регистрация / вход

Международно-правовой состав пиратства

Морское пиратство как крупная международная проблема современности, правовая основа и методика борьбы с ним. Специфика действий пиратов близ Африканского Рога. Состав и правовое положение континентального шельфа и исключительной экономической зоны РФ.

Содержание

1. Международно-правовой состав преступления пиратства

2. Проблемы осуществления юрисдикции государств в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе

1. Международно-правовой состав преступления пиратства. (На примере морского пиратства)

Морское пиратство превратилось в крупную международную проблему. При этом многие ключевые аспекты противодействия пиратам, в частности, порядок привлечения к суду лиц, уличенных в принадлежности к пиратским группировкам и процедура судебного разбирательства, по-разному трактуются в различных странах. Требуется серьезная работа по выработке и принятию согласованных комплексных мер с целью ликвидации этого опасного явления.

Президент Ассоциации международного морского права Анатолий Колодкин подчеркнул, что морское пиратство – явление далеко не новое, как не новым является и борьба с ним. В той или иной степени вопросы противодействия мирскому пиратству затрагиваются в Конвенции ООН об Открытом море 1958 года, Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и других документах. В силу этого определенная правовая база для борьбы с этим злом имеется. Вместе с тем в последнее время морское пиратство приняло качественно новый характер. Совет Безопасности ООН в своей резолюции 1851 от 16 декабря 2008 года очень жестко поставил вопрос об усилении борьбы с морским пиратством. В резолюции есть ссылка на главу 7 Устава ООН, вследствие чего акты морского пиратства могут рассматриваться как угроза международному миру и безопасности. Вполне правомерным является применение против пиратов силы с использованием морских и сухопутных подразделений стран – участниц ООН.

Анатолий Колодкин отметил далее, что Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает наказание за пиратские действия, законодательства ряда зарубежных стран также содержат соответствующие правовые нормы. Так, в США за подобное преступление предусмотрено наказание вплоть до пожизненного заключения или смертной казни.

Специфика действий пиратов близ Африканского Рога заключается в том, что около 70–80% нападений совершается в пределах территориального моря Сомали. В ряде случаев возникает необходимость преследовать налетчиков, пересекая границу сомалийских территориальных вод. В силу этого особое значение сегодня имеет заключение по инициативе сомалийской стороны специальных соглашений между правительством этой страны и государствами, военные корабли которых находятся вблизи территориальных вод Сомали с целью противодействия бандитским нападениям. Статус «сотрудничающего государства», позволяющий входить в сомалийские территориальные воды для преследования пиратов, получила и Российская Федерация. Резолюции 1851 дает возможность также осуществлять наземные операции с целью уничтожения баз морских разбойников.

Анатолий Колодкин заявил, что нерешенными пока остаются многие аспекты, связанные с порядком наказания лиц, уличенных в совершении пиратских действий. В настоящее время в рамках ООН начала функционировать «контактная группа», которая должна помочь выработать на этот счет соответствующие рекомендации. Высказываются различные варианты решения проблемы судебного преследования пиратов – проведение расследования и судебного заседания в странах, которые или пострадали от действий бандитов, или которые захватили их в момент совершения нападения; передача преступников для судебного разбирательства и наказания в страны региона (здесь чаще всего называется Кения) и др. Оптимальным представляется предложение, с которым выступил президент РФ Дмитрий Медведев, – создать для рассмотрении дел лиц, подозреваемых в совершении пиратских действий, международный трибунал.

Первый заместитель начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры России Владимир Зимин сообщил, что по уголовному законодательству РФ наказание за пиратские действия назначается в случае, если имеют места акции, предпринятые против российских граждан или совершенные на российской территории. Сейчас же в основном речь идет о необходимости более широкого использования правых норм – применительно к преступлениям такого рода, совершенным в районах Мирового океана, в том числе примыкающих к Сомали. Вместе с тем в данном случае в юридическом отношении можно опираться на положения статьи 105 Конвенции ООН по морскому праву, в которой говорится о мерах противодействия морскому пиратству.

Владимир Зимин обратил внимание участников конференции на, что решение практических вопросов, связанных с привлечением к суду и проведением судебного преследования лиц, обвиняемых в пиратских действиях, сопряжено с многочисленными трудностями юридического и организационного характера, а также весьма значительными финансовыми издержками. Так, ряд стран не имеют в своем законодательстве каких-либо правовых норм по борьбе с пиратством. При организации судебного заседания неминуемо возникнут непростые проблемы, связанные с обеспечением перевода, вызова свидетелей (доставкой их к месту проведения судебного заседания) и т.п.

Решение всех этих вопросов потребует дополнительных усилий и немалого времени. Однако опасность пиратских действий быстро нарастает. Это относится в первую очередь к акваториям, примыкающим к Сомали, на долю которых приходится более трети всех преступлений такого рода (111 из 293 в 2008 году). Суммарные потери финансово-экономического характера от нападений пиратов уже оцениваются примерно в 15 млрд. долл. Значительно выросли расходы по страхованию, транспортные компании ищут варианты более безопасных маршрутов. Дважды в последнее время отмечались попытки захвата танкеров, перевозивших опасные химические вещества, что было чревато экологической катастрофой.

Между тем пока, к сожалению, нет единства мнения ведущих стран мира в отношении оптимальной модели противодействия морскому терроризму. В частности, не все поддерживают идею создания международного трибунала, много «нестыковок» остается в других вопросах. Однако даже в том случае, если будет принято решение о формировании такого органа, возникнет немало вопросов, в том числе финансовых. Ведь придется компенсировать издержки, связанные с его созданием и функционированием.

В настоящее время в операциях по противодействию действиям пиратов уже задействовано 35 кораблей из 16 стран. Однако они не могут справиться с поставленными задачами. За пять месяцев нынешнего года произошло больше инцидентов с захватом судов на море, чем за весь 2008 год.

Представитель Главного штаба ВМФ России Юрий Тихонов отметил, что с октября 2008 года силами нашего флота осуществляется сопровождение судов РФ и других стран с целью недопущения пиратских нападений. Проводятся поисковые действия по уничтожению плавсредств, абордажного оборудования, которыми пользуются пираты. Однако решить проблему можно только согласованными и достаточно масштабными действиями всех заинтересованных сторон. Помимо этого необходимо устранить причины, вынуждающие многих сомалийцев пополнять морские бандформирования. Полученные ими в прошлом году в качестве выкупа около 100–150 млн. долл. являются мощным фактором, способствующим продолжению преступной практики.

Конечно, радикальным способом уничтожения баз пиратов было бы осуществление наземной операции на территории Сомали. Однако многих останавливает отрицательный опыт проведения такого рода операций в 1993 году. По-видимому, решение проблемы может иметь только комплексный характер, в том числе в контексте прекращения анархии на территории самого Сомали.

Посол Судана Сираджуддин Хамид Юсуф обратил внимание на необходимость коренного изменения военно-политической обстановки в Сомали и вокруг нее. Пираты активизировали свою деятельность в обстановке вакуума власти и отсутствия силы, которая могла бы «скорректировать» негативное влияние этого фактора на положение в регионе. Посол высказал идею разработки и подписания Суданом, Йеменом, Эритреей, Саудовской Аравией, представителями Африканского союза и Лиги арабских государств пакта, в котором были бы сформулированы принципы и механизмы функционирования региональной системы безопасности. При этом, по мнению суданского дипломата, внерегиональные державы не должны входить в состав участников такого объединения.

Заместитель начальника Управления службы морской безопасности Федерального агентства морского и речного транспорта РФ Сергей Сарицкий рассказал, что сейчас разрабатываются различные варианты организации охраны судов, в частности, создание «коридоров безопасности». Сложность представляет решение задачи оперативного реагирования на угрозу захвата. Даже при «идеальном» варианте прибытия боевых вертолетов к месту совершения пиратского нападения в течение 30 минут быстроходные катера пиратов имеют возможность уйти от преследования.

Сергей Сарицкий также подчеркнул, что еще далеко не все возможности международных организаций задействованы на этом направлении. Например, более 160 государств входят в Международную морскую организацию (ИМО), а в Контактную группу, взявшуюся за решение проблемы борьбы с пиратством, – всего 28.

Феномен морского пиратства у берегов Сомали имеет много составляющих, однако первопричиной возникновения данного явления в регионе Африканского Рога стала ситуация в Сомали. Так, по словам президента этой страны Шейха Шарифа Шейха Ахмеда, она с нарастающей динамикой превращается в «новый Афганистан». Негативные последствия такого развития для региона и мира в целом будут весьма масштабными. В Северо-Восточной Африке имеется много «взрывного потенциала» – достаточно упомянуть проблему Юга Судана, конфликт между Эфиопией и Эритреей, зреющие противоречия по водным ресурсам.

Огромную опасность несет и сращивание сомалийских бандформирований с международными преступными синдикатами. 17 апреля нынешнего года член парламента Сомали Мухаммед Амин Эль-Хади предал гласности конкретные данные относительно масштабов сотрудничества сомалийских пиратов с мафиозными группами в различных странах мира, от которых поступает информация о судах и грузах, следующих вблизи Сомали. При этом Эль-Хади затронул еще одну проблему, обвинив рыболовные суда ряда стран в том, что они занимаются откровенным браконьерством у берегов Сомали. В этих условиях сомалийские пираты изображают себя борцами за восстановление справедливости, получение «справедливой компенсации» за нелегальный улов.

Масштабные действия пиратов – результат дезинтеграции и хаоса на значительной части территории Сомали. Одновременно это следствие неудачи попыток международного сообщества, государств региона повлиять на обстановку в стране.

Может сложиться впечатления, что были апробированы практически все мыслимые схемы внешнего влияния на Сомали – принимались решения Совбеза ООН, направлялись миротворцы, подключались механизмы регионального характера – Африканского союза, Межправительственной организации по развитию Восточной Африки (ИГАД), вводились войска соседней Эфиопии. Ситуация в стране так и не улучшилась, и у многих региональных и внерегиональных политиков сложилось стойкое мнение о нецелесообразности, бесполезности и даже опасности для их репутации выдвижения каких-либо новых инициатив.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что неудачи предыдущих попыток стабилизировать обстановку в Сомали были обусловлены не только спецификой ситуации в этой стране. Все они имели причины, во многом связанные с недостаточной проработкой предложений, слабым экспертным потенциалом лиц, которые готовили соответствующие решения. Это относится, в частности, к планированию и проведению операции 1992–1994 годов, с которой, собственно, и началась серия неудач международного сообщества на сомалийском направлении.

Первое, что требуется сегодня, – это объединить усилия наиболее квалифицированной части экспертного сообщества. Можно было бы сформировать экспертную группу для подготовки соответствующих рекомендаций, в том числе – юридически выверенных и реалистичных – в отношении порядка передачи судебным властям лиц, которым предъявлено обвинение в подготовке и проведении операций по захвату морских судов.

Другое предложение заключается в том, чтобы инициировать создание международной экспертной группы по Сомали, Африканскому Рогу и борьбе с морским пиратством. Аналог – весьма продуктивно работающая Международная группа по кризисным ситуациям во главе с Гаретом Эвансом.

Третье предложение – изменить стратегию подхода к урегулированию в Сомали. До сих пор были попытки продвигаться «по всему фронту». Менее эффектный, но более прагматичный подход – взять за основу план «фрагментарного», поэтапного решения проблемы. Первоначально оказывать помощь тем районам, где налицо относительно более спокойная обстановка. Сконцентрировать на этом направлении оказание всех видов помощи – гуманитарной, экономической, финансовой, миротворческой. Так параллельно будет решаться ряд задач. Первое – укрепление «островков стабильности». Второе – другие регионы получат стимул для перехода к мирной жизни – за отказ от ведения боевых действий они будут иметь в виде «премии» расширение различных видов помощи. Следует отметить, что предложения схожего порядка высказывались и ранее, в том числе в 1998 году, когда Эфиопия выдвинула концепцию поэтапного урегулирования в Сомали, но своего практического развития они не получили.

Кроме того, представляется целесообразным вести дело к созданию – первоначально в масштабе акваторий Мирового океана, прилегающих к Сомали, – международной группы быстрого реагирования, имеющей систему мониторинга ситуации и составленной на базе ротации и справедливого распределения расходов, систему боевого дежурства и использования военно-морских сил. Предложения на этот счет также могла бы выработать международная экспертная группа.

2. Проблемы осуществления юрисдикции государств в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе

Континентальный шельф включает в себя морское дно и недра подводных районов, примыкающих к берегу, но находящихся вне зоны территориального моря, до глубины 200 метров или за этим пределом, если глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов.

Права РФ на континентальный шельф не затрагивают правовой статус покрывающих его вод воздушного пространства над этими водами. Российская Федерация, осуществляя суверенные права и юрисдикцию на континентальном шельфе, не препятствует осуществлению судоходства, иных прав и свобод других государств, признаваемых в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Исключительная экономическая зона РФ – по законодательству РФ морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации», международными договорами РФ и нормами международного права. Данное определение РФ применяется также ко всем островам РФ, кроме скал, которые не пригодны для поддержания жизни человека или для осуществления самостоятельной хозяйственной деятельности.

ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» определяет статус И.э.з. РФ, суверенные права и юрисдикцию РФ в И.э.з. РФ и их осуществление в соответствии с Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ. Вопросы, относящиеся к И.э.з. РФ и деятельности в ней, не предусмотренные указанным Федеральным законом, регулируются др. федеральными законами, применимыми к И.э.з. РФ и деятельности в ней. Некоторые отношения, связанные с И.э.з. РФ, регулируются нормативными правовыми актами Правительства РФ. Напр., постановлением от 24.03.2000 г. №251 утвержден Перечень вредных веществ, сброс которых в исключительной экономической зоне Российской Федерации с судов, других плавучих средств, летательных аппаратов, искусственных островов, установок и сооружений запрещен.

Внутренней границей И.э.з. РФ является внешняя граница территориального моря, а ее внешняя граница находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, если иное не предусмотрено международными договорами РФ.

Делимитация исключительной экономической зоны между РФ и государствами, побережья которых противолежат побережью РФ или являются смежными с побережьем РФ, осуществляется в соответствии с международными договорами РФ или общепризнанными принципами и нормами международного права.

Линии внешних границ И.э.з. РФ или заменяющие их, утвержденные Правительством РФ перечни географических координат точек с указанием основных исходных геодезических данных и делимитационные линии, определенные международными договорами РФ или на основе общепризнанных принципов и норм международного права, указываются на картах установленного масштаба и публикуются в «Извещениях мореплавателям». Формирование банка данных о внешней границе И.э.з. РФ осуществляется федеральным органом исполнительной власти, специально уполномоченным Правительством РФ.

В И.э.з. РФ Россия осуществляет: а) суверенные права в целях разведки, разработки, промысла и сохранения живых и неживых ресурсов и управления такими ресурсами, а также в отношении др. видов деятельности по экономической разведке и разработке И.э.з. РФ; б) суверенные права в целях разведки морского дна и его недр и разработки минеральных и др. неживых ресурсов, а также промысла живых организмов, относящихся к «сидячим видам» морского дна и его недр. Геологическое изучение, поиск, разведка и разработка минеральных и др. неживых ресурсов морского дна и его недр, а также промысел живых организмов, относящихся к «сидячим видам», производятся в соответствии с Законом РФ «О недрах»**, ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации»**, др. федеральными законами, применимыми к И.э.з. РФ и деятельности в ней; в) исключительное право разрешать и регулировать буровые работы на морском дне и в его недрах для любых целей. Буровые работы для любых целей осуществляются в соответствии с ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации»; г) исключительное право сооружать, а также разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений. РФ осуществляет юрисдикцию над такими искусственными островами, установками и сооружениями, в т.ч. юрисдикцию в отношении таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил, а также законов и правил, касающихся безопасности. Создание, эксплуатация и использование искусственных островов, установок и сооружений в И.э.з. РФ осуществляются в соответствии с ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации»; д) юрисдикцию в отношении: морских научных исследований; защиты и сохранения морской среды от загрязнения из всех источников; прокладки и эксплуатации подводных кабелей и трубопроводов РФ. Прокладка подводных кабелей и трубопроводов РФ, а также прокладка подводных кабелей и трубопроводов иностранных государств в И.э.з. РФ осуществляются в соответствии с ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации»; е) др. права и обязанности, предусмотренные международными договорами РФ.

РФ осуществляет суверенные права и юрисдикцию в И.э.з. РФ, руководствуясь экономическими, торговыми, научными и иными интересами, в порядке, определяемом ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» и международными договорами РФ. Осуществляя суверенные права и юрисдикцию в И.э.з. РФ, Россия не препятствует осуществлению судоходства, полетов, иных прав и свобод др. государств, признаваемых в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Нарушения законодательства РФ о континентальном шельфе и об И.э.з., выразившиеся: а) в незаконном возведении сооружений на континентальном шельфе РФ, незаконном создании вокруг них или в И.э.з. РФ зон безопасности, а равно нарушении правил строительства, эксплуатации, охраны и ликвидации возведенных сооружений и средств обеспечения безопасности морского судоходства или б) в исследовании, разведке, разработке естественных богатств континентального шельфа РФ или И.э.з. РФ без соответствующего разрешения, являются экологическими преступлениями и влекут уголовную ответственность по ст. 253 УК РФ.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий