриотических раздумий Грибоедова о судьбе России, о путях обновления, переустройства ее жизни. Содержание комедии раскрывается как столкновение и смена двух эпох русской жизни - века " нынешнего " и века " минувшего ". Границей между ними, на мой взгляд, является война 1812 года - пожар Москвы, разгром Наполеона. После Отечественной войны в русском обществе сложились два общественных лагеря. Это лагерь феодальной реакции в лице Фамусова, Скалозуба и других, и лагеря передовой дворянской молодежи в лице Чацкого. В восторженных рассказах Фамусова и обличительных речах Чацкого автор создает образ 18го, " минувшего " века. Век " минувший " и является идеалом фамусовского общества, ведь Фамусов - убежденный крепостник. Он готов из-за любого пустяка сослать в Сибирь своих крестьян, ненавидит просвещение, пресмыкается перед начальством, выслуживаясь как может для получения нового чина. Он преклоняется перед дядей, который " на золоте едал ", служил при дворе самой Екатерины, ходил " весь в орденах ". Разумеется, что свои многочисленные чины и награды он получил не верной службой отечеству, а выслуживаясь перед императрицей. И этой гнусности он старательно учит молодежь: Вот то-то, все вы гордецы! Спросили бы, как делали отцы? Учились бы, на старших глядя. Фамусов хвастается как собственным полупросвещением, так и всего сословия, к которому он принадлежит; хвастая тем, что московские девицы " верхние выводят нотки "; что дверь у него отперта для всех, как званых, так и незваных, " особенно из иностранных ". В следующей " оде " Фамусова - хвала барству, гимн раболепной и корыстной Москве: Вот, например, у нас уж исстари ведется, Что по отцу и сыну честь: Будь плохонький, да если наберется Душ тысячки две родовых - тот и жених! Приезд Чацкого встревожил Фамусова: от него жди только неприятностей. Фамусов обращается к календарю. Это для него священнодействие. Принявшись за перечисление грядущих дел, он приходит в благодушное настроение. В самом деле, предстоит обед с форелями, погребение богатого и почтенного Кузьмы Петровича, крестины у докторши. Вот она, жизнь русского дворянства: сон, еда, развлечения, опять еда и снова сон. Рядом с Фамусовым в комедии стоит Скалозуб - " и золотой мешок и метит в генералы " Полковник Скалозуб типичный представитель аракчеевской армейской среды. На первый взгляд, его образ карикатурен. Но это не так: исторически он вполне правдив. Как и Фамусов, полковник руководствуется в своей жизни философией и идеалами века " минувшего ", но в более грубой форме. Цель своей жизни он видит не в службе отечеству, а в достижении чинов и наград, которые для военного, по его мнению, более доступны: Довольно счастлив я в товарищах моих, Вакансии как раз открыты: То старых выключат иных, Другие, смотришь, перебиты. Чацкий характеризует Скалозуба так: Хрипун, удавленник, фагот, Созвездие маневров и мазурки. Свою карьеру Скалозуб начал делать с того момента , когда герои 1812 года стали заменяться тупыми и рабски преданными самодержавию солдафонами во главе с Аракчеевым . На мой взгляд , Фамусову и Скалозубу в описании барской Москвы принадлежит первое место. Люди Фамусовского круга - эгоисты и корыстолюбцы. Все свое время они проводят в светских развлечениях, пошлых интригах и глупых сплетнях. Это особое общество имеет свою идеологию, свой быт, взгляды на жизнь. Они уверены, что нет другого идеала, кроме богатства, власти и всеобщего уважения. " Ведь только здесь еще и дорожат дворянством ", - говорит Фамусов о барской Москве. Грибоедов разоблачает реакционность крепостнического общества и этим показывает, куда ведет Россию господство Фамусовых. Свои разоблачения, он вкладывает в монологи Чацкого, который обладает острым умом, быстро определяет суть предмета. Для друзей и для врагов, Чацкий был не просто умным, а " вольнодумцем ", принадлежащим к передовому кругу людей. Думы, волновавшие его, тревожили умы всей прогрессивной молодежи того времени. В Петербург Чацкий попадает тогда, когда том зарождается движение " либералистов ". В этой обстановке, по-моему, складываются взгляды и стремления Чацкого. Он хорошо знает литературу. Такое увлечение литературой было характерно для свободомыслящей дворянской молодежи. Вместе с тем Чацкого увлекает и общественная деятельность: мы узнаем про его связь с министрами. Полагаю, он успел побывать даже в деревне, ведь Фамусов

утверждает, что он там " наблажил ". Можно предположить, что эта блажь означала хорошее отношение к крестьянам, возможно, кое-какие хозяйственные реформы. Эти высокие стремления Чацкого являются выражением его Патриотических чувств, вражды к барским нравам и крепостному праву в целом. " Служить бы рад, прислуживаться тошно ", - заявляет Чацкий подобно Грибоедову. Так же, как и Грибоедов, Чацкий является гуманистом, защищает свободы и независимость личности. Крепостническую основу он резко разоблачает в гневной речи " о судьях ". Низкопоклонство перед всем иностранным, французское воспитание, обычное для дворянской среды, вызывают резкий протест Чацкого: Я одаль воссылал желанья Смиренные, однако вслух, Чтоб истребил господь нечистый этот дух Пустого, рабского, слепого подражанья; Чтоб искру заронил он в ком-нибудь с душой; Кто мог бы словом и примером Нас удержать как крепкою вожжой, От жалкой тошноты по стороне чужой. Чацкий в комедии не одинок. Он выступает от имени всего поколения. Возникает закономерный вопрос: кого же имел в виду герой под словом " мы "? Вероятно, молодое поколение, идущее другим путем. То, что Чацкий не одинок в своих взглядах, понимает и Фамусов. " Нынче пуще, чем когда, безумных развелось людей, и дел, и мнений! " - восклицает он. У Чацкого преобладает оптимистическое представление о характере современной ему жизни. Он верит в наступление новой эры. Чацкий с удовлетворением говорит Фамусову: Как посравнить да посмотреть Век нынешний и век минувший: Свежо предание, а верится с трудом. Еще совсем недавно "прямой был век покорности и страха ". Нынче пробуждается чувство личного достоинства. Не все хотят прислуживаться, не каждый ищет покровителей. Возникает общественное мнение. Борьба против Фамусовых в комедии не завершилась, потому что и в реальной действительности она только началась. Очень верно заметил Гончаров: "Чацкий неизбежен при смене одного века другим. Чацкие живут и не переводятся в русском обществе, где длится борьба свежего с отжившим, больного со здоровым."

2 Русская литература отличалась необыкновенной целомудренностью. Любовь в представлении русского человека и русского писателя — чувство в первую очередь духовное. Бунин в «Солнечном ударе» принципиально переосмысливает эту традицию. Для него чувство, внезапно возникающее между случайными попутчиками на пароходе, оказывается столь же бесценным, как и любовь. Причем именно любовь и есть это пьянящее, самозабвенное, внезапно возникающее чувство, вызывающее ассоциацию с солнечным ударом. Трактовка Буниным темы любви связана с его представлением об Эросе как могучей стихийной силе — основной форме проявления космической жизни. Она трагедийна в своей основе. Так как переворачивает человека, резко меняет течение его жизни. Многое в этом отношении сближает Бунина с Тютчевым. В любви герои Бунина подняты над временем, обстановкой, обстоятельствами. Что мы знаем о героях «Солнечного удара»? Ни имени, ни возраста. Только то, что он поручик, что у него «Обычное офицерское лицо, серое от загара, с белесыми, выгоревшими от солнца усами и голубоватой белизной глаз». А она отдыхала в Анапе и теперь едет к мужу и трехлетней дочери, у нее прелестный смех и одета она в легкое холстинковое платье. Можно сказать, что весь рассказ «Солнечный удар» посвящен описанию переживания поручика, потерявшего свою случайную возлюбленную. Это погружение во мрак, почти «умопомрачение», происходит на фоне нестерпимо душного солнечного дня. Обжигающими ощущениями буквально пропитаны все описания. Эта солнечность должна напоминать читателям о постигшем героев рассказа «солнечном ударе». Это одновременно и безмерное счастье, но это все же и удар, потеря рассудка. Поэтому вначале эпитет «солнечный» соседствует с эпитетом «счастливый», то потом в рассказе появляется «бесцельное солнце». Писатель рисует то страшное чувство одиночества, отторжения от других людей, какое испытал поручик, пронзенный любовью. Рассказ имеет кольцевую композицию. В самом его начале слышен удар о причал приставшего парохода, и в конце слышны те самые звуки. Между ними пролегли сутки. Но они в представлении героя и автора отдалены друг от друга, по меньшей мере, десятью годами (эта цифра дважды повторяется в рассказе), а на самом деле вечностью. Теперь едет на пароходе уже другой человек, постигнувший какие-то самые важные вещи на земле, приобщившийся к ее тайнам.

Билет 4

1 Образ автора в романе «Евгений Онегин» имеет три грани: автор-персонаж; автор-повествователь автор — лирический герой, рассказывающий о себе, своих переживаниях, взглядах, жизни. Из многочисленных лирических отступлений складывается представление о характере Автора, его образе мыслей, переживаниях, изменении его личности. Цветы, любовь, деревня, праздность, Поля! Я предан вам душой. Всегда я рад отметить разность. Между Онегиным и мной. В I главе Автор дает беглый очерк истории русского театра, когда актрисы казались Автору «богинями. Описание туалета Онегина рождает у Автора сентенцию: «Быть можно дельным человеком. / И думать о красе ногтей». Во II главе, описывая внешность Ольги, Автор замечает, что подобный портрет красавицы легко обнаружить в любом современном романе. Такой идиллический образ Автор и сам прежде любил, но «надоел он мне безмерно». Поведав типичную историю жизни семейства Лариных, Автор приходит к выводу о постоянной повторяемости событий и судеб и неотвратимости смерти: Придет, придет и наше время, И наши внуки в добрый час. Из мира вытеснят и нас! В III главе Автор открыто выражает свою симпатию и сочувствие Татьяне. Татьяна, милая Татьяна! С тобой теперь я слезы лью... В IV главе Автор делится своими наблюдениями о светской дружбе. «Уж эти мне друзья! О них недаром вспомнил я». Друг оказывается предателем, поэтому «Трудов напрасно не губя, / Любите самого себя». В VI главе Автор как бы «теряет» нить повествования, рассуждая о собственном прошедшем, настоящем и будущем. Мечты, мечты! где ваша сладость? Ужель и впрямь и в самом деле. Без элегических затей Весна моих промчалась дней?.. В начале VIII главы Автор становится почти центральным персонажем романа. Он вспоминает о начале своей литературной деятельности: В те дни, когда в садах Лицея Я безмятежно расцветал... Близ вод, сиявших в тишине, Являться Муза стала мне. Для Автора характерно ощущение жизни как праздника, поэтическое восприятие жизни для него связано с творчеством. Творчество объединяет поэта с миром: В глуши звучнее голос лирный, Живее творческие сны. Автор представляет Онегина в качестве своего «доброго приятеля», уточняет обстоятельства своего знакомства с ним: Условий света, свергнув бремя, Как он, отстав от суеты, С ним подружился я в то время. В Онегине Автора привлекают «неподражательная странность, резкий охлажденный ум». И тот и другой познали «страстей игру», «в обоих сердца жар угас», «обоих ожидала злоба Слепой Фортуны и людей». Нравятся Автору и умение Онегина вести «язвительный спор», его желчные шутки и мрачные эпиграммы; не раз бродили они светлыми летними ночами по уснувшей столице, стояли над дремлющей Невой. Вместе с Онегиным Автор собирался путешествовать по «чуждым странам», но по воле случая они разошлись), Онегин уехал вступать в наследование имением). В то же время Автор противопоставляет себя Онегину. Для Онегина природа — лишь одно из звеньев в цепи перемены занятий и образа жизни. Автор по-настоящему любит природу («Я был рожден для жизни мирной, для деревенской тишины... «). У Автора отношение к театру восторженное («Волшебный край!..»), у Онегина — светское. Они по-разному относятся к любви. Для Онегина это «наука страсти нежной». Автор, как и «все поэты — любви мечтательной друзья». Важна

разница и в их отношении к литературе. Автор говорит о герое: «Хотел писать - но труд упорный ему был тошен...».

2 «Человек из Сан-Франциско». Герой рассказа, богатый американский бизнесмен, имени которого даже не упоминается, достигнув высокого материального благополучия, решает устроить для своей семьи длительное путешествие. Но все планы разрушает одно непредвиденное обстоятельство - смерть героя. Главной идеей является не просто история об американском бизнесмене. Казалось бы, главный герой умирает – сюжетный потенциал исчерпан. Но границы рассказа оказываются значительно шире границ истории. Перед читателем появляется панорама Неаполитанского залива, зарисовка уличного рынка, образы лодочника Лоренца и абруццких горцев и, наконец, образ «Атлантиды» - парохода, возвращающего мертвого господина в Америку. «Атлантида» замыкает композиционный круг рассказа. Если в начале господин сам развлекается на пароходе – общается с богатыми людьми, наблюдает за яркой порой «влюбленных», то в конце то же самое происходит с другими пассажирами, а «глубоко под ними, на дне темного трюма, « стоит гроб господина, который некогда планировал развлекаться целых два года. Гроб в трюме – своеобразный приговор бездумно веселящемуся обществу, напоминание о том, что и богатые люди отнюдь не всесильны и не всегда определяют свою судьбу. Богатство отнюдь не залог счастья. Последнее – в совсем иных человеческих измерениях. Независимость человека от его социального положения или богатства – главная тема произведения. Кроме того, в рассказе раскрывается тема счастья. Правда, представление о нём у господина и его семьи своеобразно. Для героя счастье – сидеть и рассматривать фрески рядом с миллиардером, для его дочери – выйти замуж за принца. Любовь, как и другие чувства в «отборном обществе», искусственно. Доказательством этого является пара, специально нанятая для того, чтобы играть влюбленных. Нарушение планов господина происходит уже в Неаполе. Неподвластная господину и поэтому непредсказуемо капризная природа заставляет его отправиться на Капри. Автор очень подробно и детально описывает распорядок существования господина. Выразительным контрастом пунктуальному миру господина становится не предсказуемая стихия подлинной жизни. На фоне четкого распорядка существования героя его смерть кажется «нелогичной». Но ещё более «нелогичными» и непредсказуемыми оказываются действия служащих отеля и «отборного общества». Они явно не довольны тем, что смерть господина нарушила их веселье. Хозяин отеля чувствует вину за то, что не сумел скрыть случившегося. Со смертью героя теряется его власть над людьми. На просьбу жены господина из Сан-Франциско найти гроб хозяин отеля цинично предлагает ящик из-под содовой воды, в котором тело и доставляется на пароход. Оказывается, все накопленное им не имеет никакого значения перед тем вечным законом, которому подчинены все без исключения. Очевидно, что смысл жизни не в приобретении богатств, а в чем-то, не поддающемся денежной оценке, - житейской мудрости, доброте, духовности. Работая над рассказом, писатель вносит в дневник следующую запись: «Плакал, пиша конец». Бунин отнюдь не оплакивает своего героя, а испытывает боль от мертвящей жизни богатеев, которые вершат судьбы простых людей.

Билет 5

1 Любовная лирика Пушкина исполнена нежных и светлых чувств к женщине. Лирического героя стихов о любви отличают самоотверженность, благородство, глубина и сила чувства. Тема любви, раскрывающая широкую палитру переживаний человека, отражена в стихотворениях «Погасло дневное светило...» (1820), «Я пережил свои желанья...» (1821), «Храни меня, мой талисман...» (1825), «К***» («Я помню чудное мгновенье...», 1825), «На холмах Грузии лежит ночная мгла...» (1829), «Я вас любил (1829) и др. Любовь и дружба — главные чувства, изображаемые Пушкиным. Герой лирики Пушкина прекрасен во всем — ибо честен и требователен к себе. Любовь в лирике Пушкина-- это способность подняться над мелким и случайным. Высокое благородство, искренность и чистота любовного переживания с гениальной простотой и глубиной передано в стихотворении «Я вас любил...» (1829). Это стихотворение — образец абсолютного поэтического совершенства. Оно построено на простом и вечно новом признании: «Я вас любил». Загадочность этих стихов — в их полной безыскусственности, обнаженной простоте и в то же время невероятной емкости и глубине человеческого эмоционального содержания. Поражает свойственное очень немногим бескорыстие любовного чувства, искреннее желание не просто счастья не любящей автора женщине, но новой, счастливой любви для нее. Практически все слова употреблены поэтом в своем прямом значении, единственное исключение — глагол «угасла» по отношению к любви, и то эта метафоричность не выглядит каким-то «выразительным приемом». Огромную роль играют параллели и повторы однотипных конструкций: «безмолвно, безнадежно»; «то робостью, то ревностью»; «так искренно, так нежно». Эти повторы создают энергию и одновременно элегическую наполненность поэтического монолога, который заканчивается гениальной пушкинской находкой — исповедь сменяется страстным и прощальным пожеланием: «...Как дай вам Бог любимой быть другим». Кстати, сочетание «дай вам Бог» часто используется в контексте прощания. Гармоничной и музыкальной делает эту элегию и пятистопный ямб, и точные, простые рифмы, и отсутствие переносов, совпадение синтаксической структуры словосочетаний и предложений со стихотворной строкой. И конечно, совершенно чарующе обыгран звук «л» в последнем четверостишии.

2 . Повесть А. П. Платонова «Котлован» (1930) — драматическая картина слома времени и слома народной жизни в период выполнения планов первых пятилеток и колхозного строительства. Главный герой повести «Котлован» Вощев уволен «в день тридцатилетия личной жизни... с небольшого механического завода, где он добывал средства для своего существования». Куда идет он? Он находит работу на рытье котлована для общепролетарского дома. Но и здесь его не покидает «задумчивость среди общего темпа труда», из-за которой ему дали расчет на заводе. О чем же думает герой? Что ищет? Он думает «о плане общей жизни», об истине, без которой «стыдно жить». Он не может «трудиться и ступать по дороге, не зная точного устройства мира и того, куда надо стремиться». Именно поиск истины и смысла жизни не позволяет Вощеву оставаться на месте. Пространство, в котором движется герой, это не столько просторы Советского Союза, сколько условное пространство смысла, и его координаты — город, котлован, колхоз имени Генеральной линии — имеют символическое значение. Здесь, в этих точках бесконечного мира, Вощев пытается обрести истину. И на строительстве котлована, и в колхозе он

встречает людей, которые, как кажется на первый взгляд, эту истину нашли. У рабочих, строителей котлована, есть вполне определенная цель: они строят «то единое здание, куда войдет на поселение весь местный класс пролетариата. Являвшийся лишь в мечтах и грезах, он скоро станет реальностью, ведь строительство уже начато, а значит, скоро сбудется мечта о всеобщем счастье. Разве это не есть та истина, ради которой стоит жить? Но чем больше всматривается Вощев в лица строителей, тем сильнее испытывает разочарование от такой истины: «Хотя они и владели смыслом жизни, что равносильно вечному счастью, однако их лица были угрюмы и худы, а вместо покоя жизни они имели измождение. Вощев со скупостью надежды, со страхом утраты наблюдал этих грустно существующих людей, способных без торжества хранить в себе истину». Не находит истины Вощев и в деревне. Здесь задача тоже проста и конкретна: ликвидировать кулаков, свезти все имущество на оргдвор, объявить о создании колхоза, и тогда все крестьяне объединятся в единую счастливую семью. И вот когда «кулацкий сектор», погруженный на плот, наконец-то скрылся за поворотом реки, в колхозе начинается праздник. Странная, почти нереальная пляска, сопровождающаяся «возгласами довольства» и ржанием обобществленных лошадей, так не похожа на искреннюю человеческую радость. И даже после того как музыка прекратилась, механическое топтание «счастливых» колхозников продолжается. Вторя зажужжавшей мухе, «колхоз... запел слабым голосом. Слов в этой песне понять было нельзя... но в них слышалось жалобное счастье и напев бредущего человека». Вощеву нужно прикоснуться перстами к этому «будущему счастью и действу», чтобы уверовать в святость и необходимость жертв. Надежда на обретение истины с новой силой загорается в душе Вощева с появлением на котловане Насти. Она становится для него воплощением истины, цели. Ее жизнь — оправдание смерти Козлова, Софронова и многих других жертв. Но занятые «всеобщим счастьем» строители не уберегли девочку. «Никто не пришел проведать заболевшую Настю, потому что каждый нагнул голову и непрерывно думал о сплошной коллективизации». Общепролетарский дом, котлован под который с таким усердием рыли герои повести, так и остался мечтой. Реальностью стала могила для Насти. Эту могилу Чиклин выдолбил в вечном камне на дальнем краю котлована. Рытье котлована и создание колхоза являются в повести Платонова воплощением строительства той новой жизни, которая должна была даровать людям царство истины. Но у тела умершей Насти Вощев не только с горечью понял, что в этой великой стройке не найти ему истины и смысла жизни, но впервые вообще усомнился в их существовании: «Вощев стоял в недоумении над этим утихшим ребенком, он уже не знал, где же теперь будет коммунизм на свете, если его нет сначала в детском чувстве и в убежденном впечатлении? Зачем ему теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького, верного человечка, в котором истина стала бы радостью и движеньем?» А это значит, что незачем ему больше оставаться здесь, вблизи котлована, и придется снова отправляться в путь и снова подбирать по дороге ненужные вещи, чтобы когда-нибудь, пусть не сейчас, они получили какой-либо смысл, потому что все в этом мире должно иметь смысл. И будет это странствие вечным, потому что «нигде человеку конца не найдешь и масштабной карты души его составить нельзя». И будет герой брести и брести, встречая на своем пути таких же одиноких людей, осиротевших от утраты высшего смысла. И может быть, где-то на повороте обдаст его морозной пылью бешено мчащаяся куда-то «птица-тройка». «Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа...»

Билет 7

1 А. С. Пушкин в своем романе впервые отделил автора от героя. И линия автора, его точка зрения существует сама по себе, отдельно от точки зрения главного героя, Онегина, иногда пересекаясь с ней. Третий же герой романа, Ленский, совершенно не похож ни на автора, ни на Онегина, с ним связана еще одна точка зрения, иная позиция, противопоставляющаяся в первую очередь позиции Онегина, так как автор на протяжении всего романа нигде не сталкивается с Ленским, он лишь показывает свое к нему отношение. А. С. Пушкин с мягкой иронией рассказывает о Ленском, этом восторженном романтике, который пел разлуку и печаль, И нечто, и ту манну даль. А также с некоторой издевкой говорит о том, как писал Ленский. Романтизм уже ушел из жизни, как уходит и Ленский. Его смерть вполне логична, она символизирует собой полный отказ от романтических идей. Ленский не развивается во времени, он статичен. Отличаясь от тех людей, среди которых вынужден жить (и в этом он схож с Онегиным), Ленский был способен только на то, чтобы быстро вспыхнуть — и угаснуть. И даже если бы Онегин не убил его, скорее всего, в будущем Ленского ждала обыкновенная жизнь, которая охладила бы его пыл и превратила в простого обывателя, который Пил, ел, скучал, толстел, хирел. И, наконец, в своей постели Скончался б посреди детей, Плаксивых баб и лекарей. Такой путь, точка зрения нежизнеспособны, что и доказывает Пушкин читателю. Совершенно другая точка зрения Онегина. Она в чем-то схожа с точкой зрения автора, и поэтому в какой-то момент они становятся друзьями: Мне нравились его черты, Мечтам невольная преданность... Они оба сходятся в своем отношении к свету, оба бегут от него. Оба скептики и вместе с тем интеллектуалы. Когда же Онегин идет на дуэль, испугавшись общественного мнения, и убивает на ней Ленского, когда оказывается, что его точка зрения не основывается на твердых нравственных принципах. Но еще и до этого видно, что их точки зрения расходятся по многим вопросам: это и их отношение к искусству, к театру, к любви, к природе. То, что один из них поэт, а другой не может отличить ямба от хорея, конечно, сильно отдаляет их друг от друга. И, скорее всего, А. С. Пушкин показывал, что точка зрения Онегина, например, его отношение к театру: ...на сцену В большом рассеянье взглянул, Отворотился — и зевнул — отлична от авторской. Автор, безусловно, восхищается этим искусством, для него театр — это “волшебный край”. Отношение же Онегина к любви: Как рано мог он лицемерить, Таить надежду, ревновать... — просто не имеет права существовать. Онегин, будучи “гением” науки любви, упустил возможность счастья для себя, оказался неспособным на истинное чувство (вначале). Когда же он смог полюбить, то все равно не достиг счастья, было уже слишком поздно. В этом заключается истинная трагедия Онегина. И его путь оказывается неправильным, ненастоящим. Позиция автора иная, его не раз волновали страсти, любовь была неизменным спутником жизни: Замечу кстати: все поэты — Любви мечтательной друзья. И конечно, именно отношение к Татьяне во многом определяет их точки зрения, отдаляя друг от друга. Чем ближе Пушкин к Татьяне, тем больше отдаляется он от Онегина, который нравственно намного ниже ее. И только когда Онегин будет способен на высокое чувство, когда он влюбится в Татьяну, критические оценки А. С. Пушкина исчезнут. Одно из основных различий между ними — это в том числе их отношение к природе. Онегин далек от нее, как и от всего остального, автор же “предан душой”, “рожден для жизни мирной, для деревенской тишины”. Пушкин показал, что такая позиция, точка зрения Онегина уже не могут существовать. Правда, он оставляет ему выбор. Онегину еще не поздно измениться, поэтому-то финал романа открытый.
2. В своих произведениях каждый по-своему сумел передать те «мгновения» войны, те глубинные процессы, происходящие в сознании людей, которые и определяют, способен ли человек остаться человеком в бесчеловечных обстоятельствах. Отдавая дань прошлому, памяти тех, «кто уже никогда не придет», и тем, кто остался жив в этой схватке с фашизмом, писатели посвящают свои произведения: романы, повести, рассказы, стихи. Юрий Бондарев в одной из первых своих «военных» повестей — «Батальоны просят огня» — поставил проблемы ответственности за судьбу человека на войне. Основной конфликт этой повести связан с приказом командования: нескольким батальонам форсировать Днепр на одном из участков. В армии приказы обсуждению не подлежат, их следует в точности выполнять. Так и

поступили батальоны Бульбунюка и Максимова. Но быстро изменившаяся обстановка внесла в планы командования коррективы. Первоначальный приказ уже по ходу операции пришлось отменить. Только двум батальонам это было неизвестно — они уже вступили в бой. Цена неожиданным коррективам оказалась самая страшная — один из батальонов, сковав значительную часть немецких сил, лишился обещанной огневой поддержки и был обречен. Как оценить эту непростую ситуацию? Можно ли ее оправдать? Герои Бондарева по-разному отвечают на эти вопросы. Капитан Ермаков судит трагический для его однополчан исход самым беспощадным образом. Прежде всего, он винит себя. Ему мучительно больно оттого, что почти весь батальон, с которым он вместе уходил выполнять приказ и командование которым взял на себя в самые роковые минуты, пал, а сам он остался жив. Ермаков чувствует свою ответственность за погибших людей. Пробираясь после последнего боя из окружения, Ермаков думает: «Я командовал батальоном — и остался один. Так разве это не смерть? Так зачем я еще живу, когда все погибли? Я один?..» Нравственный максимализм Ермаков перенял от своих погибших товарищей. Он вспомнил вспыльчивого и несдержанного начальника штаба батальона Орлова, который никому не прощал на фронте одну вещь: «...на чужой крови, на святом, брат, местечко делать!» Ему близки оказались те нравственные законы, которые в любой обстановке исповедовал совсем юный лейтенант Ерошин. Для этого человека невозможно было даже принять какую-либо вещь убитого противника. Не потому, что хотелось остаться чистеньким. На войне так не бывает. Ерошину хотелось сохранить чистой свою душу До боя Ермаков не понимал Ерошина:«...раздражали его неопытность, наивная, неуклюжая молодость, его неумение понимать все с первого слова». Это уже после трагической для батальона развязки Ермаков понял, что перевешивало все «грехи» Ерошина — романтическое отношение к войне, вера в справедливость, непоказное уважение к солдату и самое главное — чувство долга. Даже раненный, Ерошин думал не столько о себе и своих болях — прежде всего о предстоящем бое, который оказался для него последним: «Боже мой, орудие не замаскировано... «Вот почему Ермаков, выбираясь из окружения, не радовался своему спасению. Он думал о погибших товарищах: «Память его, не угасая даже в мгновении забытья, была дана ему как в наказание». Отсюда суровость оценок Ермакова по отношению к командованию. В неожиданной корректировке приказов он увидел слабость своих командиров, которые, решая стратегические задачи, позволили поставить под удар два батальона. Командование думало о судьбе операции, Ермаков — о конкретных людях. В этом кроется одно из самых сложных противоречий войны. По-другому оценивает себя командир дивизии Иверзев. Оказавшись перед выбором, куда направить огонь артиллеристов — в поддержку двух батальонов или всей дивизии, которая выполняла уже новую задачу, он после недолгих раздумий остановился на последнем: «Этого требовали сложившиеся обстоятельства». Угрызения совести Иверзева не мучили. Войну он понимал как трудную работу, где потери неизбежны. Неизбежная гибель двух батальонов, оставшихся без огневой поддержки, ему не представлялась трагедией большого масштаба. Здесь Бондарев вышел на самую сложную проблему, которая в последних его книгах приобрела центральное звучание, — это соотношение норм права и морали. По военным законам Иверзева вряд ли можно осуждать. И Ермаков, бросивший комдиву тяжкие обвинения, с точки зрения устава совершенно справедливо оказался подвергнутым аресту. Но как быть с нравственной точкой зрения? Этого вопроса не удалось избежать Иверзеву. Своим дерзким поступком Ермаков заставил его задуматься о судьбах конкретных людей. В душе появились сомнения. Не случайно во время решающего боя, от которого зависел успех всей операции, командир дивизии лично поднял в атаку залегших от плотного немецкого огня бойцов, хотя необходимости личного участия Иверзева в боевых действиях не было. Не дело комдива ходить в атаку. В бой его повело чувство вины. Иверзеву думалось, что успех дивизии при взятии города загладит его вину в гибели двух батальонов. Повесть Ю. Бондарева «Батальоны просят огня» — это яркая, запечатленная предельно точно картина войны и множество состояний юной души, воспринимающей и оценивающей эту войну, человека в ней. И те обстоятельства, в которых оказываются герои повести, обнажают их духовную сущность, заставляют делать свой нравственный выбор.

Билет 8

1 А Ольга и Ленский? Они выделены из общей массы дворян, но их образ жизни тоже нельзя поставить в пример. Самым крупным планом в романе показаны Онегин и Татьяна. Поэт говорит о герое: "Мне нравились его черты". А героиню называет своим "верным идеалом". Значит, в Онегине не все одобряется, а в Татьяне — все. Очевидно, при рассмотрении этих образов можно ответить на поставленный прежде вопрос. У Онегина и Татьяны есть качества, которые их сближают. В обществе, где "воспитаньем немудрено блеснуть", нашей герои выделяются своими познаниями. Евгений в совершенстве знал французский язык, был знаком с художественной литературой, с историей, "читал Адама Смита", хорошо разбирался в театральном искусстве. Татьяне с детства книги "заменяли все". За чтением романов она провела не одну ночь. А позднее с жадностью читает книги в библиотеке своего избранника. И Онегин, и Татьяна обладают проницательным умом. Онегин знал людей. Он слушал Ленского с улыбкой, понимая незрелость его суждений. Ольга для Онегина — заурядная барышня, он позволяет себе шептать ей "какой-то пошлый мадригал", с Татьяной же Евгений всегда серьезен. А Татьяна сумела постичь даже такую сложную и противоречивую натуру, как Онегин. Объединяет героев независимость их суждений и поступков. Онегин в беседе с Ленским совершенно свободно все подвергает суду, уклоняется от общения с назойливыми соседями-помещиками. Он не всегда заботится о том, какое о нем сложится мнение. Наделенная "своенравной головой", Татьяна резко высказывается о пышности, мишуре, суете высшего света. Онегина и Татьяну сближают также честность и правдивость во взаимоотношениях. На доверчивое письмо Татьяны Евгений отвечает "признаньем также без искусства". Удивительно ли, что умные, проницательные люди, какими были Онегин и Татьяна, чувствовали себя совершенно одинокими в той среде, к которой они принадлежали по рождению? Поэт отмечает, что Онегин в избранном обществе "казался чужим". Татьяна даже в родной семье "казалась девочкой чужой". Но, обладая некоторыми сходными качествами, герои различны между собой. Себялюбию Евгения противопоставлена душевная щедрость Татьяны. Эти качества проявляются, прежде всего, в любви. Если эгоизм Евгения был той почвой, на которой выросло легкое отношение к любви, то душевная щедрость Татьяны объясняет ее самоотречение и верность в сердечной привязанности. С юных лет "наука страсти нежной" заменяла Онегину истинные чувства. Как легкокрылый мотылек, порхал он, часто меняя привязанности. В минуту откровения он признается Татьяне, что "семейная картина" его не пленяет, что он не способен никого долго любить. Позднее, добиваясь любви Татьяны, знатной великосветской дамы, княгини, Онегин думает только о себе и своих страданиях. Во всех поступках Онегин руководствуется только своими прихотями. Он завязывает дружбу с Ленским от скуки, лишь бы убить время. В щедром сердце Татьяны всегда найдется место состраданию, сочувствию к человеку, чувству долга перед ним. Она часто ходит к одинокой могиле Ленского. Руководствуясь чувством супружеского долга, Татьяна отвергает любовь Онегина, хотя продолжает его по-прежнему любить. Однако основным различием между героями является полное равнодушие Евгения и глубокая привязанность Татьяны к "низкой" природе и народу. Разве мог воспитанный французами-гувернантами в шумной суете столицы, вдали от народной жизни Евгений чувствовать прелесть "низкой" природы, ощущать необходимость связи с народом? Ко всему этому он остается равно душным. Только на короткое время его могла пленить непритязательная деревенская природа. А затем он увидел, "что и в деревне скука та же". Совсем иная Татьяна. Выросшая среди привольных полей, зеленых тенистых дубрав, ежедневно общаясь с народом, она сохраняет на всю жизнь глубокую, нежную любовь к родной земле и ее природе, трогательную привязанность к "бедным поселянам". Еще с детства "она любила на балконе предупреждать зари восход", наблюдать за звездами. Деревья, цветы, ручьи — это ее друзья, которым можно доверять свои тайны. Татьяна сочувствовала народу ("бедным помогала"), но особую нежность в ее душе вызывает

няня, которую она называет "милая". Этих симпатий ничто не может истребить в душе Татьяны: ни долгая вынужденная разлука, ни высокое положение в свете. Ее душа тоскует и рвется к родным местам, привычному образу жизни.

2 У каждого человека есть своя малая родина, та земля, которая является Вселенной и всем тем, чем стала Матёра для героев повести Валентина Распутина. Матёра — это и остров, и одноименная деревня. Триста лет обживали это место русские крестьяне. Неторопливо, без спешки, идет жизнь на этом острове, и за те триста с лишним лет многих людей сделала счастливыми Матёра. Всех принимала она, всем становилась матерью и заботливо вскармливала детей своих, и дети отвечали ей любовью. Но уходит Матёра, уходит душа этого мира. Надумали построить на реке мощную электростанцию. Остров попал в зону затопления. Всю деревню надо переселять в новый поселок на берегу Ангары. Но эта перспектива не радовала стариков. Душа бабки Дарьи обливалась кровью, ведь в Матёре не только она выросла. Это — родина ее предков. А сама Дарья считала себя хранительницей традиций своего народа. Она искренне верит, что «нам Матёру на подержание только дали... чтобы обихаживали мы ее с пользой и кормились». И встают матёринцы на защиту своей родины, пытаются спасти свою деревню, свою историю. Но что могут старики и старухи сделать против всемогущего начальника, который отдал приказ затопить Матёру, стереть ее с лица земли. Для чужих этот остров всего лишь территория, зона затопления. Размышляя о причинах вандализма, Дарья приходит к выводу, что в людях и обществе стало утрачиваться чувство совестливости. «Народу стало много боле, — размышляет она, — а совесть, поди-ка та же... А наша совесть постарела, старуха стала, никто на нее не смотрит... Че про совесть, ежели этакое творится!» Утрату совести герои Распутина связывают впрямую с отрывом человека от земли, от своих корней, от вековых традиций. Но писатель заставляет задуматься, будет ли человек, покинувший свою родную землю, порвавший со своими корнями, счастливым, и, сжигая мосты, покидая Матёру, не теряет ли он свою душу, свою нравственную опору? Павлу, старшему сыну Дарьи, тяжелей всего. Он разрывается на два дома: нужно обустраивать жизнь в новом поселке, но еще не вывезена мать из Матёры. Душой Павел на острове. Но и восстать против переселения Павел не в силах. Андрею, внуку Дарьи, легче. Он уже вкусил новое. Его тянет к переменам: «Сейчас время такое живое... все, как говорится, в движении. Я хочу, чтоб было видно мою работу, чтоб она навечно осталась...» В его представлении, ГЭС — это вечность, а Матёра — уже что-то отжившее. Андрею изменяет историческая память. Уезжая строить ГЭС, он вольно или невольно освобождает место другим своим единомышленникам, «пришлым», которые делают то, чем пока еще неудобно заниматься уроженцу Матёры — заставлять людей покидать обихоженную землю. Итог плачевен... С карты Сибири исчезло целое селение, а вместе с ним — уникальные традиции и обычаи, которые на протяжении столетий формировали душу человека, его неповторимый характер. Что будет с Россией? Надежду на то, что Россия все-таки не утратит своих корней, Распутин связывает с бабкой Дарьей. Она несет в себе те духовные ценности, которые утрачиваются с надвигающейся городской цивилизацией: память, верность роду, преданность своей земле. Берегла она Матёру, доставшуюся ей от предков, и хотела передать в руки потомков. Но приходит последняя для Матёры весна и передавать родную землю некому. Да и сама земля скоро перестанет существовать, превратившись в дно искусственного моря.Распутин не против перемен, он не пытается в своей повести протестовать против всего нового, прогрессивного, а заставляет задуматься о таких преобразованиях в жизни, которые бы не истребили человеческого в человеке. В силах людей сберечь родную землю, не дать ей исчезнуть без следа, быть на ней не временным жильцом, а вечным ее хранителем, чтобы потом не испытывать перед потомками горечь и стыд за утерю чего-то родного, близкого твоему сердцу.

Билет 9

1 Ярким примером романтизма в творчестве Лермонтова является стихотворение “Парус”, написанное восемнадцатилетним поэтом: Белеет парус одинокий В тумане моря голубом!.. Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?.. В интимной лирике Лермонтова мало светлого, радостного, что было характерно и для Пушкина. В одном из стихотворений он признавался: Пусть я когда-нибудь люблю: Любовь не красит жизнь мою. Любовное чувство лирического героя у Лермонтова наполнено тоской, ему сопутствуют трагические обстоятельства, тяжелые предчувствия. Чаще всего Лермонтов пишет о неразделенной любви, об измене женщины, не сумевшей оценить возвышенные чувства. Трагизм любовной лирики был обусловлен обстоятельствами личной жизни поэта. Цикл стихов посвящен Наталье Ивановой, дочери известного драматурга. Вначале Иванова отвечала взаимностью Лермонтову, была его близким другом, но любовное увлечение поэта окончилось несчастливо. Измена любимой женщины послужила поводом для создания стихотворения “Я не унижусь пред тобою...” Я не унижусь пред тобою; Ни твой привет, ни твой укор Не властны над моей душою. Знай: мы чужие с этих пор. Ты позабыла: я свободы Для заблужденья не отдам; С резкой критикой современного ему поколения выступил Лермонтов в стихотворении “Дума” (1838 г.). Это стихотворение — горькая поэтическая исповедь поколения, которое живет без активного действия и не верит в его пользу. Оно “старится в бездействии”. У этого поколения нет ни глубоких чувств, ни прочных убеждений: И ненавидим мы, и любим мы случайно, Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви, И царствует в душе какой-то холод тайный, Когда огонь кипит в крови. Это поколение не способно сказать новое слово в истории России. Стихотворение заканчивается пессимистически: Толпой угрюмою и скоро позабытой Над миром мы пройдет без шума и следа, Не бросивши векам ни мысли плодовитой, Ни гением начатого труда. “Дума” — это и лирическое стихотворение, проникнутое грустью, мечтательностью, и одновременно сатира. По идейному содержанию с “Думой” связано стихотворение “И скучно и грустно...”, написанное в форме лирического монолога.. Он сравнивает его с “потоком слез, давно накипевших”, со струей горячей крови из раны, с которой вдруг сорвали повязку. В стихотворении наиболее полно отразились особенности лирики Лермонтова. Стихи Лермонтова — это почти всегда напряженный внутренний монолог. Взгляд поэта сосредоточен не столько на внешнем мире, сколько на внутреннем душевном состоянии человека. Поэт раскрывает борьбу противоречивых мыслей своего лирического героя. И скучно и грустно, и некому руку подать. В минуту душевной невзгоды... Желанья!., что пользы напрасно и вечно желать?.. А годы проходят все лучшие годы! Состояние души, которое, казалось бы, трудно выразить словами, занимает главное место и в стихотворении “Выхожу один я на дорогу...” Философское содержание этого произведения выявляется из сопоставления спокойной и величественной природы и страдающего человека, задающегося извечными вопросами. Лирический герой Лермонтова устал от невозможности понять самого себя, от неосуществимости желаний. Поэтому в нем нет той гармонии, которую он чувствует в природе. Но у него осталась жажда прекрасного, которое он связывает с любовью, с единением с природой. Выхожу один я на дорогу; Сквозь туман кремнистый путь блестит; Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу, И звезда с звездою говорит. Лирика этого замечательного русского поэта близка каждому человеку. Поэзия Лермонтова — это вечные поиски смысла жизни, истины и счастья, неразделимые с разочарованием и страданием

2 У каждого человека есть своя малая родина, та земля, которая является Вселенной и всем тем, чем стала Матёра для героев повести Валентина Распутина. Матёра — это и остров, и одноименная деревня. Триста лет обживали это место русские крестьяне. Неторопливо, без спешки, идет жизнь на этом острове, и за те триста с лишним лет многих людей сделала счастливыми Матёра. Всех принимала она, всем становилась матерью и заботливо вскармливала детей своих, и дети отвечали ей любовью. Но уходит Матёра, уходит душа этого мира. Надумали построить на реке мощную электростанцию. Остров попал в зону затопления. Всю деревню надо переселять в новый поселок на берегу Ангары. Но эта перспектива не радовала стариков. Душа бабки Дарьи обливалась кровью, ведь в Матёре не только она выросла. Это — родина ее предков. А сама Дарья считала себя хранительницей традиций своего народа. Она искренне верит, что «нам Матёру на подержание только дали... чтобы обихаживали мы ее с пользой и кормились». И встают матёринцы на защиту своей родины, пытаются спасти свою деревню, свою историю. Но что могут старики и старухи сделать против всемогущего начальника, который отдал приказ затопить Матёру, стереть ее с лица земли. Для чужих этот остров всего лишь территория, зона затопления. Размышляя о причинах вандализма, Дарья приходит к выводу, что в людях и обществе стало утрачиваться чувство совестливости. «Народу стало много боле, — размышляет она, — а совесть, поди-ка та же... А наша совесть постарела, старуха стала, никто на нее не смотрит... Че про совесть, ежели этакое творится!» Утрату совести герои Распутина связывают впрямую с отрывом человека от земли, от своих корней, от вековых традиций. Но писатель заставляет задуматься, будет ли человек, покинувший свою родную землю, порвавший со своими корнями, счастливым, и, сжигая мосты, покидая Матёру, не теряет ли он свою душу, свою нравственную опору? Павлу, старшему сыну Дарьи, тяжелей всего. Он разрывается на два дома: нужно обустраивать жизнь в новом поселке, но еще не вывезена мать из Матёры. Душой Павел на острове. Но и восстать против переселения Павел не в силах. Андрею, внуку Дарьи, легче. Он уже вкусил новое. Его тянет к переменам: «Сейчас время такое живое... все, как говорится, в движении. Я хочу, чтоб было видно мою работу, чтоб она навечно осталась...» В его представлении, ГЭС — это вечность, а Матёра — уже что-то отжившее. Андрею изменяет историческая память. Уезжая строить ГЭС, он вольно или невольно освобождает место другим своим единомышленникам, «пришлым», которые делают то, чем пока еще неудобно заниматься уроженцу Матёры — заставлять людей покидать обихоженную землю. Итог плачевен... С карты Сибири исчезло целое селение, а вместе с ним — уникальные традиции и обычаи, которые на протяжении столетий формировали душу человека, его неповторимый характер. Что будет с Россией? Надежду на то, что Россия все-таки не утратит своих корней, Распутин связывает с бабкой Дарьей. Она несет в себе те духовные ценности, которые утрачиваются с надвигающейся городской цивилизацией: память, верность роду, преданность своей земле. Берегла она Матёру, доставшуюся ей от предков, и хотела передать в руки потомков. Но приходит последняя для Матёры весна и передавать родную землю некому. Да и сама земля скоро перестанет существовать, превратившись в дно искусственного моря.Распутин не против перемен, он не пытается в своей повести протестовать против всего нового, прогрессивного, а заставляет задуматься о таких преобразованиях в жизни, которые бы не истребили человеческого в человеке. В силах людей сберечь родную землю, не дать ей исчезнуть без следа, быть на ней не временным жильцом, а вечным ее хранителем, чтобы потом не испытывать перед потомками горечь и стыд за утерю чего-то родного, близкого твоему сердцу.

Билет 10

1. В предисловии к роману главный герой — Печорин — характеризуется как «портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии». Автор, перекладывая часть вины на общество, на среду и воспитание, в то же время не снимает с героя ответственности за его поступки. Сюжетообразующим персонажем романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» выступает Печорин. Его образ проходит через весь роман и связывает все его части. Это романтик по характеру и поведению, по натуре человек исключительных способностей, выдающегося ума, сильной воли, высоких стремлений к общественной деятельности и неистребимого желания свободы. Печорин не лишен добрых порывов. Рискуя жизнью, он первый бросился в хату убийцы Вулича. Печорин не скрывает своего сочувствия угнетенным. Нельзя сомневаться в его симпатиях к сосланным на Кавказ декабристам. Но благие стремления Печорина не развились. Ничем не сдерживаемая социально-политическая реакция, душившая все живое, духовная пустота высшего общества исказили и заглушили возможности Печорина, невероятно изуродовали его нравственный облик, страшно снизили свойственную ему жизненную активность. Печорин понял, что в условиях самодержавного деспотизма для него и его поколения осмысленная деятельность во имя общего блага невозможна. Это и обусловило свойственный ему безудержный скептицизм и пессимизм, убеждение, что жить «скучно и гадко». Сомнения опустошили Печорина до того, что у него осталось только два убеждения: рождение — несчастье, а смерть неизбежна. Разошедшийся со средой, к которой он принадлежит по рождению и воспитанию, обличающий ее, он творит жестокий суд над собой. Недовольный своей бесцельной жизнью, страстно жаждущий идеала, но не видящий, не нашедший его, Печорин спрашивает: «Зачем я жил, для какой цели я родился?» Морально искалеченный, Печорин лишился добрых целей, превратился в холодного, жестокого, деспотичного эгоиста, застывшего в гордом одиночестве, ненавистного даже себе. По словам Белинского, «алчущий тревог и бурь», бешено гоняющийся за жизнью, «ища ее повсюду», Печорин проявляет себя по преимуществу как злая сила, приносящая людям лишь страдания и несчастья. Печорин не только несет несчастье другим, но и сам несчастен. В повести «Бэла» Печорин предстает безжалостным и черствым человеком. Он похищает Бэлу, не задумываясь о том, что вырывает ее из родного дома. Такой поступок может быть оправдан лишь сильной любовью, но Печорин не испытывает ее. Он говорит Максиму Максимычу: «Любовь дикарки немногим лучше любви знатной барыни... мне с нею скучно». Герою безразличны чувства других. Именно в этой новелле появляется полный и четкий психологический портрет героя. Печорина необыкновенно влечет та свобода, которую олицетворяют Янко, «ундина», слепой мальчик. Они живут в единстве со стихией, с морем, но вне закона. И Печорин позволяет себе из любопытства вмешаться в жизнь «честных контрабандистов», заставляет их бежать, бросив дом и слепого мальчика. Печорин чужой и в этом мире. Он нигде не может найти себе пристанища. Основное раскрытие характера Печорина происходит в повести «Княжна Мери». Рассказ о событиях ведет сам герой — это его исповедь. Здесь мы видим не простое повествование, а анализ поступков, совершаемых героем. Печорин вмешивается в роман Грушницкого и Мери, разрушает его, убивает Грушницкого на дуэли, разбивает сердце Мери, нарушает наладившуюся жизнь Веры. Он пишет о притягательности «обладания душой» другого человека, но не задумывается над тем, есть ли у него право на это обладание. Печорин одинок в этом обществе, и после отъезда Веры и объяснения с Мери его уже ничто не связывает с людьми этого круга. «Насыщенная гордость» — так определено им человеческое счастье. Страдания и радости других он воспринимает «только в отношении к себе» как пищу, поддерживающую его душевные силы. Ради

капризной прихоти, без долгих раздумий, он вырвал Бэлу из родной почвы и погубил. Им кровно обижен Максим Максимыч. Ради пустого любопытства разорил он гнездо «честных контрабандистов», нарушил семейный покой Веры, грубо оскорбил любовь и достоинство Мери. Роман заканчивается главой «Фаталист». В ней Печорин размышляет о вере и безверии. Человек, утратив Бога, утратил главное — моральные ориентиры, систему нравственных ценностей, идею духовного равенства. Победив в схватке с убийцей, Печорин впервые проявляет свою способность действовать для общего блага. Таким итогом автор утверждает возможность осмысленной деятельности. Еще один нравственный закон: уважение к миру, к людям начинается с самоуважения. Человек, унижающий других, не уважает самого себя. Торжествуя над слабым, он ощущает себя сильным. Печорин постоянно ощущает свою нравственную ущербность, он «сделался нравственным калекой». Он говорит о том, что «его душа испорчена светом», разорвана на две половины, лучшая из которых «высохла, испарилась, умерла, тогда как другая жива к услугам каждого». «Дневник Печорина» — это исповедь главного героя. На его страницах Печорин говорит обо всем по-настоящему искренне, но он полон пессимизма, так как развитые обществом пороки и скука толкают его на странные поступки, а природные задатки его души остаются невостребованными, не находят себе применения в жизни, поэтому в характере героя существует двойственность. По собственному признанию Печорина, в нем живут два человека: один совершает поступки, а другой — смотрит со стороны и судит его. Трагизм героя в том, что он не видит причин своей душевной неполноценности и обвиняет мир, людей и время в своем духовном рабстве. Дорожа своей свободой, он говорит: «Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту... Но свободы моей не продам». Но истинной свободы — свободы духовной — он не знает. Он ищет ее в одиночестве, в бесконечных скитаниях, в перемене мест, то есть лишь во внешних признаках. Но везде оказывается лишним.

2. Стихотворение ''Мен голос был. Он звал утешно''. В трудные годы революции многие поэты эмигрировали за рубеж. Как ни тяжело было Ахматовой, но она не покинула свою страну, потому что не мыслила своей жизни без России: Мне голос был.Он звал утешно, Он говорил:''Иди сюда, Оставь свой край глухой и грешный, Оставь Россию навсегда. Но равнодушно и спокойно Руками я замкнула слух, Чтоб этой речью недостойной Не осквернился скорбный дух. Любовь к Родине у Ахматовой не предмет размышлений. Она считала, что если будет Родина, то будет и цель в жизни, и творчество, и дети. Автор была честным и искренним выразителем бед, несчастий своего века. Основная тема произведения: патриотизм, неприятие революции и духовный стоицизм, т.е. твердость и мужество героини. Главная любовь А. Ахматовой была любовь к родной земле:'':ложился в неё и становился ею, оттого и зовём так свободно своею''. Идея произведения в том, чтобы всегда быть со своей страной, не ''бросать её при первой же опасности'', а защищать и оставаться верной до конца. Автор использует такие эпитеты, как ''глухой и грешный'', ''черный стыд'', ''утешно, равнодушно и спокойно''. Благодаря этим средствам
выразительности А. Ахматова показывает глубокий психологизм, искренние чувства горечи, печали, неприятия войны, насилия и противопоставления частной жизни. Анне Ахматовой был свойственен трагический дар. Он позволил ей с большой поэтической силой передать события революции, террора, войны, вынужденного молчания, как личную трагедию, и , одновременно , как трагедию народа,
страны. В трудные годы революции многие поэты эмигрировали из страны, но А. Ахматова , являясь истинной патриоткой и любящей свою Родину женщиной, осталась в России и продолжала в нелёгкое время писать стихи. Судьбу свою Ахматова навсегда связала с судьбой родной земли, и когда после революции пришла пора выбирать, она не колебалась: осталась с родной страной, с народом.

Билет 11

1. «Мертвые души» — это не только помещики и чиновники, это «безответно мертвые обыватели», страшные «неподвижным холодом души своей и бесплодной пустыней сердца». Чичиков побывал в пяти помещичьих усадьбах, но это не цикл разрозненных новелл, а единое повествование, развивающееся по своей художественной логике, суть которой определена автором: «Один за другим следуют у меня герои один пошлее другого». На первый взгляд Манилов и Собакевич, Ноздрев и Коробочка не похожи друг на друга (они даже сопоставлены по контрасту: сентиментальный Манилов и кулак Собакевич, домовитая Коробочка и безалаберный «исторический человек» Ноздрев). Однако их объединяет пустота и никчемность, которая становится чертой не только каждого из них, но принадлежностью всего уклада помещичьей жизни России. Дело не в том, конечно, что кто-то из них лучше или хуже, а в том, что одна пошлость сменяет другую, что, по словам Гоголя, «нет ни одного утешительного явления... и что по прочтении всей книги кажется, как бы точно вышел из какого-то душного погреба на божий свет». И если галерея помещиков открывается Маниловым, о котором хотя бы в первую минуту можно сказать: «Какой приятный и добрый человек», то завершается она «прорехой на человечестве» Плюшкиным. Но герои «Мертвых душ» не просто духовно убогие люди. Гоголь пишет не только о людских пороках, он связывает их в поэме с социальным положением героев: не случайно их человеческая неприглядность в полной мере раскрывается тогда, когда они, «владельцы товара», решают, как поступить с «мертвыми душами»; подарить, обменять или выгодно продать. Таким образом, в главах о помещиках безобразие крепостнических порядков и нравственная несостоятельность помещиков-дворян показаны как явления одного плана. Чиновники губернского города, по словам Собакевича: «Мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы». Лица чиновников сливаются в какое-то безликое круглое пятно, единственным признаком «индивидуальности» становится бородавка («лица у них были полные и круглые, на иных даже были бородавки»). В среде помещиков и чиновников одно ничтожество сменяет другое. Но над этим сборищем «небокоптителей» возвышается образ Руси. Живое начало русской жизни, будущее страны писатель связывает с народом. Крепостное право уродует и калечит людей, но оно не в состоянии убить живую душу русского человека, которая живет и в «замашистом, бойком» русском слове, и в остром уме, и в плодах труда умелых рук. В лирических отступлениях Гоголь создает образы беспредельной, чудесной Руси и народа-богатыря. Поэтому и заканчивается поэма образом Руси-тройки. Каким будет будущее Руси, Гоголь не знает. Но в поэме важен сам пафос этого движения, которое ассоциируется с душой русского человека. Для «идеального» мира душа бессмертна, ибо она — воплощение Божественного начала в человеке. А в мире «реальном» вполне может быть «мертвая душа», потому что для него душа только то, что отличает живого человека от покойника. В эпизоде смерти прокурора окружающие догадались о том, что у него «была точно душа», лишь, когда он стал «одно только бездушное тело». Этот мир безумен — он забыл о душе, а бездуховность и есть причина распада. Только с понимания этой причины может начаться возрождение Руси, возвращение утраченных идеалов, духовности, души. Мир «идеальный» - мир духовности. В нем не может быть Плюшкина, Собакевича, Ноздрева, Коробочки. В нем есть души — бессмертные человеческие души. Он идеален во всех значениях этого слова. И поэтому этот мир нельзя воссоздать эпически.

2 Творчество Сергея Александровича Есенина, неповторимо яркое и глубокое, ныне прочно вошло в нашу литературу и пользуется огромным успехом у многочисленного советского и зарубежного читателя.

Стихи поэта полны сердечной теплоты и искренности, страстной любви к беспредельным просторам родных полей, "неисчерпаемую печаль" которых умел он так эмоционально и так звонко передать. В нашу литературу Сергей Есенин вошёл как выдающийся лирик. Именно в лирике выражено всё, что составляет душу есенинского творчества. В ней полнокровная, искрящаяся радость юноши, заново открывающего удивительный мир, тонко чувствующего полноту земной прелести, и глубокая трагедия человека, слишком долго остававшегося в» узком промежутке» старых чувств и воззрений. И если в лучших стихотворениях Сергея Есенина- "половодье" самых сокровенных, самых интимных человеческих чувств, они до краёв наполнены свежестью картин родной природы, то в других его произведениях - отчаяние, тлен, безысходная грусть. Сергей Есенин, прежде всего - певец Руси, и в его стихах, по-русски искренних и откровенных, мы ощущаем биение беспокойного нежного сердца. В них "русский дух", в них "Русью пахнет". Они впитали в себя великие традиции национальной поэзии, традиции Пушкина, Некрасова, Блока. Даже в любовной лирике Есенина тема любви сливается с темой Родины. Автор "Персидских мотивов" убеждается в непрочности безмятежного счастья вдали от родно - го края. И главной героиней цикла становится далёкая Россия: «Как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий". С радостью и горячим сочувствием встретил Есенин Октябрьскую революцию. Вместе с Блоком, Маяковским он без колебаний встал на её сторону. Произведения, написанные Есениным в то время ("Преображение", «Инония", "Небесный барабанщик"), проникнуты бунтарскими настроениями. Поэт захвачен бурей революции, её величием и рвётся к новому, к будущему. В одном из произведений Есенин восклицал: «Мать моя - родина, я-большевик!" Но Есенин, как он сам писал, воспринял революцию по-своему, "с крестьянским уклоном", «больше стихий - но, чем сознательно". Это наложило особый отпечаток на творчество поэта и во многом предопределило его дальнейший путь. Характерны были представления поэта о цели революции, о будущем, о социализме. В поэме «Инония» он рисует будущее как некое + идиллическое царство крестьянского благополучия, социализм кажется ему блаженным "мужицким раем". Такие представления сказались и в других произведениях Есенина того времени: Вижу вас, злачные нивы, Со стадом буланых коней. С дудкой пастушеской в ивах. Бродит апостол Андрей. Но фантастическим видениям мужицкой Инонии, естественно, не суждено было сбыться. Революцию возглавлял пролетариат, деревню вёл за собой город. «Ведь идёт совершенно не тот социализм, о котором я думал", - заявляет Есенин в одном из писем того времени. Есенин начинает проклинать» железного гостя", несущего гибель патриархальному деревенскому укладу, и оплакивать старую, уходящую» деревянную Русь". Этим и объясняется противоречивость поэзии Есенина, прошедшего сложный путь от певца патриархальной, нищей, обездоленной России до певца России социалистической, России ленинской. После поездки Есенина за границу и на Кавказ в жизни и творчестве поэта происходит перелом и обозначается новый период. Она заставляет его крепче и сильнее полюбить своё социалистическое отечество и по-иному оценить всё, что в нём происходит. «...Я ещё больше влюбился в коммунистическое строительство", - писал Есенин по возвращении на родину в очерке "Железный Миргород". Уже в цикле "Любовь хулигана", написанном сразу же по приезде из-за границы, настроения потерянности и безысходности сменяются надеждой на счастье, верой в любовь и будущее. Прекрасное стихотворение» Заметался пожар голубой...", полное самоосуждения, чистой и нежной любви, даёт ясное представление о новых мотивах в лирике Есенина: Заметался пожар голубой, Позабылись родимые дали. В первый раз я запел про любовь, В первый раз отрекаюсь скандалить. Был я весь-как запущенный сад, Был на женщин и зелие падкий. Разонравилось петь и плясать И терять свою жизнь без оглядки.

Билет 12

1Действие пьесы открывается словами Кулигина, любующегося с высокого берега Волги ее вольной ширью: «Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса!.. Пятьдесят лет я каждый день гляжу на Волгу и все наглядеться не могу...» В драме «Гроза» события только во втором действии происходят в душной купеческой горнице. Во всех остальных действиях волжский простор расстилается перед зрителями тихий вечер, когда солнце еще золотит его, и в теплую полночь, и в грозу, и в суровые сумерки, переходя. В темную ночь, от Волги веет ширью, величием, красотой. Тем беднее, ничтожнее и теснее представляет, которою живут на ее берегах обыватели города— Дикие, Кабанихи и все те, кто находится у них в подчинении. Быт города Калинова Кулигин обрисовывает в следующих словах: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да и дяости нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры. Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше куска насущного хлеба. А у кого деньги сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать... » «Значительное лицо в городе» по богатству и влиянию на жизнь всего населения купец Дикой так ответил городничему, которому «...мужики пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет»: «Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Трудно более откровенно и точно объяснить хищнический способ накопления капитала, чем это сделал Дикой. Самовольство Дикого, властолюбие купчихи — вдовы Кабановой, держащей в трепете и страхе всех домашних, не знают границ. В статье «Луч свете в темном царстве», посвященной драме «Гроза», Добролюбов пишет об Островском, что «у него вы находите не только нравственную, но и житейскую, экономическую сторону вопроса, а в этом-то и сущность дела. У него вы ясно видите, как самодурство опирается на толстой мошне, которую называют «божьим благословением», и как безответность людей перед ними определяется материальною от него зависимостью». Под гнетом Диких и Кабаних стонут не только их домашние, но и весь город. «Толстая мошна» открывает перед ними неограниченную возможность произвола и самодурства. «Отсутствие всякого закона, всякой логики — вот закон и логика этой жизни», — писал Добролюбов о жизни Калинова, а следовательно и любого другого города царской России. Для Кабанихи не существует ни независимой мысли, ни сводного чувства; все должны подчиняться старшим и власть имущим. Она ненавидит все молодое, новое, живое. В тот дом, где нет стариков, где не властвует старость, «выведена на», ей и войти не хочется, как в зараженное жилище плюнешь, да вон скорее». Кабаниха гнет всех, кому приход; с нею столкнуться, но сильнее всех сына Тихона. Она нем волю, погрузила его ум в глубокий сон. Тихон по-своему горячо и преданно любит жену, но «темного царства» легла и на него. Он мягок по отношению Катерине, но он же бывает и груб с нею, водит компанию Диким. В бессилии и страдании Тихона часто чувствуется покорность раба. И все же под грубым купеческим сюртуком Тихона бьется человеческое сердце. Обиженный и оскорбленный он кричит над трупом Катерины: «Маменька, вы ее погубили' вы, вы, вы...» Лучом света в темном царстве назвал Добролюбов в одноименной статье Катерину. Дикие и Кабанихи превратили город Калинов в звериную берлогу, где человеку тесно, а им простор-' но, и вот эту тьму внезапно пронизывает луч света. Правда, он мигом погас, но возвестил свет, показал, что тьма будет разрушена, Дикие и Кабанихи будут побеждены. У Катерины вольная душа и сердце, ищущее любви, полное сочувствия ко всему живому, прекрасному, светлому, что есть в природе и человеке. Серая, скучная, темная жизнь, которою живут вокруг нее люди, не удовлетворяет Катерину. Она молча переносит свою неволю в доме Кабанихи, все ее попреки и укоры, но не покоряется ей. Никакие наставления свекрови, что спасителен один лишь страх перед старшими и Богом, никакие увещания суровой старухи, что «воля» — это грех, не могут истребить в душе Катерины ни жажды

любви, ни порыва к воле. Дом Кабанихи для нее — темница. Катерина говорит Варваре: «Не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай Бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат I меня никакой силой. В окно брошусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!» Катерина — это сильный русский характер, но «не разрушительный, а созидательный». В драме «Гроза» есть еще один «светлый» образ героя — это Кулигин. Прообразом Кулигина, мещанина, часовщика-самоучки, отыскивающего «перпету-мобиль», то есть вечный двигатель, послужил Островскому замечательный русский изобретатель Иван Петрович Кулибин (1735-1818). Островский наделил своего Кулигина той же любовью к науке, пытливой страстью к знаниям. С открытием «вечного движения» у Кулигина связана мечта не о собственной славе, а о благе: «Я бы все деньги для общества и употре-доддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки работать нечего>>" есть у Кулигиным и Катериной существует глубокая внутренняя связь. Подобно Катерине, он обладает любящим сердцем П0этической душой; Кулигин так же, как и она, вскоро родной Волгой, любит ее, не перестает любоваться. Он один способен понять, какие богатства души описаны в Катерине, горячо сочувствует ее тоске и стремлению освободиться от власти «темного царства». «Гроза» — одно из наиболее выдающихся созданий великого драматурга-реалиста.

2. Смотрите, он на фронте, где каждый день смерть, где никто “не заколдован от осколка-дурака, от любой дурацкой пули”. Порой мерзнет и голодает, не имеет вестей от родных, его ранят. А он не унывает. Живет и радуется жизни. Мне кажется, сегодня этого качества так не хватает многим людям. А может быть, и мне самому... Теркин не может не радовать своим жизнелюбием. Ведь он. В кухне — с места, с места — в бой. Курит, ест и пьет со смаком. На позиции любой. Он может переплыть ледяную реку, тащить, надрываясь, языка. Но вот вынужденная стоянка, “а мороз — ни стать, ни сесть...”. И Теркин заиграл на чужой гармонии. И от той гармошки старой, Что осталась сиротой, Как-то вдруг теплее стало. На дороге фронтовой. Теркин — душа солдатской компании. Недаром товарищи так любят слушать его то шутливые, то очень серьезные рассказы. Вот они лежат в болотах, где “перемокшая” пехота мечтает уже даже о том, “хоть бы смерть, да на сухом”, “третьи сутки кукиш кажет в животе кишка кишке”. Сыплет дождик, злой кашель терзает грудь. И даже прикурить нельзя: размокли спички. Солдаты все клянут, и кажется им, что “хуже нет уже беды”. А Теркин усмехается и начинает длинное рассуждение. Говорит он о том, что, пока солдат чувствует локоть товарища, он силен. За ним батальон, полк, дивизия. А то и фронт. Да что там, вся Россия! Вот в прошлом году, когда немец рвался к Москве и пел: “Москва моя”, — тогда и можно было кручиниться. А нынче немец уже не тот, “этой песни прошлогодней нынче немец не певец”. А мы про себя думаем, что ведь и прошлый год, когда совсем тошно было, находил Василий слова, что помогали товарищам. Такой уж в нем был талант. Такой талант, что, лежа в мокроте, засмеялись товарищи, легче им стало. Но больше всего мне нравится глава “Смерть и воин”, в которой наш герой раненый лежит и замерзает. И чудится ему, что пришла к нему Смерть. И стало ему трудно спорить с ней, потому что истекал он кровью и хотел покоя... И чего уж, казалось, держаться за эту жизнь, где вся радость — то мерзнуть, то рыть окопы, то бояться, что убьют тебя?... Но не такой Василий, чтобы легко сдаться “Косой”. Буду плакать, выть от боли, Гибнуть в поле без следа, Но тебе по доброй воле Я не сдамся никогда, — шепчет он. И воин побеждает Смерть. Нынче прошло время лубочных героев книг и фильмов, о любителях которых с издевкой писал Твардовский, что эти писатели всегда рады “заключить”, “что, мол, горе не беда”. Что с удачей постоянно Теркин подвиг совершил: Русской ложкой деревянной. Восемь фрицев уложил! Писатель постоянно подчеркивал, что “страшный бой идет, кровавый, смертный бой...”. Сегодня мы начинаем узнавать правду о неисчислимых потерях, которые понес наш народ в войне, часто совершенно напрасных. Сегодня мы начинаем узнавать правду о причинах, целях и ходе войны, победой в которой, по мнению А. Солженицына, нам не стоит так уж гордиться. Но среди этой горькой правды свое место займет и простой русский солдат Василий Теркин.

Билет 13

1. В романе «Отцы и дети» изображается эпоха 50-х годов XIX века. Два лагеря: дворян и разночинцев. Острая идейная борьба сменяющих друг друга общественных сил. Тургенев: «Мне мечталось фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная и все-таки обреченная на гибель». Базаров — личность яркая, покоряющая окружающих своей незаурядностью. Несмотря на напускную развязность, в нем угадывается характер энергичный, мужественный и в то же время искренний и добрый. На фоне бездеятельного Павла Петровича, непрактичного Николая Петровича и «сибаритствующего» Аркадия Базаров выделяется любовью к труду, упорством в достижении цели, стремлением принести России реальную пользу. Но с другой стороны, Тургенев наделил Базарова чертами, снижающими его образ. Базаров цинично относится к женщинам, любви, браку, семье. Он говорит об Одинцовой: «баба с мозгом» и «богатым телом». Базаров не принимает искусства. По его мнению, «Рафаэль гроша медного не стоит», а всякое искусство есть «искусство наживать деньги». Он признает только естественные науки в силу их полезности для настоящего России. Базаров отступает от многих своих убеждений. Встреча с Одинцовой обнаруживает в Базарове «романтизм», способность любить. Герой начинает сомневаться, действительно ли он «нужен России». Перед лицом смерти Базаров начинает понимать цену таких проявлений жизни, как поэзия и красота. История Базарова иллюстрирует философскую идею Тургенева, какие бы люди ни приходили в мир, как бы страстно они ни желали перевернуть жизнь, как бы ни отрицали духовное начало жизни, они уходят, исчезают, а остается то, что вечно — любовь, дети, земля, небо. «Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами... они говорят... о вечном примирении и о жизни бесконечной». «Рисуя фигуру Базарова, я исключил из круга его симпатий все художественное, я придал ему резкость и бесцеремонность тона — не из нелепого желания оскорбить молодое поколение , а просто вследствие наблюдений над моим знакомцем, доктором Д. и подобными ему лицами. «Эта жизнь так складывалась, — опять говорил мне опыт, — может быть, ошибочный, но, повторяю, добросовестный; мне нечего было мудрить — и я должен был именно так нарисовать его фигуру... вероятно, многие из моих читателей удивятся, если я скажу им, что за исключением воззрений на художества, — я разделяю почти все его убеждения. А меня уверяют, что я на стороне «отцов»... я, который в фигуре Павла Кирсанова даже погрешил против художественной правды и пересолил, довел до карикатурности его недостатки, сделал его смешным! Вся причина недоразумений, вся, как говорится, «беда» состояла в том, что воспроизведенный мною базаровский тип не успел пройти чрез постепенные фазисы, через которые обыкновенно проходят литературные типы... В самый момент появления нового человека — Базарова — автор отнесся к нему критически... объективно. Это многих сбило с толку...» (И. С. Тургенев).

2. За что можно любить Родину? Конечно, это тема особая: каждый ведь любит Отчизну своей неповторимой любовью. За что любил родную землю такой предельно русский поэт, как Есенин"Я буду воспевать всем существом в поэте шестую часть земли с названьем кратким "Русь",- пишет он в стихотворении "Русь советская". Он счастлив тем, что сын великого народа, великой революционной эпохи, которую старается понять и принять. Недаром в конце жизни в "Письме к женщине" он восклицает: Теперь в советской стороне я самый яростный попутчик. Сергей Есенин до боли любил все родное. Да разве не видно это по его произведениям! Бывает, пишешь

сочинение и никак не найдешь цитаты. А здесь другая "беда": не знаешь, какую выбрать! Это, верно, потому, что чуть ли не в каждом своем произведении поэт, так или иначе, говорит о Родине. В "Стансах" он сам объясняет особенность своего творчества: "Но более всего любовь к родному краю меня томила, мучила и жгла". Поэтому так трудно, просто порой невозможно отделить эту тему от других: ведь чувства к Родине переплетаются у Есенина с чувствами к женщине, природе, жизни. Вспомним одно из лучших стихотворений его о любви в сборнике "Персидские мотивы": Шаганэ, ты моя, Шаганэ! Потому, что с севера, что ли Я готов рассказать тебе поле, Про волнистую рожь при луне. Любовь к женщине раскрывается через любовь к родной земле! Наверное, тема моего сочинения годится для большого литературного исследования. Мне же остается сказать о самом, самом главном, как я его понимаю. Родина- это, прежде всего ее природа, так мог бы сказать Есенин. Но природа у него неразрывно связана с деревней, ибо только сельский житель способен так ее одухотворить. Вообще жени у одного поэта не встречал я такой поразительной способности одушевлять природу. Любимый образ- березка - становится у него березкой-девушкой с зеленым подолом, с которым играет ветер. Клен на одной ноге; осины, смотрящие в розовую водь; горящая своими плодами рябина; рожь с лебединой шеей и десятки других, не менее удивительных метафор и образов составляют как бы особый мир- мир живой и думающей природы, в котором всю жизнь жил поэт, и который он гостеприимно распахнул для нас. В городе все было по-иному. Поэтому, наверное, так радовали Сергея Александровича поездки в родное село, что он возвращался в свой заветный мир, в место, с которым связаны лучшие годы жизни. Он никогда не терял связь с родным краем, часто бывал там и, по воспоминаниям его сестер, "каждый раз приезжая в Константиново, был по-настоящему счастлив, что... вновь в родном краю, любовь к которому пронес через всю жизнь". Ему дорог родной край, пусть бедный и нищий. Но, конечно, он не может не скорбеть об отсталости и дикости, существующих на Руси. В творчестве Есенина как бы происходит борьба двух чувств: понимание необходимости и неизбежности перемен и польза то, что уходит в прошлое то, что очень ему дорого. В начале20-х годов побеждает второе чувство. В стихотворении "Я последний поэт деревни..." он пишет: "Не живые, чужие ладони, этим песням при вас не жить!" Он горюет, что "стальная конница победила живых коней". Эта боль отболела, видимо, только после посещения заграницы, ибо поэт восклицает: "Полевая Россия! Довольно волочиться сохой по полям!» Не один год "железный гость", "каменные руки шоссе", сдавившие "за шею деревни", и другие поэтические образы терзали поэта. Возможно, это была одна из причин усиления пристрастия к вину, разгулу. Откроем эту темную страницу жизни поэта, войдем в "Русь кабацкую". Это страшный мир людей, прожигающих жизнь. С ними поэт провел много лет. Но он всегда чувствовал свое громадное умственное и нравственное превосходство над этими подонками и мерзавцами. В то же время они часть России. Неудивительно, что для любви к Родине Есенин находит соответствующее сравнение: "Любил он родину и землю, как любит пьяница кабак". Порой поэт говорит, что он такой же, как они, такой пропащий. Но, опомнившись, высвечивает этих людей насквозь. Он знает, что "таких не подмять, не рассеять, бесшабашность им гнилью дана". Но это тоже Родина. Недаром Есенин заканчивает это стихотворение: "Снова пьют здесь, дерутся и плачут..." горечью: Это очень плодотворный в творческом плане год. Но освободиться от тоски, от предчувствия смерти не удается. Да, страсть к вину, тяжелая болезнь, непонимание- все это и другое привели к трагическому концу. Но для нас поэт остается живым, всегда его творчество вливает нам "в грудь теплынь", учи по-новому видеть родное и любить его. И недаром никакие запреты и гонения на творчество Есенина в темные сталинские времен не могли заставить забыть его, ибо в его "глазах прозрений дивный свет".

Билет 14

1 Содержанием поэзии Фета всегда была красота окружающего мира и природы и, конечно, любовь. В этом смысле действительно глубоко прав Писарев: стихи Фета бесполезны практически. В них ничего нет, кроме нежных движений человеческой души. В моем саду, в тени густых ветвей. Поет в ночи влюбленный соловей. У Фета в стихах есть все, что должно быть в поэзии: “любовь и кровь”, “морозы и розы”. Его природа персонифицирована и одухотворена — это роднит его с Тютчевым: Как майский глубокий Зефир, ты, мой друг, хороша. У него все живо, все дышит, способно плакать, радоваться и грустить: В небесах летают тучи, На листах сверкают слезы, До росы шипки грустили, А теперь смеются розы. Часто, чтобы ярче представить сущность жизни, поэты создают для нее специальные образы. Так, Данте выписал человеческое зло в девяти грандиозных кругах своего “Ада”, Полонский стянул и сжал обычное содержание человеческой жизни в тесный мирок насекомых. Для Фета жизнь — в медленном, но беспечном сосуществовании природы и человека: Какой горючий пламень Зари в такую пору! Кусты и острый камень. Сквозят по косогору. Ушли за днем послушно Последних туч волокна... О, как под кровлей душно, Хотя раскрыты окна. Поэзия для Фета — высший род художества. Она по-своему заключает в себе элементы всех других искусств. Как истинный поэт, он наделяет свое слово и музыкальными звуками и красками, и пластическими формами. У различных поэтов легко заметить преобладание того или другого из этих элементов. У Фета поэзия и живописна и музыкальна. Картины природы, нарисованные Фетом в стихах, играют всеми цветами, а сами стихи звучат, как хорошо настроенный инструмент в руках мастера: Смотри, красавица, — на матовом фарфоре Румяный русский плод и южный виноград. Как ярко яблоко на лиственном узоре! Как влагой ягоды на солнышке горят. Мастер рисует эту картину медленными, тягучими, густыми мазками. Огромное количество глухих согласных в каждой строфе замедляет речь, делает ее тягучей, созвучной поэтическому языку XX века. Стоит вспомнить манделынтамовское: “Золотистого меда струя из кувшина текла...” — ритмический и музыкальный рисунок цитируемого стихотворения резонируете совпадает с фетовской мелодикой и ритмикой. Образы природы, нарисованные Фетом, завораживают. Они безупречны. Но эта безупречность тепла и полна скрытой жизни: Уснули метели. С печальной зимой, Грачи прилетели, Пахнуло весной. Широкая карта Полночной земли. Чернеет, и марта Ручьи потекли. Для песни полночной. Отныне живи, Душой непорочной. Предайся любви. Даже запись в альбом, поэтический пустяк, он превращает в эстетическое событие: “Среди фиалок в царстве роз. // Примите искренний поклон...” Его, фетовские леса “благоуханны”, тропинки “желты”, растения он наделяет “царственной мудростью”, луговая трава в его стихах “осыпана жемчугом”, а не росой, ночь “сладострастна”, а еще: На природе с каждой каплей. Зеленеет вся одежда, В небе радуга сияет, Для души горит надежда. При всем различии разобранных здесь стихотворений они сходятся в том, что, по мысли и внутреннему чувству Фета, все значение поэзии — в безусловном, независимом от внешних или практических целей и намерений, самозаконном вдохновении, создающем то прекрасное, что по своему существу есть нравственное и доброе. Этим достаточно определяется значение поэзии Фета, а содержание ее раскрывается при последовательном прочтении всего ряда его стихотворений.

2 Основной темой творчества А. И. Солженицына является разоблачение тоталитарной системы, доказательство невозможности существования в ней человека. Его творчество притягивает читателя своей правдивостью, болью за человека: «...Насилие (над человеком) не живет одно и не способно жить одно: оно непременно сплетено с ложью, — писал Солженицын. — А нужно сделать простой шаг: не участвовать во лжи. Пусть это приходит в мир и даже царит в мире, но через меня». Писателям и художникам доступно большее — победить ложь. В своих произведениях «Один день Ивана Денисовича», «Матрёнин двор», «В круге первом», «Архипелаг ГУЛАГ», «Раковый корпус» Солженицын раскрывает всю сущность тоталитарного государства. В «Раковом корпусе» на примере одной больничной палаты Солженицын изображает жизнь целого государства. Автору удается передать социально-психологическую ситуацию эпохи, ее своеобразие на таком малом, казалось бы, материале, как изображение жизни нескольких раковых больных, волею судьбы оказавшихся в одном больничном корпусе. Все герои — это не просто разные люди с разными характерами; каждый из них является носителем определённых типов сознания, порожденных эпохой тоталитаризма. Важно и то, что все герои

предстает как «мировождь» номенклатурного режима. Но, всегда четко следуя линии партии, он зачастую пользуется данной ему властью в личных целях, путая их с общественными интересами. Убеждения этих героев уже вполне сформировались и неоднократно проверяются в ходе дискуссий. Остальные герои в основном являются представителями пассивного большинства, принявшего официальную мораль, но они либо равнодушны к ней, либо отстаивают ее не так рьяно. Все произведение представляет собой некий диалог сознании, отражающий почти весь спектр жизненных представлений, характерных для эпохи. Внешнее благополучие системы не означает, что она лишена внутренних противоречий. Именно в этом диалоге автор видит потенциальную возможность излечения той раковой опухоли, которая поразила все общество. Урожденные одной эпохой, герои повести делают разный жизненный выбор. Правда, не все они осознают, что выбор уже сделан. Ефрем Поддуев, проживший жизнь так, как он хотел, понимает вдруг, обратившись к книгам Толстого, всю пустоту своего существования. Но это прозрение героя слишком запоздалое. В сущности, проблема выбора встает перед каждым человеком ежесекундно, но из множества вариантов решения лишь один верен, из всех жизненных дорог лишь одна по сердцу. Необходимость выбора осознает Демка, подросток на жизненном перепутье. В школе он впитал официальную идеологию, но в палате он ощутил ее неоднозначность, услышав весьма противоречивые, порой исключающие друг друга высказывания своих соседей. Столкновение позиций разных героев происходит в бесконечных спорах, затрагивающих как бытовые, так и бытийные проблемы. Костоглотов — боец, он неутомим, он буквально набрасывается на своих противников, высказывая все то, что наболело за годы вынужденного молчания. Олег легко парирует любые возражения, так как его доводы выстраданы им самим, а мысли его оппонентов чаще всего внушены господствующей идеологией. Олег не принимает даже робкой попытки компромисса со стороны Русанова. А Павел Николаевич и его единомышленники оказываются неспособны возразить Костоглотову, ибо они не готовы сами защищать свои убеждения. Это за них всегда делало государство. Русанову не хватает аргументов: он привык сознавать собственную правоту, опираясь на поддержку системы и личную власть, а здесь все равны перед лицом неминуемой и близкой смерти и друг перед другом. Преимущество Костоглотова в этих спорах определяется еще и тем, что он говорит с позиции живого человека, а Русанов отстаивает точку зрения бездушной системы. Шулубин лишь изредка высказывает свои мысли, отстаивая идеи «нравственного социализма». Именно к вопросу о нравственности существующего строя и стягиваются в конечном итоге все споры в палате. Из беседы Шулубина с Вадимом Зацырко, талантливым молодым ученым, мы узнаем, что, по мнению Вадима, наука ответственна лишь за создание материальных благ, а нравственный аспект ученого не должен волновать. Разговор Демки с Асей раскрывает сущность системы образования: с детства учеников приучают думать и действовать «как все». Государство с помощью школы учит неискренности, прививает школьникам искаженные представления о морали и нравственности. В уста Авиэтты, дочери Русанова, начинающей поэтессы, автор вкладывает официальные представления о задачах литературы: литература должна воплотить образ «счастливого завтра», в котором реализуются все надежды сегодняшнего дня. Талант и писательское мастерство, естественно, не идут ни в какое сравнение с идеологическим требованием. Главное для писателя — отсутствие «идеологических вывихов», поэтому литература становится ремеслом, обслуживающим примитивные вкусы масс. Идеология системы не предполагает создание нравственных ценностей, по которым тоскует Шулубин, предавший свои убеждения, но не разуверившийся в них. Он понимает, что система со смещенной шкалой жизненных ценностей нежизнеспособна. Твердолобая самоуверенность Русанова, глубокие сомнения Шулубина, непримиримость Костоглотова — разные уровни развития личности при тоталитаризме. Все эти жизненные позиции продиктованы условиями системы, которая таким образом не только формирует из людей железную опору для себя, но и создает условия для потенциального саморазрушения. Все три героя — жертвы системы, так как она лишила Русанова способности самостоятельно мыслить, заставила Шулубина отказаться от своих убеждений, отняла свободу у Костоглотова. Всякий строй, угнетающий личность, уродует души всех своих подданных, даже тех, кто служит ему верой и правдой. Таким образом, судьба человека, по мысли Солженицына, зависит от того выбора, который делает сам человек. Тоталитаризм существует не только благодаря тиранам, но и благодаря пассивному и равнодушному ко всему большинству, «толпе». Только выбор истинных ценностей может привести к победе над этой чудовищной тоталитарной системой. И возможность для такого выбора есть у каждого.

Билет 15

2 Сергей Есенин — один из самых ярких и самобытных поэтов XX века. В его лирике сливаются чувства и слова, образы и мысли. Талант поэта заключается в том, что он мог улавливать и передавать самые нежнейшие оттенки переживаний и настроений, которые возникали в его душе. Такой гармонией проникнуто все творчество Есенина: стихи о родине, о любви, о природе и о животных. Богатство словесной живописи художника помогает нам почувствовать красоту и силу природы. В его стихах она живет собственной богатой жизнью, постоянно изменяется: рождается, растет, умирает, грустит и радуется. Часто поэт прибегает к приему олицетворения, поэтому его природа всегда многоцветна, многокрасочна и жива. Синий и голубой (любимые цвета Есенина) усиливают в пейзажных описаниях ощущение необъятности просторов, например, “вечером, синим”, “вечером лунным”, “заметался пожар голубой”, “предрассветное, синее, раннее” и др. Природа у Есенина не просто составляет пейзаж: она живет, реагирует на судьбы людей. Ее невозможно отделить от человека, его чувств, мыслей, настроения. Такое отношение к природе можно увидеть в стихотворение “Отговорила роща золотая...”. Оно построено на развернутой метафоре: роща предстает перед нами как живое существо, которое наделено теми же возможностями и чувствами, что человек. Она может говорить “березовым, весенним языком”, “милым” лирическому герою. Но этот язык мил ему не только потому, что состояние природы очень сходно состоянием самого поэта: Как дерево роняет тихо листья, Так я роняю грустные слова. Осень в природе сравнивается с “осенью” в душе лирического героя. Этот мотив ушедшей юности вводится предложением “отговорила роща золотая” и продолжается: “о всех ушедших грезит конопляник”. Лирический герой, с одной стороны, принимает жизнь такой, какая она есть: Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник. Пройдет, зайдет и вновь оставит дом. А с другой — его мучают воспоминания о юности, о которой он думает не без сожаления: Я полон дум о юности веселой... А дальше: Но ничего в прошедшем мне не жаль. И, несмотря на эти слова, действительность для него вовсе не привлекательна: Стою один среди равнины голой, А журавлей относит ветер в даль. Юность же в памяти лирического героя осталась как “цветы”. Повторяющееся слово “не жаль” еще больше подчеркивает чувство утраты. Двойственное отношение к прошлому передает инверсия“отговорила роща золотая”: с одной стороны, она “отговорила”, причем “веселым языком”, а с другой — ее уже “не жаль”. Однако автор называет ее “золотой”, то есть прошло самое лучше время в жизни лирического героя. Сам эпитет “золотая” вызывает в сознании читателя самые прекрасные эмоции. Все эпитеты, сравнения и метафоры здесь существуют не только для красоты форм, но и для того, чтобы полнее выразить отношение лирического героя к уходящей молодости: журавли теперь пролетают “печально”, конопляник “грезит”, дерево “роняет тихо листья”. Природа и лирический герой в этом стихотворении неразрывно связаны. Все перемены, происходящее в природе, можно наблюдать и в жизни человека, который не только является ее частью, но и должен слиться с нею, чтобы достичь гармонии с миром. Особое место в лирике Есенина занимают образы животных. “Братья наши меньшие” наделены абсолютно всеми человеческими чувствами, в том числе и человеческими образами, одним из которых является трагедия материнства. Стихотворение, в котором наиболее ярко это описано, — “Корова”. С самых первых строк мы понимаем, что перед нами старое животное, прожившее очень тяжелую жизнь: Дряхлая, выпали зубы, Свиток годов на рогах. И ее выгонщик грубый На перегонных полях. Бедной корове осталось жить недолго. И вот в самом конце жизни ей выпало счастье: родился теленок. Но эта радость оказалась непродолжительной: Не дали матери сына, Первая радость не впрок. Старая корова знает, что и ее ожидает та же участь, что и сына: Скоро на гречневом свее С той же сыновней судьбой Свяжут ей петлю на шее И поведут на убой. Но животное беспокоит не столько собственная смерть, сколько смерть своего дитя. Ведь, вопреки всем мнениям, животные тоже очень тяжело переживают разлуку со своими детьми. Это стихотворение наполнено сострадания к бедной корове, поэтому здесь практически нет эпитетов, а если и есть, то только те, которые усиливают печаль: “выгонщик грубый”, “сердце неласково к шуму”, “грустная дума”, “жалобно”, “грустно”, “тоще” и т.д. Но, как и у человека, у животного есть надежда. Последние строки стихотворения помогают понять, о чем мечтает корова: Снится ей белая роща И травяные луга. “Белая роща” символизирует жизнь без мук, без огорчений. Но этой мечте не суждено сбыться, этот мотив введен для того, чтобы противопоставить реальную жизнь той, которая грезится корове. Таким образом, природа в лирике Есенина предстает со всеми ее печалями и радостями, но в то же время только она способна исцелять душу человека.

1 Главного героя романа — Раскольникова — волновали трудноразрешимые вопросы: почему одни, умные, добрые, благородные, должны влачить жалкое существование, в то время как другие, ничтожные, подлые, глупые, живут в роскоши и довольстве? Почему страдают невинные дети? Как изменить этот порядок? Кто такой человек — «тварь дрожащая» или владыка мира, «право имеющий» преступить моральные устои? Не могущий ничего или всемогущий, презревший людские законы и творящий свои Раскольников — не заурядный убийца, а честный и одаренный молодой человек с философским складом ума, увлеченный ложной теорией на преступный путь. Бедность Раскольникова унижает его гордость. Вот как писатель характеризует внутренний склад личности Раскольникова: «...угрюм, мрачен, надменен и горд, мнителен и ипохондрик. Великодушен и добр. Чувств своих не любит высказывать и скорей жестокость сделает, чем словами выскажет сердце... Ужасно высоко себя ценит, и, кажется, не без

некоторого права на то». Позже, когда уже будет совершено убийство, характеристика героя пополнится,чтобы дать читателю понять, почему оно совершено: «...бедный студент, изуродованный нищетой и ипохондрией, накануне жестокой болезни с бредом, уже, может быть, начинавшейся в нем, мнительный, самолюбивый, знающий себе цену... в рубище и в сапогах без подметок, — стоит перед какими-то кварташками и терпит их надругательства, а тут неожиданный долг перед носом, просроченный вексель...» Здесь на первое место выдвинуты те причины, которые вызваны социальным положением бедного студента. А то, что происходит в душе героя, его болезненные переживания автор раскрывает перед читателем, описывая сны Раскольникова.Есть и еще одно, может быть, самое главное значение сна — внутреннее отношение Раскольникова к преступлению. Ужасная сцена, пролитая кровь связаны в сознании Раскольникова с задуманным убийством. Проснувшись, потрясенный Родион сразу вспоминает о том, что он задумал сделать, — о предстоящем убийстве старухи-процентщицы: «Боже! — воскликнул он, — да неужели ж... я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп... буду скользить в липкой теплой крови... Господи, неужели?» Вот и начало «переживаемой идеи». Пока она осваивалась логически — страха не было. Но вот вступили в свои права чувства героя. Человеческая природа бунтует, и появляется признание: «...ведь я же знал, что я этого не вынесу... не вытерплю... это подло, гадко, низко... ведь меня от одной мысли наяву стошнило и в ужас бросило...» Но, обдумывая этот сон, Раскольников яснее представляет себе мотивы убийства. Во-первых, растет ненависть к мучителям «клячонки», а во-вторых, крепнет желание подняться до положения судьи, «иметь право» покарать зарвавшихся «хозяев». Но Раскольников не учел одного — неспособности доброго и честного человека пролить кровь. Еще никого не убив, он понимает обреченность кровавой идеи.Страшное решение тем не менее продолжает зреть в душе Родиона. Услышанный в трактире разговор студента с офицером об убийстве старухи ради денег, на которые можно сделать «тысячу добрых дел и начинаний... За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!..» Очень важной для Родиона оказалась фраза о множественности страдающих.С этого-то времени смутные представления Раскольникова об убийстве формулируются в теорию о делении людей на избранных, высоко стоящих над рядовыми людьми, которые безропотно подчиняются сильным личностям. Поэтому Раскольникову близок Наполеон. Мерилом всех ценностей для Раскольникова становится собственное «я». Позже он будет утверждать, что «необыкновенная» личность «имеет право разрешить своей совести перешагнуть... через иные препятствия, и единственно в том только случае, если исполнение его идеи (иногда спасительной, может быть, для всего человечества) того потребует». Разрешение «на кровь по совести», но ради «разрушения настоящего во имя лучшего» определяет позицию Раскольникова.Достоевский доказывает, сколь чудовищно это мировоззрение, ибо оно ведет к разобщенности между людьми, делает человека беспомощным перед злом, превращает его в раба собственных страстей и тем самым разрушает его. Мир, построенный на этих принципах, — это мир произвола, где рушатся все общечеловеческие ценности и люди перестают понимать друг друга, где у каждого своя правда, свое право и каждый верит, что его правда истинна, где стирается грань между добром и злом. Это путь к гибели рода человеческого.После убийства началась новая полоса внутреннего бытия Раскольникова. Произошел перелом в его сознании. Будто пропасть разверзлась между ним и людьми — такое одиночество, такое отчуждение, такую безысходную тоску почувствовал он: «С ним совершалось что-то совершенно ему незнакомое, новое... никогда не бывалое». «Ему показалось, что он как будто ножницами отрезал себя сам от всех и всего в эту минуту». Раскольников не может жить по-старому. Содеянное стало непреодолимой преградой между ним и всеми окружающими. В горестном одиночестве начинается мучительное осмысление того, что он совершил. И боли, страданию нет конца. Он не может себе простить, что из эгоистического стремления утвердить свою силу совершил безумный поступок: «...надо было узнать тогда... вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу!.. Тварь ли я дрожащая или право имею».Страдальчески он приходит к переосмыслению нравственных ценностей: «Разве я старушонку убил? Я себя убил». Нравственные муки Раскольникова усугубляются тем, что следователь Порфирий Петрович догадывается о его преступлении, и поэтому встречи с ним — новый этап самопроверки Родиона, источник дальнейшего преображения. «Страдание — великая вещь», — говорит Порфирий Петрович. Он советует Родиону обрести новую веру и вернуться к достойной жизни и указывает на единственный путь самоутверждения личности: «Станьте солнцем, вас и увидят».Достоевский утверждает, что только через положительное, высокое, человечное можно возвыситься. Подлинный носитель веры в романе — Соня Мармеладова. Соня не является выразителем авторского сознания, но ее позиция близка Достоевскому, ибо для нее высшая ценность на земле — человек, человеческая жизнь. Когда Раскольникову становится невыносимо, он идет к Соне. В их судьбах много общего, много трагичного. Соня почувствовала в Раскольникове главное: что он «ужасно, бесконечно несчастен» и что она нужна ему. Соня считает, что Раскольников совершил преступление перед Богом, перед землей русской и русским народом, потому и отправляет его каяться на площадь, то есть среди людей искать спасения и возрождения. Наказание собственной совестью для Раскольникова страшнее, чем каторга. Он понимает, что только в любви и раскаянии может найти спасение. Постепенно Соня становится частью его существования. Раскольников видит: религия, вера в Бога для Сони — то единственное, что осталось ей «подле несчастного отца и сумасшедшей от горя мачехи, среди голодных детей, безобразных криков и попреков».

Билет 17

1 Сказки Салтыкова-Щедрина связаны не только с фольклорной традицией, но и с сатирической литературной сказкой XVIII—XIX веков. Сказка «Дикий помещик» (1869) начинается как обычная сказка: «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик...» Но тут же в сказку входит элемент современной жизни: «И был тот помещик глупый, читал газету «Весть» — газету реакционно-крепостническую, и глупость помещика определяется его мировоззрением. Отмена крепостного права вызвала у помещиков злобу к крестьянам. По сюжету сказки помещик обратился к Богу, чтобы тот забрал у него крестьян: «Сократил он их так, что некуда носа высунуть: куда ни глянуть — все нельзя, да не позволено, да не ваше!» Используя эзопов язык, писатель рисует глупость помещиков, притесняющих своих же крестьян, за счет которых они и жили, имея «тело рыхлое, белое, рассыпчатое». Не стало мужиков на всем пространстве владений глупого помещика: «Куда девался мужик — никто того не заметил». Щедрин намекает, где может быть мужик, но об этом читатель должен догадаться сам. Первыми назвали помещика глупым сами крестьяне: «...хоть и глупый у них помещик, а разум ему дан большой». Ирония звучит в этих словах. Далее трижды называют помещика глупым (прием троекратного повторения) представители других сословий: актер Садовский с «актерками», приглашенный в поместье: «Однако, брат, глупый ты помещик! Кто же тебе, глупому, умываться подает?»; генералы, которых он вместо «говядинки» угостил печатными пряниками и леденцами: «Однако, брат, глупый же ты помещик!»; и, наконец, капитан-исправник: «Глупый же вы, господин помещик!» Глупость помещика видна всем, так как «на базаре ни куска мяса, ни фунта хлеба купить нельзя», казна опустела, так как подати платить некому, «распространились в уезде грабежи, разбой и убийства». А глупый помещик стоит на своем, проявляет твердость, доказывает господам либералам свою непреклонность, как советует любимая газета «Весть». Он предается несбыточным мечтам, что без помощи крестьян добьется процветания хозяйства. «Думает, какие он машины из Англии выпишет», чтоб холопского духу нисколько не было. «Думает, каких коров разведет». Его мечты нелепы, ведь он ничего самостоятельно сделать не может. И только однажды задумался помещик: «Неужто он, в самом деле, дурак? Неужто та непреклонность, которую он так лелеял в душе своей, в переводе на обыкновенный язык означает только глупость и безумие?..» В дальнейшем развитии сюжета, показывая постепенное одичание и озверение помещика, Салтыков-Щедрин прибегает к гротеску. Сначала «оброс волосами... ногти у него сделались, как железные... ходил все больше на четвереньках... Утратил даже способность произносить членораздельные звуки... Но хвоста еще не приобрел». Хищная натура его проявилась в том, как он охотился: «словно стрела, соскочит с дерева, вцепится в свою добычу, разорвет ее ногтями, да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, и съест». На днях чуть капитана-исправника не задрал. Но тут окончательный приговор дикому помещику вынес его новый друг медведь: «...только, брат, ты напрасно мужика этого уничтожил!— А почему так?— А потому, что мужика этого есть не в пример способнее

было, нежели вашего брата дворянина. И потому скажу тебе прямо: глупый ты помещик, хоть мне и друг!»Так в сказке использован прием аллегории, где под маской животных выступают человеческие типы в их бесчеловечных отношениях. Этот элемент использован и в изображении крестьян. Когда начальство решило «изловить» и «водворить» мужика, «как нарочно, в это время через губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь». Автор сравнивает крестьян с пчелами, показывая трудолюбие крестьян. Когда крестьян вернули помещику, «в то же время на базаре появились и мука, и мясо, и живность всякая, а податей в один день поступило столько, что казначей, увидав такую груду денег, только всплеснул руками от удивления и вскрикнул:— И откуда вы, шельмы, берете!!!» Сколько горькой иронии в этом восклицании! А помещика изловили, вымыли, постригли ему ногти, но он так ничего и не понял и ничему не научился, как и все правители, разоряющие крестьянство, обирающие тружеников и не понимающие, что это может обернуться крахом для них самих.

2 Открывается она стихотворением о Гамлете, который в мировой культуре стал образом, символизирующим раздумья над характером собственной эпохи. «Гамлет» Шекспира — один из шедевров переводческого искусства Пастернака. Одно из важнейших изречений принца датского в пастернаковском переводе звучит так: «Порвалась дней связующая нить. / Как мне отрывки их соединить!» Гамлету Юрий Живаго вкладывает в уста слова Иисуса Христа из молитвы в Гефсиманском саду, в которой он просит Отца своего об избавлении его от чаши страданий. Завершается эта поэтическая книга стихотворением, которое так и называется — «Гефсиманский сад ». В нем звучат слова Христа, обращенные к апостолу Петру, защищавшему мечом Иисуса от тех, кто пришел его схватить и предать мучительной смерти. Он говорит, что «спор нельзя решать железом», и потому Иисус приказывает Петру: «Вложи свой меч на место, человек». Перед нами, в сущности, оценка Юрием Живаго тех событий, которые происходят в его стране и во всем мире. Это отказ «железу», оружию в возможности решить исторический спор, установить истину. И в этом же стихотворении присутствует мотив добровольного самопожертвования во имя искупления человеческих страданий и мотив будущего Воскресения. Таким образом, открывается книга стихотворений темой предстоящих страданий и сознанием их неизбежности, а заканчивается темой добровольного их принятия и искупительной жертвы. Центральным же образом книги (и книги стихотворений Юрия Живаго, и книги Пастернака о Юрии Живаго) становится образ горящей свечи из стихотворения «Зимняя ночь», той свечи, с которой начался Юрий Живаго как поэт.

Образ свечи имеет в христианской символике особое значение. Обращаясь к своим ученикам в Нагорной проповеди, Христос говорит: «Вы свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего небесного». Книга стихотворений Юрия Живаго — это его духовная биография, соотнесенная с его земной жизнью, и его «образ мира, в слове явленный».

Билет 19

1 В романе Толстого «Война и мир» кто-то произносит громкие слова, занимается шумной деятельностью или бесполезной суетой, кто-то испытывает простое и естественное чувство «потребности жертвы и страдания при сознании общего несчастья». Первые лишь мнят себя патриотами и громко кричат о любви к Отечеству, вторые — патриоты, по сути — отдают жизнь во имя общей победы. В первом случае мы имеем дело с ложным патриотизмом, отталкивающим своей фальшью, эгоизмом и лицемерием. Так ведут себя светские вельможи на обеде в честь Багратиона; при чтении стихов о войне «все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов». Лжепатриотическая атмосфера царит в салоне Анны Павловны Шерер, Элен Безуховой и в других петербургских салонах: «...спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла по-старому; и из-за хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Этот круг людей был далек от осознания общероссийских проблем, от понимания великой беды и нужды народа в эту войну. Свет продолжал жить своими интересами, и даже в минуту всенародного бедствия здесь царят корыстолюбие, выдвиженчество, службизм. Лжепатриотизм проявляет и граф Растопчин, который расклеивает по Москве глупые «афишки», призывает жителей города не оставлять столицы, а затем, спасаясь от народного гнева, сознательно отправляет на смерть безвинного сына купца Верещагина. Лжепатриотом представлен в романе Берг, который в минуту всеобщего смятения ищет случая поживиться, и озабочен покупкой шифоньерочки и туалета «с аглицким секретом». Ему и в голову не приходит, что сейчас стыдно думать о шифоньерочках. Таков и Друбецкой, который, подобно другим штабным офицерам, думает о наградах и продвижении по службе, желает «устроить себе наилучшее положение, особенно положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии». Наверное, не случайно накануне Бородинской битвы Пьер замечает на лицах офицеров это жадное возбуждение, он мысленно сравнивает его с «другим выражением возбуждения», «которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти». О каких «других» лицах идет речь? Это лица простых русских мужиков, одетых в солдатские шинели, для которых чувство Родины свято и неотъемлемо. Истинные патриоты в батарее Тушина сражаются и без прикрытия. Да и сам Тушин «не испытывал ни малейшего неприятного чувства страха, и мысль, что его могут убить или больно ранить, не приходила ему в голову». Живое, кровное чувство Родины заставляет солдат с немыслимой стойкостью сопротивляться врагу. Купец Ферапонтов, отдающий на разграбление свое имущество при оставлении Смоленска, тоже, безусловно, патриот. «Тащи все, ребята, не оставляй французам!» — кричит он русским солдатам. Пьер Безухов отдает свои деньги, продает имение, чтобы экипировать полк. Чувство обеспокоенности за судьбы своей страны, сопричастность общему горю заставляет его, обеспеченного аристократа, идти в самое пекло Бородинской битвы. Истинными патриотами были и те, кто покинул Москву, не желая покориться Наполеону. Они были убеждены: «Под управлением французов нельзя было быть». Они «просто и истинно» делали «то великое дело, которое

спасло Россию». Петя Ростов рвется на фронт, потому что «Отечество в опасности». А его сестра Наташа освобождает подводы для раненых, хотя без семейного добра она останется бесприданницей. Истинные патриоты в романе Толстого не думают о себе, они чувствуют потребность собственного вклада и даже жертвы, но не ждут за это награды, потому что несут в душе неподдельное святое чувство Родины.

2 Доказательством этой мысли стало творчество прекрасной русской поэтессы М. Цветаевой. На ее долю выпали горечь разлук и тоска одиночества. Однако лирическая героиня поэтессы никогда не была слабой. Никакое горе не смогло сломить ее. Цветаева создает в своей лирике образ сильной, волевой личности, не признающей навязанных кем-то правил, самостоятельной и привыкшей отвечать за свои поступки. Для себя поэтесса требует немного. Она ищет тепла и участия, обращаясь к “своим” и “чужим” “с требованием веры”, “с просьбой о любви”. Лирическая героиня стремится быть нужной всем, говорить с целым миром и с отдельным человеком, отдавая “огонь” своей души. К сожалению, мир отвечал лишь равнодушием и холодом, что отразилось в поэзии Цветаевой на решении всех проблем. Основной мотив ее творчества — это “буйство чувств”, страсть, неистовство. Любовь никогда не бывает безоблачной. Это всегда борьба, “поединок роковой”. Лирическая героиня способна преодолеть все преграды, отстаивая свое право на чувство, способна “выстрадать и вернуть назад” своего избранника. Она непредсказуема и неожиданна. Ей нетрудно в одно и то же время быть неясной, ласковой и надменной. Такой предстает она в стихотворении “Попытка ревности”. В нем соединились насмешка над бывшим героем и в то же время, плохо скрываемое страдание при воспоминании о предательстве. Бунтующая и страстная, она порой страдает, как самая обыкновенная женщина, задающая вечный вопрос: “Мой милый, что тебе я сделала?” Цветаева безмерна во всех проявлениях чувства. Ей не нужно спокойствия, поэтесса требует полнокровной жизни, вечного движения. Все, что дорого “крылатой душе”, вложила М. Цветаева в стихотворения о родине. Россия поэтессы — это выражение духа бунтарства, своеволия, непокорности. Цветаевская Русь многолика. Здесь торжествуют и плачут, мучаются и восстают, но не знают кротости и смирения. Любимая поэтессой Москва становится под ее пером символом русской истории, русской культуры, главным истоком жизни. Цветаева не сомневается, что рано или поздно все пути пересекутся в древней столице, в этом “огромном странноприимном доме”. Зов своей Москвы слышала поэтесса в годы разлуки с родиной. Это проявилось в стихотворении “Тоска по родине”. В его последнем многоточии немое признание в таком сильном чувстве, на которое способно только безудержное и мятежное сердце М. Цветаевой. С юных лет она осознала, что поэт принадлежит к числу избранных, поэтому творчество представлялось ей “высшей степенью подверженности наитию”, вдохновение — бурным порывом, вовлекающим в себя все жизненное. Сгорая, рождать свет — вот истинное предназначение подлинного творчества, “ибо путь комет — поэтов путь”. О чем бы ни говорила М. Цветаева, она всегда наполнена неиссякаемым желанием “все понять и за всех пережить”. Ее сердце распахнуто навстречу самым разнообразным впечатлениям. Нелегко было Цветаевой с ее “безмерностью” уживаться с “миром мер”, но неистребимая и безумная надежда на то, что холодная стена непонимания рухнет, спасала ее в горькие минуты отчаяния.

Билет 20

1 Кардинальный конфликт в пьесе Чехова «Вишневый сад» выражен сложным противопоставлением трех времен — прошлого, настоящего и будущего. Прошлое — связано с образами Раневской и Чехова.

В «Вишневом саде» показана историческая смена социальных укладов: кончается период вишневых садов с элегической красотой уходящего усадебного быта, с поэзией воспоминаний о былой жизни. Владельцы вишневого сада нерешительны, не приспособлены к жизни, непрактичны и пассивны, у них паралич воли. Эти черты наполнены историческим смыслом: эти люди терпят крах, потому что ушло их время. Люди подчиняются велению истории больше, чем личным чувствам. Раневскую сменяет Лопахин, но она ни в чем не винит его, он же испытывает к ней искреннюю и сердечную привязанность. «Мой отец был крепостным у вашего деда и отца, но вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл все и люблю вас, как родную... больше, чем родную», — говорит он. Петя Трофимов, извещающий наступление новой жизни, произносящий страстные тирады против старой несправедливости, также нежно любит Раневскую и в ночь ее приезда приветствует ее с трогательной и робкой деликатностью: «Я только поклонюсь вам и тотчас уйду». Но и эта атмосфера всеобщего расположения ничего изменить не может. Покидая свою усадьбу навсегда, Раневская и Гаев на минуту случайно остаются одни. «Они точно ждали этого, бросаются на шею друг другу и рыдают сдержанно тихо, боясь, чтобы их не услышали». Здесь как бы на глазах у зрителей совершается история, чувствуется ее неумолимый ход. В пьесе Чехова «век шествует своим путем железным». Наступает период Лопахина, вишневый сад трещит под его топором, хотя как личность Лопахин тоньше и человечнее, чем роль, навязанная ему историей. Он не может не радоваться тому, что стал хозяином усадьбы, где его отец был крепостным, и его радость естественна и понятна. И вместе с тем Лопахин понимает, что его торжество не принесет решительных перемен, что общий колорит жизни останется прежним, и он сам мечтает о конце той «нескладной, несчастливой жизни» в которой он и ему подобные будут главной силой. Их сменят новые люди, и это будет следующий шаг истории, о котором с радостью говорит Трофимов. Он сам не воплощает будущего, но чувствует его приближение. Каким бы «облезлым барином» и недотепой Трофимов ни казался, он человек нелегкой судьбы: по словам Чехова, он «то и дело в ссылке». Душа Трофимова «полна неизъяснимых предчувствий», он восклицает: «Вся Россия — наш сад». Радостные слова и возгласы Трофимова и Ани дают тон всей пьесе. До полного счастья еще далеко, еще предстоит пережить лопахинскую эру, рубят прекрасный сад, в заколоченном доме забыли Фирса. Жизненные трагедии еще далеко не изжиты.Россия на рубеже двух веков еще не выработала в себе действительный идеал человека. В ней зреют предчувствия грядущего переворота, но люди к нему не готовы. Лучики правды, человечности и красоты есть в каждом из героев. В финале есть ощущение, что жизнь кончается для всех. Люди не поднялись на высоту, которую требуют от них предстоящие испытания.

2 Начиная со второй половины 50-х годов большим успехом пользовались песни М. Анчарова, Ю. Визбора, А. Галича, А. Городницкого, Ю. Кима, Н. Матвеевой, Б. Окуджавы и многих других. Расцвет авторской песни пришелся на 60—70-е годы. Наравне с именами уже известных авторов зазвучали песни В. Высоцкого, А. Дольского, Е. Клячкина, Ю. Кукина, А. Якушевой, А. Суханова, В. Долиной, Ю. Лореса и других.В последние годы появились имена многих талантливых авторов, чьи песни, возможно, тоже станут классикой: С. Каплан, Е. Расова, А. Лысюк, А. Софронов, В. и В. Мишуки, М. Коноплев, Н. Муратова. Но особо хочется сказать о женской лирике в авторской песне. Новелла Матвеева, Ада Якушева, Ирина Руднева, Вероника Долина... Женская лирика несет в себе взгляд на человека и жизнь, присущий только прекрасной половине человечества.Ариадна Якушева — в прошлом учительница, ныне радиожурналист. Главная тема ее песен — «он» и «она» — вечная, нестареющая. Особенностью ее песен является сила, беззаветность и постоянство чувства, которые вызывают в памяти те народные любовные песни, где женщина готова отдать жизнь за встречу с милым. Любовь счастливая, любовь несчастная, ожидание любимого, мысли о любимом, гордость за него, тревога, горе неразделенного чувства, свет взаимности — словом, все оттенки и грани того мира, где два полюса — «он» и «она»:Ты — мое дыхание,Утро мое ты раннее,Ты и солнце жгучее, и дожди.Всю себя измучаю,Стану я самой лучшею.По такому случаю ты подожди...Женская готовность к саморастворению в любимом, слабость, которая оборачивается великой силой, звучит в песне «Ты — мое дыхание...». Эта ясность чувства, его открытость, отсутствие душевного надрыва придают песне особую чистоту и одухотворенность. Песня кончается, как и начинается, — признанием, абсолютным и искренним:Ты — моя мелодия,Ты — вроде ты и вроде я,Мой маяк у вечности на краю.Спросят люди вновь еще:Ну, как ты к нему относишься?Я тогда им эту песню пропою...Для того, чтобы найти такие слова, и для того, чтобы спеть их так естественно, как это делает А. Якушева, надо прежде всего испытать то чувство, о котором она поет. Холодной рукой о нем не напишешь и нарочно не споешь: либо сфальшивишь, либо убоишься этого бесстрашия, которое рождается подлинной любовью. Готовность идти до конца, самой сделаться твердой, не отдать никому своего чувства звучит в словах песни «В речке каменной бьются камни...»...И с протянутыми рукамиВ этой каменной странеЯ бы навек обратилась в камень,Чтобы ты поклонялся мне.Спокойно и задумчиво сквозит в этих строчках и беззащитность, и признание права любимого на свою самостоятельную жизнь, и готовность пойти на все, чтобы чувства любимого обратить на себя. Негромко, ясно, ровно поет Ада Якушева песню о вечном ожидании — ожидании верном и гордом:Мне все равно, сколько лет позади,Мне все равно, сколько бед впереди,Я не хочу, чтобы ты уходил,Не уходиИли не приходи...Драматична песня Якушевой «Если б ты знал...». Это повествование о любви сильной, непреходящей, хотя любимого уже нет рядом.Песни Якушевой задушевны и искренни: она поет о дружбе, об открытии новых земель, но о чем бы она ни пела, все ее песни — о любви с ее потрясающими горизонтами, с ее чистотой и верностью.

Билет 22

1 Н.С.Лесков. «Очарованный странник» - рассказ-повествование Ивана Флягина о своей жизни и судьбе. Ему предначертано было стать монахом. Но другая сила — сила очарования жизни — заставляет его идти дорогами странствий, увлечений, страданий. В ранней молодости он убивает монаха. Потом ворует лошадей для цыган, становится нянькой у маленькой девочки, попадает в плен к татарам, затем его возвращают к помещику, который велит его высечь, он становится конэсером у князя, очаровывается цыганкой Грушей, а затем сбрасывает ее, покинутую князем, по ее же просьбе, в реку, попадает в солдаты, становится офицером и георгиевским кавалером, выходит в отставку, играет в театре и, наконец, уходит в монастырь послушником. Но и в монастыре ему нет покоя: его одолевают «бес и бесенята». Посаженный в яму, он начинает «пророчествовать» о скорой войне и, наконец, отправляется на богомолье на Соловки Лесков описывает его как простодушного русского богатыря, напоминающего Илью Муромца. Жизнь Флягина удивительна, в ней скрыта какая-то тайна. Начав с неразличения добра и зла (не чувствует вины за гибель монаха; пожалел голубков, но изуродовал кошечку), Флягин идет по пути возвышения духа. Итог этого пути — жизнь для всех: «мне за народ очень помереть хочется». Важнейший этап духовного развития героя — открытие красоты в человеке. Именно в любви к Груше он перестает жить только для себя, подчиняет свое существование заботе о другом человеке. Берет на себя «грех Груши». «Очарованность» Ивана Флягина может быть понята по-разному: очарованность непонятными силами, колдовством, влиянием загадочных начал бытия, отправивших героя в путь; завороженность красотой и поэзией мира; артистичный склад характера; период «сна души».

Особые свойства характера героя — чувство собственного достоинства. Бесстрашие, абсолютная свобода от страха перед смертью. История жизни Флягина причудливо соединяет в себе и житие великомученика, и фарс. Автор определяет жанр повести как «трагикомедию».

2 Мне и тогда на земле Не было места, Мне и тогда на земле Всюду был дом.На этой формуле противоречий строится все ее дальнейшее творчество.Поэзия Цветаевой, чуткая на звуки, различала голоса бесчисленных дорог, уходящих в разные концы света, но одинаково обрывающихся в пучине войны: «Мировое началось во мгле кочевье...»В канун революции Цветаева вслушивается в «новое

звучание воздуха». Родина, Россия входила в ее душу широким полем и высоким небом. Она жадно пьет из народного источника, словно предчувствуя, что надо напиться в запас — перед без-водьем эмиграции. Печаль переполняет ее сердце. В то время как, по словам Маяковского «уничтожились все середины», и «земной шар самый на две раскололся полушарий половины» — красную и белую.Цветаева равно готова была осудить и тех и других — за кровопролитие:Все рядком лежат, — Не развесть межой. Поглядеть: солдат! Где свой, где чужой?Октябрьскую революцию Цветаева не приняла. Лишь много позднее, уже в эмиграции, смогла она написать слова, прозвучавшие как горькое осуждение самой же себе: «Признай, минуй, отвергни Революцию — все равно она уже в тебе — и извечно... Ни одного крупного русского поэта современности, у которого после Революции не дрогнул и не вырос голос, — нет». Но пришла она к этому сознанию непросто.Лирика Цветаевой в годы революции и Гражданской войны, когда она вся была поглощена ожиданием вести от мужа, который был в рядах белой армии, проникнута печалью и надеждой. Она пишет книгу стихов «Лебединый стан», где прославляет белую армию. Но, правда, прославляет ее исключительно песней глубочайшей скорби и траура, где звучат многие мотивы женской поэзии XIX века.Тоска по родине! ДавноРазоблаченная морока! Мне совершенно все равно Где совершенно одиноко.Она даже с рычанием оскалит зубы на свой родной язык, который так обожала:Не обольщусь и языком Родным, его призывом млечным. Мне безразлично — на каком Не понимаемой быть встречным!Далее «домоненавистнические» слова:Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст...Затем следует еще более отчужденное, надменное:И все — равно, и все — едино...И вдруг попытка издевательства над тоской по родине беспомощно обрывается, заканчиваясь гениальным по своей глубине выдохом, переворачивающим весь смысл стихотворения в душераздирающую трагедию любви к родине:Но если по дороге — куст Встает, особенно — рябина...В цветаевской лирике 30-х годов звучат разные мотивы, один из сильнейших -- тоска по родине, любовь к ней — до боли, до готовности к любой жертве:Ты! Сейруки своей лишусь, — Хоть двух! Губами подпишусь На плахе: распрь моих земля — Гордыня, родина моя!

Цветаеву тянет на родину, но она трезво оценивает ситуацию в Советском Союзе: «Я там не уцелею, ибо негодование — моя страсть, а есть на что».

Билет 3

1 Тема творчества (о назначении поэта и поэзии) привлекала многих поэтов. Она занимает значительное место и в лирике Пушкина. О высоком предназначении поэзии, ее особой роли говорит он не в одном стихотворении: «Пророк» (1826), «Поэт» (1827), «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» (1836). Поэзия — трудное и ответственное дело, считает Пушкин. А поэт отличается от простых смертных тем, что ему дано видеть, слышать, понимать то, чего не видит, не слышит, не понимает обыкновенный человек. Своим даром поэт воздействует на него, он способен « глаголом жечь сердца людей». Однако талант поэта не только дар, но и тяжелая ноша, большая ответственность. Его влияние на людей столь велико, что поэт сам должен быть примером гражданского поведения, проявляя стойкость, непримиримость к общественной несправедливости, быть строгим и взыскательным судьей по отношению к себе. Истинная поэзия, по мнению Пушкина, должна быть человечной, жизнеутверждающей, пробуждать добрые гуманные чувства. В стихотворениях «Свободы сеятель пустынный...» (1823), «Поэт и толпа» (1828), (1830), «Эхо» (1831), «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» (1836) Пушкин рассуждает о свободе поэтического творчества, о сложных взаимоотношениях поэта и власти, поэта и народа.«Пророк — это идеальный образ истинного поэта в его сущности и высшем призвании....Все то житейское содержание, что наполняет сердца и умы занятых людей, весь их мир должен стать для истинного поэта пустынею мрачной... Он жаждет духовного удовлетворения и влачится к нему. С его стороны больше ничего и не требуется: алчущие и жаждущие насытятся... Поэт-пророк изощренным вниманием проник в жизнь природы высшей и низшей, созерцал и слышал все, что совершается, от прямого полета ангелов до извилистого хода гадов, от круговращения небес до прозябания растения. Что же дальше?.. Кто прозрел, чтобы видеть красоту мироздания, тот тем мучительнее ощущает безобразие человеческой действительности. Он будет бороться с нею. Его действие и оружие — слово правды... Но для того, чтобы слово правды, исходящее из жала мудрости, не язвило только, а жгло сердца людей, нужно, чтобы само это жало было разожжено огнем любви... Кроме библейского образа шестикрылого серафима, в основе своей взято из Библии и последнее действие этого посланника Божия: И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул, И угль, пылающий огнем. В грудь отверстую водвинул. Библии принадлежит и общий тон стихотворения, невозмутимо-величавый, что-то недосягаемо возвышенное... Отсутствие придаточных предложений, относительных местоимений и логических союзов при нераздельном господстве союза «и» (в тридцати стихах он повторяется двадцать раз)... приближают здесь пушкинский язык к библейскому...» (В. Соловьев).

2 Тема Родины, России занимала в творчестве Блока особое место и была для него поистине всеобъемлюща. Особое значение приобретают стихотворения, где поэт развертывает «широкоохватный» образ Родины и подчеркивает свою неразрывную связь с ней. В стихотворении «Осенняя воля» (1905) отчетливо прослеживаются лермонтовские традиции: Выхожу я в путь, открытый взорам, Ветер гнет упругие кусты, Битый камень лег по косогорам, Желтой глины скудные пласты... Вот оно, мое веселье, пляшет, звенит, звенит, в кустах пропав! И вдали, вдали призывно машет Твой узорный, твой цветной рукав. Над печалью нив твоих заплачу, Твой простор навеки полюблю... Лирический герой Блока не случайный прохожий, а один из сыновей России, идущий «знакомым» путем и сопричастный горькой судьбе тех, кто «умирает, не любя», но кто стремится к слиянию с родиной: По-иному раскрывается образ

отчизны в стихотворении «Русь» (1906). Русь — это тайна. Сначала кажется, что тайна Руси проистекает из «преданий старины»: «мутного взора колдуна», ведунов с ворожеями, ведьм, чертей… Но постепенно начинаешь понимать, что тайна Руси не в этом. Разгадка – в самой «живой душе» народа, и, чтобы ее постичь, надо жить одной жизнью с народом. В 1915 году выходит в свет книга Блока с названием «Стихи о России». В лирическом трехтомнике, который автор назвал «романом в стихах», есть цикл «Родина», который объединял написанное с 1907 по 1916 год. Никто до Блока не сказал таких пронзительно-щемящих слов о родине, которые хранятся в душе каждого русского человека. «Родина — это огромное, родное, дышащее существо, подобное человеку...» Что-то древнее, языческое встает в прапамяти художника. Недаром он говорит, что любит родную страну «по-народному, как можно любить мать, сестру и жену в едином лице — России». Смысловое ядро цикла составляют стихи, посвященные непосредственно России. О своей неразрывной связи с Родиной, с ее во многом темной и трудной судьбой поэт говорит в стихотворении «Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?..»

Совсем по-иному раскрывается тема России в стихотворении «Новая Америка». Сначала мы видим «убогую» Русь с ее «страшным простором» и «непонятной ширью». Но постепенно облик России проясняется: Поэтический образ будущей России возникает перед нами, и крепнет вера поэта в ее обновленное будущее. Самое значительное стихотворение этого цикла — «Россия». В нем слиты воедино чувство любви к Родине и вера в ее будущее. Поэт принимает ее и «нищей», с «тоской острожной» глухой песни ямщика. В строках этого стихотворения выражено чувство нераздельности судеб поэта и Родины. Его Россия — прекрасная женщина с сильным характером и нелегкой судьбой. В заключительных строках Блок обращается к гоголевской теме пути, теме тройки. Она устремлена вперед, в будущее: И невозможное возможно, Дорога долгая легка, Когда блеснет в дали дорожной Мгновенный взор из-под платка, Когда звенит тоской острожной Глухая песня ямщика!.. Цикл «Родина» завершает стихотворение «Коршун», где сосредоточены все ведущие мотивы, прозвучавшие в цикле. Тут и приметы неброской российской Природы, и напоминание о подневольной судьбе русского человека, и вехи отечественной истории, и обобщенный образ родины. А коршун — символ тех зловещих сил, которые тяготеют над Россией. В конце стихотворения автор ставит вопросы: Цикл «На поле Куликовом» включает пять стихотворений. В примечании к циклу Блок написал: «Куликовская битва принадлежит... к символическим событиям русской истории. Таким событиям суждено возвращение. Разгадка их еще впереди». Таким образом, автор указывает на связь прошлого, настоящего и будущего. «Прошлое страстно глядит в грядущее», — сказал Блок в стихотворении «Художник», и эти слова можно поставить эпиграфом к циклу «На поле Куликовом». Первое стихотворение выполняет роль пролога и вводит в цикл тему России: О, Русь моя! Жена моя! До боли Нам ясен долгий путь!.. Поле — место битвы, «вечного боя», который шел, идет и будет идти на необозримых просторах России:

Кто же это? Может быть, сама Россия? Или Богородица? Ясно одно — это воплощение светлого идеала, который помогает герою выстоять в суровых испытаниях: В завершающем стихотворении автор верит в будущее своей великой Родины: Россия народная, с ее историей, традициями, с нераскрытым, но огромным, непредсказуемым потенциалом ее народа, давала поэту надежду на будущее преображение. Именно она, с ее прекрасными и величественными картинами природы, помогала ему противостоять «страшному миру».

Билет 6

1 Стихотворения Лермонтова о природе характеризуются главным образом соответствием духовной жизни человека («родня с душой») или, наоборот, представляют собой контраст душевному состоянию героя, фон его переживаний — часто общественного характера. Отсюда двухчастное строение пейзажных стихотворений, вторая часть которых представляет собой сравнение и начинается словом « так ». Если же прямое сравнение опущено, но сохраняется аллегория или образный символ, то поэт обращается в этом случае к активности читательского восприятия. Излюбленные образы — бурного моря, грозы, паруса. Это были отзвуки настроений, всколыхнувших Европу и Россию в 1830—1831 годах, а также отзвуки романтической литературной традиции («Парус»).Когда волнуется желтеющая нива И свежий лес шумит при звуке ветерка, И прячется в саду малиновая слива Под тенью сладостной зеленого листка...Тогда смиряется души моей тревога Тогда расходятся морщины на челе, — И счастье я могу постигнуть на земле, И в небесах я вижу бога... Многие темы патриотической поэзии Лермонтова сходятся в стихотворении «Родина». Здесь размышления о прошлом России и трезвый взгляд на ее настоящее, сознание и ощущение неразрывных связей с миром родной природы, с русской народной жизнью. Внутренняя контрастность мотивов заявлена самим автором в первых строках: «Люблю отчизну я, но странною любовью...», конфликт предстает поначалу как коллизия рассудка и любви.

Философская, «рассудочная» часть текста является вступлением, а предмет любви, зримый образ родины, занимает основное место в стихотворении. В этой пейзажной зарисовке устраняются противоречия рассудка и любви. Величественная пейзажная панорама включает в себя и бескрайние русские просторы, и приметы природы и русского быта: «чета белеющих берез», жнивье, деревенька, где празднуют подвыпившие мужики. Пейзажные детали сменяют друг друга, отражая впечатление едущего по поселку человека. На его пути встречается всякое: то захудалые, крытые соломой избенки, то признаки довольства — полное гумно и резные ставни. Путник, он же лирический герой, откликается душой на все впечатления окружающей народной жизни. В психологическом плане — это торжество человечности.

2 Повесть М. Булгакова «Собачье сердце» объединяет в себе три жанрово-художественных формы: фантастика, социальная антиутопия и сатирический памфлет. Сложнейшая операция, произведенная профессором Преображенским, ее ошеломляющие результаты — это, конечно, фантастика. Но для Булгакова она послужила лишь сюжетной основой для раскрытия социальных проблем. «Очеловеченный» бродячий пес Шарик, ставший Полиграфом Полиграфовичем Шариковым, фактически «оживил» в себе того человека, мозг которого послужил донорским материалом при операции. От пьяницы и хулигана Клима Чугункина Шариков унаследовал и сознание своего «пролетарского» происхождения со всеми соответствующими социальными правами, и полную бездуховность. Возникает проблема воспитания этого существа. Филипп Филиппович — человек высокой культуры, строгих нравственных правил. Возникает конфликт этого высокообразованного интеллигента с представителем новой жизни — Щвондером. Абсурдность убогих понятий представителей новой власти особенно ярко выражается в монологе Преображенского, в котором подытоживаются основные принципы социалистического образа жизни: «В спальне принимать пищу... в смотровой читать, в приемной одеваться, оперировать в комнате прислуги, а в столовой осматривать...» Конфликт Преображенского и Швондера вступает в свою высшую фазу, когда речь заходит о проживании в квартире профессора «нового» человека — Шарикова. Мелкие бытовые штрихи воссоздают ту обстановку, в которой будет осуществляться воспитание человекообразного существа. На природную основу Шарикова наложилось влияние Швондера. Его воспитанница. Его воспитанного результативнее, чем наивное желание профессора и его ассистента как-то облагородить созданное ими чудовище. Именно недоразвитое умственное и нравственное чувство простого народа, который «был ничем и стал всем», является, по глубокому убеждению профессора, источником той разрухи, которая царит вокруг. «Но я спрашиваю: почему, когда началась вся эта история, все стали ходить в грязных калошах и валенках по мраморной лестнице?» Принципы социализма настолько близки звериной сущности Шарикова и его качествам, унаследованным от донора, что он довольно быстро находит свое место в советской стране. Сам «новый» социально-бытовой миропорядок изображается в стиле сатирического памфлета. Булгаков использует прием гротеска (поведение Шарикова, образы членов домкома), комической буффонады (сцена ловли кота). При всей невероятности, фантастичности повести, она отличается удивительным правдоподобием. Это не только узнаваемые конкретные приметы времени. Это — сам городской пейзаж, место действия: Обуховский переулок, дом, квартира, её быт, облик и поведение персонажей и т. п. В результате нереальная история с Шариковым воспринимается читателем вполне реально.

Билет 16

1 Рассказ «Ионыч» А. П. Чехова построен на сопоставлении двух миров — Старцева и Туркиных. В начале рассказа Туркины — это духовно примитивная среда провинциального города, это символ пошлости и шаблонного мышления. Здесь литература сведена до уровня домашнего времяпрепровождения, музыка — до громкого стука по клавишам, театр — до кривлянья лакея. Старцев же при всей своей прозаичности земского доктора лучше их: он сумел увидеть в Котике что-то особенное, милое, он говорил с ней о литературе, об искусстве, чувствовал смутное недовольство жизнью — а это залог движения вперед. Но во влюбленном Старцеве борются два голоса: трезвые размышления о том, что будут говорить окружающие, сколько дадут приданого, и голос любви, под влиянием которого он поехал ночью на кладбище, любовался лунным светом, размышлял о вечных вопросах. Он мог бы сохранить в себе этот прекрасный порыв, но не захотел. Старцев стал неумолимо превращаться в Ионыча. Когда Екатерина Ивановна не приняла его предложения, он быстро равнодушно вернулся к прежнему образу жизни. После встречи с нею в саду через несколько лет он думает уже не о любви, а о деньгах. А в конце превращается в распухшее от жира существо. Первоначальное сочувствие автора к Старцеву сменяется гневной иронией. Он стал много хуже Туркиных. Даже Екатерина Ивановна нашла в себе силы измениться: отказалась от романтических мечтаний, трезво оценила свои способности, стала ценить любовь, которую раньше отвергла. Чехов не жалеет Старцева, которого «среда заела», а беспощадно судит того, в ком были заложены некоторые возможности, но он примирился с окружающим обывательским миром, растерял свою культурность и интеллигентность и проявил этим полную человеческую несостоятельность. Старцев раздраженно относится к обывателям, их безделью и бессмысленным разговорам. Но он не пытается отстаивать свои взгляды. Его развлечения — винт и пересчитывание «бумажек». «А хорошо, что я на ней не женился», — говорит он.

2 Владимир Маяковский вошел в нашу жизнь «через лирические томики, как живой с живыми говоря». Определяющими словами для его творчества стали слова из стихотворения «Домой» (1925):Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо...«Штык-перо» помогал поэту писать стихи обо всем в равной степени талантливо и необычно. Поэтому его поэзия так многолика: от плакатов РОСТА с краткими и меткими подписями до поэмы о всей стране — «Хорошо!». От антивоенных стихов до нежных, возвышенных поэм про любовь. Маяковский — поэт-гигант; его Большое место в многогранном поэтическом творчестве Маяковского занимает сатира. Сатира — вид комического, наиболее беспощадно осмеивающий несовершенство мира, человеческие пороки. И задача этого вида искусства, по словам великого русского сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина, «провожать в царство теней все отживающее».В годы, предшествующие революции, Маяковский отвергает буржуазный мир. «Долой вашу любовь», «долой ваше искусство», «долой вашу религию», «долой ваш строй!» — таков пафос его поэмы «Облако в штанах». Сатирическими стихами дореволюционного периода стали его знаменитые «Гимны»: «Гимн судье», «Гимн взятке», «Гимн обеду»... В самих названиях многих гимнов заложено комическое несоответствие, ведь гимн — это торжественная песнь, посвящать которую в честь обеда или взятки просто смешно. В «Гимне судье» Маяковский едко высмеивает общественный строй России, хотя местом действия названа далекая страна Перу. Судьи сами не умеют радоваться жизни и запрещают это делать другим, стремятся все регламентировать, сделать бесцветным, унылым. Так, под взглядом судьи вылинял оранжево-синий павлиний хвост. Народ под властью злобных судей дан в образе каторжан. Освободить каторжников можно, только устранив судей, которые «мешают и птице, и танцу, и мне, и вам, и Перу».

Это как мораль басни. Особенно ненавистен Маяковскому буржуазный мир — мир «жирных»: «Я жирных с детства привык ненавидеть, всегда себя за обед, продавая», — вспоминает поэт свое голодное отрочество и юность в Москве, куда семья переехала после смерти отца. В «Гимне обеду» он создает гротескный образ буржуа — это «желудок в панаме». В стихотворении «Нате!» в сатирическом ключе представлен мир «жирных» обывателей, смотрящих «устрицей из раковин вещей». С сарказмом поэт говорит о пристрастии мещан к вещам, об их бездуховности и пошлости. Все в стихотворении, начиная с названия «Нате!» и кончая последними словами, сориентировано на прямое обращение к враждебной аудитории с целью вызвать скандал: А если мне, грубому гунну, кривляться перед вами не захочется — и вот, я захочу и радостно плюну, плюну в лицо вам я — бесценных слов транжир и мот. Грубыми словами клеймит Маяковский и буржуазию, развязавшую мировую бойню и наживающуюся на ней, равнодушную к смертям и увечьям жертв войны, в стихотворении «Вам». Отгородившись от жизни, ее требований и проблем, этот «ученый» становится обывателем, существом, равнодушным ко всему: времени года, любви, политике, даже будущему, тому, «что растет человек глуп и покорен». Наука такого деятеля так же бесполезна и бесперспективна, как «труд» критика («Гимн критику»), способного только чужое «белье ежедневно прополаскивать в газетной странице». Едкие образы «Гимнов» запоминаются сразу — «желудок в панаме» из «Гимна обеду», люди «из мяса» — «Гимн здоровью», «козы» — взяточники. Грибоедовские и гоголевские мотивы воскресают в «Гимнах», посвященных взяточникам: Если в предреволюционные годы острие сатиры было направлено против «жирных», против бесчувственной к словам поэта «толпы», то когда революция свершилась, сатирической мишенью для Маяковского стали ее враги. Безоговорочное отрицание буржуазного мира позволило Маяковскому с восторгом принять революцию, а острие сатиры он направил против тех, кто мешал строить коммунизм — бюрократов и мещан. Уже в 1920—1921 годах появилось первое стихотворение «О дряни», обличающее «мурло мещанина» нового советского времени. Символом и спутником бюрократа в быту, по Маяковскому, становится «оголтелая канарейка». Даже серп и молот — модные эмблемы, без которых нельзя «фигурять» «на балу в Реввоенсовете». В 1922 году выходит в свет стихотворение «Прозаседавшиеся», новое сатирическое произведение. Тенденция к увеличению бюрократического аппарата наметилась уже в первые годы советской власти. С невероятной быстротой стали возникать учреждения, погрязшие в непрерывных заседаниях, собраниях, имитирующие кипучую деятельность, но далекие от истинных нужд народа. Используя прием доведения качества до абсурда, Маяковский придумывает «Объединение ТЕО и ГУКОНА», т. е. театральное объединение соединяет с Главным управлением конезаводов. И наоборот, Главкомполитпросвет разбивает на четыре организации: Глав, Ком, Полит, Просвет. И чтобы уж совсем высмеять нелепость этого явления, он называет учреждение по буквам алфавита:Пришел товарищ Иван Ваныч?» —«На заседанииА-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома».Если количество заседаний преувеличено, то в вопросе, обсуждаемом на собрании, явное преуменьшение — «покупка склянки чернил Губкооперативом». Фантастично зрелище сидящих на заседании половин людей — «до пояса здесь, а остальное там», — так как служащим приходится буквально разрываться между заседаниями. Эти два стихотворения открыли целую галерею омерзительных образов в сатире середины 20-х годов. Но с бюрократизмом и мещанством Маяковский продолжал бороться всю жизнь. Целые циклы стихов он посвятил бюрократам, карьеристам, взяточникам, подхалимам, подлецам. Персонажи стихов — «пережитки прошлого», но как живут эти «пережитки Стремясь «выволочь республику из грязи», поэт не только разоблачал, высмеивал пороки современности, но и предсказал живучесть «дряни» всякого рода.

Билет 18

1 Чувство дружбы у Пушкина — это огромная ценность, которой равновелики лишь любовь, творчество и внутренняя свобода. Тема дружбы проходит через все творчество Пушкина, начиная с лицейского периода и заканчивая последним годом жизни. В ли­цейский период, который является в основном подражательным, дружба им осмысливае тся в свете «легкой поэзии» Парни, которая в русской лите ратуре вначале была отчасти культивирована Ба­тюшковым. В своей подражательной лирике Пушкин воспринимает этот стиль Батюшкова и Парни, и пафос дружеской лирики лицей­ского периода состоит в составлении не коей оппозиции классицис­тическим ценностям. Рассудок, бог с тобою... Под стон ученых дураков... Без них мы пить умеем.(«К сту дентам») Лирика Пушкина этого периода насыщена анакреонтической тематикой, которая состоит в воспевании эпикурейских ценностей. В стихотворении «К студентам» поэтизируется веселая пирушка, воспевается вино и радости дружеского беззаботного общения: Друзья, досужей нас кабак Все тихо, все в покое Скорее скатерть и бокал Сюда вино златое! Оппозицию классицизму в дружеской лирике лицейского пе­риода составляют и сентименталистские ценности, среди которых важн ое место занимает дружба «С Ниферой, с портиком, и с кни­гой, и с бокалом» («К Каверину», 1817 г.). В этом послании, как и во всех остальных посланиях лицейского периода, Пушкин призы­вает всех своих друзей оставить волнения и заботы света и присо­единиться к интимному кругу друзей, объединенных под призы­вом: «Блажен, кто веселится в покос, без забот...» Покой, бе ззаботное веселье, шумный пир друзей, — вот что со­ставляет, по мнению поэта, человеческое счастье. Как и поэты-сен­тименталисты, Пушкин ставит чувство дружбы выше обществен­ных и государственных благ: И станут самые цари Завидовать студентам. Самое це нное в дружбе Пушкин видит в сердечности и искрен­ности друзей: Он друг без этикета. Не требует привета Лукавой суеты. Чувство сердечной привязанности к своим друзьям Пушкин пронесет через всю свою жизнь, оно присутствует даже в граждан­ской лирике петербургского периода. Поэтам-декабристам дружба виделась как союз людей, одержимых одной идеей. Пушкин в своей гражданской лирике не приемлет такой классицистический взгляд, и чувство дружбы в его стихах в этот период выглядит иначе, чем у декабристов. Высокая цель не должна исключить на­слаждение дружеским общением, даже наоборот, дружба становит­ся опорой и поддержкой в гражданском служении долгу и Отечест­ву. Соединение интимного чувства дружбы, равно как и любви, с высокими гражданскими чувствами отражено в стихотворении «К Чаадаеву». Поэт призывает адресата к высокой цели не только как политического единомышленника, но как друга, что подчеркнуто обращениями типа: «мой друг», «товарищ, верь... «В этот же период Пушкин начинает разрабатывать в своих сти­хах тему свободы, и дружба становится как бы «третьим компоне н­том» в ряду «любовь и тайная свобода». В стихотворении «Посла­ние к кн. Горчакову» «младых повес счастливая семья, где ум кипит, где в мыслях волен я», дружеское общение становятся как бы почвой этой свободы. Но друзья не вечны, дружеские пиры происходят все реже и реже, наступает разочарование и в гражданских идеях, и Пушкин уезжает в южную ссылку, где оказывается целиком, охвачен роман­тическими настроениями. Дружеская лирика в этот период творче­ства поэта очень своеобразна, романтик никогда не ищет счастья в друзьях, он порывает со своим прошлым. Всю довольно малочис­ленную дружескую лирику этого периода отчетливо характеризует стихотворение «Дружба».

Мотив этого стихотворения затем подхва­тит Лермонтов, и это станет лейтмотивом его лирики. У

Пушкина теперь друзьями становятся море и горы, но с ними поэт не может быть на равных, хотя и говорит о шуме моря, про­щаясь с ним, что он: как друга ропот заунывный, как зов его в прощальный час. Уже само по себе стихотворение «К морю» является прощаль­ным. Южные романтические наброски поэта сменяются филосо­фичностью лирики и внутренним самосозерцанием. Буря, бушевав­шая в душе романтика, утихла, уступив место гармонии и покою. Но наследие романтического периода — свобода — не оставляет поэта. Тема внутренней свободы выбора каждого человека звучит и в дружеской лирике

поэта. Дружеские чувства не зависят от поли­тики, в них мы вольны. В стихотворении «19 октября 1827 г.», на­писанном на годовщину открытия лицея, Пушкин говорит о том, что он по-прежнему помнит о всех своих друзьях, где бы они ни были. Для него они все равны, и те, кто на «царской службе», и те, кто в «мрачных пропастях земли». «Я гимны пре жние пою», — признается поэт в стихотворении «Арион» . Пушкин остается по-прежнему верен своим друзьям-декабрис­там и поддерживает их в трудный для них час своим знаменитым посланием в Сибирь «Во глубине сибирских руд... «. Друзья мои, прекрасен наш союз! Он, как душа, неразделим и вечен. Но в этом стихотворении, открывающем цикл, написанный к

лицейской годовщине, уже четко просматривается тема одиночест­ва. Поэту невыразимо больно и грустно оттого, что с ним сейчас нет его друзей: Печален я, со мною Друга нет, С кем долгую запил бы я разлуку. Эти настроения все больше завладевают Пушкиным, и каждое последующее «19 октября» окрашено в более мрачные тона. Пора­женный смертью Дельвига, Пушкин пишет: «И мнится, очередь за мной...» Стихотворение «Чем чаще празднует лицей...» тоже на­полнено грустью. Итак, в конце жизни, пережив «бурь порыв мя­тежный», Пушкин опять возвращается к лицейской теме, но теперь она звучит по-другому. Верна мысль критика о том, что «лицей становился в сознании Пушкина идеальным царством дружбы, а лицейские друзья — иде­альной аудиторие й его поэзии», хранителями культа дружбы, тему которой Пушкин пронес почти через все свое творчество.

2 Куприн изображает истинную любовь как высшую Ценность мира, как непостижимую тайну. Для такого всепоглощающего чувства не существует вопроса «быть или не быть?», оно лишено сомнений, а потому часто чревато трагедией. «Любовь всегда трагедия - писал Куприн, — всегда борьба и достижение всегда радость и страх, воскрешение и смерть». Куприн был глубоко убежден в том, что даже безответное чувство способно преобразить жизнь человека. Об этом он мудро и трогательно поведал в «Гранатовом браслете», грустном рассказе о скромном телеграфном чиновнике Желткове, который был столь безнадежно и самоотверженно влюблен в графиню Веру Шеину. Патетическая, романтическая по характеру образного воплощения центральная тема любви сочетается в «Гранатовом браслете» с тщательно воспроизведенным бытовым фоном и рельефно обрисованными фигурами людей, жизнь которых не соприкоснулась с чувством большой любви. Бедный чиновник Желтков, восемь лет любящий княгиню Веру Николаевну, умирая, благодарит ее за то, что она была для него «единственной радостью в жизни, единственным утешением, единой мыслью», и товарищ прокурора, думающий, что любовь можно пресечь административными мерами, — люди двух различных жизненных измерений. Но жизненная среда не бывает у Куприна однозначной. Им особо выделена фигура старого генерала Аносова, который уверен, что высокая любовь существует, но она «должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире», не знающей компромиссов.

Билет 21

1 Тема поэта и поэзии традиционна для русской лирики. Редко кто из поэтов не обращался к своей музе, представшей то резвой, то веселой «вакханочкой», то задумчивой, то суровой и гневной. Но в стихотворении Некрасова «Вчерашний день часу в шестом...» - совсем иная Муза. Между «крестьянкой молодой» и Музой нет никаких различий, они одинаково дороги и близки поэту. Некрасов в коротком стихотворении сумел сказать и о том, что его Муза — сестра униженной и страдающей крестьянки, что она печалится народной печалью, что она тоже подвергается истязаниям, цензурным и иным гонениям, что он, Некрасов, поэт народа, потому что крестьянка символизирует весь народ. В стихотворении «Нет, Музы ласково поющей и прекрасной...» отношения между Музой и поэтом складываются драматично — это поединок, «ожесточенный бой». Но поединок не заканчивается разрывом - в драматизме борьбы родился прочный и кровный союз. Поэт учит Музу не смиряться, не стихать в гневе, изживать всепрощенческие настроения. «Поэт и гражданин» - драматические раздумья Некрасова о соотношении высокой гражданственности с поэтическим искусством. Перед нами герой, находящийся на распутье и как бы олицетворяющий разные тенденции в развитии русской поэзии тех лет, чувствующий намечающуюся дисгармонию между «гражданской поэзией» и «чистым искусством».Чувства Поэта изменяются от иронии по отношению к Гражданину, от чувства превосходства над ним к иронии, к обиде на самого себя, затем к чувству необратимой потери человеческих и творческих ценностей и далее (в последнем монологе) к угрюмому озлоблению. Движение чувств у Гражданина: от требования «громить» пороки смело, «обличать зло» к пониманию необходимой для настоящей поэзии активной борьбы, гражданской позиции. По существу, перед нами не поединок двух противников, а взаимный поиск истинного ответа на вопрос о роли поэта и назначении поэзии в общественной жизни. Скорее всего, речь идет о столкновении разных мыслей и чувств в душе одного человека. В споре нет победителя, а есть общий, единственно верный вывод: роль художника в жизни общества настолько значительна, что требует от него не только художественного таланта, но и гражданских убеждений. И уже заканчивая свой жизненный путь, Некрасов вновь обратился к Музе («О Муза! Наша песня спета и «О Муза! Я у двери гроба!»), воскрешая давние образы своей лирики. В стихотворении «Музе» от интимного, личного тона («Приди, закрой глаза поэта...») совершается переход к высокой патетике («На вечный сон небытия»), а все стихотворение венчается пронзительной лирической нотой: «Сестра народа — и моя!» Эти перемены интонаций усиливают поэтическое волнение и делают необычайно задушевной тему прочного единства народа, поэта и его Музы. Муза, некогда названная сестрой молодой крестьянки, теперь осознана сестрой народа и сестрой поэта. Через нее поэт нашел дорогу к народу, а народ обрел своего поэта. Мучительная для Некрасова тема народного признания получает оптимистическое, но не лишенное трагизма разрешение. Когда-то Некрасов писал, что Муза не торопилась порвать с ним «прочного и кровного союза». Теперь он подвел итог, возложив свои надежды на Музу: Мене мной и честными сердцами. Порваться долго ты не дашь Живому, прочному союзу! Нерусский — взглянет без любви. На эту бледную, в крови, Кнутом иссеченную Музу...

2 Роман М. А. Булгакова «Белая гвардия» посвящен событиям Гражданской войны. «Велик был год и страшен по Рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй...» -- так начинается роман, в котором рассказывается о судьбе семьи Турбиных. Они живут в Киеве, на Алексеевском спуске. Молодежь - Алексей, Елена, Николка — остались без родителей. Но у них есть Дом, который содержит не просто вещи — изразцовая печь, часы, играющие гавот, кровати с блестящими шишечками, лампа под абажуром, -- а строй жизни, традиции, включенность в общенациональное бытие. Дом Турбиных был возведен не на песке, а на «камне веры» в Россию, православие, царя, культуру. И вот Дом и революция стали врагами. Революция вступила в конфликт со старым Домом, чтобы оставить детей без веры, без крыши, без культуры и обездолить. Как поведут себя Турбины, Мышлаевский, Тальберг, Шервинский, Лариосик — все, кто причастен к Дому на Алексеевском спуске? Над Городом нависла серьезная

опасность. (Булгаков не называемого Киевом, он — модель всей страны и зеркало раскола.) Где-то далеко, за Днепром, Москва, а в ней — большевики. Украина объявила независимость, провозгласив гетмана, в связи, с чем обострились националистические настроения, и рядовые украинцы сразу «разучились говорить по-русски, а гетман запретил формирование добровольной армии из русских офицеров». Петлюра сыграл на мужицких инстинктах собственности и самостийности и пошел войной на Киев (стихия, противостоящая культуре). Русское офицерство оказалось преданным Главным командованием России, присягавшим на верность императору. В Город стекается разнородная шушера, убежавшая от большевиков, и вносит в него разврат: открылись лавки, паштетные, рестораны, ночные притоны. И в этом крикливом, судорожном мире разворачивается драма. Завязкой основного действия можно считать два «явления» в доме Турбиных: ночью пришел замерзший, полумертвый, кишащий вшами Мышлаевский, рассказавший об ужасах окопной жизни на подступах к Городу и предательстве штаба. В ту же ночь объявился и муж Елены, Тальберг, чтобы, переодевшись, трусливо покинуть жену и Дом, предать честь русского офицера и сбежать в салон-вагоне на Дон через Румынию и Крым к Деникину. Ключевой проблемой романа станет отношение героев к России. Булгаков оправдывает тех, кто был частью единой нации и воевал за идеалы офицерской чести, выступал против разрушения Отечества. Он дает понять читателю, что в братоубийственной войне нет правых и виноватых, все несут ответственность за кровь брата. Писатель объединил понятием «белая гвардия» тех, кто защитил честь русского офицера и человека, и изменил наши представления о тех, кого до недавнего времени зло и уничижительно именовали «белогвардейцами», «контрой». Булгаков написал не исторический роман, а социально-психологическое полотно с выходом в философскую проблематику: что есть Отечество, Бог, человек, жизнь, подвиг, добро, истина. За драматической кульминацией следует развитие действия, очень важное для сюжета в целом: оправятся ли герои от потрясения; сохранится ли Дом на Алексеевском спуске? Алексей Турбин, убегавший от петлюровца, получил ранение и, оказавшись в родном доме, долго пребывал в состоянии пограничном, в галлюцинациях или теряя память. Но не физический недуг «добивал» Алексея, а нравственный: «Неприятно... ох, неприятно... напрасно я застрелил его... Я, конечно, беру вину на себя... я убийца!» (вспомним героев Толстого, тоже берущих вину на себя). Мучило и другое: «Был мир, и вот этот мир убит». Не о жизни, остался жив, а о мире думает Турбин, ибо турбинская порода всегда несла в себе соборное сознание. Что будет после конца Петлюры? Придут красные... Мысль остается незаконченной. Дом Турбиных выдержал испытания, посланные революцией, и тому свидетельство — непопранные идеалы Добра и Красоты, Чести и Долга в их душах. Судьба посылает им Лариосика из Житомира, милого, доброго, незащищенного большого младенца, и Дом их становится его Домом. Примет ли он то новое, что называлось бронепоездом «Пролетарий» с истомившимися от ратного труда часовыми? Примет, потому что они тоже братья, они не виноваты. Красный часовой тоже видел в полудреме «непонятного всадника в кольчуге» — Жилина из сна Алексея, для него, односельчанина из деревни Малые Чугуры, интеллигент Турбин в 1916-м перевязывал рану Жилину как брату и через него же, по мысли автора, уже «побратался» с часовым с красного «Пролетария». Все — белые и красные — братья, и в войне все оказались виноваты друг перед другом. И голубоглазый библиотекарь Русаков (в конце романа) как бы от автора произносит слова только что прочитанного Евангелия: «...И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали...»; «Мир становился в душе, и в мире он дошел до слов: ...слезу с очей, и смерти не будет, уже ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло... «Торжественны последние слова романа, выразившего нестерпимую муку писателя — свидетеля революции и по-своему «отпевшего» всех — и белых и красных.«Последняя ночь расцвела. Во второй половине ее вся тяжелая синева - занавес Бога, облекающий мир, покрылась звездами. Похоже, было, что в неизмеримой высоте за этим синим пологом у царских врат служили всенощную. Над Днепром с грешной и окровавленной и снежной земли поднимался в черную, мрачную высь полночный крест Владимира»

Билет 23

1 Мысль о духовных основах семейственности как внешней формы единения между людьми получила особое выражение в эпилоге романа «Война и мир». В семье как бы снимается противоположность между супругами, в общении между ними взаимо дополняется ограниченность любящих душ. Такова семья Марьи Болконской и Николая Ростова, где соединяются в высшем синтезе столь противоположные начала Ростовых и Болконских. Прекрасно чувство «гордой любви» Николая к графине Марье, основанное на удивлении «перед ее душевностью, перед тем почти недоступным для него, возвышенным, нравственным миром, в котором всегда жила его жена». И трогательна покорная, нежная любовь Марьи «к этому человеку, который никогда не поймет всего того, что она понимает, и как бы от этого она еще сильнее, с оттенком страстной нежности, любила его».В эпилоге «Войны и мира» под крышей лысогорского дома собирается новая семья, соединяющая в прошлом разнородные ростовские, болконские, а через Пьера Безухова еще и каратаевские начала. «Как в настоящей семье, в лысогорском доме жило вместе несколько совершенно различных миров, которые, каждый, удерживая свою особенность и делая уступки один другому, сливались в одно гармоническое целое. Каждое событие, случавшееся в доме, было одинаково — радостно или печально — важно для всех этих миров; но каждый мир имел совершенно свои, независимые от других, причины радоваться или печалиться какому-либо событию». Это новое семейство возникло не случайно. Оно явилось результатом общенационального единения людей, рожденного Отечественной войной. Так по-новому утверждается в эпилоге связь общего хода истории с индивидуальными, интимными отношениями между людьми. 1812 год, давший России новый, более высокий уровень человеческого общения, снявший многие сословные преграды и ограничения, привел к возникновению более сложных и широких семейных миров. Хранителями семейных устоев оказываются женщины — Наташа и Марья. Между ними есть прочный, духовный союз.

Ростовы. Особые симпатии писателя вызывает патриархальная семья Ростовых, в поведении которой проявляются высокое благородство чувств, доброта (даже редкая щедрость), естественность, близость к народу, нравственная чистота и цельность. Дворовые Ростовых — Тихон, Прокофий, Прасковья Саввишна — преданы своим господам, ощущают себя с ними единой семьей, обнаруживают понимание и проявляют внимание к барским интересам. Болконские. Старый князь представляет цвет дворянства эпохи Екатерины II. Его характеризует истинный патриотизм, широта политического кругозора, понимание подлинных интересов России, неукротимая энергия. Андрей и Марья — передовые, образованные люди, ищущие новые пути в современной жизни. Семейство Курагиных несет одни беды и несчастья в мирные «гнезда» Ростовых и Болконских. При Бородине, на батарее Раевского, куда попадает Пьер, чувствуется «общее всем, как бы семейное оживление». «Солдаты... мысленно приняли Пьера в свою семью, присвоили себе и дали ему прозвище. «Наш барин» прозвали его и про него ласково смеялись между собой».Так чувство семьи, которое в мирной жизни свято берегут близкие к народу Ростовы, окажется исторически значимым в ходе Отечественной войны 1812 года.

2 «Двенадцать» — одно из первых произведений русской литературы, написанных после октябрьской революции 1917 года. Все действие поэмы происходит на улице. Уже в первой главе слышится ее революционный гул. Блок начинает поэму с лаконичной и контрастной картины черного вечера и белого снега. Все герои выступают на фоне привычных блоковских образов - вьюги, ветра («ветер на всем Божьем свете»). Вся поэма представляет собой множество звучащих голосов, автора же почти не слышно. При этом Блок использует такие средства, как лозунги, солдатские частушки, разговорные интонации.

Только во второй главе появляются «двенадцать». Блок не приукрашивает своих героев: они обещают раздуть «мировой пожар в крови», «пальнуть пулей в Святую Русь». Блок даже сгущает краски, показывая своих героев возможными каторжниками («На спину б надо бубновый туз!»). Но в своих действиях они несут как бы гнев всего народа, они действуют в согласии с народной стихией.

Однако в центр поэмы Блок поставил «частную» судьбу — драматическую историю любви и преступления Петрухи, который ненароком убивает свою былую подружку Катьку. Это отдельная человеческая трагедия на фоне всемирной вьюги, революционного разрушения.

Петруха -живой полнокровный человеческий характер. Он потрясен до глубины души делом рук своих. Блок очень верно выразил тяжелую тоску, муки совести, которые не прекращаются в душе героя: «Ох, товарищи, родные, / Эту девку я любил... «Его раскаяние в глазах «одиннадцати» выглядит душевной дряблостью: в такой ответственный исторический момент оно не к месту и не вовремя. («Не такое нынче время, / Чтобы нянчиться с тобой!»). Блок уловил одним из первых в русской литературе, как воспринималось отношение к личному, к чувствам в революционную эпоху. В последней главе более отчетливо выступает «старый мир» — в образе «паршивого пса». Но возрастает тревога...

В финале поэмы неясное, непроницаемое, невидимое обретает контуры Христа.

Блок сравнивал свою эпоху с эпохой начала христианства и падения Рима. Имя Христа стало символом особой исторической миссии, и в этом смысле он уместен впереди «двенадцати». Но вместе с тем у Блока он вырастает в громадный вопрос к будущему. Очень важно, что Христос в поэме незрим («двенадцать» не видят его за вьюгой). Блок всячески подчеркивает, что красногвардейцы «идут без имени святого», их свобода— «без креста». Фигура Христа может означать и то, что ужасы разрушения будут сняты и преодолены в возрожденной России. Блок воспроизводит стихийный взрыв, сохраняя свое личное отношение к нему. Нарисованная в «Двенадцати» картина поражает сочетанием несочетаемого. Все пришло в движение, рухнул устоявшийся быт, сдвинулись привычные соотношения, обнажились противоречия. Конфликт поэмы строится на противопоставлении двух начал — светлого, гармоничного, которое Блок видит «впереди», и темного, которое он видит в прошлом и олицетворением которого служит «старый мир». Сфера этого противопоставления захватывает и «большой» мир, и внутренний мир человека. Как и его герои, Блок и негодует, и страшится, и надеется. Всем своим существом он участвует в том, что происходит вокруг. Поэт берет на себя смелость «провести» своих героев через три основные временные сферы, показать в реальных картинах, что было, что есть и что должно быть.

Билет 24

1. Вся поэма Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» — это разгорающийся, постепенно набирающий силу мирской сход. Для Некрасова здесь важен сам процесс, важно, что крестьянство не только задумалось о смысле жизни, но и отправилось в трудный и долгий путь правдоискательства.

В «Прологе» завязывается действие. Семеро крестьян спорят, «кому живется весело, вольготно на Руси». Мужики еще не понимают, что вопрос, кто счастливее — поп, помещик, купец, чиновник или царь, — обнаруживает ограниченность их представления о счастье, которое сводится к материальной обеспеченности. Встреча с попом заставляет мужиков над многим призадуматься. Ну, вот тебе хваленое

Поповское житье. Начиная с главы «Счастливые» в направлении поисков счастливого человека намечается поворот. По собственной инициативе к странникам начинают подходить «счастливцы» из низов. Звучат рассказы — исповеди дворовых людей, лиц духовного звания, солдат, каменотесов, охотников. Конечно, «счастливцы» эти таковы, что странники, увидев опустевшее ведро, с горькой иронией восклицают: Эй, счастие мужицкое! Дырявое с заплатами, Горбатое с мозолями, Проваливай домой! Но в финале главы звучит рассказ о счастливом человеке — Ермиле Гирине. Рассказ о нем начинается с описания его тяжбы с купцом Алтынниковым. Ермил совестлив. Вспомним, как он рассчитывался с мужиками за долг, собранный на базарной площади: Весь день с мошной раскрытою. Ходил Ермил, допытывал, Чей рубль? да не нашел. Всей своей жизнью Ермил опровергает первоначальные представления странников о сути человеческого счастья. Казалось бы, он имеет «все, что надобно для счастья: и спокойствие, и деньги, и почет». Но в критическую минуту жизни Ермил этим «счастьем» жертвует ради правды народной и попадает в острог. Постепенно в сознании крестьян рождается идеал подвижника, борца за народные интересы. В части «Помещик» странники относятся к господам уже с явной иронией. Они понимают, что дворянская «честь» не много стоит. Нет, ты нам не дворянское, Дай слово христианское. Вчерашние «рабы» взялись за решение проблем, которые издревле считались дворянской привилегией. В заботах о судьбах Отечества дворянство видело свое историческое предназначение. А тут вдруг эту единственную миссию у дворянства перехватили мужики, стали гражданами России: Помещик не без горечи. Сказал: «Наденьте шапочки. Садитесь, господа!» В последней части поэмы появляется новый герой: Гриша Добросклонов — русский интеллигент, знающий о том, что счастье народное может быть достигнуто лишь в результате всенародной борьбы за «непоротую губернию, непотрошеную волость, избытково село»:Рать подымается Неисчислимая, Сила в ней скажется Несокрушимая! Пятая глава последней части завершается словами, выражающими идейный пафос всего произведения: «Быть бы нашим странникам под родною крышею, / Если б знать могли они, что творилось с Гришею». Этими строчками как бы дается ответ на вопрос, поставленный в заглавии поэмы. Счастливый человек на Руси — тот, кто твердо знает, что надо «Жить для счастия убогого и темного родного уголка».

2 Пьеса «На дне» — это иносказание о человеке, для которого, правда и жизнь полярно разошлись. Правда человека и, правда, о человеке никак не могут совпасть у героев пьесы. Например, у Насти. Бубнов и Барон смеются над выдуманной ею историей о любви к ней Рауля. Но за дешевой выдумкой стоит внутренняя потребность Насти в этой любви и вера в то, что такая любовь изменила бы ее и ее жизнь. Для нее — это самая святая, правда. Но правда Насти не может перейти из сферы мечты в сферу реальности. Она не отделилась от Насти и не перешла в факт ее жизни. Так происходит абсолютное расхождение правды о Насте и правды Насти. В жизни Настя — проститутка и фантазерка. Но на уровне понимания самой героини эта разница остается непроясненной. Аналогичное противоречие между правдой героя и правдой о герое характерно почти для каждого персонажа, включая Сатина, который любит повторять: «Хорошо это — чувствовать себя человеком!» А на деле он — «арестант, убийца, шулер». Еще древние греки поняли, что нельзя абсолютизировать «голую» правду, и создали свое

классическое триединство «истина, добро и красота». Горький в пьесе «На дне» отважился перекинуть мостик между понятиями «человек» и «правда». В завершающих споры о правде и человеке монологах Сатина эта мысль формулируется четко: «Что такое — правда? Человек — вот, правда». «Существует только человек, все остальное — дело его рук и его мозга». По Горькому, голая правда не представляет ценности. Правдолюбец Бубнов обрисован драматургом с откровенной неприязнью. Непонятно, чего больше в словах Бубнова — жажды правды или стремления унизить и оскорбить человека. Правда Бубнова зла, и потому она далека от истины. Такими же соками злобы и ненависти питается «честность» Татарина. Чтобы стать действенной, полезной, правда, должна опираться на нечто более глубокое, чем она сама. По Горькому, этой опорой является Человек. Мир же, окружающий героев пьесы, живет по другому закону. В нем истинной ценностью обладают дела и вещи. А человек — лишь приложение к ним. Обитатели «дна» по-своему даже симпатичны, ибо в них нет ничего от «Ионыча» и «человека в футляре». Если человек — это только мозг и руки, рассуждает Васька Пепел, «ежели людей по работе ценить... тогда лошадь лучше всякого человека... возит — и молчит!». Не случайно К. С. Станиславский, первый исполнитель роли Сатина, подчеркивал в горьковской пьесе именно этот пафос босяцкой свободы: «Свобода — во что бы то ни стало! — вот ее духовная сущность. Та свобода, ради которой люди опускаются на дно жизни... «Несгибаемая вера человека в справедливую и прекрасную жизнь выражена в притче Луки о праведной земле. Это идейная сердцевина пьесы. Здесь сталкиваются друг с другом «человек» со своей верой в существование праведной земли и «ученый», опровергающий своими картами и цифрами эту иллюзию: «Покажи ты мне, сделай милость, где лежит праведная земля и как туда дорога?» «Ну, тут человек и рассердился — как так? Жил-жил, терпел-терпел и все верил — есть! А по планам выходит — нету! Грабеж... И говорит он ученому: ах ты.. сволочь эдакой! Подлец ты, а не ученый... да в ухо ему — раз! Да еще!.. А после того пошел домой и — удавился!» Здесь кроется ключ к разгадке идейной противоречивости пьесы «На дне». Если реальность не позволяет человеку сохранять чувство собственного достоинства, то пусть «правду о человеке» заменит «правда человека» (или «святая вера»). Человек в притче о праведной земле жестоко расплатился за свою веру. Но это был его выбор, его собственное решение. И именно о нем говорит Сатин: «Человек — свободен... он за все платит сам, и потому он — свободен!» Актер, вспомнивший на мгновение, что это значит — чувствовать себя Человеком, повторил поступок человека из притчи, предпочтя возвышенную смерть унизительной жизни. Правда реалистов привязывала человека к действительности, искажавшей до неузнаваемости абстрактные ценности моралистов и философов, делала его заложником и жертвой жизни. В образе Клеща Горький сталкивает в непримиримом противоречии такие бесспорные нравственные ценности, как труд и гуманность: «Ты думаешь, я не вырвусь отсюда? Вылезу... кожу сдеру, а вылезу... Вот погоди... умрет жена...» Чтобы зажить по-человечески, требуется принести человеческую жертву. Пробиться в жизнь, как вырваться из капкана, можно лишь содрав с себя шкуру. Человеческое отношение к Анне несовместимо в Клеще с пониманием себя как человека. На примере этого персонажа Горький демонстрирует, какую метаморфозу претерпевают «на дне» такие понятия, как «стыд», «совесть», «честь» и пр. Именно они заставляют Клеща презирать и люто ненавидеть людей, прежде всего ближних своих. Чтобы он оставался честным, они все должны издохнуть.Горький не столько ищет в пьесе готовый ответ на вопрос (а есть ли на свете способ вырваться на свободу из этого порочного круга?), сколько ставит вопрос: а можно ли считать человеком того, кто смирился и больше не ищет ответа на этот вопрос? Отсюда и стержневой мотив пьесы — противоречие между Правдой раба и свободой Человека. Художественная ценность пьесы в том, что она задала этот острый и мучительный вопрос, а не в том, что найден ответ. Ответа не было и в жизни. И вопрос этот прозвучал как надежда для тех, кто отчаялся и смирился, и как вызов тем, кто предпочитал философствовать в комфорте.

Билет 25

1. Уже в ранних стихотворениях Лермонтова звучат главные мотивы его творчества: ощущение своего избранничества, обрекающее поэта на скитание, на одиночество в мире, на непонятность. Лермонтов в своем творчестве создает уникальную философскую концепцию одиночества. В ранний период тема одиночества раскрывается им в традиционно романтическом ключе. Но позже в стихотворении «Стансы» появляется неожиданная нота: Я к одиночеству привык, Я б не умел ужиться с другом, Ни с кем в отчизне не прощусь — Никто о мне не пожалеет!.. Одиночество лирического героя не навязано ему миром, но избрано им добровольно как единственно возможное состояние души. Ни дом, ни отчизна не составляют необходимых элементов его существования. Отсюда начинается именно лермонтовская трактовка темы одиночества — изгнания — странничества. Мир отвергает героя, изгоняет — но и герой отвергает этот мир, уходит от него. Изгнаньем из страны родной. Хвалюсь повсюду, как свободой... В лермонтовском творчестве объединяются темы одиночества и свободы. Так, в стихотворении «Желанье» («Отворите мне темницу...»), написанном в 1832 году, лирический герой просит сначала как будто только временной свободы: Дайте раз на жизнь и волю, Как на чуждую мне долю, Посмотреть поближе мне. Но во второй части появляется «дворец высокий» с фонтаном, который бы «в мечтаньях рая... / Усыплял и пробуждал». Повторы, обилие внутренних созвучий, анафоры, постоянные эпитеты придают стихотворению черты фольклорной песенности. «Узник» (1837) написан под арестом перед первой ссылкой. Теперь мечты героя ограничены желаниями сладко поцеловать «красавицу младую» и улететь на коне «в степь, как ветер». Свобода мыслится единственной подлинной ценностью, даже без девицы и дворца. Первой строфе из восьми строк противостоят две таких же. Вторая часть начинается словами: «Но окно тюрьмы высоко...», а заканчивается — «ходит в тишине ночной безответный часовой». «Черноокая» и конь здесь тоже фигурируют, но именно как недостающая мечта. Последняя строфа («Одинок я — нет отрады:/Стены голые кругом...») лишь описывает место заключения. Акцент сделан не на мечтах о свободе, а на факте непреодолимой несвободы. К «тюремной» теме примыкает тема изгнанничества. «Тучи» (1840). Образы тучки, облака или волны у Лермонтова — устойчивые символы свободы и беспечности, а лирический герой «Туч» несвободен и подавлен: тучки, с которыми он сопоставляет себя, — «вечные странники», но не изгнанники, вопреки первоначальному сравнению; грусть героя — лирическая доминанта стихотворения, окольцованного словами «изгнанники» и «изгнания». Не случайно обращение к тучам нежное — «тучки», а в заглавии стоит мрачное «Тучи». Тучкам «наскучили нивы бесплодные», а для лирического героя это «милый север» со «степью лазурною». Жанр «Туч» - соединение элегии с романсом. Для романса характерно мелодическое трехчастное построение: сравнительно ровная интонация первой строфы, подъем на вопросах второй и понижающий интонацию ответ на них в третьей строфе. Вопросы героя выражают не только тоску, но и бесконечное одиночество героя-изгнанника.

2 События гражданской войны в России вызывали у ее участников прямо противоположные отклики, они винили друг друга, учили ненавидеть и карать. Когда "года минули, страсти улеглись", начали появляться произведения, которые стремились показать события войны объективно, внушить читателям мысль о том, что гражданская война - трагедия нации. Шолоховский роман "Тихий дон" (1925-1940 гг.) по тональности

существенно отличается от “Донских рассказов”, созданных автором "по горячим следам" событий гражданской войны. Взвешенное здесь оценки, мудрее автор, объективнее повествование. Шолохов не случайно начинает роман с показа мирной жизни на Дону задолго до трагических событий: войны и революции. Он как бы стремится поделиться с нами теми мелкими подробностями быта казачьего хутора Татарского и станицы Вешенской, где люди не ощетинились еще в смертельной схватке, не превратились в злобных врагов. Мирно живут и занимаются хозяйством "Крепкие хозяйства" Пантелей Прокофьевич Мелехов и его будущий сват Мирон Коршунов, мучается рядом со Степаном Астаховым Аксинья, растет и расцветает Наталья, готовится к смерти дед Гришака. Их радости, быт, труд, мысли и надежды с теплотой и симпатией изображает писатель. Крестьянский труд (пахота, покос, уборка урожая, молотьба), полная гармония его героев с окружающей богатой природой Дона рождают мысли о вечности, устойчивости этого мира, о незыблемости его нравственных устоев и истин ("не пакости соседу, на тяжелую работу наваливайся миром"). И вот с началом войны 1914 года "всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон". Всего 4 года оставалось до начала трагических событий гражданской войны. Дон еще не “раскололся”, но одногодки Григория Мелехова поставлены уже под ружье и учатся убивать. Пройдет совсем немного времени, и, сменив общечеловеческие ценности на сиюминутные политические, эти люди объединятся в некие военные сообщества и начнут убивать друг друга, искренно веря в то, что они совершают благие дела. Подтелков и Мелехов, Кошевой и Коршунов в своей яростной борьбе не щадят братьев, сватов, крестных, пока не начинают захлебываться своей и родной кровью. Гибнут и мучаются люди на Дону, под влиянием событий разрушаются не просто социальные связи в хуторе, постепенно рушатся нравственные устои. И, прежде всего это отражается на тех, кто не воюет и не рвется к власти, кто в эти трудные годы мужественно противостоит ударам судьбы и стремится сохранить домашний очаг, детей как непреходящую, общечеловеческую ценность. Гибнет в “отступе” Пантелей Прокофьевич Мелехов, “расказачивают” Мирона Григорьевича Коршунова. Один на один с жестокой судьбой ведет поединок Наталья. Григорий не лукавит перед женой, честно признается: "Трудно мне, через это и шаришь, чем забыться: водкой ли, бабой ли". Наталья не прощает мужу измен, думает о детях, о семье. И в итоге становится ясно, что больше всего о будущем думали не белые и красные, а жены и матери, которые вопреки горю, войне и изменам продолжают человеческий род, готовы понять и простить многое. Поэтому последняя мысль Натальи была о детях ("Придет отец поцелуй его за меня и скажи, чтобы он жалел вас"). Поэтому и Ильинична, тоскуя перед смертью, надеется повидаться с Григорием, единственным оставшимся в живых продолжателем рода Мелеховых. Ильинична же, по своей извечной женской жалостливости и мудрости, показывает достойный путь примирения одного лагеря с другим. После возвращения Мишки Кошевого, убийцы ее сына и жениха ее дочери (!), она встречает его словами: “Душегуб ты! Душегуб! Ступай отсюда, зрить на тебя не могу!” Но время идет, и вдруг непрошеная жалость к этому ненавистному ей человеку - та щемящая материнская жалость, которая покоряет и сильных женщин, - проснулась в сердце Ильиничны. Эту же линию общечеловеческих чувств и ценностей продолжает Дуняшка, спасающая Григория и оставляющая его детей на свое попечение. Что бы ни переживали герои романа Шолохова "Тихий Дон", на чьей стороне и с какими лозунгами они бы ни выступали, симпатии их автора с теми, кто и в огне братоубийственной войны стремился сохранить общечеловеческие устои и думает о будущем народа и страны.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий