Логика. Формальная или диалектическая? (стр. 1 из 10)

Каталевский Владимир

ФОРМАЛЬНАЯ или ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ?

Когда человек пользуется формальной логикой, а когда диалекти­ческой?

Тогда, когда человек рассматривает вопрос или решает задачу, проблему односторонне, - он прибегает к помощи формальной логи­ки. Тогда же, когда человек при решении задачи всесторонне, во взаимосвязи всех сторон рассматривает необходимый ему предмет, тогда он пользуется диалектической логикой.

Так какой подход, формальный или диалектический, отвечает точ­нее, глубже?

Диалектический.

За логикой, за подходом к решению той или иной задачи скрывает­ся классовый интерес. Логика партийна.

Какова природа и сущность формальной логики?

Основной закон формальной логики рождается глубоким кризисом, гибелью полиса, строя древних греков. Лучшие умы аристократии - в поиске спасения, в поиске причины распада полисов. Задача наит­руднейшая. Заостряется вопрос о пути познания. Как правильно най­ти ответ на поставленную задачу? Каков путь познания? Каков пра­вильный метод познания? Что есть человек? "Познай самого себя", - таков призыв времени к каждому древнему греку. Рождается филосо­фия, наука исследующая природу и сущность мышления, где сущность мышления была открыта раньше (Гегель) природы мышления (К.Маркс), точнее, на открытие природы мышления И.Кант натолкнулся раньше, чем было открыто сущность мышления, "но он вынужден был своими собственными руками закапывать его. Ибо время ещё не пришло" [1. 89].

Культура и дисциплина мышления является мощным орудием и гроз­ным оружием. В классовом обществе логика подчинена интересам гос­подствующего класса. "Господству­ющие мысли суть не что иное, как идеальное выражение господствующих материальных отношений, как выражение в виде мыслей господствующие материальные отношения; следовательно, это - выражение тех отношений, которые как раз и делают один этот класс господствующим; это, следовательно, мысли его господства"[2.59].

Фактически перед философами аристократии стояла весьма противо­речивая задача: открыть для себя и аристократии одновременно скрыть от народа верный метод познания, скрыть сущность происхо­дящего. Но Аристотель дерзнул обнародовать своё учение. "Узнав, что Аристотель распространяет в публике сочинения о своей филосо­фии, Александр (Македонский.Авт.) писал ему из центра Азии, что тому не следовало делать общим достоянием то, о чём они вместе философствовали, а Аристотель в свою защиту отвечал, что его уче­ние хотя и обнародавано, но вместе с тем и не обнародовано..."[3. 280].

Аристотель, как верный слуга своего господина, хорошо осознаёт, что "по природе своей философия есть нечто эзотерическое, не для толпы сотворённое и к приготовлению для вкусов толпы не приспосо­бленное; она потому и философия, что прямо противоположна рассуд­ку, а тем более здравому человеческому смыслу, под которым пони­мается пространственная и временная ограниченность извечного ро­да, поколения людей; относительно здравого смысла мир философии в себе и для себя есть мир перевёрнутый"[3.279-280].

Но времена меняются, а вместе с ними приходит и другой господин, хозяин. На смену одного господствующего класса приходит диктатура другого класса. Сегодня мы живём в эпоху социальной революции. Буржуазия уже не является прогрессивным классом и её философия сегодня как никогда реакционна. Для неё смертельно раскрывать сущность явлений, логику вещей. Тогда как для пролетариата, на­против, чем революционнее наука, тем она более согласуется с ин­тересами рабочего класса. "Подобно тому как философия находит в пролетариате своё материальное оружие, так и пролетариат находит в философии своё духовное оружие..."[4.428]. "Перед союзом пред­ставителей науки, пролетариата и техники не устоит никакая тёмная сила"[5.189].

Разумеется, не все трудящиеся однозначно относятся к философии и многие из них на неё смотрят отчуждённо, с недоверием, как к праздной потаскухе, которая тысячелетиями только и знала, что об­манывала простой люд в угоду аристократии, бюрократии.

"Философия, взятая в её систематическом развитии, не популярна; её таинственное самоуглубление является в глазах непосвящённых в такой же мере чудаческим, как и непрактичным занятием; на неё смотрят как на профессора магии, заклинания которого звучат тор­жественно, потому что никто их не понимает"[6.105].

Но философия родилась не от праздного ума, а от требования по­стоянных кризисов, которые нередко встречаются на пути человечес­тва и не так-то легко поддаются решению. "...Волей-неволей прихо­дится мыслить"[7.174]. Более того, всё чаще приходится обращать внимание на само мышление, на подход, метод познания, куда пере­носятся страсти противоположных классов, чтобы вновь и вновь вып­леснуться на арену баррикад. Основным препятствием для человечества часто выступает интерес отжившего класса. Философия - наука забияк. Философия - наука ершистая и мстительная.

Социальные революции являются "творчеством масс" (Ленин), болез­ненный поиск выхода из кризиса. Революционное руководство по сво­ей природе и сути есть творческий коллектив, есть дирижёр "твор­чества масс". Революционное руководство, утратившее способность творить, рождает Генералиссимуса.

Гегель свой диалектический метод познания называл путём открытий. Именно диалектический метод приводит к истине.

А как же тогда во многих отрослях науки (математика, физика и пр.) к истине приходят благодаря формальной логике, её основному закону?

А каков основной закон формальной логики?

"...Невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было присуще одному и тому же в одном и том же отношении... - это, конечно, самое достоверное из всех начал... Конечно, не мо­жет кто бы то ни было считать одно и то же существующим и не су­ществующим, как это, по мнению некоторых, утверждает Гераклит; но дело в том, что нет необходимости считать действительным то, что утверждаешь на словах. Если невозможно, чтобы противоположности были в одно и то же время присущи одному и тому же... и если там, где одно мнение противоположно другому, имеется противоречие, то очевидно, что один и тот же человек не может в одно и то же время считать одно и то же существующим и не существующим; в самом де­ле, тот, кто в этом ошибается, имел бы в одно и то же время про­тивоположные друг другу мнения. Поэтому все, кто приводит доказа­тельство, сводят его к этому положению как к последнему: ведь по природе оно начало даже для всех других аксиом"[8.125].

Выразим кратко основной закон формальной логики:

"Невозможно считать одно и то же существующим и не существую­щим".

А каков принцип диалектической логики?

"Одно и то же существует и не существует".

Мы имеем два координально противоположных принципа познания!! Но разве математика, родная сестра формальной логики, не доказала правоту принципа именно формальной логики?

Ни элементарная, ни высшая математики никогда не прибегали к помощи формальной логики. Во всех случаях они достигают истины благодаря только методу диалектической логики.

Здесь мы рассмотрим два классических примера, которые если уж и не убедят читателя в нашем утверждении, то, по крайней мере, заставят сомневаться в безоговорочной правоте утверждений Аристотеля.

Но чтобы основательно переломить формальнологическую позицию читателя, мы покажем, что закон тождества, постоянно применяемый формальной логикой, в действительности доказывается диалектичес­кой логикой, т. е. суть становление диалектики, а отнюдь не фор­мальной логики.

А = А. Чтобы убедиться, что А = А, необходимо А наложить са­мо на себя, А должно совпасть с собой. Но прежде, чем А нало­жить на себя самою, необходимо её отделить, оторвать от самой се­бя (ибо как иначе возможно произвести наложение?). Оторвав А от самоё себя, мы видим, что А здесь одновременно не здесь. Проти­воречие! Как разрешается это противоречие? Возратом к себе, сов­падением А с самоей собой.

Наглядно ход нашего суждения представим в сжатой форме:

А - не-А - не-не-А - А. То есть ход нашего суждения есть не что иное, как становление закона тождества через отрицание и отрица­ние отрицания. Отрицание же есть не что иное, как практика чело­вечества. Когда мы непосредственно наблюдаем закон тождества как А = А, то мы его наблюдаем уже в снятом (aufheben) отрицании, ис­пытанном виде. Мы не осознаём этого, но мысленно, идеально, мгно­венно (вне "пространств(а) и времен(и)"[3.280]) мы это проделыва­ем. Мысленно, мгновенно мы проделали ... -не... - не-не... -, ибо это есть не что иное, как "практика человека, миллиарды раз пов­торяясь, закрепляется в сознании человека фигурами логики. Фигуры эти имеют прочность предрассудка, аксиоматический характер именно (и только) в силу этого миллиардного повторения"[9.198].

Теперь мы рассмотрим знаменитое доказательство теоремы Пифагора и решение легендарной задачи Архимеда, чтобы видеть, как гений позволяет ""перейти границу"" [9.231].

"Теорема Пифагора

Пусть дан прямоугольный треугольник, стороны которого а, b и с (черт.1).

Черт. 1

Построим на его сторонах квадраты. Площади этих квадратов со­ответственно равны а2 , b2 и с2 . Докажем, что с2 = а2 + b2 .

Построим два квадрата МКОР и М'К'О'Р' (черт.2, 3), приняв

черт.2 черт.3

за сторону каждого из них отрезок, равный сумме катетов прямоуго­льного треугольника АВС. Выполнив в этих квадратах построения, показанные на чертежах 2 и 3, мы увидим, что квадрат МКОР раз­бился на два квадрата с площадями а2 и b2 и четыре равных пря­моугольных треугольника, каждый из которых равен прямоугольному треугольнику АВС. Квадрат М'К'О'Р' разбился на четырехугольник (он на чертеже 3 заштрихован) и четыре прямоугольных треугольни­ка, каждый из которых также равен треугольнику АВС. Заштрихован­ный четырехугольник - квадрат, так как стороны его равны (каждая равна гипотенузе треугольника АВС, т.е. с ), а углы - прямые (< 1 + < 2 = 90°, откуда < 3 = 90°).


Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!

Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.