регистрация / вход

Отношения России и ЕС на современном этапе

Основные проблемы интеграции России в интеграционные группировки. Политика, проводимая Европой по отношению к России в области партнерства и сотрудничества, структура товарооборота между ЕС и РФ. Пример негативного опыта взаимодействия страны с Польшей.

Реферат по дисциплине

«Прикладная экономика»

на тему:

«Отношения России и ЕС на современном этапе»


Введение

Международная экономическая интеграция – характерная особенность современного этапа развития мировой экономики. В конце ХХ века она стала мощным инструментом ускоренного развития региональных экономик и повышения конкурентоспособности на мировом рынке стран – членов интеграционных группировок. Международная экономическая интеграция – это процесс срастания экономик соседних стран в единый хозяйственный комплекс на основе устойчивых экономических связей между их компаниями. Получившая наибольшее распространение региональная экономическая интеграция, возможно, в будущем станет начальной стадией глобальной интеграции, т. е. слияния региональных интеграционных группировок.

Соответственно на современном этапе наибольший интерес вызывает отношения России с этими интеграционными группировками. А также проблемы, которые Россия испытывает, пытаясь внедриться в систему мирохозяйственных связей.

Целью и задачами данной работы является раскрытие основных проблем интеграции России в интеграционные группировки.


Отношения России и ЕС на современном этапе

СССР долго не признавал Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), созданное в ходе подписания Римского договора 1957 года, считая его порождением «холодной войны». В конце концов, в 1970-х годах были достигнуты некоторые технические соглашения между ЕЭС и СССР, однако теперь уже ЕЭС не признал СЭВ (Совет экономической взаимопомощи), образованный государствами Варшавского договора. Экономические отношения между рыночной экономикой ЕЭС и плановой системой Советского Союза и его союзников были сложными.

После распада в 1991 году СССР требовалось найти новую основу отношений между трансформировавшимся в то время ЕЭС и Россией. Такой основой стало Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанное на острове Корфу 1 июля 1994 года. Основным достижением документа стал принцип наибольшего благоприятствования в торговых отношениях между ЕС и Россией.

Современная Россия экспортирует в Европу энергоносители и сырье, а ЕС в Россию – в основном промышленные товары и услуги, компенсируя этим «бартером» торговый баланс. Такая структура товарооборота часто рассматривается в России даже либеральными аналитиками в России даже либеральными аналитиками как «колониальная».

Ввиду высокой доли энергоносителей в экспорте (65%) российская внешняя политика стала испытывать новый вид еврозависимости. Более того, Россия уже перешла критический порог «неоколонии» — впервые более половины внешнеторгового оборота России приходится на страны Евросоюза.

Сегодня наша страна — один из крупнейших поставщиков энергоносителей в ЕС. 53% российского экспорта нефти и 62% российского экспорта природного газа приходится на долю ЕС, что составляет соответственно 25 и 40% общего потребления энергии странами Европейского союза.

В свою очередь, страны ЕС не проявляют особой заинтересованности в расширении спектра товаров российского экспорта, а обеспокоены тем, что экономика ЕС фактически находится в долгосрочной энергетической зависимости от России.

Похоже, что Европа исходит из того, что «Россия навсегда останется внешним, чуждым для Европы государством — сибирской Нигерией или Алжиром». Этот примечательный вывод сделал Аркадий Мошес, руководитель программы «Россия — ЕС» Финского института международных отношений. В своей статье о политике Евросоюза к России он дает такое откровенное заключение: «В значительной степени логичным становится проведение по отношению к ней [России] эгоистичной политики, сводящейся к получению доступа к ее источникам сырья и транзитным путям, лишению страны естественных конкурентных преимуществ и одновременным мерам по ограждению себя от возможных рисков в сфере «мягкой безопасности». Все это может с успехом прикрываться дипломатической обходительностью, проявляемой в ходе саммитов».

И вот накануне ноябрьского саммита ЕС-Россия Польша заблокировала начало переговоров между Брюсселем и Москвой о выработке нового базового соглашения о партнерстве, которое должно прийти на смену нынешнему документу, действующему до конца 2007 года. Условия, выдвинутые поляками для снятия вето, — подписание Москвой энергетической хартии, совершенно неприемлемой для нас в ее нынешнем виде, и снятие запрета на импорт в Россию польского мяса. Хартия, о которой идет речь, была завизирована еще 17 декабря 1991 года в Гааге. К 2003 году документ ратифицировало 51 государство. Если Россия присоединится к договору, она должна будет представить трубопроводы для свободного транзита газа из Средней Азии в ЕС. Однако при этом отечественные компании не получат свободного доступа к европейским трубопроводам.

Насколько невдомек Варшаве, что такой позицией она куда больше «насолила» Брюсселю, чем Москве? Своими действиями поляки невольно подыгрывают Москве. Не будет нового соглашения с ЕС — ничего страшного, говорят в Кремле. Станем жить по старому документу о партнерстве и сотрудничестве, который в сущности никого ни к чему не обязывает. Его вполне можно продлить, и там об Энергетической хартии речь не идет.

Без консенсуса в ЕС и шагу ступить нельзя, так что без разрешения Польши, как члена ЕС, никакие переговоры — ни о заключении нового договора Россия — ЕС, ни об энергетическом сотрудничестве — начаться не могли. Несмотря на то, что Европа выказывает понимание претензий Варшавы, ее прагматическая позиция сводится к тому, что переговоры с Россией как с основным поставщиком энергии нужно вести в любом случае. И вот, в декабре на встрече «веймарской тройки» (президентов Польши, Германии и Франции) главы государств «старой Европы» попытались убедить своего коллегу Леха Качиньского смягчить позицию по отношению к Москве. Пока что удалось убедить Польшу сузить круг требований и ограничиться «мясом». И обсуждение нового соглашения о сотрудничестве можно продолжать.

Между тем Европа уверена, что специального отношения Россия не заслуживает и лишний раз подтверждать качество европейского мяса не хочет. Председатель Евро-комиссий Жозе Мануэл Баррозу высказал мнение, что «Евросоюз, возможно, имеет самые высокие санитарные стандарты в мире, а потому введение запрета на импорт мяса из ЕС лишено смысла и противоречит хартии Евросоюза». Но Россия не желает идти на компромисс. 1 января Россельхознадзор закрывает ввоз мяса из ЕС. Правда, чтобы торговля между Россией и Европой не оказалась парализована полностью, Россельхознадзор готов сепаратно договориться с отдельными странами ЕС на поставку их товаров.

Один из доводов российской стороны — плохой опыт взаимодействия с Польшей, которая в нарушение договора начала поставлять в Россию некачественное мясо и получила в ответ запрет на поставку в Россию любого вида мясной продукции. «До введения ограничений на ввоз животноводческой продукции Польша тоже давала нам гарантии, что в Россию не попадет некачественное мясо. Вместе с тем она систематически нарушала данные обязательства, осуществляв реэкспорт в РФ запрещенной китайской свинины и индийской буйволятины», — отметил начальник отдела международного сотрудничества, протокола и работы со СМИ Россельхознадзора Алексей Алексеенко.

Россельхознадзор готов начать выдачу разрешений на поставки в Россию мяса из Ирландии, Германии, Голландии, Франции, Италии и Дании. Но только «если ветслужбы этих стран гарантируют, что на территорию РФ они не будут ввозить продукцию животного происхождения, изготовленную из сырья, выработанного в Румынии и Болгарии». Россия уже давно недовольна продукцией, поставляемой из этих стран, где были зафиксированы случаи инфекционных заболеваний у свиней и крупного рогатого скота. Мясо из этих государств может быть реэкспортировано из других государств ЕС, так как в начале года Болгария и Румыния должны вступить в Союз. «Мы сделали жест доброй воли и предложили странам ЕС подписать с нами двусторонние соглашения. Теперь все будет зависеть от того, как сложится переговорный процесс с Евросоюзом», — сообщил глава Россельхознадзора Сергей Данкверт.

Но Брюссель нас не понимает. В Евросоюзе — массовая истерика: «Российские действия имеют под собой очевидную политическую подоплеку - желание спровоцировать раскол внутри ЕС, ведущего торговые переговоры от лица всех членов и имеющего единую торговую политику». Так что неудивительно сожаление премьер-министра Финляндии Матти Ванханена: за время председательства его страны в Евросоюзе не удалось активизировать отношения между ЕС и Россией. «Россия важна для ЕС, мы связаны многими узами, но, мягко говоря, некоторые тенденции России дают нам причину для беспокойства. Я также не уверен, что Россия движется в верном направлении. Нам нужно видеть более твердую приверженность демократии, права закона и рыночной экономики. Мы не хотим, чтобы Россия развивалась как авторитарное государство», — заявил Ванха-нен, выступая с речью перед европейскими парламентариями по случаю окончания полугодового председательства его страны в ЕС. По словам премьера Финляндии, «России является для ЕС кислотным тестом на единство». Он добавил: «Если невозможно общее соглашение, тогда, я боюсь, в скором времени произойдет отход на двусторонние соглашения, некоторые из которых могут быть хорошими, другие плохими, а с рядом стран соглашений и вовсе не будет».

Впрочем, судя по стремлению Брюсселя протащить в новое соглашение о партнерстве и сотрудничестве отдельные положения Энергетической хартии, позицию Польши все же удастся переломить.

Для обретения исторической перспективы в отношениях России и ЕС жизненно необходим новый договор, который, не ставя нереалистичных задач (таких, например, как членство России в ЕС), переместил бы их отношения с самого нижнего уровня, которым на сегодняшний день является сотрудничество, на следующую ступень – интеграции. Потенциал России огромен как в позитивном, так и в негативном смысле. С этой точки зрения выбор Евросоюза, как и запада в целом, не так уж широк – или новая политика вовлечения (neo-engagement), или новое сдерживание (neo-containment) России. Второй путь – это движение назад к политике «мирного сосуществования» времен «холодной войны», которая не отвечает на современные вызовы как европейской и международной безопасности, так и процессов глобализации. Не отвечает она и целям ЕС распространить зону безопасности и стабильности на всю Европу, неотъемлемой частью которой является наша страна.

Да и Россия, если она вдруг встанет на путь самоизоляции и применения безнадежно устаревших и неэффективных форм государственного и общественного бытия, вряд ли сохранит шансы стать по-настоящему современной, а значит, сильной и влиятельной мировой державой.


Заключение

В мире возможны две экономические модели. Одна – закрытой экономики – автаркия. Другая – открытая глобальная экономика. Либо страна участвует в глобальном разделении труда, либо закрывается полностью, отгораживается от мира. В открытой международной торговой системе есть только одна организация – ВТО, другой просто не существует. Значит надо в этой организации участвовать. ВТО – это свод правил международной торговли. Специально для нас их создавать никто не будет. Советский Союз долгие годы пытался это сделать, но безуспешно. И если мы хотим торговать с миром, надо эти правила соблюдать.

Россия сегодня входит в двадцатку мировых торговых держав, занимая 17-е место в мировом экспорте и 18-е в импорте. То есть мы – значимая торговая нация. Но если страна – не член ВТО, с нею и обходятся неподобающим образом.

О том чего Россия уже добилась от ВТО, в своем интервью дает ответ Александр Трушин: «…Четыре года назад мы вместе с бизнес-сообществом и учеными разработали концепцию присоединения. Нас тогда упрекали, что она слишком консервативная. Но мы оказались правы. По условиям присоединения надо вести переговоры с другими странами. И параллельно вести российское общество к пониманию того, что такое ВТО и как там надо работать. Такой практический подход и возобладал. Говорить о том что переговорный процесс уже закончился, - неправильно. Закончился период двусторонних переговоров. Впереди – еще очень большая работа. У нас очень высоко оценивают подписание протокола с американцами. Да, это серьезный рубеж. Но, с моей точки зрения, куда более важным был первый протокол, подписанный два года назад с Евросоюзом. Потому что тогда был задан алгоритм торговых переговоров с партнерами.

В ВТО есть правило: переговоры ведутся с основными поставщиками товаров. На Евросоюз приходится 55% внешнеторгового оборота России. Это наш основной торговый партнер, а не США. С Америкой договор имел значение скорее политическое, чем экономическое…»


Список использованной литературы

1. А. Трушин Россия и ВТО // Журнал о реальной экономике Прямые инвестиции – 2007.- № 1. – с.28

2. ВТО: Новый поворот // Журнал о реальной экономике. Прямые инвестиции – 2006.- № 12. – с.49

3. М. Медведков // журнал Деньги и кредит – 2006.- №12

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий