регистрация / вход

История предпринимательства в России 3

План Введение ...3 1. Формирование купеческого сословия .4 2. Особенности российского торгового капитала 13

План

Введение…………………………………………………………………………...3

1. Формирование купеческого сословия…………………………………….4

2. Особенности российского торгового капитала…………………………13

Заключение……………………………………………………………………….17

Список использованной литературы…………………………………………...18
Введение

История предпринимательства в России столь же глубока, как и история самой России. Еще в конце Ш тысячелетия н. э., когда шел процесс становления Древнерусского государства, формировались условия и предпосылки для деятельности первых предпринимателей. Этому способствовало разложение первобытно-общинного строя, имущественное и социальное расслоение общества, развитие различных форм собственности, включая и частную, мобилизация прибавочного продукта, накопление его в руках правящей элиты, углубление общественного разделения труда, что связано с обособлением земледельческого и скотоводческого типов хозяйства на территории Восточной Европы, выделением ремесла, а затем и торговли как специальных форм деятельности.

В период нового времени основы сословного деления городского населения Российской империи были сформированы преобразованиями петровского времени и реформами Екатерины II. В результате их осуществления разрушилась старая, относительно замкнутая система, выделявшая среди жителей посада торгово-промышленную элиту — «гостей» и членов «гостиной и суконной сотен» — и были введены новые сословия, формировавшиеся с учетом их реального экономического положения сугубо в фискальных целях. Городская верхушка в начале XVIII в. была записана в «гильдии», с 1723 г. для записи в «торговое сословие» крестьян и разночинцев устанавливался ценз в 500 рублей. По указу 13 февраля 1747 г. крестьяне дворцовые, архиерейские, монастырские и помещичьи, занимавшиеся торговлей и промыслами и имевшие от 300 до 500 рублей капитала, могли переходить в купечество, но с января 1762 г. запись в «торговое сословие» названных категорий крестьян была запрещена без указных отпускных и увольнительных писем от властей и помещиков.


1. Формирование купеческого сословия

Формирование купеческого сословия в Российской империи происходило в XVIII в. Сословная организация купечества (гильдии) окончательно была оформлена в результате городских реформ 70–80-х гг. ХVIII в., которые положили начало новой сословно-податной системе в городах. Знаменитая “Жалованная грамота городам” 1785 г. уточнила и расширила сословные права купцов. В результате этих реформ купечество становится не только наиболее сильной в экономическом отношении частью торгово-промышленного населения, но и самым привилегированным после дворянства и духовенства сословием.

Во второй половине XVIII–первой половине XIX в., несмотря на постоянные попытки правительства стабилизировать состав и правовое положение русского купечества, оно, по выражению Р. Пайпса “пребывало в состоянии беспрестанных перемен” (Пайпс 1993, 286). Верхушка купечества в это время стремилась сочетать своих детей браком с дворянами, поскольку это давало им более высокий социальный статус, доступ к государственной службе и право на покупку крепостных. Мелкие предприниматели из крестьян, мещан и ремесленников, сколотив минимальный капитал, необходимый для перехода в купеческое сословие, вступали в гильдии, внуки их могли стать уже дворянами. Таким образом, купечество в социальном плане являлось своего рода перевалочным пунктом для всех, кто двигался вверх или вниз по общественной лестнице.

Во второй половине ХIХ в. в правовом положении купечества происходят значительные изменения. Отмена крепостного права и перемены в социально-экономической жизни общества неизбежно повлекли за собой изменения в торгово-промышленной политике и в правовом статусе предпринимателей. Только человек, выкупивший сословное гильдейское свидетельство, имел право именоваться купцом. Вновь вступавший в купеческое сословие предприниматель, получивший на свое имя свидетельство одной из гильдий и “при взятии оного представивший квитанцию, свидетельствующую о полной уплате им всех ... повинностей, принимает наименование купца и, вместе с членами семейства его, в свидетельство внесенными, вступает в состав купечества того места, где он записан” (Свод законов о состояниях 1911, 159). Лица, не принадлежавшие ранее к купеческому сословию и выкупившие свидетельства, могли либо причислиться к купечеству, либо сохранить свое прежнее звание. Однако, поскольку сословные права купцов были значительными, правом сохранить свое прежнее звание пользовались немногие, преимущественно дворяне. Наоборот, стремясь получить сословные купеческие привилегии, в гильдии записывались лица, не обладавшие крупными капиталами[1] .

В сословном купеческом свидетельстве указывались все члены семьи купца. При этом все родственники, записанные в свидетельство, считались причисленными к купеческому сословию и обладали, таким образом, всеми сословными правами и привилегиями, к числу которых относились: освобождение от телесных наказаний, свобода передвижения (т.н. паспортная льгота), право при определенных условиях получить личное или потомственное почетное гражданство, право на участие в сословном самоуправлении и некоторые другие.

Законом четко определялся круг родственников, которые могли быть внесены в состав купеческой семьи. Так, в сословное купеческое свидетельство, выдаваемое на имя мужа, могла быть внесена жена, а в выданное на имя жены муж внесен быть не мог. При отце или матери могли быть внесены в одно с ними свидетельство их сыновья и незамужние дочери. Внуки включались в состав семьи только в том случае, если их отцы также числились в семействе и не производили торговлю от своего имени (Полное собрание законов, № 41779). В отличие от других сословий, пребывание в купечестве не было пожизненным. Купец обязан был выбирать гильдейское свидетельство ежегодно. Если же в установленный срок он не возобновлял свидетельство, то вместе с членами своей семьи выбывал из гильдии.

Во второй половине ХIХ в. гильдейское купечество продолжает составлять основную по численности и значимости часть предпринимателей. Как справедливо отмечал Д.С. Мирский, типичный купец мог быть найден среди оптовых торговцев, торговцев зерном и владельцев мельниц, речных пароходов и текстильных фабрикантов. Они очень часто имели крестьянское происхождение, одинаково часто они исповедовали старообрядчество. Они имели большие экономические, но немногие социальные амбиции.

Изменение количественного и качественного состава гильдий дали основание некоторым исследователям сделать вывод о том, что в конце XIX–начале XX в. шел активный процесс “размывания российского купеческого сословия”, когда не только резко уменьшается число купцов, но и само сословие в большой степени утрачивает свое торгово-промышленное значение и превращается в “некую нишу для людей, приобретавших купеческое звание совсем не для того, чтобы заниматься предпринимательством” (Кусова 1996, 12). Тем не менее, несмотря на сравнительную малочисленность (в пределах 1% – 3% городского населения), купечество играло важную роль в жизни русского города. Купцам принадлежала большая часть торгово-промышленных заведений, значительная доля недвижимого имущества.

Таким образом, существовавшее в Российской империи законодательство и социальная практика привели к тому, что сама сфера торговли, предпринимательства изначально рассматривалась как сугубо мужская. Человек, занимавшийся предпринимательством, рассматривался именно как “купец”, т.е. мужчина. Понятие “купчиха” означало только жену купца и не более.

“Мужской” характер предпринимательства во многом отражался и на формирующихся идеалах купечества и на его повседневном поведении. В романе Горького “Фома Гордеев” отец героя – купец Игнат Гордеев – произносит характерную фразу, в которой очень образно показано отношение к предпринимательству, “делу” как именно к мужской сфере деятельности, для которой необходимы именно мужские качества характера: “Дело – зверь живой и сильный, править им нужно умеючи, взнуздывать надо крепко, а то оно тебя одолеет. Мы все для того живем, чтобы взять, а не дать”.

Однако подобный образ идеального купца был именно идеальным, и о русском купце давно сложился весьма негативный стереотип: купец обязательно обманщик, эксплуататор, невежа, он вне конкуренции по потреблению спиртного и по обжорству, деспот в семье и т.д. Во многом в появлении такого образа мы обязаны отечественной художественной литературе. Достаточно вспомнить типы купцов в произведениях Островского, Горького, Шишкова и многих других русских писателей, как дореволюционных, так и советских. В хрестоматийной поэме Некрасова “Кому на Руси жить хорошо” так, например, представлен портрет типичного купца: “В синем кафтане – почтенный лабазник, толстый, присадистый, красный как медь”. Конечно, такие образы не рождались на пустом месте. На всю страну гремели кутежи в Московском купеческом клубе, ресторане “Яр”, во время больших ярмарок. Любили купцы цыганские и венгерские хоры, не чуждались и других радостей жизни. Ну а провинциальное купечество старалось копировать вкусы купцов столичных. По воспоминаниям современников “сибирский купец того времени любил повеселиться нараспашку, по-своему, в тесной купеческой компании, зело хорошо выпить, в беседе не стесняться в выражениях”.

Пословицы и поговорки, бытовавшие среди русских крестьян и горожан, отражали черты профессиональной деятельности купечества, неразрывно связывая их с “типично” мужскими качествами: смекалкой, инициативностью, предприимчивостью, хитростью, расторопностью, размахом, умением обмануть и пр. Очень характерен эпитет, которым в некоторых районах Сибири называли купцов – “сквозняки”, подчеркивая этим хитрость и оборотистость.

Нередко в народных сказках купцам-молодцам приписывался “распутный” образ жизни:

Торгует купеческий сын один в лавке, приходят к нему девки, он и дает им все в долг, и много уж товару изнурил без денег. Когда же пришла пора отправляться в путешествие за новым товаром, дядя отказался брать с собой племянника, говоря, его матери “Не надо твоего сына, он распутного поведения”.

Приведенный пример показывает, что в массовом сознании сама возможность иметь многочисленные сексуальные связи являлась одной из черт профессиональной деятельности купцов, которые, имели для этого, во-первых, материальные возможности, во-вторых, часто совершали длительные поездки по торговым делам, отрываясь от дома и семьи.

Негативное отношение к купцам и предпринимателям является естественным для России, где торговец традиционно воспринимался как маргинал. И все же, массовые представления о купечестве не совсем точны. Жизнь купца, то есть, прежде всего, торговца и предпринимателя, не могла состоять только из застолий и кутежей. Представители купечества, слишком любившие выпить и погулять, обычно очень быстро разорялись. Для большей части купечества были характерны как раз другие качества – деловая хватка, предприимчивость, постоянный труд, причем зачастую очень тяжелый и рискованный. Кроме того, для успешной коммерческой деятельности, помимо предприимчивости, капитала и трудолюбия, как в прошлом, так и в наши дни нужен особый организаторский талант, интуиция, а также определенные этические принципы, без которых было невозможно вести торговые дела сколько-нибудь продолжительное время.

В XVI-XVII вв. торговали все – торговля не была делом какого-то одного сословия. В XVIII в. купечество становится монополистом в торговле. И дело не в том, что в подражание Западной Европе в России учреждаются купеческие гильдии .

Теперь в городах установлены определенные места для торговли: гостиные дворы и торговые ряды . Торговля вне гостиных дворов, в частных домах и ларьках запрещалась. Торговые помещения гостиных рядов были скуплены купечеством. Да этот указ и запрещал пускать в гостиные ряды мелочных торговцев: теперь крестьяне и ремесленники могли продавать свои товары только оптом купцу.

Запрещалась розничная торговля и мануфактуристам-промышленникам.

Таким образом, купцы получают монопольное право на розничную торговлю. Естественно, места в гостиных дворах скупали главным образом богатейшие купцы 1-й гильдии.

В середине XVIII в. купцы составляли 2,5% податного населения России, т.е. за исключением дворян, духовенства, чиновников, военных, а также нерусского населения окраин, которое не платило податей .

Два-три купца на сто душ населения – это не так уж мало. Но половина купцов самостоятельной торговлей не занималась. Купцы 3-й гильдии, которые и составляли половину всего купечества , были наемными работниками, служащими, ремесленниками. Как сказано в соответствующем документе, у них «никаких торгов нет, а пропитание имеют от работ и находятся в услугах и наймах».

В 60-х гг. XVIII в. в Москве числилось 400 цеховых ремесленников (Петр I ввел в России ремесленные цеха), а гильдейских купцов, которые занимались ремеслом, было 950, т.е. в два с лишним раза больше. Кстати, это показывает, что искусственно введенные Петром I цеха не выполняли функций западноевропейских цехов, не ограждали ремесленников от конкуренции. И только часть купцов 3-й гильдии имела отношение к торговле: к 3-й гильдии, в основном, относились приказчики более богатых купцов.

Следовательно, купцы были не классом, а сословием: так же, как обедневший дворянин оставался дворянином, разорившийся купец оставался купцом, и принадлежность к сословию купцов совсем не означала, что человек занимался торгово-промышленным предпринимательством.

Крупнейшими были купцы 1-й гильдии. Из их торговых операций было очевидно, что в основном они торговали с заграницей. Иван Евреинов с сыновьями торговал через Петербург и Архангельск с Голландией , Англией и Германией , а через Астрахань – с Персией . Турчанинов (в будущем – уральский заводчик) торговал через Петербург и Ригу с Голландией и Италией . Ситниковы – со странами Западной Европы через Архангельск и Петербург. Журавлевы – через китайскую границу и Константинополь . Конечно, эти купцы совершали торговые операции и внутри страны, но внешняя торговля в документах фиксировалась подробнее, да и считалась престижней. Между тем капиталы даже этих крупнейших купцов редко переваливали за сто тысяч рублей.

Начиналось накопление капиталов , конечно, во внутренней торговле , за счет разницы цен, которая оставалась с XVII в.

Цены на сельскохозяйственные продукты в портовых городах и Москве были в 2-3 раза выше, чем в городах черноземной полосы. Правда, из этого не следует, что вся разница цен составляла торговую прибыль купца. Довольно дорого обходилась перевозка. Например, рожь в Москве стоила в 2,5 раза дороже, чем в Орле (250% по отношению к цене в Орле), а перевозка обходилась в среднем в 70% по отношению к закупочной цене. Следовательно, с доставкой в Москву рожь обходилась купцу уже в 180% по отношению к первоначальной закупочной цене, а прибыль не превышала 47%.

Пуд ситца в Нижнем Новгороде стоил 36 рублей. Его доставка в Бухару обходилась в 4 рубля (36 + 4 = 40 рублей). В Бухаре этот пуд ситца продавался за 64 рублей. Прибыль составляла 60%.

На прибыль влияла не только стоимость, но и длительность перевозки. На доставку барки с кладью с низовьев Волги до Петербурга требовались две навигации, два лета, т.е. один оборот капитала происходил за два года. Но это крайний случай. Обычно полный оборот капитала происходил за год.

Вот как, например, перевозились товары из Москвы до Архангельска и обратно. Товары, купленные в Москве, сначала доставлялись по санному пути до Вологды . Здесь они дожидались весны, и на судах по Сухоне и Северной Двине доставлялись в Архангельск. Здесь их продавали, закупали иностранные товары и речным путем доставляли в Вологду, где ждали санного пути. В Москву товары прибывали в январе.

Чтобы сократить время оборота капитала , крупные купцы действовали через своих приказчиков и комиссионеров. При этом торговые операции в Москве и Архангельске совершались одновременно: пока в Архангельске русские товары продавались и покупались иностранные, в Москве закупалась следующая партия товаров. Но так могли действовать только крупные купцы, а средние и мелкие должны были производить эти операции последовательно, одну за другой. Это замедляло оборот их капитала, а, следовательно, понижало прибыль[2] .

Но когда мы говорим о перевозке купеческих грузов, мы должны выделить еще одну группу предпринимателей – подрядчиков из крестьян. Все гужевые перевозки (зимой по санному пути) выполнялись крестьянами. Но ни сам купец, ни его приказчики не нанимали крестьян: если груз будет утрачен, что возьмешь с крестьянина? Они имели дело с подрядчиками из крестьян, с «капиталистыми» крестьянами, которые гарантировали выполнения подряда денежным залогом. А подрядчики нанимали крестьян, составляли обоз. Естественно, подрядчик должен был получить свою прибыль. Чем крупнее был капитал, чем шире у его обладателя пыли торговые связи, чем больше на него работало приказчиков и комиссионеров на местах, тем выше были его прибыли.

Только купец 1-й гильдии мог одновременно везти русские товары заграницу, иностранные – в Россию и в то же время проводить торговые операции в разных городах страны.

Функции комиссионеров чаще всего выполняли сами купцы по отношению друг к другу. Если купцу надо было совершить торговую сделку, т.е. купить или продать какой-то товар в другом городе, ему совсем не надо было ехать в этот другой город самому. Эти операции мог по его просьбе выполнить его знакомый купец в том городе. Иногородний купец знал, что аналогичную услугу для него выполнит и обратившийся к нему с просьбой первый купец, поэтому он не отказывался выполнить необходимые сделки.

Крупнейшим торговым предпринимателем и в XVIII в. оставалось государство. Сфера казенных монополий и откупов оставалась большой. Новым явлением стали вторичные откупа . Государство сдавало откупа знатным представителям дворянства, а те, в свою очередь, продавали эти откупа купцам. Например, в середине века продажа заграницу хлеба и льняного семени через Архангельск была сдана монопольно графу Воронцову и генералу Глебову . Монополию по льняному семени у них на 5 лет купил купец Евреинов с уплатой по 50 копеек с каждой вывезенной четверти. За три года он заплатил Воронцову и Глебову 63 тыс. рублей.


2. Особенности российского торгового капитала.

В допетровской Руси наиболее значимый в предпринимательстве является купеческий и ростовщический капитал.

И в Киевской Руси, и в так называемый период, в эпоху образования Московского государства XIV – XV вв. в условиях господства натурального хозяйства крупное торговое предпринимательство ориентировалось главным образом на внешний рынок. С незапамятных времен из России за рубеж вывозились мед, воск, меха, в самой глубокой древности предметом купли-продажи были еще и рабы-пленники. Со временем расширяется экспорт различных продуктов. Из-за рубежа поступали дорогие ткани, ювелирные изделия, металлы, вина. Таким образом, купцы в то время обеспечивали прежде всего потребности знати, нередко они являлись своего рода торговыми агентами князей, бояр. Их прибыль основывалась на существенной разнице цен на товары в местах их производства и пунктах сбыта за рубежом. Цена не зависела от затрат на производство товара, а определялась его редкостью, спросом на него богатых покупателей. Это не что иное, как неэквивалентная торговля, весьма типичная для средневековья.

Крупных купцов, особенно тех, кто регулярно осуществлял внешнеторговые операции на Руси называли «гости». В IX-XI вв. наибольшей активностью отличается с Византией по так называемому пути «из варяг в греки». Первоначально, особенно в IX - начале X вв., большую роль в ней играли варяжские купцы, прибывшие на Русь с Севера в составе дружин своих соплеменников. Вовлекались в эту торговлю и разбогатевшие купцы славянского происхождения. Известно, что в X в. в Константинополь, столицу Византийской империи, ежегодно прибывало до 50 купцов из Руси. В XII-XV вв. расцветает торговля Великого Новгорода. Основными внешнеторговыми партнерами новгородских гостей были представители немецкой Ганзы, объединения северо-германских городов с центром в Любеке, доминировавшего в торговле на Балтике. Ганзейцы стремились сосредоточить в своих руках всю прибыль от продажи русских товаров в Европе и зарубежных товаров – на Руси. С XIV в. начинается процесс возвышения Москвы, где также проявляются крупные купцы. Наиболее влиятельной группировкой коммерсантов XIV-XV вв. были «гости-сурожане», среди которых были и греки, и итальянцы, и русские. Они скупали товары и на русском Севере, активно действовали в бассейне Волги, во владениях Золотой Орды, имели тесные связи с Крымом, с находившимися там колониями генуэзцев – Феодосией (Кафой) и Судаком (Сурожем – отсюда и название корпорации)[3] .

Внешняя торговля той эпохи, хотя и сулила немалые барыши, вместе с тем была весьма рискованным предприятием. Купцы страдали от стихийных бедствий, пожаров, кораблекрушений, нередко они подвергались поборам и произволу властей, пересекая многочисленные границы феодальных владений, платили всевозможные пошлины. Большой урон наносили нападения враждебных племен, разбойничьих ватаг, которые действовали практически повсеместно. Поэтому купцы объединялись в караваны, присоединялись к посольствам, которые надежно охранялись. Возникали и более постоянные объединения купцов, например, «Иванское сто», возникшее в Новгороде при церкви Ивана на Опоках. Купцы, входившие в состав торговых караванов или в объединение типа «Иванского ста», обычно действовали как самостоятельные коммерсанты. Однако известны формы и более тесного объединения купцов. Это складничество, характерное для московских купцов XV-XVII веков. «Складники» объединяли свои товары и капиталы, вели торговые операции совместно. Так возникало небольшое коммерческое предприятие, в которое входило не более 4-5 человек. Чаще всего это были родственники.

Весьма древней формой предпринимательства на Руси было ростовщичество (торговля деньгами, кредит). Прибылью ростовщика является процент с выданной в долг ссуды. Процент по их ссудам был по тем временам исключительно высок. В начале XII в. он составлял 50 процентов в год, причем ростовщики брали эти 50% год за годом, не взирая на то, что после двукратного взимания долг был практически возвращен. В последующие века ростовщический процент достигал 50-100% в год. В XVII в. он составлял в среднем 33%. Услугами ростовщиков пользовались крестьяне, ремесленники, нуждавшиеся в деньгах для уплаты податей, «мирских расходов». Клиентами ростовщиков были представители знати. Наконец, в средствах нуждались и сами предприниматели. В качестве ростовщиков выступали не только специализировавшиеся на этом лица из числа богатых горожан, но и купцы, а также бояре, князья и особенно монастыри. В этой сфере предпринимательской деятельности долгое время сохранялись специфические средневековые черты.

Так, одним из основных средств обеспечения ссуды являлись личная свобода должника. В случае неуплаты он оказался кабальным холопом кредитора, т.е. полностью зависимым и неправоспособным человеком. Институт кабального холопства особенно интенсивно развивается в XV-XVI веках. Несостоятельные должники могли также выдаются кредитору «в зажив головой». Знатные клиенты ростовщиков обычно предоставляли им в обеспечение ссуды имущественный залог: драгоценности, земли и т.д. В случае неуплаты залог становился собственностью кредитора[4] .

Весьма сложной была процедура заключения сделки по выдаче ссуды и ее возвращения по суду в случае несостоятельности должника. При выдаче ссуды составлялся пространный документ, именуемый заемная кабала, с рукоприкладствами нескольких поручителей и свидетелей. Поручители ручались за должника и вместе с ним отвечали за возврат долга. Если деньги не возвращались по истечении срока, кредитор обращался для привлечения должника к ответственности в то учреждение, где неплательщик был подведомственен.

Монополия средневекового ростовщичества, его институты мало способствовали развитию предпринимательской деятельности. Особое значение кредит имеет в торговле, где он является необходимым средством усиления товарооборота. Купцы оказывали кредит друг другу как в товарной, так и денежной форме. Известно, что даже в начале XVIII в. купцы получали ссуды из расчета 10-12% в год. Но и средняя прибыль в торговле тогда составляла те же 10-12%, в лучшем случае 15% в год.

Развитие кредита в торговле сдерживали и чрезмерно сложные формы совершения сделок, специфические процессуальные нормы. Законодательство не различало обычные ссуды, которые получали аристократы или крестьяне на свои личные нужды, от кредита, используемого коммерсантами. Уже в средние века в ряде зарубежных стран купцы стали обмениваться векселями, которые предельно просты в оформлении. Достаточно подписи заемщика, чтобы кредитор мог потребовать уплаты по истечении срока. В случае несостоятельности должника суд немедленно, не вдаваясь в исследование причин, принимал решение о распродаже его имущества в погашение долга. Векселя обращались в качестве платежных средств. Векселя принимались в уплату по ссудам, под них можно было получить новый кредит. Этим занимались лица, специализирующиеся в сфере коммерческого кредита – банкиры. В XVII в. Голландии, Англии, а еще раньше в Италии возникают и специальные учреждения, осуществляющие подобные операции – коммерческие банки. Один из известных государственных деятелей XVII в. А.Л.Ордин-Нащокин предпринял попытку создать такого рода учреждение во Пскове на основе вкладов торгующих здесь русских купцов, но потерпел неудачу. По представлению воеводы, сменившего Ордина-Нащокина, и не без влияния крупных капиталистов-ростовщиков вышестоящие власти сочли эту затею «неполезной».
Заключение

Многие купцы, промышленники, да и рядовые торговцы, ремесленники посада, движимые религиозным чувством, вкладывали средства в строительство и украшение храмов, поощряя и поддерживая тем самым творчество замечательных мастеров. Так возникало меценатство в российской предпринимательской среде. Широко известна своим ярким и характерным обликом церковь Рождества Богородицы в Нижнем Новгороде, построенная на средства Г.Д.Строганова. От Строгановых стремились не отстать и другие крупные предприниматели. В Москве, Ярославле, Костроме, Устюге Великом, других городах возводятся яркие, богато украшенные внутри и снаружи «посадские» храмы. Среди них и церковь Троицы, возведенная Никитниковых, до сих пор являющаяся одним из самых замечательных украшений Китай-города в Москве. Здесь неподалеку находился не менее знаменитый шедевр – церковь Николы Большой Крест, построенная при участии гостей Филатьевых и разрушенная в 30-х годах XX веках.

Российское предпринимательство прошло долгий и сложный исторический путь. Стремясь к приумножению своего достояния, предприниматели разных сословий использовали имеющиеся у них средства в какой-либо деятельности для получения прибыли, т.е. затрачивали их как капитал. Движение капитала, составляющее основу любого предпринимательства, происходит в различных сферах экономики, в соответствии с этим выделяются несколько типов предпринимательской деятельности, которые сводятся к основным трем. Это – производство, торговля, кредит. В реальной жизни различные виды предпринимательства обычно сочетались, дополняя друг друга. Со временем их связь становится все более тесной и органичной. Постепенно, начиная примерно с XVI в., на первый план выходит именно производство, развитие которого обслуживает торговля и кредит.


Список использованной литературы

1. Абалкин Л.И. Заметки о российском предпринимательстве. – М.,1994.

2. Агапова ИИ. История экономической мысли: Курс лекций. – М.: Ассоциация авторов и издателей «ТАНДЕМ». Изд-во ЭКМОС, 2003.- 380 с.

3. Аникин А. В. Путь исканий: социально-экономические идеи в России до марксизма. - М.: Политиздат, 2001.- 280 с.

4. Афанасьев В.С. Этапы развития буржуазной политической экономии: Очерк теории. – М.: Экономика, 1985. – 240 с.

5. Бартенев С.А. История экономических учений. – М.: Юристь, 2006.- 480 с.

6. Гусейнов Р.М., Горбачева Ю.В., Рябцева В.М. История экономических учений: Учебное пособие/ Под общ. ред. Ю.В.Горбачевой. - М.: ИНФРА-М, Новосибирск: Сибирское соглашение, 2000.

7. Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала XX века./Под ред. А.К.Сорокина. – М.,1997

8. Хорькова Е.П. История предпринимательства и меценатства России. – М.,1998.


[1] Абалкин Л.И. Заметки о российском предпринимательстве. – М.,1994.

[2] Хорькова Е.П. История предпринимательства и меценатства России. – М.,1998.

[3] Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала XX века./Под ред. А.К.Сорокина. – М.,1997

[4] Афанасьев В.С. Этапы развития буржуазной политической экономии: Очерк теории. – М.: Экономика, 1985.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий