регистрация / вход

Субъекты международного права

Правосубъектность физических лиц. Правоспособность, дееспособность и деликтоспособность субъектов международного права. Первичные, суверенные государства; нации и народы. Производные (несуверенные) – государственно-подобные образования (Ватикан).

Субъекты международного права

План

Вступительная часть

1. Понятие и виды субъектов международного права.

2. Государство – основной субъект международного права. Международно-правовой статус субъектов федерации.

3. Международное признание государств и правительств.

4. Правопреемство государств.

5. Международная правосубъектность международных организаций, народов, физических лиц.

Заключительная часть


Литература:

Основная

*Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров (1978 г.); Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов (1983 г.); Соглашение о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом (1992 г.) // Действующее международное право. В 3-х томах / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. – М., 1999. Т. 1. С. 433-473.

*Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

*Федеральный закон от 4 января 1999 г. № 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. № 2. Ст. 231

*Международное право: Учебник для вузов. – 2-е изд., изм. и доп. / Отв. ред. проф. Г.В. Игнатенко и проф. О.И. Тиунов. – М.: Изд-во НОРМА, 2003. Гл. 3.

*Международное публичное право: Учебник. Издание второе, перераб. и дополн. / Под ред. К.А. Бекяшева. – М.: ООО «ТК Велби», 2003. Гл. 5.

Дополнительная

*Ахметшин Р.И. Народ как субъект права на самоопределение // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1998. № 2.

*Бирюков П.Н. О международной правоспособности субъектов Российской Федерации // Правоведение. 1998. № 2.

*Лаптев П.А. О правосубъектности индивида в свете международно-правовой защиты прав человека // Журнал российского права. № 2. 1999. С. 51-58.

*Лукашук И.И. Участие федеративных государств в международных договорах // Журнал российского права. 2003. № 5. С. 76-85.

*Международное право: Учебник / Отв. ред. Е.Т. Усенко, Г.Г. Шинкарецкая. – М.: Юристъ, 2003. Гл. 5, 8, 9.


Введение:

Субъекты занимают центральное положение в международном праве. Характерные черты международного права определяются особенностями его субъектов. Оно существует для регулирования отношений между суверенными субъектами, для обслуживания их интересов.

Круг субъектов международного права отличается от субъектов внутригосударственного права. Специфика международного права как особой системы права выражается, в частности, и в том, что его субъекты выступают не только адресатами международно-правовых норм, но и их создателями.

Государства являются основными субъектами международного права. Следовательно, большое внимание в лекции будет уделено рассмотрению вопросов об особенностях данного субъекта, основных правах и обязанностях государств. Складывающаяся политическая обстановка в мире позволяет утверждать, что вопросы о международном признании и правопреемстве государств являются на сегодняшний день очень важными и актуальными.

В современном международном праве ведутся дискуссии по поводу правосубъектности физических лиц, поэтому данный вопрос также является весьма актуальным.

Вопрос № 1. Понятие и виды субъектов международного права.

В общей теории права признано, что субъектом права является лицо, на которое распространяется действие его норм. Однако международное право, как уже отмечалось, - самостоятельная правовая система. Поэтому понятия и категории, используемые в национальном праве различных государств, не всегда идентичны по содержанию понятиям и категориям международного права. Особенности международного права как особой системы права предопределяют специфику международной правосубъектности и в конечном итоге качественные характеристики субъектов международного права.

Субъект международного права – это независимый (не подчиненный какой-либо политической власти извне) участник международных отношений, обладающий правами и обязанностями, установленными международными договорами.

Необходимо заметить, что содержание термина «международная правосубъектность» в нормах международного права не раскрывается; существуют лишь теоретические конструкции, характеризующие юридическую природу, основания и пределы международной правосубъектности.

В самом общем плане международную правосубъектность можно определить как юридическую способность лица быть субъектом международного права. Содержание международной правосубъектности образуют основные права и обязанности такого субъекта, вытекающие из международно-правовых норм. Международная правосубъектность по своему происхождению подразделяется на фактическую и юридическую.

Любой субъект международного права обладает правоспособностью, дееспособностью и деликтоспособностью.

Правоспособность – это способность субъекта международного права иметь субъективные права и юридические обязанности.

Дееспособность означает осуществление субъектами международного права самостоятельно, своими осознанными действиями своих прав и обязанностей.

Деликтоспособность – способность нести юридическую ответственность за совершенные правонарушения.

Признаки субъектов международного права:

1) субъекты международного права – это лица, участники международных отношений, которые могут быть носителями субъективных юридических прав и обязанностей. Для этого они должны обладать определенными свойствами, к числу которых относятся:

известная внешняя обособленность;

персонификация (выступление в международных отношениях в виде единого лица);

способность вырабатывать, выражать и осуществлять автономную волю;

участвовать в принятии норм международного права.

2) все субъекты международного права – это такие лица, которые приобрели свойства субъекта в силу норм международного права. Иначе говоря, юридические нормы образуют обязательную основу деятельности акторов как субъектов международного права[1] .

Субъекты международного права обладают общей, отраслевой и специальной правосубъектностью.

Общая правосубъектность – это способность акторов ipso facto быть субъектом международного права вообще. Такой правосубъектностью обладают только суверенные государства, а также нации, борющиеся за свою независимость (первичные субъекты).

Отраслевая правосубъектность – это способность акторов быть участниками правоотношений в определенной области межгосударственных отношений. Такой правосубъектностью обладают межправительственные организации.

Специальная правосубъектность – это способность акторов быть участником лишь определенного круга правоотношений в рамках отдельной отрасли международного права. Специальной правосубъектностью обладают, например, физические лица. Их правосубъектность, в частности, признана Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. (ст. 6), Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 2 и др.).

Категории субъектов международного права:

Первичные (основные, суверенные) – государства; нации и народы, борющиеся за свою независимость;

Производные (несуверенные) – международные организации; государственно-подобные образования (Ватикан, Мальтийский орден).

Первичные (основные) субъекты международного права (государства и нации, борющиеся за независимость) в силу присущего им государственного или национального суверенитета ipso facto признаются носителями международно-правовых прав и обязанностей. Суверенитет (государственный или национальный) делает их независимыми от других субъектов международного права и предопределяет возможность самостоятельного участия в международных отношениях.

Не существует норм, наделяющих правосубъектностью первичные субъекты международного права; имеются лишь нормы, подтверждающие наличие у них правосубъектности с момента образования. Иными словами, в этом случае правосубъектность не зависит от чьей-либо воли и имеет по своей природе объективный характер.

Юридическим источником правосубъектности для производных (несуверенных) субъектов международного права служат их учредительные документы. Такими документами для международных организаций являются их уставы, принимаемые и утверждаемые субъектами международного права (прежде всего, первичными) в форме международного договора. Производные субъекты международного права обладают ограниченной правосубъектностью, которая обусловлена признанием этих участников международных отношений со стороны первоначальных субъектов. Таким образом, объем и содержание правосубъектности производных субъектов зависят от воли первичных субъектов международного права[2] .

Таким образом, субъекты международного права должны обладать способностью самостоятельно участвовать в урегулированных международным правом международных отношениях, непосредственно вступать в юридическое взаимодействие с другими управомоченными или обязанными международным правом лицами.

Вопрос № 2. Государство – основной субъект международного права. Международно-правовой статус субъектов федерации.

Государства являются основными субъектами международного права; международная правосубъектность присуща государствам в силу самого факта их существования. Государства имеют аппарат власти и управления, обладают территорией, населением и, самое главное, суверенитетом.

Суверенитет государства (фр. souverainete – верховная власть) – вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории, исключающая всякую иностранную власть, а также подчинение государства властям иностранных государств в сфере международного общения, кроме случаев явно выраженного и добровольного согласия со стороны государства на ограничение своего суверенитета[3] .

Суверенитет государства имеет международно-правовой и внутренний аспекты. Международно-правовой аспект суверенитета означает, что международное право рассматривает в качестве своего субъекта и участника международных отношений не государственные органы или отдельные должностные лица, а государство в целом. Все международно-правовые значимые действия, совершенные уполномоченными на то должностными лицами государства, считаются совершенными от имени этого государства.

Внутренний аспект суверенитета предполагает территориальное верховенство и политическую независимость государственной власти внутри страны и за рубежом.

Каждое государство как субъект международного права имеет основные права и несет основные обязанности в качестве участника межгосударственного общения. Эти права и обязанности присущи любому государству, составляют ядро международной правоспособности государства, вытекают из основных принципов международного права и неразрывно друг с другом связаны.

Основные права государств:

право на суверенное равенство во взаимоотношениях с другими государствами;

равноправие государств:

право на независимость, территориальное верховенство и свободное осуществление всех своих законных прав;

право ограждать свою самостоятельность при решении вопросов, входящих в сферу внутренней компетенции;

право на индивидуальную и коллективную самооборону в случае вооруженного нападения со стороны другого государства или государств;

право на защиту своих граждан за рубежом;

право оказывать содействие осуществлению во всем мире прав человека и основных свобод;

право на сотрудничество с другими членами международного сообщества.

Основные обязанности государств:

обязанность уважать суверенитет других государств;

обязанность не вмешиваться в дела, входящие во внутреннюю компетенцию других государств;

обязанность уважать территориальную целостность и неприкосновенность других государств;

обязанность воздерживаться от присвоения каких-либо территорий, находящихся за пределами территориального верховенства государств;

обязанность решать международные споры, в которых оно участвует, а также международные конфликтные ситуации, в которые оно вовлечено, мирными средствами;

обязанность воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности и политической независимости других государств или иным образом, несовместимым с международным правом;

обязанность поддерживать индивидуально и совместно с другими государствами международный мир и безопасность;

обязанность уважать право народов на самоопределение;

обязанность уважать права человека и основные свободы;

обязанность добросовестно выполнять свои международные обязательства;

обязанность заботиться об охране окружающей среды[4] .

Правосубъектность борющихся наций, как и правосубъектность государств, носит объективный характер, то есть существует независимо от чьей-либо воли. Современное международное право подтверждает и гарантирует право народов на самоопределение, включая право на свободный выбор и развитие своего социально-политического статуса.

В качестве субъектов международного права могут выступать государства, различные по своему устройству, - унитарные и федеративные.

Унитарное государство участвует в международных отношениях как единый субъект международного права, и вопроса о международной правосубъектности ее составных частей в этом случае не возникает.

Федерации являются сложными государствами. В международной практике, а также зарубежной международно-правовой доктрине признано, что субъекты некоторых федераций являются самостоятельными государствами, суверенитет которых ограничен вхождением в состав федерации. За субъектами федерации признается право выступать в международных отношениях в установленных федеральным законодательством рамках.

Основной закон Германии 1949 г., например, предусматривает, что земли, с согласия федерального правительства, могут заключать договоры с иностранными государствами. Нормы аналогичного содержания закреплены и в праве некоторых других федеративных государств. В настоящее время в международных отношениях принимают активное участие земли ФРГ, провинции Канады, штаты США, штаты Австралии и другие образования, которые в этой связи признаются субъектами международного права.

Международная деятельность субъектов зарубежных федераций развивается в следующих основных направлениях: заключение международных соглашений; открытие представительств в других государствах; участие в деятельности некоторых международных организаций[5] .

В федеративном государстве актуальным является вопрос об участии субъектов федерации в международных и внешнеэкономических отношениях. В связи с этим возникает вопрос о международно-договорной правоспособности и правовом регулировании международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации. Для ответа на него необходим анализ соответствующих международно-правовых норм и национального законодательства.

Конституция Российской Федерации отнесла международные договоры к ведению Федерации (ст. 71), их выполнение – к совместному ведению Федерации и субъектов (ст. 72). Отсутствие у субъектов права участия в международных договорах было подтверждено Конституционным Судом РФ в 2000 году. Однако это вовсе не означает отстранения субъектов от участия в договорном процессе и от осуществления международных связей.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»[6] предусматривает участие субъектов в процессе заключения договоров, затрагивающих их полномочия (ст. 4). Выделяются два вида таких договоров. Во-первых, договоры РФ, затрагивающие вопросы, относящиеся к ведению субъектов. Во-вторых, договоры, затрагивающие полномочия субъекта по предметам совместного ведения Федерации и субъектов.

Договор, затрагивающий вопросы, относящиеся к ведению субъекта, не может быть заключен без согласования с его органами власти. Основные положения или проект договора, затрагивающего полномочия субъекта по предметам совместного ведения (ст. 72 Конституции РФ), направляются федеральными ведомствами органам государственной власти заинтересованного субъекта. Полученные предложения и замечания рассматриваются при подготовке проекта договора[7] .

Вопросы о компетенции субъектов Федерации в области прямых международных связей достаточно полно урегулированы Федеральным законом от 4 января 1999 г. № 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации»[8] . Субъекты имеют право в пределах своей компетенции заключать соглашения с административно-территориальными единицами иностранных государств и иными иностранными партнерами в соответствии с законами и договорами Федерации. В Договоре между Россией и Францией, заключенном в Париже 7 февраля 1992 г., говорится, что стороны будут «поощрять прямые связи между административно-территориальными единицами… в соответствии с целями настоящего Договора» (ст.20). На начало 2003 года субъектами Федерации было заключено более двух тысяч соглашений о межрегиональном и приграничном сотрудничестве.

Серьезное значение для субъектов РФ и для самой Федерации имеют связи с пограничными областями соседних государств. Из 89 субъектов 46 являются пограничными. В период существования СССР у них имелись тесные экономические, культурные и иные связи. Восстановление и развитие этих связей имеет существенное значение для заинтересованных стран[9] .

Нормативные акты некоторых субъектов РФ предусматривают возможность их участия в международных и внешнеэкономических связях. Так, в соответствии с п. «и», ч. 3, ст. 6 Устава Белгородской области от 31 декабря 2003 г. к ведению Белгородской области относятся международные и внешнеэкономические связи области.

Что касается членства субъектов РФ в международных организациях, то уставы некоторых международных организаций (ЮНЕСКО, ВОЗ и др.) допускают членство в них образований, не являющихся независимыми государствами. Однако, во-первых, членство в этих организациях субъектов РФ пока не оформлено, и, во-вторых, этот признак, как уже говорилось, далеко не самый главный в характеристике субъектов международного права.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать следующий вывод: хотя в настоящее время субъекты РФ не обладают в полной мере всеми элементами международной правосубъектности, тенденция развития их правосубъектности и оформления их в субъекты международного права налицо.

Таким образом, государства являются основными субъектами международного права в силу присущего им государственного суверенитета. Суверенитет (государственный или национальный) делает их независимыми от других субъектов международного права и предопределяет возможность самостоятельного участия в международных отношениях.

Вопрос № 3. Международное признание

государств и правительств.

Международно-правовое признание – признание в соответствии с международным правом существующими государствами новых государств или правительств либо других органов, позволяющее установить с ними официальные или неофициальные, полные или неполные, постоянные или временные отношения[10] .

Международно-правовое признание - односторонний добровольный акт государства, в котором прямо или косвенно оно заявляет либо о том, что рассматривает другое государство как субъект международного права и намерено поддерживать с ним официальные отношения, либо о том, что считает власть, утвердившуюся неконституционным путем в государстве или на части его территории, достаточно эффективной, чтобы выступать в межгосударственных отношениях как представитель этого государства либо населения соответствующей территории[11] .

Обязанности признания не существует. Это - право государства. Разумеется, длительное непризнание, продиктованное откровенно политическими соображениями и игнорирующее реальности международной жизни, может стать фактором, серьезно осложняющим межгосударственные отношения.

Признание может быть не явно выраженным. Его можно усмотреть в определенных действиях государства (предложении установить дипломатические отношения и т.п.).

Не принято брать признание назад, хотя такие случаи в истории встречались: в 1918 году Франция взяла назад свое признание Финляндии, когда стало известно о планах возведения на престол в этой стране родственника Вильгельма II. Немного позднее, когда в Финляндии было решено установить республику, Франция признала ее вторично.

В доктрине существуют две теории признания:

1. Декларативная теория исходила из того, что государство является субъектом международного права с момента своего возникновения. Признание не наделяет государство междуна­родной правосубъектностью, а лишь констатирует такую пра­восубъектность и способствует вхождению нового государства в систему межгосударственных отношений.

2. Конститутивная теория базировалась на противополож­ном постулате, согласно которому возникновение государства не равнозначно возникновению субъекта международного пра­ва; таковым оно становится только после получения призна­ния со стороны других государств. Данная теория ставила меж­дународную правосубъектность государства в зависимость от его признания другими государствами. Непризнанное государ­ство находилось как бы вне международного общения из-за невозможности реализовать свои основные права и обязаннос­ти, установить стабильные межгосударственные отношения. Признание, таким образом, «конституировало» государство как субъект международного права. Эта теория оправдывала про­извол и вмешательство во внутренние дела вновь возникших государств.

Формы признания:

1) юри­дическое признание, которое в свою оче­редь подразделяется на:

а) признание де-юре (de jure) - является полным признанием, что означает обмен между признающим и признаваемым государствами дипломатическими представительствами, т. е. установление стабиль­ных политических отношений. Практика государств выработа­ла определенные способы оформления полного юридического признания. Оно, как правило, является выраженным, что оз­начает фиксацию признания и желание установить диплома­тические и иные связи непосредственно в официальном доку­менте. Возможно и подразумеваемое признание;

б) признание де-фак­то (de facto) - является неполным, так как возникающие отношения между признающим и признава­емым государствами не доводятся до уровня дипломатических отношений.

2) фактическое признание (неофициальное).

Оно осуществляется в форме постоянных или эпизодических контактов как на правительственном, так и неправительственном уровнях. Вариантом фактического признания считается признание ad hoc (разовое, на данный случай). Иногда целью таких контактов может быть заключение международных договоров. Например, четыре участника переговоров об окончании войны во Вьетнаме (США и три вьетнамские стороны) подписали в 1973 году известные Парижские соглашения, хотя некоторые из них друг друга не признавали. Отсутствие признания в таких случаях не должно отражаться на юридической силе договора.

Виды признания (их различают в зависимости от дестинаторов (адресатов) признания):

1) традиционные виды признания (государств и правительств);

2) предварительные, или промежуточные (признание народов или наций восставшей или воюющей стороной, организаций сопротивления и правительств в изгнании). Предварительные виды признания применяются в ожидании дальнейшего развития событий, которые могут привести либо к созданию нового государства (при признании народа или нации), либо к стабилизации положения в стране, где власть нового правительства была установлена неконституционным путем.

Провести четкую границу между этими видами признания на практике довольно трудно. Например, народ, борющийся за свое освобождение, может быть признан в качестве воюющей стороны; власть, сместившая предыдущее правительство с помощью вооруженной силы и утвердившаяся на большей части территории страны и признанная воюющей стороной, может мало чем отличаться от правительства в традиционном понимании и т.д. Многое здесь определяется конкретной обстановкой, политической прозорливостью признающего и другими обстоятельствами.

Вопрос о признании государства возникает в том случае, если появляется новое государство в результате объединения нескольких, либо если на месте одного государства в результате его распада появляется ряд более мелких, либо, наконец, если из состава какого-либо государства выделяется новое.

Вопрос о признании государства может возникнуть и при кардинальном изменении государственного и общественного строя в результате революции. Однако на практике в таких ситуациях чаще прибегают к признанию нового правительства, особенно если революция не привела к серьезным территориальным изменениям. Например, после провозглашения в 1949 году Китайской Народной Республики СССР признал правительство КНР, а не саму КНР.

Признание правительства – признание государствами нового правительства какой-либо страны, пришедшего к власти неконституционным путем[12] .

Попытки выработать критерии признания правительств, пришедших к власти неконституционным путем, успеха не имели. Принято считать, что такое признание является обоснованным в том случае, если учитываются следующие обстоятельства:

дея­тельность нового правительства поддерживается народом, со­ответствует его воле;

правительство осуществляет эффектив­ную власть на территории государства;

установлен демократи­ческий политический режим, гарантирующий соблюдение основных прав и свобод человека;

отсутствует вмешательство во внутренние дела государства при приходе правительства к власти.

Поскольку признание правительства может быть ошибочно истолковано как его одобрение, некоторые государства стали придерживаться политики воздержания от какого-либо официального признания правительств. Эта политика получила наименование доктрины Эстрады (по имени сформулировавшего ее в 1930 г. министра иностранных дел Мексики). По существу, как показывает практика, речь идет о молчаливом или подразумеваемом признании, так как в таких ситуациях обычно сохраняются дипломатические отношения или иные формы официальных контактов с новым правительством.

Вместе с тем, в 1907 г. министр иностран­ных дел Эквадора Тобар выдвинул доктрину о непризнании правительств, пришедших к власти революционным путем.

Признание нации (или народа) как вид промежуточного признания возникло в ходе первой мировой войны, когда страны Антанты признали, исходя из собственных военных и политических интересов (с целью легализации участия чешских, словацких, польских и южнославянских воинских частей в составе вооруженных сил Антанты), в качестве «союзных» или «совместно воюющих» наций чехов, словаков, поляков и т.д.

В период ликвидации колониальной системы широкое распространение получила практика признания национально-освободительных движений со стороны, как отдельных государств, так и межправительственных организаций, прежде всего ООН, которые предоставили им статус наблюдателей. Своеобразие этого вида признания состояло в том, что оно давалось не нации или народу как таковым, а именно национально-освободительным движениям, причем этот термин использовался для обозначения не самого движения, а организаций, его возглавляющих и ведущих борьбу (например, Народной организации Юго-Западной Африки - СВАПО). Признание в качестве восставшей или воюющей стороны использовалось в XIX веке и в какой-то степени в первой половине XX века. Точного разграничения понятий восставшей и воюющей сторон не существует. Одна из основных целей такого рода признания - обеспечить возможность защиты интересов признающего на территории, контролируемой повстанцами. Еще в 1823 году Великобритания признала греков, боровшихся против Турции за создание собственного государства, воюющей стороной.

Таким образом, под международно-правовым признанием понимается признание в соответствии с международным правом существующими государствами новых государств или правительств либо других органов, позволяющее установить с ними официальные или неофициальные, полные или неполные, постоянные или временные отношения.

Вопрос № 4. Правопреемство государств.

Правопреемством государств принято называть переход с учетом основных принципов международного права и норм о правопреемстве определенных прав и обязательств от одного государства - субъекта международного права к другому[13] .

Правопреемство в международном праве - это смена одного государства другим в несении ответственности за международные отношения соответствующей территории и в осуществлении существовавших к этому моменту прав и обязательств[14] .

Правопреемство - давний институт международного права, который получил весьма широкое распространение в международной практике. О нем речь шла в 60-70-е годы применительно к независимым государствам, возникшим на месте бывших колониальных владений западных держав; таких государств насчитывается около восьмидесяти. Концепция правопреемства применялась также в связи с преобразованиями общественно-политических укладов таких стран, как Китай, ставший с 1949 года Китайской Народной Республикой; Куба после свержения в 1959 году диктаторского режима.

Правопреемство - сложный международно-правовой ин­ститут, нормы которого длительное время имели обычно-пра­вовой характер. В современный период нормы правопреемства подверглись кодификации. В 1978 г. была принята Венская кон­венция о правопреемстве государств в отношении договоров, в 1983 г. - Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов. Эти конвенции определяют, что могут применяться только к последствиям правопреемства, а это означает, в частности, что соответствующие тер­риториальные изменения сами по себе не рассматриваются как правопреемство, а являются лишь его основаниями. Вместе с тем из положений о применимости конвенций можно сделать вывод, согласно которому буквальный смысл термина «право­преемство» означает непосредственный и правомерный переход международных прав и обязательств от одного государства-субъекта к другому государству - субъекту международного права.

Переход прав и обязанностей от одного государства к дру­гому происходит в случаях возникновения нового государства - субъекта международного права; возникновения нового госу­дарства на месте колониального владения государства-метро­полии; разделения одного государства на несколько новых государств; объединения нескольких государств в одно государ­ство; отделения от государства части территории и образова­ния на ней самостоятельного государства и т. д.

Однако четких норм, регулирующих вопрос о критериях прекращения существования государств и возникновения но­вых, не имеется. Поэтому на практике вопрос о возникновении новых государств решается с учетом конкретных обстоятельств. Если существует неясность в отношении вопроса, возник ли новый субъект международного права, то его лучше всего решать путем соглашения заинтересованных государств, при­нятия соответствующего акта международной организацией, вынесения решения международным судебным органом. Так, после распада Австро-Венгрии Сен-Жерменский (1919 г.) и Трианонский (1920 г.) договоры определили дальнейшую судь­бу Австрии и Венгрии; после Второй мировой войны ООН за­нималась вопросом о международной личности Израиля и Ин­дии. В начале 90-х гг. в связи с распадом Югославской федера­ции возникли проблемы определения статуса образовавшихся новых государств.

Центральным в правопреемстве является вопрос об объе­ме прав и обязанностей, переходящих от государства-предше­ственника к государству-преемнику. По этому поводу в науке международного права сложились различные теории:

1. Теория универсального правопреемства (она полу­чила развитие в XVII—XIX вв. и ярко проявилась в тру­дах Г. Гроция).

Согласно этой теории государство-преемник полностью наследует меж­дународную личность государства-предшественника. Ее разновидностью стала доктрина континуитета (тождествен­ности), представители которой (Пуффендорф, Ваттель, Блюнчли и др.) считали, что все международные права и обязанности старого государства, в том числе все существующие дого­воры, переходят к наследнику, так как личность государства остается одной и той же. Правовые отношения, которые полу­чало в наследство новое государство, оставались такими же, что были и у государства-предшественника; государство-пре­емник продолжало оставаться тем же юридическим субъектом, олицетворяющим единство территории, населения, политической власти, прав и обязанностей предыдущего госу­дарства. По своей сущности доктрина континуитета, обосновы­вая идентичность правосубъектности государства, была отри­цанием какого-либо правопреемства.

2. Негативная теория (выдвинута в начале XX в. и наи­большее обоснование получила в работах английского юриста А. Кейтса). Сторонники данной теории полагали, что континуитет междуна­родной правосубъектности государства отсутствует. В связи с этим, когда власть одного государства сменяется властью дру­гого государства, международные договоры предшественника отбрасываются. Разновидностью негативной теории является концепция tabula rasa, в соответствии с которой новое государ­ство начинает свои договорные связи «с чистого листа».

Эти теории не получили подтверждения в практике пра­вопреемства. Согласно современным взглядам конкретный объем прав и обязанностей, переходящих от государства-предшествен­ника к государству-преемнику, зависит от многих факторов, которые следует принимать во внимание. Существенное зна­чение имеет суверенная воля государства-преемника, опреде­ляющего объем правопреемства согласно своим интересам. Однако это не должно противоречить основным принципам международного права, наносить ущерб остальным государ­ствам и народам. В частности, не может подпадать под право­преемство аннексия.

Объекты правопреемства:

права и обязанности, вытекающие из международных договоров государства-пред­шественника (правопреемство в отношении международных договоров);

государственная собственность;

государственные архивы;

государственные долги.

Правопреемство в отношении международных договоров.

Венская конвенция о правопреемстве государств в отно­шении договоров 1978 г. установила общее правило, согласно которому новое независимое государство не обязано сохра­нять в силе какой-либо договор или становиться его участни­ком в силу исключительно того факта, что в момент право­преемства этот договор был в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства (ст. 16). Однако новое независимое государство может путем уведомления о право­преемстве установить свой статус в качестве участника любо­го многостороннего договора, который в момент правопреем­ства государств находился в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства (ст. 17).

Государства, возникшие в результате освобождения их народов от колониальной зависимости, как правило, подтвер­ждали участие в многосторонних договорах, которые были свя­заны с укреплением мира, поддержанием добрососедских от­ношений, имели гуманитарный характер. Так, Мальта заявила о том, что она продолжает нести обязательства, вытекающие из московского Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой от 5 августа 1963 г., который был ратифицирован Англией, не­сшей ответственность за территорию Мальты. Алжир в 1960 г. присоединился к четырем Женевским конвенциям о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. Некоторые новые независи­мые государства заявили, что они будут продолжать выпол­нять свои обязательства по всем многосторонним договорам, в отношении которых были сделаны запросы Секретариатом ООН.

Венская конвенция о правопреемстве государств в отно­шении договоров устанавливает также условия преемства обя­зательств по двусторонним соглашениям. Двусторонний дого­вор, находившийся в силе в отношении территории, являв­шейся объектом правопреемства, считается находящимся в силе между новым независимым государством и другим государством-участником, если: «а) они явственно договорились об этом; b) в силу своего поведения они должны считаться выразивши­ми такую договоренность» (ст. 24).

Примером закрепления правопреемства на основе «явствен­ной договоренности» новых государств в отношении определен­ных международных договоров прекратившего свое существо­вание субъекта - СССР - может служить содержание Про­токола о применении подписанного 3 февраля 1994 г. Соглаше­ния между Правительством Российской Федерации и Прави­тельством Республики Грузия о международном автомобиль­ном сообщении. Согласно ст. 4 Протокола, подписанного одно­временно с указанным Соглашением, «Договаривающиеся Сто­роны согласились сохранить действующий порядок осуществления международных перевозок, установленный ранее зак­люченными межправительственными соглашениями СССР с другими странами, а также действие конвенций и других со­глашений в области автомобильного транспорта, участником которых являлся СССР».

В случае объединения двух или нескольких государств в одно государство любой договор, находившийся в силе в отно­шении любого из них, продолжает находиться в силе в отно­шении этого государства-преемника. Исключение составляют случаи, когда государство-преемник и другое государство-уча­стник либо другие государства-участники договорились об ином или из договора явствует либо иным образом установлено, что применение этого договора в отношении государства-преемни­ка было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условия его действия (ст. 31).

Когда же часть или части территории государства отделя­ются и образуют одно или несколько государств, независимо от того, продолжает ли существовать государство-предшествен­ник, презюмируется следующее решение: «а) любой договор, находившийся в силе в отношении всей территории государ­ства-предшественника, продолжает находиться в силе в отно­шении каждого образованного таким образом государства-пре­емника; b) любой договор, находившийся в силе в отношении лишь той части территории государства-предшественника, которая стала государством-преемником, продолжает находить­ся в силе в отношении только этого государства-преемника» (ст. 34).

В решении вопросов правопреемства в отношении договорного наследия бывшего СССР те государства-правопреемники, которые образовали СНГ, в значительной мере опирались на норму международного права, выраженную в Венской конвенции 1978 года, согласно которой соответствующие вопросы могут решаться по договоренности между государствами-преемниками. Уже в учредительных актах Содружества (Беловежское соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 г. и Алма-Атинский протокол к нему, а также Декларация от 21 декабря 1991 г.) они предусмотрели, что гарантируют выполнение обязательств распавшегося СССР, а в Меморандуме о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза, представляющих взаимный интерес, от 6 июля 1992 г. государства СНГ, признавая роль этих договоров «в деле стабилизации и дальнейшего развития отношений с другими государствами», сочли необходимым определить общий подход к решению вопросов правопреемства в отношении этих договоров (общее число их превышает 15000).

Российская Федерация является не правопреемником, а продолжателем СССР, о чем она официально уведомила нотой все государства в январе 1992 г.

Правопреемство в отношении государственной собствен­ности.

Согласно Венской конвенции 1983 г. о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, госу­дарственных архивов и государственных долгов государствен­ная собственность государства-предшественника означает иму­щество, права и интересы, которые на момент правопреемства государств принадлежали, согласно внутреннему праву госу­дарства-предшественника, этому государству.

Переход государ­ственной собственности государства-предшественника к госу­дарству-преемнику происходит без компенсации, если иное не обусловлено заинтересованными сторонами или не решено со­ответствующими международными органами. Государство-предшественник принимает все меры по предотвращению ущерба или уничтожения государственной собственности, которая пе­реходит к государству-преемнику.

Случаи перехода собственности:

1) когда государство-преемник является новым независимым государством, недвижимая госу­дарственная собственность государства-предшественника, нахо­дящаяся на территории, являющейся объектом правопреемства, переходит к государству-преемнику. Движимая государствен­ная собственность государства-предшественника, связанная с его деятельностью в отношении территории, являющейся объек­том правопреемства, также переходит к государству-преем­нику (ст. 15).

2) в случае объединения двух или нескольких госу­дарств в одно государственная собственность государств-пред­шественников переходит к государству-преемнику.

3) когда государство разделяется и прекращает свое существование, а на разделенных частях территории образуются два или несколь­ко государств-преемников, то, если последние не условились иначе:

«а) недвижимая государственная собственность государ­ства-предшественника переходит к государству-преемнику, на территории которого она находится; b) недвижимая государ­ственная собственность государства-предшественника, находя­щаяся за пределами его территории, переходит к государствам-преемникам в справедливых долях; с) движимая государствен­ная собственность государства-предшественника, связанная с его деятельностью в отношении территорий, являющихся объек­том правопреемства, переходит к соответствующему государ­ству-преемнику; d) иная движимая государственная собствен­ность государства-предшественника переходит к государствам-преемникам в справедливых долях» (ст. 18).

4) когда часть территории государства передается им другому государству, переход государственной собственности от государ­ства-предшественника к государству-преемнику регулируется соглашением между ними. Если же соглашение отсутствует, то недвижимая собственность государства-предшественника, на­ходящаяся на территории, являющейся объектом правопреем­ства, переходит к государству-преемнику. Движимая собствен­ность также переходит к государству-преемнику, если она была связана с деятельностью государства-предшественника в отно­шении территории, ставшей объектом правопреемства (ст. 14).

По вопросам правопреемства в отношении государственной собственности бывшего СССР был принят ряд соглашений в рамках СНГ, предметом урегулирования которых стала, прежде всего, та часть собственности, которая находится за рубежом. По Соглашению глав государств СНГ от 30 декабря 1991 г. и Соглашению о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом от 6 июля 1992 г. их участники подтвердили право каждой стороны на владение, пользование и распоряжение причитающейся ей такого рода долей при соблюдении прав и интересов других сторон, а также законов государств, на территории которых находится имущество, входящее в эту долю.

В Соглашении 1992 г. сказано, что предметом его регулирования являются движимая и недвижимая собственность СССР за пределами его территории и инвестиции, находящиеся за рубежом, которые имелись на момент правопреемства во владении, пользовании и распоряжении бывшего Союза, его государственных органов и иных структур общесоюзного значения, находившихся под его юрисдикцией и контролем. Вся эта собственность подлежала разделу. Соответствующие доли были выражены в процентах (например, России – 61,34%, Таджикистану – 0,83% и т.д.), исчисленных, как это предусматривалось еще Договором от 4 декабря 1991 г., на основании единого агрегированного показателя (доле, выведенной с учетом произведенного национального дохода, экспорта, импорта и численности населения в 1980-1990 гг.).

Правопреемство в отношении государственных архивов.

Государственные архивы являются частью государственного имущества. В связи с этим правила правопреемства в отношении государственных архивов во многом близки правилам, установ­ленным для правопреемства государственной собственности как таковой. Например, когда государство-преемник является но­вым независимым государством, то архивы, принадлежавшие территории, являющейся объектом правопреемства, и ставшие в период зависимости государственными архивами государ­ства-предшественника, переходят к новому независимому го­сударству. Та часть государственных архивов государства-пред­шественника, которая в целях нормального управления тер­риторией - объекта правопреемства - должна находиться на этой территории, переходит к новому независимому государству (ст. 28).

Когда государство разделяется и прекращает свое суще­ствование и на бывшей его территории образуются два или несколько государств-преемников, то, если последние не до­говорились иначе, часть государственных архивов государства-предшественника, которая должна находиться на территории государства-преемника в целях нормального управления его территорией, переходит к этому государству-преемнику (ст. 31).

Однако проблема целостности архивных фондов, исклю­чительная важность содержащейся в них информации порож­дают определенную специфику этого вопроса. Поэтому Венская конвенция 1983 г., касаясь разделения государства, устанавли­вает при решении вопроса принцип справедливости и учета всех соответствующих обстоятельств. Подробнейший подход опре­делен при правопреемстве нового независимого государства. В частности, в определенных Конвенцией случаях он предус­матривает возможность заключения соглашений между новым независимым государством и государством-предшественником по поводу перехода или надлежащего воспроизведения частей государственных архивов последнего «таким образом, чтобы каждое из этих государств могло самым широким и справед­ливым, насколько это возможно, образом извлекать пользу из этих частей государственных архивов государства-предшествен­ника» (ст. 28). Соглашения подобного рода не должны наносить ущерб правам народов государств-участников на развитие, на информацию об их истории и на их культурное достояние. При этом государство-предшественник обязано предоставить ново­му независимому государству достоверные архивные сведения, которые касаются титулов на территорию или границы после­днего или необходимы для выяснения смысла определенных документов государства-предшественника, переходящих к но­вому независимому государству. Государство-предшественник обязано также сотрудничать с государством-преемником в деле возвращения ему любых архивов, принадлежащих тер­ритории - объекту правопреемства - и рассеявшихся в пери­од зависимости.

Принцип сохранения целостности государственных архивных фондов, закрепленный в Венской конвенции 1983 г., нашел воплощение в Соглашении о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего СССР, заключенном в рамках СНГ в 1992 г. Исходя из принципа целостности и неделимости архивных фондов, участники не будут претендовать на фонды, образовавшиеся в результате деятельности высших государственных структур бывших Российской империи и СССР, которые хранятся «за пределами их территории» (ст. 1).

Одновременно участники взаимно признали переход под их юрисдикцию государственных архивов, включая архивы общесоюзного уровня, находящиеся на их территории (ст. 2). Следовательно, раздел архивов произведен по наиболее простому критерию – территориальному. Признается также право на возвращение тех фондов, которые образовались на территории каждой из стран и в разное время оказались за ее пределами.

Когда отсутствует возможность физического выделения комплекса документов, каждое государство – участник Соглашения имеет право доступа к ним и получения необходимых копий. Эти государства признают на своих территориях юридическую силу архивных справок, выданных государственными архивными учреждениями других государств СНГ.

Правопреемство в отношении государственных долгов.

Вен­ская конвенция 1983 г. под государственным долгом понимает любое финансовое обязательство государства-предшественника в отношении другого государства, международной организа­ции или иного, субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом.

Конвенция устанавли­вает принцип, согласно которому правопреемство государств само по себе не затрагивает прав и обязательств кредиторов. Поэтому она однозначно исходит из того, что, когда два или несколько государств объединяются и тем самым образуют одно государство-преемник, государственный долг государств-пред­шественников переходит к государству-преемнику.. В осталь­ных случаях, т. е. при передаче части территории государства, отделении части или частей его территории, разделении госу­дарства, возникновении нового независимого государства, со­ответствующие стороны (государство-преемник и государство-предшественник либо государства прежнего субъекта) заклю­чают соглашение друг с другом, регулирующее вопрос о переходе государственного долга. Причем подобное соглаше­ние, заключенное новым независимым государством, не дол­жно наносить ущерба принципу неотъемлемого суверенитета каждого народа над его богатствами и природными ресурсами, и осуществление этого соглашения не должно подрывать ос­нов экономического благосостояния данного государства. Если же соглашение отсутствует, то вопрос решается в зависимос­ти от способа возникновения государства-преемника. Когда пре­емник возникает как новое независимое государство в резуль­тате освобождения его народа от колониальной зависимости, то при отсутствии указанного соглашения никакой государ­ственный долг государства-предшественника к новому государ­ству не переходит. Когда же государство-преемник возникает в результате передачи, отделения части или частей террито­рии другого государства либо разделения государства, то го­сударственный долг государства-предшественника переходит к государствам-преемникам в справедливых долях с учетом, в частности, имущества, прав и интересов, которые переходят к государству-преемнику в связи с данным государственным долгом (ст. 37-38, 40-41).

Вопрос о правопреемстве в отношении государственного долга бывшего СССР стал предметом регулирования еще до прекращения существования союзного государства. 28 октября 1991 г. между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой, Россией, Таджикистаном, Туркменистаном, Союзом ССР и западными странами-кредиторами, известными как «группа семи», был подписан Меморандум о взаимопонимании относительно внешнего долга иностранным кредиторам Союза ССР и его правопреемства. Позднее с участием большинства входивших в его состав союзных республик и самого СССР был заключен Договор о правопреемстве в отношении государственного долга и активов Союза ССР (от 4 декабря 1991 г.), а также Соглашение о дополнениях к этому Договору от 13 марта 1992 г. В январе 1992 года Россия взяла на себя общую ответственность за внешний долг бывшего СССР.

Предусмотренная Соглашением о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом зависимость между осуществлением прав на эту собственность и осуществлением обязательства участвовать в погашении и несении расходов по обслуживанию государственного внешнего долга СССР на практике реализовывалась в том, что по двусторонним соглашениям России с другими государствами СНГ 1992 – 1994 годов доля внешнего государственного долга была обменена на долю в зарубежной собственности. В качестве примера можно привести соглашение с Туркменистаном от 31 июля 1992 г. о том, что Туркменистан передал, а Россия приняла на себя обязательства по выплате доли Туркменистана во внешнем государственном долге бывшего СССР по состоянию на 1 декабря 1991 г.; Россия приняла, а Туркменистан передал свою долю в активах бывшего Союза по состоянию на ту же дату.

Таким образом, правопреемство - это сложный международно-правовой ин­ститут, который предполагает переход определенных прав и обязательств от одного государства - субъекта международного права к другому, с учетом основных принципов международного права и норм о правопреемстве.

Вопрос № 5. Международная правосубъектность международных организаций, народов, физических лиц.

Международная правосубъектность международных организаций.

Международные организации являются субъектами международного права особого рода. Их правосубъектность не идентична правосубъектности государств, так как не проистекает из суверенитета.

Речь идет о международных межправительственных организациях, то есть организациях, созданных первичными субъектами международного права.

Неправительственные международные организации, такие, как Всемирная федерация профсоюзов, Международная амнистия и другие, учреждаются, как правило, юридическими и физическими лицами (группами лиц) и являются общественными объединениями «с иностранным элементом». Уставы этих организаций в отличие от уставов межгосударственных организаций не являются международными договорами. Правда, неправительственные организации могут иметь консультативный международно-правовой статус в межправительственных организациях, например, в ООН и ее специализированных учреждениях. Однако неправительственные организации не вправе создавать нормы международного права и, следовательно, не могут, в отличие от межправительственных организаций, обладать всеми элементами международной правосубъектности.

Международные межправительственные организации не обладают суверенитетом, не имеют собственного населения, своей территории, иных атрибутов государства. Они создаются суверенными субъектами на договорной основе в соответствии с международным правом и наделяются определенной компетенцией, зафиксированной в учредительных документах (прежде всего в уставе). В отношении учредительных документов международных организаций действует Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г.

В уставе организации определяются цели ее образования, предусматривается создание определенной организационной структуры (действующих органов), устанавливается их компетенция. Наличие постоянных органов организации обеспечивает автономность ее воли; международные организации участвуют в международном общении от своего собственного имени, а не от имени государств-членов, иными словами, организация обладает своей собственной (правда, несуверенной) волей, отличной от воли государств-участников. При этом правосубъектность организации носит функциональный характер, то есть она ограничена уставными целями и задачами. Международная правосубъектность международных организаций должна быть совместима с целями и принципами ООН.

Основные права международных организаций следующие:

право участвовать в создании международно-правовых норм;

право органов организации пользоваться определенными властными полномочиями, в том числе право на принятие решений, обязательных для исполнения;

право пользоваться привилегиями и иммунитетами, предоставленными как организации, так и ее сотрудникам;

право рассматривать споры между участниками, а в некоторых случаях и с не участвующими в данной организации государствами.

В современный период наиболее известными международными организациями являются Организация Объединенных Наций (ООН), Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Международная организация труда (МОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Содружество Независимых Государств (СНГ), Совет Европы, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Европейский Союз и др.

Международная правосубъектность государственно-подобных образований.

К категории производных субъектов международного права принято относить особые политико-религиозные или политико-территориальные единицы, которые на основе международного акта или международного признания имеют относительно самостоятельный международно-правовой статус.

В числе таких политико-территориальных образований были так называемые «вольные города», Западный Берлин. К данной категории субъектов относятся Ватикан и Мальтийский орден. Поскольку данные образования больше всего походят на мини-государства и имеют почти все признаки государства, они получили название «государственно-подобных образований».

Правоспособность вольных городов определялась соответствующими международными договорами. Так, согласно положениям Венского трактата 1815 г. вольным городом был объявлен Краков (1815-1846 гг.). По Версальскому мирному договору 1919 г. статусом «свободного государства» пользовался Данциг (Гданьск) (1920-1939 гг.), а в соответствии с мирным договором с Италией 1947 г. предусматривалось создание Свободной территории Триест, которая, впрочем, так и не была создана.

Ватикан (Святейший престол) - государство-город, расположенный в пределах столицы Италии – Рима. Здесь находится резиденция главы католической церкви – Папы Римского. Ватикан имеет представительства (постоянных наблюдателей) при ООН, ЮНЕСКО, Международной организации труда, является членом ряда специализированных учреждений ООН (в частности, Всемирного почтового союза), участвует в отдельных многосторонних международных договорах, имеет с некоторыми государствами специфические двусторонние договоры, именуемые конкордатами и затрагивающие преимущественно вопросы положения католической церкви.

Мальтийский орден представляет собой официальное религиозное формирование с международно-признанными благотворительными функциями с административным центром в Риме. Мальтийский орден активно участвует в международных отношениях, заключает договоры, обменивается представительствами с государствами, имеет миссии наблюдателей в ООН, ЮНЕСКО и ряде других международных организаций.

Российская Федерация имеет с Ватиканом и Мальтийским орденом официальные отношения, осуществляемые через представителя России при Ватикане, являющегося по совместительству представителем России при Мальтийском ордене.

Международная правосубъектность народов (наций).

Принцип самоопределения народов является одним из основных принципов международного права, его становление приходится на конец XIX - начало XX вв. Особенно динамичное развитие он приобрел после Октябрьской революции 1917 г. в России.

С принятием Устава ООН право нации на самоопределение окончательно завершило свое юридическое оформление в качестве основного принципа международного права. Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г. конкретизировала и развила содержание этого принципа. Наиболее полно его содержание было сформулировано в Декларации о принципах международного права 1970 г., где говорится: «Все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава ООН».

В современном международном праве имеются нормы, подтверждающие правосубъектность борющихся наций. Нации, борющиеся за создание независимого государства, находятся под защитой международного права; они объективно могут применять меры принуждения в отношении тех сил, которые препятствуют обретению нацией полной международной правосубъектности, оформлению в государство. Но применение принуждения - не единственное и в принципе, не главное проявление международной правосубъектности наций. Субъектом международного права может быть признана только та нация, которая имеет свою политическую организацию, самостоятельно осуществляющую квазигосударственные функции.

Иначе говоря, нация должна иметь догосударственную форму организации: народный фронт, зачатки органов власти и управления, население на контролируемой территории и так далее.

Необходимо учитывать, что международной правосубъектностью в собственном значении этого слова могут обладать (и обладают) не все, а лишь ограниченное число наций - нации, не оформленные в государства, но стремящиеся к их созданию в соответствии с международным правом. Таким образом, практически любая нация потенциально может стать субъектом правоотношений самоопределения. Однако право народов на самоопределение фиксировалось в целях борьбы с колониализмом и его последствиями, и как норма антиколониальной направленности она свою задачу выполнила.

В настоящее время особое значение приобретает другой аспект права наций на самоопределение. Сегодня речь идет о развитии нации, уже свободно определившей свой политический статус. В нынешних условиях принцип права наций на самоопределение должен гармонизироваться, согласовываться с другими принципами международного права и, в частности, с принципом уважения государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела других государств. Иными словами, нужно говорить уже не о праве всех (!) наций на международную правосубъектность, а о праве нации, получившей свою государственность, развиваться без вмешательства извне.

Борющаяся нация вступает в правоотношения с государством, контролирующем эту территорию, другими государствами и нациями, международными организациями. Участвуя в конкретных международных правоотношениях, она приобретает дополнительные права и защиту.

Различают права, которыми уже обладает нация (они вытекают из национального суверенитета), и права, за обладание которыми она борется (вытекают из государственного суверенитета).

Правосубъектность борющейся нации включает в себя комплекс следующих основных прав:

право на самостоятельное волеизъявление;

право на международно-правовую защиту и помощь со стороны других субъектов международного права;

право на участие в международных организациях и конференциях;

право участвовать в создании норм международного права и самостоятельно выполнять принятые на себя международные обязательства.

Таким образом, суверенитет борющейся нации характеризуется тем, что он не зависит от признания ее субъектом международного права со стороны других государств; права борющейся нации охраняются международным правом; нация от своего имени вправе применять принудительные меры против нарушителей ее суверенитета.

Международная правосубъектность физических лиц.

Особый интерес вызывает сегодня оценка международно-правового статуса индивидов (физических лиц). Большинство российских юристов пока предпочитают не включать индивида в число субъектов международного права. Вот что пишет, например, профессор И.И. Лукашук: «Международные акты не содержат признания индивида в качестве субъекта международного права. В тех редких случаях, когда этот вопрос затрагивается, индивид рассматривается как бенефициарий (пользователь) в отношении норм международного права, что же касается самих прав и свобод, то индивид, естественно, является их субъектом, для него они и существуют. Дело в том, что общепризнанные нормы о правах человека носят характер общих принципов права, равно присущих как международному, так и внутригосударственному праву. Они отражают исторически достигнутый уровень демократии и гуманности общества на международном и внутригосударственном уровне.

Благодаря этому они обладают особыми юридическими качествами. Ни международный договор, ни внутригосударственный закон не могут ограничить права человека. Для обоснования такого статуса используется концепция естественных прав человека»[15] .

Другая точка зрения может быть представлена мнением профессора В.А. Карташкина[16] , который отмечает, что государства, ратифицируя международные договоры по правам человека, берут на себя обязательства соблюдать достигнутые договоренности не только перед другими государствами, но и перед своими гражданами и всеми лицами, находящимися под их юрисдикцией. По мнению В.А. Карташкина, индивид все более активно «вторгается» в международное право и даже в ряде случаев принимает участие в процессах обеспечения международных стандартов в области прав человека (это видно, в частности, из практики Европейского Суда по правам человека на многочисленных примерах прецедентного права[17] ). Таким образом, подчеркивает профессор В.А. Карташкин, индивид как носитель международных прав и обязанностей участвует в международных правоотношениях, выполняет нормы международного права и несет ответственность за их нарушение. При этом основные субъекты международного права – государства – не только обладают правами и обязанностями по международному праву, но и в отличие от индивидов создают его нормы и принципы. Таким образом, суть второй точки зрения состоит в том, что индивид является субъектом международного права с ограниченной (специальной) правосубъектностью.

Аналогичную точку зрения высказывает и ряд представителей Совета Европы и Европейского Суда. Так, выступая в Москве на IV внеочередном Всероссийском съезде судей, председатель Европейского Суда по правам человека Р. Рисдаль высказал мнение, что, поскольку частные лица могут инициировать разбирательство в Европейском Суде, «им предоставлен статус субъектов международного права»[18] .

Таким образом, международные организации и государственно-подобные образования являются производными субъектами международного права и обладают ограниченной правосубъектностью, которая обусловлена признанием этих участников международных отношений со стороны первоначальных субъектов.

Вопрос о международной правосубъектности физических лиц является дискуссионным, однако в настоящее время следует признать, что индивид является субъектом международного права с ограниченной (специальной) правосубъектностью.


Заключение:

Международное право является самостоятельной правовой системой, особенности которой предопределяют специфику международной правосубъектности и в конечном итоге качественные характеристики субъектов международного права.

Субъектом международного права является независимый (не подчиненный какой-либо политической власти извне) участник международных отношений, обладающий правами и обязанностями, установленными международными договорами.

Выделяют две категории субъектов международного права:

Первичные (основные, суверенные) – государства; нации и народы, борющиеся за свою независимость;

Производные (несуверенные) – международные организации; государственно-подобные образования.

Под международно-правовым признанием понимается признание в соответствии с международным правом существующими государствами новых государств или правительств либо других органов, позволяющее установить с ними официальные или неофициальные, полные или неполные, постоянные или временные отношения.

Институт правопреемства получил весьма широкое распространение в международном праве. Правопреемством государств принято называть переход с учетом основных принципов международного права и норм о правопреемстве определенных прав и обязательств от одного государства - субъекта международного права к другому.


Список используемой литературы

Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров (1978 г.); Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов (1983 г.); Соглашение о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом (1992 г.) // Действующее международное право. В 3-х томах / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. – М., 1999. Т. 1. С. 433-473.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

Федеральный закон от 4 января 1999 г. № 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. № 2. Ст. 231.

Ахметшин Р.И. Народ как субъект права на самоопределение // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1998. № 2.

Бирюков П.Н. О международной правоспособности субъектов Российской Федерации // Правоведение. 1998. № 2.

Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002.

Действующее международное право. В 3-х томах. / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. – М.: Изд-во Московского независимого института международного права, 1999.

Додонов В.Н., Панов В.П., Румянцев О.Г. Международное право. Словарь-справочник / Под общей ред. акад. МАИ, д.ю.н. В.Н. Трофимова. – М.: ИНФРА-М, 1997.

Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. – М.: МНИМП, 1998.

Лукашук И.И. Международное право. Общая и особенная части: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд-во БЕК, 2001.

Лукашук И.И. Участие федеративных государств в международных договорах // Журнал российского права. 2003. № 5. С. 76-85.

Международное право: Учебник. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. – М.: Международные отношения, 1998. С. 624.

Международное право. Сборник документов / Отв. ред. А.Н.Талалаев. – М.: Юридическая литература, 2000.

Международное право: Учебник для вузов. – 2-е изд., изм. и доп. / Отв. ред. проф. Г.В. Игнатенко и проф. О.И. Тиунов. – М.: Изд-во НОРМА, 2003.

Международное публичное право. Учебник. Издание второе, перераб. и доп. / Под ред. К.А. Бекяшева. – М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 640.

Международное право: Учебник / Отв. ред. Е.Т. Усенко, Г.Г. Шинкарецкая. – М.: Юристъ, 2003. С. 495.

Лаптев П.А. О правосубъектности индивида в свете международно-правовой защиты прав человека // Журнал российского права. № 2. 1999. С. 51-58.

Панасюк В.В. Субъекты федерации и центральная власть: правовые аспекты соотношения полномочий при осуществлении международной деятельности членами зарубежных федераций // Юрист. 1998. № 8.


[1] Международное публичное право. Учебник. Издание второе, перераб. и доп. / Под ред. К.А. Бекяшева. – М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 97.

[2] Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002. С. 50.

[3] Додонов В.Н., Панов В.П., Румянцев О.Г. Международное право. Словарь-справочник / Под общей ред. акад. МАИ, д.ю.н. В.Н. Трофимова. – М.: ИНФРА-М, 1997. С. 307.

[4] Международное право: Учебник / Отв. ред. Е.Т. Усенко, Г.Г. Шинкарецкая. – М.: Юристъ, 2003. С. 67-68.

[5] Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002. С. 56.

[6] СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

[7] Лукашук И.И. Участие федеративных государств в международных договорах // Журнал российского права. 2003. № 5. С. 81.

[8] СЗ РФ. 1999. № 2. Ст. 231.

[9] Лукашук И.И. Участие федеративных государств в международных договорах // Журнал российского права. 2003. № 5. С. 82.

[10] Додонов В.Н., Панов В.П., Румянцев О.Г. Международное право. Словарь-справочник / Под общей ред. акад. МАИ, д.ю.н. В.Н. Трофимова. – М.: ИНФРА-М, 1997. С. 259.

[11] Международное право: Учебник. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. – М.: Международные отношения, 1998. С. 64-65.

[12] Додонов В.Н., Панов В.П., Румянцев О.Г. Международное право. Словарь-справочник / Под общей ред. акад. МАИ, д.ю.н. В.Н. Трофимова. – М.: ИНФРА-М, 1997. С. 260.

[13] Международное право: Учебник для вузов. – 2-е изд., изм. и доп. / Отв. ред. проф. Г.В. Игнатенко и проф. О.И. Тиунов. – М.: Изд-во НОРМА, 2003. С. 60.

[14] Международное право: Учебник. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. – М.: Международные отношения, 1998. С. 69.

[15] Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд-во БЕК, 2001. С. 34.

[16] Общая теория прав человека. М.: НОРМА, 1996. С. 489-493.

[17] Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. – М.: МНИМП, 1998.

[18] Лаптев П.А. О правосубъектности индивида в свете международно-правовой защиты прав человека // Журнал российского права. № 2. 1999. С. 51-58.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий