Внешнеэкономическая деятельность нефтяных предприятий

Современное состояние нефтяной отрасли, её роль в современном мире и место нефти в экономике России. Возможности российской нефтяной промышленности на мировом рынке. Степень участия государства в продвижении отечественной нефти на международной арене.

Содержание

Введение

1. Обзор современного состояния нефтяной отрасли, её роль в современном мире и место нефти в экономике России

1.1 Роль нефти в мировой экономике

1.2 Роль нефтяной отрасли в экономике России

2. Возможности российской нефтяной промышленности на мировом рынке и степень участия государства в продвижении отечественной нефти на международной арене

2.1 Роль внешней политики государства в развитии нефтяной отрасли

2.2 Роль нефтяной отрасли во внешней политике России

3. Практические аспекты рассмотрения внешнеэкономической деятельности нефтяных предприятий

Заключение

Список литературы

Введение

Современное мировое пространство характеризуется рядом тенденции, среди которых одной из ведущих является глобализация. Этот объективный процесс затронул все континенты и все страны мира. Одним из результатов процесса глобализации стало постепенное размывание границы между внешней и внутренней политикой. Другим последствием данного процесса стало повышение роли экономической дипломатии в международных отношениях. В данном направлении Россия стремится не отставать от мирового сообщества: «В предстоящий период в российской внешней политике будет неуклонно увеличиваться удельный вес экономической дипломатии. Здесь на передний план выходят такие задачи, как содействие укреплению экономики России и обновлению внешнеэкономической специализации, обеспечение полноправного участия в международных экономических организациях, помощь российскому предпринимательству в выходе на зарубежные рынки, привлечение иностранных инвестиций, решение проблем внешней задолженности»[1] . В этих условиях, особенно актуальной становится проблема учета во внешнеполитической деятельности интересов российских предприятий и в частности предприятий нефтяной отрасли, как одной из наиболее успешных и конкурентоспособных отраслей российской экономики, и одновременно одной из наиболее зависимых от мировой конъюнктуры.

Основная цель данной работы – проанализировать роль нефтяного фактора во внешнеполитической деятельности Российской Федерации. Исходя из этого, были поставлены следующие задачи: оценить современное состояние мирового нефтяного рынка и роль России на данном рынке, проанализировать роль нефтяного фактора для экономики страны, рассмотреть степень учёта интересов нефтяных компании в реализации внешней политики, а также оценить реальную и потенциальную возможность использования нефти, как инструмента внешней политики России.

В соответствии с целями и задачами была построена структура работы: I глава посвящена обзору современного состояния нефтяной отрасли, её роли в современном мире и месту нефти в экономике России; II глава ставит своей задачей оценить возможности российской нефтяной промышленности на мировом рынке и степень участия государства в продвижении отечественной нефти на международной арене.

Предмет исследования – внешнеэкономическая деятельность нефтяных предприятий, объектом исследования выступают нефтяные предприятия. Гипотеза исследования - внешнеполитическая деятельность интересов российских предприятий и в частности предприятий нефтяной отрасли как одна из наиболее успешных и конкурентоспособных отраслей российской экономики. Практическая значимость работы состоит в глубоком и всестороннем рассмотрении и изучении аспектов, освещаемых вопросов.

В работе использованы различные материалы, труды различных авторов. Прежде всего, были использованы основные документы по данной теме: Концепция внешней политики РФ и Основные положения энергетической стратегии России на период до 2020 года. Также были использованы труды министра иностранных дел РФ И. С. Иванова. Важными источниками информации стали материалы второго Российского энергетического форума, опубликованные в I номере журнала Международная жизнь за 2001 г. В работе над курсовой использовались статьи из аналитических журналов «Итоги», «Коммерсантъ Власть», «Эксперт», позволяющие отследить современную ситуацию. Наконец, огромную роль в написании работы сыграли электронные ресурсы, особенно сайты Министерства иностранных дел Российской Федерации и Совета по Внешней и оборонной политике.

1. Обзор современного состояния нефтяной отрасли, её роль в современном мире и место нефти в экономике России

1.1 Роль нефти в мировой экономике

В XX в. нефть получила название «чёрное золото». На данный момент без нефти невозможно успешное функционирование ни мировых транспортных связей, ни мировой экономики, ни мировой политики. Объём мирового нефтяного рынка сейчас составляет около «77 миллионов баррелей в сутки»[2] . Нефть была и остаётся, одновременно, и топливом для транспортных средств, и сырьём для электроэнергетики, и сырьём для химической промышленности. В этих условиях необходимо отметить ограниченность запасов нефти в мире и не равномерность их распределения. Так более 65% запасов сосредоточено в регионе Ближнего и Среднего Востока, в том числе в Саудовской Аравии 25,5% общемировых запасов. Второе место по запасам нефти занимает Латинская Америка (без Мексики) – 8,6%, третье – Африка, обладающая 7,3%. На территории СНГ расположены месторождения, составляющие 6,3% мировых запасов, из них 4,7% принадлежат России. Всего же запасы нефти, доступные для извлечения, при современном развитии техники оценивались в 1999 г. в 140 млрд. т.[3] Необходимо отметить, что себестоимость добычи нефти в разных странах не одинакова: в некоторых арабских странах она опускается ниже одного доллара за баррель, тогда как в России этот показатель гораздо выше. При этом рынок нефти в достаточной степени централизован и монополизирован. Около 40% экспорта занимает Организация Стран-Экспортёров Нефти (ОПЕК), которая включает в себя Алжир, Венесуэлу, Индонезию, Иран, Ирак, Катар, Кувейт, Ливию, Нигерию, ОАЭ, Саудовскую Аравию. Кроме ОПЕК существует также ещё несколько независимых крупных производителей: Мексика, Норвегия, Россия. Одновременно, существует несколько крупных рынков сбыта, которые нуждаются в постоянном импорте нефти. Прежде всего, это США. Несмотря на то, что они обладают достаточно большими месторождениями и ведут активную добычу (США добывали около 355 млн. т. и занимали второе место по этому показателю в мире в 1999г.[4] ), они обеспечивают лишь 53% потребностей за счёт внутреннего производства[5] . Другим крупнейшим рынком является Европа. Местные производители добывают 29% потребляемой нефти, при этом крупнейший европейский производитель Норвегия в последние годы немного сократила объёмы добычи[6] . Также важным потребителем остаётся Япония, занимающая второе место по потреблению нефти и практически не обладающая запасами данного сырья, всё большее значение приобретает Китай. В новых условиях ОПЕК, созданной в 1960ые гг. для контроля над ценами на нефть, всю труднее справляться со своей задачей. Основным способом контроля цен, который применяет ОПЕК, являются квоты, распределяемые между членами. Нефтяной рынок очень чувствителен, на него может повлиять не только объём спроса и предложений в настоящее время, но и политические события в районах, где добывается нефть. Примером такого влияния является современная ситуация, когда рынок не испытывает острой нехватки нефти, но приближающаяся война в Ираке и неустойчивая ситуация в Венесуэле не дают опуститься ценам: «Отсутствие реакции рынка аналитики объясняют, прежде всего, боязнью войны с Ираком, подготовка к которой идёт полным ходом, суровой зимой в Европе и алчностью спекулянтов. Есть ещё и другой фактор – Венесуэла, где уже более шести недель продолжается всеобщая забастовка»[7] . «Основа ценовых качелей в том, что нефть – товар с весьма неэластичным спросом и предложением. Если говорить о краткосрочной перспективе, то товаров-заменителей у нефти тоже нет»[8] . В долгосрочной же перспективе цена на нефть снижается, что выгодно, прежде всего, потребителям. Производители стремятся поддерживать цену на нефть, но не выше определённого уровня, при котором возможно изменение структуры рынка, когда становится рентабельной разработка труднодоступных месторождений или иные методы получения топлива. Например: «Начиная с 25 долларов за баррель при существующих технологиях становятся выгодны схемы синтеза жидких углеводородов из газа. Себестоимость таких проектов снижается с развитием техники, и для достаточно удалённых газовых месторождений, для которых химическая конверсия – единственное окно на рынок, она может оказаться экономически оправданной и при более низких ценах. Чем выше цена на нефть, тем больше классов месторождений становятся экономически пригодными к разработке. Северное море стало ведущей нефтеносной провинцией в 70ых гг. не потому, что до того не знали, что там есть нефть, а потому, что до 1973 г. Добыча там была не слишком доходной»[9] . Таким образом, мировой нефтяной комплекс является очень сложной системой, включающей множество различных участников: развитые страны- потребители, ОПЕК, независимые страны-экспортёры, международные нефтяные компании. Необходимо отметить, что роль нефти в мировой экономике и международных отношениях, несмотря на некоторые негативные прогнозы, не снижается.

1.2 Роль нефтяной отрасли в экономике России

Российская Федерация один из крупнейших производителей нефти в мире. «2002 г. стал для российских нефтяников самым успешным за последние десять лет. Согласно официальным оценкам, по итогам года совокупная добыча компаний составит 378 млн. т, что на 8,6% выше уровня 2001 г. (348 млн. т). Экспорт нефти из РФ в 2002 г. оценивается в 176,8 млн. т. против 162,1 млн. т в 2001 г. (рост - 9,1%). Кроме того, по предварительным итогам 2002 г., Россия поставила на мировой рынок 67,8 млн. т нефтепродуктов (63,5 млн. т. в 2001 г. при росте 6,8%)»[10] . Основное направление российского экспорта – Европа. На сегодняшний день нефтяная промышленность является, пожалуй, главной экономикообразующей отраслью: «Нефтяной комплекс России вот уже несколько десятилетий является фундаментом экономики страны с мощным народнохозяйственным эффектом, и эту роль он может в полной мере сохранить на долгосрочную перспективу. Сегодня нефтяной комплекс вносит главный вклад в формирование положительного торгового баланса, в рост валютных резервов, серьёзное увеличение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней»[11] . Именно нефтяные компании, наряду с другими представителями Топливно-энергетического комплекса (Газпром, РАО ЕЭС), являются крупнейшими в стране. «Зависимость России от цен на нефть даже сильнее, чем кажется на первый взгляд. Нефть даёт около 10% валютной выручки. Истинная дойная корова – газ, который приносит 25% валюты, но газовые цены жестко привязаны к ценам на нефть. Кроме того, следует добавить в уравнение другую важную составляющую российского экспорта – алюминий, в себестоимости которого энергия составляет более 50%, а его биржевая цена колеблется вместе с ценами на нефть»[12] . Однако в нефтяной отрасли существуют и проблемы: «Прирост добычи нефти в 2002 г., а у некоторых компаний он был рекордно высоким ("Сибнефть" - 30%, "ЮКОС" - 18%), был достигнут преимущественно за счет применения методов повышения нефтеотдачи пластов (ПНП), а не освоения новых месторождений. Более того, средне- и долгосрочный эффект применения методов ПНП еще окончательно не ясен и, по мнению некоторых специалистов, может привести к снижению объемов добычи на данных месторождениях через несколько лет». Таким образом, для экономики страны, крайне важным является политика государства в нефтяной сфере. Истоки зависимости России от экспорта углеводородного сырья появились ещё в советские годы. Нефтяные запасы обеспечивали устойчивость советской экономики. Нефть являлась важной статьёй экспорта: 16,5% экспорта РСФСР составляли нефть и газ, в некоторых других республиках эта доля была ещё больше[13] . После распада СССР нефтяная промышленность, как и вся остальная экономика, оказалась в кризисе: «Практически вдвое упала добыча нефти по сравнению с 1988 г., износ основных фондов превысил 75%, снизились темпы разведочного бурения…»[14] . Кроме того, Россия потеряла доступ ко многим месторождениям СССР: «С появлением на месте СССР новых государств возникли новые весьма сложные проблемы. Была потеряна подготовленная нашими усилиями, нашими специалистами и нашими средствами ресурсная база Казахстана, Каспия, Туркменистана (кстати, сюда сразу же устремились западные компании). Россия осталась без значительной части выходных пунктов и нефтеэкспортных терминалов. Кроме того, на пути российских нефти и газа, экспортируемых по трубопроводам в Европу, появились новые границы, что поставило под угрозу надежность поставок энергоресурсов в страны Восточной и Западной Европы»[15] . Но этот спад был не столь катастрофичен, как в других отраслях экономики, потому что: «Нефть, газ и продукты их переработки являются высоколиквидными на внутреннем и внешнем рынках товарами для всех отраслей экономики; они обеспечивают самые насущные потребности человека и используются в высокотехнологичных процессах и производствах, что обеспечивает высокий устойчивый спрос на них внутри страны и на мировом рынке. Нефтегазовый комплекс, созданный на советском этапе развития под удовлетворение потребностей милитаризованной экономики с ведущей ролью тяжелой и других энергоемких отраслей промышленности, благодаря своей избыточности (после обвального сокращения российского ВПК) смог не только длительное время в условиях острой нехватки инвестиций удовлетворять сократившийся спрос, но и дотировать важные потребности некоторых отраслей и социальной сферы»[16] . В 90ые гг. нефтяному комплексу пришлось пережить, во многом, болезненный процесс приватизации, несмотря на это роль нефтяной промышленности России выросла: «Сегодня нефтегазовый комплекс (НГК) России обеспечивает более 2/3 общего потребления первичных энергоресурсов и 4/5 их производства. НГК является главным источником налоговых (около 40% доходов федерального бюджета и порядка 20% консолидированного бюджета) и валютных (порядка 40%) поступлений государства. На долю НГК приходится 12% промышленного производства России и 3% занятых в нем»[17] . Таким образом, топливно-энергетический комплекс и нефтяная промышленность, как важнейшая его часть, после развала СССР ещё более укрепили своё положение, как ведущей отрасли экономики страны, позволяющей государству реализовывать многие социальные функции. В этих условиях политика государства в данной сфере является очень важной. Нефтяная отрасль нуждается в иностранных инвестициях и новых рынках сбыта, и государство способно помочь их обеспечить. Необходимо отметить, что государство является активным участником нефтяного рынка: «Крупнейшая в мире компания по транспортировке нефти «Транснефть» представляет собой государственный холдинг, объединяющий 20 дочерних предприятий, занимающихся перекачкой нефти, диагностикой, строительством, ремонтно-восстановительными, научно-исследовательскими, проектно-конструкторскими и другими работами. Протяжённость системы магистральных нефтепроводов, обслуживаемых компанией, составляет 47,3 тыс. километров. В её состав входит 393 нефтеперекачивающие станции с резервуарным парком общей ёмкостью 12,8 млн. кубометров. По магистральным нефтепроводам «Транснефти» перекачивается практически вся добываемая в России нефть»[18] . Таким образом, государство обладает важнейшим элементом контроля, который позволяет ему контролировать экспорт, добычу, а значит и цены на нефть. Государственная собственность на трубопроводы позволяет правительству, одновременно, использовать преимущества конкуренции и частной собственности (большая мобильность, больший интерес иностранных инвесторов) и сохранять элементы государственного надзора и регулирования (подобные схемы используются во многих странах ОПЕК). Это позволяет ограничивать вывоз нефти, когда данная мера необходима, а также вести постоянный контроль над деятельностью компаний, что теоретически должно свести к минимуму возможность нефтяным компаниям ухода от налогообложения. С другой стороны существует проблема расширения трубопроводных сетей. На сегодняшний день возможности существующих средств транспорта практически все задействованы, что мешает развитию нефтяной отрасли. «Транснефть» работает над расширением своих сетей, в частности была введена в строй Балтийская трубопроводная система, проектируется нефтепровод в Восточной Сибири: «После распада СССР и появления на нефтяном рынке множества компаний, в том числе и частных, стало очевидным, что российская естественная монополия «Транснефть» является наиболее подготовленной в техническом отношении компанией, способной к выполнению функций формирования и развития нефтепроводной системы»[19] . Однако «Транснефть» не всегда успевает отвечать на потребности нефтяного комплекса: «Только в этом году избыток нефти, которую не сможет переварить система «Транснефти», с учётом транзита составит 40-45 млн. тонн. Между тем добыча в России, подстёгиваемая ценами, растёт впечатляющими темпами, по 8-9% в год в течение последних трёх лет. Спрос на нефть весьма высок, и лишними дополнительные поставки из России на мировом рынке явно не окажутся. Например, США неоднократно официально заявляли, что желали бы разбавить свою «нефтяную корзину» поставками из России»[20] . Нефтяные компании не раз заявляли, что готовы сами строить нефтепроводы, но правительство отказывается поддержать их проекты, так как трубопроводы – один из главных инструментов регулирования рынка. В общем, необходимо отметить, что Россия была и остаётся одним из крупнейших участников мирового нефтяного рынка, а для самой России нефтяная промышленность является одной из ключевых отраслей экономики, которая может стать «локомотивом» дальнейшего развития страны: «Расчеты свидетельствуют, что: - каждый рубль дополнительного производства продукции НГК увеличивает ВВП страны на 1,5-1,6 руб.; - каждый рубль дополнительных капиталовложений в НГК обеспечивает 1-2 руб. или более (в зависимости от типов нефтегазовых проектов - освоения месторождений, строительства трубопроводов и пр.) прироста национальной экономики; - косвенный эффект для страны от развития НГК (через обеспечение платежеспособного спроса на продукцию сопряженных отраслей с последующими налоговыми, социальными и прочими эффектами от этих отраслей) существенно - по ряду нефтегазовых проектов двукратно и более - превышает прямой эффект развития НГК (в виде добытой нефти и налогов с нее); - помимо создания новых рабочих мест непосредственно в проектах НГК их реализация обеспечивает прирост косвенной занятости в связи с появлением новых потребностей в промышленном и потребительском секторе, многократно превышающих прирост прямой занятости по проектам НГК; - основной эффект от развития НГК государство получает не в "добывающих", а в "машиностроительных" регионах. Расчеты на некоторых конкретных проектах показали, что совокупный, т. е. прямой плюс косвенный, эффект для Российского государства от реализации ряда новых нефтегазовых проектов (в расчет брались проекты освоения месторождений на условиях соглашения о разделе продукции (СРП)) распределяется между федеральным бюджетом, бюджетом "добывающего" региона и бюджетами "машиностроительных" регионов в пропорции от 20:30:50 до 30:30:40 в случае проектов на суше и от 40:20:40 до 50:20:30 в случае проектов на шельфе. Таким образом, косвенный эффект для страны от развития нефтегазового комплекса существенно превышает прямой эффект его развития, при этом основной суммарный эффект государство получает не в "добывающих", а в «машиностроительных» регионах»[21] .

2. Возможности российской нефтяной промышленности на мировом рынке и степень участия государства в продвижении отечественной нефти на международной арене

2.1 Роль внешней политики государства в развитии нефтяной отрасли

Продукция нефтяной отрасли составляет значительную часть внешнеторгового оборота России. Нефтяная промышленность остаётся одной из наиболее прибыльных отраслей российской экономики, более того после спада первой половины девяностых она начинает возвращать свои позиции на мировом рынке. Однако на пути развития российской нефтяной промышленности существует множество проблем. Доля мирового рынка, которая принадлежала СССР распределилась между другими производителями. Традиционные потребители российской нефти – европейские государства стремились сократить уровень нефтяной зависимости от российских производителей, предпочитая использовать норвежскую и ближневосточную нефть. Сегодня мы можем наблюдать рост интереса к российской нефти, причём со стороны стран, которые раньше не закупали российскую нефть: «…в 2002 г. для российских нефтяников открылись и некоторые новые перспективы на внешних рынках в связи с тем, что с целью повышения своей энергетической безопасности западные государства, в том числе США, взяли курс на диверсификацию источников импорта энергоносителей. В июле 2002 г. в США прибыл первый танкер с российской нефтью, поставленной "ЮКОСом". А в октябре 2002 г. американская компания Marathon Oil Co. и "Роснефть" подписали соглашение о намерениях по созданию совместной компании Urals North American Marketing (UNAM) для поставок в Северную Америку российской нефти марки Urals. Ожидается, что новая компания начнет свою работу в третьем квартале 2003 г. и будет поставлять в США не менее 100 тыс. баррелей в день»[22] , Китай ранее не входил в число крупнейших импортёров топлива, но бурный экономический рост привёл и к росту потребностей в энергетических ресурсах – сейчас Китай занимает третье место по потреблению нефти после США и Японии (по прогнозам к 2020 г. КНР выйдет на первое место по импорту нефти – «до 400 млн. тонн»[23] ). Российские компании проявляют интерес к китайским предприятиям по добыче нефти, с другой стороны китайские компании заинтересованы в капиталовложениях в российскую нефтяную отрасль (можно вспомнить стремление представителей китайской нефтяной промышленности участвовать в аукционе по продаже Славнефти), одновременно, в российском правительстве рассматривается проект строительства нефтепровода между Ангарском и китайским городом Дацин. Появление новых стран, заинтересованных в импорте российской нефти, неожиданно принёсло новые проблемы: так сейчас в правительстве рассматриваются сразу два проекта нефтепровода в Восточной Сибири Ангарск –Дацин и Ангарск –Находка. Первый поддерживает Китай, второй Япония. Обе страны готовы участвовать в строительстве «своих» нефтепроводов и заинтересованы в поступлении нефти из Восточной Сибири. В этих условиях перед правительством встаёт сложная дилемма – с одной стороны КНР наш стратегический и торговый партнёр и его вариант трубопровода дешевле, с другой строительство нефтепровода до Находки и экспорт нефти в Японии сулит расширение возможности привлечения японских инвестиций и последующую возможность выхода и на другие рынки (морем), кроме того, Япония собирается закупать, по крайней мере, на 20 миллионов тонн нефти в год больше (50 млн. тонн в год против 30[24] ). «Однако перспективы российских нефтяников на американском, японском и других новых рынках весьма ограничены как издержками транспортировки отечественной нефти, так и необходимостью значительных инвестиций в соответствующие проекты»[25] . Необходимо отметить, что государство, владеющее практически всеми трубопроводами, обладает исключительными возможностями по выбору наиболее приоритетных направлений развития нефтяной отрасли.

Участие государства в регулировании нефтяной отрасли не исчерпывается управлением экспортными потоками: так после покупки акций ТНК BritishPetroleum, представители компаний, которые участвовали в сделке, не раз заявляли о том, что они консультировались с высшим руководством страны. В этой связи необходимо отметить проблему привлечения иностранных инвестиций: «…гораздо менее известна нарастающая зависимость нашего нефтегазового комплекса от притока капиталовложений, и в том числе иностранных инвестиций. Сейчас уже невозможно анализировать состояние и пути развития комплекса в отрыве от обеспечения его потребностей в основном и оборотном капитале. Ныне это вопрос большой государственной политики, как внутренней, так и внешней. По проблемам обеспечения нефтегазового комплекса инвестициями постоянно ведутся переговоры с зарубежными партнёрами, подписываются сотни двусторонних и многосторонних соглашений»[26] . Необходимость таких переговоров вызвана узостью рынка внутренних заимствований и потребностью нефтяной отрасли в обновлении материальной базы: «Динамика развития НГК России такова, что потребность нефтегазодобывающих компаний в инвестициях составляет порядка 17-20 млрд. долларов в год. По подсчётам, только поддержание добычи нефти в объёме 300 млн. тонн потребует 3-3,5 млрд. долларов США в год. Для реализации утверждённой правительством масштабной программы развития национального ТЭК нужны стратегические вложения»[27] . В этой связи показателен вывод из Совета по оборонной политике: «Россия является, наверное, единственной крупной страной, не имеющей хоть сколько-нибудь эффективной системы информационного воздействия на внешний мир, защиты и улучшения облика страны, ее бизнеса. И это в условиях, когда позитивное представление о стране является растущим по важности элементом влияния, во многом определяющим потоки инвестиций»[28] . Таким образом, необходимо отметить, что государственная политика в данном направлении развивается пока недостаточно интенсивно, на переговорах с иностранными государствами вопрос инвестиций в российскую нефтяную отрасль затрагивается недостаточно часто. Между тем в Концепции внешней политики Российской Федерации одним из приоритетов называется: «содействовать привлечению иностранных инвестиций в первую очередь в реальный сектор и приоритетные сферы российской экономики»[29] . Безусловно, нефтяная промышленность является приоритетной сферой российской экономики, так как вносит огромный вклад в бюджетные поступления и валютную выручку страны, тем более, что в одном из проведённых исследований среди сфер, в которых Россия может рассчитывать на реальное укрепление своих позиций на мировом рынке больше всего экспертов (70%) ответили, что в сфере нефти и газа[30] , поэтому можно считать справедливыми замечания, что: «Российская внешняя политика отстает от потребностей страны в новом мире, является излишне традиционалистской, не поспевает за новыми вызовами и, главное, не обеспечивает в должной мере использование открывающихся возможностей»[31] . В этой связи важным событием стало появление Энергетической стратегии России до 2020 г., где отдельная глава посвящена внешней энергетической политики. Среди приоритетных задач внешней энергетической политики выделено: «содействие привлечению зарубежных инвестиций в российский энергетический сектор»[32] . Основными мерами по решению данного вопроса предлагаются: «поддержку проектов по активизации привлечения иностранного капитала в Россию; - развитие новых форм международного сотрудничества в энергетике, научно-техническом сотрудничестве»[33] .

Реформы нескольких последних лет, в том числе в налоговой области, а также покупка акций ТНК компанией BritishPetroleum привели к улучшению инвестиционного климата в России и дали повод надеяться на более активную поддержку со стороны государства на защиту интересов российских предприятий нефтяной отрасли. Тем более, что существуют примеры такой поддержки: вопрос энергетического сотрудничества рассматривался на встрече президентов России и США в мае 2002 г. в Санкт Петербурге, государство участвовало в продвижение отечественных нефтяных компаний в Ираке. Несмотря на то, что позже Ирак отказался от обязательств по договорам с ЛУКОЙЛом, данный проект можно рассматривать, как позитивный опыт поддержки отечественных компаний за рубежом. Необходимо отметить, что за последние несколько лет российские компании сумели серьёзно расширить свою экспансию на мировые рынки, причём растёт не только экспорт нефти и нефтепродуктов, но и приобретается инфраструктура: автозаправочные станции, нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), нефтяные компании и т.д.: «В 2002 г. российские компании продолжили свою борьбу за ряд зарубежных НПЗ и объектов транспортной инфраструктуры, причем не только с иностранными конкурентами, но и между собой. В частности, в июне 2002 г. "ЮКОС" получил крупный пакет акций Мажейкяйского нефтеперерабатывающего завода, чего он добивался около трех лет. Российские нефтяники ведут активную кампанию с целью приобретения нефтеперерабатывающих мощностей и лицензий на разработку месторождений не только в странах ближнего зарубежья, но и в Восточной Европе, на Ближнем и Дальнем Востоке, а также в Латинской Америке»[34] . Большинство таких сделок заключается компаниями самостоятельно без активного участия государства. Важнейшим нефтяным партнёром России были и остаются страны Европы, при этом на европейском направлении у России существует ещё потенциал роста, связанный, в том числе и с тем, что в западных державах нарастает недоверие к партнёрам на Ближнем и Среднем Востоке, вызванное подозрениями в поддержке ими исламистских террористических группировок: «…Евросоюз является ярко выраженным импортёром энергетических и сырьевых товаров. В свою очередь российская внешняя торговля преимущественно ориентирована на экспорт этих товаров, и такое положение вряд ли изменится в ближайшие годы. А следовательно, сохраняется высокий потенциал рынка ЕС для России, равно как и возможность поддерживать положительное сальдо в торговле с Евросоюзом»[35] . При этом необходимо учитывать, что Европа и в первую очередь ЕС является не только важнейшими потребителями, но и крупнейшими инвесторами, что ещё раз подтвердила последняя сделка между ТНК и BritishPetroleum: «Важнейшая сфера партнёрства с Евросоюзом – инвестиционное сотрудничество. ЕС является ведущим инвестором в российскую экономику. Несмотря на трудности и потери, вызванные событиями последних лет, европейские инвесторы не намерены уходить с российского рынка. По данным Госкомстата России, по состоянию на 1 июля 1998 года общий объём накопленных инвестиций европейских стран в экономику России составили около 21,3 млрд. долларов, или более 79% от всего объёма накопленных в Российской Федерации иностранных инвестиций. Прямые инвестиции, поступившие из европейских стран, составляют 5, 34 млрд. долларов, или 62% от общего объёма прямых инвестиций, накопленных в российской экономике… …Наибольшую активность европейские инвесторы проявляют в сфере добычи нефти и газа»[36] . Таким образом, можно говорить о тесном сотрудничестве российских и европейских компаний в области нефтяной промышленности, которая может стать основой для укрепления, в том числе и политического партнёрства и стать своеобразным катализатором интегративных тенденций.

2.2 Роль нефтяной отрасли во внешней политике России

В XX веке огромную важность во внешней политике приобрел учёт экономического могущества страны. С 70-х гг. прошлого столетья начал проявляться нефтяной фактор в международных отношениях, появился новый термин – энергетическая дипломатия. В СССР активно использовали нефть, как фактор экономического давления: «Практически свободный доступ к наиболее эффективным, но дешевым советским энергоресурсам (вначале - к нефти, а затем и к природному газу) по сути стал одним из основных факторов развития социалистической экономической интеграции стран - членов СЭВ, формирования мировой социалистической системы в целом. Через экспорт энергоресурсов, через строительство десятков крупнейших объектов электроэнергетики и нефтяной промышленности, через другие аспекты энергетического фактора СССР оказывал огромное влияние на политику не только социалистических стран, но и многих других государств Азии, Африки и Латинской Америки (например, Алжира, Анголы, Египта, Индии, Ирака, Йемена, Ливии и др.), на мировую энергетическую ситуацию в целом. В свою очередь, внешнеэкономические и внешнеполитические аспекты играли заметную роль в формировании всей государственной энергетической политики, неизменно учитывались при разработке пятилетних планов и долгосрочных программ развития ТЭК страны, а также генеральных схем развития и размещения производительных сил и других предплановых документов. Особое внимание при этом уделялось вопросам социалистической экономической интеграции стран - членов СЭВ в решении ими топливно-энергетической проблемы, долгосрочному планированию и прогнозированию экспорта энергоресурсов и его экономической эффективности, влиянию внешнеэкономических связей и международной экономической интеграции как на развитие собственно отраслей ТЭК, так и на региональную экономику в целом»[37] . На современном этапе взаимодействие внешнеполитических ведомств России и нефтяной отрасли не должны исчерпываться помощью государства в развитии предприятий, нефтяная промышленность способна стать весомым инструментом в решении внешнеполитических задач: «Учитывая, что изменились возможности страны влиять на внешних партнеров (централизованные ресурсы государства стали минимальными), потребовалось создать новый эффективный инструмент воздействия, соответствующий новым рыночным и изменившимся геополитическим реалиям. И такой инструмент был создан: это мощные интегрированные компании, не уступающие ни в чем зарубежным аналогам. В нефтяной промышленности уже к концу 1995 года было завершено формирование таких компаний, как "ЛУКОЙЛ", "ЮКОС", "Сургутнефтегаз", "СИДАНКО", "Славнефть", "Коми-ТЭК", "ОНАКО", "Роснефть", и образованы новые - "Тюменская нефтяная компания", "Сибирская нефтяная компания" и др.»[38] . Таким образом, нефть способна стать важным фактором внешней политики России: «На новом витке развития России энергетический фактор может и обязан укрепить международное влияние страны, укрепить с большим политическим и экономическим эффектом посредством более жесткой, гибкой, продуманной политики и соответствующих ей механизмов. Однако последовательная внешняя энергетическая политика России до сих пор до конца не сформирована, в этой сфере преобладают импровизации. Этим успешно пользуются наши конкуренты, которые, как правило, хорошо организованы»[39] .

Анализируя настоящее состояние российской дипломатии, можно говорить о первых шагах по использованию нефтяных возможностей России во внешней политике. Можно говорить о значении энергетической дипломатии в укреплении связей со странами СНГ. Наряду с газом (цены на который зависят от цен на жидкое углеводородное топливо), нефть является важным фактором развития отношений с Украиной и Белоруссией, их нефтяная зависимость от России делает их политику более предсказуемой по отношению к нашей стране, и позволяет Российской Федерации более эффективно влиять на них. Российские компании пытаются расширить своё участие в разработке месторождений нефтедобывающих государств СНГ, кроме того, значительная часть нефти из данных государств транспортируется на рынки сбыта через территорию России. Несмотря на попытки создать систему доставки топлива в обход России, отказаться от транзита нефти по территории РФ они пока не способны. Данный факт делает их зависимыми от позиции России и даёт нашей стране дополнительные рычаги воздействия на них. Нефтяные инструменты всё активнее задействуются на постсоветском пространстве. После кризиса первой половины девяностых Россия строит отношения со странами СНГ на началах рационализма и прагматизма, и в этих условиях нефтяной фактор приобретает особое значение в нашей внешней политике. Можно говорить о том, что сейчас инструменты нефтяного давления стали использоваться не только в рамках Содружества: строительство Балтийской трубопроводной системы позволило России экспортировать нефть в обход Прибалтики, что, безусловно, вызвало недовольство стран данного региона, но с другой стороны избавило Россию от зависимости от политики Латвии и Литвы и придало дополнительный вес нашей позиции на переговорах с данными странами.

На переговорах с США и Россией, кроме подписания документов, по ставшим уже традиционными темам борьбы с терроризмом и сокращении стратегических наступательных потенциалов, всё чаще прослеживается тенденция на увеличение роли нефтяного фактора. Взаимодействие в данной сфере развивается стремительными темпами: в 2002 г. на встрече в Санкт – Петербурге президентами РФ и США была подписано Совместное заявление о новом российско-американском энергетическом диалоге, а сейчас всё активнее ставится вопрос о поставках российской нефти в США: «Об этом говорили и министр торговли США Дональд Эванс, и министр энергетики Спенсер Абрахам, и даже сам президент Джордж Буш»[40] . Такое сотрудничество укрепляет наше стратегическое партнёрство с США, особенно его экономическую составляющую, даёт дополнительный импульс развития нефтяной отрасли, позволяя диверсифицировать поставки, и заставляет США учитывать нашу позицию по международным вопросам, не только как мнение постоянного члена Совета Безопасности ООН, страны, обладающей ядерным оружием, и участника «большой восьмёрки», но и как одного из гарантов их энергетической безопасности. Регулярно поднимается вопрос энергетического сотрудничества на переговорах с представителями ЕС. Россия обеспечивает 32% потребления нефти в Европе[41] , поэтому постоянный диалог с нашей страной по данному вопросу для ЕС крайне важен. Нефть – важнейший элемент российского экспорта в Европу, поэтому Россия имеет возможность использовать свой энергетический потенциал для укрепления связей с ЕС, большей экономической интеграцией со странами Европы, обеспечения более эффективного решения политических вопросов. С другой стороны, наблюдается зависимость российских нефтепроизводителей от поставок в Европу, что снижает возможности России в данном регионе, поэтому требуется диверсификация потоков российского нефтяного экспорта.

На азиатском направлении спрос на российскую нефть пока превышает возможности российских компаний по обеспечению данного рынка топливом, требуется. Поставки российского углеводородного сырья может принести не только очевидный положительный эффект: расширение производства, рост капиталовложений со стороны иностранных партнёров, диверсификация рынков сбыта продукции, но и таит в себе не малые опасности. Последние переговоры по строительству трубопровода в Восточной Сибири показали, что не учёт интересов одной из стран (Япония, Китай) при выборе направления экспорта нефти может привести к падению инвестиционной привлекательности России, снижению или, как минимум, не увеличению возможностей экономического взаимодействия, а также возможным политическими действиями, направленными против интересов России. Однако грамотная политика в данном регионе может привести к получению Россией ощутимых экономических выгод и укреплению позиций нашей страны на международной арене. В общем, можно сказать, что потенциал нефтяного фактора в Азии российской дипломатией используется недостаточно эффективно, как и потенциал российских нефтяных компаний, однако в последнее время ситуация начала меняться в позитивную сторону.

Первые шаги российских нефтяных компаний на рынке Латинской Америки, связанные с попытками покупки нефтеперерабатывающих мощностей в данном регионе, в будущем могут привести к увеличению роли Латинской Америке в российской внешней политике и увеличению роли России в этом районе мира. Необходимо учитывать, что данный регион находится под доминирующим влиянием США, которое вряд ли кто-либо сможет оспаривать, но увеличение влияние России в этом регионе путём усиления участия российских компаний в местной нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности. Однако это вопрос долгосрочной перспективы, требующий долгой работы в данном направлении и серьёзных капиталовложений.

Ещё одним аспектом внешней политики России, связанным с нефтью, является взаимоотношения РФ с нефтедобывающими странами, в первую очередь со странами ОПЕК. Долгое время эти отношения находились в замороженном состоянии и грозили перерасти в конфронтацию, после начала роста российской нефтедобычи во второй половине 90ых гг. Однако во время кризиса 2001 г. российскому правительству удалось договориться с ОПЕК и заставить отечественные компании снизить уровень добычи с целью поддержании цены на нефть. Таким образом, Россия доказала свою способность договариваться в кризисных ситуациях с ОПЕК, но уровень взаимодействия в обычной ситуации ещё недопустимо низок. И хотя в общем можно говорить о постепенном росте взаимопонимания, нельзя говорить о полностью согласованной позиции производителей, в отличие от позиции потребителей, которая заключается в снижении цен на нефть в долгосрочной перспективе и снижении зависимости от стран экспортёров. Отсутствие единой точки зрения снижает возможности производителей по манипуляции рынком и уменьшает возможности эффективно использовать нефтяную составляющую энергетической дипломатии, что негативно сказывается, в том числе и на внешней политике России.

3. Практические аспекты рассмотрения внешнеэкономической деятельности нефтяных предприятий

В 2005 г. производство нефти в России составило примерно 300 млн. т, в 2006 г. оно достигло почти 400 млн. т. Около 3/4 российских нефтяных запасов расположены в Западной Сибири. Достаточно большие запасы обнаружены на севере Европейской части России. Крупнейшие российские нефтяные компании – ТНК, «ЛУКойл», ЮКОС, «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» - располагают запасами нефти почти в 13 млрд. т.

Таблица 1 - Мировые запасы нефти, ее производство и потребление в международных сопоставлениях (в % к мировым)

Запасы Производство Потребление
Россия 5 10 4
США 3 10 26
Китай 2 1 7
EU15 1 4 18
EU25 1 4 20
Ближний Восток 65 30 6
Северная и Латинская Америка 15 28 37
ОЭСР 8 28 62
ОПЕК 78 41 н.д.
Источники: BP Statistical Review of World Energy. L., 2006, расчеты - К. Лиухто

Более чем 100 компаний добывают нефть в России, но подавляющая часть добычи фактически находится в руках 10 вертикально интегрированных компаний[42] , их объем производства составляет приблизительно 350 млн. т – 90% производства нефти в России. Две самые крупные компании – «ЛУКойл» и ЮКОС производят около 40% нефти (см. табл. 2).

Некоторые иностранные нефтяные корпорации также начали свою деятельность на российском рынке. В 2006 году суммарный объем производства иностранных компаний достигал 6-7% российского[43] . Прямые иностранные инвестиции в топливно-энергетический сектор российской экономики составляли около 10% их общей суммы[44] . Главные зарубежные игроки в российском нефтяном бизнесе (в алфавитном порядке) – Agip, BritishPetroleum, BritishGas, ChevronTexaco, Conoco, ExxonMobil, NesteOy, NirskHidro, McDermott, Mitsubishi, Mitsui, RDShell, Statoil и TotalFinaElf[45] .

Таблица 2 - Нефтяные запасы ведущих российских компаний (по состоянию на 2006 г.)[46]

Компания Запасы нефти, млн. т Доля государственной/ региональной собственности, %
"ЛУКойл" 3344 14 (сейчас 8)
ЮКОСв 2607 0
"Сургутнефтегаз" 1504 1
ТНК[47] 3707 0
"Татнефть" 841 33 (Татарстан)
"Сибнефть"[48] 753 0
"Роснефть" 1573 100
"Башнефть" 365 65 (Башкортостан)
"Славнефть"[49] 286 75 (сейчас 0)

Сырая нефть и нефтепродукты составляют примерно 40% суммарного экспорта России, нефть – существенный источник доходов бюджета. Российская Федерация выступает как один из ведущих операторов в международном нефтяном бизнесе, являясь крупнейшим чистым экспортером нефти после Саудовской Аравии. Россия, Норвегия и Мексика – единственные страны, не входящие в ОПЕК, среди 10 крупнейших чистых экспортеров мира. В 2006 г. Россия экспортировала приблизительно 145 млн. т сырой нефти и 50 млн. т нефтепродуктов. С 2006 г. экспорт нефти и нефтепродуктов начал расти, и за период с 1996 г. фактически удвоился. По прогнозам Министерства энергетики РФ, экспорт сырой нефти увеличится почти до 300 млн. т в 2010 г.

Таблица 3 - Производство сырой нефти 10 ведущими российскими компаниями (млн. т)

1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2006 г. 2006 г. 2006 г.
"ЛУКойл" 50,9 53,4 53,7 53,4 69,1 73,0 78,2
ЮКОС 35,3 35,6 34,1 34,2 49,5 58,1 72,8
"Сургутнефтегаз" 33,3 33,9 35,2 37,6 40,6 44,0 49,2
ТНК 21,5 21,0 19,7 20,1 28,6 40,6 38,0
"Сибнефть" 18,7 18,2 17,3 16,3 17,2 20,6 26,3
"Татнефть" 23,7 23,2 24,4 24,4 24,3 24,6 24,2
"Славнефть" 12,9 12,3 11,8 11,9 12,3 13,5 16,2
"Роснефть" 13,0 13,4 12,6 12,6 13,5 14,9 16,0
"Сиданко" 20,8 20,3 19,9 19,6 13,0 16,0
"Башнефть" 16,3 15,4 12,9 12,3 11,9

Рост экспорта сырой нефти сдерживается транспортными «узкими местами», поэтому российские нефтяные корпорации надеются на увеличение экспорта нефтепродуктов в будущем. Но в настоящее время главный вопрос экспорта российских нефтепродуктов – их низкое качество. Страна все еще отстает в производстве дизельного топлива с низким содержанием серы, использование которого будет обязательным в ЕС, начиная с 2005 г.

Подавляющая часть российской нефти уходит за пределы постсоветского пространства (см. табл. 3). Доля чистого экспорта в страны дальнего зарубежья повысилась с 53% в 1992 г. до 86% в 2006 г. Главные страны-импортеры – Великобритания, Франция, Италия, Германия и Испания. В настоящее время экспорт нефти в США сдерживает то обстоятельство, что издержки транспортировки российской нефти в эту страну значительно выше, чем у ближневосточных производителей.

В 2006 г. 55% российской нефти экспортировалось морским путем, 40 – через трубопровод «Дружба» и приблизительно 5% - железнодорожным транспортом. Главный экспортный маршрут российской нефти на Запад – трубопровод «Дружба» с номинальной пропускной способностью 60 млн. т. «Труба» пересекает Белоруссию, разделяясь на северную и южную ветви. Северная идет через Белоруссию и Польшу в Германию. Южная пересекает северную Украину и проходит через Венгрию и Словакию, заканчиваясь в Чехии. Северная магистраль сейчас загружена полностью, в то время как южная имеет запас пропускной способности, и поэтому Россия стремится увеличить ее мощность, соединив южную ветвь «Дружбы» с трубопроводом «Adria». Последнее предоставит российским экспортерам нефти прямой доступ к Адриатическому морю, где танкеры могут быть загружены в глубоководном порту Омисал. Глубина порта позволяет заходить в него танкерам водоизмещением до 500 тыс. т, что делает экспорт в США экономически целесообразным. Другое преимущество порта Омисал – меньшее расстояние до американских портов. Единственная альтернатива, которая обещает более низкие издержки транспортировки российской сырой нефти в западноевропейские страны и США – строительство Мурманского порта.

Балтийская трубопроводная система (БТС) включает 450-километровый трубопровод от Харяги (Ненецкий автономный округ, Архангельская область) до Усы (Республика Коми), трубопроводы Уса-Ухта, Ухта-Ярославль и Ярославль-Кириши, а также трубопровод Кириши-Приморск. БТС находится в собственности «Транснефти».

В сентябре 2006 г. было закончено строительство трубопровода Суходольная-Родионовская. Эта 250-километровая магистраль позволяет российским нефтяным компаниям транспортировать нефть до Новороссийского экспортного нефтяного терминала, не используя ветвь, проходящую по украинской территории, что дает возможность российским компаниям избежать высокой платы за транзит и нелегальной откачки нефти. Пропускная способность трубопровода - примерно 16-25 млн. т.

Помимо западных маршрутов Россия стремится развивать трубопроводную сеть на Востоке. ЮКОС строит трубопровод длиной 1700 км и пропускной способностью 25-30 млн. т от Ангарска до Дацина в Маньчжурии.

ExxonMobil - оператор проекта "Сахалин-1" - выступает за строительство 250-километрового подводного трубопровода через Татарский пролив до порта Де-Кастри на российском материке, что позволит наращивать экспорт нефти в азиатские страны. Слабое место проекта кроется в том, что Де-Кастри не является незамерзающим портом. Пропускная способность и терминала, и трубопровода должна достигнуть 12-15 млн. т.

Консорциум "Сахалин-2", возглавляемый RDShell, планирует экспорт нефти в Японию, Южную Корею и Тайвань. Для этого нужно построить 800-километровый трубопровод через весь Сахалин к свободному ото льда порту Пригородное. Этот план недешев, но позволяет экспортировать нефть круглый год.

Порт Новороссийск на Черном море - крупнейший экспортный нефтяной терминал России. В 2006 г. через порт прошло 45 млн. т сырой нефти. Уже в ближайшем будущем его пропускная способность может быть увеличена. Хотя Новороссийск - незамерзающий порт, главная проблема здесь - частые и сильные штормы. В 2006 г. он был закрыт из-за непогоды на 85 дней, то есть в среднем почти два дня в неделю.

Важны для экспорта нефти из России и порты на Балтийском море. Главным нефтяным терминалом здесь традиционно был латвийский порт Вентспилс. Но его доминирующие позиции поколеблены ввиду быстрого развития Таллиннского порта, хотя к нему нефть нужно транспортировать по железной дороге, тогда как к Вентспилсу подходит трубопровод.

Приморск - самый крупный балтийский нефтяной терминал, находящийся на российской территории. В 2006 г. в Приморске было обслужено 135 танкеров и отправлено приблизительно 12 млн. т сырой нефти. "Транснефтепродукт" планирует к 2005 г. присоединить терминал к нефтепродуктоводу (Кстово-Ярославль-Кириши-Приморск) с пропускной способностью 10 млн. т в год.

Нельзя забывать и про Петербургский нефтяной терминал. Примерно 9 млн. т нефтепродуктов прошли через этот порт в 2006 г., его пропускная способность, как ожидается, вырастет, если порт будет также пропускать сырую нефть.

Строительство небольшого нефтяного терминала с начальной пропускной способностью менее 1 млн. т запланировано в Выборге. В ноябре 2006 г. "ЛУКойл" открыл нефтяной терминал в Калининграде. В 2006 г. компания построила еще один терминал в Калининграде с объявленной пропускной способностью 2,5 млн. т. Эти терминалы, по оценкам, способны перегружать до 3-5 млн. т нефти ежегодно.

На севере России есть четыре нефтяных порта - Варандей, Архангельск, Витино и Мурманск. Варандейский терминал с начальной пропускной способностью 1,5 млн. т был построен "ЛУКойлом" и вступил в строй в августе 2006 г. Компания надеется повысить ее до 10 млн. т. Она будет загружать здесь собственные танкеры водоизмещением 16-20 тыс. т и отправлять их в Мурманск, где сырая нефть будет перегружаться на тяжелые суда, которые станут использоваться для экспорта нефти в Европу и США.

"Роснефть" планирует инвестировать приблизительно 15 млн. долл. в модернизацию терминала в Архангельске с целью удвоения его пропускной способности (с 2,5 млн. до 4,5 млн. т в год). Но зимой этот терминал часто испытывает проблемы, так как не хватает ледоколов, чтобы освобождать арктический порт ото льда.

Порт Витино расположен на юго-западном побережье Кандалакшинского залива на Белом море. Пропускная способность порта - 4 млн. т. Сырая нефть поступает в Витино по железной дороге, откуда отправляется небольшими танкерами водоизмещением до 70 тыс. т в Мурманск, где перегружается на крупные танкеры и затем экспортируется в Европу или США. В 2006 г. объемы транспортировки нефти через Витино увеличились с 0,1 млн. до 2,8 млн. т.

Один из самых амбициозных планов, способных повлиять на работу балтийских нефтяных терминалов, - строительство Мурманского нефтяного терминала. Консорциум четырех российских нефтяных компаний - "ЛУКойл", ЮКОС, ТНК и "Сибнефть" - планирует сооружение трубопровода от Западной Сибири до Мурманска. Инвестиции, требуемые для финансирования этого проекта, - 3,4-4,5 млрд. долл.

Мурманский порт будет иметь несколько преимуществ. Первое - огромная потенциальная пропускная способность в 60-120 млн. т. Второе - круглогодично свободное ото льда море в отличие от портов, расположенных на востоке Балтийского моря. Третье - защищенная гавань и уникальные глубины Кольского залива позволят загружать танкеры водоизмещением 300 тыс. т. Четвертое - самый экономный транспортный маршрут. Транспортировка тонны нефти этим маршрутом из Сибири в США будет стоить 24 долл., тогда как через нефтепровод "Дружба-Adria" - 29,5 долл., через каспийский трубопровод - 29,9 долл. По оценкам, реализация проекта начнется в 2004 г. и закончится в 2007 г.

Россия продолжит сокращать зависимость от транзита нефти через страны Балтии: "Транснефть" стремится "отобрать" у балтийских операторов плату за транзит и портовые платежи. Нефтяной транзит через страны Балтии или любые другие государства будет действовать только как дополнительный маршрут для случаев, с которыми российские терминалы не смогут справиться самостоятельно. Роль балтийских портов в российской нефтяной экспортной логистике уменьшится, если будет построен Мурманский порт.

Но пока Мурманский порт не построен, объемы транспортировки нефти через Балтийское море будут расти. А это, в свою очередь, увеличивает риск катастрофы танкера. Все государства Балтийского региона должны начать работу по минимизации вероятности разлива нефти в море, которое в 2004 г. становится практически внутренним морем ЕС. Хотя Россия останется вне Союза, она должна будет налаживать более тесное сотрудничество с ЕС, поскольку использует и Балтийское, и Средиземное моря как нефтяные транспортные коридоры на Запад.

Решение ЕС не допускать однокорпусные танкеры в гавани стран ЕС после 2010 г. абсолютно верно, но если Россия не примет подобных мер, оно останется половинчатым: опасные суда будут продолжать заполнять свои танки в российских портах и проходить через международные воды Балтийского моря. Кроме того, решение вступает в силу в 2010 г., а катастрофа может произойти уже сейчас.

Балтийское море имеет свою специфику не только благодаря внутреннему статусу, но также ввиду суровых климатических условий. Дважды в столетие оно замерзает полностью, Финский залив – каждые десять лет. Лед в Финском заливе стоит примерно шесть месяцев, а ведь там располагаются крупнейшие российские нефтяные терминалы. Необходимо, чтобы ЕС и Россия создали действенные регулирующие органы, способные предотвратить выход в море судов слабой конструкции или с командой низкой квалификации. Можно разрешить, например, использование в течение зимнего периода только танкеров с повышенной прочностью корпуса и специально сертифицируемой для работы в арктических условиях командой.

Россия при максимизации своих нефтяных экспортных доходов не должна ставить под угрозу экологическую безопасность Балтийского моря. Если Россия продолжит увеличивать масштабы транспортировки нефти через Балтийское море, миллионам людей, живущих на его берегах, останется надеяться, что российское правительство не позволит судовладельцам играть в "русскую рулетку", зарядив пистолет новыми пулями - однокорпусными танкерами. Увеличение масштабов транспортировки нефти через Балтийское море - намного более серьезная угроза интеграции России с ЕС, чем пресловутая проблема калининградского транзита.

Заключение

В настоящее время человечество переживает углеводородную эру. Нефтяная отрасль является главной для мировой экономики. В нашей стране эта зависимость особенно высока. К сожалению, российская нефтяная промышленность находиться сейчас в состоянии глубокого кризиса. Было перечислено немало ее проблем. Каковы же перспективы развития отрасли? Если продолжать хищническую эксплуатацию месторождений вкупе с большими потерями при транспортировке и нерациональной нефтепереработкой, то будущее нефтяной промышленности представляется весьма мрачным. Уже сегодня сокращение темпов производства составляет в среднем 12 - 15% в год, что чревато полным развалом стратегически важной для державы отрасли. Дальнейшее экстенсивное развитие нефтяной промышленности уже невозможно. Например, большие объемы нефти Восточной Сибири труднодоступны из-за сложного геологического строения, требуют огромных инвестиций в добычу. Следовательно, будут прирастать слабо. Эффект от геологоразведки выше в Западной Сибири, однако в этом регионе высокопродуктивные месторождения уже значительно истощены.

По этим и другим причинам России необходимо реформировать нефтяную промышленность. Для этого в первую очередь нужно:

1) Пересмотреть систему налогообложения, существенно снизив налоги на нефтепроизводителей, однако установить высокие штрафы за нерациональное использование природных богатств и нарушение экологии.

2) Менее жестко регулировать цены внутри страны, поддерживая их несколько ниже мирового уровня. Экспорт же нефти за рубеж вести только по мировым ценам.

3) Частично восстановить централизованное управление отраслью, вытекающее из самой структуры нефтяной промышленности и имеющее много положительных моментов (рациональная система нефтепроводов). Это, однако, не означает полного возврата к старой модели управления.

4) Сохранение единого экономического пространства - условия выживания топливно-энергетического комплекса.

5) Найти четкую и продуманную программу инвестиций в нефтяную промышленность.

6) Организовать единый Российский банк нефти и газа, государственная внешнеторговая фирма, включающая представителей предприятий, добывающих, перерабатывающих и транспортирующих нефть и газ. Это позволит приостановить хаотичные бартерные сделки, подрывающие интересы государства.

7) Создать необходимую систему нормативных актов, обеспечивающую твердую законодательную базу для работы с иностранными компаниями по совместной разработке наиболее сложных месторождений.

8) Стабилизировать объемы геологоразведочных работ с целью восполнения запасов нефти и газа.

Реализация предлагаемых мер в комплексе с другими означала бы приостановку инфляции и укрепление курса рубля (например, стоимость сельскохозяйственной продукции на 40% определяется ценой горюче-смазочных материалов)

Появился бы интерес к приобретению нефтеперерабатывающего оборудования. Стимул к развитию получила бы не только нефтяная промышленность, но и машиностроительные предприятия, нефтехимическая, химическая, металлургическая и другие отрасли.

Таким образом, положение в нефтяной промышленности достаточно сложное, но выход существует - реформирование отрасли. После чего она, конечно, не станет "локомотивом", который потянет всю экономику, однако сможет внести весьма значительный вклад в возрождение России.

В первой половине 90ых гг. XX века наша страна пережила немало трудностей, которые затронули все области жизни, экономики, политики России, в том числе и нефтяную отрасль. Её пришлось пройти болезненный процесс восстановления и реорганизации, который не завершился до сих пор. Потребовались новые инструменты и методы. Однако в условиях глобализирующегося мира нет времени на блуждания и поиски. Нефтяная промышленность призвана была стать фундаментом российской экономики, стать одним из основных товаров страны на внешнем рынке. В условиях, когда энергоресурсы становятся всё более важным товаром, российским нефтяным компаниям пришлось войти в полосу жёсткой конкуренции.

На сегодняшний день стало ясно, что нефтяная отрасль способна стать «локомотивом» дальнейшего развития страны. Однако нефтяные компании нуждаются в поддержке государства в продвижении на внешние рынки, тем более, что большая часть транспортной сети принадлежит государству. Кроме того, российским компаниям стратегические капиталовложения для поддержания и увеличения уровня добычи. Внутри страны возможности для таких инвестиций ограничены, поэтому требуется активизация диалога по данному вопросу с иностранными партнёрами, которая невозможна без участия государства. В данных аспектах Россия ещё недостаточно активна, но в последнее время ситуация начинает меняться: многие эксперты считают, что поворотным моментом может стать опыт инвестирования 6,75 млрд. долларов компанией BritishPetroleum в ТНК. Всё же нельзя не заметить, что политика правительства в данном направлении несколько хаотична.

Необходимо отметить, что уже сегодня нефтяная отрасль России способна стать важным элементом обеспечения национальной безопасности страны как на внутренней, так и на международной арене. России необходимо использовать свои уникальные сырьевые возможности и, прежде всего, нефть для решения внешнеполитических задач. Первые шаги в этом направлении уже совершаются. Нашим партнёрам по СНГ приходится учитывать фактор нефтяной зависимости от России и уникальные транзитные возможности, позволяющие ей во многом контролировать доступ нефти из Средней Азии и Казахстана к потребителям. Европейский нефтяной рынок на треть зависит от России, поэтому европейским государствам также приходится учитывать топливный фактор в политике России. Однако ЕС является основным источником инвестиций для российской экономики, поэтому наблюдается своеобразная взаимозависимость, которая уменьшает значение нефтяного фактора в политике России в это регионе. Россия только ещё выходит на рынки США и Азии, поэтому говорить об использовании нефтяного фактора во внешней политике страны в этих районах мира пока преждевременно. В общем, можно сказать, что потенциал нефтяного фактора во внешней политике России используется далеко не на сто процентов. Говоря о тенденциях на будущее, необходимо отметить, что в последнее время наблюдается рост экспорта нефти и, одновременно увеличение роли нефтяного фактора во внешней политике страны.

Список литературы

1. Вчера, сегодня, завтра нефтяной и газовой промышленности, под редакцией Н.А. Крулова, ИГИРГИ, 1995г.

2. Глазьев С.Ю. Нефтяная рента: плюсы и минусы опыта Аляски//Налоги в гражданском обществе. – СПб, 2003.

3. Деловые люди" №2 за февраль 1995 г.

4. Иванов И.С. Внешняя политика России в эпоху глобализации. Статьи и выступления. М. 2002г.

5. Иванов И.С. Новая российская дипломатия. Десять лет внешней политики страны. М. 2002 г.

6. Иголкин А. Нефть Родины // Наш современник. 1993. №5.

7. Известия. 05.03.2003 г.

8. Итоги. 2003 г. №3

9. Кокурин Д., Мелкумов Г. Участники мирового рынка нефти//Российский Экономический Журнал. – 2003. - № 9.

10. Коммерсантъ Власть. 2003 г. №8

11. Крюков В.А. Зачем нужна России национальная нефтяная компания // ЭКО. 1999 г. № 4

12. Крюков В.А. Полные канистры и пустые карманы //ЭКО. 1994. №1.

13. Ладошкин А.И. Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора экономических наук, Методология оценки инвестиционных проектов (на примере предприятий нефтегазодобывающего комплекса). Нижний Новгород

14. Лиухто К. Российская нефть: производство и экспорт//Российский Экономический Журнал. – 2003. - № 9.

15. Макроэкономическое значение нефтегазового комплекса в экономике России, монография, под. ред. Кокотчиковой Е.Н. М., ГАНГ, 1996г.

16. Международная жизнь. 2001 г. №1

17. Международная жизнь. 2001 г. №5

18. Неверов В. Перспективы нефтяной промышленности Западной Сибири // Деловой мир . 1993. 22 мая.

19. Нефть и газ в зеркале планеты // Деловой мир. 1994. 1-7 августа.

20. Нефть и капитал, №9, 10 за 1998г.

21. Рачков Б. Эта коварная "нефтяная игла"// Экономика и жизнь. 1998 г. № 34

22. Родионова И.А., Бунакова Т.М. Экономическая география. М. 2001г.

23. Салманов Ф., Золотов А. Как выйти из топливного кризиса //Известия. 1992. 23 марта.

24. Сегодня" №48 от 6 сентября 1995 г.

25. Смирнов А.С. Проблемы нефтянях компаний России // Независимая газета. 1997 г. 25 февр.

26. Стейнер Р. Налогообложение нефтедобычи и использование нефтяной ренты//Вопросы экономики. – 2003. - № 9.

27. Стратегия развития газовой промышленности России», Энергоатомиздат, 1997г.

28. Шмаров А.И. Нефтяной комплекс России и его роль в воспроизводственном процессе. – М., 2006.

29. Эксперт. 2001 г. №43

30. Эксперт. 2002 г. №45

31. www.mid.ru

32. www.mte.gov.ru

33. www.riispn.ru

34. www.ruseconomy.ru

35. www.rusoil.ru

36. www.svop.ru


[1] Иванов И.С. Внешняя политика России в эпоху глобализации. Статьи и выступления. М. 2002г. С. 124

[2] Иогансен Н., Михайлов А. Теорема барреля// Итоги. 21.01.2003. №3. С. 21

[3] Родионова И.А., Бунакова Т.М. Экономическая география. М. 2001г. С. 168

[4] Родионова И.А., Бунакова Т.М. Экономическая география. М. 2001г. С. 169

[5] Быков П., Дранкина Е. Война с ОПЕК: страшно, но не очень// Эксперт. 19.11.2001. №43. С.28

[6] Быков П., Дранкина Е. Война с ОПЕК: страшно, но не очень// Эксперт. 19.11.2001. №43. С.28

[7] Иогансен Н., Михайлов А. Теорема барреля// Итоги. 21.01.2003. №3. С. 20-21

[8] Вакуленко С. Неправильный рынок// Эксперт. 2.12.2002. №45. С. 46

[9] Вакуленко С. Неправильный рынок// Эксперт. 2.12.2002. №45. С. 48

[10] Герасимчук И. Нефтяные сливки -2002// www.ruseconomy.ru

[11] Алекперов В. Инвестиции – ключ к развитию нефтяного комплекса// Международная жизнь. 2001 г. №1. С.17

[12] Вакуленко С. Неправильный рынок// Эксперт. 2.12.2002. №45. С. 46

[13] Evangelista M. The Sources of Russian Foreign Policy after the Cold War, USA Colorado and UK Oxford, 1996 г. С. 183

[14] Ладошкин А.И. Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора экономических наук, Методология оценки инвестиционных проектов (на примере предприятий нефтегазодобывающего комплекса). Нижний Новгород. 1999 г. С. 3

[15] федеральный справочник. “Топливно-энергетический комплекс. 1999-2000”. Внешнеэкономическое сотрудничество. // www.rusoil.ru

[16] Российская энергетическая политика и развитие нефтегазового комплекса// www.svop.ru

[17] Российская энергетическая политика и развитие нефтегазового комплекса// www.svop.ru

[18] Вайншток С. По нефтепроводам «Транснефти» перекачивается вся нефть России// Международная жизнь. 2001 г. №1. С. 28-29

[19] Вайншток С. По нефтепроводам «Транснефти» перекачивается вся нефть России// Международная жизнь. 2001 г. №1. С. 29

[20] Корнышева А. Хроника нетекущих событий//Коммерсантъ Власть. 2003 г. №8. С. 44

[21] Российская энергетическая политика и развитие нефтегазового комплекса// www.svop.ru

[22] Герасимчук И. Нефтяные сливки -2002// www.ruseconomy.ru

[23] Иванов И.Д. Нефтегазовый комплекс России и инвестиционное сотрудничество// Международная жизнь. 2001 г. №5. С. 75

[24] Игнатова М. О двух головах// Известия. 05.03.2003 г. С. 5

[25] Герасимчук И. Нефтяные сливки -2002// www.ruseconomy.ru

[26] Иванов И.Д. Нефтегазовый комплекс России и инвестиционное сотрудничество// Международная жизнь. 2001 г. №5. С. 74

[27] Гаврин А. К сожалению, сохраняется выжидательная позиция иностранных инвесторов// Международная жизнь. 2001 г. №1. С. 13

[28] Российская внешняя политика перед вызовами XXI века// http://www.svop.ru/yuka/831.shtml

[29] Концепция внешней политики РФ// www.mid.ru

[30] Внешняя политика и проблемы национальной безопасности// www.riispn.ru

[31] Российская внешняя политика перед вызовами XXI века// http://www.svop.ru/yuka/831.shtml

[32] Основные положения энергетической стратегии России на период до 2020 года// www.mte.gov.ru

[33] Основные положения энергетической стратегии России на период до 2020 года// www.mte.gov.ru

[34] Герасимчук И. Нефтяные сливки -2002// www.ruseconomy.ru

[35] Иванов И.С. Новая российская дипломатия. Десять лет внешней политики страны. М. 2002 г. С. 186

[36] Иванов И.С. Новая российская дипломатия. Десять лет внешней политики страны. М. 2002 г. С. 186-187

[37] Федеральный справочник. “Топливно-энергетический комплекс. 1999-2000”. Внешнеэкономическое сотрудничество. // www.rusoil.ru

[38] Там же

[39] Там же

[40] Корнышева А. Хроника нетекущих событий//Коммерсантъ Власть. 2003 г. №8. С. 44

[41] Быков П., Дранкина Е. Война с ОПЕК: страшно, но не очень// Эксперт. 19.11.2001. №43. С.28

[42] Уже в следующем десятилетии число крупных игроков, вероятно, уменьшится наполовину. Слияние компаний ЮКОС и «Сибнефть» - один из признаков начала широкого процесса консолидации в этой сфере.

[43] Следует отметить, что многие иностранные фирмы являются на самом деле российскими компаниями, зарегистрированными за рубежом, чтобы извлечь выгоду из специальных привилегий, предоставляемых совместным предприятиям с иностранными партнерами.

[44] Russia Country Profile 2006. The Economist Intelligence Unit. L., 2006; Oil Sector. Troika Dialog, M., May 2006.

[45] http://www.eia.doe.gov.

[46] Источники: Sagers M. Developments in Russian Crude Oil Production in 2006. - Post-Soviet Geography and Economics, 2006, vol. 42, № 3, p. 153-201; Oil Sector.

[47] В августе 2003 закончен процесс слияния ТНК с British Petroleum, новая компания ТНК-ВР начала свою деятельность.

[48] ЮКОС и "Сибнефть" находятся в процессе слияния. Новая компания будет крупнейшей в России и четвертой в мире после British Petroleum, ExxonMobil и RD Shell

[49] В 2006 г. государство продало приблизительно 6% акций "ЛУКойла", а "Славнефть" была приватизирована.