регистрация / вход

Современные этапы и перспективы развития торгово-экономических отношений России и ЕС

Отношения между ЕС и Россией. Европейская интеграция - как нежелательное развитие событий. Развитие торгово-экономических отношений между Россией и Европейским Союзом. Последствие расширения ЕС для экономики России. Двустороннее партнерство.

Работа на тему:

Современные этапы и перспективы развития торгово-экономических отношений России и ЕС

Содержание

Введение. 3

Глава 1. Отношения между ЕС и Россией. 6

§ 1.1. Европейская интеграция - как нежелательное развитие событий. 6

§ 1.2. Квазимарксистский характер развития европейской интеграции. 7

§ 1.3. Развитие свободной торговли между Россией и ЕС.. 8

Глава 2. Развитие торгово-экономических отношений между Россией и Европейским союзом. 13

§ 2.1. Внешнеторговый товарооборот между Россией и ЕС.. 13

§ 2.2. Энергетическая стратегия России. 17

§2.3.Россия в мире завтрашнего дня. 20

Глава 3. Последствие расширения ЕС для экономики России. 24

§ 3.1.Стратегическое видение Россией и ЕС двустороннего партнерства. 24

§ 3.2.Особенности торгово-экономических отношений ЕС – Россия. 27

§ 3.3. Отношения Россия - ЕС: направления и перспективы.. 30

Заключение. 33

Литература. 37

Введение

С давних пор отношения с Европой имели для России важное значение. В настоящее время это взаимовлияние не только не уменьшилось, но и приобрело еще больший вес. После распада СССР в отношениях России с международными центрами силы - США, Японией и Европейским союзом - приоритет принадлежит последнему.

Европа также, по словам Министра иностранных дел Люксембурга, Председателя Совета Европейского союза, Жака Ф. Пооса, "всегда придавала первоочередное значение своим политическим и экономическим связям с Россией".[1] На сегодняшний день для политических деятелей Европейского союза отношения с Россией входят в число его основных внешнеполитических и экономических приоритетов наряду с отношениями с США и АТР.

Как отмечено в докладе, принятом Европейским парламентом 1 апреля 1998 г., отношения между Россией и Европейским союзом развиваются в разных сферах. Основной опорой этой деятельности является Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Россией, которое было подписано 24 июня 1994 г. и заложило основу для политического диалога в целях развития отношений во всех областях общественной и социальной жизни.

В программе председательствования в Совете Европейского союза сказано следующее: "Первостепенное значение придается развитию политических и экономических связей между Европейским союзом и Российской федерацией". Это можно объяснить тем, что эти отношения взаимосвязаны: в основном вопросы сотрудничества нашей страны с Евросоюзом имеют экономический характер, однако зависят они от принятия политических решений, и наоборот, внешнеполитические решения во многом определяются состоянием экономики.

Основой нового курса ЕС в отношении России является принятый в 1996 г. План действий Европейского союза для России. Он предусматривает следующее:[2]

1. Вклад в проведение демократических реформ

2. Экономическое сотрудничество

3. Сотрудничество в области правосудия и внутренних дел

4. Безопасность в Европе

5. Внешняя политика

Одним из самых важных аспектов сотрудничества России и Европейского союза являются их торгово-экономические отношения. Около 40% нашей внешней торговли приходится на страны ЕС. Россия в 1994 г. экспортировала в ЕС почти в 6 раз больше, чем в США, и в 9 раз - чем в Японию. В свою очередь, Россия занимает пятое место во внешней торговле ЕС по импорту и шестое - по экспорту. Важно и то, что в последние годы Россия сохраняет положительное сальдо в торговле с ЕС: 1993 г. - 4 млрд. экю, 1994 г. - 6.2 млрд. экю, 2001 - 5.9 млрд. экю, 2004 - 11.4 млрд. экю.[3]

Нужно отметить и инвестиционную активность стран Евросоюза. Именно ЕС координирует оказание международной экономической помощи России и другим бывшим союзным республикам.

На сегодняшний день отношения ЕС и России в экономической сфере приобрели новые качественные характеристики.

До недавнего времени они строились на основе заключенного в 1989 г. Соглашения между СССР и Европейским сообществом о торговле и коммерческом и экономическом сотрудничестве. Оно снимало ограничительные квоты практически по всем статьям импорта из бывшего СССР, однако содержало оговорку на случай "дестабилизации" в результате этого импорта рынков ЕС.

Для обеспечения коммерческих и других положений подписанного в 1994 г. Соглашения о партнерстве и союзничестве между Россией и Евросоюзом, в июле 1995 г. стороны подписали Временное соглашение о торговле и вопросах, связанных с ней.

ЕС стремится к созданию в ближайшем будущем зоны свободной торговли, которая бы охватывала территории России и ЕС.

Актуальность работы заключена в том, что в экономической сфере взаимоотношений между Россией и ЕС сохраняется ряд проблем. Прежде всего, речь идет о явной и скрытой дискриминации России в торговле, практике жестких антидемпинговых процедур, фактическом запрете на наш доступ на рынок высоких технологий. Постоянным источником напряженности является то, что ЕС отказывается считать российскую экономику рыночной. Это вызывает массу проблем, в том числе сложности в процессе вступления России в ВТО.

Свои претензии к России есть и у ЕС: ему необходима стабильность нашего законодательства, открытость бизнеса в России, обеспечение европейским компаниям равных с российскими прав, снижение таможенных пошлин, и т. д.[4]

Цель курсовой работы - взглянуть на некоторые проблемы отношений между ЕС и Россией с торгово-экономической точки зрения. Постановка вопроса о том, существует ли вероятность реальной конвергенции, дает возможность обсудить те особенности экономики и институтов России, сохранение которых будет мешать ее глубокой интеграции с Европой.

Глава 1. Отношения между ЕС и Россией

§ 1.1. Европейская интеграция - как нежелательное развитие событий

В СССР существовало двоякое отношение к европейской интеграции. С одной стороны, Европейское сообщество рассматривалось как экономическая база НАТО. По этой причине оно расценивалось в целом как враждебная организация, а поначалу также как плацдарм для будущей экспансии Германии. Такое отношение делало невозможным вступление в ЕЭС нейтральных государств Европы. Но, с другой стороны, существовало мнение, что процесс европейской интеграции может, в конечном счете, отдалить Европу от Соединенных Штатов за счет изменения баланса экономических сил. Таким образом, согласно этому мнению, европейская интеграция могла быть в интересах Советского Союза, и поэтому необходимо было найти способ вбить клин в отношения между Европой и Соединенными Штатами. Однако превалировала первая точка зрения: европейская интеграция рассматривалась в основном как нежелательное развитие событий.

Только в 1989 г. было подписано соглашение о торговле и сотрудничестве между СССР и ЕЭС.[5] Это соглашение изначально было устаревшим, однако его подписание означало, по крайней мере, признание ЕЭС Советским Союзом де-юре. Лежащий в его основе советский образ мышления остался без изменений: ЕЭС рассматривалось в качестве зоны свободной торговли, возможно, с некоторыми несущественными декоративными дополнениями.[6]

§ 1.2. Квазимарксистский характер развития европейской интеграции

В процессе сотрудничества между ЕС и Россией, как ни странно, проявился квазимарксистский характер развития самой европейской интеграции.[7] Во-первых, существует политическая декларация доброй воли. Кроме того, началось сотрудничество на отраслевом уровне. На определенном этапе была поставлена цель достижения свободы торговли. Затем медленно открывается путь для свободного движения факторов производства (принцип «четырех свобод» ЕС) и сближения норм и правил поведения. Процесс может в итоге продвинуться очень далеко и завершиться членством в организации, по свойствам похожей на государство.

В отношениях ЕС с Россией отмечаются тенденции к повторению этапа политических деклараций. Частично это происходит из-за того, что проблемы вышеупомянутых диспропорций разрешаются в области практической деятельности в лучшем случае в самый последний момент. Отчасти это результат слишком частого проведения саммитов, о чем уже говорилось. Наконец, активные государства-члены могут попытаться решить собственные задачи при помощи новых деклараций в надежде на выдвижение инициатив, которые приведут к конкретным результатам. Тремя такими декларациями являются «Северное измерение», присвоение России статуса страны с рыночной экономикой и Общее европейское экономическое пространство.

Однако оказывается определенное давление, чтобы предпринимались политические шаги. Вполне вероятно, что именно по этой причине после продолжительных и настойчивых требований России в 2002 г. ЕС и США предоставили ей статус страны с рыночной экономикой. Об этом впервые было объявлено в мае, а соответствующее решение ЕС вступило в силу только 7 ноября 2002.[8]

Помимо политического смысла, статус страны с рыночной экономикой также имеет практическое значение при рассмотрении обвинений в демпинге и государственном протекционизме. В стране с нерыночной экономикой, внутренние цены которой не могут расцениваться как отражающие реальные затраты, «нормальная стоимость», используемая для выявления экспорта по демпинговым ценам ниже себестоимости, определяется на основании затрат и ценообразования сопоставимого производителя в третьей стране, имеющей статус страны с рыночной экономикой. Недавно полученный Россией статус, таким образом, означает, что «российские компании, обвиняемые в демпинге, могут использовать в свою защиту собственные фактические затраты и цены, а не ориентировочные затраты и цены, рассчитанные ЕС на основе показателей третьей страны».[9]

§ 1.3. Развитие свободной торговли между Россией и ЕС

Достижение цели СПС по обеспечению свободной торговли между ЕС и Россией предполагает предварительное вступление России в ВТО. Вполне естественно, что ЕС выступает за скорейшее вступление России в организацию, однако, учитывая важность и потенциальный рост товарооборота между ЕС и Россией, страны ЕС не могут сделать условия этого вступления более льготными, как не должны этого делать и другие члены ВТО. Это было бы несправедливо по отношению к другим нынешним и будущим членам ВТО и означало бы смягчение существующих правил международной торговли. Ослабление требований, предъявляемых в настоящее время к экономической политике России извне, также отрицательно повлияет на будущее благосостояние россиян.

Несмотря на то, что переговорный процесс осени 2002 г. оценивается как весьма успешный, предполагаемое время вступления России в ВТО, по всей видимости, сдвигается с 2003 г. ориентировочно на 2007 г. Поскольку внутри страны не существует сильного давления с целью ускорить вступление в ВТО, похоже, что российская сторона на переговорах не стремилась к их скорейшему завершению в конкретные сроки, а пыталась получить максимально возможные льготы. С одной стороны, в марте 2003 г. участники переговоров планировали завершить их ориентировочно к сентябрю 2003 г. - моменту проведения встречи министров стран - членов ВТО. С другой стороны, российские бизнесмены, выступающие за вступление в ВТО, также как и президент Путин, публично заявляют, что Россия не спешит завершить переговоры о вступлении в организацию до тех пор, пока к этому не будет готова экономика страны и население не начнет поддерживать этот процесс.[10]

Ценообразование на российские энергоносители является основным камнем преткновения в торговой политике. Россия высказывала протест по этому поводу, указывая, что подобных требований повысить внутренние цены до мирового уровня не выдвигали ни одной стране, вступающей в ВТО. Для крупных производителей энергии низкие цены рассматриваются как важнейший источник конкурентоспособности. ЕС привел контраргумент, что искусственно заниженные внутренние цены создают «особую рыночную ситуацию» и предполагают наличие поддержки со стороны государства. Очевидно, что для вступления России в ВТО должен быть найден компромисс. Вероятно, он будет заключаться в том, что Россия возьмет на себя обязательство либерализовать рынок энергоносителей и позволить внутренним ценам постепенно вырасти до уровня мирового рынка.[11] Достоверность таких обязательств будет сутью разногласий в ходе переговоров, в первую очередь из-за того, что неясно, каким образом либерализация рынка энергоносителей повлияет на изменение уровня внутренних цен. Примечательно, насколько слабо в обсуждении этого вопроса в России звучит голос того, кто больше всего заинтересован во вступлении России в ВТО, - потребителя.

Помимо создания зоны свободной торговли в ст. 1 СПС от 1994 г. также была поставлена задача «создания условий для обеспечения свободы образования компаний, трансграничной торговли услугами и движения капиталов».[12] В ст. 55 этот вопрос развивается дальше: в ней говорится, что «...важным условием для укрепления экономических связей между Россией и Сообществом является сближение законодательства. Россия стремится к постепенному достижению совместимости своего законодательства с законодательством Сообщества».[13] В этой статье перечислены пятнадцать областей, начиная с закона о компаниях и кончая защитой жизни людей, животных и растений, в которых это сближение особенно важно.

В отчете о проделанной работе, представленном в ноябре 2002 г., группа высокого уровня выразила удовлетворение результатами работы на данный момент, но привела лишь несколько примеров анализа воздействия экономической интеграции в качестве конкретных результатов деятельности в рамках концепции ОЕЭП начиная с весны того же года. Как отмечалось выше, участники переговоров должны представить практические результаты в рамках реализации концепции ОЕЭП осенью 2003 г.

Учитывая торговые интересы таких третьих стран, как США, ЕС не может предоставить России какие-либо экономические преимущества до завершения переговоров о ее вступлении в ВТО. Задача состоит в том, чтобы успеть завершить эти переговоры к началу осенней конференции ВТО 2003 г. Это позволит России участвовать в раунде торговых переговоров в Дохе сначала в качестве наблюдателя, а затем кандидата на вступление. Однако, как уже отмечалось, эта цель чрезвычайно амбициозна. Если она не будет достигнута, процесс вступления России в ВТО может затянуться на многие годы. Поэтому пока еще есть время, чтобы выяснить, какие элементы концепции ОЕЭП могут быть приняты в рамках правил ВТО как недискриминационные по отношению к третьим странам. Стоит также вопрос о том, какого рода ОЕЭП - включая, например, соглашения между Россией и другими членами СНГ - будет соответствовать принципам ВТО. Еще один вопрос возникает в связи с планируемым государственным союзом России и Белоруссии. До настоящего времени этим вопросам уделялось сравнительно мало внимания.

В течение 2002 г. официальные лица ЕС все более активно признавали необходимость «политики сближения», или «политики Большой Европы», которая будет проводиться в отношении всех окружающих Европейский союз регионов, простирающихся от Магриба до России. «Основным принципом новой политики сближения будет максимально возможное распространение принципов, правил, стандартов и отраслевого сотрудничества на соседей Союза, что позволит нам сформировать поистине всеобъемлющие особые отношения».[14] В то же время «...мы должны начать задавать самим себе вопрос, что означает эта политика на институциональном уровне. Нам необходим новый проект, способный послужить катализатором и подтолкнуть нас к разработке нового курса движения к общему будущему. Для этого нам, вероятно, придется разработать тип политической и институциональной интеграции, которая выходит далеко за рамки соглашений о присоединении. Это может дать нашим партнерам мощные дополнительные стимулы для осуществления внутренних реформ, а также создать для них благоприятные политические перспективы на будущее».[15]

Большее беспокойство вызывает вероятность того, что Политика сближения, концепция ОЕЭП и инициатива «Новые соседи» окажутся еще одним примером выдвижения ярких политических лозунгов, в чем ЕС весьма преуспел в прошлом. Такого рода лозунги неоднократно использовались Россией для получения разного рода уступок. Вероятно, слишком цинично рассматривать Политику сближения в качестве очередного лозунга, придуманного в подходящий момент отчасти в ответ на существующие трения в процессе расширения, а отчасти для того, чтобы скрыть практические проблемы в отношениях. Необходимость такой инициативы весьма обоснованна. Для того чтобы Политика сближения не стала просто очередным лозунгом, необходимо предпринять целый ряд практических действий. ЕС должен существенно улучшить свою деятельность по формированию и реализации поистине коллективной стратегии в области отношений с зарубежными странами. Необходимо глубоко продумать, насколько Большая Европа является зоной относительной однородности. Следует тщательно проанализировать накопленный к настоящему времени опыт. Будущие формы сотрудничества должны разрабатываться совместно, а не устанавливаться в одностороннем порядке ЕС. Наконец, как анализ, так и практические действия должны основываться на ясном понимании существующих серьезнейших диспропорций между ЕС, Россией и остальными странами Большой Европы, большинство из которых сохранится и в будущем.

Глава 2. Развитие торгово-экономических отношений между Россией и Европейским союзом

§ 2.1. Внешнеторговый товарооборот между Россией и ЕС

Торговые потоки между Европейским союзом и Россией асимметричны, как и объемы, их экономики. Согласно российской таможенной статистике в 2001 г. из общего объема российского экспорта, составившего 99,2 млрд. долл., 36,9% (36,6 млрд. долл.) пришлось на страны ЕС. Это означает, что по рыночному обменному курсу 11,7% валового внутреннего продукта России было получено от торговли на рынках ЕС. Россия явно менее зависима от импорта из стран ЕС, чем от его рынков. В то время как доля ЕС в импорте (36,9%) равна его доле в экспорте, значительное положительное сальдо внешнеторгового баланса России в 2001 г. говорит о том, что импорт из стран ЕС (15,3 млрд. долл.) составил лишь 5% ВВП России.[16] Подобное положение дел будет меняться по мере резкого увеличения объемов российского импорта и одновременной стагнации экспорта. Однако если на все это взглянуть под другим углом, картина в значительной степени меняется. По данным «Евростата», экспорт в Россию из стран ЕС составил в 2001 г. 24,8 млрд. долл., в то время как импорт из России - 42,3 млрд. долл. Доля России в торговле ЕС настолько незначительна, что сопоставима с долей Норвегии как торгового партнера.[17]

В общем и целом страны ЕС остаются главным торговым партнером России, на их долю приходилась примерно треть ее внешнеторгового товарооборота в 2000 г. Это достаточно высокий уровень зависимости. К примеру, на долю США и Японии приходится очень незначительная доля внешней торговли России (соответственно 6% и 1,3%). Сравнение между такой международной организацией, как ЕС, и таким суверенным государством, как Соединенные Штаты, может показаться случайным, однако оно оправданно, поскольку члены ЕС не имеют суверенной торговой политики. Поэтому Россия в реальности ведет торговлю именно с Европейским союзом, а не с Германией, Францией и прочими его членами.

Показательна также структура торговли между ЕС и Россией (табл. 1).[18] Для сравнения возьмем другую страну, торгующую промышленной продукцией. В период между 1995 и 2004 гг. ежегодный рост внешнеторгового оборота Китая составлял 19%. Это значительно выше темпов роста мировой торговли (13,3%). Итак, ежегодный прирост китайского внешнеторгового оборота промышленными товарами составлял 20%, в то время как прирост российской внешней торговли в 1996-2004 гг. составлял лишь 8,2%. Никаких значительных изменений в структуре российской торговли отмечено не было. Таким образом, структура торговли ЕС с Китаем существенным образом отличается от структуры торговли с Россией. А в 1995-2004 гг. эти различия лишь усилились. Причем ситуация не меняется, даже если исключить из расчетов нефть и нефтепродукты.

Во внешней торговле Китая стала увеличиваться доля промышленной продукции, чего нельзя сказать о России. В 2004 г. 44% профицита торгового баланса получено Россией от торговли с ЕС. Этот профицит возник за счет экспорта энергоносителей. Доля России в энергетическом импорте ЕС в 2004 г. составила 15,4%. Зависимость же ЕС от импорта из России товаров с добавленной стоимостью, как видно из табл. 1, минимальна.

Таблица 1 Структура торговли между ЕС и Россией в 2004 г.

Определенное значение Россия имеет в области экспорта сельскохозяйственной продукции ЕС. Ее доля составляет 13,6% всего экспорта ЕС в Россию. В 1995 г. она достигала 22%. Подобное снижение относительного значения экспорта сельскохозяйственной продукции в Россию из стран ЕС отражает те положительные сдвиги в секторе производства сельскохозяйственных и пищевых продуктов, которые произошли в России с 1998 г. Поскольку ожидается, что эта тенденция продолжится, экспорт сельскохозяйственной продукции из ЕС будет постепенно утрачивать свою роль. В то же время по мере становления России как крупнейшего экспортера зерна будет нарастать стремление к увеличению доли сельскохозяйственной продукции в экспорте России в Европейский союз. В 2004 г. эта доля составляла менее 2%.[19] С учетом протекционистского характера Общей сельскохозяйственной политики ЕС можно предсказать наступление весьма интересного периода в торговой политике, поскольку Россия (как, впрочем, и Украина и Казахстан) становится все ближе и ближе к Кернской группе стран - экспортеров сельскохозяйственной продукции.[20]

Продукция машиностроения и автомобили составили в 2004 г. 38% экспорта стран ЕС в Россию. За ними в порядке значимости следуют изделия из пластмассы, а также оптические измерительные приборы и фотоаппаратура. Согласно двузначной классификации ООН 59,0% всего объема экспорта ЕС в Россию обеспечивается за счет девяти важнейших групп товаров.[21] Таким образом, структура экспорта ЕС весьма диверсифицирована. Структура же российского экспорта в корне отлична от нее. Почти половина всего импорта ЕС из России представлена нефтепродуктами. Даже прочие основные статьи импорта практически полностью представляют собой необработанное или подвергшееся незначительной переработке сырье, например, металлы или товары, изготовленные из цветных металлов. На долю продукции, входящей в состав девяти важнейших товарных групп, приходится 90,3% импорта ЕС из России. Вследствие этого экспорт из России имеет весьма однородный характер.

§ 2.2. Энергетическая стратегия России

Энергетика - ключ к отношениям между Европейским союзом и Россией. В 2004 г. 15 стран ЕС (ЕС-15) импортировали 49% потребляемой энергии. Предполагается, что к 2020 г. эта доля увеличится до 62%.[22] Если бы ЕС расширился до 30 членов, зависимость от такого рода импорта была бы меньше, на уровне 36%. Зеленая книга ЕС по энергетике за 2004 г. прогнозирует увеличение этой цифры к 2020 г. до 51%. Возможные альтернативные источники расширения импорта включают страны Персидского залива, Центральной Азии и в особенности Россию.[23]

Большие объемы нефти выгодно транспортировать на дальние расстояния по морю, в то время как почти весь газ перекачивается по трубопроводам. В 1999 г. ЕС импортировал природный газ из России (41%), Алжира (29%), Норвегии (25%) и других стран (5%). Поскольку запасы газа в Норвежском море истощаются, а производственные затраты на его добычу к северу от Норвегии высоки, предполагается, что роль России в поставках газа странам ЕС будет расти. Согласно прогнозу, опубликованному в Зеленой книге Комиссии ЕС по энергетике за 2005 г., доля газа в общем потреблении основных энергоносителей увеличится с 23% в 2004 г. до 27% в 2020 г.. Чтобы удовлетворить эти потребности, импорт газа из России должен удвоиться со 125 млн. куб. м в 2005 г. до 250 млн. куб. м в 2020 г. Роланд Гётц отмечает, что подобные объемы потребления вряд ли совпадают с экспортными прогнозами Энергетической стратегии России-2005, в которой общий объем экспорта газа из России в 2020 г. планируется на уровне 270-275 млн. куб. м.

Это, однако, не окончательные данные. Энергетическая стратегия России находится в процессе пересмотра. В ее проекте прогнозируемый объем экспорта российского газа резко сокращается, в то время как показатели экспорта нефти и угля, напротив, резко увеличиваются. При этом планируемый на 2010 г. объем экспорта газа в страны, не принадлежащие к СНГ, когда ЕС предполагает импортировать из России 200 млн. куб. м газа, составляет в настоящее время лишь 154-180 млн. куб. м. Прогноз на 2020 г. составляет 175-190 млн. куб. м, что гораздо меньше 250 млн., которые ЕС предполагает импортировать из России.[24] Необходимо отметить, что российский прогноз касается экспорта во все страны, не являющиеся членами СНГ, а не только в ЕС. Прогноз того, насколько спрос ЕС будет соответствовать российскому предложению через два десятилетия, по-видимому, представляет собой весьма сложное уравнение с большим количеством неизвестных, однако очевидна и необходимость диалога по проблемам энергетики между ЕС и Россией. Спрос на экспорт на ближайшие десятилетия более предсказуем, нежели предложения по объемам поставок российского газа. Либо Россия сможет увеличить его производство, либо Европейскому союзу придется искать новые источники поставок или совсем отказаться от природного газа как основы энергетической стратегии.

Диалог о проблемах энергетики между ЕС и Россией фактически не прекращается с октября 2000 г. в формате рабочей группы, возглавляемой вице-премьером Христенко и генеральным директором Ламуре. Некоторые проекты, представляющие взаимный интерес, были обозначены на саммите ЕС-Россия в октябре 2001 г. В их числе северный трансевропейский газопровод, месторождение Штокман, газопровод на Ямале и сеть «Адрия»/«Дружба». В дальнейшем можно будет говорить о дополнительных проектах. На заседании, прошедшем в ноябре 2002 г., рабочая группа Хри-стенко-Ламуре смогла отметить один конкретный шаг в направлении прогресса, а именно открытие Центра энергетических технологий «Россия-ЕС» в Москве. Пока неясно, чем реально будет заниматься этот центр. Несколько позже «Газпром» принял решение о строительстве трансевропейского газопровода из окрестностей С.-Петербурга по дну Финского залива и Балтийского моря в Германию. По меньшей мере, год потребуется для заключения этой сделки, вопрос о финансировании которой, равно как и том, какие страны помимо России будут в ней участвовать, все еще обсуждается. Трубопровод может вступить в строй к 2007 г.[25]

В целом же диалог о проблемах энергетики, первоначальная аналитическая стадия которого, как полагают, завершилась еще осенью 2001 г., продвигается очень медленными темпами. Россия все еще не присоединилась к Европейской энергетической хартии. Эксперты ЕС утверждают, что российские компании, пока им это позволяют их собственные финансовые и технологические возможности, не хотят конкуренции со стороны иностранных компаний. Россия обеспокоена тем, что в связи с предстоящим открытием для свободной конкуренции рынка электроэнергии и газа ЕС возможности для получения ею долгосрочных инвестиций, необходимых для обеспечения поставок на рынки Европейского союза, практически исчезнут. Особую причину для беспокойства Россия видит в том, что ЕС или страны, являющиеся его членами, могут ввести ограничение на импорт природного газа от индивидуального поставщика, не являющегося членом ЕС, до 30% объема потребления. Даже президент Путин выразил озабоченность, высказав пожелание, чтобы Россия была освобождена от таких ограничений, поскольку она «является частью Европы». Если же это не будет сделано, сказал он, Россия с неохотой будет рассматривать перспективы интенсификации своего сотрудничества с ЕС в области энергетики.

Причина беспокойства Путина не совсем ясна. Ни одна страна не желает быть зависимой от одного единственного монопольного поставщика, а необходимость диверсификации поставок особенно понятна в отношении стран Центральной и Восточной Европы, которые в свое время были частью единой энергетической сети СЭВ. Члены НАТО могли бы воспользоваться правилом ограничения зависимости от индивидуального поставщика энергетических ресурсов, действовавшим в период «холодной войны». В 80-е годы, Соединенные Штаты препятствовали строительству газопровода из СССР в Западную Европу, приводя в качестве причины излишнюю зависимость и усиление советского экономического и военного потенциала. ЕС приводил доводы в пользу того, что любая зависимость будет взаимной и поэтому станет скорее источником стабильности, нежели потенциальной нестабильности. Никогда не существовало формального требования ЕС о диверсификации источников поставок газа. В ноябре 2002 г. рабочая группа Христенко-Ламуре отмечала, что «у ЕС нет подобных требований по количественному ограничению на импорт различных видов ископаемого топлива из России».[26] Фактически если бы это требование распространялось на ЕС в целом, то объемы российского экспорта оказались бы далекими от такого потолка. Если же подобное требование распространить на отдельные государства - члены ЕС, то каким образом могут Греция или, например, Финляндия импортировать все 100% потребляемого ими газа из России?

§2.3.Россия в мире завтрашнего дня

С 1999 г. экономический рост России основывался на заниженном курсе ее национальной валюты и высоких экспортных ценах, а также на достаточной макроэкономической стабильности и адаптации предприятий к условиям рыночной экономики. Чтобы сместить баланс в сторону устойчивого роста, российские власти приняли программу реформ, которая оказалось шире, амбициознее и актуальнее, чем это могли представить себе наблюдатели менее двух лет назад. Чрезвычайно актуальные законодательные акты затронули многие вопросы, начиная от обеспечения прав собственности через налогообложение до выхода предприятий на рынок и ухода с него. И программа реформ продолжается. В числе подготовленных к настоящему времени вопросов - дальнейшие реформы в области прав собственности, реформа государственного сектора, реформа естественных монополий, реформа финансового сектора и различные аспекты условий деятельности предприятий. Несмотря на то что законодательная база реформ является весьма впечатляющей, ее принятие проходит не так быстро, как планировалось, и по-прежнему еще очень мало свидетельств практической реализации реформ.

Хотя страны с благоприятными стартовыми условиями добились больших успехов в первые годы перехода к рыночной экономике, напрашивается вывод, что со временем разумная политика становится все более важным фактором различий в показателях экономического роста для постсоциалистических стран. Одним из объяснений, почему одни страны проводят более эффективную политику, чем другие, является наличие или отсутствие внешних ориентиров. В то время как центральноевропейские и прибалтийские государства видели суть перемен в «возврате в Европу», у бывших республик Советского Союза не было такой общей цели. В связи с этим проводимая ими политика была достаточно непоследовательной и ориентировалась на решение краткосрочных проблем. Перспективы экономического роста России зависят от того, создаст ли такого рода ориентиры усилившееся в последнее время стремление присоединиться к международному сообществу - как политически, так и экономически.

Программные условия, выдвигаемые международными финансовыми институтами, всегда были не очень жесткими в отношении такого политически значимого клиента, как Россия. В настоящее время Россия не нуждается в ресурсах МВФ и намерена сократить масштаб своего участия в программах Всемирного банка. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, подписанное в 1994 г. и вступившее в силу в 1997 г., создало институциональную базу для сотрудничества и открыло перспективы для свободной торговли и сближения нормативных баз, однако оно никогда не станет политическим ориентиром для России. Президент Путин неоднократно заявлял, что его страна в одностороннем порядке должна сделать выбор в пользу приведения своего законодательства в соответствие с acquis communautaire, однако еще рано говорить о наличии достаточных стимулов для того, чтобы это стало основной политической целью. Россия и ЕС в общих чертах сформулировали идею Общего европейского экономического пространства, вероятно, объединив перспективы свободной торговли с задачей одностороннего приведения российского законодательства в соответствие с acquis EC, однако пока эта идея остается лишь абстракцией. Для Китая вступление в ВТО явилось важным политическим ориентиром. Переговоры о вступлении в ВТО ведутся и с Россией, была проделана большая работа в области законодательства, однако, в отличие от Китая, вступление в ВТО не было использовано для того, чтобы заручиться поддержкой широких слоев общественности в проведении дальнейших реформ.[27]

Урок 90-х годов заключается в том, что международное сообщество не оказывает сильного влияния на развитие ситуации в России. Таким образом, независимо от того, рассматривать ли внешнюю политику Путина, а также его политику в области безопасности как поиск внешней стабильности или как намерение «присоединиться» к международному сообществу, правильная политика по-прежнему состоит в укреплении уверенности россиян в будущем их общества на основе принципа «доверяй, но проверяй». Это среди прочего означает доверять стремлению России к полной интеграции в мировую и европейскую экономику и проверять его, не допуская снижения стандартов и требований.

Способность России интегрироваться в европейскую экономику ограничивается в основном теми же факторами, которые ограничивают потенциал ее роста. Структура производства России имеет перекос в сторону выпуска сырьевых товаров, и страна в целом не способна производить конкурентоспособные промышленные товары и услуги. По этой причине экспортные и налоговые поступления, также как реальный валютный курс и объем производства, остаются нестабильными. В организационной структуре преобладает тенденция к существованию нескольких многоотраслевых конгломератов и небольшого числа малых предприятий. Это приводит к созданию олигархической и неравной социальной структуры и системы распределения благ. Столь необходимая система финансового посредничества совершенствуется медленно. Более того, Россия унаследовала целый ряд потенциально очень серьезных долгосрочных экономических, социальных, технологических и других тенденций, способных привести к ухудшению ситуации и спаду, которые в большинстве случаев обострились с момента распада СССР. Политическая структура страны характеризуется тем, что крайне хрупкие реформы проводятся руководством, которое мыслит международными категориями и пытается осуществить перемены силами зачастую нерадивой бюрократии. Более того, эти реформы затрагивают население, различные слои которого по-разному относятся к переменам.[28]

Очень быстрый долгосрочный экономический рост невозможен в России, которая продолжает оставаться относительно бедной страной, перед которой стоит масса проблем. Задача России, исходя из более низких темпов ее экономического роста по сравнению с ее потребностями, будет заключаться в оптимальном использовании медленно увеличивающегося объема ресурсов в условиях, когда изменение уровня мировых цен на нефть может вызвать серьезные политические проблемы.

Глава 3. Последствие расширения ЕС для экономики России

§ 3.1.Стратегическое видение Россией и ЕС двустороннего партнерства

Стратегические цели Европейского Союза сформулированы в ритуальной форме, характерной для политических документов такого рода: "Стабильная, демократическая и процветающая Россия, прочно связанная с объединенной Европой, свободной от новых разделительных линий, - залог устойчивого мира на континенте Европейский Союз имеет четкие стратегические цели: [29]

- стабильная, открытая и плюралистическая демократия в России, основанная на принципах правового государства и опирающаяся на процветающую рыночную экономику, в интересах всех народов, как России, так и Европейского Союза;

- обеспечение стабильности в Европе, укрепление глобальной безопасности и поиск ответов на общие вызовы, стоящие перед континентом, путем интенсификации сотрудничества с Россией".[30]

При всей традиционности этих формулировок, в Общей Стратегии появляется показательный пассаж о том, что Европейский Союз готов приложить все необходимые усилия для реализации этих задач, при этом "полностью признавая, что основную ответственность за свое будущее несет сама Россия". Эта фраза впоследствии повторяется во всех значимых политических заявлениях ЕС по российской проблематике. Современный этап развития отношений между ЕС и Россией проходит на общем фоне разочарования Запада в перспективах российских реформ и построения Россией демократического правового общества и осознания им ограниченности своих возможностей оказать необходимое влияние на политическое и экономическое развитие России. Общая Стратегия разрабатывалась под впечатлением августовского кризиса 1998 г., когда обвал рубля и частичный дефолт России усугубил сомнения в успехе реформ и развил скепсис в отношении целесообразности продолжения западного участия и оказания дальнейшей финансовой помощи. Ее реализация проходит в условиях второй чеченской войны, которая поставила под сомнение демократический характер российской государственности. Противоречивый имидж постельцинской России вызывает растущую обеспокоенность перспективами отношений и чреват далеко идущими последствиями.

Другая показательная тенденция - это перенесение акцента с экономического сотрудничества на содействие формированию демократических институтов и гражданского общества. Основная цель программы ТАСИС претерпела аналогичные метаморфозы. Регламент 1991 г. утверждал своей целью содействие "переходу к рыночной экономике", Регламент 1993 г. добавил к этому "..., и таким образом содействуя укреплению демократии".[31] Регламент 1996 г. уравнял в правах эти две цели: "переход к рыночной экономике и укрепление демократии", а последний Регламент 2000 г. добавил третий компонент, и цель программы формулируется следующим образом: "переход к рыночной экономике; укрепление демократии и правового общества". Очевидно, что на первом этапе Европа была или уверена в демократическом выборе России, или полагала, что такой выбор последует за проведением рыночных преобразований. Современное понимание требует специальных усилий в поддержку демократических институтов, как необходимое условие экономического и политического успеха России. Война в Чечне привела к переброске значительной части средств ТАСИС с технического содействия на гуманитарную помощь и проекты в области демократии.[32]

В свою очередь Россия стратегической задачей отношений с ЕС видит "обеспечение национальных интересов и повышение роли и авторитета России в Европе и мире", исходя при этом из тезисов об "объективной потребности формирования многополярного мира, общности исторических судеб народов и ответственности государств Европы за будущее континента, взаимодополняемости их экономик". Россия ставит цель "привлечения хозяйственного потенциала и управленческого опыта Европейского Союза для развития социально ориентированной рыночной экономики России... и дальнейшее строительство демократического правового общества". Достаточно показательно звучат пассажи о том, что "настоящая Стратегия непосредственно увязана с концепцией обеспечения экономической безопасности страны" и о том, что "в определенных секторах экономики остается оправданной защита отечественного производства с учетом международного права и опыта". Таким образом, наряду с общностью многих важных целей и интересов, между стратегическим видением ЕС и России существует немало важных расхождений и различий, требующих пристального внимания и в перспективе - усилий по их максимальной гармонизации.

§ 3.2.Особенности торгово-экономических отношений ЕС – Россия

Современное положение России исключительно драматично. Даже руководитель страны вынужден публично признать нелицеприятные факты и констатировать: "Россия переживает один из самых трудных периодов своей многовековой истории. Пожалуй, впервые за последние 200-300 лет она стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и в третьем эшелоне государств мира".[33] Если в ближайшие два десятилетия в экономическом и политическом развитии страны не произойдет кардинальных перемен, с Россией просто перестанут считаться. Кардинальные перемены невозможны без привлечения внешних ресурсов и благоприятного внешнеполитического фона. В этих условиях пафос Среднесрочной стратегии с упором на "самостийность" России звучит несколько странно. С одной стороны, четкий ответ относительно возможности российского вступления в Европейский Союз был необходим, с другой, то в какой форме это сделано, вызывает сожаление: "Партнерство Россия - Европейский Союз в рассматриваемый период будет строиться на базе договорных отношений, то есть без официальной постановки задачи присоединения или "ассоциации" России с Европейским Союзом. Как мировая держава, расположенная на двух континентах, Россия должна сохранять свободу определения и проведения своей внутренней и внешней политики, свой статус и преимущества евроазиатского государства и крупнейшей страны СНГ, независимость позиций и деятельности в международных организациях".[34] Несмотря на понятную логику такой позиции, ее целесообразность и перспективность вызывает большие сомнения, особенно с учетом реалий внутреннего положения страны и сложных отношений РФ-ЕС. Цена, которую придется заплатить России за равноудаленное положение в международных, в том числе в международных экономических отношениях, может оказаться непомерно высока. В результате расширения Европейского Союза и вовлечения в его орбиту практически всех европейских государств в виде непосредственного членства или тесной ассоциации, создается единое общеевропейское пространство, регулируемое ЕС. В этих условиях Россия рискует остаться единственной европейской страной, остающейся вне Европы.

Отношения ЕС-РФ имеют ярко выраженную асимметрию, которая носит как количественный, так и качественный характер. В то время, как на долю ЕС приходится более одной трети внешней торговли России, Россия занимает только несколько процентов во внешней торговле ЕС. Означает ли это, что если Россия не проживет без Европейского Союза, то ЕС достаточно легко перенесет потерю России как экономического партнера? Корректным будет ответ: и да, и нет, поскольку обобщенный удельный вес России во внешней торговле ЕС не отражает того существенного факта, что на долю России приходится более трети (36%) поставок газа и одна десятая (10 %) импорта нефти в страны ЕС. Оставаясь достаточно незначительным торговым партнером ЕС, Россия выступает в роли системообразующего поставщика энергоресурсов в Европу. При этом, если прекращение поставок нефти может быть достаточно легко компенсировано из других источников, то поставки российского газа во многих отношениях безальтернативны. Более того, по некоторым аналитическим прогнозам, роль российского газа на европейском рынке будет последовательно возрастать по мере ускорения темпов экономического развития Европы, в частности, ее северного субрегиона. Поставки в Западную Европу энергоресурсов из России резко возросли в начале 1990-х годов на фоне улучшения политического климата после окончания "холодной войны". Во второй половине 90-х годов, с появлением серьезной озабоченности в отношении политического и экономического развития России, ЕС декларирует необходимость диверсификации импорта энергоносителей, чтобы избежать односторонних зависимостей. Реализация этого тезиса, однако, представляется достаточно сложной в силу целого ряда объективных факторов, преимущественно технологического характера. Поставки российского газа, безусловно, играют очень существенную роль в отношениях между ЕС и Россией, смягчая торгово-экономический дисбаланс между ними. Однако было бы ошибочно использовать этот фактор в качестве элемента давления на ЕС, поскольку не только ЕС нуждается в российском газе, но и России трудно найти альтернативный Европе рынок для своих газовых поставок. Следует иметь в виду, что ряд клиентов "Газпрома", не входящих в ЕС, тяготеют к Евросоюзу и в перспективе намерены вступить в него.

Торговый баланс во взаимоотношениях с ЕС в целом складывается в пользу России, особенно после августовского кризиса 1998 г, который сделал неконкурентоспособным на российском рынке значительную часть импорта продовольственных и потребительских товаров, многие из которых ввозились из ЕС, а затем из-за резкого роста цен на нефть в сентябре 2005 г. Однако Россия имеет отрицательное сальдо в торговле с ЕС услугами, поскольку после кратковременного улучшения приток капиталов из ЕС продолжает сокращаться.

Качественная асимметрия проявляется в неблагоприятной структуре взаимной торговли, которая далека от оптимальной. Треть российского экспорта в ЕС составляет минеральное сырье, еще одну треть - металлы и лес. Импорт из ЕС на одну треть представлен продуктами питания и товарами массового потребления. Машинотехнический обмен дает соотношение 30:1 в пользу ЕС. Сырьевая структура российского экспорта и потребительская структура импорта оказывает сдерживающее влияние на динамику взаимной торговли и негативно сказывается на перспективах развития России. Наиболее перспективная часть российского экспорта в ЕС, на которую приходится промышленная продукция и продукты переработки, подвергается жестким антидемпинговым мерам со стороны Европейской Комиссии, в силу чего антидемпинг представляет одну из наиболее серьезных проблем во взаимных отношениях. Москва последовательно добивалась признания за российской экономикой рыночного статуса и на нынешнем этапе частично получила его, однако очевидно что, поскольку сами российские предприятия должны в каждом отдельном случае доказывать рыночный характер производства и обоснованность экспортной цены, сделать им это будет весьма сложно. Кроме того, антидемпинговые процедуры, начатые против конкретных предприятий, распространяются на отрасль в целом. Наконец, нужно трезво отдавать себе отчет в том, что в силу пресловутых "особенностей национальной экономики" российские производители будут периодически демпинговать в экспортных операциях, и ситуация может быть нормализована только в результате оздоровления российской хозяйственной жизни в целом.

§ 3.3. Отношения Россия - ЕС: направления и перспективы

Основой отношений между ЕС и Россией является Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), определяющее ЕС и Россию как стратегических партнеров. Соглашение было подписано главами государств или правительств в то время двенадцати стран членов ЕС, председателем Европейской Комиссии и президентом Российской Федерации в июне 1994 года на острове Корфу.

Промежуточное соглашение о торговле и экономических отношениях вступило в силу 16 февраля 1996 года. СПС было ратифицировано и вступило в силу 1 декабря 1997 года.

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве содержит 112 статей, 10 приложений и 2 протокола, а также ряд совместных и односторонних деклараций. Положения СПС касаются развития политического диалога, торговли, бизнеса и инвестиций, платежей и капитала, вопросов конкуренции, защиты интеллектуальной, промышленной и коммерческой собственности, развития сотрудничества в области законодательства, экономики, а также сотрудничества в борьбе с противоправной деятельностью, культурного сотрудничества и сотрудничества в финансовой сфере.

СПС основано на базовых принципах, разделяемых сторонами, от содействия международному миру и безопасности до поддержки демократического общества, основанного на политических и экономических свободах. В духе равноправия и партнерства Соглашение нацелено на укрепление политических, торговых, экономических и культурных связей и определяет повестку дня для переговоров о возможности создания зоны свободной торговли. Соглашение содержит положения, в соответствии с которыми Россия и ЕС предоставили друг другу режим наиболее благоприятствуемой нации и ограничили возможности введения импортно-экспортных ограничений.

В соответствии с Соглашением обе стороны обязались проводить дважды в год встречи на высшем уровне: один раз в Москве, а один раз в столице страны члена ЕС, являющейся в это время председателем ЕС.

Кроме того, каждый год проходят другие встречи министров, парламентариев и иных должностных лиц.

В июне 1999 года в Кельне Европейский Союз впервые принял "Коллективную стратегию" в отношении стран, не являющихся членами ЕС. Россия явилась первым партнером в этом новом инструменте политики ЕС.

В октябре 1999 года Россия утвердила свою Стратегию развития отношений с ЕС до 2010 года.

А всего в настоящее время отношения между Россией и ЕС определяют следующие документы: [35]

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (1997)

Коллективная стратегия ЕС по отношению к России (1999)

Стратегия развития отношений России с ЕС на среднесрочную перспективу (2000-2010)

Соглашение о торговле некоторыми изделиями из стали (1997)

Соглашение о торговле текстильными товарами (1998)

Меморандум по энергетике (1999)

План совместных действий по борьбе с организованной преступностью (2000)

План совместных действий по нераспространению и разоружению в РФ (1999)

Решение Совета о выполнении Плана совместных действий по нераспространению и разоружению в РФ (2001)

Соглашение о сотрудничестве в области науки и технологий (1999)

Стратегия в отношении России (2002-2006)

Соглашение о торговле некоторыми изделиями из стали (2002)

Заключение

Проведенный анализ показывает, что Общая Стратегия ЕС в отношении России - это в меньшей степени концептуальный и в большей степени технический, рамочный документ, наполнение которого еще предстоит конкретизировать. Он отражает, с одной стороны, достаточно амбициозную повестку дня политической трансформации ЕС и в то же время весьма сдержанный и инертный подход к развитию отношений с Россией. Кроме того, очевидно, что реализация потенциала Общей Стратегии по России по многим направлениям будет зависеть от контекста отношений ЕС-США, динамики экономической и политической ситуации внутри самой Европы.

В свою очередь, российская Среднесрочная стратегия отражает в сводном виде сложившуюся палитру взглядов и позиций в отношении ЕС, как на политическом уровне, так и со стороны отдельных министерств и ведомств.[36] Этот документ в такой же степени, как и его европейский аналог, больше обращается к существующей повестке дня во взаимоотношениях, чем нацелен на перспективу. Тем не менее, его появление - это, безусловно, прогресс, отражающий существенные перемены в российской европейской политике, которая была традиционно ориентирована на диалог с Германией, Францией или Англией и недооценивала роли ЕС как института. Россия связывает много надежд с политическим усилением Европейского Союза и его роли в мировых делах. Россия также объективно заинтересована в большей поддержке мировым сообществом процесса реформ и в привлечении дополнительных ресурсов для решения социально-экономических проблем. Ключевым моментом, однако, становится вопрос о том, как и на каких условиях, российские элиты считают это для себя приемлемым. Камнем преткновения могут стать традиционно понимаемый суверенитет и принцип невмешательства во внутренние дела.

Общая Стратегия ЕС предполагает усиление политического потенциала ЕС, и само по себе это, в принципе, отвечает провозглашенным интересам российской внешней политики. Однако, как представляется, существует несколько осложняющих факторов. В российском истеблишменте существует известное заблуждение относительно природы ЕС как автономного от американской политики образования, которое балансирует или может балансировать доминирующую роль США в современном мире. Каждое очередное обострение разногласий с США показательно в этом отношении. Очевидно, что чем раньше официальная российская политика расстанется с этим заблуждением, тем лучше. Для России, постоянного члена Совета Безопасности ООН и страны, обладающей мощными ядерными силами, психологически трудно быть в ситуации, когда ее рассматривают как объект, как зону чужих стратегических интересов: "Европейский Совет полагает, что будущее России составляет существенный элемент будущего континента и представляет стратегический интерес для Европейского Союза".[37]

Что касается экономики, уместно напомнить, что, вступая в переговоры с ЕС, Россия первоначально боролась за статус, аналогичный тому, который был предоставлен ЕС странам ЦВЕ. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве в значительной степени был смоделирован по типу Евросоглашений, и дальнейшее развитие отношений связывалось с созданием ЗСТ. Более того, иногда звучали заявления о том, что Россия может в перспективе стать членом Евросоюза. Впоследствии ситуация кардинально изменилась: реализация ЗСТ отложена на неопределенный срок, в спекуляциях о членстве или ассоциации поставлена точка. Провозглашенная идея интеграции России в "общее экономическое и социальное пространство в Европе" может только приветствоваться, однако реальный ее механизм неясен, как и направления дальнейшего углубления сотрудничества. Если Европейский Союз для России, это - основной торговый партнер, то Россия для ЕС - пока что, главным образом, важный поставщик энергоресурсов. Реализация потенциала в других областях вызывает большие трудности. ЕС не отказывается помогать, но и не знает решения проблем, стоящих перед Россией. Представляется, что корректировка сложившейся асимметрии сотрудничества возможна в результате большей интегрированности страны, а не ее возврата к протекционизму и автономному развитию, как это предлагают политики левого толка. Любые позитивные сдвиги зависят, прежде всего, от решения проблем, связанных с созданием нормальных условий хозяйствования в России. В имеющихся условиях на повестке дня взаимоотношений ЕС-Россия остается пока чрезвычайно узкий круг тем. Это вопросы, связанные с минимизацией рисков для мирового сообщества. Это приграничное сотрудничество и инфраструктура в западных российских регионах. Это, наконец, техническое консультирование по вопросам участия России в международной торговле и экономическом сотрудничестве.

Россия в настоящий момент находится в состоянии мучительного поиска стратегической и внешнеполитической идентичности. В этом смысле отношения России с остальной Европой и ее лидирующим институтом - Европейским Союзом имеют определяющее значение. Окончание "холодной войны" устранило деление Европы на "западную" и "восточную" части. Мощными темпами пошел процесс строительства единой Европы. В Европе действительно идут общеевропейские процессы, но эта реальность не слишком соответствует чаяниям большей части российского истеблишмента. В российском официальном понимании как "общеевропейские" могут рассматриваться только те процессы, которые идут с участием России, в то время как на практике имеет место прямо обратное явление - общеевропейские процессы идут без участия России. Складывается чрезвычайно серьезная ситуация, всего драматизма которой в России пока еще не осознали. В процессе расширения Европейского Союза складывается новая европейская общность, носящая панъевропейский характер, но без присутствия России. Российская Федерация рискует остаться единственным государством, европейским по своей географической принадлежности, но оставшимся de facto вне Европы. Именно такова в условиях сохранения современных политических и экономических реалий цена "договорных отношений, без официальной постановки задач присоединения или "ассоциации" России с Европейским Союзом. Наметившаяся в российской политике попытка развести ценности и интересы, внутриполитическое и внешнеполитическое поведение делает эту цену еще выше, и перспективы реального, а не декларативного "стратегического партнерства" с Евросоюзом в этих условиях, несмотря на значительность их потенциала, выглядят достаточно неопределенно.


Литература

1. Афонцев С. Присоединение к ВТО: экономико-политические перспективы // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - N 2.

2. Белянин А. Открывая ящик Пандоры, или Что нас ждет в ВТО и как в нее вступать // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - N 2.

3. Бордачев Т. Россия и Европейский союз: требуется департамент. - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 3).

4. May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6.

5. Ослунд А. Протекционизм против России // Моск. новости. - 2002. - 5-11 нояб.

6. Основные положения энергетической стратегии России на период до 2020 года. Проект 30.10 (2002)

7. Путин В. Россия на рубеже тысячелетий. - М., 2004.

8. Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004

9. Солодухин Ю. А. и др. Основные направления стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа Российской Федерации на период до 2015 года (проект). - СПб.: О-во «Знание», 2002.

10. Тренин Д. Россия в «широкой Европе». - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 10)

11. Тренин Д., Малашенко А. Время Юга: Россия в Чечне, Чечня в России / Моск. Центр Карнеги. - М.: Гендальф, 2002.


[1] May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6. С. 43

[2] Путин В. Россия на рубеже тысячелетий. - М., 2004. С. 194

[3] Тренин Д. Россия в «широкой Европе». - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 10) С. 48

[4] May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6. С. 54

[5] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 39

[6] Бордачев Т. Россия и Европейский союз: требуется департамент. - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 3). С. 123

[7] Афонцев С. Присоединение к ВТО: экономико-политические перспективы // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - N 2. С. 195

[8] Афонцев С. Присоединение к ВТО: экономико-политические перспективы // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - N 2. С. 145

[9] Бордачев Т. Россия и Европейский союз: требуется департамент. - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 3). С. 184

[10] Солодухин Ю. А. и др. Основные направления стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа Российской Федерации на период до 2015 года (проект). - СПб.: О-во «Знание», 2002. С. 57

[11] Афонцев С. Присоединение к ВТО: экономико-политические перспективы // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - N 2. С. 228

[12] Бордачев Т. Россия и Европейский союз: требуется департамент. - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 3).С. 105

[13] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 281

[14] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 227

[15] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 426

[16] Солодухин Ю. А. и др. Основные направления стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа Российской Федерации на период до 2015 года (проект). - СПб.: О-во «Знание», 2002. С.219

[17] May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6. С. 72

[18] Солодухин Ю. А. и др. Основные направления стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа Российской Федерации на период до 2015 года (проект). - СПб.: О-во «Знание», 2002. С. 117

[19] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 328

[20] May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6. С. 82

[21] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 219

[22] Солодухин Ю. А. и др. Основные направления стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа Российской Федерации на период до 2015 года (проект). - СПб.: О-во «Знание», 2002. С. 108

[23] May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6. С. 82

[24] Солодухин Ю. А. и др. Основные направления стратегии социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа Российской Федерации на период до 2015 года (проект). - СПб.: О-во «Знание», 2002. С. 296

[25] Путин В. Россия на рубеже тысячелетий. - М., 2004. С. 289

[26] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 201

[27] Афонцев С. Присоединение к ВТО: экономико-политические перспективы // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - N 2. С. 74

[28] Афонцев С. Присоединение к ВТО: экономико-политические перспективы // Pro et Contra. - 2002. - Т. 7. - N 2. С. 72

[29] Путин В. Россия на рубеже тысячелетий. - М., 2004. С. 392

[30]

[31] May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6. С. 94

[32] Бордачев Т. Россия и Европейский союз: требуется департамент. - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 3). С. 92

[33] Путин В. Россия на рубеже тысячелетий. - М., 2004. С. 283

[34] Путин В. Россия на рубеже тысячелетий. - М., 2004. С. 291

[35] Тренин Д. Россия в «широкой Европе». - М., 2002. - (Брифинг Моск. Центра Карнеги; Вып. 10) С. 83

[36] May В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства // Вопр. экономики. - 2002. - N 6. С. 102

[37] Сутела П., Россия и Европа. Некоторые аспекты экономических взаимоотношений, Моск. Центр Карнеги. - M.: Гендальф, 2004 С. 329

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий