регистрация / вход

Урегулирование политического кризиса на Ближнем Востоке в 1996–1999 гг

Историческое значение мирных соглашений, достигнутых премьером Рабиным и палестинским лидером Я. Арафатом в 1993 году в норвежской столице Осло. Предвыборная кампания Нетаньяху. Итоги выборов в Израиле и их влияние на ситуацию на Ближнем Востоке.

Реферат

Урегулирование политического кризиса

на Ближнем Востоке в 1996 – 1999 гг


В мае 1996 г. в Израиле состоялись парламентские выборы, победу на которых одержала правая партия «Ликуд». Премьер-министром страны стал Б.Нетаньяху, затормозивший мирный процесс.

Политическая звезда бывшего израильского спецназовца, лидера Ликуда, взошла в условиях растущего недовольства избирателей политикой левой партии Авода, победившей на выборах 1992 года. Многим тогда казалось, что лозунг мирного процесса «Мир в обмен на землю», выдвинутый предшественниками Нетаньяху И.Рабиным и Ш.Пересом, – оторванная от жизни красивая фраза. Непрекращающиеся теракты палестинских экстремистов затмили историческое значение мирных соглашений, достигнутых премьером Рабиным и палестинским лидером Я.Арафатом в 1993 году в норвежской столице Осло. Жизнь в Израиле не стала более безопасной. Для правых уступки палестинцам казались вовсе не приемлемыми, а подписавший соглашения Ицхак Рабин заплатил за него жизнью убит 4 ноября 1995 г.), пав жертвой израильского экстремиста И.Амира. Уловив, что больше всего беспокоит его соотечественников, Б.Нетаньяху обещал им в случае прихода к власти исправить ошибки своих предшественников. Он переосмыслил их формулу «Мир в обмен на землю», придав ей более актуальное, с его точки зрения, звучание: «Мир в обмен на безопасность».

Победа далась Б. Нетаньяху с невероятным трудом. Все решили 30 тысяч голосов, позволившие ему одолеть лидера Аводы Ш. Переса. Причем итоги выборов предопределили голоса репатриантов из России – за Нетаньяху проголосовали примерно 65 % русскоязычных израильтян. Примечательно, что те же русские голоса в 1992 г. принесли победу Аводе и привели к власти И.Рабина.

Б. Нетаньяху никогда не скрывал своей крайне жесткой позиции в отношении арабо-израильского урегулирования в целом и его палестинского направления в частности. Здесь уместно привести короткий отрывок из одного интервью Б.Нетаньяху, красноречиво характеризующий его намерения: «Если вас переизберут, вы возобновите мирный процесс? – Мирный процесс будет продолжен, поскольку ни у сирийцев, ни у Арафата нет другого выбора, кроме мира. Для нас же проблема в том, каким будет этот мир. Мы легко можем получить мир, который нас настолько ослабит, что сведет на нет все его преимущества. Левые считают, что чем больший кусок своей страны мы отдадим арабской стороне, тем скорее мы удовлетворим их аппетит. Я же считаю, что чем больше они получат, тем больше у них разыграется аппетит».

Касаясь отношения России к итогам выборов в Израиле и их влияния на ситуацию на Ближнем Востоке, прежде всего мы должны отметить, что в Москве всегда считали выборы в той или иной стране внутренним делом этой страны и уважали любой вердикт, который выносит ее народ. Это полностью относится и к Израилю – такова была официальная российская позиция. В то же время мы хотим отметить, что результаты выборов в Израиле имеют региональную проекцию и влияют на ситуацию на Ближнем Востоке. Поэтому важно, чтобы события в Израиле не вызывали всплеска напряженности в регионе, не давали повода для нагнетания обстановки экстремистами и радикалами любого толка.

Поэтому Россия после израильских выборов подчеркнула, что «ожидает от нового израильского правительства выполнения обязательств, взятых его предшественниками в контексте мирного процесса, а также практических действий нового кабинета для продолжения переговоров по всем направлениям урегулирования». В Москве заявили и о намерении продолжать содействовать достижению исторического примирения между арабами и Израилем и продвигать мирный процесс в соответствии с базисными принципами Мадридской конференции, прежде всего принципом «мир в обмен на землю».

В доказательство этому сразу же после сформирования нового израильского правительства специальный представитель президента России по БВУ, заместитель министра иностранных дел В.В. Посувалюк совершил поездку на Ближний Восток. Основная цель его поездки заключалась в том, чтобы содействовать возобновлению активной работы на всех переговорных направлениях арабо-израильского урегулирования без промедления.

На протяжении всего времени руководства израильским кабинетом Б.Нетаньяху, начиная с лета 1996 г., и кончая его уходом с поста премьера в мае 1999 г., из ближневосточного региона поступали сообщения, свидетельствующие о том, что атмосфера напряженности вокруг арабо-израильского урегулирования сгущалась. «На плечах молодой палестинской автономии продолжал лежать тяжелым бременем установленный по ее периметру блокадный режим. Недовольство палестинцев подогревали шаги по активизации израильской поселенческой деятельности на Западном берегу р. Иордан». Затягивалось решение вопроса о передислокации израильских войск из Хеврона в соответствии с Временным соглашением от 28 сентября 1995 г., застопорилась реализация целого ряда других договоренностей, на неопределенный срок было перенесено возобновление переговоров об окончательном статусе палестинских территорий. Обращали на себя внимание хотя и не крупномасштабные, но чреватые опасными последствиями акции израильских властей, которые влекли за собой изменение де-факто территориально-демографического статуса Восточного Иерусалима. Израильские власти в одностороннем порядке открыли туннель рядом со святыней мусульман – мечетью Аль-Акса. Эти действия встречали понятный протест палестинцев, поскольку противоречили достигнутым договоренностям о том, что такие вопросы, как статус Иерусалима и поселения, необходимо было решать на двусторонней основе на втором этапе переговоров.

На Западном берегу р. Иордан не прекращались столкновения между палестинским населением и израильскими силами безопасности. Несмотря на призывы палестинского руководства сохранять спокойствие, протест палестинцев против строительства еврейского квартала Хар Хома в арабской части Иерусалима привел к рецидивам интифады.

Встречи Я.Арафата с Б.Нетаньяху поначалу вселяли в сложившейся непростой ситуации надежду на возобновление конструктивного диалога между сторонами. 17 января 1997 г. был подписан протокол о передислокации израильских войск в Хевроне, согласно которому под контроль Палестинской администрации перешел один из самых важных для палестинцев городов. Однако в дальнейшем этот протокол не был выполнен передислокация израильских войск в Хевроне не состоялась.

По мнению палестинцев, израильские солдаты проводили фактически кампанию террора против палестинского народа. Как нам представляется, вряд ли имели под собой основание обвинения Израиля в адрес Я.Арафата в том, что чуть ли не он дал «зеленый свет» террористам. Палестинское руководство было заинтересовано в пресечении экстремизма и насилия не меньше, чем израильские власти. В этой связи необходимо отметить, что обеим сторонам необходимо было выполнять все взятые на себя обязательства, включая решение проблем Иерусалима и поселений на переговорах об окончательном статусе палестинских территорий и, разумеется, тех, которые относятся к антитеррористическому взаимодействию. Другого рецепта для выхода из тупика не было и нет. Но конфликтующие стороны самостоятельно не сумели преодолеть разногласия и возобновить переговорный процесс.

Оказывая посреднические усилия с целью налаживания палестино-израильских контактов Россия действовала сразу по нескольким направлениям: вела прямой двусторонний диалог с лидерами конфликтующих сторон; действовала в рамках Организации объединенных наций, как постоянный член СБ ООН; координировала свои усилия со вторым коспонсором США и другими членами международного сообщества.

Для диалога с палестинцами и израильтянами, а также укрепления двустороннего сотрудничества на Ближний Восток неоднократно выезжал глава МИД России Е.М.Примаков. Он посещал Израиль, ПНА, Сирию, Ливан, Египет и Иорданию. Во время первого своего турне (октябрь 1996 г.) он обнародовал российский план выхода из кризиса:

Первый пункт – прекращение насилия на палестинских территориях. Второе и главное условие – необходимость возобновить переговоры, которые находились в застое. Разумеется, переговоры эти надо было начинать не с нуля, а с тех договоренностей, которые уже были достигнуты в ходе мирного процесса на протяжении последних пяти лет, начиная с 1991 г., так как международная практика правопреемства предполагает, что обязательства, принятые одним правительством, автоматически являются обязательными и для последующих правительств. Было отмечено, что одной из причин стагнации мирного процесса являются попытки ревизии мадридского формата и его основополагающего принципа «территории в обмен на мир». Столь же контрпродуктивна была и линия на возобновление переговорного процесса «с чистого листа».

Эти же принципы мирного урегулирования были включены в «Кодекс мира и безопасности на Ближнем Востоке», представленный главой российской дипломатии во время его следующего турне по региону в октябре 1997 г. Кодекс включает следующие элементы:

1) без мирного урегулирования на всех переговорных направлениях ближневосточного мирного процесса не может быть обеспечена прочная и надежная безопасность каждого государства в регионе;

2) национальная безопасность любого государства региона не может быть обеспечена чисто военно-техническими средствами;

3) безопасность одних не может основываться на ущемлении безопасности других, в том числе при урегулировании территориальных споров;

4) с учетом прямой или косвенной вовлеченности в ближневосточный конфликт стран региона, рассматриваемого в широком плане, безопасность сторон конфликта не может быть «замкнута»; необходимо вовлечение в «ближневосточную зону безопасности» Ирана, Турции, Северной Африки, арабских стран Персидского залива, включая Ирак;

5) безопасность стран Ближнего Востока не может базироваться на противостоящих стратегических союзах, группировках с опорой на внешние силы и структуры;

6) международная законность — основа безопасности и стабильности; необходимы приверженность и преемственность в отношении двусторонних и международных договоров и соглашений в области мирного урегулирования ближневосточного конфликта;

7) решительное противодействие всем формам и разновидностям терроризма и экстремизма, какими бы причинами, включая религиозные, они ни мотивировались; мир не должен быть заложником террористов;

8) отказ стран региона от создания и сохранения оружия массового поражения; в итоге — создание зоны, свободной от ОМУ;

9) взаимное сокращение военных бюджетов региональных государств с перераспределением средств на цели развития, включая многостороннее региональное экономическое сотрудничество; мир с соседями дешевле и выгоднее содержания первоклассных армий;

10) безусловное взаимное уважение к уникальному культурному и религиозному наследию каждого народа, свобода вероисповедания для всех конфессий и обеспечение беспрепятственного доступа верующих к святым местам в Иерусалиме и других частях региона;

11) справедливое решение гуманитарных проблем региона, в том числе приемлемое для всех сторон урегулирование проблемы беженцев;

12) развитие регионального экономического сотрудничества, создание интегрированной экономической системы для Ближнего Востока.

Для сближения позиций сторон в регион с посреднической миссией по несколько раз в год ездил В.В. Посувалюк, встречавшийся с Я. Арафатом, Б. Нетаньяху и президентом Израиля Э. Вейцманом, а также другими политическими деятелями.

Москву с визитами посещали и израильтяне и палестинцы, причем каждая из сторон искала поддержку своего видения урегулирования.

20 февраля 1997 г. по итогам официального визита в Россию Я.Арафата было принято совместное российско-палестинское заявление, в котором подчеркивалось, что «стремление палестинцев, поддерживаемое российским коспонсором, добиться в русле переговоров претворения их национальных прав, включая право на самоопределение, не наносит ущерба законным интересам Израиля. Формирование на согласованной основе палестинской государственности призвано стать фактором укрепления взаимной безопасности и добрососедских палестино-израильских отношений».

Я. Арафат обращался к Кремлю за помощью и поддержкой и в октябре 1998 г., когда муниципалитет Иерусалима дал разрешение на создание нового поселения в Рас эль-Амуд – густонаселенном палестинском районе Восточного Иерусалима. Состоялся его официальный визит в Москву, где его принимали президент Б.Н.Ельцин, премьер-министр Е.М.Примаков, министр иностранных дел И.С.Иванов, патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Обмен мнениями подтвердил «наличие прочной основы и широкого взаимопонимания для дальнейшей активной совместной работы в целях расчистки завалов на пути к урегулированию в регионе».

Как известно, президент Ельцин в Москве дважды встречался и с израильским премьером Б.Нетаньяху, министрами иностранных дел Д.Леви, а затем – А. Шароном. Российский лидер выражал им предостережения нашей страны относительно односторонних действий Израиля в отношении Восточного Иерусалима, а именно поселенческого строительства, еще больше обострявшего кризис.

В 1996-1999 гг. состоялось пять заседаний российско-палестинского и российско-израильского рабочих Комитетов по Ближнему Востоку, возглавляемых заместителями министра иностранных дел.

Россия активно действовала и в рамках ООН. 28 сентября 1996 г. СБ ООН принял резолюцию № 1073 в связи с палестино-израильскими столкновениями. Трагические события в Иерусалиме и в зоне палестинского самоуправления, куда вторглись израильские войска, со всей очевидностью вскрыли крайнюю пагубность сохраняющегося застоя в переговорах. На это прежде всего и делала упор резолюция, в разработку которой весьма значительный вклад внесла российская дипломатия. В ней содержался призыв к незамедлительной отмене всех актов, которые обусловили вспышку насилия, и подчеркивалась необходимость безотлагательного возобновления переговоров, причем не с «чистого листа», а на базе выполнения уже достигнутых соглашений. И впоследствии ООН многократно включала в повестку дня своих заседаний тематику мирного процесса.

Свои шаги по урегулированию палестино-израильского противостояния российская дипломатия координировала с американским коспонсором (госсекретарем США У. Кристофером, спецкоординатором США по БВУ Д.Россом), спецэмиссаром Евросоюза по мирному процессу М. Моратиносом, другими авторитетными членами международного сообщества министром иностранных дел Франции Э. де Шареттом, председателем Еврокомиссии Ж. Сантером, премьер-министрами Великобритании Дж. Мейджором, Японии – Р.Хасимото и Канады – Ж. Кретьеном.

Большую обеспокоенность складывающейся ситуацией выражали и арабские лидеры. Среди наиболее примечательных в этом плане политических событий выделяются встречи президентов Сирии Х. Асада, Египта Х. Мубарака и короля Иордании Хусейна и, разумеется, ежегодные саммиты Лиги арабских государств (ЛАГ).

В ноябре 1996 г. в Каире состоялась третья после Касабланки и Аммана конференция по экономическому развитию Ближнего Востока, прошедшая под председательством президента Египта Х. Мубарака и при коспонсорстве России и США. В ней приняли участие представители 78 стран, более 50 международных и региональных организаций, лидеры мирового делового сообщества. В работе конференции участвовали и российские бизнесмены. Позитивный резонанс получило послание председателя правительства России В.С.Черномырдина в адрес форума, а также выступление главы российской делегации, министра экономики РФ Е.Г.Ясина. По сути единодушным на конференции был тезис о том, что БВУ нет разумной альтернативы. Эта мысль нашла свое отражение в принятой по итогам форума Каирской декларации.

В июне 1997 г. палата представителей Конгресса США вновь приняла резолюцию о переносе местопребывания американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. На эти цели выделялось 100 млн. долларов и говорилось об Иерусалиме как о «единой столице» Израиля. Этот акт конгресса США встретил резко критическую реакцию Организации исламской конференции, арабских государств, палестинского населения.

Российский МИД выразил сожаление этим решением конгресса: «Указанная резолюция противоречит общепризнанным нормам международного права, по сути единому мнению международного сообщества, не признающего аннексию Израилем Восточного Иерусалима, и официальной позиции Вашингтона. Сам факт принятия такого решения законодательным органом государства, являющегося наряду с Россией коспонсором ближневосточного мирного процесса, привносит дополнительные негативные моменты в сложную ситуацию с урегулированием в регионе».

Такое решение не вписывалось и в мандат Мадридской конференции и соглашения между ООП и Израилем, которыми предусматривается, что проблема Иерусалима должна решаться на палестино-израильских переговорах об окончательном статусе палестинских территорий. Именно такой позиции придерживается Россия, рассматривающая Восточный Иерусалим как часть оккупированных в 1967 г. арабских территорий, так как судьба Иерусалима не безразлична России как коспонсору мирного процесса и как государству, имеющему глубокие исторические и религиозные корни в Святом городе.

В Каире в феврале 1999 г. прошел семинар «Арабо-российский диалог». В нем приняли участие дипломаты, представители общественности России и арабских стран. Этот семинар – пятая встреча такого рода, предыдущая прошла в Аммане еще в 1991 г. и называлась тогда «Арабо-советский диалог». С распадом СССР сложившаяся традиция ежегодных встреч прервалась и возродилась лишь сейчас. За последнее десятилетие российско-арабские связи стали беднее и политически, и экономически. Россия от этого, несомненно, проиграла. Но еще больше проиграли арабы. Потому-то они и стали инициаторами диалога с россиянами.

Тема одной из четырех дискуссий семинара была сформулирована так: Толь России в новом мировом порядке и противодействии американской гегемонии». Эта проблема волнует арабов в первую очередь. «Разбалансированность международных отношений-, как охарактеризовал на семинаре состояние дел в мире бывший премьер-министр Судана С. аль- Махди, оборачивается силовым нажимом со стороны США на неугодные им арабские режимы в Ираке и Ливии. Ослабление России негативно влияет и на мирный процесс». Поэтому генсек ЛАГ И.Магид в приветствии участникам форума призвал Россию активизировать свои усилия: «Трудно, конечно, представить себе равноправное участие российских дипломатов вместе с американскими в палестино-израильских переговорах. Но ведь есть еще Сирия и Ливан, где доверие к России несравнимо выше, чем к США».

Немало резервов существует и в области торгово-экономического сотрудничества России с арабскими странами. Как отметил в послании участникам семинара мининдел Египта А.Муса, у России есть что предложить арабам в области высоких технологий. Арабы пытаются разобраться в сложившейся в России ситуации и желают ей скорейшего возрождения. Причем на повестке дня были не только устные проявления солидарности, но и вполне конкретные дела. Так, на семинаре было объявлено, что группа египетских бизнесменов предложила создать в Москве арабский инвестиционный банк.

Как мы видим, доверие арабов к Москве, несмотря на имеющиеся объективные внутриэкономические трудности, постепенно возрастало. Израильтяне также начали ценить сбалансированную роль Москвы.

Комментируя внешнеполитический курс России, газета «Джерусалем пост» писала: «На Мадридской конференции Советский Союз, опираясь на свой авторитет сверхдержавы, добился равного с США статуса в мирном процессе. Главная преемница – Россия – с большой серьезностью отнеслась к этой унаследованной ею роли, наращивая свое влияние на ближневосточные дела».

Таким образом, говорить о том, что Россия не прилагала должных усилий в разблокировании БВУ – было бы не обоснованно. То, что российская роль подчас не просматривалась подчеркнуто рельефно, совсем не означало снижения интенсивности и важности усилий Москвы для налаживания необходимого доверия между сторонами и запуска переговорного процесса.

Москва и Вашингтон предприняли еще не одну попытку убедить израильского премьера встать на путь выполнения уже имеющихся договоренностей с ПНА. Но стороны не удалось усадить за стол переговоров.

В этой связи нам хотелось бы отметить, что возможности коспонсоров, конечно, большие, но не безграничные. Очень много зависит от того, как настроены непосредственные участники процесса, готовы ли они на данном этапе разблокировать возникшие проблемы и искать решения в рамках непосредственных контактов. А как считал В.В. Посувалюк, «суть как раз в том, что Б.Нетаньяху и его правительство ни на йоту не доверяют ничьим обещаниям, гарантиям, заверениям, подписям. Они, по-видимому, их даже не рассматривают как фактор в политике… Неверие в готовность арабов к миру с Израилем проявляется в практическом поведении его правительства».

Проблеск надежды на мир в регионе появился после завершения 23 октября 1998 г. палестино-израильских переговоров на высшем уровне в Уай Плантейшн (США). Представителями Израиля и ООП было подписано промежуточное соглашение, конкретизирующее обязательства ПНА и правительства Израиля, в т.ч. по осуществлению второго этапа передислокации израильских войск с оккупированных палестинских территорий.

И хотя в Уай Плантейшн российский представитель не присутствовал, стоит отметить, что российский коспонсор сделал многое для сближения позиций сторон. На это были нацелены беседы мининдел России И.С. Иванова в Нью-Йорке с Я. Арафатом и Б. Нетаньяху в сентябре 1998 г., а затем переговоры Б.Н.Ельцина с палестинским лидером в Москве накануне палестино-израильско-американского саммита в США.

Затишье было недолгим. Вскоре вновь обострилась обстановка в Восточном Иерусалиме в связи с попытками израильтян продолжить строительство нового еврейского поселения в квартале Рас-аль-Амуд.

30 ноября 1998 г. в Вашингтоне состоялась конференция в поддержку мира и развития на Ближнем Востоке, в работе которой приняли участие представители свыше 40 стран. Российскую делегацию возглавлял статс-секретарь, заместитель министра иностранных дел В.Д.Средин. К участникам форума с приветственным посланием обратился Б.Н.Ельцин. Главным итогом конференции стала «мобилизация весомого международного вклада для более активного содействия решению сложных социально-экономических проблем на палестинских территориях. Суммарный объем заявок на оказание помощи палестинцам в предстоящие пять лет превысил 3,3 млрд. долл.».

А уже 20 декабря кабинет министров Израиля приостановил выполнение своих обязательств. Их дальнейшая реализация, в т.ч. осуществление второй фазы второго этапа передислокации израильских войск с Западного берега р. Иордан было жестко обусловлено новыми требованиями к палестинцам, включая такие, которые выходили за рамки подписанных договоренностей.

Противоречия относительно дальнейших перспектив БВУ проявились со всей очевидностью во внутриполитической жизни Израиля. В январе 1998 г. министр иностранных дел Израиля Д.Леви ушел со своего поста в знак протеста против «враждебной», по его мнению, политики Б.Нетаньяху в отношении мирного процесса.

В декабре 1998 г., когда окончательно раскололась возглавляемая Нетаньяху правящая коалиция, а из его правительства стали уходить ведущие министры, он сыграл на опережение, лично став инициатором закона о роспуске правительства и проведении досрочных выборов премьер-министра весной 1999 г. В условиях начавшейся предвыборной кампании Б.Нетаньяху так и не пошел ни на какие уступки палестинцам.

Напряженность и нервозность были характерны и для ситуации на втором магистральном направлении урегулирования – сиро-ливано-израильском.

Сирийский участок. Последний раунд сирийско-израильских переговоров был прерван 31 января 1996 г. В апреле 1997 г. Б.Нетаньяху категорично заявил о том, что Израиль не вернет Голанские высоты Сирии и что обещания его предшественника И.Рабина об обратном не имеют значения.

Это было не первое высказывание такого рода. Для тех, кто занимается Ближним Востоком на протяжении долгого времени, не секрет, что много взаимоисключающих заявлений делалось различными сторонами. Безусловно, заявления такого рода, на наш взгляд, не служили делу продвижения мирного процесса. Вместе с тем заявления есть заявления, а реальности дипломатии относятся к сфере иного рода.

В Москве всегда исходили из того, что Ближний Восток остро нуждается в мире, равно как и весь мир нуждается в стабильности и мире на Ближнем Востоке. Это константы. Какие бы заявления ни делалась по поводу условий мира, весь ход, логика, внутренняя пружина развития событий толкает стороны, по нашему убеждению, к тому, чтобы найти исторический компромисс между арабами и Израилем по всем направлениям урегулирования. Россия выступает за то, чтобы переговоры были возобновлены и была найдена развязка проблемы Голан. Как будет решена эта проблема во многом будет зависеть от дипломатических усилий, позиций сторон, от целого ряда различных обстоятельств. Но то, что логика, вектор развития должны толкать стороны к поискам компромисса, не вызывает сомнений, и мы уверены, что рано или поздно это произойдет.

В связи с этим в Москве с озабоченностью восприняли принятое в августе 1998 г. решение Тель-Авива о расширении поселений на Голанских высотах – строительстве около 5 тысяч домов. Такой шаг еще больше осложнил и без того напряженную атмосферу в сирийско-израильских отношениях, поскольку в Дамаске подобные меры рассматриваются как шедшие в русле «реализации курса правительства Б.Нетаньяху на закрепление аннексии Голан». Как отметил в своем выступлении вице-президент Сирии Зухейр Машарка, «было создано еще одно препятствие к возобновлению сирийско-израильских переговоров на согласованной в Мадриде основе – “земля в обмен на мир”»

В январе 1999 г. израильский Кнессет в последнем, третьем чтении принял «закон о Голанах». Этот закон предусматривает, что любое возможное в будущем решение правительства Израиля по вопросу о возвращении Сирии Голанских высот должно быть одобрено сначала квалифицированным большинством израильского парламента, а затем утверждено на всенародном референдуме. Таким образом была создана особая, усложненная процедура ратификации мирного соглашения между Израилем и Сирией, правомерность которого как бы априорно поставлена под сомнение.

Естественно, такой шаг не мог не расцениваться как ужесточение позиции Израиля в отношении урегулирования с Сирией. Следует согласиться с З. Машаркой, что принятие «закона о Голанах» сделало еще более проблематичным скорое возобновление сирийско-израильских переговоров.

Ливанский участок. В период нахождения у власти правительства Б.Нетаньяху обстановка в районе ливано-израильской границы характеризовалась хронической конфронтационностью. Как свидетельствуют факты, невыполнение Израилем резолюции 425 СБ ООН и сохранение воинского контингента в южном Ливане не могли решить проблем обеспечения безопасности северных областей Израиля.

Хотя премьер Б.Нетаньяху и другие израильские официальные лица делали время от времени заявления о готовности признать и выполнить резолюцию 425 под гарантии безопасности границы со стороны ливанского правительства, дальше дипломатических заявлений дело не сдвинулось. В Бейруте категорически отвергали какие-либо предварительные условия Б. Нетаньяху, настаивая на безоговорочном выводе израильских войск с юга Ливана, как это и предусмотрено решением Совета Безопасности.

Следует обратить внимание на то, что Россия, устами своего президента и главы внешнеполитического ведомства, подтверждала свою полную поддержку резолюции 425 СБ ООН, являющейся международно-правовой основой восстановления суверенитета и территориальной целостности Ливана. Вместе с тем подчеркивая, что достижение действительного мира и стабильности потребует согласования мер безопасности, что трудно достижимо, когда переговоры Израиля с Сирией и Ливаном прерваны. Иными словами, по убеждению российского коспонсора, в сложившейся региональной обстановке попытки найти развязку ливанского узла в отрыве от оживления сирийского и состыкованного с ним ливанского переговорных треков обречены на неудачу. Реальный путь, отвечающий мадридским принципам всеобъемлющего урегулирования, – договариваться по южному Ливану параллельно с согласованием условий ухода Израиля с сирийских Голанских высот, отталкиваясь при этом от тех результатов, которые ранее были достигнуты на сирийско-израильских переговорах.

Рецидивы вооруженной конфронтации на юге Ливана выражались в постоянных израильских обстрелах южноливанских районов в ответ на операции ливанского сопротивления в так называемой «зоне безопасности». Инциденты происходили на общем фоне возрастающего недоверия в «треугольнике» Израиль-Ливан-Сирия и затянувшейся паузы в мирном процессе.

В августе 1997 г. на юге Ливана израильская армия высадила десант к северо-западу от г. Набатия, т.е. вне «зоны безопасности», заложивший мину-ловушку дистанционного управления. В результате взрыва погибли 5 боевиков ливанского сопротивления, шесть мирных жителей получили ранения.

В марте 1999 г. в результате операции, проведенной организацией «Хизбалла» погибло несколько израильских военнослужащих, в том числе генерал Эрец Герштейн. В ответ Израиль предпринял интенсивные авианалеты на позиции «Хизбалла» в южном Ливане, на предместье Бейрута и долину Бекаа. Раскручивающаяся спираль взаимных обвинений и угроз нанесла еще более мощные удары. Подобное развитие событий стало чревато выходом ситуации из-под контроля.

В рамках активной дипломатической линии на Ближнем Востоке в октябре 1996 г. мининдел России Е.М.Примаков посетил Сирию и Ливан. В Дамаске состоялась встреча с президентом Сирии Х.Аса-дом. Были обстоятельно обсуждены вопросы БВУ, ход арабо-израильского мирного процесса. Было с беспокойством отмечено, что драматические события в Ливане «подкладывают мину» под ближневосточный переговорный процесс и ставят под угрозу то, что было достигнуто на нелегком пути арабо-израильского урегулирования. В Бейруте состоялись его встречи с президентом Ливана И. Храуи, премьер-министром Р. Харири и министром иностранных дел Ф. Буэйзом. В ходе бесед прорабатывались возможные шаги по преодолению возникшего в Ливане и вокруг него кризиса. По убеждению обеих сторон, эскалация израильских военных операций, в результате которых гибнут мирные жители, разрушаются экономические объекты, появляются тысячи новых обездоленных беженцев, подрывает суверенитет Ливана, влечет непредсказуемые последствия для судеб арабо-израильского мирного процесса. Одновременно было подчеркнуто, что следует найти такие решения, которые исключали бы обстрелы мирных объектов на территории Израиля. В целях прекращения насилия необходимо делать все, чтобы безотлагательно приступить к поискам мирного ливано-израильского урегулирования на базе резолюции 425 СБ ООН, предусматривающей вывод израильских войск с юга Ливана и обеспечение безопасности обеих стран. Е.М.Примаков подчеркнул, что Россия, как давний друг Ливана и коспонсор БВУ, не пожалеет усилий для этого. В этот же день российский министр вылетел в Тель-Авив для переговоров с израильским руководством. Однако ему не удалось убедить Тель-Авив встать на путь дипломатического диалога.

В мае 1996 г. и феврале 1999 г. в Москве с рабочим визитом находился министр иностранных дел Сирийской Арабской Республики Ф. Шараа.

Состоялись его переговоры с Б.Н.Ельциным. Российский президент изложил видение Кремля на процесс формирования многополюсной системы международных отношений как определяющего фактора развития ситуации в мире. Ф.Шараа отметил важность международной роли России как великой державы, одного из центров формирующегося многополярного мира.

Основное внимание было уделено положению дел в мирном процессе, подчеркнута недопустимость односторонних действий, необходимость продвижения вперед на основе резолюций 242 и 338 СБ ООН, мадридской формулы урегулирования. Б.Н.Ельцин подтвердил принципиальный настрой российской дипломатии на взаимодействие с Сирией и другими участниками БВУ. Сирийский министр высказался за дальнейшую активизацию коспонсорской роли России наряду с американским коспонсором и ЕС.

По итогам переговоров с Ф. Шараа было отмечено, что российско-сирийское политическое взаимодействие направлено на возобновление сирийско-израильских переговоров, а также подчеркнута важность возобновления переговоров с той отметки, на которой они были прерваны на основе принципа «земля в обмен на мир» применительно к сирийским Голанским высотам, выработки взаимоприемлемых мер безопасности.

Как подчеркнул Ф. Шараа, Сирия остается открытой для последовательного продолжения диалога с Израилем в духе преемственности, исходя из уже достигнутой договоренности. Такой подход, как он отметил, пользуется общеарабской поддержкой17 . Е.М.Примаков заверил, что российский коспонсор сделает все от него зависящее, чтобы сирийско-ливанский участок БВУ не отодвигался на задний план.

В феврале 1998 г. с рабочим визитом Москву посетил министр иностранных дел Ливана Ф. Буэйз.

На фоне неурегулированности проблем БВУ на сиро-ливано израильском направлении осенью 1998 г. резко обострились отношения между Турцией и Сирией из-за перераспределения водных ресурсов. В Москве были обеспокоены ситуацией, складывающейся между этими двумя странами региона, территориально близкого к южным границам России и СНГ. Такая эскалация лишь еще больше обострила обстановку на Ближнем Востоке, и без того перенасыщенном кризисными явлениями. Москва с самого начала эскалации напряженности между Турцией и Сирией решительно выступила за политическое решение вопроса на основе международной законности, доброй воли и настроенности на компромисс.

Сирия и Турция после проведенных контактов сумели достичь договоренностей для разрешения мирным путем спорных вопросов. Мирному выходу из кризиса в немалой степени способствовали посредническая деятельность президента Египта Х. Мубарака, инициатива президента Ирана М.Хатами как главы государства-председателя ОИК. Реальный вклад в нормализацию обстановки внесла и российская дипломатия, проводившая интенсивную целенаправленную работу с Анкарой и Дамаском.

Хотим отметить, что несмотря на политические кризисные ситуации в регионе, продолжали развиваться плодотворные двусторонние отношения России с Сирией и Ливаном.

С 20 по 23 февраля 1998 г. в Дамаске состоялось первое заседание Постоянной Российско-Сирийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Российскую часть Комиссии возглавлял министр юстиции С.В.Степашин. В ходе заседания Комиссии были обсуждены перспективы российско-сирийского сотрудничества как в традиционных (энергетика, нефть, газ, ирригация, транспорт), так и в некоторых новых (использование атомной энергии в мирных целях, туризм, строительство нефтепроводов) областях, а также вопросы углубления деловых связей между предпринимательскими структурами наших стран в новых условиях. Были также затронуты некоторые аспекты военно-технических связей и пути урегулирования сирийской задолженности России. Результаты работы Комиссии придали значительный импульс развитию отношений с Сирией – одним из ключевых партнеров России на Ближнем Востоке.

12 – 13 марта 1998 г. в Бейруте прошло первое заседание Российско-Ливанской межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству. Ее российскую часть возглавлял министр Правительства Е.Г.Ясин, ливанскую – министр экономики и торговли Я. Джабер. В работе Комиссии участвовали представители российских и ливанских деловых кругов.

В Ливане была дана высокая оценка политики России на Ближнем Востоке, ее усилий по урегулированию кризиса, а также высказано удовлетворение высоким уровнем политического взаимодействия между Ливаном и Россией.

В ходе заседания Комиссии были в конструктивном ключе обсуждены состояние и перспективы торгово-экономических отношений, констатировано наличие значительного потенциала сотрудничества во многих областях, в частности инвестиционно - банковской, строительстве, ирригации, предупреждении чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий. Подписаны Соглашение о сотрудничестве в области туризма и Соглашение между центральными банками России и Ливана.

Правительство Российской Федерации приняло решение об оказании гуманитарной помощи населению Ливана, пострадавшему в результате недавних военных операций Израиля в этой стране – специальным самолетом МЧС России в Ливан было доставлено около 30 тонн груза – палатки, предметы первой необходимости, продовольствие.

Нам хотелось бы обратить внимание еще на один немаловажный факт. На фоне нестабильности на сиро-израильском участке БВУ и непрочных внутриполитических позиций Б.Нетаньяху, политический режим в Сирии был прочен и непоколебим. В ходе состоявшегося 10 февраля 1999 г. общенационального референдума в Сирии на новый семилетний срок был переизбран президент Х. Асад. Этот видный политический деятель Сирии и всего арабского мира был хорошо известен в нашей стране. Многие, особенно арабские политические деятели и исследователи акцентируют внимание на том, что с его именем связано не только становление новой Сирии, укрепление ее политического авторитета и экономического потенциала, но и развитие многогранных двусторонних связей с Россией.

Таким образом, подводя некоторые итоги развития ситуации в мирном процессе (май 1996 – май 1999 гг.), хотели бы отметить, что израильский премьер Б.Нетаньяху так и не смог выработать оптимальную модель взаимоотношений с палестинцами, с сирийцами и ливанцами, да и с остальным арабским миром. Он метался из стороны в сторону – то пытался говорить с Арафатом с позиции силы, приостановив вывод израильских войск с оккупированных территорий и развернув строительство еврейских поселений в Иерусалиме, то садился за стол переговоров, подписав в октябре 1998 года в Уай Плантейшн с Арафатом соглашение, предусматривающее передачу Палестинской автономии еще 13 процентов территории Западного берега реки Иордан и освобождение из израильских тюрем 500 палестинцев.

Таким образом, начатый в 1993 г. в Осло мирный процесс при Б.Нетаньяху стал пробуксовывать и так и не продвинулся вперед. Переговоры с сирийцами прервались. Выполнение норвежских соглашений было заморожено.

Три года Израиль и его соседи прожили в напряженном состоянии «ни мира, ни войны». В результате проиграли все. Палестинцы не обрели желанные земли, а у израильтян так и не прибавилось ощущения безопасности. Ничто не изменилось на принадлежащих Сирии Голанских высотах, оккупированных Израилем. Теракты «Хизбаллы» с ливанской территории, взрывы в Тель-Авиве и Иерусалиме, неутихающие столкновения на Западном берегу и в секторе Газа, казалось, вот-вот нарушат шаткое равновесие. К тому же 4 мая 1999 года истекал пятилетний период палестинского самоуправления в соответствии с соглашениями Осло. За это время стороны так и не заключили мирный договор и не определили окончательный статус Палестины. Возникла угроза, что в случае провозглашения независимого палестинского государства вспыхнет новая война и в очередной раз прольется большая кровь.

Этого не произошло. Понимая, что Ближний Восток балансирует на грани нового широкомасштабного конфликта, лидер Палестинской автономии Ясир Арафат не стал торопиться с провозглашением государства накануне израильских выборов. По мнению российского дипломата А.Ф.Чистякова, занимавшего в то время пост представителя России при ПНА, «политический кризис в мирном процесс был очевиден».

Биньямин Нетаньяху, избранный в мае 1996 года, не «досидел» в кресле главы кабинета министров положенного срока – до ноября 2000 года. Оставшись исполняющим обязанности премьера, Нетаньяху должен был начинать все сначала. Ему предстояло вновь убедить израильских избирателей в том, что именно он должен стоять во главе кабинета и формировать правительство, заручившись поддержкой кнессета нового созыва.

Б. Нетаньяху, который критиковал миротворческие настроения партии Аводы за слабость, сам дал слабину, и недавние союзники из его же Ликуда ему этого не простили. Его коалицию, которая удерживала шаткое большинство в кнессете (61 против 59), стали один за другим покидать недовольные соглашением в Уай Плантейшн представители мелких партий, включая религиозных ортодоксов и правых радикалов. Давний принципиальный спор между израильскими правыми и левыми о путях мирного урегулирования на нынешних выборах воплотился в борьбу двух личностей. На сей раз Нетаньяху противостоял лидер Аводы Эхуд Барак, готовый взять реванш за поражение Ш.Переса в 1996 г.

Результаты выборов, как это уже было в 92-м и 96-м годах, и на сей раз зависили от того, кому отдали предпочтение репатрианты из России и других бывших советских республик. С 1989 г. их число увеличилось до 800 тысяч. Составляя 20 процентов населения Израиля, они имели две партии – «Исраэль ба-Алия» («Израиль на подъеме») Н.Щаранского, который в 96-м году вошел в коалицию с Нетаньяху, и «Исраэль бейтену» («Наш дом Израиль») А. Либермана. На выборах 1999 г. «русские» голоса оказались расколоты. Если на прошлых выборах «израильские русские» отдали предпочтение Нетаньяху, то на этот раз часть из них поддержала Барака.

Состоявшиеся в мае 1999 г. в Израиле выборы премьер-министра и кнессета стали важным событием в политической жизни не только этой страны, но и региона в целом. С созданием в Израиле нового правительства международное сообщество связывало немалые надежды на то, что в БВУ наконец-то будет преодолен опасный тупик. «В Москве также исходят из того, что российско-израильские отношения, основывающиеся на долговременных интересах обеих стран, продолжат и при новом правительстве Израиля набирать динамику, поступательно развиваться в различных областях. С учетом этого российское руководство намерено последовательно проводить курс на развитие многогранного, взаимовыгодного сотрудничества с Израилем, настроено на плодотворный диалог и активные деловые контакты с кабинетом Э.Барака».

палестинский кризис ближний восток

Список источники и литература

1. Дипломатический вестник. 1996. № 6. С.71.

2. Маджаллат ад-дирасат аль-филастынийя. 1999. № 36 (январь).

3. Бакланов А.Г. Ближневосточный перекресток // Международная жизнь. 1998. № 4. С. 78-85.

4. Сообщение о визите Я.Арафата в Россию // Дипломатический вестник. 1998. № 11. С.7.

5. Дипломатический вестник. 1997. №7. С.72.

6. Посувалюк В.В. Мир и безопасность на Ближнем Востоке – достижима ли цель? // Международная жизнь. 1998. № 10. С. 7.

7. Машарка З. Сирия – пример для подражания в том, что касается веротерпимости и гармонии, укрепления братских уз между религиями и национального единства. Выдержки из выступления вице-президента САР З. Машарки на семинаре, посвященном проблемам религиозной толерантности, в Гос. публичной библиотеке им. Х.Асада, 24 января 2000. Ас-Саура. Дамаск, 25 января 2000.

8. Заявление представителя МИД России 11 апреля 1996 г. Дипломатический вестник. 1996. № 5. С. 53.

9. Заявление МИД России о ситуации в Ливане Дипломатический вестник. 1998. № 3. С. 33.

10. Заявление премьер-министра Ливанской Республики Р. Харири Ас Сафир. Бейрут. 14.03.1998.

11. Чистяков А.Ф. Палестино - израильский конфликт: от переговоров к конфронтации Ближний Восток и современность. М.: Ин-т Изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001. С. 261.

12. Сообщение для печати МИД России от 18.05.1999 г. Дипломатический вестник. 1999. № 6. С. 58.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий