регистрация / вход

Финансовые кризисы и их причины

Экономика Российской Федерации в предкризисный период. Состояние экономики США в период кризиса, банкротство банков и кризис ликвидности. История мировых кризисов: самые крупные финансовые кризисы ХХ века. Россия в системе мирохозяйственных связей.

Филиал РГГУ в г. Великий Новгород

ФИНАНСОВЫЕ КРИЗИСЫ И ИХ ПРИЧИНЫ

Курсовая работа по дисциплине «Финансы»

Великий Новгород 2009


Введение

Кризисные события, наблюдавшиеся в американской финансовой системе во второй половине 2008г. и отразившиеся во многих странах, были столь масштабными, а меры регуляторов по стабилизации ситуации – столь беспрецедентными, что это позволяет в принципе поставить под сомнение эффективность американской финансовой модели капитализма и ее жизнеспособность в условиях глобального рынка. Ряду ключевых основ финансовой системы был фактически причинен невосполнимый ущерб, а сама она, будучи не в состоянии функционировать в прежнем виде, была частично национализирована или поставлена под государственный контроль. При этом кризис еще далек от своего завершения, и чрезвычайные меры обеспечат лишь временную стабилизацию, не ликвидировав фундаментальных причин породивших его проблем.[1]

Мировой финансовый кризис в самом разгаре. Во что он выльется для мировой экономики, для России, США или Китая, можно только догадываться. Сценариев много — какие-то более оптимистичны, какие-то менее. Одно не подлежит сомнению: мировая финансовая и экономическая система, существующая до настоящего времени, свои ресурсы исчерпала и неизбежно уйдет в историю. И кризис, который перекинулся уже с финансового сектора на «реальные» отрасли мировой экономики, далеко вышел за пределы обычной коррекции, после которой система продолжает функционировать в прежнем режиме. И чем больше времени займет смена модели, тем болезненней будут последствия.

Российская экономика и российские власти входят в нынешний финансовый кризис после длительного периода очень высокого экономического роста, когда в обществе и в экономике сформировалась "привычка к успеху" — ожидание, что условия ведения бизнеса и уровень жизни будут улучшаться, несмотря ни на что. Пересмотр этих ожиданий уже сам по себе создаст достаточное напряжение, тем более что в течение второй половины 2007 — первой половины 2008гг. власти активно убеждали население в том, что Россию расширяющийся глобальный кризис не затронет. [2] Сегодня настал период осознания новой реальности, и перед властями стоит задача сформулировать и реализовать пакет мер, которые позволят российской экономике пройти через кризис с наименьшими потерями, и, по возможности, подготовится к тому, чтобы совершить мощный экономический рывок, как только ситуация это позволит.

Поэтому данная курсовая работа представляет собой обзор экономической ситуации, в которой находится наше государство в период мирового финансового кризиса.

Целью написания работы явилось исследование всех негативных тенденций, имевших место в российской экономике, выяснение причин мирового финансового кризиса, а также экономическая политика российского правительства во время кризиса.

Работа состоит из нескольких частей, в первой части освещены предшествующие кризису события, а также выявлены основные факторы, явившиеся причинами возникновения и углубления кризиса. Вторая часть представляет собой обзор ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики, сложившейся в России в условиях мирового катаклизма. Далее в работе приводится меры, применяемые правительством РФ, для поддержания российской экономики во время кризиса.

При написании работы было использовано большое количество российской периодической литературы, в том числе такие журналы: «Вопросы экономика», «Рынок ценных бумаг», а также материалы печатных и интернет версий российских газет,


1. Экономика Российской Федерации в предкризисный период

Успехи российской экономики за последние несколько лет были связаны не только с благоприятной сырьевой конъюнктурой, но и с тем, что, оставив «за бортом» советы «зарубежных» наблюдателей, страна стала проводить собственный курс, в котором главную роль играет государство.

Политика «стерилизации» была продолжена, однако при этом росли иностранные активы и стабилизационный фонд, стремительно увеличивались денежная масса, уровень монетизации экономики, государственные расходы и активы банковской системы.

Еще не так давно многие эксперты высказывали мнение, что приоритетом для российского правительства является поддержка высоких темпов экономического роста. Сейчас акценты изменились, и госчиновники вынуждены перейти к политике «таргетирования инфляции» — влияния на инфляцию посредством комплексного управления процентными ставками, валютным курсом, денежным предложением.

После летней финансовой «лихорадки» уже осенью 2007 года банковский сектор продемонстрировал нехватку ликвидности. Тогда из-за определенной зависимости российской финансовой системы от внешних займов темпы роста активов банковской системы с 40% упали почти в два раза — примерно до 24%. Несмотря на то, что в целом этот показатель за 2007 год за счет вливаний средств госкорпораций составил 44% (практически столько же, сколько в 2006 году), прежние темпы роста активов не восстановили..

Кредитную активность отечественных банков пока не останавливает ни повышение резервных требований, ни увеличение ставки рефинансирования, ни относительный дефицит ресурсов. Очевидно, спрос на кредиты в активно развивающейся российской экономике (рост за 4 месяца 2008 года — около 8,3%) достаточно высок. Но темпы роста пассивов по-прежнему низки: при среднем росте за последние два года около 40%.

Согласно «денежному правилу» Милтона Фридмена, денежная масса в нормально развивающейся экономике должна расти. По мнению председателя ЦБ РФ Сергея Игнатьева, прирост денежной массы в 2008 году может быть около 30-35% (в 2007 году — 47,5%).

Пока такое развитие событий в определенной мере допустимо – рост кредитования идет за счет внутренних возможностей банков, однако скоро этот запас будет исчерпан. Излишнее сокращение денежного предложения, если тенденция не изменится, может вызвать снижение уровня ликвидности в банковской системе, темпов кредитования и экономического роста. В свою очередь, это будет снижать возможности роста предложения, что как раз и является причиной стимуляции инфляции спроса в РФ. Кроме того, адекватное региональное развитие по-прежнему будет требовать активной денежной политики и роста госрасходов.

Инфляционные импульсы, вызванные ростом цен на продовольствие и энергоносители, а также ослаблением доллара, носят глобальный характер. Усиление монетарных методов борьбы с инфляцией в текущих экономических контурах не может иметь решающего значения. Конечно, в разумных пределах можно использовать и их, однако центр тяжести должен находиться именно в сфере роста товарного предложения – промышленного и сельскохозяйственного.

Чтобы достичь успеха в борьбе с инфляцией, страна должна перейти к принципиальной другой экономической модели – той самой инновационной экономике, о которой говорилось в плане Путина-Медведева. Целью денежной политики должна быть не только борьба с инфляцией, но и обеспечение приоритета ориентиров стратегии 2020 года — поддержки необходимого денежного предложения и уровня ликвидности в банковской системе, обеспечивающего темп роста экономики не менее 8-10% в год.

Общенациональная стратегия развития была представлена еще Владимиром Путиным. Однако создается впечатление, что государственная машина, до этого активно набиравшая «обороты», словно «замерла» в ожидании. Экономическая «романтика» выступлений Путина и Медведева сменилась обычной повседневной «рутиной». Скорее всего, ряд элит не устраивает план модернизации России, неминуемо подразумевающий серьезную перестройку государства и общества

Сейчас в России строится крупнейшая «нефтегазовая» экономика, которая будет ключевым игроком на мировом рынке. Тот же внутренний рынок, который мог быть для отечественных сырьевых компаний гораздо более прибыльным (но не за счет роста тарифов, а за счет роста объемов), пока далек от своих потенциальных возможностей. Его нужно развивать, и тогда все будет совсем по-другому.

Экономика развивающихся, особенно имеющих слабо освоенную территорию стран, требует массированного роста государственных расходов, направленных на развитие инфраструктуры, а также «накачки» денежной массы, необходимой для оживления экономики — пусть даже ценой умеренной инфляции. В то же время, следует избегать другой крайности – избыточных инвестиций в неэффективные проекты, безусловно порождающих инфляцию. Наиболее рациональная стратегия заключается в гибком использовании как либеральных экономических ценностей, так и кейнсианского подхода.

Нынешний экономический рост России базируется на высоких доходах от экспорта сырья — не только нефти, но и газа, металлов, леса, удобрений, зерна. Сырьевые отрасли получают возможность наращивать объем инвестиций, что, в свою очередь, подстегивает рост в машиностроении и промышленном строительстве.

Другим бенефициаром высоких цен на сырье является государство: изымая сверхприбыль из нефтянки, оно имеет возможность наращивать расходы бюджета (в 2007 году они выросли по сравнению с 2006-м в полтора раза) и направлять в отрасли, нуждающиеся в госфинансировании, — в частности, здравоохранение, образование и ВПК.

Кроме того, серьезный импульс к развитию вследствие большого притока валюты и ревальвации рубля получает банковский сектор, который растет столь высокими темпами, что ЦБ начал беспокоиться. Выигрывает и строительство, поскольку значительная часть сырьевых денег инвестируется в недвижимость. Ну и, естественно, торговля и связь – отрасли, прибыль которых напрямую связана с ростом доходов населения, обусловленного ростом бюджетных расходов и развитием целого ряда отраслей.

Отрицательным моментом подобной модели экономического развития является деградация отраслей, ориентированных на конечный потребительский спрос. Они не могут конкурировать с импортом из-за дорогого рубля и растущей стоимости рабочей силы. В результате практически весь прирост доходов населения удовлетворяется за счет импорта, который растет фантастическими темпами – 40% в год.

То есть нынешняя модель экономического роста закрепляет сложившуюся структуру российской экономики: развитые сырьевая отрасль, тяжелое машиностроение, металлургия, ВПК при слабых отраслях, работающих на удовлетворение конечного потребительского спроса. Такая структура экономики сложилась в России еще в конце XIX века и за более чем столетие претерпела немного изменений. Просто роль сельского хозяйства отошла нефтянке.

Конечно, эта структура не очень устойчива, и при изменении цен на экспортируемое сырье экономика начинает подвергаться значительным рискам. Однако именно благодаря подобной модели экономического роста России удавалось поддерживать военный паритет со странами, чьи экономики значительно превосходили по своим размерам российскую. Благодаря тому, что в российской экономике доля отраслей, необходимых для победы в войне, всегда была выше, чем на Западе, в абсолютных значениях отставание России от Европы и США всегда было незначительным. Так Россия исторически оптимизировала имеющиеся в ее распоряжении ресурсы.


2. Причины кризиса

2.1 Экономика США в период кризиса

Экономика «мыльных пузырей», которая росла все эти годы, начала давать сбои в 2006 году, когда начали снижаться цены на недвижимость в США. Тогда лишь немногие могли предположить, что это станет той последней каплей, которая запустит цепную реакцию, последовательного обрушения целых секторов мировых финансов.

Утверждение многочисленных теоретиков от экономики о том, что США на сегодняшний день являют собой единственную страну, окончательно построившую постиндустриальную экономику, вполне справедливо. Далее, как правило, следуют рассуждения о технологическом лидерстве, «виртуализации» экономики, опережающем росте сферы услуг и выводе производственных мощностей в третьи страны.

Если отвлечься от всего этого, можно с уверенностью утверждать, что главное, что делает экономику Америки не просто самой крупной и технологически развитой, но и качественно отличной от всех прочих, — это та роль, которую выполняет доллар в мировой финансовой системе.

Статус монопольного эмитента валюты, обеспечивающей львиную долю международных расчетов, валюты, которая до сих пор составляет основу резервов центробанков всех без исключения стран, — главное конкурентное преимущество США в гонке за глобальное экономическое лидерство. Соответственно и американская «постинду-стриальность» выражается в простой схеме, описанной обозревателем «The Wall Street Journal* Дэвидом Уэсселом: США «производят» доллары, на которые покупают во всем мире все необходимое, а потом эти же доллары в виде инвестиций возвращаются на родину. Именно так он интерпретирует тот факт, что к исходу прошлого века Америка стала крупнейшим в мире конечным потребителем, с одной стороны, товаров и услуг, с другой — инвестиционных ресурсов. Именно иностранные инвестиции позволяют США потреблять гораздо больше, чем производить.

К началу этого века разрыв — торговый дефицит — достиг фантастической суммы полтриллиона долларов в год, а в этом году, по прогнозам, составит почти 700 млрд долл.

В какой-то степени американская экономика даже оказывает миру услугу, потребляя все больше и больше: стабильный рост экспорта в США является источником роста для огромного количества европейских и азиатских компаний. Специализируясь на потреблении, американцы развивают мировую экономику, как бы парадоксально это ни звучало.

Правила игры приняты практически всеми, остальными странами, которые активно скупают доллары, наращивая свои золотовалютные резервы, чтобы не допустить укрепления национальной валюты и стимулировать таким образом экспортеров.

Кроме того, как показал опыт азиатского кризиса 1997 года, резервы могут пригодиться для того, чтобы не допустить обвала национальной валюты в случае атаки международных спекулянтов. По данным Всемирного банка, на начало этого года резервы только у ЦБ развивающихся стран составили 1,6 трлн долл., причем 70% номинированы в долларах, всего же в резервах ЦБ накоплено уже 3,4 трлн долл., или 14% мирового ВВП (для сравнения: всего 10 лет назад совокупные резервы не превышали 4% мирового ВВП). По мнению аналитиков из Merrill Lynch, для обеспечения стабильности валютных курсов хватило бы и вдвое меньшей суммы. Вся эта огромная масса долларов вложена в низкодоходные американские казначейские облигации либо лежит на банковских депозитах. Помимо центральных банков американскую экономику активно финансируют и частные инвесторы.

Главную угрозу для подобного рода системы представляет тот факт, что сильная национальная валюта оказывает депрессивное влияние на экспортные отрасли, углубляя проблему торгового дефицита. Впрочем, этот механизм вполне способен существовать и даже расти достаточно долго при соблюдении целого ряда ограничений. Прежде всего, темпы роста рефинансирования торгового дефицита за счет иностранных инвестиций не должны существенно превышать темпов роста мировой экономики. Кроме того, финансовые власти США должны неукоснительно придерживаться политики сильного доллара, а американская экономика — быть существенно крупнее и стабильнее, чем любая другая.

Администрация Клинтона, очевидно, это понимала и вела весьма сбалансированную финансовую и денежную политику, результатом которой, в частности, стал профицит бюджета.

Неоценимую помощь денежным властям оказал и рынок акций компаний «новой экономики»: классическая «пирамида» где первые, кто понял, в чем правила игры (и успел спастись бегством, как только запахло жареным), получили фантастические прибыли, а последние из вложившихся потеряли все. «Новая экономика» стерилизовала триллионы долларов, которые в конечном итоге развеялись как утренний туман, словно их и не было.

Подобно тому как кризис 1998 года пошел на пользу российской экономике, «топка» интернет-компаний, в которой на рубеже тысячелетий сгорели «лишние» доллары, несколько оздоровила мировые финансы. Правда, если российское правительство, наученное горьким опытом, некоторое время придерживалось довольно жесткой финансовой политики, верстая бюджет с профицитом, наращивая валютные резервы и пополняя сначала финансовый резерв, а потом и Стабилизационный фонд, администрация Джорджа Буша-младшего попыталась совместить сокращение налогов с наращиванием бюджетных расходов. В результате бюджетный профицит немедленно обернулся дефицитом, который в прошлом году составил 412,5 млрд долл. Зато экономика США вышла из рецессии.

Чтобы еще больше подстегнуть экономический рост, Федеральная резервная система предприняла беспрецедентную серию понижений ставок, наводняя рынок дешевыми долларами. Подобное положение вещей не могло не вызвать обеспокоенности инвесторов. Масла в огонь регулярно начал подливать Всемирный банк, с каждым годом все жестче критикуя безответственную политику американской администрации, которая может привести к непредсказуемым последствиям. Многие, включая самый авторитетный российский деловой еженедельник «Эксперт», стали склоняться к мысли, что главный ничем не обеспеченный «мыльный пузырь» это американский доллар. И этот «пузырь» рано или поздно лопнет, обрушив доллар, а заодно и все мировые финансы. На первый взгляд, прогноз этот пока так и не сбылся. Ряд статей «Эксперта» объясняют это двумя причинами: во-первых, адекватной замены доллару до настоящего момента попросту не существует, во-вторых, американские власти, будучи не в силах поддержать национальную валюту экономическими методами, занялись «экспортом политической нестабильности».

Пресловутый «экспорт нестабильности» стал катализатором для существенной девальвации доллара. И речь тут идет вовсе не о его ослаблении относительно мировых валют — оно, хоть и с натяжкой, вполне укладывается в рамки долгосрочных колебаний международного валютного рынка. Доллар — а вслед за ним и все валюты, чей курс так или иначе был привязан к доллару (а это практически все без исключения валюты, поскольку денежные власти почти всех стран предпринимают титанические усилия, чтобы не допустить слишком сильного укрепления национальных валют к доллару), — был девальвирован относительно нефти, золота, черных и цветных металлов, недвижимости, акций предприятий.

2.2 Ипотечный кризис

Впервые громко и много о финансовом кризисе заговорили в сентябре 2008 года, когда средства массовой информации начали освещать банкротство одного за другим банков США. Именно эту крупную державу экономисты сегодня считают виновницей всех бед. По мнению экспертов, причина кроется в ипотечном кризисе, возникшем в США вследствие безудержного стремления банков выдать как можно больше жилищных кредитов и получить тем самым огромную прибыль. Стремление – абсолютно естественное, но при этом договора ипотеки заключались зачастую с людьми, чьи финансовые доходы не позволяли совершать регулярные выплаты по кредитам. В итоге, все больше и больше квартир отходило в собственность банков, а покупателей на них оказывалось все меньше и меньше. Результатом этого явились ипотечный кризис и банкротство кредитных организаций, на руках у которых оказались миллиарды долларов неликвидной недвижимости.

Причина повышенного спроса на жилье крылась совсем не в резком росте доходов американцев, а заключалась в доступности ипотеки практически для любого желающего:

· Во-первых, ипотечные кредиты в США как минимум в три раза дешевле российских – средняя стоимость ипотеки за океаном – 5% годовых.

· Во-вторых, недвижимость, находящуюся в залоге, по законам США можно продавать без каких-либо ограничений.

· И, в-третьих, ипотечные программы в США предусматривают очень гибкие условия возврата заемных средств, когда первые несколько лет выплаты по кредитам так малы, что практически любая семья может позволить себе такие расходы, и только спустя некоторое время размеры платежей значительно увеличиваются и становятся для некоторых непосильными.

Таким образом, создавалась некая иллюзия невероятной доступности жилья, ведь обычно люди стараются не задумываться над проблемами, которые могут возникнуть через пару-тройку лет. Поэтому ситуация в США сложилась так, что большая доля недвижимости оказалась в subprime-секторе, т.е. в собственности заемщиков, не имеющих финансовой возможности расплачиваться за нее или даже и не собиравшихся погашать кредиты полностью. Усугубило положение дел и то, что ипотечные банки предъявляли крайне низкие требования к финансовой состоятельности потенциальных заемщиков либо же прилагали минимум усилий для того, чтобы ее проверить. Экономический кризис во многом обязан своим появлением желанием американских банков выдать как можно больше кредитов, не особо задумываясь о кредитосопособности заемщиков.

3.2 Банкротство банков

В конце 2006 – начале 2007 годов стали очевидны проблемы в секторе ипотечного кредитования, начали свое снижение цены на недвижимость. Возможно ситуация не оказалась бы столь катастрофичной, если бы не ипотечные облигации США – один из главных фондовых инструментов страны, считавшихся до недавнего времени наиболее надежным и обеспеченным активом. Примерно две трети жилищных закладных в США конвертировались в ипотечные облигации и продавались крупнейшим финансовым институтам, в результате чего банки могли быстро вернуть себе деньги (чтобы опять же выдавать ипотечные кредиты), а облигации начинали обращаться на фондовом рынке и покупаться различными компаниями и корпорациями. Но как только ипотека в США столкнулась с критической цифрой невозврата кредитов, ипотечные облигации резко упали в цене, а их держатели столкнулись с огромными убытками.

Хроника развития мирового экономического кризиса в США и Европе проходила по очень схожему сценарию, а любое событие за океаном сразу находило отклик и в европейских странах, поскольку экономики США и Запада в наибольшей степени взаимосвязаны между собой, а также велико число международных финансовых институтов.

Список пострадавших от операций в subprime-секторе в июне 2007 года открыла компания Bear Stern. Следующие весточки экономического кризиса поступили в июле уже из Европы. В Германии сразу три организации объявили о размере своего участия в ипотечном кредитовании США и о снижении прогнозов годовой прибыли. Первым об этом сообщил немецкий банк IKB, инвестировавший в недвижимость США. Следом за ним о размере своих инвестиций заявили банковский концерн Commerzbank и международный холдинг Allianz. За август месяц этот список пополнили еще несколько организаций, в числе которых 3 инвестиционных фонда Германии, а также банки WestLB и Postbank. За ними следуют банк земли Саксония и дублинское коммерческое товарищество банка Ormond Quay. В числе пострадавших оказались и всемирно известный Deutsche Bank, а также Morgan Stanley и Lehman Brothers. Проблемы не обошли стороной и их многочисленных партнеров. Президенты и управляющие некоторых финансовых организаций покидают свои посты.

3.3 Кризис ликвидности

С августом 2007 года связывают начало мирового кризиса ликвидности. Рынок межбанковского кредитования к этому времени становится обездвиженным в связи со слухами о финансовых потерях банков, поэтому мировые Центральные Банки вынуждены самостоятельно его поддерживать, и всего за несколько дней размер их вливаний составляет более 300 миллиардов евро.

К сентябрю 2007 года в США уже примерно 50 ипотечных институтов прекращают свою работу. Финансовый кризис налицо, а вместе с ним - и рост безработицы, особенно в секторе строительства. В это время в Европе происходит первый массовый наплыв в банк вкладчиков, желающих вернуть свои сбережения обратно. Этим банком оказывается британский Nothern Rock.

Октябрь и ноябрь добавляют в список потерпевших американский банк Merrill Lynch, специализировавшийся на ипотеке. Несут убытки и другие крупнейшие банки: в США – Citigroup, в Европе – HSBC (Великобритания). О мировом экономическом кризисе уже говорят все ведущие финансисты и представители правительств.

В декабре правительство Соединенных Штатов разрабатывает пакет антикризисных мер и отдает на проверку рейтинговым агентствам кредитные бумаги на сумму 100 миллиардов долларов. Но экономический кризис не перестает набирать обороты, продолжая расти с каждым днем, распространяясь на остальные секторы экономики. Вслед за Америкой страх перед мировым экономическим кризисом разрастается в Европе, не остается ни одной страны, не затронутой кризисом.

В начале 2008 года банки один за другим продолжают списывать потери и увеличивать их размеры в последующие месяцы. Цифры убытков достигают невероятных, невиданных за всю историю существования банков значений. Многие банки оказывают поддержку друг другу, но со временем начинает выясняться, что средств не хватает. Так, в феврале месяце KfW – немецкий государственный банк, оказавший в свое время поддержку IKB, больше не способен предоставлять необходимые второму миллиарды евро. IKB – ключевой для Германии банк, поэтому недостающие суммы финансовых средств планируется возмещать из государственного бюджета за счет налогоплательщиков. А для британского Northern Rock единственным выходом становится национализация.

Больше остальных от экономического кризиса пострадали крупнейшие мировые банки. В частности, проблемы в американском Citigroup приводят в июле 2008 года к продаже немецкого Citibank. Покупателем становится Credit Mutuel, который сразу занимает большую долю немецкого рынка банковских услуг благодаря широкой клиентской базе Citibank.

На протяжении всей первой половины 2008 года акции банков США и Европы не прекращают падать в цене, снижается стоимость акций американских агентств, работающих с ипотекой - Freddie Mac и Fannie Mae, которые решено национализировать в сентябре 2008-го. Кроме этого правительство США собирается получить право на выкуп у банков всех обесценившихся ипотечных облигаций.

15 сентября 2008 года ознаменовался сразу несколькими потрясениями, ставшими мощными катализаторами мирового экономического кризиса: Lehman Brothers объявляет о своем банкротстве, Bank of America Corp поглощает Merrill Lynch, а также падает рейтинг American International Group (AIG) – крупнейшего в мире страховщика, который испытывает острую необходимость в финансовых средствах из-за убытков, понесенных по ипотеке. Эти события вызывают стремительный «эффект домино», выразившийся в волне банкротств, слияний и поглощений как в США, так и в Европе. И, наконец, мировой экономический кризис доходит до России.

О начале кризисных явлений в экономике России заговорили еще в феврале 2008 года, когда Центробанк признал существование определенных проблем с ликвидностью у отечественных банков. В то же время начинается спад на фондовом рынке, а большинство инвесторов обращают свой взгляд на рынок недвижимости, в результате чего рост цен на жилье ускоряется и прекращается только в мае. К этому моменту индексы РТС и ММВБ начинают свой стремительный спад. Далее следуют разногласия между Россией и Европой по поводу менеджмента в совместных энергетических компаниях, масла в огонь добавляет грузино-осетинский конфликт в августе. Все эти события в итоге приводят к оттоку иностранного капитала и снижению объемов экспорта.

Но точкой отсчета настоящего экономического кризиса в России считается именно 16 сентября 2008 года, получившее название «черного вторника», последовавшего за событиями предыдущего дня в США. Из-за падения биржевых индексов торги на фондовом рынке прекращаются. И хотя в последующие дни наблюдается рост индексов, биржа находится в ситуации полной неопределенности.

Первой российской жертвой экономического кризиса становится инвестиционный банк «КИТ Финанс», имеющий неисполненных обязательств по сделкам репо по разным оценкам на сумму 6-10 миллиардов рублей. За ним следуют Связь-банк, Собинбанк, Глобэкс. От полного банкротства их спасает только продажа. Покупателями становятся РЖД и АЛРОСА, ВЭБ, т.е. структуры, приближенные к государству. Правительству приходится распаковать золотовалютные резервы страны, только за сентябрь-октябрь они уменьшаются на 100 миллиардов долларов.

Акции банков и компаний под негативным воздействием экономического кризиса снижаются стремительно, начинаются массовые увольнения в связи с необходимостью сокращать издержки. Список российских банков и организаций, нуждающихся в государственной помощи, растет практически с каждым днем. Но Правительство обращает внимание только на системообразующие и ключевые для страны компании. В декабре 2008 года публикуется список 295 компаний разных отраслей промышленности, которым будет оказана финансовая поддержка в случае тяжелого положения из-за экономического кризиса.

В целом, 2008 год Россия завершает с неутешительными показателями, а 2009 год, со слов вице-премьера А.Кудрина, будет для нашей страны «худшим за последние 10 лет».

Мировой финансовый кризис обнажил механизмы взаимозависимости финансовых систем разных стран, все оказались повязаны. Рецессия в США спровоцировала сначала кризис ликвидности в России, т.к. российские компании зависели от иностранных кредитов. Затем родился «кризис недоверия» (так экономисты окрестили нежелание банков давать ссуды) между банками, а потом проблемы перекинулись на реальный сектор экономики, поскольку большинство его отраслей работает в кредит. По большому счету именно недостаток доверия явился в советской экономике причиной общего кризиса всей системы. Государство не доверяло производителям, не доверяло рыночной системе хозяйствования, старалось планировать все и вся.

Министр экономического развития Эльвира Набиуллина считает, что действующая модели российской экономики и есть причина, приведшая к кризису в России. Экономика России строилась на высоких ценах на нефть и на доступности дешевых длинных денег для российских банков и предприятий за границей, в результате развивалась крайне однобоко. Страна стала зависеть от экспорта всего нескольких сырьевых секторов экономики. При этом отечественный финансовый сектор развивался плохо.[3]

И это, действительно так, ведь именно изъятие сверхдоходов нефтяных компаний – при помощи НДПИ и экспортных пошлин – в пользу государственной казны позволили России за последние четыре года накопить третьи в мире. Но в результате кризиса с середины осени цены на нефть пошли вниз, и государство осталось без главного источника доходов – нефтедолларов, а международные резервы в условиях мирового финансового катаклизма, постепенно истощаются.

Совокупность вышеперечисленных причин привела Россию к тому, что сложилась непростая ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики,


3. История мировых кризисов - самые крупные финансовые кризисы ХХ века

Истории известно немало мировых кризисов: всеобъемлющих или затрагивающих узкий круг стран, затяжных и менее продолжительных – их причины, как правило, всегда различны, а последствия – на редкость схожи. Кризисные явления накладывают отпечаток не только на экономику стран, но и на человеческие судьбы, превращая многих людей (иногда даже самых обеспеченных) в нищих буквально за день.

ХХ век был богат на мировые экономические кризисы. Немалую роль в этом сыграли Первая и Вторая мировые войны, в ходе которых финансовые рынки стран превратились в «руины», подобно городам после бомбардировок...

Финансовый кризис 1907 года

Череду кризисов ХХ века открывает кризис 1907 года, затронувший 9 стран. Причины его – сугубо экономические, выраженные в увеличении Банком Англии учетной ставки до 6% с первоначальных 3,5%. Целью таких действий Великобритании было желание пополнить свои резервы золота. Приток капитала в страну оказался просто невероятным, основным его источником стали США. Соответственно в самих Соединенных Штатах это привело к негативным последствиям: краху фондового рынка, снижению деловой активности, кризису ликвидности и затяжной рецессии экономики. Данные события не замедлили отразиться на Италии, Франции и некоторых других странах.

Мировой кризис 1914 года

Мировой финансовый кризис 1914 года возник в преддверии Первой мировой войны. Его причиной стала полная распродажа ценных бумаг, выпущенных иностранными эмитентами. Денежные ресурсы требовались государствам для финансирования происходящих военных действий, и США, Великобритания, Германия, Франция и некоторые другие страны без раздумий продавали имевшиеся у них ценные бумаги. Данный мировой кризис, пожалуй, единственный из всех не развивался по «принципу домино», а возник в большинстве стран практически в одно и то же время. Мировые и национальные рынки товаров и денег потерпели крах. В ряде стран ситуация была спасена благодаря вмешательству со стороны Центральных банков.

Завершилась Первая мировая война также кризисом 1920-1922 годов, вызванного послевоенной дефляцией на фоне экономической рецессии, а также валютными и банковскими кризисами в ряде стран.

1929-1933 годы – Великая депрессия

«Черных» дней в истории кризисов немало, и большая часть из них связана с США. Именно с «черного четверга» 24 октября 1929 года начался следующий мировой кризис, обернувшейся великой депрессией, отразившейся на всем мире. Началось все с резкого падения индекса Доу Джонса и курсов акций на Нью-Йоркском фондовом рынке. После окончания Первой мировой войны экономика США переживала небывалый подъем, а рынок ценных бумаг стал привлекательной площадкой для инвестирования средств со стороны других государств, что вызвало отток капитала из стран Латинской Америки и Европы. Обвал на фондовой бирже на фоне ужесточения монетарной политики ФРС США привел к множественным фондовым кризисам по всему миру. За этим незамедлительно последовал спад производства во всех странах, затронутых кризисом, в среднем на половину, и как следствие – огромных масштабов безработица. В условиях господствия системы «золотого стандарта» власти многих государств не могли производить необходимые денежные вливания в экономику, что только усугубляло ситуацию. Кризис властвовал по миру до 1933 года, а его отголоски ощущались вплоть до 40-х годов прошлого века.

Кризис 1957 года

После окончания Второй мировой войны первым кризисом, охватившим сразу несколько стран, стал кризис 1957 года. Поразил он США, Канаду, Великобританию, Нидерланды, Бельгию и ряд других стран капиталистической системы. Продолжался кризис до середины 1958 года.

Нефтяной кризис 1973-1974 годов

Кризис 1973-1974 годов получил название нефтяного, поскольку его причиной стал резкий и беспрецедентный рост цен на нефть, которые увеличились почти на 400% (с 3 до 12 долларов за баррель). Частично причиной такого явления было уменьшение объемов добычи нефти в арабских странах, частично – война Израиля против Сирии и Египта. Все страны-союзники Израиля (в том числе и США) перестали получать поставки нефти от арабских стран. В ходе кризиса четко обнажилась зависимость экономики развитых стран от цен на энергоносители.

1987 год

И вновь на долю США выпадает черный день – «черный понедельник» 19 октября 1987 года, когда происходит очередной крах фондового рынка страны за счет резкого падения индекса Dow Jones Industrial на 22,6%. Вслед за США рухнули и фондовые рынки Канады, Австралии, Южной Кореи, Гонконга.

Далее следовала череда более локализованных кризисов: в 1994-1995 годах – Мексиканский кризис, в 1997 году – Азиатский кризис и в 1998 году Российский кризис.

Кризис 1998 года оказался для России одним из самых трудных за всю историю. Девальвация, дефолт… Причины кризиса лежали в огромном размере государственного долга, низком уровне цен на сырье в мире, а также в большой задолженности государства по погашению ГКО, сроки по которым уже прошли.


4. Россия в системе мирохозяйственных связей в условиях мирового финансово-экономического кризиса

Современный мировой финансово-экономический кризис, проявлений которого не избежала и Россия, заставляет во многом по-новому взглянуть на место и роль нашей страны в системе мирохозяйственных связей конца первого десятилетия XXI века, реально оценить стоящие перед ней угрозы и те перспективы, на которые Россия может рассчитывать. В утвержденной Президентом РФ в мае 2009 г. «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.» в экономической области поставлены весьма амбициозные задачи вхождения России в среднесрочной перспективе в число пяти стран—лидеров по объему ВВП, а также достижения необходимого уровня национальной безопасности в экономической и технологической сферах. При этом подчеркивается, что обеспечение национальной безопасности за счет экономического роста должно быть достигнуто «путем развития национальной инновационной системы, повышения производительности труда, освоения новых ресурсных источников, модернизации приоритетных секторов национальной экономики, совершенствования банковской системы, финансового сектора услуг и межбюджетных отношений в Российской Федерации». В качестве главных стратегических рисков и угроз национальной безопасности в экономической сфере на долгосрочную перспективу рассматриваются «сохранение экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики, снижение конкурентоспособности и высокая зависимость ее важнейших сфер от внешнеэкономической конъюнктуры, потеря контроля над национальными ресурсами, ухудшение состояния сырьевой базы промышленности и энергетики, неравномерное развитие регионов и прогрессирующая трудонедостаточность, низкая устойчивость и защищенность национальной финансовой системы, сохранение условий для коррупции и криминализации хозяйственно-финансовых отношений, а также незаконной миграции». В числе имеющихся в данной области проблем в «Стратегии...» отмечается и недостаточная эффективность государственного регулирования национальной экономики, снижение темпов экономического роста, появление дефицита торгового и платежного баланса, сокращение доходных статей бюджета, что может привести к замедлению перехода к инновационному развитию, последующему накоплению социальных проблем в стране[4] .

На рубеже конца 1990-х — начала 2000 гг. в экономической жизни России произошел кардинальный, существенный поворот. Прекратился экономический спад, негативные последствия которого были усилены августовским дефолтом 1998 г., и начался достаточно динамичный экономический рост. Резко возросли масштабы российского экспорта и внешнеторгового сальдо, практически была решена проблема суверенного внешнего долга страны. При этом фактором, оказавшим существенное воздействие на экономическое развитие России, явился резкий рост мировых цен на основные товары российского экспорта.

То, что произошло в 1999—2007 гг. во внешнеэкономической сфере РФ, некоторые исследователи определяют как российское внешнеэкономическое «чудо». Однако это «чудо» явилось результатом собственных усилий России лишь в незначительной мере - его корни лежат в существенных изменениях в конъюнктуре на мировых товарных рынках, в позитивных для России изменениях в условиях торговли. К большому сожалению, наша страна воспользовалась этими принесенными извне «дарами» далеко не в полной степени. Огромные по российским масштабам валютные поступления от экспорта не были направлены на качественные структурые изменения в российской экономике и, как результат, в российском экспорте. Наступивший вослед этим «тучным» годам мировой финансово-экономический кризис требует серьезного и глубокого переосмысления того, что происходило в экономике России в 1999-2008 гг. Как отмечает Ю. Болдырев, встает вопрос: «Чем было предшествующее сравнительно благополучное десятилетие — временем развития или деградации? Временем вложения всех сил и ресурсов в будущее или почивания на удачной конъюнктуре нефтяных цен?».[5]

Характерно при этом, что у части руководства страны и российского бизнеса сложилось во многом иллюзорное впечатление о «рукотворности» наших успехов во внешнеэкономической сфере и в определенной степени проявилось успокоение, близкое к бездействию. В результате были явно недоиспользованы возможности качественных структурных преобразований в экономике страны, укрепления и роста научно-технического потенциала страны, а также интеллектуального потенциала, база которого формируется прежде всего в образовательной сфере страны. Начавшийся в 2008 г. мировой финансово-экономический кризис, в который очень быстро оказалась втянутой и Россия, в полной мере подтвердил тупиковый характер той модели развития внешнеэкономических связей, которая реализовалась в 1999-2008 гг.

Анализ не только внешнеэкономической политики, но внешнеэкономической «идеологии» России в рассматриваемый период позволяет, к сожалению, констатировать, что она не отличалась ясностью, определенностью, фундаментальным долгосрочным стратегическим подходом и по существу была ориентирована на достижение ограниченного круга основных целей. Одна из них сводилась к решению вопросов переговорного процесса по вступлению в ВТО (в значительной мере в отрыве от решения аналогичных проблем другими странами СНГ). При этом явно незначительное внимание уделялось другим весьма существенным направлениям внешнеэкономической политики - прежде всего вопросам взаимоотношений в рамках СНГ и с Европейским союзом, а также проблемам содействия отечественному высокотехнологичному экспорту (в том числе и экспорту высокотехнологичных услуг) и его прогрессивной диверсификации. Другой реальной целью на практике было повышение максимальной фискальной отдачи от резко возрастающего по своим абсолютным масштабам отечественного экспорта, определяющей причиной которого стал конъюнктурный рост цен на традиционные товары экспорта России. (Достаточно отметить, что даже в 2008 г., когда со второй половины года начали резко падать цены на основные товары российского экспорта, таможенные поступления составляли 3,5 трлн руб., или 38% доходной части федерального бюджета[6] . При этом резко возросшие валютные поступления в значительной мере не использовались как инвестиционный ресурс внутри страны, а размещались за рубежом. Результаты такого рода политики отчетливо проявляются во многих отраслях экономики России, где зависимость от импорта становится критической (например, по продуктам питания, в фармацевтике. Уже состоявшееся к апрелю 2009 г. падение рубля к доллару практически в полтора раза поставило значительную часть населения страны в очень тяжелое положение.

В сфере внешнеэкономической политики к настоящему времени утрачена и не восстановлена необходимая комплексность и системность в деятельности соответствующих государственных органов страны, а также на уровне субъектов РФ. В условиях нарастания в стране финансово-экономического кризиса, обострения социально-экономических проблем и попыток со стороны федерального центра решать их на селективной, избирательной основе вполне возможным становится усиление противоречий между центром и регионами и даже усиление сепаратистских тенденций.

По оценкам Фонда информационных технологий и инноваций (Information Technology and Innovation Foundation — ITIF), независимой организации, базирующейся в Вашингтоне, в рейтинге инновационности экономик 40 стран Европы, Азии и Северной Америки Россия заняла лишь 35-е место (при этом наиболее низкими позициями оказались степень развитости бизнес-среды нашей страны (30-е место), активность научных публикаций (33-е место), активность венчурного инвестирования (28-е место), показатель «электронное правительство и климат для бизнеса» (38-е место), развитие широкополюсного доступа и инвестиции в инновации (34-е место)[7] . Как показывает Б.Н. Кузык, к настоящему времени по уровню развития высоких технологий Россия откатилась, по самым скромным оценкам, на 10-15 лет назад, а по некоторым направлениям — даже на 20 лет. Если судить по некоторым интегральным показателям, то доля машиностроительной продукции в экспорте России опустилась до уровня чуть выше 5%, а вклад научно-технического фактора в прирост ВВП составляет менее 10%. При этом доля России на мировых рынках высоких технологий едва достигает 0,2-0,3%. Как обоснованно отмечает автор, «если Россия уйдет с высокотехнологичного мирового рынка со своими 6-9 млрд долл., то, в принципе, этого никто не заметит»[8] .

Обладая формально статусом промышленной державы, Российская Федерация на практике стала экспортером весьма ограниченного круга товаров: три вида энергоносителей - нефть, нефтепродукты и природный газ обеспечивали в 2007 г. 62—63% всего экспорта товаров против 40% в 1994 г. и 45% в 1997 г. На 5 основных экспортных позиций приходилось 2/3 всех продаж, на 10 ведущих позиций, где представлены энергоносители, металлы, драгоценные камни и круглый лес, приходится суммарного товарного экспорта. При этом из экспорта «вымывается» продукция с высокой степенью обработки, где на нее за вычетом поставок вооружений (на 7 млрд долл. в 2007 г.) приходится лишь около 2%.

В данной ситуации Россия весьма зависима от негативных изменений в мировой конъюнктуре, при этом примитивная структура российского экспорта и его слабая географическая диверсифицированность резко ограничивают возможности для маневрирования во внешнеэкономической области (и как результат - во внешней политике в целом).

Несмотря на внешнюю привлекательность термина «ведущая энергетическая держава мира», реальная практика такова, что Россия все больше превращается в топливно-сырьевой придаток ведущих стран мира. Учитывая то, что основную часть мирового дохода получают именно страны, концентрирующие у себя производство продукции с наибольшей добавленной стоимостью, в долгосрочном плане потери России становятся очевидными.

После периода 1999-2001 гг., когда после августовского финансового кризиса 1998 г. произошло четырехкратное падение курса рубля к доллару, появились экономические основания и надежды существенного роста импортозамещения на внутреннем рынке, в последние годы импорт вновь растет очень динамично, а самое главное - в своей динамике его рост оказывается выше, чем рост ВВП России.

На низком уровне по настоящее время остается роль России в международной торговле услугами (несмотря на рост российского экспорта в ее отдельных секторах). В 2008 г. Россия переместилась с 25-го на 22-е место среди ведущих стран-экспортеров коммерческих услуг, увеличив свою долю с 1,2% до 1,3%. Развитие современных высокотехнологичных услуг и их экспорт продолжают оставаться одними из наиболее слабых мест российской экономики. Мировой финансово-экономический кризис обостряет имеющиеся здесь проблемы.

В стране слабо развита система защиты информации и прав интеллектуальной собственности, в результате чего продолжается процесс «откачки» российских научных разработок, которые не оформляются соответствующим образом и оказываются юридически не защищенными. При этом нередки факты оформления на них патентов за рубежом, когда отечественные научные разработки становятся объектами иностранной интеллектуальной собственности.

Наконец, необходимо определиться с реальными или мнимыми участниками интеграционного процесса на экономическом пространстве СНГ.

Здесь сегодня есть явные примеры выхода отдельных стран из состава СНГ (Грузия после агрессии в Южной Осетии и активного противодействия со стороны России в августе 2008 г. вышла из состава СНГ). Но есть и примеры фактической имитации сотрудничества в рамках СНГ при активном стремлении вхождения в ЕС и НАТО (современное руководство Украины). Как представляется, не отвергая в широком контексте сотрудничества в рамках СНГ в целом, Россия наиболее активно должна взаимодействовать с действительно заинтересованными в интеграционных связях странами СНГ (прежде всего страны — члены ЕврАзЭС, особенно Белоруссия и Казахстан).

В этом контексте можно только приветствовать принятое в июне 2009 г. решение о том, что три страны - члены Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана будут вступать в ВТО одновременно (что, кстати, не противоречит действующим в рамках ВТО положениям о поощрении создания зон свободной торговли и региональных таможенных союзов). Конечно, при этом возникает много новых вопросов, касающихся реальной практики переговорного процесса по вступлению в ВТО, но сам этот шаг представляется вполне оправданным. (Достаточно вспомнить в связи с этим опыт вступления в ВТО в 1998 г. Киргизии, которая продолжала оставаться членом ЕврАзЭС, но ее сепаратное членство в ВТО создало немало проблем для действительно интеграционного взаимодействия указанных государств).

В реальной экономической практике в настоящее время Россия остается одной из наиболее дискриминируемых в сфере международной торговли стран мира. При этом против нашей страны используется широкий спектр различных ограничений и торгово-политических барьеров. Достаточно отметить, что из общего числа возбужденных странами - членами ВТО в отношении отечественной продукции антидемпинговых расследований в период с 1995 г. по середину 2007 г. более чем в 82% случаев были приняты ограничительные меры, тогда как в мировой экономике в целом введением конкретных мер завершилось лишь 64,5% расследований, для Китая - 72%, для Индии и Республики Корея — 60%.[9]

В числе мер, которые российская сторона должна предпринять для решения указанных проблем, должна быть как активизация позиции самих отечественных фирм-экспортеров, так и целенаправленная последовательная политика государства по поддержке отечественного бизнеса. В том числе должны стать более активными и средства экономической дипломатии, которые в 1990-е г. явно недоиспользовались. Вступление в ВТО в решении данных проблем было бы позитивным шагом.

В 2000-2008 гг. при дефицитности инвестиций в российскую экономику профициты бюджета и платежного баланса направлялись как «избыточная ликвидность» за рубеж в доллары США, фунты стерлингов, евро. Эти средства вкладывались с высокими рисками (50-60% резервов Банка России были номинированы в падающих долларах, более 20% направлялись на финансирование ипотечного рынка США, значительная часть - на покрытие дефицитов бюджетов США и еврозоны). Летом 2008 г. валютные резервы России были в 4 раза больше резервов США и Великобритании вместе взятых, были равны резервам всех государств зоны евро.

Для того чтобы решить свои проблемы с инвестициями, крупнейшие российские корпорации и банки стали наращивать свои долговые обязательства в тех же самых валютах. В конце 2007 г. индикатор «Внешний долг банков и корпораций/Денежная масса России» составлял более 70%. Кроме этого, в Россию вливались горячие деньги нерезидентов (одна треть сделок на рынке акций ММВБ в 2007 г.[10] ).

Действительно, если судить по данным текущего платежного баланса 2008 г., то выплаты российских компаний и банков иностранным кредиторам в первом квартале 2008 г. (то есть еще до начала кризиса) оценивались в 35,9 млрд долл., из которых 31,2 млрд долл. приходилось на выплату основного долга и 4,7 млрд долл. - на процентные платежи. И выплаты эти нарастают. Но фактом становится резкий рост нестабильности на мировых финансовых рынках, что ограничивает доступ к кредитным ресурсам. Понятно, что российские компании и банки сталкиваются с нарастающими трудностями при рефинансировании своей задолженности.

Проблема эта (о которой предупреждали многие отечественные ученые уже два-три года назад) приобретает все большие масштабы. Если суверенный государственный долг России к середине 2008 г. удалось резко сократить, и масштабы его невелики (38,9 млрд долл. на 1 июля 2008 г.), то в диаметрально противоположном направлении изменяются долговые обязательства российских корпораций и банков.

К началу мирового финансово-экономического кризиса Россия обладала значительными между-народными резервами (597,5 млрд долл. на 8 августа 2008 г.), которые превышали на указанный период внешний долг. К 20 марта 2009 г. международные резервы России в результате направления их на антикризисные меры сократились уже до 385,3 млрд долл.[11] , указанное соотношение уже не выглядит столь благоприятным, и очевидно, что в перспективе данная проблема будет осложняться.

Что касается финансового рынка России, то, оставаясь открытым, он должен действительно играть конструктивную роль в экономическом развитии страны и стимулировать - всей своей «архитектурой», налоговым устройством -прямые иностранные инвестиции, приносящие инновации во всех своих аспектах в экономику нашей страны. Необходимо создавать эффективные барьеры для «горячих» денег, дестабилизирующих рынки. Необходимо создавать стимулы для эффективной работы капитала на экономическом пространстве СНГ. Необходимо активнее работать в данной сфере с постиндустриальными азиатскими странами, государствами Ближнего Востока, латиноамериканскими странами. Не реализовав программу действий по росту конкурентоспособности всего финансового рынка страны, нельзя решить очень амбициозную и важную задачу создания международного финансового центра в Москве. Вместе с тем в перспективе эта задача остается одной из важнейших составляющих действительного укрепления позиций России в мирохозяйственной сфере.

В настоящее время правительством России реализуется программа антикризисных мер, на которые уже направлены 1,400 млрд руб., а в целом, с учетом эффекта от снижения налогов, средств Центрального банка, Фонда национального благосостояния, других источников -3 трлн руб.[12] . Однако в долгосрочной перспективе это должны быть не только и не просто антикризисные «спасательные» меры, а действенные меры послекризисного постиндустриального развития, в основу которых должны быть положены точно определенные национальные интересы нашей страны. Для дальнейшего развития внешнеэкономических связей России это имеет существенное значение.


Заключение

Кризис! Сегодня это слово звучит повсюду.

По-древнегречески это слово означает «поворотный момент». Точку, после которой вещи не могли оставаться прежними.

В экономике кризис проявляется:

· В значительном спаде производства;

· В нарушении сложившихся производственных связей;

· В банкротстве предприятий;

· В росте безработицы;

Результатом экономического кризиса становится снижение жизненного уровня населения и уменьшение реального валового национального продукта.

Мировой экономический кризис, тлевший еще с начала века, благодаря тому, что причины кризиса старательно замалчивались, а его далеко идущие последствия не оценивались как серьезные, постепенно перерос в финансовый кризис в России.

Пришел кризис к нам как всегда «неожиданно», и правительство как всегда, «эффективно» начало спешно реанимировать находящуюся в предынфарктном состоянии экономику нашего государства. Несмотря на это, финансовый кризис в России все-таки привел страну на грань экономического шока, ввергнув в состояние растерянности простых граждан, не успевших адаптироваться к новым реалиям.

Мировой кризис стал главной темой выпусков новостей, а старушки резко изменили приоритеты с обсуждения поведения соседских подростков в пользу фундаментального анализа причины кризиса в России.

Российская экономика критически втянута в мировую экономику, причем на базе неоколониального разделения труда -на такой специфической (рентной) модели преодолеть кризис сложно, не говоря уже о каких-то задачах создания инновационной экономики.

Для нового, посткризисного цикла в мировой экономике будут характерны низкие темпы роста в сочетании со стагнацией. Такой «замедленный рост», на наш взгляд, обусловлен тем, что энергичные государственные меры ведущих экономических держав неизбежно прерывают естественное протекание кризиса на низшей фазе стагнации, деформируют разрешение противоречий, загоняют их «вглубь».

В результате далеко не все противоречия разрешаются через кризис, они «загоняются» в структуры национальных экономических систем. И соответственно, будут оказывать угнетающее воздействие на динамику посткризисного развития. Поэтому после завершения нынешнего кризиса не следует ждать «эпохи сверхвысоких цен на нефть». Этот уровень — очень хороший, дающий возможность аккумулировать достаточные финансовые ресурсы. Но возврата к совершенно необоснованно высоким доходам не предвидится (100-150 долл. за баррель), во всяком случае до 2015 года, когда начнется новый цикл мировой деловой активности. Соответственно, крупных финансовых источников роста в прежних формах у государства не будет. Это надо учитывать сегодня, не выбрасывая в пользу большого бизнеса ресурсы стабилизационного фонда. Не следует при этом забывать, что эти ресурсы - народное достояние.

Вся система финансово-экономического управления должна быть полностью реформирована таким образом, чтобы правительство могло обеспечить контроль и регулирование на всей огромной территории страны: во-первых, контроль над деятельностью всех без исключения органов власти и управления. Во-вторых, контроль над всеми экономическими агентами, пресекая попытки местных властей использовать ситуацию к своей выгоде. Такой контроль сегодня отсутствует и поэтому население отчаянно страдает.

При этом надо понять одну очевидную для всех истину, что никаких «саморегулирующихся организаций» в природе не существует; что только государство может создать конкурентную среду, которую при этом непрерывно следует регулировать. В противном случае происходит то самое, что произошло с Fannie и Freddy в Америке, в результате банкротства которых развернулся мировой финансово-экономический кризис.

Принятая правительством программа действий по минимизации последствий кризиса в России, по оздоровлению банковской системы и поддержке отдельных секторов экономики, уже действует, и главное – необходимо реализовать эти меры полностью, промедление не допустимо. Надо прежде всего пробить образовавшиеся в экономике финансовые тромбы, так, чтобы выделенные средства дошли до конечных получателей.

Масштабы антикризисных мер, принимаемых в российской экономике в настоящее время, соизмеримы с реализуемыми в других странах. И есть надежда, что меры оперативной антикризисной поддержки в сочетании с целенаправленной и системной политикой по созданию необходимых структурных основ на самом рынке, выведут нашу страну из кризиса с наименьшими потерями.

Сейчас появляется уникальная (по историческим меркам) возможность сформировать качественно иные подходы и механизмы, которые могут обеспечить устойчивое развитие России в условиях затяжной глобальной нестабильности, усиливая ее международные позиции и превращая ее в один из важных центров экономического и политического влияния в мире. Эту возможность необходимо использовать.


Список использованных источников и литературы

1. А. Смирнов. Катастрофический рост. ИА «Росбалт 2008-07-10 http://www.rosbalt.ru

2. Олег Маслов, «Мировой кризис начала ХХI века в высказываниях современников», // от 29.01.2008 /http://www.polit.nnov.ru/2008/01/29/crisisalarm/

3. О. Митяев «Мировой кризис: точка преодоления для России» //РИА Новости от 21.11.2008// http://www.rian.ru/crisis_review

4. безопасности РФ до 2020г. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009г. №537//Российская газета,2009,19мая, с.15.

5. Болдырев Юрий. Итоги года, пяти лет, десяти, пятнадцати..//Литературная газета, 2008,17-23 декабря, №51, с. 2.

6. Россия в мировом рейтинге инновационности //БИКИ, 2009, № 30, 17 марта, с. 14—15.

7. Б. Н. Кузык. Инновационное развитие России: сценарный подход. Научный доклад. Научная сессия РАН 16-17 декабря 2008 г. - М., 2009, с. 4.

8. Спартак А.Н. Развитие внешнеэкономической деятельности России в новом десятилетии: достижения и нарастающие проблемы //БИКИ, 2008, 1 апреля, № 37, с. 4-5.

9. Миркин Я. Манифест после кризиса // Российская газета. - М., 1 октября 2008 г.

10. М. Ершов «Мировой финансовый кризис: причины и последствия» // «Вопросы экономики», 2008г, № 12.

11. М.Екатерина, «Экономическая политика российского правительства во время кризиса: принципы, приоритеты и шаги» // «Рынок ценных бумаг», № 22 (373) 2008

12. «Сбербанк прекращает сорить долларами» // Газета «Коммерсантъ» № 236 от 25.12.2008

13. «А. Филлипов, А. Булдыгеров «Столичное качество жизни и рецепты от кризиса» // «Хабаровское городское самоуправление» №11-12 ноябрь 2008г

14. Сайт РИА Новости // http://www.rian.ru/crisis_news.

15. Болдырев Ю. Проекция глобального кризиса на Россию: что делать государству и «простому человеку»?/Ю. Болдырев// Российский экономический журнал.-2008, № 7/8,с. 3-15-ISSN 0130-9757

16. Малофиева Е. Экономическая политика российского правительства во время кризиса: принципы, приоритеты и шаги/ Е. Малофеева// Рынок ценных бумаг.-2008.№ 22. с. 28-30.

17. Воднев Д.


[1] М. Ершов «Мировой финансовый кризис: причины и последствия» // «Вопросы экономики», № 12, 2008г.

[2] М.Екатерина, «Экономическая политика российского правительства во время кризиса: принципы, приоритеты и шаги» // «Рынок ценных бумаг», № 22 (373) 2008

[3] О. Митяев «Мировой кризис: точка преодоления для России» //РИА Новости от 21.11.2008// http://www.rian.ru/crisis_review

[4] Стратегия национальной безопасности РФ до 2020г. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009г. №537//Российская газета,2009,19мая, с.15.

[5] Болдырев Юрий. Итоги года, пяти лет, десяти, пятнадцати..//Литературная газета, 2008,17-23 декабря, №51, с. 2.

[6] Российская газета, 2009, 11 июня, с. 2.

[7] См.: Россия в мировом рейтинге инновационности //БИКИ, 2009, № 30, 17 марта, с. 14—15.

[8] Б. Н. Кузык. Инновационное развитие России: сценарный подход. Научный доклад. Научная сессия РАН 16-17 декабря 2008 г. - М., 2009, с. 4.

[9] БИКИ, 2008, 1 апреля, № 37, с. 8.

[10] Миркин Я. Манифест после кризиса // Российская газета. - М., 1 октября 2008 г.

[11] Коммерсантъ, 2009, 27 марта, с. 2.

[12] Известия, 2009, 7 апреля, № 58, с. 2.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий