регистрация / вход

Глобализация проблемы войны и мира в современном политическом мире

Истоки противостояния между СССР и США, причины "холодной войны". Советско-американские отношения после Второй мировой войны, в период середины 1950-х годов – середины 1960-х годов. Разрядка и обратный возврат к напряженности; окончание "холодной войны".

РЕФЕРАТ

Тема:

«Глобализация проблемы войны и мира в современном политическом мире»

Содержание

Введение

Глава 1. Начало холодной войны

1.1 Истоки противостояния СССР - США

1.2 Причины холодной войны

1.3 Советско-американские отношения после Второй мировой войны

Глава 2. Советско-американские отношения в середине 1950-х годов – середине 1960-х годов

Глава 3. Разрядка и возврат к напряженности (середина 60-х – середина 80-х годов)

Глава 4. Окончание «холодной войны»

Заключение

Список литературы


Введение

Международные отношения издавна занимали существенное место в жизни любого государства, общества и отдельного человека. Происхождение наций, образование межгосударственных границ, формирование и изменение политических режимов, становление различных социальных институтов, обогащение культур, развитие искусства, науки, технического прогресса и эффективной экономики тесно связаны с торговыми, финансовыми, культурными и иными обменами, межгосударственными союзами, дипломатическими контактами и военными конфликтами – или, иначе говоря, с международными отношениями. Их значение возрастает еще больше в наши дни, когда все страны вплетены в плотную, разветвленную сеть многообразных взаимодействий, влияющих на объемы и характер производства, виды создаваемых товаров и цены на них, на стандарты потребления, на ценности и идеалы людей,

Окончание «холодной войны» и распад «мировой социалистической системы», выход на международную арену бывших советских республик в качестве самостоятельных государств, поиски новой Россией своего места в мире, определение ее внешнеполитических приоритетов, переформулирование национальных интересов – все эти и многие другие обстоятельства международной жизни оказывают непосредственное влияние на повседневное существование людей и судьбы россиян, на настоящее и будущее нашей страны, ее ближайшее окружение и, в известном смысле, на судьбы человечества в целом.

Точно не известно, сколько раз за обозримый период времени наша цивилизация стояла на грани катастрофы. Многие сотни лет войны, раздиравшие мир, меняли политические строи государств и перекраивали границы, но все это было относительно безопасно для человечества в целом, т.к. затрагивало лишь некоторые народы, оставаясь совершенно незаметным для других.

Изобретение ядерного оружия, а позднее – и средств его доставки к цели, было, несомненно, эпохальным событием. Мощь военного потенциала сверхдержав и их готовность эту мощь использовать породили ситуацию, при которой любой конфликт между ними приводил бы к тотальной ядерной войне и как следствие, к возможному полному уничтожению человеческой цивилизации на Земле.

Биполярный мир, где обе стороны обладали ядерным оружием в количестве, достаточном для полного уничтожения, как главного противника, так и его соседей и союзников, дальних и близких, был в силу ряда причин структурой нестабильной. Оба полюса – СССР и США были непримиримыми врагами. Вражда их своими корнями уходит в идеологию и геополитику, и задачей–минимум каждой из сторон было если не уничтожение оппонента, то, по крайней мере, обеспечение своего военно-стратегического превосходства, территориального доминирования.

За период с 1945 по 1991 год отношения между СССР и США не раз менялись от относительной дружбы до открытой угрозы применения силы. Было несколько случаев, когда пальцы руководителей обеих сторон уже лежали на «красных кнопках», и каждый раз судьба мира зависела только от личного приказа или телефонного звонка одного президента другому.

Почему в каждом конкретном случае не происходило эскалации конфликта, и все ограничивалось взаимными уступками, сказать трудно. Вероятно, только благоразумие лидеров держав удерживало их от непоправимого шага в сторону войны.

Глава 1. Начало холодной войны

1.1 Истоки противостояния СССР - США

Трансформация образа США в России начинается в 1917 г. после смены общественного строя и идеологии национального развития и внешней политики. С этого времени можно увидеть начало тотального противостояния двух держав и их идеологий.

Настоящий глобальный конфликт России и США начинается не с реального столкновения национальных интересов, а со столкновения двух сверхидей. К этому времени США уже взяли на себя миссию борьбы с мировыми империями ради утверждения в мировом пространстве своего понимания свободы. В Советской России был разработан альтернативный проект: преобразование мира на универсальных социалистических началах. Тем самым был брошен вызов США. Каждая держава стала видеть в другой не только конкурента, но и препятствие в реализации своей мессианской роли.

По мере роста влияния США среди европейских держав, общественное сознание России-СССР начинает воспринимать Америку как символ Запада – «мира капитализма» и внешней угрозы. Соединенные Штаты стали ведущим, но негативным ориентиром в национальном сознании, а антиамериканизм продолжил традицию прямого противопоставления России Западу. В силу этого по существу весьма продуктивная идея об альтернативном или параллельном цивилизационном развитии, предложенная русскими социалистами, но доведенная до абсурда их преемниками, в конечном итоге вернула Россию опять в положение догоняющего со всеми присущими этому комплексами.[1] В таком психологическом контексте и развивались советско-американские отношения.

1.2 Причины холодной войны

Историками материалистами (М.П. Ким, Ю.С. Кукушкин и др.) «холодная война» рассматривается как проявление агрессивной сущности мирового капитализма во главе с США. Она трактуется как «враждебный политический курс, который правительства западных держав проводили в отношении СССР и других социалистических стран после окончания войны». Такое определение сводило все события «холодной войны» к внешней политике и ставило СССР в оборонительную позицию. Причины холодной войны видятся в стремлении США завоевать мировое господство путем «отбрасывания коммунизма» во всем мире. Для достижения этой цели капиталистические государства использовали любые средства вплоть до сотрудничества американских спецслужб с сицилийской мафией для борьбы с коммунистами в Италии.

Либеральные историки (Н. Верт, В.П. Островский, А.И. Уткин и др.) считают, что причина «холодной войны» кроется в противостоянии двух разнородных сил: тоталитаризма и демократизма. А «холодную войну» развязал СССР. «Холодная война» затрагивала не только внешнеполитическую сферу СССР, но и опиралась на соответствующий идеологический и внутриполитический курс (помощь пролетариату других стран в борьбе против своего классового врага – буржуазии, милитаризация экономики, ведение идеологической войны).

Историки технологического направления ключевым в понимании сути «холодной войны» считают то, что она развернулась в условиях бурного развития научно-технического прогресса, являлась проявлением новой ситуации, сложившейся в результате военно-технической революции, когда ядерное оружие и ракеты стали фактором в решении всех вопросов.

Для СССР военно-технический аспект модернизации явился основой дальнейшего экономического развития, что привело в конечном итоге к неспособности осуществить переход от индустриального к постиндустриальному обществу. Для Запада «холодная война» позволила выиграть экономическое соревнование с социализмом и широко использовать новейшие научно-технические достижения в гражданских и военных отраслях.

Историки локально-исторической теории (изучает единство человека и территории, составляющие понятие локальная цивилизация), анализируя фактический материал, считают, что страны Запада, убедившись, что военным путем остановить опережающее развитие мира Евразии не удастся, изменили формы и методы борьбы. Западный мир взял курс на изоляцию Евразии «развал ее единства изнутри», навязав «холодную войну», гонку вооружений.[2]

1.3 Советско-американские отношения после Второй мировой войны

После окончания Второй мировой войны каждая из двух сверхдержав заявила о своих претензиях на абсолютное мировое лидерство, одновременно выражая при этом взаимное недоверие. Началась «холодная война», которая стала не столько столкновением интересов, сколько столкновением национальных идентичностей и мифов СССР и США. Антиамериканизм и антикоммунизм становятся составной частью идеологии внешней и внутренней политики соответственно обеих держав. Это культивировалось из-за расхождения в видении перспектив глобального развития, но и как средство консолидации общества и легитимации режима. На характер советско-американских отношений влияли внутренние противоречия в каждой стране. Соответственно подсознательно осуществлялись попытки перевести напряжение из внутреннего пространства во внешнее.[3]

Систему международных отношений, сложившуюся после второй мировой войны стали называть Ялтинско-Потсдамской. Само название весьма условно. Конференции «большой тройки» (лидеров СССР, США и Великобритании) в Ялте (4–11 февраля 1945) и в Потсдаме (17 июля – 2 августа 1945) лишь наметили общие контуры послевоенного устройства. Вместе с тем они приняли некоторые конкретные решения (например, по территориальным вопросам), которые пережили Ялтинско-Потсдамскую систему и сохраняют свою силу и по сей день.

Ялтинско-Потсдамская система международных отношений базировалась на новом соотношении сил, сложившемся в результате второй мировой войны. Наиболее характерным было усиление международных позиций США и СССР. Комитет начальников штабов США в своих рекомендациях государственному департаменту еще в августе 1944 г. отметил: «После разгрома Японии только США и СССР останутся первоклассными военными державами, что объясняется сочетанием географического положения и огромного военного потенциала».[4]

Выявившееся преобладание в послевоенном мире двух наиболее мощных держав (СССР и США) довольно скоро переросло в их явное противостояние. Оно приобрело форму «холодной войны», то есть тотальной и глобальной конфронтации, чреватой кризисами и конфликтами. Тотальной – ибо она распространялась на все сферы: социально-экономическую, политическую, военную, идеологическую, психологическую. Глобальной – ибо она охватывала все регионы мира, накладывала в той или иной степени отпечаток на все события международной жизни, так или иначе затрагивала все страны и государства.

Термин «холодная война» был пущен в оборот Госсекретарем США Д.Ф. Даллесом. Основой конфронтации стали отношения между двумя сверхдержавами – СССР и США. Начало «холодной войны» принято датировать речью У. Черчилля (уже экс-премьера Великобритании) в американском городе Фултоне в марте 1946 г., в которой он призывал народ США к совместной борьбе против Советской России и ее агентов – коммунистических партий.

В последние годы в научной и публицистической литературе сложилось мнение, что советское руководство не проявило достаточной гибкости в смягчении послевоенной международной обстановки. До сих пор не утихают споры о том, кто развязал «холодную войну». Безусловно, одно: еще в ходе войны некоторые круги США и Великобритании всерьез рассматривали план: пройти через Германию и начать войну с Россией. Но согласие СССР вступить в войну с Японией, позволявшее «спасти жизнь миллионов американских парней», перевесило чашу весов, не дало осуществиться этим планам. Хотя атомная бомбардировка японских городов Хиросимы и Нагасаки, предпринятая американцами в августе 1945 г., была не только военной операцией, но и политическим актом давления на СССР.[5]

Скорее, «холодная война» началась в августе 1945 г., когда США сбросили бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Идеологическим обоснованием холодной войны стала доктрина президента США Трумэна, выдвинутая им в 1947 г. Согласно доктрине конфликт капитализма с коммунизмом неразрешим. Задача США – борьба с коммунизмом во всем мире, «сдерживание коммунизма», «отбрасывание коммунизма в границы СССР». Провозглашалась американская ответственность за события, происходящие во всем мире, которые рассматривались через призму противостояния капитализма коммунизму, США и СССР.

Советский Союз стал окружаться сетью американских военных баз. В 1948 г. первые бомбардировщики с атомным оружием, нацеленным на СССР, были размещены в Великобритании и Западной Германии. Капиталистические страны приступают к созданию военно-политических блоков, направленных против СССР.

В Западной Европе в 1949 г. создается Североатлантический блок НАТО. В его состав вошли: США, Англия, Франция, Италия, Канада, Бельгия, Голландия, Греция и Турция. В Юго-Восточной Азии в 1954 г. создается блок СЕАТО, в 1955 г. – Багдадский пакт. Восстанавливается военный потенциал Германии. В 1949 г., в нарушение Ялтинских и Потсдамских соглашений, из трёх зон оккупации – английской, американской и французской – была создана Федеративная республика Германия, которая в этом же году вошла в НАТО.

Советский Союз так же проводит политику конфронтации. В 1945 г. Сталин потребовал создать систему совместной обороны черноморских проливов СССР и Турции, установить совместную опеку союзниками колониальных владений Италии в Африке (при этом СССР планировалось предоставить военно-морскую базу в Ливии).

Окончательный распад «мира» на две враждующие социально-экономические системы связан с выдвижением в 1947 г. Соединенными Штатами «плана Маршалла» (по имени государственного секретаря США) и резко отрицательным отношением к нему СССР.

Европейским странам была предложена помощь для восстановления разрушенной экономики. Давались займы на покупку американских товаров. План Маршалла приняли 16 государств Западной Европы. Политическим условием оказания помощи было удаление коммунистов из правительств. В 1947 г. коммунисты были выведены из правительств западноевропейских стран. Помощь была предложена и восточноевропейским странам. Польша и Чехословакия начали переговоры, но под влиянием СССР отказались от помощи.

В противовес блоку капиталистических стран стал формироваться экономический и военно-политический союз социалистических стран. В 1949 г. был создан Совет Экономической Взаимопомощи – орган экономического сотрудничества социалистических государств.

После принятия плана Маршалла в Западной Европе и образования СЭВ в Восточной Европе сложились два параллельных мировых рынка.[6]

В соперничестве основных участников холодной войны громадное внимание уделялось военно-силовому фактору: отсюда раскручивание гонки вооружений, желание обеспечить подавляющее преимущество, колоссальное наращивание военных потенциалов, включая ядерное оружие и средства его доставки.

Самым острым столкновением двух сил в начале 50-х гг. стал корейский конфликт. Он показал, как легко «холодная война» может перерасти в «горячую». Военное командование США намеревалось применить здесь атомное оружие, его удержало только опасение аналогичных ответных мер со стороны СССР. Военно-техническую помощь Корее оказывали Советский Союз, Китай и другие социалистические страны. В сложившейся ситуации США в июле 1953 г. пошли на подписание соглашения о перемирии в Корее и взаимном отводе войск от 38-й параллели.[7]

Глава 2. Советско-американские отношения в середине 1950-х годов – середине 1960-х годов

Внешняя политика в хрущевском десятилетии во многом определялась изменениями, происшедшими в мире после второй мировой войны, в балансе сил между Востоком и Западом. Если до войны существовал полицентристский баланс, то после поражения фашизма он был разрушен, и возникла своеобразная двухполюсная система, в которой главную роль играли СССР и США. Все проблемы человечества рассматривались советским руководством исключительно через призму исторического противоборства двух мировых систем. И хотя в содержание этой парадигмы вносились изменения, они не меняли ее сущности.[8]

Пришедшее к власти после смерти Сталина новое советское руководство стремилось к повороту, к потеплению в международных отношениях. В январе 1954 г. в Берлине состоялось совещание министров иностранных дел США, Великобритании, Франции и СССР  по широкому кругу вопросов: Индокитай, Корея, германские проблемы, коллективная безопасность в Европе.

Поскольку западные представители рекламировали оборонительный характер НАТО, то Советское правительство выдвинуло предложение о возможном вступлении в НАТО Советского Союза. Одновременно с этим оно предложило заключить договор о коллективной безопасности в Европе с участием США. Однако все советские предложения были отвергнуты Западом.

В июле 1955 г., десять лет спустя после Потсдама, в Женеве вновь встретились главы великих держав  СССР, США, Великобритании и Франции.[9] Женевская встреча в верхах знаменовала определенное изменение в подходе США к проблеме отношений с Советским Союзом. То, что после ужесточения американской политики в 1948-1954 годах стало возможным вести диалог, означало конец надеждам на силовое решение взаимоотношений с Востоком – интенсификация давления на СССР стала опасной, следовало искать иные пути. Женевская встреча породила так называемый «дух Женевы», говорящий о возможности более нормальных, мирных отношений главных мировых сил.[10]

На XX съезде КПСС (1956 год) были сделаны выводы о возможности предотвращения мировой войны, о мирном сосуществовании двух противоположных систем, о путях перехода к социализму, допускавшие отход от абсолютизации нашего опыта. Но оставалась незыблемой вера в скорейшее торжество социализма над миром капитала. Устойчивость такому типу мышления придали события, развернувшиеся в мире в конце 50-х – начале 60-х годов. Распад мировой колониальной системы дал основание для вывода о начале третьего этапа общего кризиса капитализма. Многочисленные государства, возникшие на месте бывших колоний, оказались в ситуации выбора путей развития. Политическое руководство страны полагало, что, оказывая поддержку этим государствам, можно расширить плацдарм социализма. Немало энтузиазма вызвала победа кубинской революции. При этом как бы не замечалось, что после разоблачения Сталина престиж Советского Союза был подорван, он перестал рассматриваться как носитель абсолютной истины в вопросах создания нового общества. Об этом свидетельствовали конфликты с Союзом коммунистов Югославии, Китаем и КПК.[11]

В июле 1961 г. в Вене состоялась первая встреча Н.С. Хрущева с новым президентом США Л. Кеннеди. На ней было решено установить прямую телефонную связь между Кремлем и Белым домом. Но предложение Хрущева о заключении германского мирного договора так и не было принято американской стороной.

Первостепенными задачами во внешнеполитической сфере являлись борьба за мир и разоружение. Стремясь переломить опасный ход событий, СССР за период 1956-1960 гг. в одностороннем порядке сократил численность своих Вооруженных Сил на 4 млн. человек.

В марте 1958 г. Советский Союз также в одностороннем порядке прекратил испытания всех видов ядерного оружия, выразив тем самым надежду, что его примеру последуют и другие страны. Однако это проявление доброй воли не нашло тогда отклика у США и союзников по НАТО.

Осенью 1959 г. состоялся первый в истории визит главы Советского правительства Н.С. Хрущева в США. С президентом США Д. Эйзенхауэром было согласовано, что главы правительств СССР, США. Великобритании и Франции встретятся в мае 1960 г. в Париже.

Однако за несколько дней до встречи советская зенитная ракета сбила на высоте свыше 20 км пилотируемый самолет-шпион США U-2, пересекавший по меридиану Урала всю нашу страну с юга на север. Пилот этого самолета, Пауэрс, выбросился с парашютом и был задержан на месте приземления. Подобный недружественный акт, в преддверии встречи в верхах, был расценен советской стороной, как попытка сорвать встречу, и СССР отказался от участия в ней.

Таким образом, созданное «по чертежам» Ялты и Потсдама, послевоенное устройство было не европейским мирным порядком, а модусом взаимоуравновешивания, основанном на ядерном оружии сверхдержав, разграничении сфер интересов СССР и США, противостояния двух военно-политических союзнических структур НАТО и ОВД. Западная Европа служила инструментом американской стратегии «сдерживания» СССР, а восточноевропейские страны социалистической ориентации исполняли роль «стратегического предполья» СССР.[12]

Развитие событий не раз ставило СССР в ситуацию острой конфронтации с США. Так было в 1956 г. во время венгерских событий и Суэцкого кризиса.

Вершиной этой конфронтации стал Карибский кризис, происшедший в октябре 1962 года. В 1959 году социализм «вторгся» на американский континент. На Кубе победила социалистическая революция. После отражения в 1961 году попытки интервенции с территории США правительства СССР и Кубы решили разместить на Кубе советские ракеты с ядерными боеголовками. Территория США накрывалась советским ядерным зонтом. В ответ США установили морскую блокаду Кубы и потребовали немедленного вывода ракет. Правительство СССР расценило действия США, как агрессивные и заявило, что в случае их нападения на социалистическую Кубу или попытки перехватить советские морские суда ответит ракетно-ядерным ударом по территории США. Мир был поставлен на грань войны. В этих условиях обе стороны проявили реализм и способность идти на компромиссы. СССР вывел с Кубы ракеты, США сняли блокаду, дали гарантии невмешательства во внутренние дела Кубы, согласились в виде компенсации ликвидировать свои военные базы в Турции. В результате активной позиции СССР на американском континенте вблизи США появилась первая социалистическая страна. Куба стала проводником социалистического влияния на латино-американском континенте.[13]

Мир оказался на волоске от ядерного конфликта. Великие державы подошли к краю пропасти, но сумели вовремя остановиться. В 1963 г. СССР и США поставили свои подписи под договором о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, под водой и в космосе. Был сделан первый шаг на долгом пути к запрещению ядерного оружия.

И все же атмосфера непреодоленной «холодной войны», недоверие к политике США и их союзников побуждали руководство принимать меры по наращиванию оборонного потенциала страны. Достижение военного паритета с США оставалось одной из глобальных целей государственной политики, потребовавшей огромных экономических и политических усилий.

В десятилетие Хрущева разрушить «железный занавес» не удалось. Традиция конфронтации с противоположной системой сохранилась. Она оборачивалась тяжким бременем гонки вооружений, изоляционизмом, обрекавшим страну на отставание от Запада, на слишком медленные сдвиги в сфере социальной политики, что не позволяло эффективно решать проблемы повышения уровня и качества жизни советских людей.


Глава 3. Разрядка и возврат к напряженности (середина 60-х – середина 80-х годов)

В октябре 1964 г., когда новое руководство взяло власть в свои руки, в пассиве внешней политики Хрущева были: поколебленное из-за раскола с Китаем и Румынией единство социалистического лагеря; натянутые отношения между Востоком и Западом вследствие Карибского кризиса; наконец, нерешенность германской проблемы. Решения XXIII съезда КПСС в 1966 г. подтвердили тенденцию к более жесткой внешней политике: мирное сосуществование теперь подчинялось более приоритетной классовой задаче – укреплению социалистического лагеря, солидарности с международным рабочим классом и национально-освободительным движением.[14]

С середины 60-х годов начинается период, вошедший в историю как период разрядки международной напряженности. Капиталистические страны были охвачены энергетическим кризисом – появилась заинтересованность в развитии торговых взаимоотношений с СССР, крупнейшим производителем нефти и газа. США глубоко увязли во Вьетнаме. Им необходимо было посредничество Советского Союза, чтобы уйти оттуда с наименьшими потерями. Советский Союз, находясь перед лицом нарастающей угрозы со стороны Китая, также был заинтересован в улучшении отношений с Западом.

В 70-е годы был подписан ряд соглашений, понизивших опасность ядерной войны, оздоровивших международную обстановку (1972 г.– Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО); Соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1); 1973 г.– Соглашение между СССР и США о предотвращении ядерной войны; 1974 г.– договор об ограничении подземных испытаний ядерного оружия и др.). Эти соглашения не означали прекращения гонки вооружений. Они лишь отсекали ее некоторые, наиболее опасные направления.

Кульминацией разрядки явилось проведение в августе 1975 г. совещания глав правительств 33-х европейских государств, США и Канады, в результате которого был подписан Заключительный акт, регламентирующий основные принципы взаимоотношений между государствами (мирное сосуществование, уважение суверенитета всех государств, незыблемость существующих границ, неприкосновенность личности).[15]

Все это создавало благоприятные возможности для оздоровления международной обстановки, для окончательного преодоления наследия «холодной войны». Однако этого не произошло. Во второй половине 70-х годов процесс разрядки замедлился, а в начале 80-х мир начал втягиваться в новую «холодную войну», резко усилилась конфронтация между Востоком и Западом.

Ответственность за срыв политики разрядки несут обе стороны: США и СССР. Логика «холодной войны» оказалась сильнее объективной потребности в новом типе международных отношений, утверждаемом разрядкой. В мире стремительно нарастала напряженность.[16]

К концу 70-х годов в американском обществе стал забываться горький синдром поражения во Вьетнаме, поэтому все отчетливее проявлялась ностальгия по временам всесилия Америки, что усиливало жесткость позиции США на переговорах по вопросам разоружения и в решении экономических проблем. Сказывались и экономические факторы. К концу 70-х – началу 80-х годов страны Запада преодолели экономический кризис, внедрили ресурсосберегающие технологии, что ослабило их заинтересованность в торговле с СССР.

В свою очередь в СССР усиливается влияние идеологических структур. Вирус противоречий был заложен и в самом подходе к понятию «разрядка». Идеологи КПСС считали, что разрядка не только не должна означать сохранение социально-политического статуса, а наоборот – способствовать революционным изменениям, расширению сферы влияния социализма. Советский Союз оказывал финансовую помощь 98 партиям и движениям всех континентов.

Начало резкому обострению международной обстановки положило решение о вводе советских войск в Афганистан в 1979 г. для оказания интернациональной помощи афганской революции. Это решение было воспринято на Западе как отказ от разрядки. Вводя войска в Афганистан, по мнению стран НАТО, Советский Союз вмешался в дела суверенного государства с целью силой изменить в нем социально-политическую систему.

Одновременно страны Варшавского Договора приняли решение о модернизации советских ракет среднего радиуса СС-20, направленных против Западной Европы и оснащении их разделяющимися самонаводящимися головками. В ответ западноевропейские страны обратились к США с просьбой разместить в Европе американские ракеты среднего радиуса. Советский Союз в свою очередь разместил тактические ракеты с ядерными боеголовками в ГДР и Чехословакии.

В условиях усиления противостояния двух социально-экономических систем – капиталистической и социалистической Президент США Рейган взял курс на жесткую конфронтацию с СССР. Была выдвинута доктрина «ограниченной ядерной войны», предусматривающая нанесение первого обезоруживающего удара по пусковым установкам ракет и центрам управления СССР и стран народной демократии. В США развернулись работы по созданию системы противоракетной космической обороны (СОИ). Гонка вооружений в СССР и США набирала новый виток.[17]

Жертвами «холодной войны» становились простые люди в региональных войнах и в мирных условиях. 1 сентября 1983 г. южнокорейский пассажирский лайнер «Боинг-747», отклонившись от курса, залетел в воздушное пространство СССР. Советский самолет-перехватчик сбил его над Сахалином. Во всем мире поднялась волна возмущений, инспирированная администрацией президента США Рейгана. Советское руководство несколько дней отрицало сам факт уничтожения «Боинга», затем вынуждено было его признать. Умело сыграв на всем этом, Рейган объявил СССР «империей зла».

Таким образом, благоприятный для СССР период разрядки закончился, и теперь страна задыхалась в тяжёлой гонке вооружений в условиях взаимных обвинений и давая немалый повод другой стороне утверждать о «советской угрозе», об «империи зла».[18]

Утрированная враждебность к СССР «упростила» стратегическое видение Вашингтона в годы пребывания Р. Рейгана в Белом доме. Критерием дружественности той или иной страны по отношению к США стала не степень приближенности ее строя к идеалам буржуазной демократии, а степень антисоветизма ее политики. Р. Рейган и его окружение с января 1981 г. начали выводить на первый план анализа любой региональной ситуации фактор советско-американских отношений. Рейган утверждал, что «Советский Союз стоит за всеми происходящими беспорядками. Если бы не он, в мире не было бы конфликтов».

Американское руководство стало внедрять антагонистическое видение мира, резко противопоставлять США и СССР. Как пишет американский исследователь Р. Шиэр, «на поверхность всплыла целая клика сторонников «холодной войны» из числа неисправимых «ястребов» и «новых ястребов», чьи симпатии никогда не были на стороне усилий в области контроля над вооружениями при правительствах Никсона, Форда и Картера. Члены этой группы категорически отвергают мирное сосуществование с Советским Союзом... Вместо этого они ищут возможности конфронтации».[19] Страны социализма характеризовались в необычайно мрачных даже по американским стандартам тонах. Никогда со времен Г. Трумэна в Белом доме не делали столь много резких заявлений в адрес СССР.

Создание ситуации стратегического преобладания над СССР занимало центральное место в стратегии и военном строительстве администрации Р. Рейгана. Ломка стратегического паритета и достижение Соединенными Штатами военного преобладания виделись предпосылкой оказания политического давления на социалистические страны.

Глава 4. Окончание «холодной войны»

В апреле 1985 г. руководителем Советского государства стал М.С. Горбачев. В качестве государственной им была выдвинута концепция «нового политического мышления». Концепция основывалась на новом осмыслении ХХ века. Суть концепции сводилась к следующему. Вся предшествующая история развития человечества представляет собой историю развития отдельных регионов, а история XX столетия – это глобальная история. Динамизм процесс набрал во второй половине XX столетия, когда с мировым прогрессом все ужасы «дикого капитализма» начала XX века ушли из жизни человечества.

Реализация в жизнь принципов «нового политического мышления» привела к гибели мировой социалистической системы и самого мощного в истории Евразии – Советского государства.

Чертой нового этапа советской дипломатии стали ежегодные встречи М.С. Горбачева с президентами США. Заключенные с США договоры об уничтожении ракет средней и меньшей дальности (декабрь 1987 г.) и об ограничении стратегических наступательных вооружений (июль 1991 г.) – положили начало к сокращению ядерного оружия в мире.[20]

Когда новый Генеральный секретарь М. С. Горбачев пришел к власти в 1985 году, он видел перед собой очень сложную задачу. Чтобы оживить застойную экономику, ему необходимо было остановить гонку вооружений между СССР и США, которая забирала жизненно необходимые ресурсы. Эта задача могла быть достигнута только в случае заключения действительно серьезных соглашений по разооружению с США. И если рассматривать эту задачу в контексте предыдущих сорока лет отношений между СССР и США, можно понять насколько сложной она была, поскольку требовала поворота в советской внешней политике практически на 180 градусов, а также взаимности со стороны Соединенных Штатов.

Горбачев понимал, что проблему такого размаха не решить без коренных изменений в высших эшелонах власти, и в особенности в Министерствах иностранных дел, обороны и КГБ. Он очень хорошо понимал необходимость кардинальных передвижений в аппарате с целью создания коалиции единомышленников на самой верхушке партийной иерархии.[21]

Три самых важных политических назначения, которые повлияли на советскую политику по разоружению, были назначение Эдуарда Шеварднадзе министром Иностранных дел в 1985 году, отзыв Анатолия Добрынина как посла в Соединенных Штатах и его назначение главой международного отдела ЦК, где он заменил Бориса Пономарева в 1986 году, а также назначение Анатолия Черняева советником Горбачева по внешней политике вместо Андрея Александрова-Агентова в том же году.

Одной из важнейших проблем, которую видел перед собой Горбачев, было создание базы поддержки среди военных и включение их в процесс принятия важных решений. Одним из самых эффективных политических ходов Горбачева было решение включить маршала Сергея Ахромеева в его коалицию реформ. Новый Генеральный секретарь предоставил возможность начальнику Генерального штаба играть ключевую роль не только в переговорах по контролю над разоружениями, но также и в общем политическом процессе. Он был активно включен или даже непосредственно готовил большинство советских внешне-политических инициатив в 1985-1988 годах, а после его ухода в отставку в 1988 году он стал советником Горбачева. Ахромеев пользовался глубоким уважением среди Советских вооруженных сил и был авторитетной фигурой для высших военных чинов, что позволило ему добиваться поддержки военными решений Горбачева по разоружению и военному бюджету. Оставаясь с Горбачевым практически до конца, и последовательно отстаивая свои принципиальные позиции, Маршал сыграл огромную и недостаточно освещенную в литературе роль в мирном окончании холодной войны.[22]

Ситуация на переговорах по разоружению начала очень быстро изменяться после прихода к власти нового руководства в Советском Союзе. 8 апреля 1985 года, меньше чем через месяц после того, как Горбачев был избран Генеральным секретарем, он объявил о моратории на размещение ракет средней дальности в Европе и приостановил «другие ответные меры в Европе». Во время визита в Париж осенью 1985 года Горбачев дал понять своим западным партнерам, что он будет более гибок по вопросу ракет среднего радиуса действия. В январе 1986 г. Горбачев обнародовал свою программу универсального ядерного разоружения к 2000 году.

В октябре 1986 года в Рейкьявике советская сторона согласилась не защитывать английские и французские ракеты, а также приняла идею сокращения или полного уничтожения ракет среднего радиуса действия в азиатской части СССР. По сути дела, это означало полное принятие «нулевого варианта» США. В то же время важно отметить, что Министерство обороны СССР согласилось на этот вариант только как часть компромиссного решения, которое жестко увязывало оружие среднего радиуса действия со стратегическим оружием и вопросами военного использования космоса – позиция предусматривала рассмотрения этих вопросов как единого переговорного пакета. США тоже пошли на компромисс и приняли советские требования по крылатым ракетам морского базирования большой дальности в ядерном снаряжении (КРМБ).

Тогда же, в Рейкьявике Горбачев по своей инициативе дал понять американской стороне, что Советский Союз мог бы пойти на заключение отдельного договора по ракетам среднего и меньшего радиуса действия (РСМД). Официальное заявление по этому поводу было сделано Горбачевым 28 февраля 1987 года.

После Рейкьявика проблемы оружия средней дальности вновь обсуждались в Москве в апреле 1987 года. А уже летом того же года Советский Союз внес новое предложение – так называемый глобальный двойной нуль – которое призывало к уничтожению всего ядерного оружия среднего радиуса действия с дальностью свыше 500 км, включая советские ракеты средней дальности в Азии. США не ожидали такого шага, и только после длительного внутреннего обсуждения администрация Рейгана решила принять советское предложение.

Договор по РСМД рассматривался советским руководством как неравный, дающий определенные преимущества США. Он сразу же стал объектом критики, и до сего времени таковым остается. И все же, несмотря на несимметричные сокращения, Договор по РСМД стал и до сих пор остается единственным договором, который уничтожил целый класс ядерного оружия и существенно снизил уровень напряженности в Европе. Пойдя на несимметричные сокращения, СССР все-таки одержал победу – в глазах мирового общественного мнения Советский Союз предстал как истинный борец за разоружение, не только для пропаганды, но даже тогда, когда приходилось идти на трудные уступки.

Переговоры по РСМД являются примером нестандартной ситуации в международных отношениях, когда советская сторона продолжала преследовать общие интересы даже тогда, когда другая сторона продолжала защищать свои позиции.[23]

Продвинулись вперед многолетние переговоры по снижению уровня обычных вооружений. В ноябре 1990 г. было подписано соглашение об их значительном сокращении в Европе. Дополнительно СССР в одностороннем порядке принял решение об уменьшении оборонных расходов и численности собственных Вооруженных Сил на 500 тыс. человек.

За май 1988 г. – февраль 1989 гг. был осуществлен вывод советских войск из Афганистана, после чего II съезд народных депутатов СССР признал «необъявленную войну» против соседней, прежде дружественной страны грубой политической ошибкой.

Руководство СССР заняло позицию невмешательства в процессы, на глазах кардинально менявшие политический и социально-экономический облик социалистических, союзных государств. Особо наглядно самоустранение СССР проявилось по самому важнейшему в послевоенной истории Европы германскому вопросу.

Ухудшение экономического положения Советского Союза побудило горбачевскую администрацию обратиться в 1990-1991 гг. за финансовой и материальной поддержкой к ведущим державам мира, так называемой «семерке» (США, Канада, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония).

Запад оказал СССР гуманитарную помощь продовольствием и медикаментами (правда, она в основном осела в номенклатурных кругах или прилипла к рукам дельцов коррумпированной товаропроводящей сети). Серьезной же финансовой помощи не последовало, хотя «семерка» и Международный валютный фонд обещали ее М.С. Горбачеву. Они все больше склонялись к поддержке отдельных союзных республик, поощряя их сепаратизм.

Распад Советского Союза и мировой системы социализма вывели США в разряд единственной сверхдержавы мира. В декабре 1991 г. американский президент поздравил свой народ с победой в «холодной войне».[24]

Но, несмотря на то, что Советскому Союзу пришлось пойти на серьезные компромиссы и зачастую односторонние уступки, в итоге безопасность страны не была ослаблена, а наоборот была укреплена в результате радикального ослабления и постепенного исчезновения угрозы ядерного конфликта между супердержавами. Неординарные и зачастую спорные решения, принятые советскими лидерами, положили начало успешному процессу разоружения, который продолжается и сегодня, который позволил СССР, а затем России прекратить непосильную для страны гонку вооружений и направить освободившиеся финансовые средства в мирную экономику. Бесспорно, что многие решения Горбачева были и остаются крайне непопулярными, но время показало, что они не нанесли урона безопасности страны. Такой поворот событий сложно объяснить, если наше мышление оперирует только понятиями неизменных национальных интересов, определяющихся балансами сил, но мы должны признать, что этот поворот был бы просто невозможен, если бы советское руководство, пришедшее к власти в 1985 году, оперировало такими понятиями в своей внешней политике.[25]


Заключение

Тот факт, что и после завершения холодной войны в мире не перестают вспыхивать войны, дает почву для рассуждений, будто бы в прежние времена баланс «ядерного ужаса» обеспечивал более надежную стабильность. С подобными ностальгическими реминисценциями трудно согласиться.

Во-первых, статистика войн и опаснейших кризисов тех лет – на Корейском полуострове, на Ближнем Востоке, в Индокитае, вокруг Западного Берлина и Кубы и т.д. – говорит сама за себя.

Во-вторых, обольщаться историческим опытом устойчивости советско-американского ядерного противостояния в период холодной войны также не следует. Доктрина «взаимного ядерного сдерживания и устрашения» служила питательной средой для культивирования идеи военного превосходства и, следовательно, для раскручивания гонки вооружений. Прорывы в области наращивания вооружений оказывали дестабилизирующее воздействие на ядерный баланс и всю стратегическую ситуацию.

Если же принять во внимание случавшиеся аварии на бомбардировщиках и на военных заводах, появление ложных сигналов на экранах радаров раннего предупреждения о ракетном нападении, то имидж устойчивости атомного мира во второй половине XX века сильно меркнет. Скорее можно утверждать, что человечеству повезло, что этот период политической, идеологической и военной конфронтации удалось пережить без атомной схватки.

Не надо забывать, что само понятие «холодная война» – не более чем метафора. Те, кто с легкостью необыкновенной повторяет: «Мы проиграли третью мировую войну», просто не отдают себе отчет в том, что говорят. Условное употребление слова «война» не отменяет того факта, что, каким бы противоречивым ни был этот период, едва ли не главной его сутью были усилия по предотвращению войны, которая могла принести человечеству невиданные бедствия. И войну удалось предотвратить. В это внесли свой вклад тысячи людей, и к ним мы должны испытывать благодарность, особенно к тем, кто в моменты наибольших обострений (например, во время кубинского ракетного кризиса) настойчиво искал выход из положения, в которое по инерции «военных» подходов ставили себя СССР и США. Оценка периода холодной войны – и не только вопроса о том, когда она началась и когда окончилась, но и ее содержания – это проблема, которой стоит заняться. За словом здесь стоит гораздо больше, чем кажется на первый взгляд, и неправильные, демагогические оценки чреваты опасными последствиями.

Россия должна твердо и четко отстаивать свои геополитические интересы и выстраивать свои «сферы влияния» в различных регионах мира. Необходимо стараться держаться с США «на равных» во внешней политике и не давать ущемлять свои интересы. Но при этом наследие холодной войны необходимо изживать; чем скорее удастся его изжить, тем лучше будет для нас. Ибо этого настоятельно требует сейчас внешнеполитическая практика. Реальная угроза для нашей страны и для Соединенных Штатов Америки исходит с юга; на данный момент – со стороны исламского террористического интернационала. В новых условиях многочисленные (или даже немногочисленные, но высокоэффективные) диверсионные группы террористов и «смертников» могут быть не менее, и даже более, опасны, чем авиационные и танковые армады. И в этих условиях Россия и США могут и должны быть не противниками, а союзниками. Союзниками в войне с международным терроризмом.


Список литературы

1. Батюк В., Евстафьев Д. Первые заморозки. Cоветско-американские отношения в 1945-1950 гг. М.: Рос. унив. изд-во, 1995. – 253 с.

2. Валиуллин К.Б.,Зарипова Р.К. История России. XX век. 2002. Русский Гуманитарный Интернет-Университет. http://www.i-u.ru/biblio/

3. Владимиров В.Х. Куба в межамериканских отношениях. М.: Межд. отн., 1984.

4. Добрынин А. Наши отношения с США // Международная жизнь, 1997. – №8.

5. Задохин А. Америка в зеркале русского сознания. http://www.nasledie.ru/

6. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории советского государства. М.,1991.

7. История России. Лекция 8. http://www.dezigners.ru/work_archiv/hist/history8.html

8. История России. Россия в мировой цивилизации: Курс лекций /Под ред. А.А. Радугина. М., 1997.

9. История России. Теории изучения. Книга вторая. Двадцатый век. /Под. ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: СВ-96, 2001. – 304 с.

10. История России с конца 30-х годов ХХ в. до наших дней. /Под ред. Н.А. Душковой. Воронеж, 1995.

11. Основы современной цивилизации /Под ред. Л.М. Матвеенко и др. Воронеж, 1993.

12. Савранская С.В. Военно-политические аспекты окончания холодной войны.// История нового и новейшего времени. Конец холодной войны: новые факты и аспекты. СГУ. Научные публикации факультета. 2004.

13. Уткин А.И. Американская империя. 2003. Русский Гуманитарный Интернет-Университет. http://www.i-u.ru/biblio/

14. Цыганков П.А. Международные отношения. М.: Новая школа, 1996. – 320 с.


[1] Задохин А. Америка в зеркале русского сознания. www.nasledie.ru

[2] История России. Теории изучения. Книга вторая. Двадцатый век. /Под. ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: СВ-96, 2001. С. 254.

[3] Задохин А. Америка в зеркале русского сознания. www.nasledie.ru

[4] Батюк В., Евстафьев Д. Первые заморозки. Cоветско-американские отношения в 1945-1950 гг. М.: Рос. унив. изд-во, 1995. С. 343.

[5] История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории советского государства. М.,1991. С. 79.

[6] История России. Теории изучения. Книга вторая. Двадцатый век. /Под. ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: СВ-96, 2001. С. 278.

[7] История России. Лекция 8. http://www.dezigners.ru/work_archiv/hist/history8.html

[8] История России. Россия в мировой цивилизации: Курс лекций /Под ред. А.А. Радугина. М.,1997. С. 143.

[9] История России с конца 30-х годов ХХ в. до наших дней. /Под ред. Н.А. Душковой. Воронеж, 1995. С. 235.

[10] Уткин А.И. Американская империя. 2003. Русский Гуманитарный Интернет-Университет. http://www.i-u.ru/biblio/

[11] Основы современной цивилизации /Под ред. Л.М. Матвеенко и др. Воронеж, 1993. С. 108.

[12] Цыганков П.А. Международные отношения. М.: Новая школа, 1996. — 320 с.

[13] Владимиров В.Х. Куба в межамериканских отношениях. М.: Межд. отн., 1984. С. 199.

[14] Валиуллин К.Б.,Зарипова Р.К. История России. XX век. 2002. Русский Гуманитарный Интернет-Университет. http://www.i-u.ru/biblio/

[15] История России. Теории изучения. Книга вторая. Двадцатый век. /Под. ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: СВ-96, 2001. С. 220.

[16] Добрынин А. Наши отношения с США // Международная жизнь, 1997.- №8.

[17] История России. Теории изучения. Книга вторая. Двадцатый век. /Под. ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: СВ-96, 2001. С. 288.

[18] Валиуллин К.Б.,Зарипова Р.К. История России. XX век. 2002. Русский Гуманитарный Интернет-Университет. http://www.i-u.ru/biblio/

[19] Уткин А.И. Американская империя. 2003. Русский Гуманитарный Интернет-Университет. http://www.i-u.ru/biblio/

[20] История России. Теории изучения. Книга вторая. Двадцатый век. /Под. ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: СВ-96, 2001. С. 448.

[21] Савранская С.В. Военно-политические аспекты окончания холодной войны.// История нового и новейшего времени. Конец холодной войны: новые факты и аспекты. СГУ . Научные публикации факультета. 2004.

[22] Савранская С.В. Военно-политические аспекты окончания холодной войны.// История нового и новейшего времени. Конец холодной войны: новые факты и аспекты. СГУ . Научные публикации факультета. 2004.

[23] Савранская С.В. Военно-политические аспекты окончания холодной войны.// История нового и новейшего времени. Конец холодной войны: новые факты и аспекты. СГУ . Научные публикации факультета. 2004.

[24] История России. Теории изучения. Книга вторая. Двадцатый век. /Под. ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: СВ-96, 2001. С. 501.

[25] Савранская С.В. Военно-политические аспекты окончания холодной войны.// История нового и новейшего времени. Конец холодной войны: новые факты и аспекты. СГУ . Научные публикации факультета. 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий