регистрация / вход

История арабо-израильского экономического противостояния

Цели арабского экономического бойкота, провозглашенного в 1945 г. Роль палестинского восстания 1987 г. и кризиса в Персидском заливе на американо-арабские и арабо-израильские отношения. Главные последствия арабского бойкота для израильской экономики.

Реферат

История арабо-израильского экономического противостояния

Первоначальной целью арабского экономического бойкота, провозглашенного Лигой арабских государств в декабре 1945 г. и вступившего в силу 1 января 1946 г., признавался «подрыв еврейского сектора экономики путем саботирования торговых отношений с ним». В некоторых источниках, посвященных исследованию данного вопроса, встречаются также следующие определения задач бойкота: «предотвращение создания еврейского государства на территории Палестины»; позднее – «экономический коллапс государства Израиль в качестве доказательства его нежизнеспособности» и т.п. В дальнейшем содержание бойкота приобрело более конкретные формы, включив в себя запрет на пользование Суэцким каналом (вплоть до 1979 г.) судам, принадлежащим Израилю либо перевозящим груз израильского происхождения; внесение в «черный список» фирм, сотрудничающих с Израилем и т.п. В вышедшей в 1961 г. книге «Основные положения арабского бойкота» он подавался в качестве защитной меры, принятой странами-членами Лиги арабских государств в целях обеспечения экономической безопасности региона.В начале 70-х гг. одной из основных задач бойкота было объявлено восстановление «статус-кво» на оккупированных Израилем арабских территориях.

Сразу же после вступления в силу резолюции ЛАГ о бойкоте Еврейское Агентство направило протест в Организацию Объединенных Наций, в котором отмечалось, что действия Лиги арабских государств противоречат основным принципам ООН и являются неправомерными. Несмотря на то, что арабский экономический бойкот в отношении Израиля не был одобрен Генеральной Ассамблеей, тем не менее в феврале 1946 г. ЛАГ приступила к формированию специального Комитета по бойкоту со штаб-квартирой в Каире. В задачи комитета входила разработка мер по обеспечению выполнения положений Резолюции 1945 г., среди которых, в частности, было введение строгих ограничений на импорт продукции еврейского сектора Палестины и на экспорт товаров, необходимых для развития израильской промышленности. Происхождение товаров планировалось контролировать путем внедрения системы сертификации и импортных лицензий.

Вскоре отдельными арабскими государствами была выработана закрепленная законодательством процедура, запрещающая ввоз израильской продукции, и определен порядок санкций, применимых к нарушителям положений о бойкоте. Так, в Сирии они могли быть подвержены (в зависимости от степени «неподчинения» и др.) различным видам наказаний, начиная от штрафа с последующим внесением в «черный список» и заканчивая тюремным заключением. В Ливане, к примеру, возможный срок заключения составлял 15 лет при первичном нарушении Положения о бойкоте, а при повторном мог быть увеличен вплоть до пожизненного.

Основными формами бойкота Израиля являлся отказ от прямого сотрудничества с ним (так называемый «первостепенный» бойкот) стран-членов Лиги арабских государств, призывавших и другие страны присоединиться к бойкоту («второстепенный» бойкот). Помимо этого, ЛАГ наложила запрет на инвестиции в израильскую экономику и всячески пыталась создать как можно больше препятствий на пути импорта Израилем сырья из стран региона. В «черный список» организации вносились, в том числе, и западные компании, сотрудничающие с Израилем.

К середине 50-х гг. арабский экономический бойкот превратился в отлаженный механизм. В 1954 г. ЛАГ был одобрен Закон об экономическом бойкоте Израиля, в котором были уточнены некоторые положения резолюции 1945 г., касающиеся содержания бойкота. Помимо запрета на непосредственные торговые контакты с Израилем, благодаря чему, по мнению представителей стран-членов Лиги, он, лишившись ближайших рынков сбыта местной продукции и закупки сырья, будет вынужден осуществлять торговлю на менее выгодных для него условиях. В этих же целях, а также в целях «урезания» сотрудничества Израиля и его торговых партнеров правительствам арабских государств предписывалось отказывать иностранным фирмам, торгующим с Израилем или имеющим там представительства своих компаний, в установлении и поддержании деловых связей; а администрациям морских и аэропортов было отдано распоряжение о недопущении пребывания иностранных морских и воздушных судов, следовавших через Израиль, на территории стран-членов ЛАГ.

Как известно, Израилю все же удавалось несколько ослабить действие арабского экономического бойкота в отношении него путем налаживания торговли через третьи страны, а именно – через Кипр, Грецию и Турцию. Не отказывали в поддержке и страны Запада – в первую очередь, США, Великобритания, Франция, страны Бенилюкса и др., в разное время принявшие антибойкотное законодательство.

Шестидневная война 1967 г. несколько ослабила влияние арабского бойкота, поскольку Израиль смог воспользоваться рынкамиоккупированных территорий Западного берега р. Иордан и Сектора Газы – как в качестве рынка сбыта израильских товаров, так и в качестве источника трудовых ресурсов и производственных площадей для выпуска израильской продукции, предназначавшейся для дальнейшего вывоза в страны Персидского залива. Помимо этого, в результате вступления в силу «политики открытых мостов» между Восточным и Западным берегом р. Иордан Израиль получил возможность импортировать некоторые виды сырья (в частности, кожу и зерновые) по ценам, более выгодным, нежели на мировых рынках.

Нефтяной кризис 1973 г. привел к быстрому накоплению валютных средств на счетах арабских государств-экспортеров нефти, следовательно, к расширению торговли с западными странами и росту числа инвестиционных проектов. В этот же период усиливается т.н. «второстепенный» бойкот Израиля. В феврале 1975 г. Лига арабских государств одобрила резолюцию об ужесточении мер по реализации бойкота. Был опубликован очередной «черный список», на этот раз включавший в себя 14 всемирно известных банков Великобритании, США, Бельгии, Франции, Германии, Швейцарии и Канады, и введен запрет финансовым учреждениям арабских государств на осуществление операций с ними6 . К концу 70-х гг. в «черном списке» ЛАГ находилось порядка 2 тыс. западноевропейских компаний.

При этом следует заметить, что даже в «период расцвета» политики арабского бойкота Израиля далеко не все члены ЛАГ в полной мере выполняли предписания Лиги. До конца 70-х гг. Алжир, Марокко, Мавритания, Сомали, Судан и Тунис осуществляли в отношении Израиля лишь «первостепенный» бойкот, в то время как Ирак, Иордания, Йемен, Катар, Кувейт, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Саудовская Аравия и Сирия соблюдали его на всех уровнях – по крайней мере, официально. Иордания, как уже было сказано, с 1967 г. вела торговлю с Израилем в соответствии с политикой «открытых мостов», а после 1975 г. к ней присоединился и Ливан. Что касается прочих исламских стран (либо тех, где имеется влиятельное исламское меньшинство), арабский экономический бойкот поддерживали Бангладеш, Индия, Мали, Пакистан и Уганда.

Подписание в сентябре 1978 г. Кэмп-Дэвидских соглашений между Израилем и Египтом и последующее заключение мирного договора в марте 1979 г. повлекло за собой отказ египетской стороны от дальнейшего участия в арабском экономическом бойкоте Израиля, официально закрепленный правительством Египта в феврале 1980 г.

В ответ на действия последнего на саммите арабских государств, проходившем в марте 1979 г. в Багдаде, было предложено применить экономические санкции в отношении теперь уже бывшего участника арабского бойкота и внести в «черный список» египетские компании, ведущие торговлю с Израилем. Решение саммита было претворено в жизнь и осуществлялось вплоть до вторичного принятия Египта в члены Лиги арабских государств в 1988 г.

Ввод израильских войск на территорию Ливана в 1982 г. придал новый импульс политике бойкота, поскольку многие западные державы включились в него уже без какого-либо давления со стороны арабских государств, а лишь только в знак протеста против агрессивных действий Израиля. В результате к 1987 г. 48 стран, 22 из которых являлись членами ЛАГ, так или иначе участвовали в экономическом бойкотировании Израиля. Среди присоединившихся к санкциям оказались Афганистан, Албания, Бразилия, Китай, Куба, Вьетнам, Тайвань и другие, а также страны Восточноевропейского блока.

Палестинское восстание 1987 г. еще более усугубило противостояние Израиля и арабских государств. На встрече представителей стран-членов ЛАГ в июле 1989 г. в Дамаске вновь обсуждались вопросы ограничения торговли Израиля с арабскими государствами через третьи страны. С началом массовой иммиграции в Израиль в конце 80-х – начале 90-х гг. граждан из СССР Лигой было принято решение о применении санкций в отношении организаций и компаний, оказывающих содействие новым репатриантам, включая транспортные фирмы, а также предприятия-поставщики строительных материалов для будущих поселений иммигрантов.

Разразившийся в начале 90-х гг. кризис в Персидском заливе оказал значительное влияние на американо-арабские и арабо-израильские отношения.

Соединенные Штаты потребовали от арабских государств отмены бойкота Израиля, что, однако, не помешало странам-членам ЛАГ во время очередной встречи весной 1991 г. в Дамаске принять решение о расширении «черного списка» компаний, сотрудничающих с Израилем, еще на 110 пунктов.

Тем не менее мирный процесс на Ближнем Востоке вступил в очередную фазу, что позволило Израилю при посредничестве Соединенных Штатов добиться некоторого ослабления действия арабского экономического бойкота. В июле 1991 г. Совет сотрудничества государств Персидского залива принял решение о разрешении поставок Израилю нефтепродуктов. Власти Кувейта заявили о прекращении в отношении Израиля действия «второстепенного» бойкота, по крайней мере, в сфере сотрудничества с американскими компаниями. В ходе встречи представителей США и Саудовской Аравии было высказано намерение последней отказаться от бойкотирования израильской продукции при условии прекращения строительства новых поселений на палестинских территориях. Похожие заявления поступили от представителей Объединенных Арабских Эмиратов и Омана.

В феврале 1993 г. шесть государств Персидского залива – Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия – пришли к соглашению о значительном сокращении числа западных компаний, прежде внесенных в «черный список». При этом, согласно информации Департамента внешней торговли США, Кувейт и Саудовская Аравия, несмотря на сделанные ранее заявления, продолжали вести политику «второстепенного» бойкота. Так, до 50% ограничений на осуществление экспортно-импортных операций с Израилем и странами, сотрудничающими с ним, исходило от указанных двух государств, правительства которых вместе с прочими членами Лиги арабских государств заявляли, что действие арабского экономического бойкота может быть приостановлено только в случае соблюдения гражданских прав палестинцев. И лишь после подписания в сентябре 1993 г. израильско-палестинской Декларации о принципах сотрудничества вышеупомянутые шесть государств Персидского залива подтвердили свое решение о прекращении «косвенного» бойкотирования Израиля.

27 октября 1994 г. Иордания и Израиль подписали мирный договор, предусматривающий установление и поддержание полновесных экономических и политических отношений между двумя странами. Год спустя иорданский парламент большинством голосов (из 80 его членов 51 проголосовал «за», 21 – «против», 8 не голосовали вообще) отменил действие законодательства о бойкотировании Израиля. В дальнейшем примеру Иордании последовал Оман, в январе 1996 г. отменивший действие «первостепенного» бойкота; годом позже – Катар. Таким образом, к концу 90-х гг. 14 арабских государств (включая, кроме уже упомянутых, Марокко, Мавританию и др.) встали на путь установления полноценных экономических отношений с Израилем. Среди стран, продолжавших вести рестрикционную политику в отношении последнего, оставались Сирия, Ливан, Ирак, Судан и Ливия.

Попытки оценить эффективность арабского бойкота в отношении Израиля предпринимались неоднократно как в течение практически 50 лет его действия, так и после. Если брать в расчет первоначальные задачи бойкота (см. начало раздела), касающиеся недопущения создания, а позднее – ликвидации молодого государства Израиль, становится очевидным полный провал данной политики. Если рассматривать эффективность бойкота как способность его инициаторов осуществлять объявленные санкции, а также как возможность страны, против которой они направлены, теми или иными способами преодолевать их, то в этом случае ясно, что Израилю, несмотря на многочисленные призывы Лиги арабских государств к третьим странам присоединиться к бойкоту, путем переговоров с ведущими западными державами и рядом других стран все же удавалось вести торговлю с различными государствами, включая членов Лиги арабских государств-инициаторов бойкота против Израиля.

Так, израильские товары успешно экспортировались на рынки арабских государств через Кипр, Турцию и Грецию; после 1967 г. – через Иорданию; после 1975 г. – через Ливан, а после подписания в 1979 г. мирного договора с Египтом и отмены в 1980 г. «первостепенного» бойкота Израиля – через территорию Египта. По данным «TimeMagazine», в 1968 г. объем экспорта израильской продукции через Иорданию составлял 10,4 млн. долл., в 1971 г. – 20 млн. долл., а десятилетие спустя – уже 75,2 млн. долл. Значительная часть вывозимойтаким образом продукции поставлялась затем в Ливан и страны Персидского залива, что дало повод Сирии заявить об отказе закупать товарыу Иордании, мотивируя это тем, что они на самом деле произведены в Израиле, либо с использованием израильских комплектующих.

С 1975 г. Израиль открыл для себя новый канал сбыта собственной продукции в Сирию и другие арабские страны – через Южный Ливан. К началу 80-х гг. объем транзитной торговли в данном направлении составлял порядка 100 млн. долл. ежегодно. Годовые показатели взаимной торговли Израиля и Египта (без учета поставок нефти) после подписания ими мирного договора составляли 2 млн. долл. по официальным каналам и 18 млн. долл. – по неучтенным.

По некоторым данным, ежегодно от 5 до 10% израильского экспорта (в сумме порядка 10 млрд. долл.), представлявшего собой, в основном, поставки продовольствия, текстиля, сельскохозяйственной техники и медикаментов, направлялось в арабские государства. От 10 до 20% поставок сельскохозяйственной техники (главным образом ирригационного оборудования) поступало в Иорданию, Саудовскую Аравию и другие арабские государства.

Ежегодный масштаб торговли Израиля со странами Персидского залива оценивался в начале 80-х гг. в 500 млн. долл.

К началу 90-х гг. экспорт Израиля в арабские страны достиг, по разным оценкам, 0,5 млрд. долл. – 1 млрд. долл., или 5–10% всего израильского экспорта. По данным МИД Катара, в 1996 г. Израиль вывез в страны Персидского залива через Кипр продукции на сумму 2 млрд. долл.

Немаловажным фактором роста числа поставок израильской продукции арабским странам являлось то, что, будучи привлекательной по соотношению цена-качество, сельскохозяйственная и промышленная продукция Израиля могла быть доставлена в достаточно сжатые сроки и по сравнительно низкой стоимости. В то же время экспорт арабских стран в Израиль оставался незначительным. Единственным исключением из этого правила являлись поставки египетской нефти в 1979–1989 гг., оценивавшиеся в 3,9 млрд. долл.

Таким образом, нельзя однозначно утверждать, что арабский экономический бойкот нанес существенный ущерб израильской экономике. Более того, некоторые исследователи данного феномена считают, что в какой-то степени введение санкций в отношении Израиля пошло тому на пользу, если учесть, что ввиду сложностей экспорта национальной продукции в соседние страны и в государства ЛАГ и узости внутреннего рынка Израиль был вынужден искать возможности сбыта своей продукции главным образом в странах Западной Европы и Северной Америки. Это, с одной стороны, вело к удорожанию израильских товаров и отрицательно сказывалось на его конкурентоспособности, но с другой – ориентация на насыщенные западные рынки заставляла постепенно повышать требования к внутренним стандартам производства, в результате чего страна могла только выиграть. Арабские же государства, поддерживающие политику бойкота в отношении Израиля, понесли более значимые потери как из-за «утраты» перспективного торгового партнера, так и в связи с сокращением контактов с компаниями западных стран из-за их отказа присоединиться к осуществлению санкций в отношении Израиля.

Тем не менее с начала 1950-х гг. различными экспертами предпринимались попытки подсчитать возможный ущерб от воздействия арабского бойкота на экономику страны. По информации Федерации торгово-промышленных палат Израиля, за весь срок действия бойкота страна лишилась потенциальных доходов в размере 45 млрд. долл. Согласно западным исследованиям, ежегодные потери Израиля от арабского экономического бойкота составляли от 25–30 до 40 млн. долл.

В середине 70-х гг. министерство иностранных дел Израиля представило собственные расчеты экономических потерь от действия арабского бойкота. В соответствии с опубликованными данными при условии снятия бойкота в 60–70-е гг. Израиль мог бы направлять до 20% своего экспорта в арабские страны, что позитивно сказалось бы на развитии экономик обеих сторон24 .

По оценке министерства финансов, при отсутствии бойкота в отношении Израиля ежегодные показатели экспорта в течение 50–90-х гг. могли быть на 10% выше существующих цифр; при этом экспорт в абсолютном выражении мог приблизиться за эти годы к показателю внешнего долга страны, равного на конец 1992 г. 24 млрд. долл.

Статистика, предоставляемая арабской стороной, также свидетельствует о значительных экономических потерях Израиля в связи с действием бойкота. По сообщению Лиги арабских государств, они составили порядка 100 млрд. долл., что сопоставимо с суммой в 107 млрд. долл., безвозмездно выделенной стране Соединенными Штатами в течение полувека существования Государства Израиль.

Политическая ситуация на Ближнем Востоке, в последнее время по-прежнему оставляющая желать лучшего, не позволяет сделать оптимистический прогноз на будущие взаимоотношения государств региона. С момента нового обострения конфликта между Израилем и Палестиной со стороны отдельных арабских государств вновь зазвучали призывы к бойкоту Израиля. На последнем саммите стран-членов Лиги арабских государств, проходившем в марте 2002 г. в Бейруте, представители ЛАГ вновь потребовали от Израиля признать независимость Палестинского государства. Выразив поддержку Палестинской национальной автономии, участники саммита (среди которых, надо отметить, не наблюдалось единства в вопросах урегулирования нынешнего конфликта), тем не менее, постарались не идти на открытую конфронтацию с Израилем, что внушает определенную надежду на возобладание здравого смысла в будущих политических и экономических отношениях ближневосточных государств.

арабский экономический бойкот израиль

Список источников и литературы

1. Новгородова М. Взаимная торговля Израиля, Палестины и Иордании: прошлое, настоящее, будущее // Ближний Восток и современность. Вып. 9. – М., 2000.

2. Арабо-израильский конфликт в современном измерении. – М., 2009.

3. Политика Западноеевропейских стран и США на Ближнем Востоке. – М., 2010

4. Doxey M. Economic Sanctions and International Enforcement. – L., 1971;

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий