регистрация / вход

Жизнь и творчество Гиппократа 2

РГМУ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования.

РГМУ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования.

Реферат

«Жизнь и творчество Гиппократа».

Работу выполнил: Шахнарян Сона Левоновна

Курс: 1

Факультет: лечебный дневной

Группа: 108 «А»

Москва 2010.

Введение.

Каждый врач, начиная свой профессиональный путь, непременно вспоминает Гиппократа.

Когда он получает диплом, то произносит клятву, освященную его именем. Кроме другого греческого врача- Галена, жившего несколько позже Гиппократа, никто другой не смог оказать такого влияния на становление европейской медицины. Невольно мы задаем себе вопрос, а чем заслужил такое уважение Гиппократ? Жил он довольно давно, но память о нем хранится до сих пор. Наука, особенно такая область в ней как медицина, шагнула далеко вперед со времен жизни Гиппократа. Имя Гиппократа, его деятельность, творчество по сей день представляют интерес для общества людей интересующихся медициной, ее историей. Но обычно, слыша это имя, человек начинает его ассоциировать со знаменитой одноименной клятвой, но только лишь своей клятвой славен этот человек, и действительно ли она написана им?

Биография.

(около 460 – около 377 до н.э.), греческий врач и педагог, чье имя связывается в представлении большинства людей со знаменитой клятвой, которая символизирует высокие этические нормы европейской медицины. Гиппократ, которого называют «отцом медицины», считается автором обширного собрания греческих медицинских сочинений. Сведения о его жизни скудны и малодостоверны, самая ранняя из сохранившихся биографий написана Сораном Эфесским лишь пять веков спустя. Невозможно оценить источники Сорана, но многое в его повествовании является несомненным вымыслом. Соран датирует рождение Гиппократа 460 до н.э. и относит период его активной деятельности ко времени Пелопоннесской войны (431–404 до н.э.); кроме того, он приводит разные мнения относительно возраста, до которого дожил Гиппократ. Все авторы согласны в том, что Гиппократ прожил очень долгую жизнь, не менее 90 лет. Эта хронология подтверждается источником того времени: в Протагоре Платона Гиппократ упомянут как ныне живущий врач, обучающий медицине за плату. Диалог написан в начале 4 в. до н.э., а действие в нем разворачивается в 432 до н.э. Аристотель называет Гиппократа «великим», поэтому не может быть сомнения в том, что выдающийся врач, носивший это имя, действительно жил в конце 5 в. до н.э.

Хотя Гиппократ был уроженцем острова Кос, он, судя по всему, путешествовал и практиковал в других частях греческого мира. В античных источниках мы встречаем утверждение, что Гиппократ был вынужден покинуть Кос из-за обвинения в поджоге, но у нас нет никаких сведений о том, что свою репутацию он завоевал именно на Косе. Местом действия большинства случаев, описанных в тех двух книгах трактата Эпидемии, которые считаются принадлежащими самому Гиппократу, являются Фасос, маленький остров в северной части Эгейского моря, и Абдера, ближайший к нему город на материке; в тех же книгах встречаются упоминания о Кизике на южном берегу Пропонтиды (совр. Мраморное море), о Ларисе и Мелибее в Фессалии. Традиционно считалось, что Гиппократ умер в Ларисе, где ему и поставлен памятник.

Второе и последнее дошедшее упоминание Гиппократа современником мы находим также у Платона, в Федре, где говорится, что Гиппократ считал хорошую теорию более важной для медицины, чем чисто эмпирические наблюдения. Эту точку зрения трудно согласовать с некоторыми сохранившимися сочинениями из Гиппократова корпуса. Существует множество более поздних упоминаний Гиппократа, но они относятся уже не к нему самому, а к обширному корпусу сочинений, дошедших под его именем.

Вообще вопрос о том, какие труды оставил после себя Гиппократ, до сих пор окончательно не решён. Согласно традициям того времени врачи не подписывали своих сочинений, и все они со временем оказались анонимными. Первый сборник трудов древнегреческих врачей был составлен много лет спустя после смерти Гиппократа в III в до н. э. в знаменитом александрийском хранилище рукописей. По велению Птолемея со всего света свозились в Александрию рукописи ученых, которые систематизировались в каталоги, изучались, переводились и переписывались. Среди 700 тысяч свитков было 72 медицинских сочинения, написанные по-гречески. Все они были безымянными: история не сохранила ни одного подлинника, в котором было бы указано авторство Гиппократа или других врачей Древней Греции классического периода. Около 300 до н. э. медицинские рукописи были объединены в "Гиппократов сборник". Таким образом александрийские ученые сохранили для потомков сочинения Гиппократа и других греческих врачей живших в V - III века до н. э. Кроме того, здесь обнаруживается определенное перекрытие одних сочинений другими и повторы. Собрание содержит, возможно, как собственные сочинения Гиппократа, так и творения других авторов, написанные в разное время. Высказывались предположения, что корпус представляет собой скорее остатки медицинской библиотеки, чем работы авторов, принадлежавших к одной школе. Некоторые из сочинений свидетельствуют о развитой научной мысли и мастерстве клинических наблюдений и потому считаются более «подлинными», чем остальные. Но даже по этому вопросу нет общепринятого мнения: есть исследователи, которые вообще сомневаются в существовании сочинений, принадлежащих самому Гиппократу.

Уже в 1 в. н.э., когда Эротиан, врач эпохи правления Нерона, составил словарь гиппократовых терминов. Сохранились комментарии к важнейшим гиппократовым сочинениям, написанные Галеном во 2 в. н.э. Некоторые трактаты корпуса датируются временем жизни Гиппократа, другие, по-видимому, относятся к 3–4 вв. до н.э.

Глава I : труды и знания

Трактат «О древней медицине».

Вероятно, к 5 в. до н.э. относится трактат О древней медицине, где обсуждается проблема обучения искусству врачевания. Его автор (возможно, не Гиппократ) отвергает объяснение заболевания взаимодействием натурфилософских «основных качеств» (теплое, холодное, влажное, сухое), указывает на значение диеты и роль определенных «соков» организма. Он подчеркивает, что медицина имеет дело скорее с относительными, чем с абсолютными факторами: что полезно для одного, может оказаться вредным для другого, или то, что полезно в одно время, может быть вредным в другое.

Трактат «О воздухах».

Трактат О воздухах, водах и местностях также относится к 5 в. до н.э., это поистине «золотая книга», занявшая прочное место в истории науки. Автор – опытный практик, на примерах, аргументировано и доказательно приступает он к рассмотрению влияния на общее состояние здоровья трех факторов окружающей среды. Болезни или предрасположенность к болезням могут быть вызваны погодными условиями, например, очень жарким летом или дождливой зимой. Во-вторых, в качестве факторов, влияющих на здоровье, рассматриваются местные климатические условия – преобладающее направление ветров, ориентация города относительно сторон света. В-третьих, на качество воды здесь указывается как на одну из непосредственных причин ряда заболеваний; даются советы, каким источникам отдавать предпочтение. Вторая часть сочинения посвящена разнообразному влиянию климатических условий на формирование национальных типов. При этом автор выказывает глубокое знание негреческих народов, особенно кочевников-скифов, населявших южные территории современных Украины и России.

Об Эпидемии.

В сочинении, известном под названием Эпидемии, дано описание течения болезней. Только 1 и 3 книги считаются «подлинными», остальные пять, по-видимому, принадлежат двум позднейшим подражателям Гиппократа. Также и в Эпидемиях мы видим не только беспристрастное описание отдельных случаев, но и общую статистику заболеваний и попытку соотнести ее с климатическими условиями. Указаний о лечении здесь мало, но четко прослеживается осознание того, что анализ частных случаев заболеваний может привести к установлению общих закономерностей.

Подобного рода исследования привели к развитию нового направления медицинской науки, а именно прогноза. Самое известное из прогностических произведений корпуса – Афоризмы. Начало первого афоризма общеизвестно, хотя мало кто знает его продолжение, как и то, что он взят из Гиппократова корпуса: «Жизнь коротка, искусство [т.е. наука] огромно, случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен делать все, что необходимо, но и больной, и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности». Другое хорошо известное изречение также впервые встречается в Афоризмах: «В самых сильных болезнях нужны и средства самые сильные, точно применяемые». Но чаще всего здесь обобщаются наблюдения чисто медицинского характера: «Беспричинная усталость указывает на болезнь»; «Когда пищу потребляют в излишнем количестве, это ведет к болезни, о чем явно свидетельствует излечение»; «Лучше, чтобы лихорадка наступала после конвульсий, чем конвульсии – после лихорадки».

Об афоризмах.

Вероятно, Афоризмы – это не специальное сочинение, а собрание ценных наблюдений и советов из более ранних сочинений. Здесь мы находим не только краткие обобщения: в некоторых афоризмах подробно описано все течение болезни, и изучающие медицину, несомненно, находили их весьма полезными.

Учения, знания медицины, ее понимание.

Учение о «критических днях» появляется уже в Афоризмах, а затем многократно встречается по всему корпусу. Благодаря клиническим наблюдениям обнаружилось, что при некоторых заболеваниях обострения происходят через приблизительно одинаковые промежутки времени после начала болезни. Особенно хорошо это прослеживалось в возвратных лихорадках при малярии. Принципу критических дней, которые определяют течение болезни в сторону улучшения или ухудшения, была дана обобщенная формулировка; особенно важным считался период в семь дней.

Сочинения Гиппократова корпуса придают огромное значение соблюдению правильного режима (греч. «диета»), под которым понимается не только диета в современном смысле, но и весь образ жизни больного. Трактат О режиме – самое раннее сочинение по профилактической медицине, он посвящен не только восстановлению здоровья в случае заболевания, но и его сохранению с помощью правильного режима. Знаменитый трактат О режиме при острых болезнях, по-видимому, создан в косской школе, так как в нем критикуются воззрения медицинской школы в близлежащем греческом городе Книде. В косской медицине делается упор на индивидуальном подходе к больному и приспособлении лечения к его особенностям; специалисты книдской школы предписывали определенное лечение всякому больному.

Знания физиологии в этот период находились в зачаточном состоянии. Хотя о существовании кровеносных сосудов было хорошо известно, считалось, что по ним движется не только кровь, но и другие субстанции, функции сердца и различие между венами и артериями были неизвестны. Слово «артерия» применялось, но обозначало любые крупные сосуды, а также, например, трахеи. В частности, считалось, что кровеносные сосуды переносят воздух, жизненная функция которого признавалась, ко всем частям тела. Автор сочинения О священной болезни (эпилепсии) использует эту идею для того, чтобы объяснить начало эпилептического припадка как результат закупоривания кровеносных сосудов флегмой. Он пишет: «Тот воздух, который идет в легкие и кровеносные сосуды, заполняя полости тела и мозг, и тем самым доставляет разумение и приводит конечности в движение». Хотя это представление и кажется примитивным, в нем трудно не увидеть предвосхищения современных знаний о процессе насыщения крови кислородом и его связи с сознанием и мышечной деятельностью. Труднее всего было объяснить, как усваивается организмом пища, превращаясь в ткани, кровь, кость и т.п. Самым распространенным было следующее объяснение: пища, например хлеб, содержит мельчайшие невидимые частички всех тканей организма, они отделяются друг от друга, а потом тело их соответствующим образом накапливает.

Каких бы взглядов ни придерживались сами практикующие последователи Гиппократа, общественное мнение отрицательно относилось к вскрытию трупов. Поэтому анатомия была известна главным образом благодаря изучению ран и травм. В корпусе имеется ряд работ по хирургии, в основном посвященных ранам различных видов. Два сочинения, О переломах и О суставах, возможно, являются частями одного большого труда, полный текст которого утрачен. Раздел О суставах, посвященный вправлению вывихов, где подробно описывается знаменитая «скамья Гиппократа», вполне возможно, восходит непосредственно к истокам греческой медицины. Самый знаменитый хирургический трактат О ранах головы известен точным описанием черепных швов и поразительной рекомендацией производить трепанацию черепа (вскрытие и удаление части кости черепа) во всех случаях контузии или трещины. С тех самых пор, как этот совет был дан автором трактата, он неизменно приводит хирургов в недоумение, но тон, которым высказана рекомендация, настолько тверд и определенен, что не оставляет сомнений: автор использовал эту операцию в своей практике.

Гинекология и акушерство также не обойдены молчанием в корпусе, они рассматриваются в ряде сочинений, например в трактатах О женских болезнях, О болезнях девушек, О семимесячном плоде, О восьмимесячном плоде. Эти трактаты демонстрируют обширные знания; но, как обычно, практика опережала теорию, и описания процессов размножения наивны и ошибочны. Безапелляционное заявление, что семя собирается из всех частей тела, аналогично учению о росте тканей организма за счет отделения от пищи мельчайших однородных им частиц. Никакая другая теория на тот момент не была в состоянии объяснить возникновение организма. Даже автор трактата О воздухах, водах и местностях разделяет эти взгляды, доказывая их наследованием некоторых качеств, например серых глаз. Более того, он расширяет приложимость этого принципа и считает, что могут наследоваться и приобретенные качества, ссылаясь на варварские племена, в которых существовал обычай удлинять череп новорожденных. Автор предполагает, что вследствие этого приобретается наследственная предрасположенность к удлиненной форме головы. Среди сочинений по акушерству есть трактат О рассечении плода в матке, по которому виден уровень профессионального мастерства врачей гиппократовой школы.

Глава II : Соотношение медицины и религии.

Соотношение медицины и религии, нашедшее отражение в Гиппократовом корпусе, – интересная и сложная проблема. Люди всегда были склонны связывать болезни, а тем более эпидемии с немилостью богов. В Илиаде эпидемия, которая поражает греческую армию под Троей, приписывается гневу Аполлона: если бога умилостивить, она прекратится. Авторы Гиппократова корпуса критикуют представления о божественном происхождении болезней, полагая, что любое природное явление имеет естественную причину. Особый страх в те времена вызывала эпилепсия, которую называли «священной болезнью». В корпусе есть сочинение с таким названием, оно начинается с полемического выпада против знахарей и врачей-шарлатанов, которые, окутывая этот недуг религиозной тайной, претендуют на его излечение с помощью песнопений и очистительных церемоний. Автор трактата пишет: «Мне кажется, что это заболевание ничуть не более священно, чем все прочие, но имеет ту же природу, что и другие заболевания, и потому-то и возникает». Критика автора направлена не против религиозных верований как таковых, но против «магов, очистителей, шарлатанов и обманщиков, которые прикидываются имеющими благочестия более всех других и больше всех других смыслящими».

Подобный подход мы видим и у автора раздела «О сновидениях», которым завершается сочинение «О режиме». Автор оставляет в стороне вопрос о том, действительно ли вещие сны посылаются небесами, чтобы предостеречь государства или отдельных людей, и согласен оставить исследование этой проблемы профессиональным толкователям снов. Он лишь отмечает, что многие сны – результат определенных состояний организма. Толкователи ничего не могут с ними поделать, единственное, что им остается – посоветовать видящему сны молиться. «Молитва, – допускает автор фрагмента, – это хорошо, но, взывая к помощи богов, человек должен взять часть ноши на себя».

Содержащаяся в корпусе клятва Гиппократа позволяет судить о практической деятельности раннегреческой медицинской школы. Некоторые ее места кажутся загадочными. Но она замечательна своим стремлением установить высокие моральные нормы врачебной профессии. Существует несколько сочинений Гиппократа этического направления: "Клятва", "Закон", "О враче", "О благоприличном поведении", "Наставления", которые в конце V и начале IV века до нашей эры превратят научную медицину Гиппократа в медицинский гуманизм:

Клятва Гиппократа.

Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах;
его потомство считать своими братьями, и это искусство, если захотят его изучить, преподавать им безвозмездно и без всякого договора;
наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.
Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.
Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла;
точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария.
Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.
Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.
В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Что бы при лечении, а также и без лечения, я ни увидел или ни услышал касательно жизни людей из того, что не следует разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.
Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

Закон.

1. Медицина поистине есть самое благородное из всех искусств. Но по невежеству тех, которые занимаются ею, и тех, которые с легкомысленной снисходительностью судят их, она далеко ниже теперь всех искусств. И, по моему мнению, причиной такого падения служит больше всего то, что в государствах одной лишь медицинской профессии не определено никакого другого наказания, кроме бесчестия, но это последнее ничуть не задевает тех, от которых оно неотделимо. Мне кажется, что эти последние весьма похожи на тех лиц, которых выпускают на сцену в трагедиях, ибо как те принимают наружный вид, носят одежду и маску актера, не будучи, однако, актерами, так точно и врачи; по званию их много, на деле же - как нельзя менее .

2. Тому, кто захочет приобрести себе действительное познание медицины, необходимо иметь: природное расположение, обучение, удобное место, наставление с детства, любовь к труду и время. Итак, прежде всего необходимо природное расположение; если природа противодействует - все тщетно; если же она сама показывает путь ко всему наилучшему, тогда уже совершается изучение искусства, которое должно приобретать себе с разумением, пользуясь наставлением с детства и в месте, от природы хорошо приспособленном для науки. Сюда же необходимо еще присоединить многолетнее прилежание, чтобы учение, укоренившись прочно и глубоко, приносило зрелые плоды.

3. В самом деле, зрелище того, что рождается из земли, показывает то же, что изучение медицины. Действительно, природа наша это есть поле, а наставление учителей - семена. Обучение, начатое с детства, соответствует благовременному сеянию, а место, приспособленное для учения, - окружающему воздуху, из которого обыкновенно заимствует себе пищу все, что рождается из земли. Трудолюбие - это есть земледелие. Время же все это укрепляет для полной зрелости.

4. Когда все эти условия для медицинского искусства совмещены и приобретено истинное знание его, тогда только обходящие города для практики не только на словах, но и на деле признаются за врачей. Но неопытность - плохое сокровище и плохое имущество для своих обладателей ; ни во сне, ни наяву благодушию и душевной радости не причастная, она для трусости и дерзости кормилица . Но ведь трусость знаменует бессилие, дерзость же - неискусность. Ибо две суть вещи: наука и мнение; из них первая рождает знание, второе - невежество.

5. Но священные действия показываются только людям посвященным, профанам же - не прежде, чем они будут введены в таинства науки.

О враче.

Врачу сообщает авторитет, если он хорошего цвета и хорошо упитан, соответственно своей природе, ибо те, которые сами не имеют хорошего вида в своем теле, у толпы считаются не могущими иметь правильную заботу о других. Затем ему прилично держать себя чисто, иметь хорошую одежду и натираться благоухающими мазями, ибо все это обыкновенно приятно для больных. Должно также ему наблюдать все это и в отношении духа; быть благоразумным не только в том, чтобы молчать, но также и в остальной, правильно устроенной жизни. И это наибольше принесет ему помощь для приобретения славы. Пусть он также будет по своему нраву человеком прекрасным и добрым и, как таковой, значительным и человеколюбивым. Ибо поспешность и чрезмерная готовность, даже если бывают весьма полезны, презираются. Но должно наблюдать, когда можно пользоваться всем этим, ибо одни и те же приемы у одних и тех же больных ценятся, когда они редки.

Что касается до внешнего вида врача, пусть он будет с лицом, исполненным размышления, но не суровым, потому что это показывает гордость и мизантропию. Тот врач, который изливается в смехе и сверх меры весел, считается тяжелым, и этого должно в особенности избегать. Он должен быть справедливым при всех обстоятельствах, ибо во многих делах нужна бывает помощь справедливости, а у врача с больными - немало отношений: ведь они поручают себя в распоряжение врачам, и врачи во всякое время имеют дело с женщинами, с девицами и с имуществом весьма большой цены, следовательно, в отношении всего этого врач должен быть воздержным. Итак, вот этими-то доблестями души и тела он должен отличаться.

О благоприличном поведении.

.... 5. Поэтому должно, собравши все сказанное в отдельности, перенести мудрость в медицину, а медицину в мудрость. Ведь врач-философ равен богу. Да и немного в самом деле различия между мудростью и медициной, и все, что ищется для мудрости, все это есть и в медицине, а именно: презрение к деньгам, совестливость, скромность, простота в одежде, уважение, суждение, решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни, отвращение к пороку, отрицание суеверного страха перед богами, божественное превосходство. То, что они имеют, они имеют против невоздержанности, против корыстолюбивой и грязной профессии, против непомерной жажды приобретения, против алчности, против хищения, против бесстыдства. В ней заключается знание доходов и употребление всего того, что относится к дружбе, к детям, к имуществу. С этим познанием также соединена некоторая мудрость, так как и врач имеет многое для всего этого.

6. В особенности внедрено в его ум знание богов, ибо в различных страданиях и случаях медицина расположена почтительно относиться к богам. Врачи склоняются перед богами, ибо в медицине нет чрезвычайного могущества. И хотя они многое лечат, однако есть много такого, что превосходит их силу и делается само по себе. Но в чем медицина имеет теперь большое превосходство, будет ясно отсюда. У врачей самих есть путь к мудрости; и об этом они не думают, что это истинно; но с этим согласуются все явления, происходящие в их делах, в их преобразованиях и переменах, которые проходят через всю медицину, все то, что излечивается хирургией, что достигается уходом, лечением, диетой. Но самым главным делом должно быть знание всего этого.

7. Итак, когда все это имеется, врачу следует иметь своим спутником некоторую вежливость, ибо суровость в обращении мешает доступности к врачу как для здоровых, так и для больных. Особенно же ему должно наблюдать за самим собой, чтобы не обнажать многих частей тела и чтобы с людьми не заводить разговоров о многих предметах, а только о необходимых, ибо это считается некоторым насильственным побуждением к лечению. Ничего не надо делать ни излишнего, ни для воображения. Смотри, чтобы у тебя было все приготовлено для удобного действования как следует; иначе, когда будет нужда, то окажется неприятное затруднение.

8. В медицинском деле должно иметь прилежную заботу, со всем спокойствием, о том, что относится к ощупыванию, втиранию и обливанию, именно, чтобы все это практиковалось ловким действием рук. Что касается до корпии, компрессов, повязок, до всего того, что требуется по условию времени, лекарств, приготовленных как для ран, так и для глаз, и вообще, что касается всякого рода болезней, необходимо, чтобы у тебя были приспособлены инструменты, машины, железо и прочее, ибо недостаток всего этого приносит затруднения и вред. Пусть будет у тебя также другой, более простой, набор хирургических инструментов, приспособленный для путешествий; самый удобный - тот, который расположен в методическом порядке; невозможно ведь, чтобы врач все рассчитал.

9. Пусть у тебя хорошо держатся в памяти лекарства и средства, простые и составленные по записям, конечно, если в уме уже сложилось все то, что относится к лечению болезней, а также их виды, сколько их и каким образом они проявляются в каждом отдельном случае, ибо это составляет в медицине начало, середину и конец.

10. Имей также наготове разного рода пластыри, приготовленные для употребления в каждом отдельном случае, а также питья, способные разрешать, приготовленные по записи для каждого случая. Пусть также будут у тебя под руками все лекарства для очищения, взятые из мест соответствующих и приготовленные надлежащим образом, заготовленные для хранения по роду и величине, и то, что в свежем виде идет в употребление, и все остальное соответственным образом.

11. Когда будешь отправляться к больному, устроивши все так, чтобы не быть в затруднении и иметь в порядке то, что должно быть сделано, то, прежде чем войдешь, знай, что тебе должно делать, ибо большей частью нужда бывает не в рассуждении, а в помощи. Полезно заблаговременно на основании опыта знать то, что может случиться: это приносит славу, да и легко знать.

12. Во время прихода к больному тебе следует помнить о месте для сидения, о внешнем приличии, об одежде, о краткословности, о том, чтобы ничего не делать с взволнованным духом, чтобы сейчас же присесть к больному, во всем показывать внимание к нему, отвечать на все делаемые с его стороны возражения и при всех душевных волнениях больного сохранять спокойствие, его беспокойство порицать и показывать себя готовым к оказанию помощи. При всем этом должно держать в памяти первое приготовление; если же нет, твердо стоять на том, что предписывается для оказания помощи.

13. Часто навещай больного, тщательно наблюдай, встречаясь с обманчивыми признаками перемен; ибо легче их узнаешь и вместе с тем облегчишь себе действия, ибо непостоянно все, связанное с соками тела, и поэтому испытывает легкую перемену как от природы, так и от случая. А, между тем, если все это не узнается во время, удобное для оказания помощи, то своим напором оно пересиливает и убивает, так как не было сделано то, что могло помочь. Когда многое сразу появляется, то это дело трудное, но когда одно следует за другим, это легче и более удобно для опытного познания.

14. Должно также наблюдать за погрешностями больных, из которых многие часто обманывали в принятии прописанного им: именно, не выпивши неприятного питья или очистительных или других лекарств, они изнемогали. Но они, конечно, не сознаются в этом, и вина сваливается на врача.

15. Должно также обращать внимание на постели больных как по отношению к времени года, так и по роду и виду каждого помещения, ибо некоторые больные лежат в местах высоких, с хорошим воздухом, а другие в местах подземных и темных. Также должно избегать и удалять от них шум и запахи и особенно вина; ибо это последнее хуже всего.

16. Все это должно делать спокойно и умело, скрывая от больного многое в своих распоряжениях, приказывая с веселым и ясным взором то, что следует делать, и отвращая больного от его пожеланий с настойчивостью и строгостью, и вместе с тем утешая его своим вниманием и ласковым обращением и не сообщая больным того, что наступит или наступило, ибо многие больные по этой именно причине, т.е. через изложение предсказаний о том, что наступает или после случится, доведены были до крайнего состояния.

17. Пусть также находится при больном кто-либо из учеников, который бы наблюдал, чтобы больной исполнял предписания вовремя и чтобы предписанное производило свое действие. Но таких учеников должно набирать из числа тех, которые уже довольно успели в медицинском искусстве - так, чтобы уметь сделать то, что нужно, или безопасно что-либо предложить больному, а также и для того, чтобы от тебя не было скрыто ничто происходящее в промежутках посещений. Но ни в каком случае ничего не поручай посторонним людям, иначе, если что произойдет худое, за это на тебя посыплются упреки. Пусть не будет никакого сомнения относительно течения и исхода того, что сделано методическим путем, и это не доставит тебе порицания, и сделанное будет тебе в славу.

18. Таковы условия для приобретения доброй славы и благоприличного поведения и в мудрости, и в медицине, и в прочих искусствах; поэтому врач должен хорошо различать те части, о которых мы говорили: одну - усвоить себе навсегда, вторую - сохранять и беречь и, выполняя, передавать другим, ибо это, будучи славным, всеми людьми соблюдается. И те, которые идут этим путем, будут в славе и у родителей и у детей; если даже кто не имеет познания о многих вещах, из самых дел получит понимание.

У врачей Косской школы была высокая оценка знаний врачебно искусства, которому не может научиться любой желающий. Потому что, это искусство и это знание не есть совокупность опытных знаний и умений. Они требовали наличия особых способностей, мыслительных и нравственных, потому что самое прилежное изучение заменить их не может.

Требования к врачам-специалистам показывают родство соратников Гиппократа как классического направления античной медицины с философской традицией. Это – стремление жить и поступать согласно своим идеям.

Почему мы о Гиппократе можем говорить как о родоначальнике медицины как науки? Прежде всего, основанием для такого вывода может служить высокий уровень обобщения и логические выводы, к которым он приходит. Например, в работе « О воздухе, водах и местностях» он говорит о том, что на здоровье человека оказывают серьезное воздействие географическое положение местности, климат, характеристики воды и воздуха. Гиппократ главное значение в развитии медицины придавал опыту, который должен был быть осмыслен и выражен в определенной теории.

Таким образом, уже к IV в. до н.э. врачебное дело определило свой путь в направлении развития научного мышления и формирования медицинской теории на базе все более расширяющейся опытной практики.

Заключение.

Учения Гиппократа оказали сильнейшее влияние не только на древнюю, но и на современную медицинскую практику. В древности книги Гиппократова корпуса были переведены на латинский, сирийский и арабский языки. Ученые и натуралисты древних Греции и Рима внесли огромный вклад в развитие медицины. Они обобщили полумагические системы древнего Египта, Вавилона, Персии и в результате экспериментов, сумели перевести медицину с уровня магии и заговоров на научный уровень. Их моральные, высоконравственные устои, воплощенные в клятву и некий устав, говорят о том, что они полностью понимали и осознавали высокий груз ответственности, лежащий на них, цена которого оценивалась жизнями людей. Возможно, клятву написал и не Гиппократ вовсе, но, несомненно, она написана учениками его школы. Конечно, несовершенство техники того времени и незнание людьми фундаментальных законов естества не позволили им полностью избавиться от заблуждений в сфере человеческого тела, однако то, что было сделано, действительно заслужило того, чтобы имена ученых и простых медиков древнего мира были внесены в анналы истории.

Список используемой литературы:

1. Большая Советская Энциклопедия, 2-ое издание, том 11, 1952 года.

2. “История Медицины”, Т. С. Сорокина, 1992 год.

3. Журнал “Клиническая медицина”, № 7 за 1986 год.

4. «Врачи – философы», С. Я. Чикин, 1990 год.

5. http://www.peoples.ru/medicine/founders/gippokrat/

6. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B8%D0%BF%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82

7. http://www.krugosvet.ru/articles/27/1002780/1002780a1.htm

8. http://www.hrono.info/biograf/bio_g/gippokrat.html

9. http://www.mariamm.ru/doc_534.htm

10. http://bibliotekar.ru/426hippo/1.htm (Перевод с греческого: проф. В. И. Руднев)

Содержание:

Введение………………………………………………………………………………. 2

Биография…………………………………………………………………..3

Глава I : труды и знания.

Трактат «О древней медицине»…………………………………………………….4

Трактат «О воздухах»……………………………………………………………………4

Об Эпидемии………………………………………………………………..5

Об афоризмах……………………………………………………………...6

Учения, знания медицины, ее понимание.…………………………….6

Глава II : Соотношение медицины и религии .

Соотношение медицины и религии…………………………………….. 8

Клятва Гиппократа…………………………………………………………9

Закон………………………………………………………………………..10

О враче……………………………………………………………………..11

О благоприличном поведении….………………………………………12

Заключение ……………………………………………………………….…….. 15

Приложение:

Скульптуры и изображения Гиппократа.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий