регистрация / вход

Субъекты международного частного права

Субъекты международного частного права имеют различную гражданскую правоспособность. Особенности участия в правоотношениях каждого из них. Это обусловлено многолетним историческим опытом, который, преломляется через деятельность органов власти.

РЕФЕРАТ

по теме: «Субъекты международного частного права»

План

Вступительная часть

1. Физические лица, как субъекты МЧП

2. Правовое положение юридических лиц в МЧП

3. Особенности правового положения государства как субъекта МЧП

Заключительная часть (подведение итогов)

Конвенции и соглашения

1. Минская Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93.

2. Конвенция об участии иностранцев в жизни государства на местном уровне 1992г.

3. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950г.(30.03.98.)

4. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Украины о трудовой деятельности, о социальной защите граждан РФ и Украины, работающих за пределами границ своих государств от 14.01.93.

5. Соглашение стран СНГ о помощи беженцам и вынужденным переселенцам от24.09.93.(22.11.94.)

Введение

С каждым годом количество правовых связей российских граждан и юридических лиц с иностранными субъектами неуклонно возрастает. Это связано в первую очередь, с открытием границ и увеличением экономического оборота между Россией и другими государствами. в процессе различных правоотношений субъекты российского права находясь на территории другого государства или принимая в России иностранцев и лиц без гражданства, не всегда правильно оценивают свой правовой статус и своих контрагентов. Это может повлечь негативные последствия для обеих сторон, в виде судебных разбирательств, невозможности исполнения заключенных договоров, нарушения прав и законных интересов участников международных отношений. Для снижения вероятности наступления таких последствий, соответствующие субъекты должны знать содержание своего правового статуса и своих партнеров. Именно рассмотрению правового статуса физических, юридических лиц и государства посвящена сегодняшняя лекция.

Вопрос 1. Общие положения

Отношение государства к находящимся на его территории иностранцам и к собственным гражданам, пребывающим за границей - два основных аспекта, в которых доктриной международного частного права рассматривается гражданско-правовой статус физических лиц.

Правовое положение физических лиц как субъектов международного частного права определяется как в национальном законодательстве, так и в международных договорах. В России был принят новый Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»2002г. Что же касается соответствующих коллизионных норм, то они разделены на три уровня:

1) нормы гражданского законодательства, содержащиеся в разделе 6 третьей части Гражданского кодекса. Согласно ст. 1195 личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет. Если лицо наряду с иностранным гражданством имеет и российское гражданство, его личным законом является российское право. Если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище. В соответствии с ГК РФ гражданская правоспособность физического лица определяется его личным законом. При этом иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом.

2) двусторонние договоры о правовой помощи, заключенные Россией с рядом государств также содержат коллизионные нормы о правосубъектности физических лиц. В этом случае договорные коллизионные нормы заменяют собой национальные коллизионные нормы российского гражданского права. Например, в Договоре между РФ и Республикой Албания о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 30 октября 1995г.[1] указано, что дееспособность физического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является это лицо.

3) в многосторонних договорах о правовой помощи. В данном случае такие нормы имеют более широкую сферу действия и применяются всеми государствами-участниками договора. Примером может служить Минская конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993г.[2] , действующая на территории всех государств-членов СНГ. Конвенция указывает, что дееспособность физического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является это лицо. Дееспособность лица без гражданства определяется по праву страны, в которой он имеет место жительства (п.1-2 ст.23).

Международные договоры о правах человека, с точки зрения предмета правового регулирования, можно разделить на несколько видов:

1. договоры, закрепляющие сотрудничество в сфере установления основных прав и основных свобод человека. Совокупность договоров и иных актов такого рода составляют Хартию прав человека, где закреплены основные, принципиальные, базовые положения, опираясь на которые, каждое государство регулирует национальное законодательство в этой сфере. Ярким примером данного вида договоров является подписанная Российской Федерацией, Республиками Арменией, Белоруссией, Грузией, Кыргызстаном, Молдовой, Таджикистаном 26 мая 1995г. и ратифицированная Россией 4 ноября 1995г.[3] Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека. В конвенции подтверждены такие основополагающие нормы, как охрана законом права каждого человека на жизнь, недопустимость пыток, жестокого обращения или наказания, недопустимость содержания кого-либо в рабстве или в подневольном состоянии, принуждение к принудительному или обязательному труду;

2. договоры, касающиеся сотрудничества государств в борьбе с массовыми нарушениями прав человека, Такого рода договоры не устанавливают какие-либо категории прав человека, а защищают права, присущие как народу, нации в целом, так и каждой личности. Из договоров такого типа следует выделить Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказания за него (принята 9 декабря 1948г., вступила в силу 12 января 1951г., ратифицирована СССР 18 марта 1954г.)[4] и Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 21 декабря 1965г., открыта для подписания 7 марта 1966г., вступила в силу 4 января 1969г., ратифицирована СССР 22 января 1969г.)[5] ;

3. договоры о сотрудничестве по защите отдельных прав индивидов. Примером сотрудничества государств в этой сфере является принятие ими обязательств по вопросам труда, касающихся отдельных прав всех категорий индивидов. Вопросами международной регламентации труда в первую очередь призвана заниматься Международная организация труда (МОТ), созданная государствами в 1919г. В качестве примера можно привести Женевскую конвенцию МОТ 1981г. о безопасности и гигиене труда и производственной сфере, в которой участвует и Россия;

4. договоры, касающиеся защиты прав отдельных категорий индивидов. Примером таких договоров могут служить конвекции, касающиеся защиты прав женщин, детей, а в сфере защиты коллективных прав - конвенции, касающиеся защиты национальных меньшинств. Следует назвать конвенцию о политических правах женщин, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 20 декабря 1952г. (ратифицирована СССР 18 марта 1954г., вступила в силу 7 июля 1954г.)[6] .

Содержание правового статуса физического лица в международном частном праве - совокупность правоотношений, осложненных иностранным элементом, в которых это лицо участвует. [7]

Характеристика каждого вида субъектов международного частного права дается посредствам раскрытия специальных юридических категорий. Для физических лиц такими категориями будут дееспособность и правоспособность.

Естественные права и свободы не относятся к исключительной прерогативе государства и должны быть предоставлены каждому человеку безотносительно к тому, где и в каком государстве он проживает. В Российской Федерации они нашли закрепление в Конституции.

Правила, выраженные в виде общепризнанных принципов и норм международного права в сфере прав человека, можно рассматривать в качестве определенных международно-правовых стандартов. Они юридически обязывают государства предоставлять лицам, находящимся под их юрисдикцией, ряд прав и свобод. С огласно ч. 1 ст. 2 ФЗ РФ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» [8] иностранным гражданином считается физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства.

Лицо без гражданства (апатрид) не состоит в гражданстве данного государства и не имеет юридически значимых доказательств принадлежности к гражданству другого государства. Правовое положение апатрида в первую очередь определяется законом государства проживания. При переезде апатрида в другое государство его связь с прежним государством автоматически прекращается и возникает новая связь с государством, где оказался. Права и обязанности апатрида, приобретенные в прежнем государстве, автоматически не возобновляются. Они признаются только в том случае, если в новом государстве действует закон относительно перехода этих прав и обязанностей или это государство выполняет соответствующие международные обязательства. Что касается граждан иностранных государств, то они подчиняются не только правопорядку страны пребывания, но сохраняют права и обязанности по отношению к своему государству.

У иностранных граждан как граждан определенного государства существуют юридически регулируемые правоотношения с этим государством независимо от места нахождения данных граждан. Подобное государство, требуя лояльности от своих граждан, обязано обеспечить им установленные законом права и защиту как на собственной территории, так и за рубежом. Государство распространяет свою власть на граждан, даже если они находятся за пределами его территории. В связи с этим граждане этого государства, находясь за его пределами в качестве иностранцев, пользуются по отношению к государству своего гражданства рядом прав, например правом на формирование органов государственной власти, и соответственно несут ряд обязанностей, например обязанность несения военной службы и соблюдения законов своего государства. Такие права и обязанности отсутствуют у граждан одного государства, находящихся на территории другого государства, по отношению к последнему. Отсутствуют они и у лиц, не имеющих какого – либо гражданства, в отношении любого государства.

Понятие и виды правовых режимов.

Совокупность прав и обязанностей, которыми обладают иностранцы получила название правового режима иностранцев. Этот режим (или статус) не является абсолютно одинаковым. Иностранцев можно разделить на несколько категорий в зависимости от степени подчиненности юрисдикции страны пребывания. В связи с этим следует выделить:

· правовой статус иностранных граждан, обладающих иммунитетом от юрисдикции государства или привилегиями в правовой сфере;

· правовой статус иностранных граждан, не обладающих иммунитетом от юрисдикции.

К иностранным гражданам, обладающим иммунитетом от юрисдикции или привилегиями, относятся лица, временно пребывающие в данной стране:

1. граждане, обладающие дипломатическим иммунитетом;

2. граждане, обладающие консульским иммунитетом;

3. граждане – военнослужащие военных частей, экипажей военных кораблей, самолетов ВВС;

4. члены межправительственных и государственных делегаций, миссий;

5. работники международных организаций;

6. свидетели, эксперты и другие лица, соответствующий статус которых определен международными договорами.

Состав иностранных граждан, не обладающих иммунитетом от юрисдикции данного государства, также является достаточно сложным. К ним относятся:

1. иностранцы, постоянно проживающие в данной стране;

2. иностранцы, временно пребывающие в данной стране.

Постоянно проживающие – те, кто имеет разрешение на постоянное проживание и вид на жительство. Все остальные иностранцы считаются временно пребывающими в стране. Критерием деления иностранцев на постоянно проживающих и временно пребывающих также является степень устойчивости правовой связи лица с данным государством и характером нахождения на его территории. Если лицо постоянно проживает на территории данного государства, то оно в то же время может пользоваться дипломатической защитой государства, гражданином которого является. В случае, если лицо получило территориальное убежище, оно такой защитой страны гражданства пользоваться не будет.

Независимо от степени устойчивости правовой связи иностранца с государством пребывания практика государств выработала три основных правовых режима: национальный, наибольшего благоприятствования и специальный.

Национальный режим соотносит правовой статус иностранцев со статусом граждан страны пребывания. С этой точки зрения правовой статус иностранцев в принципе приравнивается к правовому статусу собственных граждан, но за рядом исключений, предусмотренных национальным законодательством. Например, к таким исключениям относится отсутствие у иностранцев права на участие в управлении государственными делами. Не возлагаются на иностранцев такие обязанности, как, например, обязанность служить в вооруженных силах государства пребывания. Национальный режим не нарушает связи с государством его гражданства – в отношении своего государства он несет обязанности при сохранении всех прав. При применении к иностранцам Национального режима вовсе не обязательно действие принципа взаимности. Это означает, что права и свободы предоставляются иностранным гражданам независимо от того, имеют ли такие же права и свободы граждане данного государства в государстве, гражданином которого является иностранец. На практике принцип взаимности может применяться, но не в целом – не в отношении всего комплекса прав и свобод, а применительно к отдельным правам. В таком случае принцип взаимности специально оговаривается в том или ином национальном законе.

В Российской Федерации национальный режим для иностранцев действует как общий принцип права. Он закреплен в Конституции Российской Федерации: «Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности на равнее с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации»[9] . Таким образом, возможность дополнения конкретизации данного принципа как в законодательном порядке, так и при помощи международных договоров – не исключается.

Следующий вид правового режима иностранцев – режим наибольшего благоприятствования. Он означает, что граждане иностранного государства пользуются на территории данного государства таким же правовым режимом, который предоставлен гражданам третьего государства. Данный вид режима также представляет собой метод соотношения правового статуса физических и юридических лиц договаривающихся государств с правовым статусом таких же лиц третьего государства на их территории. Такой подход должен быть зафиксирован в международном договоре по крайней мере между двумя заинтересованными государствами. Договор обычно предусматривает, что физическим и юридическим лицам одной стороны предоставляется на территории другой стороны такой же правовой режим, которым пользуются или будут пользоваться в дальнейшем на их территории физические и юридические лица любого третьего государства. Третьим государством может быть любое, следовательно, и такое государство, физическим и юридическим лицам которого предоставлены наиболее благоприятные условия. Режим наибольшего благоприятствования предоставляется на взаимных началах. Примером договора, устанавливающего режим наибольшего благоприятствования, является Соглашение о торговых отношениях между СССР и США от 1 июля 1990г. (вступила в силу 17 июня 1992г.). Согласно ст. 1 Соглашения каждая сторона без каких – либо условий предоставит товарам, происходящим из или экспортируемым на территорию другой стороны, режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставлен подобным товарам, происходящим из или экспортируемым на территорию любой третьей страны, во всех вопросах, относящихся, в частности, к таможенным пошлинам и сборам любого вида, налагаемым в связи с импортом или экспортом; способом оплаты экспорта и импорта; правилам, касающимся продажи, покупки, перевозки, распределения, хранения и использования товаров на внутреннем рынке. Каждая сторона предоставляет товарам, происходящим из или экспортируемым на территорию другой стороны, недискриминационный режим в отношении применения количественных ограничений и выдачи лицензий.

Специальный режим предусматривает предоставление иностранцам на основе национального законодательства или международного договора специальных прав. Этот режим отличается предоставлением определенных привилегий и преимуществ, как правило, в отношениях с соседними странами, например, в области приграничного общения населения. Кроме того, особыми привилегиями могут пользоваться военнослужащие воинских частей и подразделений, расквартированных на территории иностранных государств. В мире нет ни одного национального законодательства, которое было бы всецело построено на специальном режиме. С некоторыми вариациями для той или иной страны национальные правовые системы в вопросах правового регулирования положения иностранцев придерживаются следующей схемы: уравнивание иностранцев в правах с собственными гражданами в области экономических, социальных и части гражданских прав, установление для иностранцев специального режима в области политических и части гражданских прав, а также административного регулирования.

Вывод по первому вопросу.

Российское законодательство развивается по пути закрепления основных прав человека, что находит отражение в первую очередь в Конституции России. Законами установлены гарантии соблюдения прав иностранцев пребывающих в РФ. Для более полного обеспечения возможности реализации их законных прав и интересов предусматривается существование различных правовых режимов: национального, наибольшего благоприятствования и специального.

Каждое государство само устанавливает соответствующий правовой режим для своих граждан, а равно и для иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на его территории. Основополагающее значение для определения правового положения физических лиц должны иметь общепризнанные принципы и нормы международного права.


Вопрос 2. Правовое положение юридических лиц в МЧП

Государство определяет пределы и основные направления деятельности юридического лица как носителя прав и обязанностей, обладающего такой же юридической и экономической реальностью, какой обладают физические лица в качестве субъектов права. Поскольку юридическое лицо является производным явлением права (и в то же время его существенным элементом), а право всегда связанно с государством, которое территориально всегда ограничено, то возникает необходимость в "прикреплении" этого юридического лица к определенному государству. Независимо от понимания природы юридического лица, для целей гражданского оборота оно всегда обладает достаточной для признания в качестве субъекта права степенью самостоятельности и независимости.

Выяснение национальной принадлежности (личного закона юридического лица) требует ся для определения:

1) статуса организации в качестве юридического лица;

2) организационно-право вой формы юридического лица;

3) требований к наименованию юридического лица;

4) вопросов создания, реорганизации и ликвидации юридического лица,
в том числе вопросов правопреемства;

5) содержания правоспособности юридического лица;

6) порядка приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7) внутренних отношений, в том числе отношения юридического лица
с его участниками;

8) способности юридического лица отвечать по своим обязательствам. Соответствующие положения содержатся в ч. 2 ст. 1202 ГК РФ.

9) для определения режима деятельности иностранного юридического лица на территории РФ (таможенное и налоговое обложение, правовой режим).

Критерии определения правосубъектности ЮЛ.

Существуют четыре основных критерия, при помощи которых определяется правосубъектность юридических лиц. Ни один из критериев не отвечает в полной мере двум требованиям, которые должны быть положены в основу формулирования привязки любой коллизионной нормы: четкости и реальности связи между отношением и государством, к праву которого отсылает коллизионная норма.

Критерий инкорпорации (регистрации), закрепленный в российском законодательстве, ч. 1 ст. 1202 ГК РФ, а также в праве Великобритании и США, четок и легко установим. У юридического лица может быть только одно место регистрации. Логичен вывод: если государство позволяет образоваться юридическому лицу, его правовая система и регулирует правосубъектность юридического лица. Существенным недостатком данного критерия является возможность его использования с целью обхода закона и приобретения благоприятного режима деятельности. Правоспособность юридического лица, созданного российскими гражданами, действующего на территории РФ, но зарегистрированного на Кипре, будет регулироваться киприотскими законами, хотя реальная связь компании с этим государством отсутствует. При использовании данного критерия не допускается изменение национального закона юридического лица. Чтобы подчиниться праву другого государства, юридическое лицо должно быть ликвидировано в одном государстве и вновь зарегистрировано в другом.

Недостаток критерия инкорпорации: место регистрации выбирается учредителями, чья правосубъектность отличается от правосубъектности юридического лица; поэтому государство регистрации может быть совершенно не связано с юридическим лицом.

Критерий места нахождения административного органа (центра управления) или критерий оседлости, закрепленный в законодательстве Франции, Германии, Австрии, Швейцарии, отвечает требованию наличия реальной связи. За основу берется закрепленное в уставных документах место нахождения юридического лица. Если юридическое место нахождения не соответствует действительному месту нахождения, учитывается последнее. Критерий имеет определенные достоинства. Действительно, компания чаще всего относима к тому государству, из которого осуществляется управление. Там же, как правило, и осуществляется основная деятельность юридического лица. С государством, на территории которого осуществляются функции юридического лица, последнее связано в большей степени, чем с государством регистрации. С другой стороны, неудобство данного критерия проявляется в его непригодности для крупных юридических лиц с разветвленной системой управления. В самой Франции этот критерий используется с различными оговорками. Кроме того, может возникнуть противоречие между формой юридического лица, установленной законодательством регистрации, и нормами применимого права государства-места нахождения «управленческого центра».

Отметим, что многие зарубежные авторы, даже те, которые работают в рамках англосаксонской традиции права, отдают предпочтение критерию места нахождения административного органа перед критерием инкорпорации.

Критерий места осуществления основной деятельности, так же как и предыдущий, отражает принцип реальной связи компании и государства. Однако он еще более неудобен для крупных компаний, чья деятельность осуществляется в нескольких государствах, чем предыдущий. Используется как дополнительный и в странах англосаксонской системы права, и в странах романо-германской системы (Франция).

Критерий контроля используется как дополнительный в тех случаях, когда юридическое лицо, созданное и действующее по национальным законам, контролируется иностранным капиталом. Использование этого критерия позволяет установить «действительную» относимость юридического лица. При его применении учитывается гражданство участников юридического лица. Недостатком является непригодность этого критерия для обществ со смешанным составом учредителей. Эффективность данного критерия при достижении публично-правовых целей не может, однако, оправдывать его несоответствия принципу разграничения правосубъектности Юридического лица и его участников. В отечественной практике критерий контроля не используется.

Законодательство РФ по вопросу ЮЛ в МЧП.

В соответствии с п. 1 ст. 1202 ГК РФ «личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо». Таким образом, в российском законодательстве закрепляется критерий инкорпорации,

В некоторых случаях допускается использование привязки к месту деятельности либо месту нахождения административного органа. В соответствии со ст. 1211 ГК РФ, для определения статута, сделки привязывают к месту осуществления основной деятельности стороны, чье исполнение имеет решающее значение для содержания договора. Можно дать два различных толкования критерию места осуществления основной деятельности. Под таким местом можно понимать государство, где соответствующее юридическое лицо осуществляет основную хозяйственную деятельность, тем более что такой подход в большей степени соответствует буквальному смыслу термина «основное место деятельности». Однако в таком случае могут возникнуть ситуации, когда отношение привязывается к «неблизкому праву».

Пример : российское юридическое лицо имеет филиал в иностранном государстве, где заключает два договора - покупает имущество у юридического лица, находящегося в данном государстве, и продает это имущество, не вывозя его, другому юридическому лицу, находящемуся в данном государстве. В данном случае к конкретному договору купли-продажи более близко право места нахождения филиала.

Второй подход к толкованию термина «место осуществ ления основной деятельности» заключается в том, что под этим местом следует понимать место, где осуществляются основные действия, связанные с исполнением соответствующего договора. Такое толкование соответствует положениям Венской Конвенцией о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., а также Закону «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г. В этих нормативных актах говорится о месте нахождения «коммерческого предприятия» юридического лица, т. е. о месте, откуда совершаются действия, связанные с конкретным договором.

Транснациональные корпорации.

Транснациональные корпорации - юридические лица национального права, осуществляющие свою деятельность на территории нескольких государств. С экономической точки зрения изучение проблем их деятельности ограничивается исследованием влияния транснациональных корпораций на экономику развивающихся государств. С юридической точки зрения рассматриваются и оцениваются те средства контроля и влияния, которые имеются у принимающего государства в отношении транснациональных корпораций. В их числе - специфический метод определения государственной принадлежности с использованием критерия контроля.

Европейские государства, объединенные в Европейский Союз и другие региональные сообщества, пытаются закрепить в договорной форме статус транснационального юридического лица. Создание таких юридических лиц стимулирует международную торговлю и облегчает ее. По идее положенной в основу деятельности: транснациональные юридические лица - это юридические лица, созданные физическими и юридическими лицами разных государств. Их статус одинаков во всех государствах - членах данного регионального сообщества, поскольку он закреплен в международном договоре. Возникает особая организационно-правовая форма, общая для всех государств. Участвуя преимущественно в международных экономических отношениях, транснациональные корпорации не создают проблем, связанных с определением их национальной принадлежности, тем самым, облегчая процесс правового регулирования.

Попытки воплотить эту идею в жизнь несколько раз предпринимались в рамках Европейского Союза. Каждый раз общее количество создаваемых на основе соответствующих договоров юридических лиц транснационального типа не оправдывало затрат усилий по разработке их статуса.

6 марта 1998 г. в рамках СНГ была заключена Конвенция о транснациональных корпорациях[10] . В соответствии с настоящей Конвенцией «транснациональная корпорация» - юридическое лицо (совокупность юридических лиц), имеющее в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество на территориях двух и более сторон; образованное юридическими лицами двух и более сторон; зарегистрированное в качестве корпорации в соответствии с настоящей Конвенцией. Транснациональные корпорации вправе осуществлять на территориях государств - участников Конвенции любые виды деятельности, не запрещенные законодательством, — очень важное преимущество и особенность статуса. Порядок регистрации, структура управления, порядок ликвидации корпорации и другие вопросы определяются законодательством государства места ее регистрации.

Несколько странно решается вопрос об ответственности. В соответствии со ст. 9 Конвенции по обязательствам корпорации и/или головного предприятия (центральной компании), возникшим в результате участия в деятельности корпорации, участники несут ответственность в соответствии с законодательством сторон, юридические лица которых входят в корпорацию.

Неудачные формулировки этой Конвенции препятствуют ее обширному применению.

Правовой статус юридических лиц как субъектов МЧП

Правовое положение юридических лиц как субъектов МЧП определяется как в национальном законодательстве, так и в международных договорах. Национальное законодательство чаще всего представлено законами об иностранных инвесторах и инвестициях, которые содержат, как правило, унифицированные материально-правовые нормы. Коллизионно-правовые нормы, регулирующие правовой статус иностранных юридических лиц в Российской Федерации, так же, как и в случае с физическими лицами, имеют трехуровневую структуру.

1) Во-первых, в их число входят коллизионные нормы российского гражданского законодательства. Согласно ст. 1202 ГК РФ личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо.

2) Во-вторых, правосубъектность иностранных юридических лиц регулируется коллизионными нормами, содержащимися в двусторонних договорах о правовой помощи. Так, согласно Договору между РФ и Республикой Албания правоспособность юридического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой оно учреждено (п. 2 ст. 22).

3) В-третьих, большую группу коллизионных норм составляют нормы многосторонних договоров о правовой помощи. Например, в соответствии с Минской конвенцией СНГ правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено (п. 3 ст. 23).

Содержании правового статуса юридического лица в МЧП - совокупность правоотношений, осложненных иностранным элементом, в которых это лицо участвует. Традиционно выделяют группы правоотношений, имеющих наиболее важное значение и играющих решающую роль при определении статуса иностранного юридического лица в каком-либо государстве:

1) инвестиционные;

2) налоговые правоотношения;

3) правоотношения по банкротству.

В их регулировании, бесспорно, просматриваются два источника: национальное законодательство и международные договоры.

Рассмотрим каждую из перечисленных групп более подробно.

1) Инвестиционные правоотношения юридических лиц

В России основными нормативно-правовыми актами в этой области выступают Федеральный закон "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" от 9 июля 1999 г.[11] и Федеральный закон "О соглашениях о разделе продукции" от 30 декабря 1995 г. в редакции от 18 июня 2001 г.[12]

Согласно Федеральному закону "Об иностранных инвестициях в РФ" среди хозяйствующих субъектов выделяются коммерческие организации с иностранными инвестициями и филиалы иностранных юридических лиц (ст. ст. 20 - 21). Российская коммерческая организация получает статус коммерческой организации с иностранными инвестициями со дня вхождения в состав ее участников иностранного инвестора. С этого дня такая организация пользуется правовой защитой, гарантиями и льготами, установленными данным Законом (п. 6 ст. 4). Филиал иностранного юридического лица, созданный на территории РФ, выполняет часть функций или все функции от имени создавшего его иностранного юридического лица при условии, что цели создания и деятельность головной организации имеют коммерческий характер и она несет непосредственную имущественную ответственность по принятым ею в связи с ведением указанной деятельности на территории РФ обязательствам (п. 3 ст. 4).

Центральное место в законе отведено гарантиям деятельности инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями в России. Этому вопросу посвящены 11 из 28 статей Закона. В число таких гарантий включаются:

1) гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов в России (ст. 5);

2) гарантия использования иностранным инвестором различных форм инвестиций (ст. 6);

3) гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора (ст. 8);

4) гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора законодательства России (ст. 9);

5) гарантия использования на территории России и перевода за ее пределы доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст. 11), а также целый ряд иных гарантий и льгот.

Коммерческие организации с иностранными инвестициями могут осуществлять в России любые виды деятельности, соответствующие их специальной правосубъектности и не запрещенные действующим законодательством, в том числе приобретать имущественные права. Одной из форм такого приобретения имущественных прав выступают концессионные соглашения (соглашения о разделе продукции). В настоящее время этот вопрос урегулирован специальным Федеральным законом. Соглашение о разделе продукции, носящее гражданско-правовой характер, регулирует отношения, возникающие в процессе поисков, разведки, добычи минерального сырья, раздела произведенной продукции, ее транспортировки, хранения, переработки, использования и реализации. Данные отношения складываются между двумя сторонами: Российской Федерацией как государством и инвестором, которым может быть и иностранное физическое или юридическое лицо (ст. 3). Закон подробно регулирует порядок заключения и исполнения соглашений о разделе продукции (ст. 6), возникновение права собственности инвестора на произведенную продукцию (ст. 9), налоги и платежи при исполнении соглашений (ст. 13), государственные гарантии прав инвесторов (ст. 18) и порядок разрешения споров (ст. 22).

Большую группу нормативных документов в области инвестиционной деятельности иностранных юридических лиц составляют международные договоры, важнейшими из которых являются двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений.

Национализация, экспроприация или любые иные меры, имеющие аналогичные последствия, которые могут быть приняты органами одного государства на своей территории в отношении капиталовложений инвесторов другого государства, должны приниматься только в общественных интересах в соответствии с действующим на этой территории законодательством. Ни в коем случае такие меры не должны носить дискриминационного характера. Государство, принимающее такие меры, обязуется выплатить инвестору или его правопреемнику без необоснованной задержки соответствующую компенсацию в свободно конвертируемой валюте .

К числу важнейших многосторонних международных договоров по рассматриваемому вопросу с участием России относятся Ашгабатское соглашение СНГ о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 г. и Минская конвенция СНГ о защите прав инвестора от 28 марта 1997 г.

2) Налоговые правоотношения юридических лиц

Не будет преувеличением сказать, что основной вопрос, интересующий иностранных инвесторов, связан с налогообложением полученной прибыли и доходов, а также имущества, находящегося на территории России. В отношении иностранных юридических лиц действуют Инструкции ГНС РФ, которые развивают и расширяют общие основы правового регулирования налогообложения, заложенные в многочисленных нормативных актах, тем самым представляя собой образец специального правового регулирования и выступая документами прямого действия. Наиболее важными из них являются Инструкция ГНС РФ № 34 "О налогообложении прибыли и доходов иностранных юридических лиц" от 16 июня 1995 г. в редакции от 7 апреля 2000 г.[13] и Инструкция ГНС РФ № 38 "О порядке исчисления и уплаты налога на имущество иностранных юридических лиц в РФ" от 15 сентября 1995 г. в редакции от 7 апреля 2000 г.[14]

Инструкция ГНС РФ № 34 предусматривает:

1) категории плательщиков налога на прибыль и доходы иностранных юридических лиц;

2) порядок их постановки на учет в налоговые органы;

3) порядок ведения налогового учета;

4) порядок исчисления и уплаты налога на прибыль иностранных юридических лиц, полученную от деятельности в РФ;

5) порядок исчисления и уплаты налога с доходов иностранных юридических лиц, не связанных с деятельностью в РФ.

Плательщиками налога на прибыль являются иностранные юридические лица, которые осуществляют предпринимательскую деятельность на территории России через постоянные представительства (п. 1.2). Под постоянным представительством для целей налогообложения понимаются филиал, отделение, бюро, контора, агентство или любое другое постоянное место регулярного осуществления деятельности, а также организации и физические лица, уполномоченные иностранными юридическими лицами осуществлять представительские функции в РФ (п. 1.4). Следует отметить, что в соответствии с Методическими рекомендациями ГНС РФ по применению отдельных положений Инструкции № 34 термин "постоянное представительство" применяется только для определения налогового статуса иностранного юридического лица и не имеет организационно-правового значения. Инструкция подробно описывает порядок исчисления налогооблагаемой базы и четко указывает перечень представляемых налоговых льгот (п. 4.12), оговаривая при этом, что запрещается предоставление налоговых льгот, носящих индивидуальный характер. Налог на прибыль уплачивается в Федеральный бюджет РФ и в бюджеты субъектов РФ по ставкам, установленным законодательством для зачисления указанного налога в соответствующие бюджеты (п. 4.14). Прибыль от страховой и банковской деятельности, а также от посреднических операций и сделок облагается по ставкам, установленным органами государственной власти субъектов РФ по этим видам деятельности (п. 4.16). В тексте Инструкции размеры ставок не приводятся. Однако Инструкция предусматривает ставки налогообложения доходов иностранных юридических лиц, не связанных с деятельностью через постоянное представительство: 6% - по доходам от фрахта при осуществлении морских, воздушных, железнодорожных, автомобильных и иных международных перевозок; 15% - по выплачиваемым дивидендам и процентам; 20% - по всем остальным доходам, например по доходам от лицензионных договоров, аренды, оказания управленческих услуг (п. 5.1.11).

Отдельного рассмотрения требует вопрос об избежании двойного налогообложения. Он регулируется главным образом на основе двусторонних международных договоров России с зарубежными государствами об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов на доходы и имущество. Инструкция специально предусматривает, что в случае расхождения между записанными в ней положениями и правилами международного договора применяется последний (п. 6.1). В тех случаях, когда место пребывания юридического лица и место извлечения дохода различны, может возникнуть ситуация, при которой оба государства имеют налоговую юрисдикцию над одним и тем же доходом одного и того же юридического лица (т.е. ситуация двойного налогообложения). Во избежание этого на основании двустороннего договора государство разрешает иностранным юридическим лицам, осуществляющим хозяйственную деятельность на его территории через постоянное представительство, использовать в качестве зачета против налога на прибыль и доходы такой же налог, уплаченный другому договаривающемуся государству данным юридическим лицом. Процедура освобождения от двойного налогообложения содержится в п. п. 6.2 - 6.4 Инструкции. На этих же принципах строятся и положения Инструкции ГНС РФ № 38.

Россия является участницей большого числа двусторонних договоров об избежании двойного налогообложения. В качестве примера можно привести Соглашение между РФ и Швейцарской Конфедерацией об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал от 15 ноября 1995 г. Соглашение определяет круг лиц и виды налогов, к которым оно применяется; указывает на виды доходов, в отношении которых устраняется двойное налогообложение (прибыль от предпринимательской деятельности; доходы от недвижимого имущества; дивиденды; проценты; доходы от авторских прав и лицензий; гонорары; пенсии и т.д.); устанавливает принципы и процедуру устранения двойного налогообложения. Общая схема таких двусторонних договоров сложилась на протяжении многих лет их существования, но в каждом отдельном случае она наполняется конкретным содержанием с учетом специфики заключающих договор сторон.

3) Правоотношения по банкротству юридических лиц

В условиях жесткой рыночной конкуренции институт банкротства имеет двоякое значение: во-первых, он позволяет исключить из экономики страны неплатежеспособных хозяйствующих субъектов в результате их ликвидации под контролем государства, во-вторых, он дает возможность оздоровить экономическую ситуацию путем реорганизаций тех предприятий, которые при разумной поддержке могут вновь достичь финансовой стабильности.

В настоящее время принят и действует новый Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г., который существенно превосходит по объему и содержанию все предыдущие законы (он состоит из 233 статей) и уже в силу этого является документом прямого действия. Закон подробно регулирует процедуры банкротства (в отношении должников - юридических лиц ими выступают наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение), а также устанавливает особенности банкротства отдельных категорий должников - юридических лиц.

Закон распространяется на все юридические лица, являющиеся коммерческими организациями (за исключением казенных предприятий), на некоммерческие организации, действующие в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда. К отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством) кредитных организаций, закон применяется с особенностями, установленными Федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций.

К отношениям с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения закона, если иное не предусмотрено международным договором РФ. Решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ в соответствии с международными договорами РФ. При отсутствии международных договоров РФ решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу того, что в современных условиях хозяйственная деятельность предприятий выходит за рамки одного государства и приобретает международный характер, возможны ситуации, когда процедура банкротства затронет имущество предприятия, находящееся на территории иностранного государства, или кредиторы такого предприятия являются иностранными физическими и юридическими лицами. В целях урегулирования подобного рода вопросов государствами-членами Совета Европы в 1990 г. в Стамбуле была подписана Европейская конвенция о некоторых международных аспектах банкротства[15] . Конвенцию подписали 23 государства, однако любое государство-член Совета Европы может стать ее участником в любое время. Конвенция применяется к процедуре несостоятельности (банкротства) предприятий, которая включает ликвидацию предприятия-должника, назначение конкурсного управляющего и распределение конкурсной массы между кредиторами (ст. 1). Конвенция регулирует процедуру открытия первичного и вторичного банкротства; компетенцию конкурсного управляющего в отношении имущества должника, расположенного на территории разных государств; международную подсудность по делам о банкротстве и ряд других вопросов. В силу того обстоятельства, что Россия является членом Совета Европы, участие в данной конвенции создало бы важные предпосылки для защиты имущественных интересов российских физических и юридических лиц за рубежом.

Вопрос 3. Особенности правового положения государства как субъекта МЧП

Субъектами МЧП выступают субъекты различной юридической природы, а именно как субъекты международного права (государства, международные межправительственные организации), так и субъекты национального права (физические и юридические лица). Государство может стать участником как международно-правовых, так и национально-правовых отношений. Суверенитет как имманентно присущее ему качество делает государство не только основным, но и принципиально отличным субъектом как международного, так и внутреннего права. Во внутренней сфере в силу своей властной природы оно является главным субъектом в системе публично-правовых отношений. Но государство может быть и субъектом частноправовых отношений, которые характеризуются независимостью и равноправием субъектов, свободой их воли и неприкосновенностью частной собственности. С одной стороны, участие государства не меняет сущности частноправовых отношений, но, с другой - властная природа и суверенитет государства не может не сказаться на его правовом положении. Обычно различают два вида общественных отношений, в которых участвуют государства:

а) между государствами, между государствами и международными межправительственными организациями (регулируются международным публичным правом);

б) отношения, в которых государство выступает в качестве только одной стороны правоотношения, а второй являются иностранные юридические лица, международные хозяйственные организации (МХО) или физические лица (регулируются международным частным правом). Отношения такого типа возникают, в частности, в тех случаях, когда государства:

1) осуществляют выпуск займов и облигаций, продаваемых иностранцам;

2) заключают концессионные соглашения и торговые сделки;

3) вступают в арендные отношения с иностранным участием;

4) выступают в качестве наследника выморочного имущества;

5) предоставляют гарантии по внешнеторговым сделкам и т. д.

Государство в качестве субъекта гражданско-правовых отношений часто становится участником гражданско-правовых отношений международного характера, осложненных иностранным элементом. Например, государство арендует или покупает участок земли для дипломатической миссии или для иных нужд в иностранном государстве, арендует, покупает или строит дома на территории иностранного государства, фрахтует иностранное судно для перевозки своих грузов и т. д. Во всех приведенных примерах государство следует рассматривать в качестве особого субъекта права, а не отождествлять его, как предлагают некоторые исследователи, с юридическим лицом.

Возможность участия государства в отношениях гражданско-правового характера прямо предусмотрена российским законодательством.

В соответствии со ст. 124 ГК РФ Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, а также муниципальные образования участвуют в гражданско-правовых отношениях «на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами». Из этой статьи следует три положения:

1) государство может быть субъектом гражданско-правовых отношений;

2)государство не пользуется никакими преимуществами и имеет те же права и обязанности, что и другие субъекты гражданско-правовых отношений;

3) к государству по аналогии применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в этих отношениях (п. 2 ст. 124).

Раздела VII части III ГК РФ содержит специальную статью "Участие государства в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом" (ст. 1204), которая непосредственно касается правового статуса государства как субъекта МЧП. Согласно данной статье к гражданско-правовым отношениям осложненным иностранным элементом, с участием государства правила раздела VII части III ГК РФ применяются на общих основаниях. Нормы МЧП применяются к сделкам, которые государство совершает или с которыми оно связано иным образом, чем при осуществлении суверенных функций. При определении характера сделки принимается во внимание правовая природа сделки и учитывается ее цель. Это свидетельствует об отходе российской доктрины МЧП от традиционно поддерживаемой концепции абсолютного иммунитета государства и признание концепции функционального (относительного) иммунитета государства, если оно выступает субъектом имущественных отношений гражданско-правового характера.

Таким образом, государства достаточно активно участвуют в различного рода частноправовой деятельности международного характера и выступают субъектами международного частного права. При этом, государство, арендуя имущество, заключая иные сделки на территории иностранного государства, пользуется особым правовым режимом, согласно которому государство, его собственность, сделки с его участием не подчиняются власти этого иностранного государства, то есть его юрисдикции. Следовательно, особенность правового режима государства как участника международной частноправовой деятельности заключается в его иммунитете от иностранной юрисдикции.

Юрисдикция вытекает из суверенитета государства и означает его законодательную, судебную, административную власть; объем власти и сферу действия власти (часто термин «юрисдикция» используется в узком смысле слова как только судебная власть). Юрисдикция осуществляется государством в основном в пределах своей территории: согласно своему суверенитету государство подчиняет своей власти всех тех, кто, и все то, что находятся на его территории[16] . Поэтому говорят о территориальной юрисдикции. Говоря об иммунитете государства необходимо отметить, что юрисдикция бывает полная и ограниченная .

Полная - означает, что государство обладает властью предписывать определенное поведение (например, нормами права, административными распоряжениями и пр.) всем находящимся на его территории и обеспечивать любыми средствами реализацию своих предписаний. Ограниченная - означает, что государство обладает властью предписывать определенное поведение, но оно ограничено по различным причинам в использовании средств, для обеспечения реализации своих предписаний.

Неподчинение одного государства юрисдикции другого государства никогда не означает полного отказа этого другого государства от своей юрисдикции. В отношении к иностранному государству не могут быть применены принудительные меры: по принудительному применению закона, по принудительному привлечению к суду и пр. Но это не означает полного правового беспредела, не означает, что иностранное государство может игнорировать право государства, на территории которого оно осуществляет деятельность. Напротив, Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. прямо предписывает всем государствам, его должностным лицам осуществлять свою деятельность в соответствии с законами государства, на территории которого они находятся, а также соблюдать местные традиции и обычаи. Иммунитет включает в себя лишь неприменение принудительных мер по осуществлению законов, административных распоряжений, судебных распоряжений и решений и пр.

Исходя из этого, можно дать понятие иммунитета государства. Причем можно дать два понятия в зависимости от того, с позиции какого государства его рассматривать либо с позиции государства, осуществляющего деятельность на территории иностранного государства, либо с позиции принимающего государства. В целом это - будут две стороны одного и того же явления.

1. Иммунитет - это право государства на освобождение от юрисдикции другого государства, то есть право на неприменение к нему принудительных мер со стороны судебных, административных и иных органов другого государства.

2. Иммунитет - это отказ государства от осуществления своей полной территориальной юрисдикции, при сохранении ограниченной, в отношении действий и имущества иностранного государства, то есть отказ от применения принудительных мер своими судебными, административными и другими государственными органами.

Итак, особенность правового положения государства как субъекта частноправовых отношений международного характера сводится к его праву на иммунитет. Причем, важно подчеркнуть, что далеко не во всех случаях участия государства в международных частноправовых отношениях оно обладает правом на иммунитет. Об этом праве можно говорить лишь тогда, когда данное частное правоотношение каким-либо образом связано с территориальной юрисдикцией иностранного государства: то ли спор должен быть рассмотрен в иностранном судебном органе, то ли имущество, на которое нужно наложить арест, находится на территории иностранного государства, то ли трудовой договор с иностранцем осуществляется на территории иностранного государства и т. д. Если частноправовое отношение, осложненное иностранным элементом, стороной которого является государство, осуществляется на территории государства-участника и в случае возникновения спора он рассматривается правоприменительными органами этого государства, то об иммунитете нет речи. Вопрос об иммунитете возникает только в связи с иностранной юрисдикцией.

Сфера действия иммунитета. Для определения сферы действия государственного иммунитета необходимо определить, что понимается под «государством» для целей иммунитета. Понятие «государства» для целей иммунитета означает:

1) Государство и его органы управления;

2) учреждения и иные образования в той мере, в какой мере они правомочны действовать в осуществлении государственной власти; представители государства, действующие в этом качестве;

3) составные части федеративного государства и политические подразделения унитарного государства, которые правомочны предпринимать действия в осуществлении государственной власти.

На официальных представителей государства иммунитет распространяется, если они действуют в этом качестве. Статус субъектов федерации уравнен со статусом политических подразделений унитарного государства.

Содержание иммунитета. Иммунитет государства от юрисдикции иностранного государства состоит из нескольких элементов:

1) судебный иммунитет;

2) иммунитет от применения мер по предварительному обеспечению иска;

3) иммунитет по принудительному исполнению судебного решения;

4) иммунитет собственности государства;

5) иммунитет сделок государства.

Судебный иммунитет - юрисдикционный иммунитет в узком смысле слова как неподсудность государства суду иностранного государства. Согласно судебному иммунитету ни один иностранный суд не вправе принудительно осуществить свою юрисдикцию по отношению к другому государству, иначе говоря, не вправе привлечь иностранное государство в качестве ответчика. Такая ситуация возможна лишь при наличии явно выраженного согласия государства, сделанного его компетентным органом в форме, предусмотренной соответствующим национальным нормативным правовым актом. При этом не имеет значения, в связи с чем и по какому поводу государство собираются привлечь к суду[17] .

В то же время, если государство обращается с иском в иностранный суд для защиты своих прав, то ни один иностранный суд не вправе отказать ему в юрисдикции. Такой отказ был бы нарушением суверенных прав государства.

Меры по предварительному обеспечению иска - согласно иммунитету суд, рассматривающий частноправовой спор с участием иностранного государства, не вправе применять любые меры по предварительному обеспечению иска, так как такие меры носят принудительный характер. Часто меры по обеспечению иска рассматриваются и принимаются судом, еще до возбуждения и слушания дела с участием государства. В любом случае, если такие меры касаются государства и его собственности (арест государственных счетов в иностранных банках, опись имущества, ограничение права государства пользоваться своим имуществом и пр.), то с точки зрения иммунитета они не допустимы.

Иммунитет от принудительного исполнения иска означает, что без согласия государства нельзя осуществить вынесенное против него решение, то есть недопустимо наложение ареста на принадлежащее государству имущество, проведение его публичной продажи и других принудительных мер, которые могут быть предусмотрены иностранным законом. Иммунитет от принудительного исполнения иска тесно связан с судебным иммунитетом государства. Поэтому даже если орган, рассматривающий спор, отвергнет судебный иммунитет или соответствующее государство само откажется от него, истец, в пользу которого будет вынесено решение, все равно столкнется с действием иммунитета от принудительного исполнения иска. Как подчеркивается, например, в п. 4 ст. 32 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. "отказ от иммунитета от юрисдикции в отношении гражданского или административного дела не означает отказа от иммунитета в отношении исполнения решения, для чего требуется особый отказ".

Иммунитет собственности государства означает правовой режим неприкосновенности государственной собственности, находящейся на территории иностранного государства. Он тесно связан с иммунитетом государства. Перечисленные элементы содержания иммунитета государства, связанные с судебным разбирательством спорного правоотношения с участием государства, прямо направлены на обеспечение неприкосновенности государственной собственности.

Режим неприкосновенности государственной собственности тесно связан с еще одной международно-правовой доктриной - доктриной «акта государства» , согласно которой суды одного государства не должны выносить решения относительно актов правительства другой страны, совершенных на ее территории[18] . Если государство, приобрело собственность на основе акта, принятого на своей территории, ни один иностранный суд не вправе обсуждать правомерность принадлежности собственности. Иммунитет собственности проявляется в том, что, если имущество находится во владении государства, которое заявило, что оно ему принадлежит, то никакие органы иностранного государства не могут проверять правомерность этого факта

Иммунитет сделок государства. Поскольку государство в силу иммунитета свободно от принудительных мер по осуществлению иностранных законов, административных распоряжений и пр., то из этого следует, что частноправовые отношения международного характера с участием государства, в частности, сделки, заключаемые государством с иностранными физическими и юридическими лицами, должны регулироваться правом этого государства, если только сами стороны не договорятся о применении иностранного права.

Несмотря на то, что в дальнейшем данное правило, как и другие правила иммунитета, подвергалось ограничениям и сомнениям, оно существует до сих пор и находит закрепление в международных договорах. Наиболее важным подтверждением является Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г. Согласно ст. 42 инвестиционный спор с участием государства рассматривается на основе права, избранного сторонами; при отсутствии такого выбора - применяется право государства, выступающего в качестве стороны в споре[19] .

Таким образом, рассмотренные выше отдельные элементы иммунитета взаимосвязаны и вместе составляют содержание иммунитета государства в частноправовой сфере. Вместе с тем, иммунитет государства - это его «право», вытекающее из суверенитета, но не «обязанность». Поэтому ничто не мешает государству отказаться от него. Государство вправе отказаться от иммунитета, как в целом, так и от какого-либо его элемента. И государства достаточно часто это делают. Чтобы упростить свое сотрудничество с иностранными гражданами и юридическими лицами, отказываются от своего иммунитета.

Отказ от иммунитета, чтобы быть юридически действительным, подчиняется некоторым правилам:

1. Отказ должен быть явно выражен в письменной форме: соответствующим органом государства в одностороннем порядке, при заключении сделки в самом ее тексте, в международном договоре и пр.;

2. Отказ не может быть подразумеваемым , он не может следовать из конклюдентных действий (если в инвестиционном соглашении с участием государства стороны договорились передавать все споры для разрешения в Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты, то из этого не следует вывод об отказе от иммунитета);

3. Отказ от иммунитета не может толковаться расширительно . Государство свободно в своей воле: оно может отказаться от иммунитета в целом в отношении одной сделки, но это не может толковаться таким образом, что государство отказалось от иммунитета в отношении всех сделок, совершаемых на территории данного иностранного государства;

4. Если государство дало согласие быть истцом в иностранном судебном процессе, то это не означает, что в отношении к нему могут быть применены принудительные меры по предварительному обеспечению иска или по принудительному исполнению решения иностранного суда и т. д.

Из прошлой советской практики известны отказы советского государства от иммунитета. Главным образом это было связано с работой торговых представительств на территории иностранных государств. Торговые представительства открывались на основе соглашений, заключаемых СССР с соответствующим иностранным государством, в которых оговаривались пределы отказа от иммунитета. Правовой основой такого отказа было Положение о торговых представительствах СССР за границей 1989 г., которое сохраняет определенную юридическую силу и в настоящее время и в котором в частности предусматривалось, что торговые представительства в качестве ответчика могут выступать в судах лишь по спорам, вытекающим из сделок и иных юридических актов, совершенных представительствами в странах пребывания, и только в тех странах, в отношении которых государство в международных договорах или путем одностороннего заявления выразило согласие на подчинение торгового представительства суду страны пребывания по указанным спорам .

Возможность отказа от иммунитета предусмотрена в российском законе о соглашениях о разделе продукции 1995 г. Например, если Россия выражает согласие на подчинение ее торгпредства в Германии юрисдикции судов этой страны, то такое согласие будет касаться только правоотношений, связанных с торговыми сделками, заключенными этим органом в соответствующем государстве.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что пределы согласия государства на принудительные меры в отношении его собственности ограничены некоторыми ее видами, которые не могут стать объектом санкций даже с согласия государства собственника (например, его природные ресурсы).

Российское законодательство основано на теории абсолютного иммунитета государства. Статья 401 ГПК РФ устанавливает, что предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на имущество иностранного государства, находящееся на территории России, могут быть допущены лишь с согласия соответствующего иностранного государства. Это означает: для того чтобы предъявить в российском суде иск к иностранному государству, необходимо получить на это согласие его компетентных органов. Нельзя в качестве обеспечительной меры наложить арест на имущество иностранного государства без согласия его компетентных органов. Нельзя также привести в исполнение вынесенное против иностранного государства решение без согласия его компетентных органов, в частности, нельзя обратить судебное взыскание на имущество иностранного государства.

В принятых в последнее время законодательных актах вопросы юрисдикционного иммунитета государства и его собственности решены несколько по-новому. Согласно ст. 213 АПК РФ предъявление в арбитражном суде иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, принятие к нему иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения допускаются лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами РФ. Таким образом, норма ст. 213 АПК РФ, предоставляя иностранному государству полный юрисдикционный иммунитет, вместе с тем предусматривает, что федеральный закон или международный договор могут установить изъятия из принципа абсолютного иммунитета. Нормы об иммунитете иностранного государства зеркально отражают позицию государства, которую оно занимает в отношении предъявления к нему исков иностранными юридическими и физическими лицами. Такая позиция, в частности, отражена в Федеральном законе от 30 декабря 1995 г. «О соглашениях о разделе продукции». Согласно этому Закону (ст. 23) в соглашениях о разделе продукции, заключаемых с иностранными гражданами и юридическими лицами, может быть предусмотрен (в соответствии с российским законодательством) отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета от предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и/или арбитражного решения[20] .

На принципе абсолютного иммунитета иностранного государства базируется и законодательство Туркмении (ст. 441 ГПК в редакции Закона от 13 мая 1994 г.), Киргизии (ст. 439 ГПК), Таджикистана (ст. 455 ГПК), Украины (ст. 425 ГПК), Латвии (ст. 442 ГПК), Молдавии (ст. 434 ГПК в редакции Закона от 11 августа 1992 г.), Узбекистана (ст. 389 ГПК 1997 г.). Несколько иную норму содержит новый ГПК Республики Армения 1998 г. Согласно ст. 245 этого Кодекса предъявление иска к иностранному государству, наложение ареста на его имущество, находящееся на территории Армении, применение иных обеспечительных мер, а также обращение судебного взыскания на такое имущество допускается только с согласия компетентных органов этого государства, если иное не предусмотрено международным договором Армении.

Вывод по 3 вопросу.

Государство вступая в частно-правовые отношения осложненные иностранным элементом остается специальным субъектом права. Оно сохраняет за собой массу преимуществ, как публичного образования – в первую очередь суверенитет. Из этого проистекают дополнительные возможности государства по отношению к другим участникам правоотношения. Конечно, сегодня государства вступают в частно-правовые отношения осложненные иностранным элементом гораздо реже чем физические и юридические лица, а действуют они в большей части чесрез государственные предприятия.


Заключение

Субъекты МЧП имеют различную гражданскую правоспособность, которая определяет особенности участия в правоотношениях каждого из них. С одной стороны, это обусловлена многолетним историческим опытом, который, с другой стороны, преломляется через правотворческую деятельность органов власти и находит свое выражение в соответствующих национальных и международных актах.


Перечень использованных источников

ФЗ «О гражданстве РФ» от 31 мая 2002 года //СЗРФ. 2002. № Ст.

ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ» от 21 июня 2002 г. //СЗРФ. 2002. № 30. Ст. 3032.

ФЗ «О порядке выезда РФ и въезда в РФ» //СЗРФ. 1996. № 34. Ст. 4029; 1998. № 30. Ст. 3606; 1999. № 26. Ст. 3175.

Закон РФ от 25 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния» //СЗРФ 1997. № 47. Ст. 5340.

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан //ВВСРФ 1993. № 33. Ст. 1318; 2000. № 49. Ст. 4740.

ФЗ «О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации» «О беженцах» от 23 мая 1997 г. //СЗРФ. 1997. № 26. Ст. 2956; 2000. № 33. Ст. 3348; № 46. Ст. 4537.

Закон РФ «Об акционерных обществах» от 24 ноября 1995 г. //СЗРФ. 1996. № 1. Ст. 1; 1999. № 22. Ст. 2672; 2001. № 33. Ст. 3423.

ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 13 июля 2001 г. //СЗРФ. 2001. № 33. Ст. 3430.

ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц» от 13 июля 2001 г. //СЗРФ. 2001. № 33. Ст. 3431.

Указ Президента РФ «Основные документы, удостоверяющие личность граждан за пределами РФ» //СЗРФ. 1996. № 52. Ст. 5914.

Указ Президента РФ «О мерах по обеспечению права граждан РФ на свободный выезд из РФ» //СЗРФ. 1998. № 18. Ст. 2021.

Федеральный закон Швейцарии «О международном частном праве» 1987 г. //Действующие нормативные акты. Учебное пособие. М. 1997.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. //Действующие нормативные акты. Учебное пособие. М. 1997.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь //СЗРФ. 1997. № 34. Ст. 34 18.

Договор между Российской Федерацией и Казахстаном о правовом статусе граждан //СЗРФ. 1997. № 34.

Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека //СЗРФ. 1999. № 13. Ст. 1489.

Ануфриев Л. Иностранные юридические лица: правовое положение в России // Российская юстиция. 1997. № 2

Кучер А.н. Договорная дееспособность в праве Англии и США //Вестник московского университета. 1997. № 5.

Макарова Я. О круге субъектов международного частного права //Вестник МГУ. Сер. 6. Право. 1990.

Нешатаева Т.; Павлова Н. Иностранные предприниматели и международное частное право //Закон 1998. № 7.

Никитин Е. Статус беженцев и вынужденных переселенцев //Российская юстиция 1996. № 9. С. 25.

Павлова Н.В. Юридический статус иностранного лица //ВВАС 1999. № 10. С. 90.


[1] Сборник международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. М. 1996, с. 102-121.

[2] Бюллетень международных договоров, 1995, № 2.

[3] СЗ РФ. 1995. № 45. Ст. 4238.

[4] Ведомости Верховного Совета СССР, 1954, № 12.

[5] Там же. 1969, № 25.

[6] Ведомости Верховного Совета СССР, 1954, № 12.

[7] Ануфриева Л. Иностранные физические лица: правовое положение в России // Российская юстиция, 1997, №6-7.

[8] СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3032.

[9] Конституция Российской Федерации. М.: 1993.

[10] Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. 1998. № 1. С. 20-25.

[11] Собрание законодательства РФ. 1999. № 28. Ст. 3493.

[12] Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. С. 18; 2001. № 26. Ст. 2579.

[13] Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. 1995. № 12; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. № 25.

[14] Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. 1996. № 2; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. № 25.

[15] Внешнеэкономическая деятельность: международное частное право и российское законодательство. Сборник нормативных документов. М., 1997. С. 708 - 723.

[16] Лукашук И. И. Международное право. Общая часть. М., 1997. С. 217.

[17] Кстати, это не означает отсутствия правосудия. Заинтересованные лица могут беспрепятственно обратиться с требованиями к государству в суды и другие правоприменительные органы этого государства. Как уже говорилось, в таком случае вопрос об иммунитете не возникает. И наконец, можно обратиться к своему правительству для воздействия на иностранное государство по дипломатическим каналам.

[18] Нельзя не отметить, что доктрина «акта государства» была достаточно полно сформулирована в американской судебной практике (классическим выражением этой доктрины считается решение Верховного суда США 1897 г. American Journal of International Law. 1965. Vol. 59. N 1. Р. 98; 360), но в последствии она подверглась различным ограничениям, в частности, на основе закона об иностранной помощи 1964 г. До сих пор она сохраняет свое действие, хотя ее применение обосновывается не столько правовыми, сколько политическими соображениями. International and Comparative Law Quarterly. 1965. Vol. 14, pt. 2. P. 490.

[19] Дмитриева Г. К, Филимонова М. В. Международное частное право... С. 94.

[20] Международное частное право. Краткий курс/Под ред. Н.И. Марышевой.-М., 2001. С 92-93.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий