Маргарита Наваррская и рассвет ренессансной новеллы в 30-40 гг. XVI в. (стр. 3 из 4)

«Гептамерон» существенно отличается от этих сборников, как и от сборников новелл второй половины ХУI в., и таким образом представляет собой во французской прозаической литературе ХУI в. явление совершенно своеобразное. Читая «Декамерон», Маргарита не могла ни оценить его историко-литературное значение - для нее он был книгой достаточно «современной», - ни по-настоящему понять его содержание: между молодым представителем раннего итальянского гуманизма, сыном городской итальянской буржуазии XIV в., и королевой Наваррской лежали и два века истории, и различия национальной и социальной среды, и различие индивидуальных мировоззрений. Однако реализм Боккаччо несомненно повлиял на нее; в «Гептамероне» творчество Маргариты, которому была свойственна некоторая абстрактность, обратилось в конкретных человеческих судьбах и характерах (которые Маргарите, как натуре деятельной и остро на все отзывающейся, никогда не были безразличны) она стала находить и повод для размышлений, и материал для художественной обработки.

В «Декамероне» ей оказались близки многие новеллы, с большим разнообразием варьирующие тему любви, а также и антиклерикальные новеллы, соответствующие ее собственным взглядам; и если в идеологии «Декамерона» многое оставалось ей чуждым, она, во всяком случае, увидела, что сборник развлекательных рассказов может служить определенным идейным тенденциям, пропагандировать определенные взгляды - ипритом не только через самый рассказ, но и путем обсуждения новелл персонажами обрамляющего повествования.

«Декамерон», сборник королевы Маргариты открывается развернутым вступлением, задача которого - вывести на сцену рассказа и объяснить, как и почему они стали рассказывать новеллы. Маргарита выбрала для этого места, хорошо ей известные, - горные долины Пиренеев; здесь, на водах в Котерэ, в сентябре, когда действие источников считалось наиболее полезным, собралось для лечения довольно большое общество светских сеньоров и дам; в конце сентября они намеревались отправиться домой, но из-за хлынувших дождей, переполнивших горные потоки, путешествие стало затруднительным и опасным; иные из них погибли, унесенные наводнением, другие подверглись всяким злоключениям - на кого напали медведи, на кого разбойники-контрабандисты; в конце концов десять человек - пять мужчин и пять женщин - находят пристанище в аббатстве Нотр-Дам де Сарранс, где выясняется, что для продолжения путешествия им придется ждать дней десять, пока восстановят мост через разлившийся поток, преграждающий путь из аббатства. Тогда старшая из дам, госпожа Уаэиль, советует, чтобы скоротать время, утренние часы посвящать чтениюСвященного писания, Парламанта же предлагает после обеда всем по очереди рассказывать какие-нибудь истории, не вычитанные из книг, а взятые из жизни, так чтобы ежедневно каждому приходилось быть рассказчиком, на что вся компания соглашается с большой охотой; Такова рамка сборника, довольно реалистическая, более обыденно-бытовая, чем в «Декамероне», с его контрастом страшных картин охваченного чумой города и изящной прелести загородной виллы. Значительно реальнее и персонажи рассказчиков – вместо юношей и дам «Декамерона», где, может быть, только фигура Дионео, веселого циника, кажется более конкретной, Маргарита выводит списанных с натуры светских дам и мужчин своей эпохи; правда, они выступают под условными именами и в сущности никак не описываются, но их характеристики и отношения между ними, начиная с вступления, развертываются затем в ходе обсуждения новеллы.Как было известно уже в XVI в., под условными именами - Маргарита вывела саму себя (Парламанта), своего мужа Генриха Наваррского (Иркан), свою мать Луизу Савойскую (Уазиль) и ряд дам и мужчин своего кружка. Десять персонажей новеллы-рамки распределяются и характеризуются таким образом: в центре - благочестивая госпожа Уазиль, наделенная большим жизненным опытом и тактом. Уазиль читает и толкует Писание и высказывает протестантские взгляды; однако она вполне светская женщина, способная понять шутку и посмеяться.

Затем - муж и жена, Парламанта и Иркан. Иркан - типичный светский сеньор своего времени: он мужествен, грубовато галантен в духе века, скептичен, не лишен остроумия и легкомысленно циничен; Парламанта умна, тонка и возвышенна, обладает пылким и независимым характером, при этом вполне женственна, очевидно, наделена большим обаянием, поскольку она - главный объект внимания большинства мужчин этого маленького общества. В нее по всем правилам высокой платонической любви влюблен Дагусен; он и является апологетом возвышенных чувств, образцом «совершенного любовника», который скрывает от всех свою любовь, хотя и намекает Парламанте на свои чувствах. Любопытно намечены Маргаритой и отношения между супругами: в общем это неплохая светская пара; Иркан, при всей своей склонности к любовным похождениям, весьма внимателен к жене, Парламанта - добродетельная и верная супруга, хотя порой проявляет небрежно-ироническое отношение к мужу, взгляды которого на любовь прямо противоположны собственным. Иногда все же между ними происходят пикировки, вызванные легкомыслием Иркана.

Жебюрон, самый пожилой из них, в дискуссиях обычно представляющий здравый смысл и жизненный опыт. Три другие дамы - Лонгарина, Номерфида и Эннасюита - характеризованы двумя-тремя чертами. Номерфида - самая молодая, веселая и легкомысленная; Лонгарина, только что потерявшая мужа, обычно серьезна; Эннасюи та кокетлива; она, по-видимому, кокетничает и с Ирканом (см. ее пикировку с Парламантой после тридцать пятой новеллы), и с Сафреданом. Новеллы Парламанты повествуют о большой любви и стойкой добродетели; они большей частью тонко психологически разработаны; некоторые из них - настоящие небольшие повести (новеллы десятая, тринадцатая, двадцать первая, сороковая, сорок вторая, пятьдесят седьмая, шестьдесят четвертая). Наоборот, рассказы Иркана и Сафредана обычно весьма фривольного характера тогда как Дагусен рассказывает новеллы куртуазного стиля.

Однако, хоть эти черты и говорят о стремлении автора приблизить действие вступления и его героев к реальной действительности и реальным людям, разнообразить характеры героев, рационалистически мотивировать соединение в одной книге разнородных новелл, - вместе с тем чувствуется и ограниченность этих стремлений, и условность «приписки» персонажей к какой-то конкретной реальности. Характеристика героев проявляется только в их беседах - в высказываемых ими суждениях и в тоне их реплик.

Но если персонажи-рассказчики «Гептамерона», каждый в отдельности охарактеризованы не всегда достаточно ярко и методом в основном интеллектуальным, - взятые вместе, как члены одного небольшого общества, они дают довольно живое представление о великосветском и в то же время нелишенном духовных интересов обществе первой половины XVI в.

Включение диалогов в сборник новелл было одним из новаторских элементов «Гептамерона». И именно этим сборник королевы Наваррской связан - при всей несхожести содержания и стиля - с произведениями французских новеллистов второй половины века. Действительно, для французских сборников новелл этой эпохи характерен тип книги, в которой по-разному у разных авторов - повествование перемежается с беседой или включается в нее.

Большинство новелл «Гептамерона» основано не на письменных источниках. Маргарита сама была свидетелем событий, рассказанных в некоторых новеллах; она упоминается, например, в конце той же двадцать второй новеллы, - о сестре Марии Эроэ, историю которой она знала несомненно из первоисточника,- героем или которых является молодой Франциск. Большинство других она знала по рассказам участников, очевидцев или просто как события и предания придворной и городской хроники или даже хроники уголовной. Для подтверждения подлинности рассказов в них всегда точно указываются имена действующих лиц и место действия (в том числе и в новеллах с традиционным сюжетом). При этом, даже используя такой традиционный сюжет, Маргарита всегда вводит в него некоторые изменения, подчеркивает «мораль» рассказа, иногда контаминирует мотивы, привносит свою личную оценку и всячески стремится придать рассказу вид подлинного события: кроме имен и места действия, указывает дату, ссылается на свидетелей и т. д. С другой стороны, она литературно разрабатывает сюжеты, опирающиеся, очевидно, на подлинные события,- как например в новелле о Роландине или о сеньоре д'Аванне.

Как и в «Декамероне», в сборнике королевы Маргариты каждый «день» посвящается определенной теме. Но Маргарита соблюдает это правило еще менее строго, чем Боккаччо, и поэтому в каждом дне присутствуют новеллы разного типа: для Маргариты важнее соответствие новеллы характеру рассказчика. B том обычном смысле, в каком это слово употреблялось в куртуазной литературе. Однако это возрождение куртуазной концепции любви происходит в других социальных и культурных условиях, на другом этапе исторического развития. Маргарита осуждает любовь вне брака (которая была основой куртуазной любви трубадуров) и в то же время она не очень верит, что брак, каким он является в ее время и в ее среде, может дать счастье. Вместе с тем она осуждает и брак без любви, насилие родителей над детьми.

Весьма важным элементом в моральной концепции Маргариты являлась и настойчиво проведенная через всю книгу (не только в обсуждениях, но и в самих новеллах) апология женской чести, чистоты девушки, достоинства замужней женщины, - на этой теме построены новеллы о сестре Марии Эроэ, она же образует основной конфликт новеллы о Флориде и Амадуре.


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.