регистрация / вход

Правовое положение юридических лиц в международном частном праве

Основы правового положения юридических лиц. Теория инкорпорации. Теория оседлости. Теория центра эксплуатации. ТНК как субъект международного права. Правовое положение иностранных юридических лиц в Республике Молдова.

Министерство просвещения молодежи и спорта

Республики Молдова

Славянский Университет

Юридический факультет

Кафедра частного права

Регистрация

Курсовая работа

Правовое положение

юридических лиц в МЧП.

Выполнил

Пысларь Виталий

Дневное отделение

Специальность: «Право»

Специализация: Экономическое право

_______________

Научный руководитель:

Преподаватель

Райская Т.А,

_______________

КИШИНЭУ

2006

Содержание.

Введение

Раздел 1 правового положения юридических лиц

1.1 «Национальность» и «личный статут»…………………………….5

1.2 Основные доктрины определения личного статута………………6

1.2.1Теория инкорпорации………………………………………....7

1.2.2 Теория оседлости………………………………………………8

1.2.3 Теория центра эксплуатации……………...……………...….10

1.2.4 Теория контроля…………………………………………...…11

Раздел 2 ТНК как субъект международного права

2.1 Понятие ТНК……………….……………………………..…….14

2.2 Качественные признаки ТНК……………………….…………15

Раздел 3 Правовое положение иностранных юридических лиц в Республике Молдова

3.1 Правовой статус иностранного юридического лица………....18

3.2 Правовое регулирование иностранных инвестиций……........19

3.3 Регистрация предприятий с иностранным капиталом…….…21

Заключение

Список сносок

Библиография

Введение

Юридические лица, как в законодательстве Республики Молдова, так и в законодательствах зарубежных стран – это, прежде всего различ­ного рода предпринимательские объединения, играющие решаю­щую роль в экономике любого развитого или развивающегося госу­дарства.

Юридические лица создаются на территории определенного государства. Однако их деятельность не ограничивается террито­рией этого государства и может распространяться на территорию других стран. Они вправе заключать договора и с иностранными партнерами, то есть осуществлять внешнеэкономи­ческую деятельность.

При осуществлении такой деятельности возникают два вопроса: во-первых, о признании правосубъектности иностранного юридического лица и, во-вторых, о допуске его к хозяйственной деятельности на территории данного государства и об условиях такой деятельности. Правосубъектность иностранных юридических лиц обычно признается на основании двусторонних договоров. Вопрос о допуске иностранного юридического лица к хозяй­ственной деятельности на территории государства решается за­конодательством этого государства. В большинстве стран такая деятельность иностранного юридического лица возможна, но при выполнении определенных правил, условий, установленных на­циональным законодательством.

Правовое положение иностранных юридических лиц опреде­ляется и торговыми договорами, в которых устанавливается общий режим для юридического лица. Этот режим может быть основан либо на принципе наибольшего благоприятствования либо на принципе национального режима.

Поэтому важно определить национальность юридического лица, его личный закон, который устанавливает объем правоспособности юридического лица, порядок его создания и ликвидации, а также рассмотреть правовое положение юридиче­ских лиц в других станах.

Перечисленные выше вопросы и рассматриваются в первом разделе данной работы, причем в первую очередь мы сочли нужным рассмотреть вопрос, касающийся национальности юридического лица, так как он является решающим для определения статута юри­дического лица.

Второй раздел данной работы посвящен транснациональным корпорациям. Постоянно расширяясь, и увеличивая влияния на ключевые отросли экономики той или иной страны ТНК тем самым вмешивается во внутренние дела государства, отрицательно воздействуя на систему национальных, социальных и культурных ценностей. Круг вопросов связанных с деятельностью ТНК достаточно обширен, поэтому мы решили остановиться лишь на некоторых его моментах, затронув понятие, сущность и выявление ряда отличительных критериев ТНК.

Третий раздел посвящен правовому статусу иностранных юридических лиц, а также правовому регулированию иностранных инвестиций в республике Молдова. Наиболее важным в этом вопросе является определение правового статуса юридического лица в национальной системе права. Только ответив на предыдущий вопрос, мы сможем определить каким образом происходит создание и реорганизация юридического лица, определить содержание его правоспособности и способность отвечать по своим обязательствам в республике Молдова. Эти и другие вопросы будут рассмотрены в третьем разделе настоящей работы.

Раздел 1 Основы правового положения юридических лиц

1.1 «Национальность» и «личный статут»

В современных условиях хозяйственная деятельность юридических лиц не ограничена пределами одного государства, причем число таких юри­дических лиц все время возрастает. Экспорт капитала приводит к тому, что предприятия, созданные в одном государстве, принадлежат полностью или частично компаниям другого государства. Основная деятельность крупных монополий осуществляется вообще в нескольких странах. Поэтому представляется наиболее важным определение национальности юридического лица, его личного закона, который устанавливает объем правоспособности юридического лица, порядка его создания и ликвидации; а также рассмотреть правовое положение юридических лиц в других станах.

«Привязанность» юридического лица к определенному го­сударству и его правопорядку именуется в международном част­ном праве «национальностью» юридического лица. Принадлеж­ность юридического лица к определенному государству и соот­ветственно его правопорядку отличается от гражданства физиче­ских лиц. Гражданство физического лица — это институт госу­дарственного права и применяется исключительно к гражданам того или иного государства. Национальность юридического ли­ца — понятие, которое применяется условно,поскольку оно не может иметь исходного содержания – т. е. особой право­вой связи лица с государством, выражаемой в институте граж­данства, - но используемое в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходного употребления, и в юридичес­ком отношении не может рассматриваться как надлежащее для целей обращения к нему при характеристике юридических лиц. Тем не менее обращение к нему (понятию) в связи с юридическими лицами не вызывает возражений, если стоит задача отграничения отечественных правосубъектных образований от таковых иностранных [1, с.221]. И в первую очередь это необходимо, чтобы знать, какое государство может оказывать дипломатическую защиту таким лицам [3, с.74].

Как уже было отмечено характерной чертой в правовом регулировании от­ношений в рассматриваемой области, равно как и в некоторых других институтах МЧП выступает разделение всех лиц действующих на данной территории на оте­чественных - национальных и иностранных. Существенным фактором при данном разделении является то обстоятельство, что на иностранных юридических лиц воздействуют, по крайней мере, две регулирующие системы – система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «своим», и государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон) [1, с.221].

Например, Правилами иностранных капиталовложений 1985 г. Новой Зеландии предусмотрено, что иностранное юридическое лицо, т. е. компания не зарегистрированная в Новой Зеландии, должно получить разрешение на инвестицию Комиссии по иностранным инвестициям в отношении определенных видов деятельности или действий (приобретение имущества новозеландской компании стоимостью свыше 10 млн новозел. долл., приобретение новозеландской компании стоимостью свыше 10 млн новозел. долл., инвестиций в создание нового бизнеса превышающего 10 млн. новозел. долл. и пр.), в отличие от отечественных юридических лиц, которым подобное разрешение не требуется. Другой пример. В ОАЭ на основании Закона о компаниях № 8 1984 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Законом № 13 от 1988 г.) 51 % акций компаний, создаваемых на территории ОАЭ, может владеть только физическое или юридическое лицо отечественного правопорядка [1, с.222].

Помимо установленных ограничений во внутреннем законодательстве соответствующим двусторонним международ­ным договором может быть установлено, что юридическим ли­цам, принадлежащим к договаривающимся государствам, пре­доставляется на основе взаимности национальный режим (либо режим наибольшего благоприятствования) для целей осуществления деятельности на территории другого договаривающегося государства. В этом случае необходимо разграни­чить своих, т. е. национальных юридических лиц, иностранных, т. е. принадлежащих к договариваю­щемуся государству и «чужих» - принадле­жащих к недоговаривающимся государствам [1, с.223].

Что же касается понятий, правомерно и юридически точно употребляемых применительно к иностранным юриди­ческим лицам, то к ним, прежде всего, следует отнести катего­рию «личного статута» юридического лица. В Республике Молдова легально категория личного статута юридического лица закреплена в Книге Пятой, второго раздела, главы второй Гражданского Кодекса РМ (далее ГК РМ) [6, с.120]. В частности ст. 1596 ГК РМ впервые закрепила понятие «личный закон юридического лица», указав, что личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо.

1.2 Основные доктрины определения личного статута

Нормы национального права различных государств не совпадают по своему содержанию в определении того, какое лицо является «принадлежащим» данному государству, вслед­ствие чего их законодательство, доктрина и практика (прежде всего судебная) по-разному решает задачу отыскания правопо­рядка, в рамках которого данное юридическое лицо будет ква­лифицироваться «своим», т. е. национальным. Однако, несмотря на это, в мире были выработаны несколько признаков, руко­водствуясь которыми законодатель или судья квалифицировали соответствующее образование в качестве правосубъектного лица собственного или иностранного правопорядка. К их числу относятся критерии учреждения, или регистрации, местопребывания головных органов юридического лица, а также центра эксплуатации. Кроме того, в некоторых ситуациях, особенно при рассмотрении конкретного дела судом, когда соответству­ющее юридическое лицо обладает несколькими признаками од­новременно и ни один из них не квалифицируется решающим, может быть применен критерий «контроля».

Следует сказать, что поскольку данные критерии разраба­тывались доктриной, принято различать и соответствующие те­ории, в основу которых положен тот или иной признак: теорию «инкорпорации», теорию «оседлости» - местонахождения ад­министративного центра, «центра эксплуатации».

1.2.1Теория инкорпорации.

В современном международном част­ном праве основными критериями, которые закрепляются в за­конодательстве и (или) судебной практике различных госу­дарств, выступают категории инкорпорации , т. е. место учреждения юридического лица или иными словами, где юридическое лицо создано и где утвержден его устав [3, с.74]. Согласно английскому праву юридическое лицо считается домицилированным (согласно традиционному пониманию «домицилия» в Великобритании) в стране, где оно было учреждено – инкорпорировано. А для определения статуса в рамках другой правовой системы применяется понятие «квази-домицилия» [2, с.136]. Торговая компания, например, имеет квази­-домицилий в стране, где осуществляется ее основная деятель­ность, или место нахождения ее центра, откуда контролируется ее деятельность, место нахождения ее «мозгового центра» — центра управления [2, с.137]. Однако в любом случае, согласно англий­скому праву, если юридическое лицо (корпорация) будет иметь местом нахождения и Великобританию, где оно было инкор­порировано, то даже при наличии органа управления в любом ином государстве, эта компания «всегда будет считаться компа­нией, инкорпорированной по закону Великобритании (или какой-либо ее части), и будет рассматриваться как компания, имеющая местом нахождения Великобританию»[2, с.137].

Принято считать, что данный признак для определения личного статута иностранного юридического лица свойственен странам, принадлежащим к англо-саксонс­кой системе права: США (кроме штата Луизиана), Великобритания, государства входящие в Британское Содружество Наций, т. е. бывшие английские колонии – Индия, Нигерия, Пакистан, Цейлон, Непал, Кения, Кипр, Зимбабве, Уганда, Танзания, и т. д. доминионы – Австралия, Новая Зеландия, Южно-Африканская Республика, Канада (кроме провинции Квебек и др.), Сингапур, Филиппины, Западное Самоа, Багамские, Виргинские, Нормандские острова и т. д. Вместе с тем, ныне и государства так называемой континен­тальной системы права в своем законодательстве и судебной практике активно используют рассматриваемый признак. До­статочно сказать, что Молдова, Россия, Беларусь, Казахстан, Китай, Че­хия, Словакия, Нидерланды и другие отсылку к закону места инкорпорации закрепляют как не­обходимый коллизионный принцип для отыскания личного статута. Только в последние десятилетия он получил распрост­ранение в качестве легально зафиксированного в нор­мативном материале соответствующих государств [1, с.224].

Законодательство стран использующих данную теорию неоднородно, поэтому имеются варианты этой теории. Так, скандинавские страны придерживаются того, что ком­пания подчиняется закону той страны, в которой сделана пер­вая запись о ее регистрации (была занесена в реестр). В боль­шинстве случаев это будет совпадать с государством, согласно закону, которого компания была создана, поскольку обязатель­ность первой записи в реестр связывается с получением статуса правосубъектного образования [1, с.225].

Имеются примеры законодательных актов, которые уста­навливают целые «цепочки» норм, в силу которых на после­довательной основе возможно определение личного закона юридического лица. В частности, в венгерском Законе о между­народном частном праве 1979 г. устанавливается иерархия кол­лизионных правил для целей отыскания правопорядка, являю­щегося личным статутом иностранного юридического лица. «Личным законом юридического лица является закон госу­дарства, на территории которого юридическое лицо было заре­гистрировано. Если юридическое лицо было зарегистрировано согласно законодательству нескольких государств, или если со­гласно закону, действующему по местонахождению его админи­стративного центра, указанному в уставе, регистрации не требу­ется, то его личным законом является закон, применяемый по местонахождению, указанному в уставе. Если юридическое лицо согласно уставу не имеет местонахождения или имеет не­сколько местонахождений, и оно не было зарегистрировано по закону ни одного из государств, то его личным законом являет­ся закон государства, на территории которого находится место осуществления центральной администрации».

1.2.2 Теория оседлости (или нахождения административного центра) .

В континентальных государст­вах Западной Европы применяются другие принципы определе­ния «национальности» юридического лица. Господствующая тен­денция сводится к тому, что в качестве критерия для установ­ления «национальности» юридического лица применяют закон места его нахождения. Под местом нахождения юридического лица понимается то место, где находится его центр управления (совет директоров, правление, иные исполнительные или распорядительные органы). Такой принцип принят, в частности, во Франции, ФРГ, Австрии, Швейцарии, Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Испании [3, с.74]. В доктрине существует мнение, что в этом случае не имеет значения, где осуществляется деловая активность такого юри­дического лица. Анализиру­емый признак, как правило, закрепляется в уставе, поэтому счи­тается, что, руководствуясь им, легко установить принадлежность данного юридического лица к соответствующему право­порядку. Однако то же самое можно сказать и о критерии ин­корпорации, так как внесение в реестр компаний, корпораций или юридических лиц в иной правовой форме сопровождается выдачей свидетельства (сертификата) о регистрации с указани­ем в нем того, что рассматриваемое образование создано в соот­ветствии с законами данного государства [1, с.225].

Так, в Латвии и Литве правоспособность и дееспособность юридического лица определяется законом места нахождения его органа управления, а в соседней Эстонии предусмотрены более подробные правила. Согласно Закону об общих принципах Гражданского кодекса установлено, что при учреждении юридического лица в Эстонии применяется закон Эстонии (§ 133 Закона 1994 г.). Во-вторых, иностранные юриди­ческие лица признаются в Эстонии и обладают правоспособнос­тью и дееспособностью наравне с эстонскими юридическими ли­цами, если иное не предусмотрено законом или договором (§135 Закона 1994 г.). В-третьих, к правоспособности и дееспособности иностранного юридического лица применяется закон страны, где расположен орган управления такого лица. Если основная дея­тельность иностранного юридического лица не ведется в стране, где расположен его орган управления, применяется закон страны, в которой ведется основная деятельность юридического лица (§ 134 Закона 1994 г. [3, с.75].

Критерий местонахождения общества, компании, товари­щества или корпорации имеет значение и для стран, придержи­вающихся в своей законодательной и судебной практике теории инкорпорации. В частности, Закон № 218 «Реформа итальянской системы международного частного права» от 31 мая 1995 г. в принципе закрепляет критерий инкорпорации: «Общества, товарищества, ассоциации, фонды, а также любые другие правовые образования, как открытые, так и закрытые… регулируются правом страны, на территории которой был завершен процесс их учреждения» (п.1 ст.25). Однако далее следует положение, устраняющее для определенного рода случаев действие приведенного правила, что, безусловно, превращает Италию в страну, разделяющую наряду с прочими и теорию оседлости: «…в случае, когда их основная деятельность осуществляется на территории Италии, применению подлежит итальянское право» [1, с.226].

1.2.3 Теория центра эксплуатации (или места деятельности).

Еще одним критерием определения личного статута юридического лица выступает признак осуществления основной деятельности , который соответственно использован в «теории эксплуатации». Ее смысл достаточно прост; юридическое лицо в качестве личного закона имеет ста­тут той страны, где оно проводит производственную (в широ­ком смысле слова) деятельность. Этот критерий весьма свой­ственен практике развивающихся стран для целей объявления «своими» всех образований, которые ведут свои деловые опера­ции на территории данного государства. Это имеет определен­ные корни как политического, юридического, так и экономичес­кого характера. Дело в том, что именно развивающиеся страны заинтересованы в привлечении иностранного капитала для раз­вития национального хозяйства и, следовательно, облечении его в соответствующие отечественные организационно-право­вые формы. С другой стороны, поскольку за счет повышенной нормы прибыли функционирование в пределах их юрисдикции является достаточно выгодным и для иностранных контраген­тов, их приток оказывается весьма существенным. В том же, что касается обеспечения контроля со стороны национальных орга­нов государства пребывания за подобными юридическими ли­цами, то «привязку» их к отечественному правопорядку разви­вающееся государство может осуществить наиболее простым образом - с помощью именно критерия «центра эксплуатации». В результате указанного специальные акты по корпоративному праву многих стран, традиционно именуемых «развивающими­ся», используют в своем законодательстве именно этот прин­цип [1, с.226]. Так, в Законе о компаниях 1956 г. Индии применительно к иностранным компаниям особо оговаривается, что компания, учрежденная в соответствии с законами иностранного государства, может зарегистрироваться в Индии как «иностранная компания, имеющая местом осуществления бизнеса Индию».

Обзор теорий и подходов, закрепленных в праве различных государств в области решения вопроса о личном статуте юриди­ческого лица, при том, что имеются самостоятельные критерии, определяющие соответствующий выбор, позволяет, однако, констатировать, что в современном мире ни один из них не при­меняется изолированно от других. Для иллюстрации указанно­го целесообразно провести сопоставление некоторых законопо­ложений ряда стран. Так, соглас­но Гражданскому кодексу Египта 1948 г., правовой статус ино­странных юридических лиц подчиняется закону государства, на территории которого находится местопребывание основного и дей­ственного органа управления юридического лица. Однако если это лицо осуществляет свою основную деятельность в Египте, приме­нимым является египетский закон [3, с.75]. Различные коллизионные привязки определения национальности юридического лица применяет с своем законодательстве и Италия (см. выше).

Обращение к любому из упомянутых выше коллизионных критериев с целью определения «национальности» юридичес­кого лица, его государственной принадлежности ставилось практикой под сомнение на том основании, что их примене­ние не выявляет действительной принадлежности капиталов юридического лица и потому носит формальный характер. Эта точка зрения легла в основу теории контроля .

1.2.4 Теория контроля.

В ряде случаев в законодательстве и судебной практике упомянутые критерии установления национальности юридического лица отбрасываются со ссылкой на то, что эти критерии исходят из формальной точки зрения, а подлинную принадлежность капитала по таким формальным признакам определить нельзя. Когда нужно установить, кому в действительности при­надлежит юридическое лицо, кто его контролирует, используется «теория контроля» [4, с.124].

Начало использования этой теории связы­вается в истории и науке международного частного права с пе­риодами I и II мировых войн. Дело в том, что во время воору­женных конфликтов проблема иностранных юридических лиц принимает новые очертания, а именно приобретает характер так называемых «враждебных иностранцев». Воюющие госу­дарства закономерно заинтересованы в том, чтобы любые кон­такты с последними, прежде всего экономические, были сведе­ны к нулю. Формальные же признаки определения фактической и эффективной связи данного юридического лица с тем или иным правопорядком оказываются недостаточными. Еще в циркуляре французского министерства юстиции от 24 февраля 1916 г. указывалось в связи с данным вопросом, что когда речь идет о вражеском характере юридического лица, нельзя доволь­ствоваться исследованием «правовых форм, принимаемых ком­паниями: ни местонахождение административного центра, ни другие признаки, определяющие в гражданском праве нацио­нальность юридического лица, недостаточны, так как речь идет о том, чтобы... выявить действительный характер деятельности общества». Вражеским, говорилось в документе, надо признать юридическое лицо, если его управление или его капитал в целом или большей части находится в руках неприятельских граждан, ибо в этом случае за фикцией гражданского права скрываются действующие физические лица [1, с.229].

А прецедентом, иллюстрирующего направленность теории контроля стало дело DaimlerCov. ContinentalTyreandRubberCo, рассматриваемое английским судом в 1915 г. Суд, при разбирательстве данного дела стал выяснять, кто является действительными участниками данного юридического лица, к какому государству они принадлежат и кто стоит во главе управления им. В ходе этого выяснилось, что из 25 тысяч акций, составляющих акционерный капитал компании «Даймлер», только одна принадлежала британскому подданному, а остальные находились в собственности германских держателей. Несмотря на то, что компания была инкорпорирована в Англии, зарегистрирована согласно английским законам, суд признал на основании выясненных обстоятельств данное юридическое лицо «вражеским», т. е. принадлежащим Германии [1, с.230].

Другим примером обращения к приведенной выше доктрине выступают законы Швеции от 30 мая 1916 г. и от 18 июня 1925 г., использующих терминологию «контроля» в целях препятствования приобретению земли и рудников компаниями, которые хотя и были созданы в Швеции, но контролировались иностранцами [5, с.217]. Согласно же канадскому закону о налогообложении доходов (TaxRevenueAccruedAct) компания, действующая за рубежом, для целей налогообложения считается канадской, если 10% её акций контролируются канадскими резидентами [1, с.230].

В заключении раздела следует отметить, что категория личного статута чрезвычайно важна для юриди­ческого лица, поскольку, как было подчеркнуто, именно он от­вечает на главный вопрос - является ли данное лицо юридичес­ким, т. е. обладает ли волей, относительно независимой от воли лиц, объединяющихся в нем, иными словами, самостоятельным субъектом права. Таким образом, каждое иностранное юриди­ческое лицо подчиняется иностранному (своему) правопорядку в вопросах возникновения, существования, деятельности и лик­видации, а также возможных способов и форм преобразования. Тем же правопорядком регулируется и объем правоспособно­сти юридического лица, устанавливаются ее пределы. Личный закон юридического лица, кроме того, указывает формы и поря­док выступления юридического лица во внутреннем и внешнем хозяйственном обороте. Содержание личного статута дает отве­ты на вопрос о том, вправе или не вправе рассматриваемое юри­дическое лицо в своей деятельности выходить за рамки отече­ственной юрисдикции и каковы условия, формы и специальные требования, предъявляемые к такому выходу. Следовательно, решение проблем личного статуса, личных прав в отношениях данного юридического лица с третьими лицами находится все­цело в сфере действия личного статута.

При ликвидации юридического лица, действующего за гра­ницей и имеющего на территории иностранного государства имущество, в том числе и недвижимое, личный закон, а не закон места нахождения вещи, как это обычно бывает в международ­ном частном праве, будет решать судьбу последнего. В отдель­ных случаях обязательственных отношений, т. е. тогда, когда личность стороны в определенного рода обязательствах приоб­ретает особое значение (например, при выдаче гарантии или по­ручительства, имеющих акцессорный характер), содержание прав и обязанностей сторон в таком отношении будет также подчиняться личному закону юридического лица, являющегося подобной стороной, а не закону, избранному сторонами для ре­гулирования взаимоотношений в рамках основного обязатель­ства, или закона, применимого к существу отношения в силу коллизионной нормы [1, с.232].

Высказанное выражение подкрепляются конкретными нормами материального права соответствующих государств. Так, в части второй статьи 1596 ГК РМ даны исчерпывающие ответы о том, что входит в сферу действия lex societatis (личный закон). На основе личного закона юридического лица определяется, в частности:

1. Правовой статус организации в качестве юридического лица;

2. Организационно-правовая форма юридического лица;

3. Требования к наименованию юридического лица;

4. Вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

5. Содержание гражданской правоспособности юридического лица;

6. Порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7. Отношения внутри юридического лица, включая отношения лица с его участниками;

8. Ответственность юридического лица;

Таким образом, в данном разделе мы рассмотрели основные критерии определения личного статута и сравнили внутреннее законодательство некоторых государств, выявив при этом существенные различия определения данного личного статута.

Раздел 2 ТНК как субъект международного права

2.1 Понятие ТНК

Процессы централизации и концентрации капитала выходят за рамки государственных границ, приобретают международный характер. Наиболее важным их отражением в последнее время явился стремительный рост могущества транснациональных корпораций, транснационального монополистического капитала.

Этот капитал «подминает и монополизирует целые отрасли производства или сферы, как в масштабе отдельных стран, так и мирового хозяйства в целом» [1, с.15]. «За последние четверть века, - отмечают эксперты ООН, - мир явился свидетелем драматического превращения многонациональной корпорации в главный феномен международных экономических отношений» [2, с.1]. Достаточно привести лишь несколько цифр, которые показывают роль этих сверхмонополий в экономике. К началу 80-х гг. на их долю в рамках мирового капиталистического хозяйства приходилось примерно 40% промышленного производства, около 60% внешней торговли, 80% всей разрабатываемой технологии, а также обмена ею между странами. Эти корпорации контролировали около 90% прямых иностранных инвестиций [3, с.57].

В литературе дается множество определений ТНК, но мы пожалуй остановимся на определении группы экспертов ООН, определяющих многонациональную корпорацию как «предпринимательскую единицу, владеющую или осуществляющую контроль над производством товаров или услуг за пределами страны, в которой она базируется» [4, с.25].

Но надо отметить, что международный характер деятельности корпорации не может всегда являться достаточным основанием для отнесения такой корпорации к числу ТНК. Некоторые компании осуществляют производство на территории одной страны, а экспортируют свою продукцию во множество других государств. Такой способ захвата внешних рынков был, кстати, характерен для международных монополий «первого поколения», существовавших в начале нашего столетия. Для современных транснациональных корпораций характерным является не столько вывоз товаров за границу, сколько вывоз капитала в форме прямых инвестиций, что ведет к созданию на иностранной территории подконтрольных материнскому обществу предприятий.

2.2 Качественные признаки ТНК

Первым и основным признаком транснациональной корпорации, по мнению большинства исследователей, является то, что производственная (точнее, предпринимательская) деятельность такой корпорации осуществляется на территории нескольких стран. Советский экономист П. Хвойник верно подчеркивает, что международный характер монополий следует понимать не как международность капиталов, т.е. не как объединение капиталов из различных стран, а в смысле осуществления предпринимательской деятельности на территории нескольких государств. Он пишет: «Отличительной чертой этих монополий является международность, но уже не по признаку происхождения капитала, а по району его деятельности. На авансцену здесь выходит вопрос не откуда, из каких стран поступает капитал, а куда он устремляется, где оперирует [5, с.100]. «Если рассматривать с точки зрения необходимости международно-правового регулирования все корпорации, имеющие международные связи, то из их числа следует исключить те, в которых эти связи ограничены продажей товаров в других странах и их послепродажным обслуживанием, а также банки, имеющие лишь корреспондентские связи с зарубежными партнерами» [6, с.80]. Т. е. как уже было сказано в предыдущем разделе, для ТНК характерным является вывоз не сколько товара, сколько капитала.

Вторым важнейшим признаком транснациональных корпораций является то, что они подчиняются вполне определенному государству и гораздо реже - двум или нескольким государствам [7, с.2].

В подавляющем большинстве ТНК господствует капитал какой-то одной страны. Зависимость ТНК от страны, субъекты которой владеют контрольным пакетом акций данной компании, всегда обнаруживается в критических ситуациях.

Широкий резонанс получило дело с дочерней компанией американской корпорации, расположенной в Канаде. Канадское дочернее общество заключило с кубинским внешнеторговым объединением договор на поставку грузовых автомобилей и запасных частей на Кубу. Госдепартамент, узнав об этой сделке, указал материнской корпорации, расположенной в США, на необходимость соблюдать американское законодательство, в том числе решение президента США, объявившего Кубу в 1962 г. вражеским государством, а согласно американскому Закону 1917 г. о торговле с врагом торговые операции с государством или лицами государства, объявленного вражеским, являются противозаконными. В результате американская компания дала указание своей дочерней фирме в Канаде аннулировать сделку. По вполне понятным причинам эта акция американского правительства и американской компании вызвала отрицательную реакцию в Канаде.

Еще более скандальный характер имело решение правительства США летом 1982 г. запретить поставку оборудования для строящегося газопровода «Уренгой-Ужгород». Запрет распространялся и на операции филиалов американских корпораций, расположенных на территории стран Западной Европы. Более того, запрет должен был действовать и в отношении поставки в Советский Союз газового оборудования, которое производится западноевропейскими компаниями по лицензиям, выданным фирмами США [8, с.144].

Однако не только государство воздействует на «свои» ТНК, но и ТНК очень часто используют «свое» государство для оказания давления на правительства тех стран, которые проводят ограничительную политику, например национализацию, по отношению к данной корпорации.

Третьим признаком ТНК является то, что отношения между материнской компанией или штаб-квартирой и зарубежными предприятиями построены на системе экономической зависимости, обычно системе участий. Финансовый контроль штаб-квартиры усиливается технологическим, патентно-лицензионным контролем. Для подчинения компании ТНК может использоваться и все чаще используется на практике заключение различного рода договоров (лицензионных, о промышленно-экономическом сотрудничестве и т.п.) [9, с.3]. Так, согласно определению Организации экономического сотрудничества и развития, «многонациональные предприятия - это компании, находящиеся в частном, государственном или смешанном владении, созданные в различных странах и соединенные таким образом, что одна или более из них могут осуществлять значительное влияние на деятельность других и, в частности, делиться технологией и ресурсами с другими» [10, с.3].

Четвертый признак транснациональных корпораций - это объединения монополистического капитала. Отсюда следует, что это не просто компании, имеющие прямые инвестиции за границей, а компании гигантские, с интересами, выходящими за пределы данной страны, превосходящие другие компании и по размеру капитала, и по уровню конкурентоспособности. Западные исследователи считают обычно компанию крупной, если она имеет объем ежегодных продаж не менее 100 млн. долл. или же включена в список 500 лидирующих компаний, составляемый каждый год журналом «Форчун». Иногда этот список сокращают до 200 самых значительных корпораций.

Практически любая крупная монополия стремится вложить свои капиталы в иностранное производство, т.е. пытается стать многонациональной или транснациональной. На 50 крупнейших американских корпораций в середине 70-х гг. приходилось 60% общего объема прямых американских инвестиций за границей, а 300 компаний контролировали 90% указанных капиталовложений [10, с.4].

Последний признак позволяет отграничить ТНК от капиталистических компаний, имеющих зарубежные филиалы, но по своим размерам не являющихся монополиями.

Из вышеуказанного можно сделать вывод, что наиболее ха­рактерной особенностью ТНК является несоответствие между экономи­ческим содержанием, экономической сущностью и юридической формой; экономическое единство оформляется юридической множественностью (юридические лица местного права, филиалы и т.д.) [4,с.123].

Раздел 3 Правовое положение иностранных юридических лиц в Республике Молдова

3.1 Правовой статус иностранного юридического лица

Конституция Республики Молдова в пункте h, части 2, статьи 126 обеспечивает неприкосновенность инвестиций иностранных юридических и физических лиц. Помимо Конституции правовое положение иностранных юридических лиц в Молдове определяется как правилами национального законода­тель­ства, так и положениями международных договоров, одной из сторон которой является Республика Молдова [1, с.86].

Действующий порядок определения правового положения юридических лиц закреплен в статье 56 ГК РМ, согласно которой иностранные юридические лица приравнены к юридическим лицам Республики Молдова. Согласно статье 1598, иностранные юридические лица осуществляют в Республике Молдова коммерческую и иную деятельность, регулируемую гражданским кодексом, в соответствии с положениями, установленными этим законодательством для такой деятельности юридических лиц Республики Молдова, если законодательством Республики Молдова для иностранных юридических лиц не предусмотрено иное. Таким образом, объем правоспособности иностранного юридического лица ни чем не отличается от объема правоспособности юридического лица Республики Молдова.

Как уже отмечалось выше Молдова, в качестве определения личного статута иностранного юридического лица исходит из критерия инкорпорации, т. е. национальным законом юридического лица считается закон государства, где это юридическое лицо учреждено. Данная концепция закреплена в статье 1596 ГК РМ.Из этой позиции следует, что, для того чтобы установить, является ли то или иное образование юридическим лицом, необходимо выяснить, какую государствен­ную принадлежность оно имеет. Личным законом иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностран­ному праву, считается право страны, где эта организация учреж­дена. Например, если личным законом полного товарищества будет английский закон, тогда такое товарищество не признается юридическим лицом. В случае же, когда установлено, что лич­ным законом является молдавский закон, аналогичное образо­вание будет рассматриваться как юридическое лицо.

Этим же законом определяются вопросы создания и прекращения юридического лица, реорганизации юридического лица, включая правопреемство, содержания его правоспособности, способности отвечать по своим обязательствам. Однако, согласно п. 3 статьи 1596 ГК РМ, юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное закону государства, в котором орган или представитель иностранного юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет установлено, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном ограничении.

Таким образом, республика Молдова не ушла далеко от стран СНГ, закрепив в качестве определения личного статуса иностранного юридического лица критерий инкорпорации.

3.2 Правовое регулирование иностранных инвестиций.

Источником правового регулирования данного вопроса является закон «об инвестициях в предпринимательскую деятельность» от 18 марта 2004 года (далее «закон об инвестициях») [1, с.86]. Закон направлен на важность привлечения инвестиций, необходимость их поощрения и защиты путем создания стабильных и равных условий правового, социального и экономического характера для инвестиционной деятельности, предоставления равных гарантий иностранным и отечественным инвесторам, а также предупреждения и устранения барьеров, препятствующих инвестиционной деятельности.

Непосредственно, понятие инвестиции дается в статье 3, и представляет собой совокупность ценностей (активов), вкладываемых в какую-либо предпринимательскую деятельность на территории Республики Молдова, в том числе на основе договора финансового лизинга, с целью получения дохода. Те доходы, которые получены в результате инвестиций и вложены в предпринимательскую деятельность на территории Республики Молдова, также считаются инвестицией. Определение категории "иностранная инвестиция" является ключевым вопросом для законодателя, поскольку, таким образом, определяется круг правоотношений, попадающих под регулирование данного закона. Обобщая это определение можно сказать, что иностранные инвестиции являются иностранным капиталом - собственностью в различных видах и формах, вывезенным из одного государства и вложенным в предприятие (или дело) на территории другого государства.

Иностранные инвестиции осуществляются в следующих формах: право собственности на движимое и недвижимое имущество, а также иные вещные права; любое право, предоставленное на основании закона или договора, любая лицензия или разрешение, выданные в соответствии с действующим законодательством, в том числе концессии на изыскание, культивирование, добычу или разведку природных ресурсов; права, вытекающие из акций, долей или других форм участия в коммерческих обществах; денежные средства; права, вытекающие из долговых обязательств или других форм обязательств перед инвестором, имеющих экономическую и финансовую ценность; права на интеллектуальную собственность: права на промышленную собственность (патенты на изобретения, полезные модели, товарные знаки и знаки обслуживания, фирменные наименования, наименования мест происхождения товаров, промышленные модели и рисунки, патенты на сорта растений, топографии интегральных микросхем), авторские права и другие смежные права, коммерческая тайна (ноу-хау), гудвилл.

Форма, в которой ценности были инвестированы, а также последующее изменение этой формы не отражаются на их характере как инвестиций.

В качестве инвестора закон определяет лицо, осуществляющее инвестиционную деятельность в Республике Молдова, а именно:

а) физическое лицо - иностранный гражданин с постоянным местом жительства в другом государстве либо лицо без гражданства с постоянным местом жительства за пределами Республики Молдова;

b) юридическое лицо, учрежденное в соответствии с законодательством другого государства, с постоянным местонахождением в этом государстве либо юридическое лицо с местом нахождения, центральной администрацией или основным местом деятельности, зарегистрированными в другом государстве;

c) организация либо ассоциация, созданная в результате заключения договора между государствами или другими субъектами международного права (ст. 3 закона об инвестициях).

Всем иностранным инвесторам предоставляется свобода осуществления инвестиций, в соответствии с которой, они могут вкладывать свои инвестиции во все области предпринимательской деятельности на всей территории Республики Молдова в соответствии с действующим законодательством, если это не затрагивает интересы национальной безопасности, не нарушает положения антимонопольного законодательства, нормы охраны окружающей среды, здоровья населения и общественного порядка.

Иностранными инвесторами могут быть созданы следующие виды предприятий с иностранными инвестициями:

1. Предприятия, уставный капитал которого частично состоит из иностранных инвестиций (т. е. на паях с местным предпринимателем).

2. Предприятия, уставный капитал которого полностью состоит из иностранных инвестиций.

В случае, если иностранный предприниматель решил завладеть национальным предприятием, выкупив полностью все его паи (общество с ограниченной ответственностью), или акции ( акционерное общество), то такое предприятие приобретает статус предприятия с иностранным капиталом. А в случае покупки какой-либо определенной доли предприятия, первоначально созданного без иностранного капитала, то такое предприятие приобретает статус совместного предприятия.

Максимально уровняв иностранных юридических лиц с местными и создав им ряд значительных гарантий на уровне закона, законодатель создал все предпосылки для улучшения инвестиционных условий в Республике Молдова, а вот воспользуются ли этим инвесторы покажет только время. Однако уже сегодня правительство заявляет, что объем инвестиций к концу 2006 года составит 200-250 млн. долларов США.

3.3 Регистрация предприятий с иностранным капиталом.

Согласно статье 18 закона об инвестициях процедура регистрации предприятия с иностранными инвестициями идентична регистрации отечественного предприятия. Таким образом, для того чтобы определить данную процедуру, следует заглянуть в общие нормы, регистрации отечественных предприятий. Данные нормы содержит закон о государственной регистрации предприятий и организаций от 5.10.2000 г. [2, с.54].

Согласно статье 11 вышеуказанного закона для регистрации предприятия необходимо предоставить следующие документы:

а) заявление о регистрации по утвержденному Палатой образцу;

b) решение о создании и учредительные документы предприятия или организации в зависимости от их организационно-правовой формы в двух экземплярах;

c) удостоверения личности учредителей или уполномоченных в соответствии с законом лиц, а также главного менеджера предприятия или организации;

[Ст. 11 ч.(1) пкт.с) в редакции ЗП1246/18.07.02, MO117/15.08.02 ст.950]

с) удостоверения личности учредителей и главного менеджера;

d) документ, подтверждающий внесение учредителями (пайщиками) долей (паев) в уставный капитал предприятия в размерах и в сроки, предусмотренные законодательством;

е) документ, подтверждающий уплату гербового сбора, а также документ, подтверждающий внесение платы за регистрацию.

f) документ, подтверждающий, что учредители предприятия или организации не имеют задолженностей перед национальным публичным бюджетом, выданный территориальным налоговым органом.

Для регистрации финансовых учреждений представляется заключение Национального банка Молдовы, для регистрации негосударственных пенсионных фондов и страховых организаций - заключение Государственной инспекции по надзору за страхованием и негосударственными пенсионными фондами при Министерстве финансов.

[Часть (2) Ст.11 в редакции ZPC988 18.04.2002/MO66 23.05.2002]

(2) Для регистрации финансовых учреждений и страховых организаций представляется заключение соответственно Национального банка Молдовы и Государственной инспекции по надзору за страхованием и негосударственными пенсионными фондами при Министерстве финансов.

Для регистрации предприятий, созданных путем реорганизации государственных предприятий или предприятий, в уставном капитале которых была доля государственной собственности, представляется разрешение соответствующего центрального отраслевого органа.

Перечисленные выше документы предоставляются для регистрации отечественного предприятия. Однако для регистрации предприятия с иностранными инвестициями необходимо дополнительно предоставить следующие документы:

а) выписка из национального коммерческого регистра страны инвестора;

b) свидетельство о регистрации иностранного предприятия;

с) учредительные документы иностранного предприятия;

d) справка о платежеспособности иностранного предприятия, выданная банком, в котором оно обслуживается.

Документы, указанные в пунктах а), b) и с) представляются в копиях, удостоверенных нотариусом и консульскими учреждениями Республики Молдова в других государствах, с переводом на государственный язык.

Таким образом, хотя закон и уровнял регистрацию предприятий с иностранными инвестициями с отечественными, существует дополнительные требования, несоблюдение которых не позволит инвестору зарегистрировать свое предприятие, а следовательно и осуществлять свою деятельность в Республике Молдова.

Заключение

Анализируя данную работу можно сделать следующие выводы:

Несовпадение указанных в Разделе 1 критериев определения на­циональности юридического лица в праве различ­ных стран создает значительные трудности. И в первую очередь это связано с «больным» для предпринимателей всех стран вопросом налогообложения. В условиях уве­личивающегося вывоза ка­питала и возрастания числа много­национальных компаний, выбор надлежащего критерия при­вязки к той или иной национально-пра­вовой системе стано­вится сложной проблемой. Это порождает множество споров и в том числе и споров касающихся двойного налогообложения. Поэтому с целью разрешения данных коллизий на государственном уровне заключаются двухсторонние договоры об избежании двойного налогообложения. Однако одним из способов разрешения данной проблемы может стать унификация и гармони­зация права отдельных государств.

Проводя анализ деятельности ТНК нельзя не отметить того влияния, которое она оказывает на экономику развивающихся стран (кстати, одной из которых является республика Молдова). Транснациональные монополии, оперируя в развивающихся странах в своих интересах, могут свести на нет усилия национальных правительств в области экономики. Как справедливо заметил по этому поводу американский дипломат Дж. Болл: «Как может правительство с какой-то уверенностью осуществлять планирование, если совет директоров, заседающий за 5000 миль от столицы, где находится правительство, может так изменить характер производства и закупок, что это окажет влияние на всю экономическую жизнь нации».

Не случайно первыми кто попытался регламентировать деятельность ТНК на своей территории с помощью национального законодательства, были развивающиеся страны. Однако вскоре обнаружилось, что ТНК обладая огромной экономической мощью, превосходящей нередко во много раз экономический потенциал того или иного африканского или азиатского государства, и имея возможность для маневрирования производственными мощностями в глобальном масштабе, обходят положения внутреннего инвестиционного права развивающихся государств.

Таким образом республике Молдова следует относится к иностранным инвестициям хоть с малейшей долей предосторожности, ведь в целом всё инвестиционное законодательство под давлением Евросоюза реформируется, создавая для иностранных инвестиций все большие гарантии. И хотя иностранные инвестиции играют и положительную роль в национальной экономике, Молдова не застрахована от появления на национальном рынке транснациональных монополий.

Список сносок

Сноски к разделу 1

1. Ануфриева, Л.П. Международное частное право [Текст]: учебник/ Л.П. Ануфриева, К.А. Бякишев, Г.К. Дмитриева и др.; отв. ред. Г.К. Дмитриева. – 2-е изд. – М.: ТК Велби, Изд-во Просвет,2004. – С.221,232,230,225,223,226,224,222,229.

2. Марышева, Е.П. Международное частное право [Текст]: учебник для вузов/ под ред. Е.П. Марышевой. – М.: 2000. – С.136,137.

3. Международное частное право, элементарный курс [Электронный источник]. – Прикладная прогр. (517 Мб.). – М.: Консультант Плюс., 2005. – электрон. диск. (CD-ROM)

4. Федосеева Г.Ю. Международное частное право [Текст]: учебник/ под ред. Федосеевой Г.Ю. – 3-е изд. – М.: Юристъ,1999. – С.123.

5. Звеков В.П. Международное частное право [Текст]: Курс лекций/ В.П Звеков. – М.: Изд-во Норма, 2000. – С. 217.

6. Гражданский кодекс Республики Молдова [Текст]: [Закон РМ: принят парламентом пятнадцатого созыва от 6 июня 2002 г.] // Monitoruloficial. - 2002. – 22 июня. - № 82-86. – с. 120.

Сноски к разделу 2

1. Материалы XXVII съезда КПСС [Текст] //Материалы. XXVII съезда КПСС. – М.: 1986.- С. 15.

2. Доклад ООН: Multinational Corporations in World Development [Электронный ресурс] //http://www.un.org

3. Карагодин, Н.А. Транснациональные корпорации в мире капитала [Текст] /Н.А. Карагодин // Проблемы мира и социализма. - 1982. - № 8.- С. 57.

4. Доклад ООН: The Impact of Multinational Corporations on Development and on International Relations [Электронный ресурс] //http://www.un.org

5. Хвойник, П. Международные монополии и международная торговля [Текст]/ П. Хвойник // Мировая экономика и международные отношения. – М.: 1974. № 4. С. 100.

6. Ашавский, Б.М. ТНК - частнокапиталистические международные монополии [Текст]/ Б.М. Ашавский, Н. Валько // Советское государство и право. - 1981. - № 3. - С. 80.

7. Кулагин, М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву [Электронный ресурс] http://civil.consultant.ru/elib/books/6

8. Богуславский, М.М. Экспортное законодательство США и международное частное право [Текст]/ М.М. Богуславский, Л.А. Ляликова, А.Г. Светланов // Советское государство и право. – М.:1983. - № 3. - С. – 114.

9. Ляликова, Л.А. Транснациональные корпорации в аспекте международного частного права праву [Электронный ресурс] http://civil.consultant.ru/

10. OECDObserver [Электронный ресурс] http://www.oecd.org/

11. Федосеева Г.Ю. Международное частное право [Текст]: учебник/ под ред. Федосеевой Г.Ю. – 3-е изд. – М.: Юристъ,1999. – С.124.

Сноски к разделу 3

1. Закон Республики Молдова об иностранных инвестициях в предпринимательскую деятельность [Текст]: [Закон РМ: принят парламентом пятнадцатого созыва от 18 марта 2004 г.] // Monitoruloficial. - 2004. – 23 марта. - № 64. – с.86.

2. Закон Республики Молдова о государственной регистрации предприятий и организаций [Текст]: [Закон РМ: принят четырнадцатого созыва от 5 октября 2000 г.] // Monitoruloficial. - 2001. – 22 марта. - № 31. – с.54.

Библиография

1 Нормативно-правовые источники

1. Гражданский кодекс Республики Молдова [Текст]: [Закон РМ: принят парламентом пятнадцатого созыва от 6 июня 2002 г.] // Monitoruloficial. - 2002. – 22 июня. - № 82-86. – с.126.

2. Закон Республики Молдова об иностранных инвестициях в предпринимательскую деятельность [Текст]: [Закон РМ: принят парламентом пятнадцатого созыва от 18 марта 2004 г.] // Monitoruloficial. - 2004. – 23 марта. - № 64. – с.86

3. Закон Республики Молдова о государственной регистрации предприятий и организаций [Текст]: [Закон РМ: принят четырнадцатого созыва от 5 октября 2000 г.] // Monitoruloficial. - 2001. – 22 марта. - № 31. – с.115.

2 Использованные источники

4. Марышева, Е.П. Международное частное право [Текст]: учебник для вузов/ под ред. Е.П. Марышевой. – М.: 2000. – С.430.

5. Международное частное право, элементарный курс [Электронный источник]. – Прикладная прогр. (517 Мб.). – М.: Консультант Плюс., 2005. – электрон. диск. (CD-ROM)

6. Ануфриева, Л.П. Международное частное право [Текст]: учебник/ Л.П. Ануфриева, К.А. Бякишев, Г.К. Дмитриева и др.; отв. ред. Г.К. Дмитриева. – 2-е изд. – М.: ТК Велби, Изд-во Просвет,2004. - 681с.

7. Федосеева Г.Ю. Международное частное право [Текст]: учебник/ под ред. Федосеевой Г.Ю. – 3-е изд. – М.: Юристъ,1999. – С.360.

8. Звеков В.П. Международное частное право [Текст]: Курс лекций/ В.П Звеков. – М.: Изд-во Норма, 2000. – С. 686.

9. Кулагин, М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву [Электронный ресурс] http://civil.consultant.ru/elib/books/6

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий