регистрация / вход

Арабская фармация и алхимия эпохи Средневековья

Характерные черты развития фармации в эпоху Средневековья. Развитие алхимии и первые аптеки. Медицина и фармация в Арабских халифатах. Уровень организации медицинского дела на средневековом Востоке и развитие гигиены и профилактики заболеваний.

АРАБСКАЯ ФАРМАЦИЯ И АЛХИМИЯ ЭПОХ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Курсовая работа


Содержание

Введение

Глава 1. Характерные черты развития фармации в эпоху средневековья

Глава 2. Арабские халифаты

Глава 3. Развитие алхимии. Первые аптеки

Глава 4. Труды Джабир ибн Хайана, Абу - Бекр Мухаммед Закария ар-Рази, Абу-л-Касим Халаф ибн Аббас аз-Захрави (Абулькасим)

Заключение

Список использованной литературы и электронных источников


Введение

«…наука обязана первым точным собранием химических данных. Поверхностное знакомство с алхимиками часто влечет за собой невыгодное о них мнение, в сущности, весьма несостоятельное…

Только благодаря запасу сведений, собранных алхимиками, можно было начать действительное научное изучение химических явлений».

Д. И. Менделеев

Алхимия - (араб.) философский камень, сокровенное искусство. Средневековая мистическая наука, предшествовавшая химии, искавшая так называемый философский камень, средство превращения простых металлов в драгоценные и т.п.[1]

Своей главной задачей алхимики считали превращение («трансмутацию») неблагородных металлов в благородные с помощью воображаемого вещества - «философского камня». Возникновение и попытки осуществления этой задачи уходят в античность. Алхимический период (4-16 вв.) характеризуется не только распространением спекулятивной (умозрительной) и «опытной» алхимии, но и одновременным развитием практической, ремесленной химии. Но было бы несправедливо приписывать последней всё приращение реальных химических знаний в алхимическом периоде; в каждой из отраслей алхимии можно усмотреть начатки положительных знаний. Из дошедших до нас алхимических текстов видно, что алхимикам принадлежит открытие или усовершенствование способов получения практически ценных соединений и смесей (минеральных и растительных красок, стекол, эмалей, металлических сплавов, кислот, щелочей, солей, лекарственных препаратов). А также создание или улучшение приёмов лабораторной работы (перегонка, возгонка, фильтрование), изобретение новых лабораторных приборов (например, печей для длительного нагревания, перегонных кубов). Иногда у алхимиков можно подметить как бы предвосхищение открытых позднее законов химии, которая, впрочем, восходит к воззрениям арабов, видоизменивших, в свою очередь, взгляды Аристотеля на этот вопрос.[2]

Очень сложно даже просто охватить взглядом исторический период развития алхимии в первую очередь из-за его длительности - более тысячи лет, когда возникали одни и гибли другие цивилизации. Многогранность связей алхимии со средневековым миром, присутствие в ней отпечатков множества культур также осложняют ее понимание для современного человека. В истории алхимии различают несколько этапов, каждый из которых характеризуется своим мировосприятием и своим влиянием на неё.

Этап первый: Александрийская алхимия II-VI веков. Три тысячелетия истории Египта и Греции создали условия для ее возникновения и развития.

Этап второй - алхимия средних веков, физико - мистика, началом которой послужила арабская алхимия. Завоевав в VII веке Египет, арабы не только усвоили Александрийскую алхимию, но и преумножили в ней также многие научно-технические познания, которые затем переняли алхимики из Европы. Ассимиляторами арабского алхимического знания выступали различные арабские ученые.

Третий этап - алхимия европейского средневековья или алхимия христианских докторов - пора наибольшего развития этой деятельности. Все началось с переводов арабских ученых и со знакомства с александрийскими текстами в ХП веке.

Заключительный этап. Он начался с конца ХVI в. и продолжался до конца XVIII в. То был период заката алхимии, характеризуемый пышным расцветом оккультно-герметических увлечений. [3]


Глава 1. Характерные черты развития фармации в эпоху средневековья

Фармация в Средние века была тесно связана с алхимией, которая, преследуя фантастические задачи (поиски «философского камня», способного превращать неблагородные металлы в золото, попытки отыскать «жизненный эликсир» и панацею — всеисцеляющее средство от всех болезней), вместе с тем накапливала опыт исследования веществ.

Для эпохи раннего средневековья было характерно теологическое мировоззрение. Католическая церковь жестоко преследовала естественнонаучные исследования, философские, рационалистические искания, светскую науку и культуру. Церковь требовала безоговорочного подчинения её авторитету, душила передовую мысль. Процветали мрачный аскетизм, безудержный мистицизм, периодически пылали костры инквизиции.

Характерной чертой средневековой фармации было появление сложных лекарственных прописей — полифармации. Зачастую число ингредиентов, входящих в один рецепт, доходило до нескольких десятков. Особое место среди лекарств занимали териаки (кашки из различных порошков с медом, основной составной частью которых являлись опий и змеиное мясо). С помощью териака проводилась иммунизация организма, он считался также средством против всех внутренних болезней. Средства эти ценились очень дорого. В городах Арабского халифата изготовление териаков проводили публично, с большой торжественностью, в присутствии властей и приглашенных лиц. [3]

Арабо - язычная медицина в течение восьми веков занимала ведущее место в регионе Средиземноморья. Она сохранила, дополнила и возвратила в Европу в усовершенствованном виде все важнейшие знания, накопленные в регионе к периоду раннего средневековья. В области теории болезни арабы восприняли древнегреческие учения о четырех стихиях и четырех телесных соках (араб. ahlat), изложенные в "Гиппократовом сборнике" и работах Аристотеля, а затем прокомментированные в трудах Галена. Согласно представлениям арабов, каждая из стихий и жидкостей участвует (в различных пропорциях) в создании четырех качеств: тепло, холод, сухость и влажность, которые определяют мизадж (араб, mizag — темперамент) каждого человека.

Он может быть нормальным, в случае сбалансированности всех составляющих, или "неуравновешенным" (различных степеней сложности). Когда равновесие нарушено, задача врача — восстановить первоначальное состояние. Мизадж не является чем-то постоянным и изменяется с возрастом я под влиянием окружающей природы. При лечении внутренних болезней первейшее внимание уделялось установлению правильного режима и только потом применялись лекарства, простые и сложные, в приготовлении которых арабы достигли высокого совершенства.[5]

Глава 2. Арабские халифаты

В период раннего и развитого средневековья высоких показателей достигла медицина и фармация в Арабских халифатах.

Древнейшей областью расселения арабских племен был полуостров Аравия. В его южной части (территория современного Йемена) благодаря значительным водным ресурсам в I тысячелетии до н. э. сложилась развитая земледельческая культура, на основе которой возникли первые арабские города-государства. Развитию южных районов способствовали: создание ирригационного земледелия, добыча золота, производство благовоний, развитие ремесел и посредническая торговля между Средиземноморьем и восточными странами - Индией и Эфиопией.

В VI в. юго-западная Аравия стала объектом завоевательной политики Византии и Ирана, которые вели борьбу за проходившие там караванные торговые пути между Востоком и Западом. В результате некогда процветавшие государства юго-западной Аравии утратили свою самостоятельность, сначала под властью Эфиопии (с 525 г.), а затем - Сасанидского Ирана (572-628).

В VI-VII вв. большинство арабских племен находилось на стадии перехода от родовых отношений к раннефеодальному обществу. Стремление преодолеть племенную разобщенность, противостоять внешним завоевателям и создать единое арабское государство выразилось в проповедовании единобожия и привело к возникновению ислама (в переводе с араб. - покорность). - религии, которая в основных своих чертах сложилась к 622 г. Ее основоположник-Мухаммед (ок. 570- 632 гг.) из Мекки создал первую в Западной Аравии мусульманскую общину (умма), положившую начало первому исламскому государству. В результате последующих арабских завоеваний за пределами Аравийского полуострова это государство превратилось в обширную феодальную мусульманскую державу -Халифат.

В истории Халифата выделяют три" периода.

Первый период (632-750) истории Халифата связан с правлением первых четырех халифов («наместников» пророка) - Абу-Бекра . (632-634), Омара (634-644), Османа (644- 656) и Али (656-661) и династии Омейядов (661-750).

В результате начального этапа завоеваний в VII в. в состав Халифата были включены обширные византийские (Сирия, Палестина, Кипр, Египет) и персидские (Сасанидский Иран) владения, а также, значительные территории Армении и Грузии.

Во времена династии Омейядов в результате второго этапа завоеваний были покорены Северная Африка (Магриб), Испания, большая часть. Средней Азии и Закавказья. Границы Халифата раздвинулись от Атлантического океана до Инда, от Средней Азии до Северной Африки. По размерам своей территории Халифат превзошел Империю Александра Македонского и Римскую империю времен ее расцвета. В VII-VIII вв. столица Халифата располагалась в Дамаске.

В завоеванных странах распространялись арабский язык и ислам, во многом определивший дальнейшее развитие философии и других наук в данном регионе. Завоевывая города, арабы не стремились сломать или переделать хорошо заведенный византийцами и персами порядок управления (они не были к этому готовы). Даже в религиозной сфере (наиболее важной по обычаям того времени) во времена правления Омейядов мусульмане-арабы проявляли значительную терпимость к иноверцам (христианам, иудеям, зороастрийцам): уплачивая поземельную (харадок) и подушную (докизья) подать, они могли сохранять свою, старую веру и принимали широкое участие в хозяйственной и научной жизни Халифата, служили при дворе и участвовали в управлении. В значительной степени это объяснялось тем, что народы, завоеванные арабами, стояли в то время на более высокой ступени общественного и культурного развития, чем их завоеватели. Некоторые ученые-иноверцы принимали ислам, что также имело свои последствия: будучи образованными людьми, они во многом определяли пути развития мусульманской культуры.

Второй период истории Халифата (750 г. - середина IX в.) - время правления династии Аббасидов - явился периодом, расцвета многогранной арабо-язычной культуры - великой средневековой культуры мирового значения. Обычно ее называют «арабской» или «арабо-исламской». Однако такой подход не отражает всей глубины и сути происходящих процессов. Понятие «арабская культура» было бы справедливо для обозначения культуры арабов Аравийского полуострова. После VII в. в состав Халифата вошли многочисленные народы (греки, римляне, византийцы, египтяне, сирийцы, арамейцы, иранцы, испанцы, армяне, индийцы и другие), среди которых арабы составляли меньшинство. На несколько веков арабский язык стал для них языком политики и религии, науки и культуры, которая вобрала в себя, преумножила и развила многовековые традиции многочисленных народов, объединённых одним языком - арабским, который и определил название этой культуры (арабо-язычная).

Как государственное образование Халифат оказался непрочным.

Третий период его истории (IX- XIII вв.) - время распада на ряд более мелких халифатов (Багдадский, Египетский, Кордовский) и национальных государств (например, государство Саманидов в Средней Азии). Некогда могущественный Халифат постепенно превратился в небольшой Багдадский халифат. Окончательный удар по нему нанесли завоевания монголов и турок-сельджуков: в 1258 г. с падением династии Аббасидов Багдадский халифат прекратил свое существование. В ряде стран, некогда завоеванных арабами (Сирии, Палестине, Ираке, Египте, Алжире, Тунисе, Марокко, Восточном Судане), коренное население частично или целиком восприняло мусульманскую религию и арабский язык. В других странах (Пиренейского полуострова - на Западе; в Закавказье, Средней Азии, Персии - на Востоке) покоренные народы сумели сохранить не только политическую независимость, но также национальный язык и культуру. [6]

Организация больничного дела получила в халифатах значительное развитие. Изначально учреждение больниц было делом светским. Название больницы - бимаристан - персидское; это лишний раз подтверждает, что больничное дело в халифатах испытало значительное влияние иранских и византийских традиций.

Согласно сообщению историка ал-Макризи, первая известная больница в мусульманском мире была сооружена во времена Омейядов при халифе ал-Валиде (705-715). Больница в современном смысле этого слова появилась в Багдаде около 800 г. По инициативе халифа Харун ар-Рашида ее организовал армянский врач-христианин из Гундишапура - Джибраил ибн Бахти-ши, третий в знаменитой династии Бахтишу. Его дед Джурджус ибн Джибраил ибн Бахтишу - основатель династии и глава врачей медицинской школы В Гундишапуре - в 765 г. излечил тяжело больного халифа ал-Мансура, которого никто не мог вылечить. И несмотря на то, что Джурджус ибн Бахтишу был христианином и не принял ислама, халиф назначил его главой врачей столицы Халифата- Багдада. Он и все его потомки на протяжении шести поколений успешно служили придворными врачами халифов, были известны в мусульманском мире и высоко почитались правителями до начала XI в.

Больницы, основанные мусульманами, были трех видов.

К первому виду относились больницы, учрежденные халифами или известными мусульманскими деятелями и рассчитанные на широкие слои населения. Они финансировались государством, имели штат врачей и немедицинского обслуживающего персонала. При больницах создавались библиотеки и медицинские школы. Обучение было теоретическим и практическим: учащиеся сопровождали учителя во время его обхода в больнице и посещали вместе с ним больных на дому.

В Египте первая большая больница была основана в 873 г. правителем Ахмадом ибн Тулуном. Она предназначалась исключительно для бедных слоев населения (ни солдат, ни придворный не имели права получить там лечение). Правитель отпускал на ее нужды 60 тыс. динаров в год и посещал больницу каждую пятницу. Кроме того, при своей дворцовой мечети Ахмад ибн Тулун учредил аптеку, где каждую пятницу врач бесплатно лечил приходящих больных. Согласно традиции, больница «мела мужскую и женскую половины, мужскую и женскую бани; больные распределялись по отделениям в соответствии с их заболеваниями.

В Багдаде в 916 г. было пять таких больниц. В 918 г. открылись еще две: на содержание первой халиф выделял в виде пожертвования 2 тыс. динаров в месяц, на содержание второй больницы (учрежденной его матерью) — 600 динаров. В 978 г. Адуд ал-Даул завершил строительство еще одного большого лечебного учреждения на западном берегу р. Тигр, где в свое время стоял дворец Харуна ар-Рашн-да; его обслуживали врачи, санитары, слуги, привратники, управители и надзиратели. К 1160 г. в Багдаде насчитывалось более 60 больниц.

Одной из самых крупных была больница «ал-Мансури» в Каире. Открытая в 1284 г. в помещении бывшего дворца, она, по свидетельству историков, была рассчитана на 8 тыс. больных, которых размещали в соответствии с их заболеваниями в мужских и женских отделениях. Обслуживающие ее врачи обоего пола специализировались в различных областях медицинских знаний.

Больницы второго вида финансировались известными врачами и религиозными деятелями и были небольшими.

Третий вид больниц составляли военные лечебные учреждения. Они передвигались вместе с армией и размещались в палатках, замках, цитаделях. Во время военных походов наряду с врачами-мужчинами воинов сопровождали и женщины-врачи, которые ухаживали за ранеными. Некоторые женщины-мусульманки, занимавшиеся медициной, заслужили широкое признание. Так, при Омёйядах прославилась женщина-окулист Зайнаб из племени Авд. Высокими познаниями в лечении женских болезней обладали сестра Ал-Хафида ибн Зухр и ее дочери (их имена нам не известны); они были единственными врачами, которым дозволялось лечение в гареме халифа ал-Мансура.

Высокий уровень организации медицинского дела на средневековом Востоке тесно связан с развитием гигиены и профилактики заболеваний. Запрет производить вскрытия, с одной стороны, ограничил исследования строения тела и его функций, а с другой- направил усилия врачей на поиск иных путей: сохранения здоровья и привел к разработке рациональных мероприятий гигиенического характера. Многие из них закреплены в «Коране» (пятикратные омовения и соблюдение чистоты тела, запрет пить вино и есть свинину, нормы поведения в обществе, семье и т. п.). Согласно преданию, Пророк Мухаммед получил свои познания в области медицины от врача ал-Харита ибн Каладаха, который родился в Мекке в середине VI в., а медицине обучался в Гундишапурской медицинской школе. [7]

В XII в., когда в Западной Европе было лишь два университета (в Салерно и Болонье), в одной только мусульманской Испании (Кордовском: халифате) функционировало 70 библиотек и 17 высших школ, в которых среди других дисциплин преподавалась и медицина.[8]

Развитие аптечного дела как лекарствоведения в Арабских халифатах было тесно связано с достижениями ученых Востока в области химии.

Глава 4. Развитие алхимии. Первые аптеки

фармация медицинский восток средневековье

Значительный расцвет химических знаний наблюдался с 800 г., когда арабская медицина стала широко использовать фармацию.

Вслед за организацией больниц в странах Арабского халифата впервые появились аптеки.

С увеличением лекарственных средств и усложнением технологий их приготовления настала необходимость к разделению профессий врача и аптекаря. Королевскими указами (ХII-ХIII вв.) врачам запрещалось готовить лекарства и торговать ими, а аптекарям (фармацевтам) — заниматься лечением больных. Королевские указы регламентировали деятельность аптек, хотя открывались они частными лицами.

Однако ни одно новое лекарственное средство не могло получить путевку в жизнь без фармакологического его изучения врачами, равно как и врачи не могли обойтись без аптекарей, предлагавших им новое лекарство.

Особенно плодотворна была совместная работа выпускников Салернской медицинской школы южнее Неаполя (IX-Х вв.), реорганизованной в XI веке в университет, где обучались врачи и фармацевты. Именно в этой школе в 1140г. была составлена первая европейская фармакопея «Антидотарий» — сборник противоядий, включающий всего около 60 рецептов лекарств, но где впервые была введена весовая единица — гран, равная весу одного пшеничного зерна средней величины, а также другие единицы (скрупула, драхма, унция). Введение этих единиц позволило врачам более точно определить разовую, суточную и недельную дозы лекарств для изучения их фармакологического действия, а аптекарям ввести государственную таксу на лекарства.[9]

Первая регламентированная аптека была открыта в 754 г. в Багдаде (в Европе первые аптеки появились в ХШ-Х вв.). В этих аптеках арабы ввели правила приготовления лекарств. Они издали эти правила в форме своеобразных фармакопеипод названием диспенсатория «карабадини». Арабы избегали применения сильнодействующих средств и рекомендовали прибавлять к ним лимонный сок, фиалковый корень и другие вещества. Для лечения больных они широко использовали легкие слабительные вещества: сенну, тамаринд.

Особое место в фармации арабов занимало учение о ядах и противоядиях. Слова-термины: алкоголь, юлеп (по-персидски «розовая вода»), лоох, нафта, камфара, безоар и многие другие — арабского происхождения.

Арабами введены в фармацевтическую практику сахар (вместо меда) и лекарственные сиропы. С лечебной целью они применяли мускус, корицу, мускатный орех, гвоздику и др. Рецепты арабов отличались сложностью и включали до 60 ингредиентов. Арабы готовили пилюли, кашки, сиропы, пластыри, душистые масла. В Дамаске было организовано специальное производство по перегонке ароматных вод, получению душистых мазей и других фармацевтических продуктов. [4]

Особого искусства достигли фармацевты в приготовлении эфирных и иных масел и при перегонке с разложением «смоляных масел», например, можжевелового.

Дальнейшее развитие получила также аптекарская техника.[9]

Алхимики средневекового арабо-язычного Востока изобрели водяную баню и перегонный куб, применили фильтрование, получили азотную и соляную кислоты, хлорную известь и спирт (которому дали название алко-холь). Завоевав Пиренейский полуостров, они принесли эти знания в Западную Европу. [6]


Глава 5. Труды Джабир ибн Хайана, Абу - Бекр Мухаммед Закария ар-Рази, Абу-л-Касим Халаф ибн Аббас аз-Захрави (Абулькасим).

Рис.1 Рис.2 Рис.3

Джабир ибн Хайян (Geber) Абу - Бекр Мухаммед Закария ар-Рази Абу-л-Касим Халаф ибн Аббас аз- Около 721 г. - около 815 г. 864-925 гг. Захрави (Абулькасим) 936-1035 гг.

Арабский учёный Абу Муса Джабир ибн Хайян (латинизированное имя – Гебер)(Рис.1) родился в г. Туси, провинция Хорасан, Иран, в семье аптекаря Хайана аль Азди, происходившего из Йемена. Сведения о жизни и деятельности Джабира ибн Хайяна крайне разноречивы; большую часть жизни он, видимо, провёл в г. Куфа на территории сегодняшнего Ирака. Полагают, что сам Джабир ибн Хайан является автором всего нескольких работ из сотен алхимических трактатов, подписанных его именем. Алхимия в этих трактатах следует идеям Аристотеля о четырех элементах-стихиях, носителях четырех качеств: теплоты, холода, влажности и сухости. Многие из этих трудов носили теоретический или мистический характер, в других приводились подробные описания лабораторных экспериментов.

Среди сочинений Джабира ибн Хайяна наиболее интересна «Книга семидесяти», представляющая собой своего рода энциклопедию, состоящую из 70 глав, посвященных различным теологическим, политическим и естественнонаучным вопросам. В последних главах «Книги семидесяти» он приводит сведения о металлах и минералах.

Из разнообразных веществ, встречающихся в природе, в центре внимания Джабира находятся семь металлов; много внимания он уделяет и минералам. Чтобы дать характеристики свойств всех этих веществ, в особенности таких специфических свойств металлов, как плавкость, ковкость и металлический блеск, Джабиру явно недостаточно четырех Аристотелевых элементов-стихий. Поэтому Джабир предлагает ртутно-серную теорию происхождения металлов: вводит представление о начале металличности (ртути) и начале горючести (серы) как двух составных частях металлов. Сера рассматривается им в качестве принципа горючести, ртуть – принципа металличности. Джабир считает, что ртуть является «душой» металла. Согласно учению Джабира, сухие испарения, конденсируясь в земле, дают серу, мокрые же – ртуть. Сера и ртуть, соединяясь затем в различных отношениях, и образуют семь металлов. Золото как наиболее совершенный металл образуется, только если вполне чистые сера и ртуть взяты в наиболее благоприятных соотношениях. В земле, согласно Джабиру, образование золота и других металлов происходит постепенно и медленно. «Созревание» золота можно ускорить с помощь некоего «медикамента» или «эликсира», который приводит к изменению соотношения ртути и серы в металлах и к превращению последних в золото и серебро.

Джабир ибн Хайян описывает также различные химические операции (перегонку, возгонку, растворение, кристаллизацию и др.), а также некоторые химические препараты (купоросы, квасцы, щёлочи, нашатырь и др.), излагает способы получения уксусной кислоты, слабого раствора азотной кислоты, свинцовых белил.

Трактаты Джабира имели чрезвычайно высокий авторитет и влияние как в арабской, так и в западноевропейской алхимии. В XIV в. в Европе получили широкое распространение приписываемые Джабиру сочинения «Сумма совершенств, или учение о высоком искусстве облагораживания металлов» («Summa perfectionis»), «Книга об исследовании облагораживания металлов» («Liber de investigatione perfectionis»), а также «Книга о философских печах» («Liber fornacum») и др. По-видимому, эти трактаты, которые никак не могли принадлежать Джабиру ибн Хайяну, написаны в XIV в. испанским алхимиком, подлинное имя которого осталось неизвестным.

От имени легендарного арабского учёного Псевдо-Гебер систематически излагает сведения по теории и практике алхимии. В сочинениях Псевдо-Гебера приводится множество сведений из области практической алхимии. В частности, описывается аппаратура для различных химических операций: дистилляции, сублимации, фильтрации, коагуляции (отверждение) и других, а также способы отделения золота от серебра и серебра от свинца. Исторически важно и то, что Псевдо-Гебер описывает сильные минеральные кислоты, в частности, азотную кислоту, которую впоследствии стали называть «крепкой водкой» (aqua fortis). Здесь же описывается серная кислота и «царская водка» (aqua regis), которая получалась перегонкой селитры, купороса, квасцов и нашатыря.[10]

Выдающимся философом, врачом и химиком раннего средневековья был Абу - Бекр Мухаммед Закария ар-Рази (Рис.2). Родился он в Рее, недалеко от Тегерана. Медициной начал заниматься относительно поздно — когда ему было около 30 лет. Большую часть жизни провел в Багдаде, где основал и возглавил больницу, которая всегда была переполнена учениками. Дошедшие до нас сочинения ар-Рази свидетельствуют о многогранности его таланта. Будучи прекрасным химиком, он изучал действие солей ртути на организм обезьяны. С именем ар-Рази связано изобретение инструмента для извлечения инородных тел из гортани и применение ваты в медицине.

Ар-Рази составил первый в арабской литературе энциклопедический труд по медицине «Всеобъемлющая книга по медицине» («Kitab al-Hawi») в 25 томах. Описывая каждую болезнь, он анализировал ее с позиций греческих, сирийских, индийских, персидских и арабских авторов, после чего излагал свои наблюдения и выводы. В XIII в. «Kitab al-Hawi» была переведена на латинский язык, а затем на многие европейские языки, постоянно переиздавалась в средневековой Европе и вместе с «Каноном медицины» Ибн Сины в течение нескольких столетий была одним из основных источников медицинских знаний.

Другой энциклопедический труд ар-Рази «Медицинская книга» в 10 томах («Al-Kitab al-Mansuri»), посвященная правителю Хорасана Абу Са-лиху Мансуру ибн Исхаку, обобщила знания того времени в области теории медицины, патологии, лекарственного врачевания, диететики, гигиены и косметики, хирургии, токсикологии и инфекционных заболеваний. В XII в.. она была переведена на латинский язык, а в 1497 г. издана в Венеции.

Среди многочисленных сочинений ар-Рази особую ценность представляет небольшой трактат «Об оспе и кори», который признается многими авторами самым оригинальным трудом средневековой арабо-язычной медицинской литературы. По существу, это первое обстоятельное изложение клиники и лечения двух опасных инфекционных заболеваний, уносивших в, то время немало человеческих жизней. Даже сегодня он мог бы быть великолепным учебным пособием для студентов. В нем ар-Рази четко сформулировал идею заразности этих заболеваний и описал их дифференциальную диагностику (считая оспу и корь разными формами одной болезни), лечение, питание больного, меры защиты от заражения, уход за кожей заболевшего. Первое печатное издание этой блистательной работы появилось в Венеции в 1498 г., после чего она неоднократно издавалась в Европе на латинском, греческом, французском, английском языках. Широкоизвестноеелондонскоеиздание 1766 г. «De variolis et morbilis or Liber de pestilentia».

Самым выдающимся хирургом средневекового арабоязычного мира считается Абу-л-Касим Халаф ибн Аббас аз-Захрави (Рис.3). Родился он близ Кордовы в мусульманской Испании (Кордовский эмират) и таким образом принадлежит к арабо-испанской культуре.

Аз-Захрави жил в «золотой период» ее развития (вторая половина X в.), когда арабо-испанская культура была самой передовой в Западной Европе, а наряду с византийской — и во всей Европе в целом. Основными научными центрами мусульманской Испании были университеты в Кордове, Севилье, Гренаде, Малаге.

В цепи исторического развития хирургии аз-Захрави стал связующим звеном между античной медициной и медициной европейского Возрождения (когда труды аз-Захрави были переведены на латинский и признаны в Западной Европе). Аз-Захрави блестяще оперировал. -Знание анатомии он считал абсолютно необходимым для хирурга и.рекомендовал изучать ее по трудам Галена. Критерием истины для него были собственные наблюдения и собственная хирургическая практика. Этим отчасти объясняется тот факт, что его сочинения содержат мало ссылок на чужие работы.

По сравнению с хирургией античности аз-Захрави сделал большой шаг вперед. К его приоритетам относятся: применение кетгута в абдоминальной хирургии и для подкожных швов, шов с литкой и двумя иглами, первое применение лежачего положения при операциях на малом тазе (ставшее потом классическим); он описал то, что сегодня называется туберкулезным поражением «остей и ввел в глазную хирургию Запада операцию удаления катаракты (термин аз-Захрави); он был автором новых хирургических инструментов (более 150) и единственным автором античности и раннего средневековья, который их описал и представил в рисунках. Аз-Захрави разработал методику местного прижигания (каутеризация) в хирургических операциях и производил его чаще каутером, реже — прижигающими средствами (азотнокислое серебро и др.). Часто его обвиняли в том, что он заменил нож на раскаленное железо. Однако не следует забывать, что в то время еще не знали природы воспаления и инфекционного процесса и не умели бороться с ними. Аз-Захрави очень высоко оценивал метод прижигания (вспомним многовековой опыт традиционной китайской медицины) и успешно использовал его для лечения местных поражений кожи и других болезней.

Энциклопедический труд аз-Захрави «Книга о представлении медицинских знаний в распоряжение тому, кому не удается их составление», широко известный как «Китаб аттасриф», содержит 30 томов, в которых обобщен опыт всей его жизни. Из них особый интерес ученых всегда вызывал тридцатый трактат, посвященный хирургии и хирургическим инструментам. Первый перевод этого грандиозного сочинения на латинский язык был сделан во второй половине XII в., сразу же он стал настольной книгой хирургов средневековой Европы, многократно переписывался и издавался и на протяжении пяти столетий был одним из основных учебников по хирургии.

Абу л-Касим аз-Захрави снискал славу крупнейшего хирурга средневекового мусульманского мира — никто в ту эпоху не превзошел его в искусстве хирургии и новаторстве в ней. [6]


Заключение

Алхимия — неотъемлемая часть средневековой культуры, но часть особенная: полифункциональная, синтетическая. Она образовалась из накопленного веками практического опыта металлургии, техники, медицины переплетенного с магией, культовой обрядностью. В ней, как в зеркале, отражается магистральное движение средневековой мысли. Рядом со средневековым восприятием мира, в основе которого лежало магическое, зарождалась и развивалась новая система мировосприятия, нацеленная на научное знание. Значение алхимии и в том, что она подвигала средние века к Новому времени.[3]

Арабские врачи положили начало научной медицине. Исследования, к которым поддерживался интерес в арабо-язычной культуре, оставили свой след на последующем развитии и углублении естественных наук в странах Европы.

Таким образом, развитие лекарствоведения (фармации и фармакологии) началось с интуиции, наблюдения, эмпиризма, затем появилась формирующаяся медицина, основанная на накопленном опыте лечения больных, особенно в период раннего и развитого Средневековья были сделаны попытки осмыслить и проанализировать действие тех или иных лекарств на организм животных. Дальнейший блистательный расцвет и подъем медицины и фармации начался в период позднего средневековья - эпоху Возрождения.[11]


Список использованной литературы и электронных источников

1. УшаковД.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. Москва. Альта-Принт.2006.

2. Энциклопедия

3. Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры.-М.Наука. 1979.

4. Семенченко В.Ф. История фармации. М: ИКЦ "Мар Т". 2003.

5. http://pharm-referatiki.ru/pharmhistory/content/view/2/76/..

6. http://www.bibliotekar.ru/423/15.htm.

7. Сорокина Т.С. История медицины в двух томах на сайте: http://www.bibliotekar.ru/423/15.htm.

8. http://history.stormtower.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=796&Itemid=52.

9. http://pharm-referatiki.ru/pharmhistory/content/view/2/76/.

10. www.xenoid.ru/…/persones/Geber.php.

11. http://medforce.ru/nauchno-populyarnyie-stati/arabskaya-meditsina-2.html.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий