регистрация / вход

Коллизионные Вопросы в Праве Собственности

Российский Государственный Педагогический Университет им. А.И. Герцена КУРСОВАЯ РАБОТА по международному частному праву на тему «КОЛЛИЗИОННЫЕ ВОПРОСЫ В ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ»

Российский Государственный

Педагогический Университет

им. А.И. Герцена

КУРСОВАЯ РАБОТА

по международному частному праву

на тему «КОЛЛИЗИОННЫЕ ВОПРОСЫ В ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ»

студентки IV курса факультета социальных

наук, отделения "Юриспруденция"

Искендеровой Светланы

Научный руководитель:

Борисова Ю.А.

Санкт-Петербург

2000 г.

ПЛАН:

1. Понятие вещного права и его отличие от обязательственного права;

2. Право собственности по Гражданскому кодексу Российской Федерации:

- Субъекты права собственности;

- Содержание и объекты права собственности;

- Право собственности отдельных лиц.

3. Некоторые аспекты понятия права собственности в зарубежных странах:

- Понятие и содержание права собственности;

- Объекты права собственности;

- Классификация объектов права собственности.

4. Коллизионные вопросы права собственности:

- Коллизионные вопросы, касающиеся перехода риска случайной гибели вещи по договору;

- Коллизионные нормы в Российском законодательстве.

ПОНЯТИЕ ВЕЩНОГО ПРАВА И ЕГО ОТЛИЧИЕ ОТ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА.

Нормы, регулирующие в гражданском праве имущественные отношения, подразделяются на две подотрасли этого права: вещное право и право обязательственное.

Вещное право – это «совокупность правовых норм, регулирующих такие имущественные отношения, в которых управомоченные лица могут осуществлять свои права на имущество (вещи), не нуждаясь в положительных действиях других лиц»1 .

Вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей (материальных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских правоотношений, т. е. статику имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. В этом и состоит их отличие от обязательственных прав, которые оформляют переход вещей и других объектов гражданских правоотношений от одних субъектов к другим, и от исключительных прав, объектом которых являются нематериальные результаты творческой деятельности, либо средства индивидуализации товара.

Вещные права обладают рядом признаков, которые отличают их от обязательственных прав:

1. Вещными правами признаются только такие, которые прямо предусмотрены нормами гражданского права, т. е. лицо не вправе по своему усмотрению создавать новые разновидности вещных прав (замкнутый круг вещных прав). Так участник обязательственных отношений может согласно ст.8 ГК РФ вступать в сделки, как предусмотренные, так и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему.

2. Вещное право, в отличие от обязательственного, является разновидностью абсолютного права, т. е. его обладателю противостоит неограниченный круг субъектов, на которых лежит обязанность не вторгаться в правомочия носителя вещного права, не нарушать их. Обязательственные же права относятся к так называемым относительным правам, то есть они действуют в отношении тех лиц, которые вступили в данное конкретное правоотношение. Это значит, что они имеют силу только между участниками обязательственного правоотношения (между кредитором и должником), а не по отношению к третьим лицам. «В обязательственных правоотношениях управомоченному лицу (кредитору) противостоят в качестве обязанных лиц только определенные лица – должник или несколько должников»1 .

3. Для вещных прав характерно право следования. Это значит, что вещное право следует за вещью при ее переходе к другим лицам. Так собственник вещи, выбывшей из владения помимо его воли, продолжает оставаться собственником и вправе истребовать ее из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ, за исключением случаев, предусмотренных ст. 302 ГК РФ). Также и в случае перехода права собственности на вещь к другому лицу, право залога, установленное собственником, продолжает следовать за ней.

4. Для вещных прав характерно право преимущества, в случае возникновения противоречий между вещными правами и обязательственными, приоритет всегда отдается вещным правам. Так, если у лица имеется несколько кредиторов, и они намерены наложить взыскание на его имущество, то кредитор, являющийся залогодержателем, будет обладать правом преимущества.

5. Отличительной чертой вещных прав является то, что их объектом могут служить только индивидуально-определенные вещи. Этим определяется наличие специфических способов защиты вещных прав.

В соответствии с ГК РФ в систему вещных прав входят:

а) право собственности (ст.209–215 ГК РФ);

б) иные, ограниченные вещные права (статьи 216, 292, 298, 334 ГК РФ).

Право собственности – наиболее широкое по объёму правомочий вещное право, которое предоставляет управомоченному субъекту максимальные возможности использования принадлежащего ему имущества.

Ограниченные (по сравнению с содержанием права собственности) вещные права – это различные по своему содержанию права лиц на имущество, которое является объектом права собственности других лиц. Приведенные в п.1 ст. 216 ГК РФ вещные права можно разделить на две основные группы:

1. Ограниченные вещные права по использованию чужих земельных участков, а именно:

- право пожизненного наследуемого владения земельным участком;

- право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком;

- сервитуты.

2. Ограниченные вещные права юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника:

- право хозяйственного ведения;

- право оперативного управления.

Кроме того, к ограниченным вещным правам относятся находящиеся вне перечня, закрепленного ст. 216 ГК РФ:

- права членов семей собственника жилого помещения;

- права залогодержателя на заложенное имущество.

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ПО ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ .

Право собственности является основополагающим в числе прочих вещных прав, то есть это центральный институт вещного права. Право собственности – это подотрасль гражданского права, которая представляет собой совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих отношения собственности методами и средствами гражданского права.

Правоотношение собственности имеет субъективное и объективное содержание. В объективном смысле право собственности составляет совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих отношения собственности, в соответствии с которыми возникает право собственности в субъективном смысле.

В субъективном смысле право собственности – это «закрепленное законом право конкретных субъектов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом своей властью и в своем интересе»1 . В субъективном смысле право собственности, как и всякое субъективное право, дает возможность определенного поведения, дозволенного управомоченному лицу законом. В связи с этим, можно сказать, что право собственности является наиболее широким по содержанию вещным правом, так как оно дает возможность собственнику определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества.

В объективном смысле право собственности представляет собой комплексный институт права, который охватывает все нормы права, «закрепляющие (признающие), регулирующие и защищающие принадлежность материальных благ конкретным лицам»[1] . К ним относятся определенные предписания конституционного и административно-правового характера, и даже некоторые уголовно-правовые правила, которые устанавливают принадлежность имущества определенным лицам и закрепляют за ними возможность его использования, а также предусматривают юридические способы охраны прав и законных интересов собственников. Гражданско-правовые нормы в этом институте права занимают преобладающее место.

Как любое субъективное право, право собственности проявляется через правоотношение, которое, как и всякое гражданское правоотношение включает: субъект, содержание и объект.

Субъекты права собственности .

Субъектом права собственности является собственник, которому противостоит субъект обязанности. Так как, как уже говорилось, правоотношение собственности является абсолютным правоотношением по характеру субъективных прав и обязанностей, собственнику противостоит неопределенное количество субъектов обязанности, поскольку все должны воздерживаться от нарушения принадлежащего собственнику права.

Согласно ст.212 ГК РФ в качестве субъектов права собственности могут выступать граждане, юридические лица (за исключением унитарных предприятий и учреждений, которые финансируются собственником), государственные и муниципальные образования. Не могут выступать в качестве субъектов права собственности трудовые коллективы и другие объединения граждан, которые не имеют собственного имущества, обособленного от имущества их участников, так как ГК РФ не предусматривает какой-либо «коллективной собственности».

Согласно ст. 8 Конституции права всех собственников на территории России признаются равными. Этот принцип последовательно воплощен в ГК РФ. В соответствии с п.4 ст. 212 ГК РФ права всех собственников защищаются равным образом.

Содержание и объекты права собственности .

Юридическое содержание правоотношения собственности раскрываются через совокупность субъективных исключительных правомочий собственника, то есть с помощью традиционной для русского права «триады»: владения, пользования и распоряжения (п.1 ст.209 ГК РФ).

Право владения – это «предоставленная законом возможность фактического обладания вещью и удержание ее во владении собственника»1 .

Право пользования – это «основанная на законе возможность эксплуатировать полезные свойства вещи и получать доход»2

Право распоряжения вещью – это «предоставленная собственнику вещи законом возможность путем совершения действий юридически определять судьбу вещи по своему усмотрению (продать, заложить, сдать в аренду, включая право на ее уничтожение)»3 .

В соответствии с п.2 ст.209 ГК РФ собственник вправе совершать любые действия в отношении своего имущества, если это не противоречит нормам закона, иным правовым актам и не нарушает прав и охраняемых законом интересов других лиц. А также передавать свои правомочия владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом другим лицам, оставаясь при этом его собственником. На этом принципе и основана (п.4 ст. 209 ГК РФ) такая форма реализации собственником своих правомочий, как доверительное управление, то есть возможность передать свое имущество другому лицу, что, как подчеркивает закон, не влечет перехода к доверительному управляющему права собственности на переданное ему имущество (п.1 ст. 1012 ГК РФ). В соответствии с ГК РФ доверительное управление является институтом обязательственного права, а не права собственности и тем самым отличается от института доверительной собственности, то есть траста, который предусмотрен англо-американским правом. Траст – это «сложная система отношений, при которой учредитель траста – собственник (сеттлор) наделяет своими правами управляющего (трасти), который, выступая в имущественном обороте в роли собственника, должен отдавать полученный доход выгодоприобретателю (бенефициару), действуя в его интересах»4 .

В соответствии с п.2 ст. 209 ГК РФ собственник осуществляет свои исключительные субъективные правомочия своей властью и в своих интересах.

Осуществление собственником правомочий своей властью подразумевает подчинение во владении, пользовании и распоряжении только закону, а также осуществление возможностей, предоставляемых этими правомочиями, независимо от других лиц. Другие лица вправе реализовывать правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом только в пределах, установленных собственником. Например, при сдаче имущества в аренду - арендатор вправе пользоваться, владеть и распоряжаться арендованным имуществом в соответствии с его целевым назначением и только на тех условиях и в те сроки, которые установлены собственником в договоре аренды.

Положение о том, что собственник владеет, пользуется и распоряжается имуществом в своем интересе, означает, что все другие лица вправе осуществлять указанные правомочия только в интересах собственника, хотя при этом они могут преследовать свои цели. Так, при совершении сделки купли-продажи в интересах собственника имущества, «комиссионер» преследует свой интерес, который выражается в получении вознаграждения.

В ст.210 ГК РФ подчеркивается необходимость для собственника нести бремя содержания своего имущества, если только законом или договором это бремя (или его часть) не возложены на иное лицо. Это значит, что именно собственник несет бремя финансовых расходов по поддержанию принадлежащего ему имущества в надлежащем состоянии: по капитальному, текущему ремонту, страхованию, регистрации, охране, специальному осмотру, коммунальным платежам и т.д., если иное не предусмотрено законом или договором.

Помимо бремени содержания имущества собственник несет также риск случайной гибели (при пожаре, наводнении, землетрясении и т.д.) или порчи имущества, то есть его утраты или повреждения без чьей-либо вины. По сути, этот риск является частью вышеуказанного бремени и переходит на приобретателя одновременно с возникновением у него права собственности.

Из этого правила законом или соглашением могут быть сделаны исключения: стороны могут договориться, например, о более позднем переходе риска случайной гибели вещи к покупателю, чем передача вещи в его собственность.

Итак, подводя итоги всему вышесказанному можно дать определение, что «право собственности как субъективное гражданское право есть закреплённая законом возможность лица по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, одновременно принимая на себя бремя и риск его содержания»1 .[С.Т.1] [С.Т.2]

В качестве объекта права собственности может выступать любое имущество, однако в законе могут быть определены виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности (абз.2 п.3 ст.212 ГК РФ).

В государственной собственности могут находиться любые виды имущества, в том числе вещи, изъятые из оборота или ограниченные в обороте (п.2 ст.129 ГК РФ), в отличие от муниципальной собственности, субъекты которой могут быть собственниками ограниченного в обороте имущества лишь по специальному указанию закона и не могут быть собственниками вещей, изъятых из оборота.

Право собственности отдельных лиц .

1. Право собственности граждан и юридических лиц . В соответствии с п.1 ст. 213 ГК РФ в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам. В данном случае подразумевается имущество, которое полностью изъято из гражданского оборота (перечень такого имущества определен законом – п.2 ст. 129 ГК РФ).

Согласно п.2 ст. 213 ГК РФ количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, то есть объектов права собственности, не ограничивается. Исключение составляют случаи, которые предусмотрены п.2 ст. 1 ГК РФ, то есть право собственности может быть ограничено только на основании федерального закона, в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Пункты 3 и 4 ст. 213 ГК РФ определяют права учредителей (участников) на имущество, «переданное ими в качестве вкладов (взносов) созданным ими юридическим лицам, а также на имущество, приобретенное этими юридическими лицами»1 (п.1 ст. 66 ГК РФ – «имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное хозяйственным товариществом или обществом в процессе его деятельности, принадлежит ему на праве собственности»; п.2 ст. 117 ГК РФ – «участники (члены) общественных и религиозных организаций не сохраняют прав на переданное ими этим организациям в собственность имущество, в том числе и на членские взносы»; ч.2 п.1 ст. 118 – «имущество, переданное фонду его учредителями (учредителем), является собственностью фонда»).

Таким образом, юридические лица, за исключением государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются едиными и единственными собственниками своего имущества, в том числе имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) участников (членов). При этом не возникает никакой долевой или иной собственности учредителей (участников, членов) на имущество юридического лица.

Кроме того, дополнительно подчеркивается то обстоятельство, что общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды хоть и являются собственниками приобретенного ими имущества, могут использовать его лишь для «достижения целей, предусмотренных их учредительными документами» (п.4 ст.213 ГК РФ).

2. Право государственной собственности . В качестве субъекта государственной собственности в соответствии с п.1 ст.214 ГК РФ выступают:

1. Российская Федерация – в отношении имущества, составляющего федеральную собственность;

2. Субъекты Российской Федерации (республики, края, области, города федерального значения, автономные области, автономные округа) – в отношении имущества, составляющего их собственность.

В связи с этим отнесение государственного имущества федеральной собственности и собственности субъектов РФ должно осуществляться в порядке, установленном законом. Так как такого закона нет, в настоящее время действует Постановление Верховного Совета РФ от 27.12.91. № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в РФ на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе РФ, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» / / Ведомости РСФСР. 1992. № 3. Ст.89 и «Положение об определении пообъектного состава федеральной, государственной и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности», утвержденное распоряжением Президента РФ от 18.03.92. / / Ведомости РФ. 1992. № 13. Ст.697.

От имени РФ и субъектов РФ права собственности осуществляют органы и лица, указанные в п.1 ст. 125 ГК РФ, в соответствии со своей компетенцией. Однако субъектами права государственной собственности при этом являются государственные образования в целом, то есть РФ и ее субъекты.

В соответствии с п.4 ст.214 имущество, находящееся в государственной собственности, подразделяется на две части:

- имущество, закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение, то есть на праве хозяйственного ведения и праве оперативного управления;

- имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, к которому относятся средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, составляющее государственную казну РФ, казну субъекта РФ.

В первом случае государственное имущество не может служить для обеспечения покрытия возможных долгов государства. Во втором же случае государственное имущество может быть объектом взыскания кредиторов по долгам государства.

П.2 ст. 214 ГК РФ устанавливает особый режим земли и других природных ресурсов, который определяется тем, что они составляют государственную собственность, если не находятся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований.

3. Право муниципальной собственности . В соответствии с п.1 ст.215 ГК РФ субъектом права муниципальной собственности являются городские и сельские поселения и другие муниципальные образования. Субъектами муниципальной собственности при этом являются муниципальные образования, а не их органы управления, которые в соответствии с п.2 ст.215 ГК РФ осуществляют права собственника (в пределах своей компетенции).

Согласно ст. 130 Конституции муниципальная собственность не является разновидностью государственной собственности, кроме того, ее субъекты – негосударственные образования. Однако она не относится и к частной собственности, так как ее субъекты (муниципальные структуры) – это публично-правовые образования.

Так же как и имущество, входящее в государственную собственность, имущество, входящее в муниципальную собственность, в соответствии с п.3 ст.215 ГК РФ, можно разделить на две части:

- имущество, закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение на основе ограниченных вещных прав;

- средства местного бюджета и иное муниципальное имущество, не закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляющие муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования.

В первом случае имущество не может использоваться для обеспечения возможной ответственности по долгам муниципальных образований, а во втором может.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПОНЯТИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ.

Понятие и содержание права собственности.

Классическая западная юриспруденция рассматривала право собственности как наиболее полное господство над вещью. Подобное понимание собственности было воспринято из римского частного права. Известная 544 статья Французского гражданского кодекса 1804 года определяла собственность, как «право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом…». Такое же понимание собственности отстаивает и Германское гражданское уложение, согласно которому «собственник вещи может… распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять других лиц от всякого на нее воздействия» (ст. 903 ГГУ). Сходная формулировка содержится и в Швейцарском гражданском уложении 1907 года.

Трактовка собственности как абсолютного права имела в научной литературе и другой аспект. Некоторые западные авторы, в частности, известные французские цивилисты Обри и Ро, утверждали, что собственность есть абсолютное господство лица над вещью, т.е. это отношение лица к вещи: «Вещные права являются теми, которые создают непосредственную и прямую связь между вещью и лицом»[2] - писали они. Однако большинство юристов считали и считают до сих пор, что собственность представляет собой отношения между людьми, где праву собственника вещи противостоит обязанность всех и каждого воздерживаться от воздействия на вещь. Так немецкий юрист Т. Хасс утверждает, что только то право, которое предоставляет неограниченное господство над вещью, включая бессрочные правомочия по владению, пользованию, распоряжению и управлению вещью - является собственностью. Все прочие права на вещь собственностью быть не могут.

Что касается содержания права собственности, то современные западные юристы критически относятся к известной еще римскому праву триад правомочий собственника. Некоторые авторы из Италии, Франции, ФРГ пытаются сформулировать краткое определение, подчеркнув при этом «существенное ядро» права собственности. В частности, итальянские юристы С. Пульятти и Г. Бартоломеи считают, что собственность охватывает только правомочия пользования и распоряжения. При этом, по мнению С. Пульятти, распоряжение является «крайним пределом» правомочия к праву собственности.

В связи с тем, что в настоящее время не существует единого подхода к определению права собственности, невозможно дать общее определение этого понятия. Как правило, определения права собственности отождествляются с соответствующими определениями права собственности, содержащимися в гражданских кодексах.

Современные авторы из стран общего права пытаются дать универсальное определение собственности путем составления своего рода каталога правомочий собственника. Так английский автор А. Оноре предложил определение права собственности, состоящее из следующих элементов:

- право владения, понимаемое как исключительный физический контроль над вещью или как право исключительного использования;

- право пользования или личного использования вещи, когда оно не включает два последующих правомочия;

- право управления, т.е. решать, как и кем может быть использована вещь;

- право на доход, т.е. на те блага, которые дает реализация двух предыдущих полномочий;

- право на отчуждение, потребление, трату по своему усмотрению, изменение или уничтожение вещи;

- гарантия от экспроприации или право на безопасность;

- право передавать вещь;

- бессрочность;

- запрещение использовать вещь во вред другим;

- возможность отобрания вещи в уплату долга;

- остаточный характер, т.е. существование правил, обеспечивающих восстановление нарушенного правомочия.

Конкретное право собственности может охватывать лишь некоторые из указанных элементов.

В целом, разделяя взгляд А. Оноре, западные авторы вносят в определение собственности некоторые уточнения. Так, американский юрист Л. Беккер считает, что правом собственности могут быть названы далеко не все из вышеназванных правомочий. По его мнению, наиболее фундаментальным является право на отчуждение, которое (взятое изолированно или в сочетании с другими элементами) можно рассматривать в качестве права собственности. Кроме того, Беккер относит к собственности право на владение, пользование, доход, при условии, что каждое из этих правомочий является бессрочным или к тому же гарантировано от экспроприации. Наконец, он относит к праву собственности любое сочетание элементов, указанных Оноре, если в это право входит хотя бы одно из первых пяти правомочий, содержащихся в приведенном перечне прав собственника. По подсчетам Беккера, возможно существование около 1500 вариантов понятий права собственности.

Объекты права собственности.

Исходя из классической концепции, в основе механизма имущественных отношений лежит право собственности на материальные объекты, вещи, при этом само понятие имущества приравнивается как адекватное к понятию вещи (концепция «вещественной» собственности). «Модернизация» концепции, вылившаяся в расширение круга объектов права собственности и иных вещных прав, пошла по двум направлениям.

Расширение самого понятия «вещественной» собственности произошло в ходе развития общества, научно-технического прогресса, который сопровождался резким возрастанием роли в хозяйстве новых энергетических и сырьевых источников производства. К имуществу как объекту собственности стали относить электроэнергию и газ, а позднее и другие виды энергии и сырья, выходящие за границы традиционного понимания «вещи».

Появление концепции «бестелесного имущества» стало вторым направлением в расширении круга объектов вещных прав. Под ним понимают права, имеющие стоимость и денежную оценку. Они представляют собой «идеальный» имущественный объект. Современная западная концепция собственности относит к «бестелесному» имуществу, с одной стороны, круг прав на технические и нетехнические объекты промышленной собственности (изобретения, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования и т.п.), а с другой стороны - круг прав на объекты финансовой и коммерческой собственности, которые выступают в виде прав требования из денежных и товарораспорядительных документов (облигации, векселя, чеки, паи и т.п.).

Такое разделение имущества на материальное и идеальное отражено в праве большинства стран в форме признания двух видов объектов права собственности:

- материальных;

- нематериальных.

Подобное расширение понятия объектов вещных прав вызвано новыми явлениями в производстве и экономике.

Особое значение имеет отнесение к категории «бестелесного имущества» прав из ценных бумаг и оборотных документов, которые получили наименование финансовой и коммерческой собственности.

К финансовой собственности относятся денежные бумаги (облигации, векселя, чеки и т.п.), а также документы, выражающие право участия в разного рода обществах, компаниях (паи, акции).

К коммерческой собственности относят товарораспределительные документы, выражающие право на получение товаров (коносаменты, накладные, свидетельства товарного склада).

Государство признало эти права в качестве особого рода имущественных ценностей как объектов вещного права.

В юридико-техническом смысле право собственности распространяется на документы, выражающие и закрепляющие права имущественного характера. К ним применяются правила коммерческого использования подобных документов и их отчуждения как материальных объектов собственности. Они становятся предметом купли-продажи, залога и других рыночных операций. Таким образом «бестелесные имущества», которые закрепляются за отдельными участниками хозяйственного оборота, «эксплуатируются» как самостоятельные имущественные ценности.

Классификация объектов права собственности.

Классификация объектов вещного права проводится в каждой национальной системе права. Она осуществляется в зависимости от естественных свойств объектов, поэтому основным ее критерием является деление вещей на движимое и недвижимое имущество. Под недвижимыми понимаются вещи, находящиеся в одном и том же месте, обладающие индивидуальными признаками и к тому же являющиеся незаменимыми, в то время как движимые вещи переместимы и в большинстве случаев могут быть заменены другими однородными вещами.

Является ли вещь движимой или недвижимой в международном частном праве определяется законом местонахождения вещи. Как правило, к недвижимости относят землю и непосредственно связанные с ней, т.е. неотделимые от нее вещи - здания, сооружения, растения на корню и т.д., хотя многие из них могут стать движимыми вещами и как таковые - предметом обязательств. Все остальные вещи относят к движимому имуществу.

Однако в национальных системах имеются и различия в квалификации. В основном это относится к признанию недвижимостью некоторых вещей, которые по своим естественным свойствам является движимыми, а также прав на подобные вещи.

Так французской законодательство относит к недвижимым вещам по самой их природе землю и связанные с ней строения, урожай на корню, леса и т.д. К недвижимым же вещам по их назначению закон относит машины, инструменты и сырье, используемые на предприятиях, сельскохозяйственные орудия и скот в имении и т.д., и это притом, что по своей природе они являются движимыми. Поэтому, если эти объекты выделить из состава имения, они станут движимыми. Кроме вышеназванного, под понятие «недвижимости» подпадают установленные на землю права - сервитуты, узуфрукт, ипотека. Остальные виды имущества, в том числе и так называемые «бестелесные имущества», являются движимыми.

Более узкое понятие недвижимости используется в ФРГ. Здесь недвижимостью считаются земля и составные части земельного участка, под которыми имеются в виду вещи, прочно связанные с землей, - строения, растения на корню, высаженные в почву семена, а также права, которые связаны с правом собственности на данный участок. Движимостью же признается все, что не является земельным участком или его составной частью.

В Англии и большинстве штатов США присутствуют существенные особенности в делении вещей на движимые и недвижимые. Термины «движимое» и «недвижимое имущество» применяются судами тогда, когда идет речь об отношениях с «иностранным элементом», которые регулируются частным правом, в то время как во внутренних отношениях такое деление значения не имеет.

В английском праве применительно к отношениям на национальном рынке действует исторически сложившаяся классификация имущества на реальное (real property) и персональное (personal property) в зависимости от различных форм исковой защиты. К реальному относят имущество, в отношении которого может быть предъявлен реальный иск, т.е. иск о восстановлении владения, в то время как персональным рассматривается имущество, защищаемое персональным иском, направленным на получение денежной компенсации.

Реальное имущество включает землю и имеющие с ней существенную связь объекты. К реальному имуществу относятся здания, урожай на корню, скот на ферме и т.д. При этом установление связанности с землей или строением немаловажно для признания объекта как их принадлежности. Остальное имущество относится к персональному.

В отношениях с «иностранным элементом» персональное движимое имущество делится на два класса:

- реальные движимости (chattels real);

- персональные движимости (chattels personal).

К первому классу относится аренда. А персональные движимости делятся на вещи во владении (choses in possession) и вещи в требовании (choses in action). Вещи во владении являются движимым имуществом, а вещи в требовании «неосязаемой собственностью» (intangible property), под которой понимаются денежные требования и некоторые другие объекты (права промышленной собственности и т.д.).

Во всех системах права отнесение имущества к движимому или недвижимому влечет ряд последствий.

Неодинакова форма установления права собственности и других вещных прав на эти виды имущества, а также совершения сделок в отношении них, в частности при отчуждении. Во-первых, подобные юридические акты в отношении недвижимости подчиняются гласности. Во-вторых, сделка должна быть обязательно заключена в письменной форме, как правило, нотариально удостоверенной, и зарегистрирована в специальном публичном реестре (поземельной книге, ином реестре земельных участков и зданий).

В соответствии с французским законодательством все сделки об установлении или перенесении вещных прав на недвижимое имущество должны регистрироваться в официальном реестре у «хранителя ипотек». То есть, хотя сама запись в поземельной книге не является условием возникновения права собственности, и сделки об установлении права на недвижимость действительны в отношениях между сторонами с момента их совершения, лица, не зарегистрировавшие свои права в реестре, не могут их противопоставить правам на это имущество третьих лиц ввиду отсутствия публичности сделки.

В Англии поземельная регистрация была введена не сразу, а поэтапно законами 1897, 1925 и 1975 годов. Согласно этим законам договор о продаже или ином отчуждении земли или другого реального имущества еще не порождает перехода права собственности, для этого необходим специальный акт, при осуществлении которого компетентное лицо (специальные конторы) проверяет законность сделки, а до акта передачи имущества возникают лишь отношения доверительной собственности.

В США акты о передаче вещных прав на недвижимое имущество оформляются в письменной форме и должны подчиняться определенным требованиям. В частности, они оформляются документом «за печатью», который подтверждается нотариусом или другим должностным лицом. Кроме того, в ряде штатов документы «за печатью», залоговые акты должны регистрироваться.

Что же касается сделок с движимым имуществом, для их совершения не требуются подобные формальности. Движимая вещь, как товар, предназначенный для отчуждения, часто становится объектом многочисленных перепродаж. Поэтому необходимо максимально освободить от формальностей оборот с движимыми вещами.

КОЛЛИЗИОННЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ.

Как уже говорилось, законодательство многих стран разводит понятие имущества на движимое и недвижимое имущество. Уже упоминался используемый судебной практикой и законодательством этих государств принцип, согласно которому право собственности на недвижимость регулируется законом места нахождения вещи. Этот закон определяет содержание права собственности на недвижимость, форму и условия перехода прав на недвижимость. Этот коллизионный принцип является господствующим. В отношении такой категории недвижимого имущества, как земельные участки, этот закон действует особенно жестко. В специальных реестрах и книгах ведется строгая регистрация прав собственности на землю.

Более сложно обстоит положение с движимым имуществом. Сюда относят права требования, ценные бумаги, транспортные средства, личные вещи и т.д. В различных государствах по-разному решается вопрос о значении принципа закона места нахождения вещи, не смотря на то, что в отношении режима движимого имущества этот принцип имеет решающее значение.

Считается общепризнанным, что если в каком-либо государстве вещь перешла по законам этого государства в собственность определенного лица, то в случае изменения места нахождения вещи право собственности на нее сохраняется за ее собственником. То есть признается право собственности на вещь, приобретенную за границей.

Также считается, что законом места нахождения вещи определяется и объем прав собственника. Таким образом, при перемещении вещи из одного государства в другое соответственно изменяется и содержание прав собственника. В этом случае неважно, какие права принадлежали собственнику вещи ранее - до ее перемещения в данное государство. Так право собственности на вещь приобретенную иностранцем в своей стране признается, однако содержание этого права будет определяться законом места нахождения вещи, а не законом страны его гражданства.

Существуют различные точки зрения на то, какой закон регулирует переход права собственности, если вещь приобретается не в том государстве, где она находится. Так доктрины некоторых стран высказываются в пользу применения закона места нахождения вещи, другие же наоборот отдают предпочтение личному закону собственника.

Например, в США и Великобритании довольно долгое время господствовал принцип, согласно которому права на движимость определяются личным законом собственника.

Во Франции в некоторых случаях переход права собственности на движимость определяется законом места нахождения вещи. Одновременно в наследственном праве переход имущества в порядке наследования часто определяется личным законом наследодателя. Однако сегодня принцип личного закона рассматривается скорее как исключение из правила, он продолжает сохраняться лишь в праве отдельных государств - Аргентины, Бразилии.

Таким образом, как правило, именно принцип lex rei sitae определяет, какие вещи могут быть объектом права собственности, объем и содержание прав и обязанностей собственника, а также возникновение, переход и прекращение права собственности.

Принцип закона местонахождения имеет большое значение и при разрешении вопроса защиты добросовестного приобретателя. Здесь также возникают коллизии. Это связано с тем, что вопрос о защите добросовестного приобретателя вещи против виндикационного иска со стороны собственника разрешается по-разному в различных странах.

Принцип rei sitae при разрешении данного вопроса при разрешении этого вопроса признается в странах общего права, где применяется закон местоположения вещи в момент приобретения.

Во Франции же распространено правило, согласно которому, если вещь перешла во владение добросовестного приобретателя вне территории Франции, то французский закон будет применен после того, как вещь окажется на французской территории.

Не возможно применение привязки rei sitae, когда речь идет о правах на имущественный комплекс (universitas juris), в состав которого входят и вещные, и обязательственные права, а иногда и такие исключительные права, как авторское право, право на товарный знак и т.д.

То есть универсальное правопреемство в порядке наследования не может определяться по закону местонахождения вещи. Использование этого закона в данном случае возможно, только если отказаться от универсального правопреемства в наследовании или если выделить из наследственной массы определенные вещи для подчинения их «специальному наследственному режиму» - закону местонахождения данной вещи.

Таким образом, привязка к закону местонахождения вещи не может быть использована для определения судьбы имущества иностранной организации в случае ее ликвидации. Этот вопрос может быть решен лишь по личному закону компании, чей филиал ликвидируется.

Коллизионные вопросы, касающиеся перехода риска случайной гибели вещи по договору.

Коллизионный вопрос в данном случае возникает из того, что национальное законодательство различных государств по-разному решает проблему перехода риска. В ряде стран принято использовать принцип римского права, согласно которому риск переходит на покупателя в момент совершения контракта независимо от того, переходит ли в этот момент на покупателя право собственности на проданный товар (periculum est emptoris). Этот принцип отражен в законодательстве таких стран, как Швейцария (ст. 185, ч. II, швейцарского кодекса обязательственного права), Голландия (ст. 1496 и след. ГК Голландии), Япония (§ 534 ГК Японии), в ряде законов стран Латинской Америки. В данном случае речь идет об индивидуально определенных или индивидуализированных - путем выделения из общей массы - вещах.

В законодательстве же других стран принят принцип, согласно которому риск несут собственник, т.е. принцип «res perit domino». Это значит, что момент перехода риска совпадает с моментом перехода права собственности. При этом, однако, в разных странах по-разному определяется момент перехода права собственности. Так во Франции, в соответствии со ст. 1138 ФГК, момент перехода права собственности и риска приобретателя вещи определяется моментом совершения контракта (для вещей, определенных родовыми признаками, требуется «выделение» предмета продажи по обоюдному согласию сторон).

В английском законе о продаже товаров 1863 года (ст. 20) выражен аналогичный принцип совпадения обоих моментов, за одним исключением - момент перехода права собственности определяется в соответствии с намерениями сторон по контракту (при наличии презумпции, что собственность перешла в момент совершения контракта; sec 17).

Из вышесказанного можно сделать вывод, что независимо от того, совпадают или нет указанные два момента, «переход права собственности и переход риска являются различными гражданско-правовыми категориями, только в первом случае налицо вопрос вещного права, во втором же случае речь идет о праве обязательственного характера»[3] . Это положение действует и при разрешении соответствующих коллизионных вопросов. Большинство авторов едины во мнении, что вопрос о моменте перехода риска имеет самостоятельную коллизионную привязку и этим отличается от вопроса о моменте перехода права собственности, ведь, как уже было сказано, коллизионный вопрос о переходе риска - вопрос обязательственного статута. Лишь во французской литературе принято связывать коллизионный вопрос перехода риска с коллизионным вопросом перехода права собственности и подчинять решение обоих закону местонахождения вещи.

Коллизионные вопросы отношений, касающихся момента перехода права собственности и риска, регулируются также в отдельных международных соглашениях. Так Гаагская конвенция о праве, применяемом к переходу права собственности в международной торговле товарами, 1958 года также проводит принцип самостоятельных коллизионных привязок для каждого из названных вопросов. Эта конвенция решает некоторые вопросы, касающиеся перехода права собственности, не на основании принципа lex rei sitae, а на основании обязательственного статута, то есть права, применяемого сторонами к сделке внешнеторговой купли-продажи.

Коллизионные нормы в Российском законодательстве.

В действующем российском законодательстве также существует несколько коллизионных норм, которые касаются права собственности. Основное правило содержится в ст. 164 Основ гражданского законодательства 1991 года. Эта статья закрепила ряд положений:

- установлено, что право собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находится (ч. 1 ст. 164 Основ);

- предусмотрено, что право собственности на транспортные средства, подлежащие внесению в государственные реестры, определяется по праву страны, где транспортное средство внесено в реестр;

- согласно ч.2 статьи, возникновение и прекращение права собственности на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права собственности, если иное не предусмотрено российским законодательством. То есть, если право собственности на движимую вещь возникло по закону ее места нахождения, то оно не может прекратиться в силу перемещения вещи в другую страну, где на основании действующего в ней законодательства такое право собственности не могло бы возникнуть в таком же порядке, как в первой стране.

Таким образом, коллизионным началом для решения вопросов права собственности в Российской Федерации признается закон места нахождения вещи, который, прежде всего, определяет какие вещные права возможны и каково их содержание.

Часть третья Основ предусматривает, что возникновение и прекращение права собственности на имущество, являющееся предметом сделки, определяются по праву места совершения сделки, если иное не установлено соглашением сторон. То есть за основу принимается так называемый принцип «автономии воли сторон», так как, если стороны не оговорили этот вопрос в соглашении, начинает действовать коллизионный привязка места заключения сделки (lex loci contractus). Согласно ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии со ст. 459 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором купли - продажи, риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю.

Особо оговариваются случаи, когда предметом сделки является товар в пути. Закон предписывает в этих случаях применять закон места отправки вещи. Согласно части третьей Основ, право собственности на имущество, находящееся в пути по внешнеэкономической сделке, определяется по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не установлено соглашением сторон.

Ранее уже говорилось о регулировании перехода права собственности и риска случайной гибели в зарубежных странах. Эти вопросы, несомненно, имеют большое значение в международной купле-продаже товаров. В соответствии со ст. 459 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором купли - продажи, риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю. Согласно той же статье риск случайной гибели или случайного повреждения товара, проданного во время его нахождения в пути, переходит на покупателя с момента заключения договора купли - продажи, если иное не предусмотрено таким договором или обычаями делового оборота.

В отношениях между предприятиями, к которым продолжают применяться ОУП СЭВ 1968/1988. Общие условия поставок товаров между внешнеторговыми организациями стран-членов СЭВ (1968 / 1988 гг.) решают вопрос о моменте перехода права собственности и риска случайной утраты или случайного повреждения товара с продавца на покупателя не путем применения коллизионных норм, а исходя из единых материально-правовых норм. Поэтому переход права собственности и риска имеет место:

- при железнодорожных перевозках - «с момента передачи товара с железной дороги страны продавца железной дороге, принимающей товар»;

- при водных перевозках «фоб», «сиф» и «каф» - «с момента перехода товара через борт судна в порту погрузки»;

- при воздушных перевозках - «с момента сдачи товара организации воздушного транспорта в стране продавца».

ИСТОЧНИКИ:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1. Принят Государственной Думой 21.10.1994. г. / / Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 1301;

2. "Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик». Утверждены ВС СССР 31.05.91 N 2211-1, в ред. от 26.01.96. // «Ведомости СНД и ВС СССР», 26.06.91, N 26, ст. 733;

3. Комментарий части 1 ГК РФ для предпринимателей. – М., 1995;

4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). Рук. и отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Александрова С.П. Гражданское право. Общая часть. – СПб., 1997 г.;

2. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. - М.: Международные отношения, 1994 г.;

3. Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. - М.: «Дело», 1992 г.;

4. Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. М., «Юрид. Лит.», 1975 г.;

5. Гражданское право. Часть 1. Учебник/Под. Ред. Е.А. Суханова. М., 1998 г.;

6. Гражданское право. Часть 1. Учебник/Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. – СПб., 1997 г.;

7. Гражданское и торговое право буржуазных стран. / под ред. Е. Васильевой. М., 1989 г.


1 Александрова С.П. Гражданское право. Общая часть. Уч.пособ. СПб., 1997 г., с. 224

1 Александрова С.П. Гражданское право. Общ. часть. СПб., 1997 г., с. 225 - 226

1 Александрова С.П. Гражданское право. Общая часть. Уч.пособ. СПб., 1997 г., с. 227

[1] Гражданское право. В 2 т. Том 1. Учебник/Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998 г., с.484

1 Александрова С.П. Гражданское право. Общ.часть. СПб., 1997 г., с.228

2 см. выше

3 см. выше

4 см. выше

1 Гражданское право. В 2т. Том 1.Учебник/Отв.ред.Е.А.Суханов.М.,1998. с.489

1 Александрова С.П. Гражданское право. Общ. часть. СПб., 1997 г., с.230

[2] Hartkamp A. Vers un nouveau code civil neerlandais //Revue internationale de droit compare. - № 2. - Р. 319-336.

[3] Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. М., 1975. с. 106.

[С.Т.1]

[С.Т.2]

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий