регистрация / вход

Организация Объединенных Наций и ее структуры

Главные задачи ООН, поддержание и укрепление международного мира и безопасности, развитие сотрудничества между государствами. История создания, структура, принципы деятельность, страны, входящие в организацию. Функционирование Совета Безопасности ООН.

План

1. Организация Объединенных Наций

2. Функционирование Совета Безопасности ООН

3. Значимость Совета Безопасности

4. Юридические границы деятельности Совета Безопасности

Заключение

Используемая литература

1. Организация Объединённых Наций

ООН - международная организация, главной задачей которой является поддержание и укрепление международного мира и безопасности и развитие сотрудничества между государствами. Штаб-квартира ООН расположена в Нью-Йорке; официальными языками являются английский, французский, испанский, русский и китайский языки. Основы деятельности этой организации и её структура разрабатывались в годы 2-й мировой войны 1939-45 ведущими участниками антигитлеровской коалиции. Важнейшими этапами на пути создания ООН были Московское совещание министров иностранных дел СССР, США и Великобритании 1943, Думбартон-Окс конференция 1944, Крымская конференция 1945, Сан-Францисская конференция 1945. На конференции в Сан-Франциско 26 июня 1945г. представителями 50 государств (эти государства, а также Польша считаются первоначальными членами ООН) был подписан Устав ООН, вступивший в силу 24 октября 1945, после сдачи ратификационных грамот Советским Союзом, США, Великобританией, Францией, Китаем и большинством др. подписавших Устав государств (24 октября ежегодно отмечается как День Организации Объединённых Наций).

В Уставе ООН в результате усилий всех стран участниц закреплены такие демократические принципы международного сотрудничества, как суверенное равенство всех членов ООН; разрешение международных споров исключительно мирными средствами; отказ в международных отношениях от угрозы силой или её применения каким-либо образом, несовместимым с целями ООН; невмешательство ООН в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и др. Членство в ООН открыто для всех миролюбивых государств, способных и желающих выполнять обязательства, содержащиеся в её Уставе. Приём государств в члены ООН производится Генеральной Ассамблеей ООН по рекомендации Совета Безопасности ООН. На сегодняшний день членами ООН являются около 200 государств, в том числе 51 государство, входящее в число первоначальных членов [Австралия, Аргентина, Бельгия, Боливия, Бразилия, Великобритания, Венесуэла, Гаити, Гватемала, Гондурас, Греция, Дания, Доминиканская Республика, Египет, Индия, Ирак, Иран, Канада, Китай (до 1971 место Китая незаконно занимал представитель режима Чан Кай-ши на о. Тайвань; 25 октября 1971 права КНР в ООН восстановлены), Колумбия, Коста-Рика, Куба, Либерия, Ливан, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Никарагуа, Новая Зеландия, Норвегия, Панама, Парагвай, Перу, Польша, Сальвадор, Саудовская Аравия, Сирия, США, СССР, Турция, Уругвай, Филиппины, Франция, Чехословакия, Чили, Эквадор, Эфиопия, Югославия, Южно-Африканская Республика (до 1961 Южно-Африканский Союз)], 87 государств, принятых в ООН в 1946-74: Афганистан, Исландия, Швеция (19 ноября 1946); Таиланд (16 декабря 1946); Йеменская Арабская Республика (до 1962 Йеменское Мутаваккилийское королевство), Пакистан (30 сентября 1947); Бирма (19 апреля 1948); Израиль (11 мая 1949); Индонезия (28 сентября 1950); Австрия, Албания, Болгария, Венгрия, Иордания, Ирландия, Испания, Италия, Камбоджа, Лаос, Ливия, Непал, Португалия, Румыния, Финляндия, Шри-Ланка (до 1972 Цейлон) (14 декабря 1955); Марокко, Судан, Тунис (12 ноября 1956); Япония (18 декабря 1956); Гана (8 марта 1957); Малайзия (до 1963 Малайя; 17 сентября 1957); Гвинея (12 декабря 1958); Берег Слоновой Кости, Верхняя Вольта, Габон, Дагомея, Камерун, Кипр, Народная Республика Конго (до декабря 1969 Республика Конго), Заир (до 1964 Республика Конго, до 1971 Демократическая Республика Конго), Малагасийская Республика, Нигер, Сомали, Того, Центральноафриканская Республика, Чад (20 сентября 1960); Мали, Сенегал (28 сентября 1960); Нигерия (7 октября 1960); Сьерра-Леоне (27 сентября 1961); Мавритания, МНР (27 октября 1961); Танзания (14 декабря 1961) (14 декабря 1961 в члены ООН была принята Танганьика, а 16 декабря 1963 — Занзибар. 26 апреля 1964 вступило в силу соглашение об объединении Занзибара с Танганьикой в одно государство — Танзанию, датой вступления которой в ООН считается день 14 декабря 1961.); Бурунди, Руанда, Тринидад и Тобаго, Ямайка (18 сентября 1962); Алжир (8 октября 1962); Уганда (25 октября 1962); Кувейт (14 мая 1963); Кения (16 декабря 1963); Замбия, Малави, Мальта (1 декабря 1964); Гамбия, Мальдивские острова, Сингапур (21 сентября 1965); Гайана (20 сентября 1966); Ботсвана, Лесото (17 октября 1966); Барбадос (9 декабря 1966); Народная Демократическая Республика Йемен (до 1970 Народная Республика Южного Йемена; 14 декабря 1967); Маврикий (24 апреля 1968); Свазиленд (24 сентября 1968); Экваториальная Гвинея (12 ноября 1968); Фиджи (13 октября 1970); Бахрейн, Бутан, Катар (21 сентября 1971); Оман (7 октября 1971); Объединённые Арабские Эмираты (9 декабря 1971); ГДР, ФРГ, Содружество Багамских островов (18 сентября 1973); Бангладеш, Гвинея-Бисау, Гренада (17 сентября 1974). Последними членами ООН стали вновь образованные государства, ставшие независимыми при распаде СССР, одним из которых является и Республика Молдова.

Главные органы ООН — Генеральная Ассамблея ООН и Совет Безопасности ООН.

Генеральная Ассамблея имеет право обсуждать любые вопросы в пределах Устава или относящиеся к полномочиям и функциям любого из органов ООН и давать рекомендации по таким вопросам с ограничениями, обусловленными специальными полномочиями Совета Безопасности.

Совет Безопасности несёт главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности; его решениям обязаны подчиняться все члены ООН. Он действует на основе принципа единогласия постоянных членов Совета Безопасности (РФ – де факта правопреемница СССР, США, Великобритания, Франция, Китай).

В соответствии с Уставом ООН Совет Безопасности в случаях угрозы миру, нарушений мира или актов агрессии, когда другие меры могут оказаться или уже оказались недостаточными, имеет право предпринять такие действия вооруженными силами государств — членов ООН, предоставленными в его распоряжение, какие могут оказаться необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности. Совету Безопасности принадлежит исключительная компетенция в решении всех вопросов, связанных с созданием и функционированием вооруженных сил ООН.

2. Функционирование Совета Безопасности ООН

Решения и действия ООН отражают складывающееся соотношение сил между государствами мира, преобладающие тенденции международной жизни. За время своей деятельности ООН приняла ряд важных и полезных резолюций, прежде всего в области разоружения и укрепления международной безопасности. Среди них — резолюции о принципах, определяющих общее регулирование и сокращение вооружений (1946), о выдаче и наказании военных преступников (1946), о мерах против пропаганды новой войны (1947), о мерах по установлению и укреплению мирных и добрососедских отношений между государствами (1957 и 1958), о всеобщем и полном разоружении (1959); Декларация о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета (1965); Декларация об укреплении международной безопасности (1970); Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН (1970); резолюции в пользу созыва Всемирной конференции по разоружению (1971—73); резолюция о неприменении силы в международного отношениях и запрещении навечно применения ядерного оружия (1972), резолюция о сокращении военного бюджетов государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН на 10% и об использовании части сэкономленных средств на оказание помощи развивающимся странам (1973).

Мир вступил в период глобальных перемен, отмеченный исключительно противоречивыми тенденциями. Региональные и континентальные объединения государств намечают пути расширения сотрудничества и регулирования определенных спорных моментов, которые связаны с противостоянием суверенитетов и столкновением националистических интересов. Национальные границы размываются и стираются под воздействием современных средств коммуникации и мировой торговли, а также вследствие решения государств уступить часть своих исключительных прерогатив организациям, в которые они входят. В то же самое время вновь дают о себе знать проявления национализма и притязания на суверенитет, а единству государств бросают вызов серьезные этнические, религиозные, социальные, культурные или иные противоречия. Социальному миру, с одной стороны, угрожают новые проявления дискриминации и отчуждения, а с другой - акты терроризма, направленные на то, чтобы помешать переменам, осуществляющимся демократическим путем [1] .

Эффективность ООН в деле поддержания мира и безопасности непосредственно связана с действенной работой Совета Безопасности, деятельность которого уже довольно давно подвергается критическому анализу. Здесь хотелось бы уделить особое внимание рассмотрению проблемы усиления роли Совета, органа, на который Уставом ООН возложена ответственность за осуществление основной цели Организации Объединенных Наций.

Основой системы безопасности в период «холодной войны» служило взаимное ядерное сдерживание. Фундаментом новой системы, складывающейся в мире в настоящее время, являются взаимные гарантии, обеспечение которых требует способности развивать и поддерживать сотрудничество между суверенными государствами по проблемам, традиционно считавшимся сердцевиной суверенитета любого государства, а именно, связанным с потребностями национальной безопасности.


Система совместной безопасности базируется на:

- доверии, основанном на открытости, транспарентности и предсказуемости;

- сотрудничестве и гарантиях;

- законности, которая зависит от осознания государствами того факта, что ограничения в военной области действительно способствуют обеспечению их безопасности.

Многие из этих элементов уже нашли свое отражение в деятельности существующих структур безопасности, главным образом в рамках ООН и Организации безопасности и сотрудничества в Европе.

В кризисных ситуациях, тем более в моменты возникновения вооруженных конфликтов, международная военная интервенция или принудительное установление мира должны рассматриваться как меры чрезвычайные, с помощью которых можно добиться лишь ограниченных, временных результатов, и которые нельзя считать универсальным средством. В подобных условиях, если взять, к примеру, внутригосударственный конфликт, существуют две (или более) противоборствующие группировки, стремящиеся к власти, между которыми наблюдается определенный баланс сил. При вмешательстве внешних сил подобный баланс нарушается, но, как видно из недавнего опыта ООН в бывшей Югославии, присутствие третьей стороны не устраняет сам конфликт. Соответственно, если происходит вывод таких сил из данного государства, то баланс между противниками быстро восстанавливается, и конфликт разгорается с новой силой [2] .

В ходе подобных конфликтов, как правило, имеется мало шансов на достижение компромисса, а, следовательно, и на успех в посреднической деятельности; в этих случаях операции по поддержанию мира оказываются менее эффективными, поскольку действия участников конфликта не подчиняются каким-либо традиционным «правилам игры», в первую очередь потому, что миротворческие силы должны оставаться беспристрастными и нейтральными [3] . Еще более деструктивное воздействие на внутренний конфликт оказывает военное вмешательство третьих стран, в особенности, если оно не основывается на Уставе ООН, а осуществляется во имя каких-либо политических интересов. Наиболее ярким примером тому является развязанная весной 1999 г. военная операция НАТО в Союзной Республике Югославии, прикрытая целью разрешения конфликта в Косово и предотвращения «гуманитарной катастрофы», а по существу лишь приведшая к усугублению «белградско-косовского» противостояния.

Наилучшим способом предотвращения конфликтов на внутригосударственном уровне представляется превентивная дипломатия. Это понятие включает в себя целый ряд конкретных практических мер по своевременному выявлению очага напряженности и оперативному его устранению еще до возникновения самого конфликта. В их числе:

- меры по укреплению доверия между противоборствующими сторонами;

- установление конкретных фактов и обстоятельств, что дает возможность незамедлительно начать превентивные действия именно в тот момент, когда назреет соответствующая обстановка;

- раннее предупреждение, находящееся в тесной зависимости от действий по установлению фактов;

- превентивное развертывание необходимых средств и сил, создающее барьер между противниками и способствующее восстановлению диалога и привлечению посредников;

- создание демилитаризованных зон, позволяющее предотвратить ведение боевых действий, если, несмотря на все попытки примирить противников, таковые будут иметь место, в местах наибольшего скопления гражданского населения и гражданских объектов.

Меры превентивной дипломатии, их эффективное осуществление во многом зависят от деятельности региональных соглашений и организаций, их участия на самой ранней стадии возникновения предконфликтной ситуации. Устав ООН, как известно, содержит положения о привлечении региональных организаций к разрешению вопросов, связанных с поддержанием международного мира и безопасности (Гл. VIII), которые долгое время находились в тени и лишь теперь подверглись анализу. Хотя очевидно, что при возникновении очага напряженности в том или ином регионе именно соответствующая региональная организация способна принять самое действенное участие в урегулировании конфликта на начальной стадии, опираясь на знание обстановки, политического климата и расклада сил в регионе [4] .

Существует множество причин, которые привели к тому, что вопрос о придании Совету Безопасности большего веса и влияния рассматривается именно на данном этапе истории ООН. После распада биполярной системы и возрождения сотрудничества внутри Совета между Российской Федерацией и Соединенными Штатами начался своего рода «renaissance» в деле использования ООН в качестве инструмента многостороннего сотрудничества в вопросах внешней политики государств-членов. Разрушение барьеров, установленных «холодной войной», породило новый подход к сотрудничеству и координации действий на подиуме Организации. Совет Безопасности, как орган, непосредственно ответственный за стабильность на Земле, оказался на переднем плане в процессе принятия важнейших решений по урегулированию региональных кризисов и конфликтов.

3. Значимость Совета Безопасности

Последние годы стали временем, когда Совет впервые начал реально работать как коллективный орган, действующий в вопросах поддержания мира от имени всех членов Организации. Важнейшим политическим элементом этого периода является достижение согласованности в действиях всех постоянных членов СБ ООН.

На основе широкого толкования Устава ООН Совет Безопасности в этот период принял ряд решений, ставших важными прецедентами для его дальнейшего функционирования. К числу таких решений можно со всей определенностью отнести создание югославского и руандийского трибуналов, решительные действия во время ирако-кувейтского конфликта (вопрос о правомерности действий Совета Безопасности в этом случае все еще широко дискутируется, однако, сомнений в том, что эта акция продемонстрировала способность Совета к оперативному реагированию, ни у кого из комментаторов не вызывает), активное участие в разрешении камбоджийского кризиса, «дело Локерби» и целый ряд других. В 90-е годы заметно возросло количество операций по поддержанию мира (если за период с 1945 по 1987 гг. Организацией Объединенных Наций было учреждено 13 специализированных структур по поддержанию мира в том или ином регионе, но в течение 1989-1995 гг. СБ санкционировал развертывание более двадцати подобных организаций), учрежден ряд комитетов по санкциям.

Как следствие этих новых тенденций начало происходить вторжение Совета Безопасности в те аспекты деятельности, которые раньше считались сугубо внутренним делом государства: создание трибуналов ad hoc как вторжение в сферу уголовной юрисдикции и правосудия государства на его собственной территории; передача такой юрисдикции международному сообществу без согласия соответствующего государства; принятие обязательных для государств решений о выдаче их граждан иностранному государству (Ливия, Судан) или об их передаче Международному уголовному трибуналу (Югославия, Руанда); требования об отмене ряда законодательных актов (Хорватия).

Решения Совета Безопасности о проведении крупномасштабных операций по поддержанию мира и оказанию гуманитарной помощи, связанные с урегулированием ирако-кувейтского конфликта или операциями в бывшей Югославии, наиболее ярко проиллюстрировали его «новые» прерогативы [5] .

Вместе с тем активность СБ ООН в новых условиях натолкнулась на серьезные препятствия в результате событий, произошедших в 1999 г. Виной тому - действия Североатлантического альянса в отношении СРЮ. Мировому сообществу стоило большого труда вернуть ситуацию в русло политического диалога.

Важно отметить появление в деятельности Совета Безопасности тенденции к выдвижению на первый план применения различных средств превентивной дипломатии по сравнению с преимущественно разделительной функцией прежних операций, обеспечивавших лишь прекращение огня и установление перемирия [6] . Все большее внимание уделяется добрым услугам, посредничеству, установлению фактических обстоятельств конфликтов и споров, организации и проведению переговоров и консультаций, содействию диалогу между сторонами в конфликте. В качестве полезного прецедента таких усилий можно, например, отметить Силы превентивного развертывания в Македонии.

В области поддержания мира произошли существенные подвижки в плане достижения четкого взаимопонимания заинтересованных государств-членов в отношении того персонала и имущества, которые они будут поддерживать на согласованном уровне готовности для проведения операций по поддержанию мира [7] .

Вместе с тем, в последние годы ситуация в мире резко усложнилась, и на передний план порой выступают не международные, а внутригосударственные конфликты и кризисы, которые нередко своими масштабами и глубиной способны оказать значительное дестабилизирующее влияние на обстановку во всем регионе и вылиться в полноценный межгосударственный конфликт. В этой связи вполне закономерно возникает вопрос об адекватности существующих средств мирного разрешения споров такой ситуации, в которой превалируют «конфликты нового поколения».

Известные традиционные средства урегулирования споров ориентированы прежде всего на предотвращение или разрешение преимущественно межгосударственных конфликтов, хотя в ряде случаев могут проецироваться и на иные ситуации. За исключением операций Совета Безопасности, являющихся в соответствии с Уставом ООН (ст. 41-42) той «последней каплей», когда исчерпаны все остальные средства, обычные конфликтные ситуации, как правило, требуют достижения согласия всех сторон в споре для задействования сил и средств ООН, поэтому их эффективное использование в межгосударственных конфликтах нередко бывает затруднено. Ситуация усугубляется, когда конфликт возникает и локализуется в рамках одного государства и формально считается его внутренним делом. В новых условиях речь, видимо, должна идти как об адаптации традиционных методов и средств к новым реалиям, так и о выработке иных подходов к урегулированию споров и предотвращению конфликтов в таких обстоятельствах, когда внутренние трения приобретают размеры, способные представить собой реальную угрозу международному миру и безопасности или, более того, привести к их нарушению.

Ответ на этот вопрос снова дает практика Совета Безопасности последних лет. В его деятельности появляется принципиально новый элемент - принуждение к миру (peace-enforcement). Соответственно возникает тенденция придания операциям ООН комплексного «многопрофильного» характера, существенно отличающегося от прежних операций по поддержанию мира. Естественно, при этом обостряется необходимость в достижении ясного и четкого определения мандата сил ООН в каждом конкретном случае [8] .

Хотя cт. 34 Устава ООН предусмотрено, что «Совет Безопасности может расследовать любой спор или любую ситуацию, которые могут привести к международным трениям или вызвать спор», до настоящего времени СБ недостаточно использовал эти возможности. В большинстве случаев он не делал ничего до тех пор, пока конфликт не достигал стадии открытой войны. Вместе с тем темпы принятия решений о миротворческих операциях в «горячих точках», которые удовлетворяли нас вчера, сегодня уже неприемлемы. Правила, которыми мы пользовались при определении параметров таких операций, сейчас во многом устарели.

Особого внимания, ввиду усложнившегося характера миротворческих операций последнего поколения, заслуживает проблема создания такого забытого института, как Военно-штабной комитет, непосредственно предусмотренный ст. 45-47 Устава ООН. Военно-штабной комитет мог бы сыграть немаловажную роль в координации всех миротворческих усилий ООН, которые в данный момент представляются нам в большей степени разрозненными, и способствовать мобилизации миротворческого потенциала будучи центральным и руководящим звеном всех операций.

4. Юридические границы деятельности Совета Безопасности

Повышение значения СБ ООН и появление новых прогрессивных аспектов его деятельности закономерно порождает у многих исследователей вопрос о том, существуют ли юридические пределы, рамки для решений Совета? Отвечая на этот вопрос, сторонники распространенной «классической» точки зрения утверждают, что поскольку Уставом ООН никаких прямых нормотворческих функций Совету Безопасности не предоставлено, он может принимать решения только политического характера. ООН, а в ее лице и СБ, уполномочена выполнять позитивные исполнительные функции по поддержанию международного мира и безопасности. Это вытекает из положений Устава ООН. Обязанность Совета Безопасности «расследовать любой спор или любую ситуацию, которая может привести к международным трениям или вызвать спор…» (ст. 34) дает ему возможность «рекомендовать надлежащую процедуру или методы урегулирования» (ст. 36), а также определять «существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делать рекомендации или решать, какие меры следует предпринять... для поддержания или восстановления международного мира и безопасности».

Таким образом, Совет Безопасности - политический, а не судебный орган. Усилия, нацеленные на поддержание мира и безопасности на международной арене, значат нечто большее, чем простое соблюдение права.

Между тем, существует и другая точка зрения относительно того, что решения СБ являются, с одной стороны, исполнительными распоряжениями, т.е. актами правоприменительного свойства, а с другой - нормообразующими актами. В качестве примеров такой законодательной деятельности Совета можно указать на утверждение уставов международных трибуналов ad hoc, а также на созданный Советом Безопасности прецедент квалификации грубых и массовых нарушений прав человека, тяжких нарушений международного гуманитарного права в качестве угрозы международному миру и безопасности. Такие функции СБ, как известно, Уставом ООН не определены и являются в определенной степени новеллой по сравнению с положениями Гл. VII.

Есть, однако, один аспект, позволяющий отнести решения Совета Безопасности к категории нормообразующих актов. Этот аспект кроется в самом Уставе ООН и изложен в ст. 25, которая предписывает государствам обязательное исполнение решений СБ, принятых по вопросам поддержания международного мира и безопасности. Невыполнение таких решений автоматически влечет за собой нарушение Устава ООН. Едва ли можно считать решения, несущие за собой международно-правовые последствия, сугубо политическими [9] .

Несмотря на все возможности самого широкого толкования Устава ООН, компетенция Совета Безопасности определяется достаточно четко. Представляется, что не будет слишком смело сказать, что все новеллы в деятельности СБ так или иначе отвечают духу и букве Устава, несмотря нa тот факт, что de jure в нем не отражены.

Совет Безопасности, как известно, является органом международной организации, созданной посредством заключения международного договора, который в свою очередь выступает в роли конституционной основы этой организации. Таким образом, как бы широки ни были полномочия СБ в соответствии с Уставом ООН, они тем не менее подпадают под ряд конституционных ограничений, действующих для всей Организации.

Из этого следует, что любые полномочия СБ не могут выходить за рамки компетенции самой Организации, и, более того, они связаны и другими специфическими ограничениями, включая такие, которые вытекают из внутреннего разделения функций и полномочий между различными органами и структурами в составе ООН. При исполнении своих обязанностей СБ должен действовать в соответствии с целями и принципами ООН. Для этой цели ему и предоставлены изложенные в Гл. VI, VII, VIII и XII специфические полномочия, выйти за пределы которых означало бы для Совета совершить действие ultra vires.

Одной из задач, стоящих в настоящее время перед международным сообществом, является разработка нормативного акта об основных принципах операций ООН по поддержанию мира. Не секрет, что до сих пор эти операции осуществляются Советом Безопасности на основании симбиоза положений Гл. VI и Гл. VII Устава. В Уставе ООН нет норм, непосредственно регулирующих военные операции и посвященных деятельности, не относящейся напрямую ни к средствам мирного урегулирования споров, ни к принудительным действиям в случае угрозы или нарушения международного мира и безопасности. Точка зрения, что операции по поддержанию мира и есть те самые меры, которые Совет Безопасности уполномочен предпринять в соответствии со ст. 42 Устава ООН, разделяется представителями далеко не всех государств, но даже и те, которые считают операции по поддержанию мира явлением, вполне вписывающимся в современный текст Устава, поддерживают мнение о целесообразности разработки свода принципов Операции по поддержанию мира (ОПМ).

На сессии 1998 г. Российская Федерация представила рабочий документ «Основные элементы правовых основ операций по поддержанию мира в контексте Гл. VI Устава Организации Объединенных Наций» в котором изложила свое видение правовой регламентации современных миротворческих операций [10] . Целью этого предложения является совершенствование операций ООН по поддержанию мира путем выработки правовой основы этих операций. Среди элементов правовой основы ОПМ в документе, в частности, отмечены:

- четкое определение мандата операций по поддержанию мира, в том числе оказание гуманитарной помощи;

- установление пределов в отношении права миротворцев на самооборону при одновременном усилении их защиты;

- анализ механизма распределения ответственности между ООН и предоставившими персонал государствами за ущерб, нанесенный в ходе операций по поддержанию мира;

- четкое определение базовых принципов операций, включая принципы нейтральности, беспристрастности и невмешательства во внутренние дела государств, являющихся сторонами в конфликте.

С учетом того, что вопросами ОПМ в целом занимается Специальный комитет по операциям по поддержанию мира, целесообразным является дальнейшее комплексное рассмотрение принципов и критериев деятельности миротворческих миссий в рамках совместных заседаний Спецкомитета по Уставу и Спецкомитета по ОПМ или рабочей группы, которую можно было бы создать с участием экспертов из двух Спецкомитетов.

Хотя работа над этим документом фактически еще только начата, уже можно сказать, что определенное число государств, представленных в Спецкомитетах, в целом разделяет позицию и видение предмета делегации-автора. По-видимому, на ближайших сессиях Спецкомитета по Уставу следует стремиться к завершению работы над правовой частью проекта и перехода к его политическому наполнению. На данном этапе, как представляется, было бы целесообразно увязать вопрос о регламентации миротворчества с вопросом о воссоздании Военно-штабного комитета (ВШК), как элемента цепочки управления операциями Генеральным секретарем ООН. Смысл такого предложения заключается в том, что для осуществления функции управления ОПМ Генеральному секретарю в любом случае пришлось бы создавать специальное структурное подразделение либо для каждого случая в отдельности (что едва ли рентабельно), либо единое для всех, что потребовало бы дополнительной регламентации, включая Устав ООН.

Заключение

Как отметил Генеральный секретарь ООН К. Аннан в своем докладе 2000 года. «С окончанием конфронтации и выходом Совета Безопасности из порожденного холодной войной паралича десятилетие 90-х годов стало пиком активности Организации Объединенных Наций» [11] .

На нынешнем этапе важно закрепить роль ООН в качестве центрального механизма коллективного регулирования международных отношений, подтвердить уставные прерогативы Совета Безопасности. Именно эти задачи ставит перед собой молдавская внешняя политика в отношении будущего ООН в целом. Элементы молдавского подхода к данной проблеме нашли свое отражение в итоговом документе Саммита тысячелетия состоявшегося в Нью-Йорке 6-8 сентября 2000г [12] . Этот документ должен определить стратегическую перспективу развития системы ООН в XXI веке.

В условиях прекращения «холодной войны» и установления политического диалога и доверительных отношений между бывшими идеологическими противниками есть все предпосылки для упорядочения и совершенствования деятельности Организации Объединенных Наций в целом и ее Совета Безопасности, в частности, а также осуществления уставных целей ООН в полном объеме и надлежащим образом для создания действительно всеобъемлющей системы международной безопасности.

Список используемой литературы

1. Бутрос-Гали Б.. Повестка дня для мира. Изд. 2-е. Нью-Йорк, 1995. С.5.

2. Бутрос-Гали Б. Доклад о работе Организации за период с сорок седьмой до сорок восьмой сессии Генеральной Ассамблеи. Нью-Йорк, 1993. C.96.

3. Международная безопасность и разоружение. Ежегодник СИПРИ — 1994. М., 1994. С. 8

4. Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ООН С.В.Лаврова на сессии Спецкомитета по Уставу ООН и усилению роли Организации. Нью-Йорк, 12 апреля 1999 г.

5. Доклад Специального комитета по Уставу Организации Объединенных Наций и усилению роли Организации. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. Пятьдесят пятая сессия. Дополнение № 33 (А/55/33). С. 24.

6. Аннан К. Обновление Организации Объединенных Наций: программа реформы. Доклад Генерального секретаря на 51-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Док. UN. A/51/950. С. 22.

7. Роль Организации Объединенных Наций в поддержании международного мира и безопасности (На примере конфликта между Ираком и Кувейтом). Исследовательский центр по изучению Кувейта. M., 1999. С.16.

8. См.: Дос. ООН. А/АС.182/L.89.

9. Cм.: Дос. ООН. A/AC.182/L.89/Add.l и А/52/33.

10. См.: Док. ООН. A/AC.182/L.89/Add.2

11. См.: Док. ООН. A/AC. 182/L. 100.

12. Аннан К. «Мы – Люди»: Роль Организации Объединенных Наций в 21 веке. Док. ООН N.Y, 2000. С. 48.


[1] Бутрос-Гали Б.. Повестка дня для мира. Изд. 2-е. Нью-Йорк, 1995. С.5.

[2] Бутрос-Гали Б. Доклад о работе Организации за период с сорок седьмой до сорок восьмой сессии Генеральной Ассамблеи. Нью-Йорк, 1993. C.96.

[3] Международная безопасность и разоружение. Ежегодник СИПРИ — 1994. М., 1994. С. 8

[4] Доклад Специального комитета по Уставу Организации Объединенных Наций и усилению роли Организации. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. Пятьдесят пятая сессия. Дополнение № 33 (А/55/33). С. 24.

[5] Международная безопасность и разоружение. Ежегодник СИПРИ — 1994. М., 1994. С. 8

[6] Аннан К. Обновление Организации Объединенных Наций: программа реформы. Доклад Генерального секретаря на 51-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Док. UN. A/51/950. С. 22.

[7] Роль Организации Объединенных Наций в поддержании международного мира и безопасности

[8] Аннан К. «Мы – Люди»: Роль Организации Объединенных Наций в 21 веке. Док. ООН N.Y, 2000. С. 48.

[9] Бутрос-Гали Б. Доклад о работе Организации за период с сорок седьмой до сорок восьмой сессии Генеральной Ассамблеи. Нью-Йорк, 1993. C.96.

[10] Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ООН С.В.Лаврова на сессии Спецкомитета по Уставу ООН и усилению роли Организации. Нью-Йорк, 12 апреля 1999 г.

[11] Доклад Специального комитета по Уставу Организации Объединенных Наций и усилению роли Организации. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. Пятьдесят пятая сессия.

[12] Аннан К. «Мы – Люди»: Роль Организации Объединенных Наций в 21 веке. Док. ООН N.Y, 2000. С. 48.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Международные отношения"