регистрация / вход

Отношения Испании со странами Латинской Америки

Испания после падения франкистского режима. Взаимоотношения стран Латинской Америки и Испании в последней трети двадцатого столетий. Итоги сотрудничества в различных областях Испании и стран латиноамериканского региона.

КУРОВАЯ РАБОТА

тема: "Отношения Испании со странами Латинской Америки в 1975-1991 гг."

ПЛАН

1. Введение.

2. Испания после падения франкистского режима.

3. Взаимоотношения стран Латинской Америки и Испании в последней трети двадцатого столетий.

3.1. Испано-бразильские отношения.

3.2. Контакты Аргентины и Испании.

3.3. Испано-чилийские взаимоотношения.

4. Итоги сотрудничества в различных областях Испании и стран латиноамериканского региона.

5. Библиография.


Введение .

Последняя треть двадцатого столетия характеризовалась различными геополитическими процессами, наиболее значимыми из которых являются распад социалистического лагеря, завершение эпохи биполярной внешней политики стран мирового содружества и переход к монополярной системе PaxAmerikana. На фоне этих эпохальных изменений для рядового наблюдателя практически не замеченными проходят многочисленные процесс дезинтеграции и, наоборот, объединительные тенденции в ряде регионов земного шара. Все эти события просто-напросто включают в виде не самодостаточных звеньев глобального передела мира, после падения Потсдамской системы.

За кровавыми и яркими с точки зрения средств массовой информации событиями в Югославии, Ираке, странах-республиках бывшего СССР и ряде стран Южной и Юго-Восточной Азии практически не замеченными остаются события, происходящие на территории «Старого Света». Распад Советского Союза и активизация внешнеполитических планов США по усилению своего мирового господства также отвлекают внимание не очень прозорливого наблюдателя от изменений, происходящих в странах Латинской Америки и контактах последних с некоторыми регионами «старой» Европы.

И уже совсем на второй план уходят изменения, происходящие со странами «задворков» Европейского Союза. Одной из таких стран и является Испания, которая после падения франкистского режима в 1975 г. переживает свое «второе рождение».

Находившаяся под властью профашистского тоталитарного режима, только волею случая и стечения счастливых обстоятельств сохранившего свои позиции после разгрома во время Второй мировой войны национал-социалистической Германии и ее союзников, Испания оказалась на долгие десятилетия в международной изоляции. Начиная с 1939 г., то есть с окончательной победы франкистов над республиканцами, Испания с каждым годом все больше и больше оказывалась в вакууме дипломатических и прочих контактов.[1] Но если в годы Второй мировой войны это было еще не так страшно, поскольку отношения между странами Оси и режимом генерала Франко находились на должном уровне и Испания умудрялась играя на противоречиях между воюющими сторонами получать свою выгоду, то с окончанием войну вся мировая общественность смотрела на каудильо и его режим как на заповедник тоталитаризма в Европе. Идя на поводу у своих избирателей практически все демократические государства в большей или меньшей степени в период 1945-1975 гг. свели на нет все дипломатические, экономические и общественные контакты с Испанией.

В новых условиях послевоенного развития и во время «холодной войны» Испании приходилось довольствоваться ролью «младшего» партнера США на европейском континенте. Положение неравноправного участника международных отношений и откровенное оттеснение на вторые или даже третьи роль во внешнеполитических инициативах показывали всю ущербность положения крупнейшей страны Иберийского полуострова. Ряд крупных провалов во внешней политике и конфуз в отношении предложений Испании во время Суэцкого кризиса привили к полному вытеснению этой страны из русла европейской политической жизни. Попытки изменить собственный статус неравноправного партнера привели Испанию к активизации своей внешнеполитической деятельности в бассейне Тихого океана, то есть на территориях бывшей колониальной системы испанского королевства. Однако после окончания Второй мировой войны данный регион рассматривался Соединенными Штатами Америки как личная вотчина и поэтому вмешательства «во внутриамериканские дела» Испании никто не позволил. Еще одно фиаско казалось бы окончательно закрепило за страной униженное и подчиненное чужому диктату положение сателлита США.

Последним регионом, где можно было попытать удачу испанскому внешнеполитическому ведомству, оставалась Латинская Америка, тесные связи с которой сохранялись со времен колониального владычества Испании в данном регионе.

Латинская Америка освободилась от испанского колониального владычества в течение первой половины девятнадцатого столетия, однако религиозные, культурные и национальные связи между метрополией и бывшими колониями не прервались. Господствующая элита латиноамериканских стран состояла из выходцев из Испании во втором-третьем поколении и потомков первых завоевателей-конкистадоров. Таким образом, этническая схожесть, помноженная на религиозное единство, позволяли Мадриду сохранять в данном регионе серьезное влияние и внешнеполитические позиции. Бурные события двадцатого века и стремительное падение авторитета Испании в мире (особенно после испано-американской и гражданской войн) привели к ослаблению роли Мадрида в качестве арбитра споров латиноамериканских государств.[2]

В начале прошлого века во многих странах Латинской Америки установились авторитарные режимы кемалистского толка. Реализуя интересы и чаянья местных политических элит, они вместе с тем были зачастую не признаны остальным миром. В подобной ситуации оказалась и Испания после завершения Второй мировой войны. Не признаваемые большинством стран мира Испания и авторитарные режимы Латинской Америки были просто «обречены» на взаимное сближение.

Установление дипломатических контактов и налаживание экономического сотрудничества Испании и латиноамериканских государств активно способствовало ослаблению международной изоляции франкизма во второй половине 40-х – начале 50-х гг. Особенно наглядно это продемонстрировала Аргентина в период президентства Х.Д.Перона, которая в обмен на экономическую помощь оказывала активную дипломатическую поддержку франкистской Испании.[3]

Однако серьезные внутриполитические проблемы в Испании и вызванная этим стагнация экономики негативно ударили по отношениям франкистской Испании со странами Латинской Америки. Несмотря на ряд попыток активизации экономического сотрудничества между странами и проведение так называемых «ибероамериканских конгрессов», структурный кризис тоталитарных режимов, охвативший как латиноамериканские государства, так и Испанию не позволил осуществить данные начинания в задуманном варианте.

Стремясь хоть как-то сохранить свое пошатнувшееся влияние в регионе внешняя политика Испании в Латинской Америке получает пропагандистское обеспечение. Активно насаждается и раскручивается доктрина «испанидад».[4] Создается образ Испании как “Матери-Родины” латиноамериканских народов. Одним из наиболее серьезных пропагандистов новой теории выступает в 50-60-гг. Институт испанской культуры в странах Латинской Америки.

Серьезные попытки использовать недовольство латиноамериканцев экспансией США в регионе предпринимает испанская дипломатия во время Карибского кризиса и события ему предшествовавших. На удивление всего мира Испания поддерживает кубинскую революцию наперекор мнению и настоятельным просьбам своего могущественного патрона – США. Испанские торговые суда не признавая блокады Кубы со стороны Соединенных Штатов Америки посещают «остров Свободы».

Столь же активную внешнеполитическую позицию занимает Испания и в отношениях с Чили. Активное экономическое сотрудничество Испании и Чили в период Народного Единства приводит к подписанию взаимовыгодного испано-чилийского договора 1971 г. Данный документ является одной из ступеней, позволивших Испании выйти на новый уровень взаимоотношений со странами Латинской Америки. Благодаря этому Испании удалось стать участником в деятельности Межамериканского банка развития, а в последствии и в таких межгосударственных объединений как ОАГ, ЛАСТ (Ассоциации свободной торговли) и Андская группа.

Все эти оглушительные успехи внешней политики мадридской дипломатии в латиноамериканском регионе сводились на нет закостеневшим в своем консерватизме политическим режимом. Если политика «сильной руки» и «вождизм» могли себя хоть как-то оправдать в период между двумя мировыми войнами, то, начиная с 50-х гг. они действовали как серьезный тормоз для поступательного развития Испании. Они же препятствовали полноценной интеграции государства в международную экономическую и политическую систему, обрекая Испанию существовать на задворках истории. Однако все изменилось после смерти в 1975 г. Франциско Баамонде Франко, бессменного главы государства и вождя консервативной Испанской фаланги. После смерти главы тоталитарного государства созданная им политическая система стала трещать по швам, что привело к установлению демократии и свержению франкистского режима.


2. Испания после падения франкистского режима.

С падением франкизма в 1975 году начался новый этап в истории Испании. В испанской исторической литературе он получил название «постфранкистский период» или «период демократизации». Процесс демократизации политической жизни Испании затронул все аспекты, в том числе и внешнюю политику страны. Новые политические силы, пришедшие к власти, выдвинули в качестве основной задачи выход их международной изоляции.

Происходит восстановление дипломатических отношений с Мексикой, а также установление дипломатических отношений с СССР и европейскими социалистическими странами. Испания выходит из международной изоляции и начинает активно бороться за завоевание для себя достойного места в мировом содружестве.

Создаются благоприятные условия для активизации испанской внешней политики, в том числе для проникновения испанских капиталов экономику Латинской Америки, были связаны с ростом самостоятельных выступлений латиноамериканских стран на мировой арене и повышением темпов их экономического развития, сопровождавшегося процессом импортзамещяющей индустриализации, что порождало необходимость поиска новых рынков и источников финансирования. Правительства и военные режимы, правившие в Латиноамериканских государствах во второй половине двадцатого века были заинтересованы в развитии национальной промышленности и проводили политику этатизма, для чего было необходимо постоянное вливание в экономику крупных финансовых средств. Испания, хотя и не обладала подобными свободными капиталами, но могла брать их у других стран Европы на благоприятных условиях и при минимальной процентной ставке.[5]

Интерес латиноамериканских стран к расширению сотрудничества с Испанией также был обусловлен поисками рынков сбыта для своих товаров.

Активизация отношений с Испанией отвечала задачам диверсификации внешних связей, надеждам латиноамериканских стран ослабить одностороннюю зависимость от США. Учитывая «традиционную» дружбу с Испанией, латиноамериканские страны рассчитывали на то, что Испания, вместе с Португалией и Грецией замыкавшая группировку государств в Западной Европе, не сможет, в отличие от более сильных партнёров, решительно навязать свои требования и, таким образом, их взаимоотношения будут носить более равноправный характер и больше строиться на учёте балансов интересов.

Латиноамериканский курс Испании в постфранкистский период в своём развитии прошёл два главных этапа. На первом этапе (в основном соответствует периоду правления правительств Союза демократического центра: июль 1976 - октябрь 1982 годов) правительства активно использовали внеблоковую политику для прорыва международной изоляции и расширения отношений со странами Латинской Америки. Новым содержанием наполнилось идеологическое обоснование латиноамериканского курса Испании. Реакционный паниспанизм уступил место новой концепции, в основу которой, на ряду с идеей о закономерностях экономического, политического и духовного сближения всех испаноязычных народов, был положен тезис об их объединении в рамках Иберо-американского сообщества наций, защите прав человека и мирном переходе к демократии.

К концу этого этапа произошло усиление европейского и атлантического направления во внешней политике Испании, страна вступила в НАТО. Правительство СДЦ во главе с Л.Кальво Сотело (1981 - 1982 гг.) во внешней политике главное внимание стало уделять укреплению позиций Испании в Западной Европе, ослабив активность в Латинской Америке и в других регионах мира.

Второй этап начался в 1982 году. Приход к власти Испанской социалистической партии (октябрь 1982 года) явился важной вехой в истории постфранкистской Испании, ознаменовал сдвиг влево в политической жизни страны. Социалисты одержали победу на выборах, выступив с критикой пронатовской политики своих предшественников. Они выдвинули программу борьбы за разрядку и ядерное разоружение. Важное место в их программе занимали вопросы расширения сотрудничества с латиноамериканскими странами. Главное отличие латиноамериканского курса испанских социалистов от политики их предшественников состоит в том, что ИСРП и правительство Гонсалеса на международной арене выступили в пользу признания права латиноамериканских народов на освободительную борьбу, на свободу официально-политического выбора и своими политическими делами продемонстрировали намерение, хотя непоследовательно и половинчато, способствовать осуществлению этого права.

Однако отношения между Испанией и Латинской Америкой не всегда были «гладкими» в рассматриваемый период. Это объясняется, прежде всего, тем, что замыслы и претензии испанского руководства нередко превосходили наличные ресурсы, которые Испания может выделить для осуществления своего латиноамериканского курса. В данном случае речь идёт как об экономических, так и о политических средствах.

Активность Испании на латиноамериканском направлении нарастала более медленными темпами, особенно в 80-х годах, чем на западноевропейском и атлантическом направлениях. В результате значение во внешнеполитической деятельности Испании латиноамериканского направления и, естественно, его эффективность относительно уменьшаются.

Остаются не решёнными многие проблемы испано-латиноамериканских отношений. В частности, Испании не удалось добиться реальных уступок Западной Европы латиноамериканским странам как в области ликвидации финансовой задолженности, так и в области торгово-экономических отношений. Не всегда испанские инициативы получают однозначную положительную оценку в латиноамериканских странах, где усиление влияния Испании расценивается некоторыми кругами как проявление скрытой экспансии НАТО в развивающихся странах.

Несмотря на существующие трудности Испания и латиноамериканские государства располагают немалыми резервами для расширения взаимовыгодного сотрудничества.

Испания напряженно ищет свое место в биполярной системе международных отношений. В начале 80-х гг. происходит широкое общественное обсуждение различных вариантов решения этого вопроса. Различные силы и группировки испанского общества предлагают разные позиции: вступление Испании в НАТО, сохранение нейтралитета, участие в деятельности Движения неприсоединения.

После отставки правительства А.Суареса к власти приходит кабинета Л.Кальво Сотело. Его курс - скорейшее вступление Испании в НАТО. В декабря 1981 г. происходит подписание договора о вступлении Испании в НАТО. Это изменение внешнеполитического курса привело к некоторому охлаждению испано-латиноамериканских взаимоотношений. Во внешней политики Мадрида начинает чувствоваться раздвоенность. Стремление быть участником НАТО зачастую идет в разрез с интересами стран латиноамериканского региона.[6]

Особенно ярко эта раздвоенность проявляется во время англо-аргентинского конфликта 1982 г. Перед внешней дипломатией Испании встает проблема выбора между «североатлантической солидарностью» и «ибероамериканским единством».[7]

Все больше и больше вливаясь в структуры НАТО, Испания оказывается вынужденной в значительной мере корректировать свою внешнюю политику в угоду интересам альянса. Однако, несмотря на ослабление военного и государственного участия Испании в делах Латинской Америки бурно развивается всевозможное экономическое сотрудничество. Государство оказывается поставленным перед необходимостью дипломатическими путями поддерживать финансовую и экономическую экспансию испанского капитала в латиноамериканском регионе. Это приводит к заключению ряд серьезных двухсторонних испано-латиноамериканских договоров, которые позволили иберийским предпринимателям оказаться в привилегированном положении по отношению к их конкурентам из Европы и стран Азии.[8]

Наиболее наглядными и интересными для изучения в описываемый период выступают внешнеполитические контакты Испании с Чили, Аргентиной и Бразилией. Со всеми этими государствами Мадрид связывает тесное экономическое сотрудничество, которое является залогом политических контактов между правительствами стран. В большей или меньшей степени, но все государства Латинской Америки являются экономическими партнерами Испании как в сфере промышленного производства, так и в финансово-деловых новациях и экспериментах.


3. Взаимоотношения стран Латинской Америки и Испании в последней трети двадцатого столетий.

3.1. Испано-бразильские отношения.

Бразилия (Федеративная Республика Бразилия) выступает на мировом рынке в роли аграрно-сырьевой базы развитых капиталистических стран, поставляя им кофе (около 10% бразильского экспорта), хлопок, какао, сахар, древесину, железную и марганцевую руды, импортируя различные промышленные товары и минеральное топливо.[9] Страна производит порядка 2% ВМП. В начале последнего десятилетия ХХ века бразильская экономика находилась на 10-м месте в мире. Экономическая активность Бразилии выше, чем в других развивающихся странах. Экспорт составляет 10% ее Валового Внутреннего Продукта, а промышленность - около 30%, что аналогично показателям некоторых развитых стран.

По многим социально-экономическим признакам Бразилия относится к развивающимся странам, но занимает среди них особое место. Обладая большим экономическим потенциалом и довольно высоким уровнем экономического развития, она входит в число новых индустриальных стран.

Богатые запасы гидроэнергии и полезных ископаемых, особенно железной (второе место в мире) и марганцевой руд, создают основу для развития тяжелой промышленности, а огромные лесные массивы открывают широкие перспективы перед отраслями, связанными с переработкой древесины.

Бразилия входит в группу наиболее развитых стран Латинской Америки. На ее территории сосредоточено 2/3 всех промышленных предприятий Латиноамериканского региона. На долю страны приходится свыше половины научно-технического потенциала Южной Америки.

В период после Второй мировой войны и в послевоенные годы в стране относительно быстро развивалась промышленность. В 1991 году экономически активное население страны достигало 64 млн. человек. В сельском хозяйстве занято - 23% и в промышленности - 18%. В торговле работает 12%, а в строительстве - 6%.

В отличие от большинства стран Южной Америки и Мексики, добывающая промышленность начала развиваться в Бразилии сравнительно недавно. Лишь в первые десятилетия после Второй мировой войны данной отрасли производства правительство и финансовые круги Бразилии стали уделять должное внимание.

В добыче полезных ископаемых, особенно нефти и железной руды, важную роль играет государство, но многие крупные предприятия, добывающие марганец и другие полезные ископаемые, контролирует международный капитал.

Определенную нишу в области разработки недр Бразилии занимает и Испания, которая является посредником при предоставлении крупных кредитов государству для развития транспорта и перерабатывающей промышленности.

Бразилия располагает самой крупной в Латинской Америке черной металлургией. В 40-е годы в Волте-Редонде (штат Рио-де-Жанейро) на деньги американского Eximbank было построено первое металлургическое предприятие. В 1980 г. в стране было выплавлено 6,8 млн. т стали. Около 50% продукции черной металлургии приходится на завод Волта-Редонда, принадлежащий государству. Более 76% общей стоимости обслуживания заводского комплекса покрыто внешними кредитами у Западной Германии и Франции при активном внешнеполитическом посредничестве Испании через структуры Европейского Экономического Содружества.[10]

Бразильское государство вкладывает большие средства (международные кредиты и займы у Соединенных Штатов Америки) в строительство электростанций, стремясь укрепить энергетическую базу бразильской промышленности. Несмотря на то, что ряд крупнейших гидроэлектростанций принадлежит государству (гидрокомплекс Сети-Кедаш на р.Паран), ключевые позиции в производстве электроэнергии занимают иностранные компании.

Подытоживая вышесказанное, следует указать на то, что известный бразильский историк Лусиано Мартинш насчитывает в современной Бразилии три этапа.[11]

Первый (начинающийся со второй половины XIX в.) характерен тем, что организация экономики и общества в целом базируется на развитии аграрно-экспортного сектора. Страна интегрируется в мировое капиталистическое хозяйство, но непосредственный контроль иностранного капитала незначителен, решающую роль играют местные производители («кофейные бароны» и т.п.).

На втором этапе (20-40-е годы прошлого столетия) развивается процесс индустриализации в его первой фазе (производство предметов потребления). Идет ускоренная урбанизация, центр экономической и общественной жизни перемещается в город. Падает значение аграрно-эксплуатирующей олигархии, быстро растут буржуазия, резко усиливается роль государства, распространяется популизм.

Третий этап (50-е годы и далее) отмечен второй фазой индустриализации (производство средств потребления), вторжением иностранного капитала, «интериоризирующегося» в стране, равно как и кризисом буржуазии, упадком популизма и общим «глубоким кризисом власти в 60-х годах».[12]

После победы на выборах 1955 г. к власти в Бразилии приходит Жуселин Кубичек представитель центристских буржуазных кругов, человек компромисса, ловкий политический комбинатор, ставший самым популярным президентом. Решив стать инициатором бурного экономического подъема, он выбросил лозунг «Пятьдесят лет прогресса за пять лет».[13] Дух экономического развития – «дезенволвимьентижму» - охватывает страну. Возникают грандиозные предприятия, компании, вся нация взбудоражена строительной лихорадкой. Начинается сооружение новой столицы (1956 г.) – города Бразилиа. Предприниматели, подрядчики, спекулянты несутся к богатству на волнах невиданного бума. Строительство огромных заводов в Сан-Паулу превращают округ в «бразильский Детройт».[14]

Возникли новые отрасли индустрии – машиностроение, приборостроение, химическая промышленность. Невероятными темпами развивалась только что созданная автомобильная промышленность. Импорт потребительских товаров длительного пользования практически был прекращен.

Иностранный капитал, торопясь захватить свою долю, хлынул в Бразилию бурным потоком. Франкистская Испания стремиться урвать часть невиданной прибыли для себя. В период 1955-1970-х годов на долю испанских предпринимателей и инвесторов приходится примерно 17-23% финансовых вложений в бурно развивающуюся экономику Бразилии. Многие экономические инициативы испанского экономического проникновения в Латинскую Америку связанны с именем крупного политического деятеля -Г.Лопеса Браво.

Однако бурный подъем привел к ряду негативных последствий. Неудержимо росла инфляция, падала реальная зарплата трудящихся, ресурсы страны перенапрягались. Кубичек обратился к иностранному капиталу, предоставив ему ряд привилегий. За годы его президентства в Бразилию было ввезено около 450 млн. долларов. Иностранные монополии заняли господствующее положение в важнейших, наиболее перспективных отраслях бразильской экономики.

Кризис власти, вызванный «перегревом экономики», привел к ряду военных переворотов, в результате которых руководство страной захватила армия (1968 г.). Ориентируясь на мировых лидеров, военные создали так называемую «капиталистическо-технобюрократическую модель» (по определению бразильского социолога Перейры).[15]

Главными динамическими элементами, «моторами развития» модели стали транснациональные корпорации (ТНК) со своими филиалами и клиентами и мощный госсектор. Крупнейшие ТНК, такие как «Фольксваген», «Дженерал Моторз», «Форд», «Тойота», «Симменс», «Крупп», «Фиат», «Вестингауз» и многие другие перевели в Бразилию значительную часть своего производственного потенциала; их прямые инвестиции в производство исчисляются миллиардами долларов. Военный режим целенаправленно создавал максимально благоприятный для иностранных инвесторов климат. Бурное экономическое развитие получает определение «бразильского чуда».

Оказавшись не в состоянии противостоять экономической конкуренции мировых экономических лидеров, Испания оказывается вынужденной довольствоваться ролью второстепенного инвестора. Попытки улучшить финансовое положение мадридской дипломатии путем получения кредитов у Европейского Экономического Содружества (ЕЭС) для последующего вложения их в стремительно развивающуюся экономику Бразилии сталкивается с активным противодействием Федеративной Республики Германии. Западногерманская дипломатия, стремясь максимально оградить собственных предпринимателей от конкуренции иберийцев, начиная с 1982 г. многократно срывает получение кредитов Испанией, для последующего кредитования Бразилии и Аргентины. Предоставленная сама себе Испания оказывается не в состоянии на равных конкурировать в финансовых вливаниях в экономику Бразилии, и постепенно вытесняется другими странами из этой области финансов. Теперь основная часть прямых капиталовложений (30% в конце 1991 г.) принадлежит американским ТНК, 14,7% — германским, около 10 — японским и 8% — швейцарским. Британский капитал, занимавший ранее видное место в бразильском хозяйстве, сократил свое влияние. Испанский капитал из Бразилии практически полностью вытеснен из страны.

Оказавшись отодвинутой на вторые роли, мадридская дипломатия стремиться сохранить свое влияние в регионе путем интеграции в межгосударственные органы Латинской Америки. Путем двухсторонних договоров о культурном и этнографическом сотрудничестве испанская дипломатия старается оградить собственную внешнюю политику в регионе от вмешательства не иберийских наций. Усиливается влияние Испании на страны Латинской Америки посредством католической церкви, которая получает от мадридского правительства крупные финансовые вливания на проведение происпанской агитации в Латиноамериканском регионе.

После прихода в ходе выборов Испанской Социалистической Рабочей Партии (ИСРП) к власти в 1982 году правительство социалистов сразу же приступило к поискам новых путей сближения с Латинской Америкой.

Особенно остро к моменту прихода к власти ИСРП стояла проблема задолженности Бразилии мировому экономическому сообществу. Страна начала пожинать плоды «хищнического и иррационального развития, при котором огромное большинство ресурсов используется для содействия накопления капитала в руках различных крупных монополий».[16]

Поскольку Бразилия на 80% «работает» на импортной нефти, причем нефть составляет 45% всего энергобаланса страны, то мировой нефтяной кризис, начавшийся в 1973 г., наиболее сильно ударил по государству. Резкое повышение цен на нефть на мировом рынке плюс растущие расходы на импорт нефтепродуктов, стали и минеральных удобрений привели к тому, что уже в 1974 г. бразильский импорт вырос по стоимости на 108%.[17]

Внешний долг страны, составлявший в 1964 г. 3 млрд. долларов, вырос к 1974 г. до 17 млрд., а к 1982 г. – до 80 млрд. долларов. В 1984 г. внешняя задолженность Бразилии достигла фантастической суммы – 100 млрд. долларов. Только на выплату процентов по кредитам в 1983 г. пришлось израсходовать 18 млрд. долларов.[18] Страна все больше и больше скатывалась в экономическую пропасть.

Именно в этот момент помощь Испании оказалась для Бразилии как нельзя кстати. Являясь одновременно страной-кредитором и страной-должником, Испания старалась ориентировать своих партнёров в Латинской Америке, в том числе и Бразилию, на поиски компромиссного решения проблемы. Перекрестное кредитование и займы у мировых лидеров позволили бразильскому правительству на время уменьшить внутреннюю и внешнюю напряженность.

Однако изменение внешнеполитического курса Испании после 1982 г. и ориентация правящей элиты в Мадриде на Средиземноморские акценты развития и более тесную интеграцию в Европейское Содружество привели к значительному сокращению объёмов торговли между Испанией и странами региона. Бразилия как и остальные иберо-американские партнеры Испании в регионе начинают оказываться не у дел.

К середине 80-х годов наметилось снижение интенсивности политических контактов между ними.

Только после победы социалистов на парламентских выборах в 1986 году испанское правительство предприняло шаги для тог, чтобы переломить эту негативную тенденцию и взяло курс на реактивизацию отношений Испании со странами Латинской Америки.

Все теснее вливаясь в сотрудничество с Европейским Союзом, Испания во второй половине 80-х годов берет на себя роль посредника в развитии связей Европейского союза со странами Латинской Америки.

Последовательное сокращение доли США во внешней торговле Бразилии, относительное уменьшение доли американских инвестиций в общем, объеме иностранных капиталовложений с ростом капиталовложений стран Западной Европы и Японии, а также обострение противоречий с США по вопросам экономических взаимоотношений создали объективные предпосылки для более самостоятельной позиции Бразилии в отношениях с развивающимися странами.

Положительные тенденции прослеживаются в посреднической деятельности Испании между Европейским союзом с МЕРКОСУР (Общий рынок Южного конуса).[19]

Несмотря на то, что экономическое влияние Испании на Бразилию за последние двадцать лет сведено на нет жесткой конкуренцией других капиталистических стран, мадридская дипломатия сохраняет определенные «рычаги давления» на Бразилию посредством этно-культурного и религиозного сходства. Посредством активного участия Испании в различных организациях и объединениях стран Латинской Америки Мадрид оказывается в состоянии корректировать курс государств латиноамериканского региона в благоприятное для себя и своих партнеров по Европейскому Содружеству русло.


3.2. Контакты Аргентины и Испании .

Аргентина (Аргентинская Республика) – второе по территории и населению государство Южной Америки. Она поставляет на мировой рынок мясные продукты, шерсть, кожи и зерно. Эти товары составляют около 75% аргентинского экспорта. Импортирует она главным образом промышленное оборудование, твердое и жидкое топливо. Основным внешнеторговым партнером Аргентины выступает Европейский Союз, который предъявляет спрос на зерно и мясные продукты.

По числу рабочих и стоимости продукции видное место в аргентинской промышленности занимает пищевая промышленность, особенно мясная. Крупнейшие мясокомбинаты принадлежат английским и североамериканским компаниям. Относительно развита текстильная промышленность. По производству хлопчатобумажных тканей Аргентина занимает второе место в Латинской Америке, уступая только Бразилии. Велико значение шерстяной промышленности, хорошо обеспеченной сырьем.

Тяжелая индустрия не покрывает потребностей страны. Важнейшие ее отрасли – производство электроэнергии, главным образом на тепловых электростанциях, добыча нефти, нефтепереработка, нефтехимия, металлургия, металлообработка и машиностроение. В этих отраслях довольно сильные позиции занимает государство.[20]

Богатая традиция военных переворотов и хунт различного толка накладывает на развитие Аргентины своеобразный отпечаток. Армия имеет значительное участие в управлении государственным сектором экономики. При этом следует учитывать, что формирование армейских традиций и собственно вооруженных сил Аргентинской Республики происходило под влиянием германской милитаристической школы. Так на формирование доктрин аргентинской армии большое влияние оказали германские военные теоретики. Свою роль сыграла и подготовка аргентинского офицерского состава в Германии и Италии. В 1939 году, когда разразилась вторая мировая война, из 34 генералов 17 прошли службу в Германии, почти половина первых преподавателей Высшей военной школы были немцами.[21]

Восприятие государства как геополитического гегемона в регионе свойственно для аргентинской правящей политической и военной элиты. С этим связано милитаристическое внешнеполитическое кредо большинства мероприятий руководства аргентинского государства. Профашистская политика аргентинского военного руководства и тесные контакты в 30-40-е годы с Италией и Германией привели к тесному сближению франкистской Испании и Аргентины. После поражения стран Оси во Второй мировой войне и Испания, и Аргентина поспешили продемонстрировать свою лояльность победителям. Итогом подобных действий становится заключение Аргентинский Республикой очень выгодных для США договоров. Аргентина попадает под диктат Соединенных Штатов Америки и во многом утрачивает свободу внешнеполитического маневра. На данном этапе контакты между «отверженными режимами» Аргентины и Испании сходят практически на нет. Обе стран опасаются афишировать свои политические взгляды и планы на будущее развитие.

Чередование демократических режимов и военных переворотов в период 1945-1973 годов приводит к значительному ослаблению позиций Аргентины в мире.

В конце 1950-60-х годов важным направлением внешней политики аргентинского правительства являлось укрепление экономических, политических и культурных связей со странами региона. Большой интерес представляет позиция Аргентины в решении такой сложной и противоречивой проблемы, какой является интеграция латиноамериканских стран, имеющая не только экономический, но и политический аспект.

Тенденция к интеграции, отражала стремление к достижению экономической самостоятельности, ускорению индустриализации, ликвидации неравноправного положения в международной торговле, расширению рынков для экспорта своих товаров.

Идеи экономической интеграции получили широкое распространение среди аргентинской буржуазии. Однако следует отметить наличие больших расхождений и противоречий среди ее раз различных группировок в отношении целей и методов осуществления интеграции. Средняя и мелкая буржуазия, выступая за сближение с другими странами Латинской Америки, пыталась добиться экономической независимости страны, создать единый блок латиноамериканских государств, противостоящий политической и экономической экспансии США. Группировки крупной буржуазии, связанные с иностранным капиталом рассчитывали на финансовую помощь североамериканских монополий и увеличение своих прибылей путем проникновения на рынок менее развитых стран континента.

Происходит активизация связей Аргентины со странами региона. Преследуя эти цели, Аргентина заключила двусторонние соглашения с Бразилией, Уругваем, Перу.

Одновременно с этим аргентина стремиться установить прочные взаимовыгодные отношения со странами Западной Европы. Проводником подобной политики и надежным партнером этих инициатив выступает Испания. Однако надежды на то, что Испания после вступления в ЕС станет связующим звеном между ЕС и Латинской Америкой, оказываются несостоятельными.[22]

На переходном этапе между периодом импортзамещения и приходом к власти военных в Аргентине правил законно избранный президент. Одним из важнейших аспектов внешнеполитического курса правительства Ильиа была его латиноамериканская политика. Укрепляя экономические, политические и культурные связи с государствами Латинской Америки, особенно с соседними государствами, аргентинская дипломатия стремилась к повышению престижа своей страны в Западном полушарии. Местная буржуазия в поисках новых рынков сбыта товаров стремилась использовать ЛАСТ (Латиноамериканская Ассоциация Свободной Торговли), в создании которой она играла одну из первостепенных ролей.

Стремление находиться на лидирующих позициях в регионе постоянно подталкивало Буэнос-Айрес к конфликтам с соседями. Однако при участии испанской дипломатии и наличии здравого смысла со стороны правителей Аргентины, большинство спорных проблем удавалось решать за столом переговоров.

Несмотря на ряд экономических договоров с Бразилией, Аргентинская Республика постоянно имела «камень преткновения» в контактах с этой страной из-за устья Ла-Платы. Такой же спорной территорией выступают и Мальдивские (Фолклендские) острова, конфликт из-за которых привел к открытому вооруженному конфликты между Аргентиной и Великобританией.

Причинами конфликта явились территориальный спор между ведущей империалистической державой, членом военного блока НАТО Великобританией, с одной стороны, и развивающейся капиталистической страной, членом Организации Американских Государств Аргентиной — с другой и нежелание правительства тори отказаться от своей колониальной политики.

Немаловажную роль в обострении конфликтной ситуации сыграли США, которые первоначально пытались взять на себя роль посредника в разрешении спора и одновременно укрепить свое влияние в этом районе, а затем, открыто блокируясь с партнером по НАТО, способствовали развязыванию “малой войны”.[23]

Позиция испанкой дипломатии в данном конфликте направлена на мирное урегулирование – Мадрид поддержал резолюцию ООН №502, которая призывала стороны прекратить вооруженное противостояние.[24] Однако и Аргентина, и Великобритания «закусили удила». Имея тесные исторические связи с Аргентиной, Испания оказалась не в состоянии оказать какую-либо помощь государству, что в значительной мере ухудшило контакт между странами. Еще более способствовало охлаждению агрентино-испанской дружбы присоединение Мадрида к эмбарго оружия и военного сырья, введенного Великобританией и Соединенными Штатами Америки по отношению к Аргентине. Оказавшись на распутье, перед выбором позиции, Испания в ущерб национальному и религиозному единству, сделала ставку на партнерство в НАТО и не оказала Аргентине полноценной помощи, ограничившись дипломатическими нотами и призывами. Этого впоследствии аргентинцы простить так и не смогли Испании.

Не имея серьезного финансового влияния, мадридское правительство утратило в глазах Аргентины тот образ «Родины-Матери», который Испания создавала на протяжении всего двадцатого века. После Мальдивской катастрофы и падения военной хунты испанская дипломатия уже не имела должного влияния в Аргентине, уступив свое место «европейского патрона» Западной Германии, активно подрежавшей Аргентину в решении конфликта.

Последние годы мадридская дипломатия пытается вернуть пошатнувшийся престиж и влияние на Аргентину и ее ближайших соседей. Наиболее значимые приготовления для осуществления этого были сделаны при проведении празднования 500-летия открытия Америки. Однако несмотря на некоторое «потепление» в отношениях между странами, былого уровня доверия и контактов не наблюдается. Попытки культурного сотрудничества сталкиваются на ряд препятствий, наиболее значимыми из которых являются два. Первое – отсутствие у Испании достаточного количества свободных финансовых средств, которые необходимо вкладывать в кредитование аргентинской экономики. И второе – «синдром предательства», который ощущают аргентинцы по отношению к Испании.


3.3. Испано-чилийские взаимоотношения.

В системе международного разделения труда Чили – горнопромышленная страна, поставляющая на мировой рынок медь, железную руду, селитру, йод и импортирующая всевозможные промышленные изделия и некоторые продукты питания.[25]

Главный экспортный товар - медь, долгое время вызывавшая пристальное внимание Соединенных Штатов. К 1960м годам американские фирмы вложили так много в чилийские медные рудники, что фактически владели большей их частью. Когда к власти в 1964 году пришел консервативный президент Эдуардо Фрей, он попытался национализировать медные рудники, но безуспешно - бизнес-сообщество оказало этому упорное сопротивление.

С 1964-го по 1970-й год в Чили продолжалась "революция свободы" под руководством президента Эдуардо Фрея. С 1970-го по 1974-й, президент Сальвадор Альенде вел страну по "чилийской дороге к социализму". С 1973 по 1989, генерал Аугусто Пиночет и его военный режим проводил "тихую революцию". Однако в то же самое время экономика страны вышла на одно из первых мест среди стран Южной Америки, что позволило Чили вступить в такие организации, как Азиатско-тихоокеанская организация экономического сотрудничества и Североамериканское соглашение по зоне свободной торговли. Чили является членом ООН и всех специализированных агентств этой организации, Организации американских государств. После 1990 года Чили возвратилось к демократии.

В отношениях между Испанией и Чили на протяжение всей второй половины двадцатого века существовала какая-то недосказанность, не определенность. Не имея достаточного объема финансовых средств для успешной конкуренции с США в экономике страны испанцы были вынуждены довольствоваться этнокультурным сотрудничеством. Любые, даже очень робкие, попытки Испании закрепиться в экономике Чили, ориентированной на добычу полезных ископаемых, тотчас же сталкивались с жестким, а порой и откровенно агрессивным отпором со стороны Соединенных Штатов Америки.

В правление генерала Пиночета, являвшегося ставленником ЦРУ и бывшего «оплотом» американского влияния в регионе, внешнеполитические контакты Чили и Испании были крайне не значительны. Либеральный Мадрид не мог пойти на соглашение с откровенным диктаторским режимом, проводившим геноцид собственного народа. Наоборот, испанские дипломата и правозащитники всячески обличали пиночетовский режим и указывали мировому сообществу на нарушение прав человека в Чили.

Еще большее неприятие в испано-чилийских отношениях наметилось после Фолклендского конфликта между Аргентиной и Великобританией, в котором активную помощь британцам оказал лично Пиночет и его чилийский режим.

После отставки Пиночета испанские дипломаты стали требовать суда на бывшим диктатором. Однако в течение десяти лет эти труды не приносили видимого результата. Все изменилось когда в октябре 1998 Пиночет был арестован в Лондоне по требованию испанских властей, обвинявших его в геноциде, терроризме и убийствах испанских граждан, граждан Чили и других стран.

К требованиям Испании присоединились Франция, Швейцария и Бельгия, которые настаивали на том, что генерал должен ответить за нарушения прав человека. В отношениях Чили с Великобританией и Испанией возникла ощутимая напряженность, поскольку дипломатическая неприкосновенность чилийского гражданина была, по мнению чилийской стороны, нарушена.

Однако после ряда переговоров правительство Испании заявило, что не будет требовать выдачи освобожденного британскими властями бывшего чилийского диктатора. «Испания намерена уважать решение Великобритании, и дать возможность генералу вернуться в Чили и не участвовать в судебном процессе», на котором настаивали правительства четырех европейских стран и правозащитные организации. Испанское правительство не скрывало своей оппозиции юридическим шагам против генерала. К тому же, оно обеспокоено тем, что такие шаги уже повредили отношениям Испании с Чили.


4. Итоги сотрудничества в различных областях Испании и стран латиноамериканского региона.

За первое десятилетие после падения франкистской диктатуры, в Испании произошли заметные сдвиги в отношениях между странами Латинской Америки и их бывшей метрополией. Демонтаж франкизма, демократические перемены в Испании вызвали широкий отклик в латиноамериканских странах, открыли благоприятные возможности для сближения Испании с латиноамериканскими государствами. В целом с конца 70-х годов до начала 80-х годов отношения Испании с латиноамериканскими странами достигли значительного уровня и образовали автономное направление во внешнеполитической деятельности, как Испании, так и большой группой латиноамериканских стран.

Развитию отношений во многом способствовали их взаимные интересы. Активность испанского правительства была вызвана ускорением экономического развития Испании в 60-х - начале 70-х годов, которое служило стимулом к поискам новых рынков сбыта.

Важным побудительным стимулом интереса Испании к Латинской Америки являлась необходимость преодоления политической изоляции, в которой находился франкистский режим. Выбор латиноамериканского направления как главного в третьемирской стратегии Испании определялся также наличием определённой базы, в частности, культурно-историческими традициями, общностью религии и языка.

Это создавало возможности для складывания новых форм отношений между Испанией и латиноамериканскими странами, которые рассматривали их как важный канал для укрепления своего сотрудничества с западной Европой, видели в них один из возможных путей преодоления односторонней зависимости от США.

Значительно возросла роль Испании в разрешении проблем стран латиноамериканского континента и в процессах, связанных с урегулированием региональных конфликтов в этом районе земного шара. В последние годы в испанской политике в Латинской Америке появился новый аспект, связанный со вступлением страны в ЕС и усилением воздействия этого влиятельного «центра силы» на внутреннюю и внешнюю политику Испании.

Опираясь на внеблоковую позицию, используя лозунги единства испоноязычных наций, мадридское правительство стало проводить в Латинской Америке политику наведения «мостов доверия», значительно расширила политический диалог со странами региона. Испании удалось добиться успехов в сближении с региональными организациями в Латинской Америке. Правительство Испании выступило с инициативой создания Иберо-американского сообщества наций.

Успешно начатый процесс восстановления отношений Испании с латиноамериканскими странами в конце 70-х годов столкнулся с определёнными трудностями. На фоне экономических осложнений и обострившихся внутриполитических противоречий в стране, а также свёртывания процессов разрядки, определился отход правящих кругов Испании от внеблоковой линии во внешней политике, наметилось явное и более тесное сближение с западными союзниками и НАТО.

Поворот правящих кругов Испании к началу 80-х годов в сторону атлантизма, вступление Испании в 1982 году в НАТО и возникшая в связи с этим определённая подчинённость внешней политики Испании стратегии НАТО вызвали настороженность в латиноамериканских странах, внесли осложняющий элемент в отношения между испано-язычными странами.

В первой половине 80-х годов в отношениях с латиноамериканскими странами и другими государствами третьего мира в период конфликтных ситуаций в Латинской Америки и Карибском бассейне испанские правительства следовали самостоятельным курсом, отличным от политики США и других государств в этих странах. Серьёзные противоречия между Испанией и США выявились в вопросах урегулирования конфликтных ситуаций в странах Латинской Америки и Карибского бассейна. Мадрид осудил агрессивные действия администрации США против Никарагуа, всемерно поддерживал Контадорский процесс и Гватемальское соглашение, одобренное совещанием глав пяти Центральноамериканских государств в августе 1987 года. С этой позицией связаны посреднические усилия Испании в деле привлечения Западноевропейских стран к оказанию экономической помощи Центральноамериканским странам.

Латиноамериканский курс Испании в своём развитии прошёл два главных этапа. На первом этапе (июль 1976 - октябрь 1982 годов) правительства активно использовали внеблоковую политику для прорыва международной изоляции и расширения отношений со странами Латинской Америки. Новым содержанием наполнилось идеологическое обоснование латиноамериканского курса Испании. Был положен тезис об их объединении в рамках Иберо-американского сообщества наций, защите прав человека и мирном переходе к демократии. К концу этого этапа произошло усиление европейского и атлантического направления во внешней политике Испании, страна вступила в НАТО.

Второй этап начался в 1982 году. Выдвигается программа борьбы за разрядку и ядерное разоружение. Главное отличие нового этапа - выступление в пользу признания права латиноамериканских народов на освободительную борьбу, на свободу социально-политического.

Однако отношения между Испанией и Латинской Америкой не всегда были «гладкими» в рассматриваемый период. Это объясняется, прежде всего, тем, что замыслы и претензии испанского руководства нередко превосходили наличные ресурсы, которые Испания может выделить для осуществления своего латиноамериканского курса. В данном случае речь идёт как об экономических, так и о политических средствах.

Несмотря на существующие трудности Испания и латиноамериканские государства располагают немалыми резервами для расширения взаимовыгодного сотрудничества.


5. БИБЛИОГРАФИЯ .

1. Аникеева Н.Е. Испания в системе европейских государств в 80-90-е гг. // Проблемы безопасности в Европе. М., 1998.

2. Доценко В.Д. Флоты в локальных конфликтах второй половины XX века. — М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2001.

3. Забелина Т.Ю ., Бразильская «модель» военно-диктаторского режима. – Политическая система общества в Латинской Америке. М., 1982.

4. Красиков А . Испания и мировая политика. М., 1989.

5. Мирский Г.И. Роль армии в политической жизни стран «третьего мира», М., «Наука», 1989.

6. Орлов А.А. Проблема отношений Испании с НАТО и другими военно-политическими институтами Запада. М., 1998.

7. Пожарская С.П. Тайная дипломатия Мадрида: Внешняя политика Испании в годы второй мировой войны. М., 1971.

8. Пряхин Д . Внешняя политика Испании. М., 1968.

9. Синельщикова И.Г. Испания – Латинская Америка: новые тенденции во внешнеэкономических связях. // Латинская Америка, 2001, №12.

10. Цуканов О ., К экономической политике президента Кубичека. – Новая и новейшая история. 1967, № 2.

11. Экономическая география зарубежных стран . Под ред. Ледовских С.И. и Семевского Б.Н., М., «Просвещение», 1984.

12. Энциклопедия военного искусства . – Войны второй половины XX века. – Минск, Литература, 1998.


[1] Пожарская С.П. Тайная дипломатия Мадрида: Внешняя политика Испании в годы второй мировой войны. М., 1971, С.162.

[2] Красиков А . Испания и мировая политика. М., 1989, С. 72.

[3] Пряхин Д . Внешняя политика Испании. М., 1968, С.78.

[4] Красиков А ., С.95.

[5] Аникеева Н.Е. Испания в системе европейских государств в 80-90-е гг. // Проблемы безопасности в Европе. М., 1998, С.41.

[6] Орлов А.А. Проблема отношений Испании с НАТО и другими военно-политическими институтами Запада. М., 1998, С. 49.

[7] Красиков А ., С.24.

[8] Пряхин Д ., С.113.

[9] Экономическая география зарубежных стран . Под ред. Ледовских С.И. и Семевского Б.Н., М., «Просвещение», 1984, Ч. I., С.285.

[10] Экономическая география зарубежных стран, С.289.

[11] Мирский Г.И . Роль армии в политической жизни стран «третьего мира», М., «Наука», 1989.,С.93.

[12] Мирский Г.И .,С.94.

[13] Цуканов О ., К экономической политике президента Кубичека. – Новая и новейшая история. 1967, № 2, С. 123-124.

[14] Экономическая география зарубежных стран , С.292.

[15] Мирский Г.И .,С.106.

[16] Забелина Т.Ю ., Бразильская «модель» военно-диктаторского режима. – Политическая система общества в Латинской Америке. М., 1982, С.333.

[17] Мирский Г.И .,С.107.

[18] Экономическая география зарубежных стран , С.293-294.

[19] Синельщикова И.Г. Испания – Латинская Америка: новые тенденции во внешнеэкономических связях. // Латинская Америка, 2001, №12, С. 62-87.

[20] Экономическая география зарубежных стран , С.298-299.

[21] Мирский Г.И. ,С.123.

[22] Экономическая география зарубежных стран , С.299-300.

[23] Доценко В.Д. Флоты в локальных конфликтах второй половины XX века. — М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2001, С.243.

[24] Энциклопедия военного искусства . – Войны второй половины XXвека. – Минск, Литература, 1998, С.492-496.

[25] Экономическая география зарубежных стран , С.314.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий